Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридор для прислуги, первый этаж


Дворец Фонтенбло. Коридор для прислуги, первый этаж

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Отправлено: 18.02.14 20:15. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Коридор для прислуги, первый этаж

    Вечер, 02.04.1661

https://b.radikal.ru/b00/1902/44/9fe57972c068.png

2

Отправлено: 18.02.14 22:16. Заголовок: В темном темном двор..

В темном темном дворце в темном темном коридоре в темном темном углу жило...
Наверное каждый когда-то в детстве слышали подобные истории. Мадам Бонтан не была исключением, ведь в монастыре, в котором она воспитывалась вплоть до своего замужества, помимо чтений Писания и заучивания полезных в хозяйстве рецептов варений и всевозможных маринадов, были бесконечные часы шитья и вышиваний, за которыми юные воспитанницы развлекались тем, что рассказывали друг другу страшилки и забавные небылицы. Кое-что было почернуто из легенд о старинном замке давно ушедших в историю баронов, который и послужил приютом для воспитанниц монастыря, а кое-что придумывалось на ходу. Помня о том, какими цветистыми и даже правдоподобными могли показаться даже самые неприметные из услышанных в монастыре историй, Соланж никогда не придавала особого значения страшилкам и легендам о призраках Фонтенбло, которые пересказывались из уст в уста в комнатах для прислуги. И все-таки, после таинственных происшествий в королевском дворце, мысли ее нет-нет да и возвращались к рассказанным кузиной ее супруга историям о привидениях неупокоенных душ, обитавших во дворце, когда она спускалась по темной лестнице на первый этаж и шла по коридору для прислуги со стопкой законченного шитья для королевской гардеробной.

Она уже прошла мимо дверей, ведших в комнату садовника, почтенного пожилого человека, срезавшего по ее просьбе веточки лаванды для того, чтобы переложить ими сундуки с бельем. Вот дверь в опочивальню месье маршала дю Плесси-Бельера, очень любезного молодого человека, каждый раз находившего веселую шутку, чтобы помочь мадам Бонтан справиться со смущением, когда ей случалось ненароком застать короля и его фаворита в покоях в неурочное время. А вот и еще одна комната, кажется, она пустовала в этот раз по прибытии двора. А некогда она принадлежала кому-то из министров Его Величества, чье имя мадам Бонтан давно позабыла. Оставалось пройти до поворота и там еще две двери, одна вела в опочивальню и туалетную комнату Его Величества, а другая в гардеробную короля.

Соланж вздохнула и тихонько взвизгнула, наткнувшись носком туфли на что-то мягкое на полу. Замерев на месте, она подождала с минуту, надеясь, что если то была мышь, маленький зверек успеет сбежать от внезапной опасности в ближайшую норку. Однако, характерного для мышиных лапок поскребывания не послышалось и мадам Бонтан осторожно поводила туфлей по полу, к удивлению своему обнаружив, что смутивший ее предмет вовсе не был мышью и все также неподвижно лежал на месте. Наклонившись, она поддержала корзину с бельем в левой руке, а правой пошарила по холодному мрамору. Каким же было удивление мадам Соланж, когда она подняла к глазам перчатку из тонкой кожи дорогой выделки. Даже при тусклом свете факела можно было разглядеть тонкое шитье на верхней стороне перчатки и почти не стершиеся пальцы.

Положив находку поверх королевских сорочек в корзинку, мадам Бонтан поспешила к следующему коридору. Не успела она скрыться за поворотом, как позади нее послышались чьи-то быстрые шаги. Едва не вскрикнув от ужаса, Соланж прижалась к стене, не решаясь сдвинуться с места. Что ее так напугало, она бы и на Страшном Суде не сумела бы рассказать, но в единый миг все детские страшилки вместе со страшными россказнями о привидениях Фонтенбло вспомнились и предстали перед мысленным взором бедной женщины.

"Ах, надо было послушаться Александра и заглянуть к Жанне, прежде чем идти сюда... вдвоем было бы не так страшно... все это просто страхи. Пустяки. Не больше," - уверяла себя белошвейка, стараясь не поддаться нервной панике.

- Кто там? - испуганным голосом спросила Соланж, не столько чтобы узнать, кто в действительности мог бродить по коридорам для прислуги в такой поздний час, сколько затем, чтобы услышать собственный голос и успокоиться.

3

Отправлено: 19.02.14 00:14. Заголовок: // Парк Фонтенбло. П..

// Парк Фонтенбло. Павильон Дианы. 3 //

Филиппа нисколько не убеждали ни тон, ни слова маршала де Грамона, в том, что произошедшее было чистой воды недоразумением, о котором можно было преспокойно позабыть. Как бы не так. Не герцогу пришлось только что скрестить шпаги с доведенным ревностью до отчаянья Бэкингемом. Да и скорее всего Его Светлость не стал вникать в суть претензий, принесенных англичанином маркизу. А ведь это вполне могло быть серьезной причиной для столкновения. Ведь не на пустом же месте герцог решил скрестить шпаги с человеком, которого только вчера назвал своим другом.

- Знаете, Леон, для меня все это слишком странно, чтобы забыть, - сказал Филипп по пути, он даже не заметил, как споткнулся от камень, - Меня беспокоит то, что герцог и в самом деле мог иметь основания для опасений за честь и репутацию дамы. Но, если бы он только рассказал нам, в чем было дело. Что он говорил про записки? Я наверное упустил что-то важное. Записка к женщине, оказавшаяся в руках ее супруга или любого недоброжелателя, может сыграть роковую роль. Может быть она и в самом деле имела место? Только вот ума не приложу, - Филипп зашептал, не желая, чтобы их подслушали даже случайно проходившие мимо парочки, спешившие вернуться во дворец, - Кто мог дерзнуть написать письмо герцогине Орлеанской? Ведь он говорил о ней, в этом я уверен. Хотя, в последнее время я видел Его Светлость в обществе других дам, это не меняет дела, всем известно, что он безуспешно пытался искать благоволения герцогини еще в Англии.

Из Овального двора во дворец можно было попасть только через кордергардию швейцарской гвардии, расположенную в противоположном крыле от королевских покоев. Де Курсийон надеялся, что смекалка его друга поможет им отыскать верный путь к его вновьобретенной комнате, которая по словам маршала де Грамона должна находиться в непосредственной близости от личных покоев короля.

- Вы знакомы с мадам Бонтан, Леон? Вот это да, да Вы кладезь всей необходимой информации для начинающего свою карьеру придворного. Можно только надеяться на везение, что комната месье Бонтана находится вблизи от королевских покоев и от моего нового пристанища... черт подери, если бы Бэкингем дал нам чуть больше времени, то я бы успел послать своего слугу за сменой платья и все было в порядке... но, кажется, я рассуждаю так, словно дуэли происходят каждодневно и в норме вещей при дворе короля, - усмехнулся над собственной практичностью Филипп.

В кордергардии было пусто и о том, что ее занимали швейцарские гвардейцы, напоминали только длинные алебарды, все еще бывшие в употреблении среди швецарцев, и полковые барабаны. На столе валялись пустые бутылки и потухшие трубки для курения. Де Курсийон заметил про себя небрежность, с какой почетная гвардия Его Величества относилась к собственному быту.

- Да, не слишком уютно тут. Больше похоже на разбойничье логово, чем на караульный зал службы Его Величества, - не удержался маркиз от комментария, когда они вышли из кордергардии в темный коридор.

- Интересно и в самом деле, что сказали англичане тем гвардейцам? Они то наверняка успели застать их у павильона? Станут ли господа караульные предъявлять обвинение иноземцам, даже уличив их в возможной дуэли? Бэкингем кажется не торопился уйти оттуда... а если его застали? С него станется наговорить глупостей и тысячу запальчивых слов самому начальнику дворцового караула. Как бы не довел его буйный нрав до казарм... а вовсе не до турнира. Я на самом деле не столько опасаюсь за его рану, сколько за его буйный нрав. Эдакий паладин... такого бы в Крестовый поход отправить.

Идти по темному коридору пришлось долго и чем дальше они удалялись от освещенного зала кордергардии, тем становилось темнее. Пустынный коридор проходил параллельно анфиладе зал - большой королевской приемной, малой приемной залы, зала Совета и кабинета короля. Филипп пытался вспомнить эти залы такими, какими видел их утром, когда явлся на королевский прием, и угадать, где могла находиться его комната.

- Так не пойти ли нам сразу же к комнате господина Бонтана? - предложил Филипп, когда показался очередной поворот коридора, - Кажется, в конце вот того коридора должна быть лестница.

Испуганный женский голос окликнул их из темноты и де Курсийон поспешил выйти к месту, где в стене был установлен факел. Освещенный неверным мигающим пламенем, он остановился, всматриваясь в темноту.

- Я маркиз де Курсийон, сударыня. Вы можете не опасаться ни меня, ни моего спутника. Это маркиз д'Антраг.

Из-за угла коридора навстречу к ним вышла женщина невысокого роста, сложения такого хрупкого, что ее можно было ошибочно принять за девочку. Голову ее украшал белоснежный чепец камеристки королевского дома, а в руках она держала корзину с бельем. Де Курсийон обернулся к д'Антрагу и кивнул ему, вопросительно скосив взгляд в сторону незнакомки, была ли это та самая ангел-хранитель королевского гардероба.

4

Отправлено: 01.03.14 00:34. Заголовок: Стоило ли искать отв..

Стоило ли искать ответ на недоуменный вопрос Данжо относительно записки? Леон не слишком интересовался любовными интригами при дворе и не отличался той прямо таки душепроницательной внимательностью, которая обыкновенно вырабатывалась у большинства придворных. Но несмотря на отсутствие интереса и внимания к столь важной теме, ему хватило всего нескольких минут, чтобы припомнить как минимум парочку подозреваемых.

Во-первых, граф де Гиш, осаждавший Мадам достаточно неприкрыто. Во-вторых, герцог де Руже, сопровождавший английскую принцессу от побережья до Парижа. Нет, он не компрометировал Мадам неуместными вздохами и томными взглядами, но Антраг был не настолько слеп, чтобы не заметить бледность и унылость генерала на церемонии бракосочетания. В своей печали, далеко не соответствовавшей радостному событию, де Руже был до странности схож с Бэкингемом, но если расстройство милорда отметили все, кому не лень, то расстройство генерала прошло мимо придворных остряков. Собственно, если бы не Лозен с его ехидной ремаркой в адрес де Руже, Леон тоже не обратил бы внимания на печаль генерала, зато сейчас его бледное лицо всплыло в памяти как нельзя более отчетливо.

Стоило ли говорить об этом Курсийону? Пожалуй что нет, ведь Леон вполне допускал, что его далеко идущие выводы могли быть и ошибкой чистейшей воды. Не говоря уже о том, что вся эта история с запиской, якобы адресованной принцессе Генриетте и попавшейся на глаза Месье, не вызывала особого доверия и могла существовать лишь в разгоряченном ревностью мозгу Бэкингема.

К счастью, Данжо, казалось, вовсе не замечал неразговорчивости маркиза. Сам он, напротив, говорил почти не умолкая, видно, давал выход нервному возбуждению, которое не успело еще улечься после короткой, но яростной дуэли. Антрага это более чем устраивало, он был из тех людей, кто считается хорошим собеседником не за умение говорить, а за умение слушать. Так, под неумолчные рассуждения Филиппа они добрались до половины короля, поражавшей тишиной и запустением. Как будто сердце замка перестало биться, и вся жизнь утекла из этих покоев туда, где сияли светила не столь яркие, но способные заменить солнце в его отсутствие.

- Надо же, как тут пусто. А еще вчера слуги сновали по этим коридорам каждую минуту, - заметил Леон, вглядываясь в темноту, едва рассеиваемую светом редких факелов. – Мне даже не у кого спросить про Вашу комнату, Филипп, так что полезность моя, как видите, изрядно ограничена. Придется и вправду начать с каморки Бонтана. Надеюсь, что лестница освещена, не хотелось бы взбираться под самую крышу на ощупь, спотыкаясь об истертые ступени.

Однако лестницу еще надо было найти, а пока глаза слепило мерцающее сияние очередного светильника, на который оба маркиза спешили, как пара мотыльков. Женский голос, окликнувший их из темноты, показался Антрагу смутно знакомым, но лишь когда обладательница его вышла на свет, маркиз узнал жену первого камердинера короля.

- Неужели мы напугали Вас, мадам Бонтан? – маркиз поклонился хорошенькой камеристке, как если бы она была знатной дамой. – А ведь мы с де Курсийоном направлялись к Вам, госпожа Золотые Ручки, дабы уладить маленькую неприятность с гардеробом маркиза. Но что Вы делаете в этом забытом всеми месте в столь поздний час и в полном одиночестве, мадам? Не слишком ли это неосторожно? Если позволите, мы с маркизом могли бы взять на себя роль Вашего вооруженного эскорта, ибо в замке чертовски небезопасно.

Леон не знал, долетели ли до госпожи Бонтан слухи и сплетни о странных происшествиях в Фонтенбло. С одной стороны, болтливость слуг была притчей во языцех, с другой, Соланж была известной домоседкой и редко покидала свое маленькое швейное королевство, тем более, что работы ей хватало всегда. Но все равно, ему было не по себе при мысли о том, как эта хрупкая маленькая женщина пробирается по темным коридорам с тяжелой бельевой корзиной. Мало ли кто мог попасться ей на пути и воспользоваться темнотой и беззащитностью мадам Бонтан: даже благородное происхождение не было достаточной защитой для женщины в глазах мужчин, а молоденькая супруга камердинера и вовсе была простолюдинкой, то есть, добычей легкой и лакомой.

5

Отправлено: 02.03.14 23:33. Заголовок: Самое время вскрикну..

Самое время вскрикнуть от ужаса, выронить корзину с бельем и закрыть руками лицо. Но ни того, ни другого, ни третьего Соланж не сделала. Она с удивлением взирала на молодых людей, одного из которых знала в лицо, а о другом успела узнать от своего супруга, передавшего просьбу маркиза починить кое-что из его одежды.

- Господа, - мадам Бонтан присела в почтительном реверансе, насколько это позволяла ей тяжелая корзина с бельем, - Я право же, веду себя как глупая гусыня. После жутких историй, которые рассказывают во дворце, я боюсь даже малейшего шороха. Так глупо.

Лаконичное и по-военному точное объяснение месье д'Антрага заставило Соланж улыбнуться. Хотя бы, этот молодой человек не растрачивал свое и ее время на пустые комплименты и попытки показаться еще галантнее.

- Ах, конечно же, месье де Данжо. Мой муж, месье Бонтан передал мне все. Кое-что я сумела закончить, - в темноте можно было едва лишь разглядеть как разрумянились щеки королевской белошвейки, - Но, я боюсь, что для того, чтобы привести в порядок оставшуюся часть Вашего гардероба, мне понадобится... - потупив глаза, Соланж была готова провалиться сквозь землю, одно дело передавать подобные указания ничего не понимавшим в пошиве и перекройке одежды придворным через мужа, но совершенно немыслимо говорить им об этом самой, да еще и в отсутствие Александра, - Боюсь, что мне придется попросить Вас снисходительно представить мне Ваши мерки, месье. Это необходимо, - добавила она, не поднимая глаз.

Не решаясь принять предложение маркиза д'Антрага, шталмейстера Его Величества и человека крайне занятого и крайне серьезного, как описывал его месье Бонтан, Соланж сделала еще несколько шагов в сторону двери в королевские покои.

- Мне нужно отнести это белье в королевскую гардеробную, и еще заглянуть к кузине моего супруга, месье Бонтана, - проговорила она тихо, не желая показаться молодым придворным неучтивой и тем более упрямой, - Я не смею отказаться от Вашего предложения, месье д'Антраг, тем более что в темных коридорах и впрямь жутко. Обычно я не выхожу одна в эту часть дворца. Подождите одну минутку, господа, я прошу вас.

Переложив корзину в левую руку, мадам Бонтан достала из кармана фартука связку ключей и отыскала подходящий ключ. Тихий звон ключей разных размеров и форм гулко отдался в длинном коридоре. Осторожно вставив нужный ключ в замочную скважину, мадам открыла дверь и еще раз посмотрела на кавалеров.

Так и не набравшись смелости, чтобы повторить свою просьбу, она оставив двух маркизов дожидаться в коридоре, и тихонько проскользнула в королевскую туалетную комнату, стараясь не слишком широко распахивать дверь, чтобы ненароком не открыть взорам молодых людей святая святых, личные покои самого короля.

В соседней комнате, которая служила гардеробной, было так темно, что невозможно было разглядеть даже собственные руки и корзину с бельем, которую она держала. Как странно, подумала мадам Бонтан, пытаясь разглядеть в кромешной тьме хоть что-нибудь, в покоях короля было так тихо, а в коридоре не было ни одного караульного. Неужели все караулы сняли, потому что сам король покинул Фонтенбло?

Поставив корзину с бельем на пол, Соланж поспешила выйти из комнаты и вернулась в коридор, где хотя бы горели несколько факелов и ожидали два вполне живых и доверительного вида молодых кавалера. Жуткое ощущение чьего-то преследования заставило ее почувствовать сухость во рту. Едва слышным голосом Соланж проговорила так тихо, что с трудом могла расслышать собственные слова:

- Идемте, господа. В покои Мадам, у которой служит моя свояченица, ведет лестница, та, что в конце этого коридора. Боюсь, что мне знакомы только те коридоры, которыми обычно пользуется прислуга.

6

Отправлено: 03.03.14 23:59. Заголовок: - Не беспокойтесь, д..

- Не беспокойтесь, друг мой, ничто не может превзойти пользу от Вашей помощи. Я бывал в Фонтенбло так давно, что с трудом ориентируюсь во всех этих коридорах. К тому же, сдается мне, что управляющий замка провел здесь немалые работы по реконструкции. Вы знаете, я не могу припомнить, где точно находились раньше покои королевы-матери, но уверен, что не там же, где сейчас. Зачем эта перемена, бог весть. Да и королевские покои... отчего они находятся едва ли не в противоположном крыле от покоев королевы? - сообразив, что последний вопрос был скорее риторическим, если принять во внимание любовные аппетиты молодого короля и слухи о том, что его все чаще видели в обществе его фаворитки, графини де Суассон, Филипп прикрыл глаза и качнул головой, - Да... пожалуй, этот вопрос излишний. Но, все равно, дорогой Леон, вдвоем легче отыскать выход в этом лабиринте даже не имея в руках ниточку Ариадны...

Новичкам везет, поговаривали в полку старые офицеры, отмечая успехи де Курсийона не только в кареьрном росте, но и в сражениях. Ведь от всех пройденных им кампаний, на память ему остались лишь незначительные шрамы от легких ранений и почти никаких издержек в виде дорогостоящих и по деньгам и по здоровью лечений. Вот и теперь, ему, новичку в свите короля, снова везло. Везение явилось в лице маленькой женщины, оказавшейся супругой королевского камердинера месье Бонтана. Услуга Провидения, не иначе, сказал бы старый учитель философии, любитель относить к божественному промыслу любую даже самую маленькую случайность.

- Мадам, - Филипп снял шляпу и поклонился белошвейке, не уступая в галантности своему другу, - Вот это воистину божественное провидение, не иначе. Я как раз просил маркиза д'Антрага представить меня Вам. У меня есть просьба.

Он не успел договорить, поскольку, покуда он подбирал более обтекаемые выражения, чтобы описать плачевное состояние своего гардероба как можно более завуалировано, мадам Бонтан сама выразила желание пригласить его наверх, чтобы снять мерки.

- Да, безусловно. Все что потребуется, мадам. И я готов обсудить с месье Бонтаном жалованную сумму за Ваш труд, то есть, я готов к любой сумме. Это без условий, - заговорив скороговоркой, Филипп безотчетно пытался как можно скорее перейти от щекотливого вопроса о починке его безнадежно устаревших камзолов к более насущной проблеме, - Но, в данный момент мне особенно необходимо... если это возможно, мадам... чтобы Вы занялись починкой моей рубашки. Та, что на мне... боюсь, ей требуется... в общем, ее надо заменить.

Казалось бы, маленькая белошвейка даже не прислушивалась к его речи, отыскивая тем временем правильный ключ к двери, возле которой они остановились. Де Курсийон хотел уже дипломатично кашлянуть в кулак, чтобы привлечь внимание мадам Бонтан, когда она сама попросила их подождать. Ах да, ведь это только ему кажется, что вопрос о смене рубашки являлся самым важным на тот момент. На самом же деле, для королевской белошвейки существовали и другие, не менее важные, и даже более высокие вопросы. Белье для Его Величества... да они же оказались у дверей в туалетные комнаты и гардеробную короля! Покраснев от собственного невежества, де Курсийон пожал плечами и оглянулся на друга.

- Странно и в самом деле... - проговорил Филипп, оглядывая пустынный коридор, освещенный одиноко горевшим факелом, - Здесь никого нет. Ни прислуги... ни караульных. Неужели де Ресто снял все караулы в покоях короля? Королевские покои охраняются всего навсего замочной скважиной... подобрать ключ не составит труда любому умелому вору. Где тут логика? Еще вчера весь дворец был наводнен мушкетерами. А сегодня их вполовину меньше. Вы заметили это, Леон? С чего бы это? Не вернули же их обратно в Париж?

Тут мадам Бонтан вышла в коридор, даже слишком поспешно, чем можно было ожидать. Даже в тени Филипп сумел разглядеть неловкость и испуг на лице женщины.

- Ведите нас, мадам. Мы с маркизом проводим Вас, куда Вам будет необходимо. В таких пустынных и темных коридорах не следует ходить в одиночку. В этом я совершенно согласен с моим другом.

// Дворец Фонтенбло. Королевская гардеробная //

7

Отправлено: 15.03.14 22:43. Заголовок: Предложив себя и Кур..

Предложив себя и Курсийона в провожатые госпоже Бонтан, Леон вначале решил было, что она откажется – из стеснительности или по иным побуждениям. Но супруга месье Незаменимого оказалась столь же здравомыслящей и практичной, как и ее муж, пусть и без той уверенности в себе, которая была свойственна Бонтану, и маркиз, пряча улыбку в несуществующие усы (он не принадлежал к числу тех, кто отрастил тоненькую полоску над губой, подражая Его Величеству), кивнул, подчиняясь просьбе обождать у порога королевских покоев.

Здесь, в пустом и дурно освещенном коридоре, ему было не по себе, и потому удивление Данжо, привыкшего видеть у каждой двери по рослому гвардейцу, отнюдь не показалось Антрагу неуместным или чрезмерным. С другой стороны, это всего лишь был коридор для слуг, а покои Его Величества пустовали.

- По правде говоря, я никогда не забредал в эти коридоры раньше, - честно сознался он. – Подозреваю, что когда король находится у себя, и здесь дежурит караульный, а то и двое. Но сегодня у мушкетеров и гвардейцев хватает и других забот, так что не удивлюсь, если де Ресто решил занять своих людей делом более полезным, чем охрана пустой королевской опочивальни. Большая часть гвардейцев отправлена караулить покои, отведенные турецкому посольству. А те мушкетеры, которых не забрал с собой в Версаль д’Артаньян, охраняют входы в потайные коридоры, где вчера нашли труп карлика. Скверная история, с этим карликом. Говорят, его нашел сам король, тайно пробираясь к…

Леон запнулся, не зная, осведомлен ли Данжо о сердечных делах государя, и стоит ли касаться столь щекотливой темы. На его удачу, дверь опочивальни распахнулась, и на пороге появилась госпожа Бонтан, избавившаяся от своей тяжелой ноши. Даже в тусклом свете одинокого факела от глаз маркиза не укрылась ни бледность белошвейки, ни ее явный испуг. Бедная женщина, ее, наверняка, пугала эта тишина и запустение в обыкновенно оживленном средоточии придворной жизни.

- Не волнуйтесь, сударыня, мы не станем гнушаться служебными ходами и лестницами, - бодро заверил ее Леон, надеясь, что уверенный голос и широкая улыбка приободрят молодую женщину, безотчетный страх которой был, надо сказать, заразителен.

Не то, чтобы маркизу было страшно, но странное ощущение, что они в коридоре не одни, не покидало его. Пустая мнительность, должно быть, ведь сколько он ни вглядывался в темноту, казавшуюся еще чернее за пределами небольшого круга света, сколько ни напрягал слух, глаза и уши не находили ничего подозрительного.

Должно быть, госпожу Бонтан преследовало то же ощущение, потому что, спеша впереди маркизов к лестнице, она пару раз пугливо оглянулась через плечо, и Антраг невольно повторял за ней это движение, словно надеялся и впрямь разглядеть за спиной крадущуюся тень. Они уже поднялись, а точнее, взбежали до половины лестницы, ведущей на второй этаж, когда Леон, замыкавший маленькую процессию, остановился под влиянием внезапно посетившей его мысли, и окликнул белошвейку:

- Мадам Бонтан, а заперли ли вы королевскую опочивальню? Простите за глупый вопрос, но у меня совершенно вылетело из головы. Как вы отпирали ее, я прекрасно помню, но вот как запирали, увы, припомнить не могу.

В сущности, вопрос был дурацким: как верно подметил Курсийон, если кому и захотелось бы нанести визит в покои короля без чьего-либо ведома, открыть замок на двери ничего не стоило. И все же, как это часто бывает с осторожными людьми, Леон предпочел бы быть уверенным, чем гадать, забыла ли Соланж запереть дверь, или это он сам оказался недостаточно внимательным.

// Дворец Фонтенбло. Королевская гардеробная //

8

Отправлено: 16.03.14 19:59. Заголовок: Ободренная уверениям..

Ободренная уверениями молодых людей, а еще больше их компанией, Соланж постаралась взять себя в руки и отринуть все подозрения и страхи. Она быстро семенила вверх по лестнице, поддерживая обеими руками тяжелые юбки своего платья, когда вопрос господина д'Антрага заставил ее замереть на месте. Заперла ли она дверь в королевские покои? В любое другое время мадам Бонтан пожала бы плечами и насмешливо обронила "Не беспокойтесь, сударь". Как ему только в голову могло прийти, что она могла позабыть о такой важности?

Соланж пошарила в кармане фартука и отыскала связку ключей. Странно, обычно она запирала все двери совершенно машинально, даже не задумываясь о том. Но вдруг господин шталмейстер оказался прав и она впопыхах оставила дверь открытой? Страх, безотчетный и неприятный гнал ее из гардеробной короля помимо ее воли, а что если из-за этого она и в самом деле позабыла о замке?

- Я не помню, месье, - прошептала Соланж, спускаясь вниз, - Но лучше уж проверить и удостовериться, что мы с Вами ошибаемся... чем гадать. Если Вы пожелаете, господа, я сама сбегаю. Незачем Вам туда-сюда ходить, - добавила она, сгорая со стыда.

Еще не хватало, чтобы молодые господа посмеялись над ее страхами. Гулко стуча каблучками, мадам Бонтан поспешила вернуться к королевским покоям и взялась за ручку двери, чтобы проверить, заперта ли она. Новый приступ страха заставил ее замереть и оглянуться. К ее вящему облегчению, оба маркиза последовали за ней, и не подумав оставаться на лестнице и дожидаться ее там. Так и не справившись со страхом, Соланж надавила на ручку, при этом лихорадочно вспоминая все, как было. Она вышла из гардеробной, прошла через туалетную комнату, обернулась... нет же, она не оглядывалась, а сразу же вышла в коридор и захлопнула двери. Повернула ключ в замке и машинально положила связку ключей в карман. Да, так оно и было, ведь как и всегда она оставила ключ в замочной скважине перед тем как войти.

- Пресвятая Дева, но она же открыта, - в ужасе прошептала Соланж, глядя на медлено отворявшуюся дверь, - Но я же запирала замок... я запирала его... боже мой, да что же это!

Молодая женщина всхлипнула и приложила обе ладони к щекам. Ослабевшие от переживаемого ей ужаса колени подкашивались, а голова стала вдруг невыносимо тяжелой. Она качнулась и оперлась на дверной косяк, не в силах поднять глаза, словно из темноты на нее вот-вот бросится нечто чудовищное и смертельное.

- Я запирала ее, - повторила она еще тише.

Из темноты не послышалось ничего подозрительного, но это то и пугало Соланж больше всего. Если за то время, пока они шли к лестнице и поднимались на второй этаж, кто-то и заходил в королевские покои, то в том не было ничего особенного. Мало ли это был истопник, проверявший камин, или королевский гардеробмейстер, да кто угодно из королевской прислуги. Но отчего же этому человеку прятаться в темноте и молчать вместо того, чтобы успокоить ее опасения и не дать о себе знать?

- Мне кажется, там кто-то есть, - прошептала мадам Бонтан.

// Дворец Фонтенбло. Королевская гардеробная //

9

Отправлено: 01.05.14 23:35. Заголовок: Еще недавно казавшая..

// Дворец Фонтенбло. Королевская гардеробная //

Еще недавно казавшаяся ей зловещей лестница для прислуги, теперь едва ли не сияла как маяк, обещавший путь к спасению. Соланж буквально вцепилась в предложенную ей руку маркиза де Курсийона, и только сделав несколько шагов прочь от королевских покоев, нашла в себе силу воли и благоразумие ослабить хватку. Нет, конечно же, рядом с этим рассудительным и немножечко строгим молодым человеком ей ничто не могло грозить. Только подняться вверх по лестнице и отыскать в кузину Александра в комнатах для прислуги, состоявшей на службе у Мадам, герцогини Орлеанской.

- Не так скоро, мадам и месье, не так скоро! - послышался вкрадчивый и неприятный голос королевского префекта, - Я желаю, чтобы все оставались на месте. Именем короля!

"Упаси Вас бог, сердечко мое, перейти дорогу этому человеку," - обронил как-то в разговоре месье Бонтан, - "Заметите его в коридоре, так лучше бегите назад. Или найдите какое-нибудь дело, чтобы оказаться незамеченной им. Поверьте мне, более подозрительного и пронырливого чиновника не сыскать среди всех интендантств Его Величества. От его колючих вопросов и загребущих лап не застрахован никто, даже принцы крови стараются избегать встречи с ним."

И вот же он, сам префект де Ла Рейни! И без того ослабевшие ноги Солнаж теперь и вовсе отказывались двигаться, она едва нашла в себе силы, чтобы не повиснуть на локте маркиза де Курсийона.

Не помня как, она дошла до гардеробной, ставшей еще теснее из-за собравшихся там гвардейцев, мушкетеров и теперь еще и людей, явившихся вместе с де Ла Рейни. Последний уже приветствовал графа де Ресто и маркиза д'Антрага и с нескрываемой издевкой адресовал целую речь к де Курсийону, которому, судя по словам префекта, уже трижды не везло на встречи с ним. Соланж тихонько стиснула зубы, чтобы не всхлипнуть при упоминании о бедняге, которого оставили лежать в банных покоях Его Величества с ушибленной головой. Как только у господина префекта язык повернулся помянуть о смерти, какой черствый нехороший человек, думала про себя мадам Бонтан, теперь воочию оценив справедливость слов своего мужа.

И этот человек не оставил без внимания и ее, Соланж вспыхнула румянцем, когда Ла Рейни вскользь помянул ее имя, правда, упомянув лишь то, что она была единственной, у кого было право находиться в гардеробной короля.

Смелые и немного резкие ответы лейтенанта де Ресто и маркиза д'Антрага заставили Соланж приободриться и даже вызвали у нее улыбку, когда граф предложил префекту поспешить с погоней за управляющим и поймать его за пятки. Она благодарно взглянула на маркиза д'Антрага, который не взирая на ужасающую репутацию главы королевской Канцелярии, отвечал на его вопросы напрямик и ни разу не опустив голову. Она же напротив, стояла не поднимая лица, и послушно направилась к дверям вместе с молодыми дворянами, над кем, власть Ла Рейни на этот раз не имела никакого давления.

- Слава богу, - прошептала она, уже оказавшись в коридоре, - Господа, я в огромном долгу перед вами, - едва ли не заикаясь от пережитого шока, заговорила Соланж, когда они поднимались по лестнице, - Если я ничем не могу быть вам полезной сейчас, то прошу Вас, не утруждайте себя и не теряйте ваше время. Комнаты камеристок Мадам находятся прямо за буфетной. Прошу вас проводите меня только туда. А там я уже отыщу свою кузину... вам нет нужды беспокоиться обо мне больше, господа. Вы и так сделали очень много. Но... Вам было что-то нужно из Вашего гардероба, месье маркиз? Если так, то сначала нам придется подняться на третий этаж. Я держу все шитье в комнате, где разместили нас с месье Бонтаном.

Опустив глаза, Соланж умолкла, ожидая, попросят ли молодые люди ее подняться назад в ее комнату. После пережитого в королевских покоях страха она ощущала такую слабость, что гадала, сумеет ли подняться еще один лестничный пролет, чтобы хотя бы добраться до покоев прислуги герцогини Орлеанской.

// Фонтенбло. Комната для прислуги в апартаментах фрейлин Ее Высочества //

10

Отправлено: 02.05.14 23:30. Заголовок: "Не успели,"..

// Дворец Фонтенбло. Королевская гардеробная //

"Не успели," - на лице Филиппа было написано нескрываемое разочарование. Он не только не успел забыть предыдущие встречи с префектом парижской полиции, но и неприятное мерзостное послевкусие, оставшееся после общения с этим пронырливым и лживым в своей любезности человеком. Сколько бы маркиз не пытался обелить королевскую Канцелярию в собственных глазах, призывая резон и чувство справедливости в свидетели, методы господина префекта и применяемые им способы дознания свидетельствовали против всякого оправдания.

- Воля Ваша, месье, - сдержанно ответил де Курсийон на окрик Ла Рейни и поддержал мадам Бонтан, - Мужайтесь, мадам, - шепнул он ей, ведя назад в гардеробную, - Это скоро закончится.

Представление, устроенное префектом, может быть и вызвало бы понимающую улыбку у Филиппа, не будь рядом с ним мадам Бонтан, чья слабость и усталость не была ни для кого секретом. Бедной женщине пришлось быть свидетельницей неудавшегося грабежа и последовавшей затем попытки ареста. Кто знает, когда бедная мадам Бонтан придет в себя после пережитого и без страха решится вновь войти в злополучную гардеробную с переменой свежего белья для Его Величества. Филипп осторожно пожал руку мадам Бонтан, все еще покоившуюся на его локте, чтобы выразить ей хоть малую поддержку. Волна негодования и раздражения захлестывала его внутри, он был готов сорваться на гневную ретираду в ответ на насмешливые и незаслуженные никем из них упреки префекта.

- Месье, видит бог, я не искал встречи с Вами. И ни с кем из Ваших агентов также. Равно как и с господином Виллэмом, - процедил сквозь зубы маркиз, сдерживая закипавшее внутри негодование, как смел этот выскочка, всего два месяца назад выкупивший себе прокурорский чин, выговаривать лейтенанту мушкетеров, как тому следовало вести себя с подозреваемым, и заявлять ему, дворянину на службе у короля, о сомнительных обстоятельствах, в которые он якобы попадал?

- Месье, Вы видели и слышали довольно. Смею надеяться, Вы не позабудете, что свидетелями попытки ограбления в покоях короля была мадам Бонтан, мы с маркизом д'Антрагом и королевские мушкетеры во главе с графом де Ресто. На мой взгляд, это достаточное число свидетелей для начала расследования. Нам не известно, что именно было похищено. По свидетельству мадам Бонтан, месье Виллэм перетряхнул добрую часть гардероба Его Величества. Видимо, он искал что-то, что король мог оставить в кармане одного из жилетов или камзолов. Это только мое предположение, а строить догадки и выводы, я предоставлю Вам. Как это могло произойти? Мне это также небезынтересно, господин докладчик, - с особенным нажимом произнес Филипп, - Как личному секретарю Его Величества. Прошу Вас, не позабудьте составить отчет о Ваших действиях с этого самого момента и информировать меня о ходе следствия. Я же в свою очередь донесу все это до сведения короля.

Поддержав таким образом контр-выпад де Ресто в его попытке поставить зарвавшегося парижского ищейку на место, Филипп кивнул д'Антрагу, также не оставившему префекту никакого шанса на повторный выпад в их адрес. В конце-концов, если этот новоиспеченный префект полагается на то, что оскорбление дворян может сойти ему с рук только лишь потому, что он ни чином, ни положением своим не достоин вызова на дуэль, то найдутся и другие способы поставить его на место.

Ободряюще улыбнувшись де Ресто и его мушкетерам, чтобы те не давали спуску канцелярской крысе и его приспешникам, де Курсийон повел мадам Бонтан к выходу следом за д'Антрагом.

- Какой наглец, - пробормотал он, уже в коридоре, - В Испании от всей его наглости не осталось бы и лоскута... разве что пресловутая шапочка. Как можно? Вчера аресты дворян среди бала, сегодня эти нелепые допросы... А завтра что? Карета с решетками на окнах и вояж в Шатле для индивидуальных бесед по душам?

Вспомнив, что с ними шла дама и некоторые эпитеты, готовые сорваться с его языка, были совершенно неуместными в ее присутствии, Филипп прикусил губу и молча продолжал путь.

Он был уже готов ответить галантным "да не стоит и думать об этой мизерной услуге" в ответ на слова мадам Бонтан, когда вспомнил о рубашке, на рукаве которой все еще красовалось некрасивое побуревшее пятно. Стыд то какой появиться в таком виде перед всем двором на турнире. Но, глядя в лицо супруги королевского камердинера, Филипп даже в темноте видел, насколько устало смотрели ее глаза. А дрожь руки, опиравшейся на его локоть, становилась все сильнее. Нет, просить эту женщину подняться ради него на третий этаж и сделать такой огромный крюк только ради рубашки... нет. Он отчаянно замотал головой.

- О нет, мадам, какие пустяки. Мой гардероб ждал меня целых два дня, подождет и еще один вечер. Я загляну к Вам завтра, с Вашего позволения. Или лучше пришлю моего слугу, - поправился он, заметив неловко опущенный взгляд молодой женщины, - На сегодня у Вас и без того оказалось достаточно хлопот.

Он покосился на д'Антрага, вопросительно глядя в его задумчивое лицо. Следовало ли сомневаться, что предложение одолжить ему свежую рубашку все еще оставалось в силе? Да нисколько. Филипп улыбнулся и решительно ускорил шаг, чтобы быстрее довести мадам Бонтан до указанной ей буфетной в покоях герцогини Орлеанской. Не следовало слишком уж полагаться на надежды молодой женщины, что все опасные случайности остались позади. Равно как и успокаиваться, покуда он собственными глазами не увидит кузину мадам Бонтан и не убедится, что мадам останется под защитой караульных мушкетеров, охранявших покой свиты четы Орлеанских.

// Фонтенбло. Комната для прислуги в апартаментах фрейлин Ее Высочества //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Коридор для прислуги, первый этаж