Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Никола Фуке. 2


Дворец Фонтенбло. Покои Никола Фуке. 2

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

Отправлено: 26.08.11 19:19. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Покои Никола Фуке. 2

    02.04.1661

2

Отправлено: 03.09.11 23:51. Заголовок: Темный коридор с гол..

Темный коридор с голыми стенами, на которых местами отколупилась штукатурка, обнажив каменную кладку, заложенную столетия назад. Небольшой подъем на второй этаж затруднял дыхание, и без того сбившееся из-за волнения. Никола был готов и сам схватиться за сердце. Одной рукой он ощупывал стену, угадывая зарубки на гладкой поверхности, стараясь не спутать их с выщербинами. Этот коридор вел в его личные покои, но в одном месте разветвление вело в два разных направления. Когда-то покои с правой стороны занимал он сам, а те, что были слева занимала свита королевы, в которой некогда состояла маркиза де Руже. Никому не известный коридор, соединявший оба крыла, был открыт случайно безвестным еще архитектором Луи Лево, которому Фуке поручил осмотр дворца Фонтенбло с тем, чтобы получить точные его чертежи. Зачем это было нужно суперинтенданту, не знал даже сам архитектор. Но он не утаил свои находки и рассказал Фуке о существовании целой сети тайных коридоров, по которым можно было легко и незаметно попасть из одних покоев в другие, минуя анфилады залов и галерей. О некоторых из них было известно Бонтану, хранителю всех ключей от королевских замков, и Фуке подозревал, что некоторыми коридорами пользовались карлики королевы, для которых беготня по узким и порой очень низким проходам не составляла никакого труда.
По тому коридору, которым они воспользовались с маркизой де Руже, можно было пройти из зала перед парадной королевской лестницей в покои, занимаемые Фуке. И все также, в покои фрейлин королевы-матери. С той только разницей, что покои поменяли местами из-за реконструкций, начатых в той половине дворца, которую некогда занимала королева-мать.

- Кажется, именно эта смена покоев и стоила мне всех этих ужасов, - проговорил Фуке, не замечая, что сказал это вслух. Он вспомнил о том, что встречался с Гошером в одной из комнат в крыле, занимаемом фрейлинами королевы-матери.

- Если мы был не одни и нас могли услышать. Кто? - в памяти всплыло лицо маркизы де Лурье... такое странное понимание в ее глазах, буквально на секунду. Именно этот ее взгляд и заинтересовал его тогда, хотя, он даже не осознавал, что именно крылось за ним. О да, несомненно она что-то услышала. И с этим нужно было срочно что-то сделать, пока маркиза де Лурье не решила сменить свою лояльность по отношению к нему на более выгодное сотрудничество... с тем же Ла Рейни... хотя нет, префект не во вкусе женщин, пытался успокоить себя виконт, но кроме него есть и лейтенант мушкетеров... и тот же маршал. Фуке вспомнил отчаяние, замеченное им в лице маршала, когда его выносили из кареты. Сюзон накрыла его лицо вуалью, как будто это могло оградить его от взглядов и любопытства столпившихся слуг и тех из придворных, кто еще не успел уйти в приемную короля. Да весь двор должно быть уже оповещен о том, что раненого маршала привезли во дворец... и наверное, не укроется и тот факт, что привезли маршала в карете виконта Фуке.

- Мы пришли, - сказал Никола, распахивая перед собой дверь кабинета. Здесь он мог не бояться посторонних ушей и глаз. Все вокруг было проверено с таким тщанием, с каким не проверялись даже покои короля.

Он сразу же подвел маркизу к широкой кушетке и усадил, вглядываясь в побледевшее смертельной белизной лицо.

- Это был приступ? Сердце? Колену нужно осмотреть тебя. Что он сказал? Нет, лучше не говори сейчас. Не говори. Я все и так понимаю

Я виной всему этому. И ты не представляешь, как я виноват.Он сел рядом, но тихий стук в дверь заставил его тут же вскочить. Он оказался у двери во мгновение ока.

- Кто?

- Секретарь королевы, к мадам де Руже, - послышался голос его камердинера.

- Откуда он узнал, что ты здесь? - недоуменно спросил фуке, обернувшись к Сюзон, - Проси...

Двери распахнулись и на пороге появился человек, невысокого роста, неприметный ничем и одетый во все черное, как и его госпожа вдовствующая королева Анна Австрийская.

- Месье виконт, доктор Колен направил меня к Вам, - секретарь и бровью не повел, увидев маркизу полулежавшую на кушетке, - Мадам, у меня к Вам поручение от Ее Величества, королевы-матери. Ее Величество ждет Вас у себя к десяти часам.

Передав сообщение, секретарь развернулся и вышел, как будто его не заботило, каким мог быть ответ маркизы де Руже. Фуке зло захлопнул двери и дернул колокольчик, вызвав слугу.

- Завтрак. Для маркизы и для меня.

Отдав приказ, Фуке зашагал по кабинету с заложенными за спину руками. Он лихорадочно обдумывал, почему вдруг королеве-матери понадобилось увидеть маркизу де Руже так срочно, сразу же утром... еще до Большого Приема у короля... что за спешка?

- Ты пойдешь туда? - спросил он, останавливаясь возле кушетки и глядя в изможденное болью и усталостью лицо Сюзон, - Какие могут быть разговоры? Ты же совсем выбилась из сил. Покой и сон. Вот все что тебе нужно. О Франсуа... о маршале позаботятся. Он в хороших руках. Колен поднимал с постели смертельно раненных дуэлянтов. А у маршала только ранение в бок. Но ты... - он с неподдельной нежностью посмотрел в лицо маркизы, - Сюзон, если ты не в силах, то не нужно идти. Я пошлю секретаря с запиской. Я сам пойду. Если ты хочешь.

3

Отправлено: 18.09.11 20:11. Заголовок: Тьма оборвалась так ..

Всегда есть достаточно света для тех, кто желает видеть, и достаточно тьмы для тех, кто желает обратного.

На мгновение ей показалось, что небеса сомкнулись, лишая солнца возможности пробиться к остывшей земле. Герцогиня часто заморгала, пытаясь разогнать морок, внезапно окутавший её взгляд. Но лишь ощутив застоявшийся запах отсыревших стен и разобрав негромкое бормотание Никола, она поняла, что это был не очередной приступ слабости, а всего лишь тайный коридор, ведущий к покоям суперинтенданта и , конечно же, совершенно очевидно, что ход этот не был освещён также как галереи дворца. Прерывисто выдохнув, она покрепче взялась за локоть провожатого и постаралась ступать тверже, чтобы не затруднять их и без того не слишком ловкую процессию. Быть обузой -единственная черта придворных дам, которой Сюзанна де Руже не обладала до сей поры и ни в коем случае не желала приобрести впредь.  Но хотя разум и характер оставались также тверды и холодны как в былое время, сердце, словно измятый,  изношенный со временем бархатный кисет, не умело выдерживать всех ударов также стоически.

Колен предупреждал её не единожды и совсем недавно тем летом в поместье де Во между ними состоялся разговор, о сути которого не знал даже сам виконт, однако, разве могла она предположить тогда, что в Фонтенбло её застанут события столь трагические и серьёзные, что все предостережения лекаря будут в мгновение ока позабыты. «Ах, если б знать, где упадёшь…»
Но теперь Сюзанне надлежало  вразумить тело и силу разума обратить в силу духа, вот теперь бы ей было уместно вспомнить о покойном супруге военном, который считал абсолютной глупостью любое проявление слабоволия и наставлял их сыновей в простой истине – «Бренность тела всегда можно обратить в силу, когда воля твёрже стали, нет брони способной устоять перед ней».  Да, напрочь лишённый сердечности и романтизма маршал дю Плесси –Бельер и представить не мог как это тяжело - бороться со слабостью, которая владеет сердцем любящего человека.

Тьма оборвалась так же скоро, как накрыла её до того, и от яркого солнечного света, скользившего по полу через высокие окна покоев виконта, маркиза невольно зажмурилась. Облокотившись на спинку широкой кушетки, Сюзанна открыла глаза встречаясь с пристальным, обеспокоенным взглядом Фуке. Он выглядел уставшим, что было неудивительно после бессонной ночи, тревожный блеск его глаз отражался почти мученической гримасой на бледном лице.
- Не нужно видеть смертельную опасность там, где её нет, Никола, со мной всё в порядке, это только недомогание, ты не забыл ведь, сколько событий произошло за последние сутки. Я, милый мой, уже не юная дева, встречающая любые дрязги равнодушной улыбкой. Всё нервы, вели лучше…

Она не успела просить его, позвать слугу и принести вина, как на пороге кабинета беззвучной тенью появился секретарь Её Величества, с «приглашением» для Её Светлости к утренней аудиенции. Коротко кивнув, Сюзанна молча наблюдала уход мужчины, как нельзя лучше соответствовавшего статусу придворного из свиты королевы-матери. Будь он агентом Тайной Канцелярии, маркиза не удивилась бы ни капли, так сурово было его лицо и так нарочито мягки уверенные шаги.

Приняв сидячее положение, маркиза обратила свой взгляд к Фуке. Её губы сомкнулись и вновь разомкнулись, будто в попытке выровнять дыхание, лицо на мгновение замерло, словно восковая маска, но стоило виконту начать отговаривать её от посещения королевы, она как будто отмерла и вдруг  засмеялась. Из краешек глаз расползлись лучики морщиной и мягкий, грудной смех будто задрожал в воздухе между ними.
- Мой милый Никола, даже твоё влияние при дворе и наша, безусловно, непристойная, многолетняя дружба, не станут достойным оправданием для моего отказа на ЭТО приглашение. Как впрочем и эта глупость, которую ты упорно считаешь серьёзной угрозой моему здоровью. Её Величество познала все «радости» материнства не меньше меня, и если бы проказы детей могли стать причиной добровольного затворничества, наша благословенная страна уже давно погрязла бы в пучине политического хаоса – совсем другой встала с кушетки Сюзанна, ещё пять минут назад в беспамятстве хватавшаяся за локоть виконта. Это была «та самая герцогиня де Руже» и никто иной, ни мать, ни подруга, ни любовница, только придворная дама, готовая в любое мгновение войти в «клетку со львами».

- Я пойду на встречу к королеве, хотя не скрою я бы многое отдала, чтобы увидеть как виконт де Во, является в покои королевы, чтобы подобно секретарю уведомить её о моём отказе. Ах, мой милый Никола, кто же из нас больше неискушен в правилах придворного политеса – она приблизилась к нему, оправляя кружево на его камзоле. В эту минуту в комнате появился слуга с широким подносом и опустив свою ношу на стол поспешил удалиться. Сюзанна равнодушно взглянула на обилие блюд, и уверенным жестом сняла с подноса лишь бокал, наполовину наполненный вином. Отсалютовав виконту, она сделала два глотка и вернула бокал на место.
- Если тебе угодно, то после встречи с Её Величеством я зайду…к тебе, Анрио пока лучше не тревожить. А ты за это время немного отдохнёшь и приведёшь себя в порядок – двумя пальцами Сюзанна аккуратно сняла красную блёстку со щеки суперинтенданта, должно быть, попавшую туда с луноликой маски или её платья.

- уверяю тебя, в ближайшее время я не рассчитываю упасть бездыханным телом в коридоре и чувствую в себе достаточно сил, чтобы не выглядеть перед «Нашей Анной» раненой волчицей – совсем беззаботно она поцеловала Никола в щёку и направилась к двери. Её слова и жесты, даже прямая осанка и улыбающиеся глаза, всё было так легко и воодушевлённо, как будто в самом деле, на сердце у неё было покойно и ничто не омрачало это утро.

Да, придворные спектакли делались не только на сцене королевского театра, а маркизе де Руже не нужно было состоять актёркой в трупе Мольера, чтобы сыграть свою роль столь блистательно.

4

Отправлено: 30.09.11 23:50. Заголовок: Ушла... Решительно и..

Ушла... Решительно и скоро, как будто не было взбудоражившего ее вечера, не было бессонной ночи и не было утомительной утренней поездки. Никола с долей зависти посмотрел на закрывшуюся за маркизой де Руже дверь. Он чувствовал себя разбитым и усталым, как будто всю жизнь проработал в каменоломнях с парой увесистых гирь, прицепленных кандалами к ногам. Озябшие с утреннего холода руки дрожали и не слушались, Фуке несколько раз попытался расстегнуть петли камзола, но безуспешно, атласная ткань не слушалась занемевшие пальцы, пуговицы выскальзывали, и при этом ему начало казаться, что камзол нарочно так стянут на нем, чтобы задушить до смерти.

- Жорж! - усталым голосом позвал виконт и повернулся к своему отражению в зеркале, - Как белка в колесе... ей-богу.

- Месье, - камердинер бесшумно появился из-за плотной занавеси, закрывавшей дверь, как-будто все это время находился в комнате.

- Помогите мне раздеться, Жорж... этот камзол невероятно жмет. Я устал. И я хочу лечь.

- Да, месье.

Немногословный камердинер в считанные минуты помог виконту разоблачиться из стеснявших его камзола и жилета и одеть просторный атласный халат. Фуке небрежно запахнул халат и перевязал его широким поясом. Он постоял в нерешительности несколько секунд, потом подошел к столику, на котором стоял графин с вином и бокалы, налил себе вина и медлеными глотками начал отпивать вино, обдумывая свои утренние планы. Перед приемом у Его Величества было еще достаточно времени, которое следовало использовать разумно. Мог ли он позволить себе час сна в то время, как канцелярские крысы Кольбера и префекта Ла Рейни копались в украденных у него бумагах, выискивая малейшие огрехи и просчеты, за которые ухватились бы с неменьшим остервенением, чем охотничьи легавые за лисий хвост.

- Жорж, пригласите моего секретаря, - приказал Фуке, оставив пустой бокал, - И разожгите камин. Я продрог с дороги и никак не могу согреться.

- Прикажете подать завтрак, месье?

- Нет, завтрак подождет.

Камердинер вышел, бесшумная тень, живущая в покоях Фуке и следующая за ним повсюду - тихо, неслышно, деятельно. Порой виконту не требовалось ничего говорить для того, чтобы приказать сделать что-либо, Жорж буквально читал по глазам своего господина и привык исполянть даже те распоряжения, которые виконт еще не успел отдать.
Фуке нехотя задвинул полог постели, не желая, чтобы даже вид ее искушал его бросить все дела и предаться сну. Он устроился в кресле возле погасшего камина и приготовился ждать секретаря, раздумывая о порядке исполнения своих планов.

- Месье Лево ждет в приемной.

Фуке приподнял брови в удивлении. Архитектор как и подобало творческим личностям редко тревожил себя тем, чтобы появиться в приемной суперинтенданта раньше полудня, предпочитая спокойный утренний сон придворной суете.

- А Ваш секретарь еще не появился. За ним уже послан лакей, - ответил на немой вопрос Жорж, внимательно следя за взглядами и жестами Фуке, чтобы понять, желал ли он принять архитектора.

- Да, да пригласите месье Лево. И, Жорж, камин, - умоляюще добавил виконт, потирая озябшие руки.

Ожидая появления Луи Лево, Фуке поднялся и зашагал по комнате, скользя подошвами атласных турецких туфель по гладкому полу. Он хмурился, сжимал губы, нервно скрещивал пальцы рук и то и дело поглядывал в окно на огромную зеленую лужайку, раскинувшуюся перед дворцом. Его взгляд ухватил кавалькаду всадников, пронесшуюся  с противоположной стороны лужайки и скрывшейся на одной из парковых аллей. Ничего казалось бы особенного, и Фуке уже отвернулся от окна, когда мельком замеченные им еще две фигуры всадников, привлекли его внимание. Кто бы это мог быть? Вдвоем, не дождавшись королевского утреннего приема? Никола проследил взглядом за парой, очень быстро скрывшейся в парке.

- Месье, я прошу прощения за столь ранний визит.

- А, месье Лево! - усталость иногда дает поразительный эффект, когда сочетается с хорошим вином - улыбка виконта была сиятельной и радушной как никогда, он вытянул руки как будто для привественных дружеских объятий и подошел на встречу архитектору, - Это рано для Вас, мой друг, но не для меня. Как видите, я уже на ногах. Вина?

- О нет, что Вы, - запротестовал Лево и замотал головой, делая усилие улыбнуться, накануне вечером он лихо перебрал новых заморских вин в компании английского садовника, приехавшего в свите английской вдовствующей королевы.

- Ну, как хотите. А я с Вашего позволения выпью еще один бокал. Превосходное вино. Подарок от испанского короля к свадьбе Месье, - Фуке вдохнул аромат вина и отпил, - Так что же подняло Вас в такую рань, месье? Новое вдохновение?

- Нет, месье. Это вовсе не вдохновение. Боюсь, наоборот. Меня еще в полночь вызвали к королю с чертежами дворца. И требовались чертежи
секретных коридоров.

- К королю? Зачем же? - невозмутимо спросил Фуке, хотя прекрасно понимал, что именно хотел король - наверняка весть об убийстве карлика уже успела дойти и до внимания Его Величества, и либо де Ресто, либо дАратаньян, либо де Вард посоветовали королю прочесать все коридоры дворца, в том числе и потайные ходы, чтобы убедиться, что убийца не прячется где-то в замке, - А что же чертежи? Вы передали и королю?

- О нет, Его Величество не изволит принимать еще. Но я встретил Бонтана как раз по дороге в приемную короля и передал бумаги ему. Кстати, я узнал от него, что вчера вечером он получил назначение Главным Управляющим всеми замками и дворцами Его Величества.

- Вот как? - комментарий относился в равной степени и к необычному нарушению утреннего расписания королем, и к назначению столь интересной и явно обязывающей должности, - Несомненно месье Бонтан лучше многих подходит на эту роль. Я пошлю ему мои поздравления.

- Месье, - на лице Лево была написана явная тревога, - Я бы не переживал так за эти чертежи, если бы не вспомнил, что это были чертежи, на которых Вы делали пометки. Если Вы соблаговолите вспомнить, перед началом реконструкции правого крыла главного здания Вы отметили несколько потайных ходов... для себя. Оригиналы чертежей находятся в Париже. С них должны были снять копии. И мне пришлось взять к королю те, другие. Клянусь богом, я совершенно забыл о том, что на них были Ваши пометки.

- И что же с того, мой дорогой Лево? Что же такого в нескольких приписках, которые для любого другого кроме Вас, будут означать всего-лишь египетскую грамоту? - успокаивающим тоном заговорил Фуке, приобнимая архитектора за плечо, - Выпейте вина, успокойтесь и ступайте отдыхать.

- Да, пожалуй, я выпью... да, - Лево нерешительно принял из рук суперинтенданта бокал.

- Вот так. Отдыхайте, мой друг. Отдыхайте. Потом нам еще предстоит многое обсудить об устроительстве Во-ле-Виконт, и я хочу чтобы Вы были свежим и полным сил.

Выпроводив взволнованного молодого человека из своей комнаты, Фуке хлопнул в ладоши. Этот жест был вовсе не для того, чтобы вызвать камердинера, хотя тот и не замедлил появиться на пороге, а чтобы собрать воедино разбегавшиеся от утомления и действия вина мысли. Королю или его лейтенантам понадобились чертежи? Будет ли их смотреть Бонтан? Попадут ли они на глаза Ла Рейни? Что на самом деле смогут прочесть и понять в его куцых пометках?
Его то бросало в жар, то охватывал озноб. Никола бросил капризный и жалобный взгляд на камердинера, но ставил жалобы при себе.

- Жорж, помогите мне одеться на прием к Его Величеству.

- Парадный камзол, месье, или утренний обычный?

- Пусть будет обычный, - подумав ответил Фуке, - Рабочее настроение надобно показывать с самого утра.

У него еще не было конкретного плана, как говорить с королем, но было несомненно необходимо встретиться с Его Величеством до того, как чертежи попадут случайно или намерено в руки лейтенанта Д'Артаньяна, Кольбера или упаси бог префекта. Если все свелось бы к безобидному возведению Бонтана в должность Главного управляющего, то можно было махнуть рукой. Послать за чертежами в Париж и заменить их на те, что оказались в руках Бонтана, было делом одного дня.

// Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 3//

5

Отправлено: 07.06.12 20:39. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 3 //

Новости из Во ле Виконт... плохое предчувствие заставило Никола ускорить шаг, как только он вышел за двери гудевшей как пчелиный улей приемной Его Величества. Что могло произойти в его новом поместье, воссозданном им практически на голом фундаменте руин полуразрушенного дворца? Его маленький карманный рай, убежище от потрясений этого злобного и безжалостного мира.
Каждый раз, когда он встречал кого-то из сановников, входивших в Королевский Совет, Фуке ощущал неприятный холодок в области шеи, а в приемной были не только министры короля. Сама королева-мать появилась, по-видимому, спеша самолично равзвеять опасения за здоровье своего любимого сына. Хотя, до некоторых пор у виконта не было оснований опасаться за благоволение к нему со стороны Ее Величества, что-то в тоне королевы заставляло Фуке насторожиться.
Предчувствие. Как у лисы, загоняемой гончими к самой норе. Но откуда же веет ветер? С чьей стороны опасаться удара?

- Завтрак, месье?

- Что? Нет, подите, - махнул рукой суперинтендант и вошел сразу же в кабинет, минуя просторную гостинную залу, которая по просторности и роскошеству убранства могла поспорить с королевской, - А впрочем, Жорж!  Принесите в кабинет. И никого не принимать. Я занят.

- Курьер ждет Вас уже пол-часа, месье виконт. Отослать его? - спросил камердинер, снимая салфетку с накрытого к завтраку подноса.

- Ах да, курьер. Пусть войдет. Новости лучше узнавать до еды, а не после. Особенно если они плохие.

- С чего бы им быть плохими, месье виконт? Разве в Во ле Виконт может быть что-то плохое? - обронил Жорж, между делом сервируя широкий рабочий стол суперинтенданта к завтраку, приготовленному лично для Фуке самим Вателем.

- Сейчас узнаем, - Никола отпил немного, смакуя букет великолепного выдержанного вина, - Просите его.

В ожидании курьера Фуке подцепил на вилку тонкую кусочек сыра и пригвоздил его крупной ягодой белого винограда. Такие королевские деликатесы месье суперинтендант не только мог позволить себе даже в начале апреля, но и поставлял их на королевский стол, о чем правда не любил распространяться, замечая как с каждым разом росло недовольство в глазах молодого короля. Что именно раздражало Людовика, растущее богатство его суперинтенданта финансов или это было простое следствие внезапного взросление вчерашнего молодого человека - короля танцев и охоты, короля без реальной власти и без возможности финансировать собственные праздники, не говоря уже об армии. Понимал ли Людовик, что был обязан решительно всем, что входило во владения короны, виконту де Во?

- Месье...

- А, это Вы, входите, входите. Хотите вина? Сыру? Прекраснейшая ветчина, кстати. Я не завтракал еще. Может присоединитесь?

- О, нет, месье, что Вы, - замялся в смущении помощник главного архитектора, руководившего строительными работами в Во, - Я только что из Во. Месье... сегодня утром обнаружилось... это еще неточно, месье Годен сказал, что нужно уточнить у месье Лево, а он как раз здесь в Фонтенбло.

- Так что? Что же нужно уточнять? - нетерпеливо перебил гонца Фуке, улавливая панические нотки в его голосе.

- Сметы... пропали сметы. И еще какие-то бумаги из кабинета господина Лево. Но может статься, он их забрал с собой.

- Зачем? К чему месье Лево бумаги, касающиеся моего поместья здесь? Не порите чушь, - Фуке устало опустился в кресло и склонил голову, подперев лоб ладонью, - Их выкрали. Можете не справляться у месье Лево. Незачем.

- Но.. право же... месье Годен не уверен, но он хотел предупредить.

- Знаю, знаю. Оставьте. Пустое.

Не зная, что сказать, посланник попятился к дверям, прижимая широкополую шляпу с замусоленными полями к груди. Лицо суперинтенданта из радушно вежливого превратилось в белую маску, похожую на те, что украшали надгробия усопших в старинном кафедральном соборе.

- Мне жаль... мы найдем, кто это, месье. Годен уже отдал приказ обыскать всех рабочих.

- Годен, Годен! Да что Годен? Следить нужно было! В оба! - воскликнул Фуке и жестом указал гонцу на двери, - Подите Вы прочь. И передайте Годену, чтобы... нет, ничего не передавайте. Я сам туда поеду. Жорж!

- Месье? - камердинер появился в кабинете Фуке как будто из неоткуда, и с невозмутимым лицом принялся завязывать салфетку на шее виконта, как будто его пригласили прислуживать за завтраком, - Должен Вам доложить, месье, у дверей ждет Ваш лекарь. Желаете его видеть?

- Колен? Он один? Пусть войдет. Да отпустите же меня, Жорж! Не нужно салфеток. Я сам, - раздражение не лучший сотрапезник, и тем более худший советник, Фуке старательно вытер салфеткой губы и скомкав выбросил ее на поднос, - Все в порядке, Жорж, не нужно смотреть на меня так.

- Месье Колен не один. С ним мадам маркиза де Руже.

- Вот как? - Фуке бросил торопливый взгляд на свое отражение в серебряном кувшине с вином, - Попросите маркизу располагаться в приемной... нет, лучше в салоне. Там удобнее... и спросите, не нужно ли ей что-нибудь. И позовите Колена сюда.

- Сию минуту, - ответил камердинер и бесшумно исчез за дверьми.

6

Отправлено: 08.06.12 22:20. Заголовок: Как медлено тянулась..

Как медленно тянулась каждая минута. И еще медленее давался каждый шаг, когда они шли с маркизой де Руже к покоям суперинтенданта Фуке. Несколько раз им приходилось прерывать свой путь ради того, чтобы пропустить свиты герцогини Орлеанской, а потом по очереди обеих королев. Все куда-то спешили, как будто вне стен дворца готовилось очередное придворное светопреставление. Колена это мало заботило, скорее всего готовилась очередная забава или Никола Фуке собирался блеснуть новой выдумкой, вроде карнавального шествия с весталками и жрицами древнегреческих богов, или как назывались персонажи вечернего выступления накануне ночью? Жерара мало интересовали литературные и театральные пристрастия его патрона, как и постоянные завсегдатаи салона в особняке виконта в Париже, хоть те и считались светочами мысли и литературного слова современности. Лишь бы не вдавались в излишества и не предавались бездельным оргиям, говаривал Колен, причем, не всегда его ирония имела гипотетический характер. Но, будучи медиком он свято хранил тайны своих пациентов и самого главного из них, виконта де Во, а потому предпочитал не запоминать лица и тем более действия тех, кто развлекал его патрона или развлекался в его обществе.

- Как странно идет ход мыслей, - тихо сказал он, обращаясь к маркизе де Руже, когда им пришлось остановиться в очередной раз, чтобы пропустить швейцарскую гвардию, сменявшую караулы мушкетеров, - Только что я был озабочен вопросом, зачем к твоему сыну явилась эта старая сплетница, герцогиня де Ланнуа, но стоило нам пройти несколько коридоров, и я уже вспоминаю последние выдумки виконта... зачем он все это делает? Театр, маскарады? Фейерверки? Зачем ему это?

Он понимал, что только что озвучил вопрос, на который Сюзанна де Руже вряд ли искала ответ, занятая мыслями о сыне. А может быть и ком-то еще? Впрочем, Жерар не желал заниматься угадыванием настроения или мыслей своей спутницы. Если маркиза пожелает, то вступит в разговор... так или иначе, им было что обсудить, но оба молча отодвигали именно эту самую важную тему. Надо ли вскрывать старые раны, которые хоть и не залечатся никогда, но не болят, покуда не задеть их? Когда-то Колен ошибся, как ему казалось, он позволил себе излишнюю откровенность с маркизой де Руже, тогда еще герцогиней. Но он так никогда и не осмелился спросить, как восприняла его откровенность сама Сюзанна, что ответила бы. И в этой боязни имел место не только личный эгоизм человека, не привыкшего делить личную жизнь с кем-то еще, но и нежелание разрушить видимость душевного спокойствия маркизы. Он остался тем, кем был всегда - личным врачем суперинтенданта, и это многое означало, из-за связи Никола Фуке и маркизы де Руже.

Они подошли к дверям в личные покои суперинтенданта. Перед Коленом эти двери всегда открывались автоматически без вопросов, без просьб ожидать. Все слуги Никола Фуке знали врача в лицо и не задавали лишних вопросов. Но увидев идущую под руку с Коленом маркизу де Руже, лакей как-то неловко прикашлянул и вместо того, чтобы отворить перед ними сразу двери в кабинет, предложил пройти в гостинную.

- Месье суперинтендант примет Вас, - объявил лакей после короткого доклада суперинтенданту.

Колен переглянулся с маркизой недоумевающим взглядом и направился к кабинету. Кого мог принимать Фуке у себя, если не поспешил выйти навстречу к Сюзанне де Руже или хотя бы пригласить ее в кабинет? В дверях врач едва не столкнулся с выходившим от Фуке молодым человеком в запыленном запачканном свежими пятнами грязи костюме. Кавалерийские ботфорты оставляли после себя сырые еще комья грязи. Наверное гонец, и если судить по поспешности с какой он ретировался с глаз долой, привезенные им новости носили далеко не радостный характер.

- Месье, здесь маркиза де Руже, - без всяких вступлений заявил Колен, подходя ближе к столу.

Бледность лица Фуке и лихорадочный блеск в глазах свидетельствовали о переживаемых тревогах и кроме того о скверном самочувствии. Если принять во внимание, что суперинтендант практически не сомкнул глаз за всю ночь, то можно было не сомневаться в болезненном состоянии. Чем все закончится если он не прекратит изводить себя?

- Что это? Вино? Плохое лекарство. Особенно натощак. Я бы рекомендовал Вашей Милости бульен. Черный хлеб. И немного белого мяса птицы. И никакого вина, месье. Впрочем, я полагаю Вы согласились принять меня вовсе не заради медицинского совета. Не так ли?

7

Отправлено: 13.06.12 18:16. Заголовок: Мимолётная встреча с..

Мимолётная встреча с герцогиней де Ланнуа и её почти по-дружески тёплое заверение по поводу крестника, позволило Сюзон немного успокоиться. В силу причин весьма понятных, с крестной Франсуа-Анри всегда был откровенен, и расположен к искренности с нею гораздо больше, чем с матерью. Сдержанность и рассудительность, свойственные маркизе, не позволяли ей ощутить всю силу материнской ревности или обиды в отношении первой статс-дамы королевы. Она охотно признавала, что Мари-Луиза была лучшим воспитателем бедокура сына, нежели она сама, и за это Сюзанна де Руже испытывал слишком глубокую признательность, чтобы взглянуть на близкое общение герцогини с крестником в ином ключе.

Теперь, повинуясь привычке придворной дамы, она оставляла мысли о раненом сыне и семейном благоденствии для  редкой минуты уединения, когда не будет стыдно плакать и жалеть себя. Сюзанна де Руже шла по коридору в направлении той части покоев, где располагался, столь часто за этот визит в Фонтенбло, посещаемый ею кабинет виконта.   Проплывавшие мимо стайки придворных дам Её Высочества и Их Величеств, отчего-то вызывали раздражение. Их  возбуждённое предстоящим пикником веселье вызывало досаду, как будто в связи  с её терзаниями, всему двору следовало бы облачиться в траур. Но, увы, она не была сколько-нибудь значимой персоной в плеяде августейшей фамилии, чтобы претендовать на эту привилегию, и маркизе приходилось лишь сдержанно отворачиваться от всеобщего воодушевления, продолжая свой путь в сопровождении молчаливого доктора.
Пока они пропускали смену караула в проходном коридоре, медик внезапно подал голос, будто неосознанно озвучивая свои мысли.

- Ты считаешь, причина не так очевидна, как это может показаться с первого взгляда? Он прекрасный чтец человеческих душ, нам ли не знать – она красноречиво взглянула в лицо Колена. - Наш славный король молод и склонен к театральному проявлению любви, в чем нет ничего зазорного, зато находится удачный рычажок для его свиты. Никола знает, чем горит сердце Людовика, не избалованное материнской вседозволенностью и отцовской заботой, тем он и располагает его к себе, пользуя всю эту мишуру, словно ярмарочный шут – она дернула плечами прикрывая глаза. Неприятная истома завоёвывала пространство, неотвратимо накатывая волнами дурноты.
Они подошли к покоям суперинтенданта. Все слуги приветствовали их почтительными поклонами и только вмиг побледневший лакей, стоявший у двери, пропустив этот жест обязательного этикета, после короткой заминки пригласил Колена в кабинет, оставив Сюзанну с «приглашением» подождать в гостиной. Минутной  растерянности хватило, чтобы Жерар скрылся за дверьми кабинета, а маркиза де Руже подобно одной из многочисленных придворных осталась в ожидании «милостивейшего внимания» Его Светлости виконта де Во. Была ли эта отстранённость намеренной неучтивостью или попыткой придать их грядущей встрече характер более официальный и холодный, не имело смысла.  Это стало последней каплей, упавшей в переполненную чашу  терпения Сюзанны.

- Ну, уж нет – ей не пришлось касаться лакея, почти по-звериному съёжившегося под её суровым ледяным взглядом.
Она развернулась от распахнутых дверей гостиной и зашагала к кабинету так, будто в её руках был королевский приказ на арест суперинтенданта финансов. Почти коснувшись пальцами ручки, Сюзанна встретила на своём пути новое препятствие. Немой слуга, как будто вырос из-под земли, бесцеремонно хватая маркизу за плечи и удерживая на месте. Она задохнулась возмущением, но тут же щёки её запылали гневом.
- Не смей прикасаться ко мне, Бриан, иначе пожалеешь, что вместо языка не лишился сразу всей головы – голос маркизы больше не был подобен льду, он глухой коркой ломался под натиском эмоций, горящих в её влажных глазах.- Дай мне пройти! – она сильно дёрнула плечами, избавляясь от хватки личного слуги виконта. Тот безвольно опустил руки и просительно посмотрел в глаза Сюзанны, качая головой.
- Прочь – зло прошипела женщина, отталкивая немого с дороги.

- Если ты думаешь, что эта дверь или присутствие твоих цепных псов меня остановит, то тебя постигнет тяжкое разочарование – дверь за спиной маркизы хлопнула так оглушительно, что створка жалобно скрипнула и дверь вновь приоткрылась. Суетливая прислуга, торопливо затворила кабинет, отпрянув подальше, не в пример прочим собирателям дворцовых сплетен, желая остаться в стороне от бури.
- Пропиши ему мышьяк, Жерар, клин клином вышибают, возможно, и Его Светлость посвежеет лицом – он говорила без насмешки зло и отрывисто, глядя при этом исключительно в лицо Никола. – Теперь я не желаю светских бесед и сердечных уверений, в которых ты оказываешься также лжив и лицемерен, как и в своих поступках. Я хочу, чтобы ты ответил на мои вопросы – тяжело дыша, от избытка гнева и возбуждения, маркиза  встала напротив широкого стола и скрестила руки на груди, отгораживаясь и ища поддержки только у внутренних сил. Бог свидетель, их осталось совсем мало, и даже настойки Колена не способны были так скоро их восстановить.

8

Отправлено: 14.06.12 20:04. Заголовок: Тяжелое кресло из мо..

Тяжелое кресло из мореного дуба с грохотом отодвинулось от стола. Фуке отсраненно посмотрел на нетронутый обед, несколько блюд, несомненно шедевров кулинарного искусства, совершенно не привлекали ни взор, ни аппетит суперинтендант. Ковырнув вилкой паштет из гусиной печени, Никола так и не поднес ее ко рту, отложив приборы в сторону.

- А, Колен! - привествовал он вошедшего врача и указал на табурет перед столом, - Что скажете, месье? - спросил он бесцветным тоном, словно и не ожидая ответов, - Да, как видите, мой Ватель не забывает обо мне, даже находясь на временной службе у Его Величества. Скромный обед, паштет, жареные почки... вино. Да, вино из моих собственных виноделен в Лангедоке. Я прикупил недавно земли одного разорившегося семейства... недорого. Думаю, что вскоре это окупится мне сторицей. Его Величество уже заинтересовался винами, поставляемыми к королевскому столу.

Сухой тон доктора насторожил бы суперинтенданта, не будь он уже подавлен из-за известий принесенных ему из Во-ле-Виконта. Была ли это простая случайность, или еще одно звено в цепочке несчастливых совпадений? Сами по себе планы строительства дворца в его поместье мало что могли дать его врагам. Но вкупе с другими бумагами, которые были похищены из портфеля его финансового советника, эти планы могли стать орудием, попади они в руки человека сведующего в финансовых махинациях. Кто же мог быть заинтересованным? Само собой как ответ напрашивалось имя Жана-Батиста Кольбера, рекомендованного королю покойным кардиналом Мазарини в качестве интенданта финансов. Он то мог извлечь выгоду из казалось бы никчемных бумаг.

- Вы не рекомендуете мне пить вино, дорогой Колен? Откуда же Вам знать, что польза а что нет, если Вы видите всего навсего мое расстроенное лицо? И это не чертова усталость, господин лекарь. Занимайтесь теми, чье здоровье я Вам препоручил, - не сдержал раздражение виконт и сорвал с шеи салфетку, - Что там еще? Бриан, я же велел, не беспокоить меня впредь до...

Слова замерли на губах, когда в дверях появилась Сюзанна де Руже, распаленная от гнева и мечущая огненные стрелы глазами полными слез, тех, которые женщины обычно проливают из-за собственного бессилия и ненависти.

- Сюзон! - виконт поднялся навстречу к маркизе и попытался взять ее руку для приветственного поцелуя, - Бриан всего навсего стоит у моих дверей в ожидании моих приказов. Прости, если он расстроил тебя. Я думал, что мы могли бы пообедать вместе и хотел распорядиться, чтобы для нас накрыли в гостинной. Только и всего.

Клин клином вышибают, как это верно сказано, вернее средства и не придумать, собственное раздражение и гнев за несколько секунд покинули Фуке. На место их пришло непритворное благодушие и забота. Вид маркизы де Руже внушал серьезные опасения не только грядущей сценой и разбирательством, которое как видно уготовила Ее Сиятельство. Более всего Фуке беспокоило состояние здоровья маркизы, и без того уже подорванное от переизбытка переживаний и потрясений.

- Колен, я надеюсь, Вы еще найдете время для маленькой беседы... и да, не скрою, мне понадобится Ваша врачебная консультация, - вежливо и вместе с тем безапелляционно сказал Никола, взглядом указывая своему лекарю на дверь.

- Вопросы... их не становится меньше с течением времени, - тень улыбки мелькнула на губах Фуке, но как только Колен скрылся за дверью, его лицо приняло серьезное выражение, как будто отражая суровость с какой смотрела на него маркиза, - Присядь, Сюзон, я прошу тебя. Предпочтешь ли ты светский тон или обвинительный, в ногах правды нет. Сядь же. Я настаиваю, Сюзон.

Он подвел маркизу к софе, стоявшей возле окна и с нескрываемой настойчивостью помог ей сесть. Распахнув гардины во всю ширь, виконт открыл обе ставни оконных рам, впуская в комнату свежий воздух и веселый шум с лужайки.

- Так будет лучше. Надеюсь, ты не отказалась принять лекарство, прописанное тебе Коленом? Оно превосходно действовало... думаю, что и сейчас поможете твоему состоянию. Ну а мне ты предлагаешь мышьяк? О... - губы Никола дрогнули в ироничной улыбке, - Значит, вот чего я заслуживаю в твоих глазах, Сюзон? И чем же я заслужил это? Всего два часа прошло с нашего последнего разговора. Что же произошло за это время? Твоему сыну стало хуже? Ты снова хочешь обвинить меня в его несчастьях? Я слушаю. Я выслушаю все твои обвинения.

9

Отправлено: 15.06.12 17:57. Заголовок: С терпением, достойн..

С терпением, достойным погребальных статуй фараонов, дождалась маркиза де Руже, пока хозяин кабинета отпустит своего врача. С неизменно-каменным лицом встретила вдова маршала Франции и обеспокоенный взгляд Колена, перед тем как он скрылся в смежной комнате, и заботливое приветствие виконта. Она смолчала, когда в порыве искреннего беспокойства суперинтендант настоял, чтобы они сели поодаль от его рабочего стола, у раскрытого настежь окна.  Но вся её сдержанность и светская невозмутимость была лишь маской, хрупким слоем масляных красок, скрывавшем искренний, вящий гнев.

- Вы заслужили виконт, заслужили гораздо меньше благости, нежели умереть от скорого на расправу яда... И не пытайся больше изображать святое неведение, фальшь твоего благообразия саднит как кость в горле. Со мной  это неуместно и бессмысленно, если ты ещё не понял. У меня нет к тебе обвинений, к чему мне утруждать себя тем, что ожидает виконта де Во в скором будущем, в пылких объятиях вездесущего префекта? – вопреки обещанию в голосе маркизы оставалась та светская язвительность, с которой придворные дамы отсыпают в бокал неугодных мужей и любовников смертельный яд. Человек, некогда заручившийся её расположением, поддержкой и, наконец, любовью, теперь, в образе уставшего и невинно-оклеветанного добродея, вызывал в ней глубокое омерзение.

- Если Жерар не успел ещё «принести благую весть», то я сообщу тебе, что Франсуа жив. Месье Ламар оказался весьма вовремя в моих покоях, чтобы спасти маршала Франции от дурмана болезненной горячки и заражения крови,– она прикрыла глаза, на мгновение вспоминая, как держала в руках окровавленную корпию и отрешенно смотрела на зияющую рану на теле своего мальчика. – На Ваше счастье он далек от того состояния, когда сможет задать Вам щекотливые вопросы или пристрастно продолжить расследование, порученное ему королем. – Она солгала намеренно, не желая провоцировать новых пасов виконта в сторону неокрепшего Анрио. Хотя и об участии Армана она решила не поминать, подводя разговор к тому, в чем была его суть и цель появления маркизы в кабинете месье Фуке.

- Не в моей власти отдалить тебя от двора, во избежание новых несчастий, разорвав тем прочную сеть твоих интриг, но зато я могу сказать тебе, что хорошая гончая всегда учует лисий след– она пристально взглянула в лицо виконта, против воли находя его осунувшимся и бледным. Намёк на то, что его махинации не остались незамеченными был встречен слишком спокойно, чтобы она усомнилась в ясности её слов для Фуке, и снова поднявшись с места, чтобы подойти к окну маркиза продолжила.
- Не своей волей я приехала сюда, и не по моему желанию происходящие вокруг похоже на воронку, закручивающуюся всё туже в беспросветную глубину, однако, ты имеешь возможность сбросить с шеи камень, который непременно утащит тебя на самое дно. Вернуть то, что не принадлежит тебе, законному владельцу, пусть не раскрыв себя, исподволь, как ты привык, чужими руками – единственное спасение от Бастилии для виконта де Во. Больше я не смогу сделать для тебя ничего, Никола. – она сжала руки в замок, жалея, что у неё нет креста или чёток под рукой, чтобы вознести грешную молитву за душу того, кто, как бы она не желала, никогда не станет ей чужим.

- После нашего возвращения меня пожелала видеть Её Величество и согласилась с тем, что произошедшее с маршалом несчастье не случайно, и что преступники непременно понесут кару, лишь только будут уличены. К слову, она объявила мне и то, что для Её Милости не секрет чья воля стала причиной столь многочисленных смертей под сенью Фонтенбло, – Сюзанна не хотела говорить загадками, окольно намекая на свою осведомлённость о шкатулке, за которую её младший сын едва не поплатился жизнью. Желанным для нее было - бросить Никола в лицо обвинение, в котором она не сомневалась более. Как жарко горела в груди обида, но дело должно быть сделано, и этот туманный разговор лучшее решение. – Мне не нужна твоя исповедь и повинная голова, я желаю наилучшего исхода этого дела …для всех, хотя, пожалуй, многие уже пожелали для тебя жесточайшей кары за содеянное. – продолжила она на пол тона ниже, ломающимся голосом.
– Я много лет считала себя твоим другом, так что ты не вправе упрекнуть меня в злонамеренности или неискренности и говорю тебе, оставь это, оставь Франсуа и свои планы на место у трона, пока не поздно. – голос женщины был тих и твёрд, не в пример мягкой разъедающей грудь боли, которая подобно морской пене разливалась по телу. – Если ты ещё помнишь, то неудачников и предателей короны обезглавливают очень скоро и тут уж ничье заступничество не станет спасением – наконец, Сюзон нашла в себе силы, чтобы сделать шаг к виконту. – ты не имел права так поступать со мной, и я хочу, чтобы ты знал я никогда не прощу тебе это. – её губы сжались в узкую полоску и дрогнули, обида душила, больно щипля глаза и боль, с небывалой силой сжала грудь, заставив её покачнуться и схватиться за плечо суперинтенданта.

10

Отправлено: 17.06.12 00:13. Заголовок: Они оба были слишком..

Они оба были слишком вымотаны этим бесконечно долгим утром, чтобы играть во взаимную вежливость и примерять маски угодливости. И все же, для Никола было неприятным сюрпризом увидеть маркизу де Руже в таком состоянии. Он уже услышал достаточно обвинений в свой адрес, чтобы строить иллюзии относительно отношения к себе маркизы, но чтобы открыто желать ему смерти или изгнания... что могло довести Сюзанну до этого? Очень мало такая неприкрытая и непримиримая вражда походила на обычное отчаянье матери. Да и не сама ли она только что с сарказмом поведала ему о том, что маршалу гораздо лучше?

Он хотел было ответить, открыл рот, но так и замер, не сказав ни слова. Что мог он возразить, если Сюзон была уверена в своих подозрениях настолько, что уже не спрашивала, она обвиняла виконта во всех смертных грехах, плюс в несчастьях своего сына. Сказать, что непричастен к бедам маркиза дю Плесси и что Его Светлости самому следовало быть осторожнее в выборе и врагов и пассий? К чему, это все будет отметено.

Вернуть то, что не принадлежит ему, законному владельцу. Так вот откуда дует ветер! Королева Анна пожелала видеть маркизу еще утром и видимо, причиной тому было не беспокойство о судьбе ее сына, как было подумал Фуке. Так вот оно что! Королева решила сделать свой ход и в качестве разменной пешки решила использовать маркизу де Руже. Это коварный ход, нельзя не отдать должное Анне Австрийской, прекрасно наслышанной о более чем близких отношениях суперинтенданта и маркизы де Руже. Ничего не стоило убедить женщину, убитую горем от едва не случившейся потери сына, в том, что всему виной ее возлюбленный. О, Мадам, браво! Это чисто королевский шаг, Макиавелли аплодировал бы Вам стоя, поминая уроки из своего "Государя". Разделяй и властвуй! Точнее всего будут именно те удары, которые наносят через самых близких вам людей, и в этом Ее Величество несомненно верно расчитала, воспользовавшись слабостью Сюзанны де Руже и направив ее гнев в нужное русло.

- Ты права, Сюзон, - наконец произнес Никола, облокотившись спиной о подоконник, - Я не имел права так поступать с тобой. И я знал, что ты никогда не простишь мне если по моей вине что-нибудь случилось бы с твоими сыновьями.

Он прошелся по кабинету с заложенными за спину руками. Шагал медлено, как будто выверяя каждый шаг, опустив голову вниз и рассматривая узоры наборного паркета. Подойдя к маркизе он едва успел подхватить ее под локоть и поддержать, тогда как ее пальцы слабея соскользнули с его плеча. Никола еще раз усадил маркизу на софу, настояв на том, чтобы она откинулась на высокую обитую бархатом спинку.

- Сюзон, я готов поклясться на Библии, что я никогда не действовал против твоих сыновей и не буду действовать впредь. Я прекрасно понимаю, что тебе преподнесли все эти факты в свете последних событий, приплетя еще и убийства. Как легко смешать все в одно, когда нет ни улик, ни свидетелей, ни преступника. Браво. Даже господин префект не сумел бы так ловко свести все концы, чтобы закрыть очередное дело. Я стал неугоден Ее Величеству? И потому мне приписываются все мыслимые грехи? Но скажи, Сюзон, скажи, зачем мне вся эта мальчишеская возня у трона? Зачем мне убивать твоего сына? В моей власти ссужать или не ссужать деньги королевской казне, так к чему мне эти мелкие интрижки за место подле Людовика? Не я, а король приходит ко мне. Точнее, присылает запросы через своих министров. Королевский Совет, смешно подумать, что могут все эти люди вместе взятые, если бы не мой кошелек, в который они привыкли запускать свои руки, позабыв о всяческих приличиях.

Раздался осторожный стук в боковую дверь и Фуке встрепенулся. Он никого не ждал с донесениями, значит, это было что-то срочное. Бросив быстрый взгляд на казалось бы безучастное лицо мадам де Руже, виконт подошел к двери и приоткрыл ее ровно настолько, чтобы увидеть стоявшего в темном коридоре человека.

- Это срочно, Ваша Милость. Я спешил как только мог, - заговорил человек одетый в форму гвардейца швейцарской сотни капитана де Варда, увидев предупреждающий знак, сделанный Фуке, он продолжил шепотом, - Мушкетеры произвели облаву на цыганский табор. Арестовали всех. Даже,  говорят, в Барбизоне побывали. Один мушкетер из роты лейтенанта де Ресто сболтнул только что в карауле, что дескать ни одной кибитки не оставили целой, все спалили до тла.

- Все спалили?

- Не могу знать точно. Я и это услышал случайно.

- Я выясню остальное. Благодарю Вас, месье. Можете быть уверены, я не останусь в долгу за эту услугу.

- О, месье суперинтендант, какие могут быть счеты.

- Благодарю Вас.

Фуке поспешил отделаться от посетителя так, чтобы этот разговор не успел привлечь внимания его собеседницы. Он закрыл дверь и вернулся к софе, не решаясь впрочем занять свое обычное место рядом с Сюзон. Ее бледное лицо навевало недобрые опасения о развившейся вновь болезни сердца, но что мог сделать для нее он сам? Неназванный врагом, но обвиненный во лжи и предательстве, Фуке чувствовал тяжелый ком в горле, мешавший ему говорить, утешать, даже попросту просить Сюзон позаботиться о своем здоровье.

- Что нам делать теперь? Мы на краю пропасти. Наши враги только и ждут, когда мы сорвемся.

11

Отправлено: 27.07.12 18:31. Заголовок: Когда сменится полум..

Когда сменится полумраком ясный день,
исторгнет разум мыслей  череду
дремота как котёнок юркнет в тень,
и я за ней покорная пойду…

Ожидание обратилось в предвидение, стоило маркизе услышать первые слова оправданий, которые нашёл уместными суперинтендант. Он метался по комнате, с весьма искренней заботой усадив её на софу, и походил на льва, запертого в клетке. В неволе, растерянный и униженный положением всего лишь объекта наблюдений, Никола Фуке как никогда был близок к образу властителя Франции, носившего корону, но не имеющего власти.
- Всё происходит так быстро и безучастно, что едва едва ты успеваешь понять, где совершил ошибку – в её голосе насмешка, но глаза блёклые и усталые, выдают истинный настрой мадам де Руже.  – Ты спрашиваешь меня, для чего тебе понадобилась «мальчишеская возня у трона»? Ты с видом оскорблённой невинности вопрошаешь меня о том, что двигало тобой в этом коварном и не побоюсь этого слова, омерзительном плане?! Я не желаю быть причастной к этому!– он встала, пусть резко и слишком скоро, но Сюзон удалось удержаться прямо, даже не покачнувшись.

- Если бы ты стал неугоден королеве или её венценосному отпрыску, то сейчас передо мной стоял бы не министр финансов короля, а изгнанник. Участь, которая непременно настигнет тебя, если ты не остановишься и не утолишь свою непомерную жадность. Остановись Никола! – она вещала глухим и ровным голосом будто дельфийский Оракул пророча виконту будущность, неминуемую и губительную.
Тем не менее, маркиза не желала зла возлюбленному, столь опрометчиво подавшемуся собственной алчности. Как бы резки не были её слова, сколько бы молний не исторг возмущенный взгляд, она всё ещё желала мирного разрешения всей этой ситуации. Конечно, она не думала, что довольно будет заставить Никола отдать шкатулку Её Величеству и
Тем исчерпать все проблемы, будто разняв не поделивших одну игрушку детей. Но, Бог свидетель, как ей этого хотелось бы.

- Есть лишь одно, что может заставить тебя ввязаться в предприятие столько же рискованное, сколько и глупое. Ты желаешь не только олицетворять собой королевский карман, но и шептать Людовику на ухо угодную тебе правду,, ловко подменив его мать – резко отчеканила маркиза. Стук в дверь спас её от фатального проявления слабости. Когда Никола отвлёкся на вошедшего, она уцепилась за ручку софы и покачиваясь село обратно. Каждый вдох отдавался болью в груди, как если бы её проткнули насквозь копьем…. Она так хорошо представляла ту рану, что могло бы оставить остриё на расшитом лифе платья, что на мгновение ей почудилось, будто кровавое липкое пятно расплывается по ткани, сочась и чуть поблескивая под тусклыми лучами солнца, попадавшими в комнату.
Встряхнув головой Сюзон попробовала отогнать наваждение, для верности зажмурившись и резко выдохнув.

Когда виконт вернулся в кабинет, заметно нервничая и подёргивая правой рукой, маркиза подняла всмотрелась в его лицо и качнула головой.
- Нет не мы…на этот раз я не стану держать тебя за руку у самого края бездны, Никола, нет… - она снова покачала головой. Мадам де Руже подумала, что хорошо бы подняться и докончить разговор в том ключе, в котором он был начат, но отчётливо понимала, что уже не владеет своим телом. Оставшись сидеть, чуть отклонившись на мягкую спинку, она посмотрела в глаза суперинтенданта, будто пытаясь рассмотреть в его взгляде что-то важное.
- Я уже назвала тебе способ избавить себя от бесславного исхода. Если ты не желаешь принять такой вариант, то прости сердечно, я больше тебе не помощница. И если расследование приведёт Франсуа или Армана в этот кабинет, я не стану препятствовать им, тщетно пытаясь убедить их в твоей невиновности. К чему тем заблуждением, в котором я сама невольно прибывала столько времени, обременять ещё кого-то – она махнула рукой, этим жестом смиряясь с той слепотой, которая дарила ей иллюзию благоденствия много лет.

-Я больше не хочу в этом участвовать, не ради тебя не ради мальчиков, неужели ты не понимаешь, что именно от этого, от всей этой  «мальчишеской возни у трона» я укрылась в Бельере. Я не хочу быть орудием ни в чьих руках, будь то виконт де Во или Анна Австрийская! – сладковатый привкус возвестил о надвигающейся дурноте, заставив маркизу отвернутся от собеседника, скрывая лицо в раскрытой ладонью.
- Сделай то, что тебе предлагают Никола, не упорствуй и тогда, это будет хотя бы что-то…тогда я смогу спасти тебя – горько было вновь уступать чувствам к этому человеку, но вопреки всеобщему мнению, маркиза де Руже была лишь человеком, а не железной девой…

12

Отправлено: 29.07.12 15:27. Заголовок: Все рушилось подобно..

Все рушилось подобно карточному домику, все, до чего только успевало касаться легкое дыхание ветра... ветер... все по ветру!
Все на ветер. Пустить в тартарары все и бежать! Никола, надо бежать отсюда! Изгнанник или беглец? Какие есть шансы?
Нет, нет, возьми себя в руки. Это все только дымовая завеса.

Он отнял пальцы от висков и сделал еще несколько шагов по комнате, размеренно дыша, сцепляя пальцы между собой, сжимая кулаки и разжимая их. Пусть Сюзон обвиняет его во всех несчастьях ее семьи, это пройдет. Не нужно поддаваться. В словах маркизы промелькнул намек. Ничего ясного, ничего твердного и определенного. О, эти женщины, они не умеют расставлять свои фигуры на доске прямолинейно, продумывают все на шесть ходов вперед, а потом теряют нить собственных же плано, стоит только оппоненту сдвинуть воображаемую ими цепочку в сторону.
Никола понял, что маркиза пришла не просто с тем, чтобы выплеснуть на него весь гнев и свалить обвинения и горечь, накопившиеся у нее. Нет. Это королева. Ее Величество послала маркизу к нему с одной определенной целью. Было бы глупым надеяться на то, что королеве не было известно о его махинациях с пропавшей шкатулкой. Теперь он вспоминал лицо Анны Австрийской в приемной у короля и понимал, отчего этот сухой тон, откуда взялись эти молнии в глазах и такой сарказм в пожелании ему доброго дня. Она знала. Не подозревала, а знала. Неужели дю Плесси успел докопаться до сути? А может быть Ла Валетт?
Но эти домыслы Никола отбросил тотчас. Нет, первый если бы действительно узнал что-то наверняка, не стал бы молчать, уже сейчас в кабинете суперинтенданта стояли бы мушкетеры дворцового караула, а его самого расспрашивала бы не маркиза де Руже, а ее старший сын, временно замещавший своего брата.
Ла Валетт? Какая ему была выгода от того, что он предал бы его? В то, что Шутолов мог сознаться под принуждением Фуке не верил, эта мысль была столь же абсурдна, как предположение, что Цыган пошел бы на молебен и исповедал Таинства Причащения, вдруг осознав свою греховность перед Господом. Но...
Мысль о Цыгане добавила другую, по цепочке. Они могли действовать не сами, а через подставных лиц. Что если в этой схеме были слабые звенья, кто-то лишний, незаметный и лишенный всякой видимой важности для мира. Кто? Память тут же подала нужный ответ - карлики. В этом всем были замешаны карлики Шутолова, остюда и трупы, найденные в погребке, отсюда убйиство Дуэнде, о котором, вскоре узнает королева... а может быть и узнала уже. Не было ли опрометчивым доверяться этому маленькому люду, чьи помыслы так же темны и неясны для нормального человека, как и их речь? Фуке вспомнил о карлике, неотлучно следовавшем за Вателем. Но тот не был куплен Шутоловом. Ватель сам пригрел мальца еще задолго до того, как при дворе появилась свита королевы Марии и вместе с ней Маленькая Свита и Черный Валет, Шутолов, Пиковый валет... кем еще был этот шевалье де Ла Валетт? И кто помог ему умереть? Цыгане? Губы Фуке скривились в усмешке, конечно же, пусть этот напыщенный гусь де Ла Рейни строит свои предположения, откуда ему знать. Что вообще может знать королевская канцелярия?

Если только... перед глазами мелькнуло лицо герцогини де Ланнуа, случайное совпадение то или нет, но вчера на балу виконту показалось, что мадам де Ланнуа смотрела на них с Сюзон не так как обычно... А если Ла Валетту показалось недостаточным просто быть хранителем доверенной ему шкатулки, но и обладателем ее тайн? Мог ли он пойти на крайние меры, чтобы вызнать секрет замка? Да, они говорили о том, но Фуке распрощался с мыслью о шифре к замку после неудачных попыток выяснить его у Дериона и де Шавиньи. А если Ла Валетт не остановился? Но мадам де Ланнуа живее некуда. Узнала ли она Шутолова? А если этот самонадеянный черт был без маски?
Теперь все становилось на свои места. Нет, это не дю Плесси добрался до него, как полагала его матушка. Это старая герцогиня вложила в его уши яд и шепнула королеве-матери о своих подозрениях. Перепуганная насмерть она могла сделать все какие угодно выводы. И не нужно было искать слабые звенья. Все ясно и без того. Оставалось только выяснить, связано ли все это с пропажей смет из Во, и насколько был осведомлен о ходе этого дела Кольбер. Недавний друг, ставленник Мазарини, такой же как и он, этот тихий и казалось бы неприметный человек переставал казаться столь уж безобидным в глазах Фуке. Однако, боясь позволить страху и панике создать ему новых врагов из одних только подозрений, Никола отринул все мысли и снова обратился к маркизе.

- Сюзон, я не зову тебя в пропасть вместе со мной, - устало проговорил он, понимая, что время для размышлений прошло, от него ждали не только ответов, но и действий, - Остановиться? Остановить весь механизм королевской финансовой машины? Как хорошо, что ты не понимаешь всего этого. Король должен не мне одному. Но единственный буфер между разгневанными и обескровленными кредиторами и королевской властью это я. Остановлюсь ли я, уйду ли - и тогда новая Фронда будет неизбежна. Какие гарантии может представить Королевский Совет всем своим кредиторам? Всем. Даже тем, о ком они не подозревают, о ком они предпочли позабыть. Но долги не забываются. И долги денежные никогда не перестают быть. Это не эфемерные понятия совести и чести.

Он посмотрел в бледное лицо маркизы и замолчал. Поздно что-то менять в ее понимании, да и никогда не нужно было. Что за игру навязала ей королева-мать, о чем она просит его через маркизу?
Сев на софу рядом с Сюзанной, Никола взял ее за руку и осторожно отнял от лица.

- Скажи мне то, что ты должна сказать. Что мне предлагают? И что потребовали от тебя? Тебя поставили перед выбором? Выдвинули условия?  Скажи мне.

13

Отправлено: 09.08.12 17:53. Заголовок: - Вы дурно ведете до..

- Вы дурно ведете допрос, виконт. Стоит взять несколько уроков у господина префекта, впрочем я не сомневаюсь, что своим упорством, Вы, рано или поздно, добьетесь личной аудиенции с Ла Рейни – насмешка такая же явственная как и  боль, звучащая в надломленном голосе, едва ли могла обмануть глаза суперинтенданта, уже успевшего оценить слабость положения маркизы.  Не слишком изящно поднявшись и с явным трудом подойдя к окну, Сюзанна щурясь посмотрела на небо.

- Тебе никогда не нужно было тянуть за собой людей, подспудно действиями ли, привязанностями или шантажом, ты подводишь их к самому краю, заставляя их совершить только крохотный шаг в свою честь! Подобно Цезарю ты пытаешь переступать через реки и государства, забывая, что у тебя за спиной нет легионов. Оглянись, Никола, мушкетеры и гвардейцы преданы не тебе и тычут в спину шпагами вовсе не для одобрения твои махинаций. Мне нет дела до той финансовой игры, что ты ведешь, ставя на кон казну короны, пока я и мои дети имеем возможность жить вне этой паутины стяжателей и ростовщиков, я не стану выяснять, кто больше печется о благе королевских сундуков – её глаза закрылись, начав слезиться от яркого солнца. Она говорила совершенно спокойно, уже даже не устало или поучительно, но так мудро, как умеют только седые безразличные старики.

- Я могла бы и не вести с тобой душеспасительные беседы, сказывающиеся на твоём настроении отнюдь не лучшим образом. Как, собственно, могла бы и свой разговор с королевой оставить делом только нас двоих и не посвящать тебя во всеобщую осведомленность, оставляя тем самым Её Величеству  редкую возможность уличить тебя в неведении… - она устала говорить и на мгновение замолчала, вновь открывая глаза и через силу устремляя взор на сияющее солнце.
- Ты словно глупый Икар, одевший крылья и вдохновленный несбыточным сном, бежишь с отвесной скалы и тянешь меня следом, потому что теперь я уже не в силах оторваться от тебя, даже с болью, даже с кровью.
Единственным, кто поставил меня перед выбором стал ты, Никола, как я и говорила тебе вчера во время фейерверка. Ты оказался даже более жестоким, чем те, кто долгие годы ждал возможности побольнее ужалить вдову герцога де Руже и твою любовницу.
– с этими словами она развернулась и опустив руки вдоль платья сказала, глядя прямо в глаза виконта.

- Но если первый титул уже более ничем не обременителен, то второго я лишилась твоими стараниями наверняка даже раньше, чем первая фрейлина из свиты королев получила от тебя какое-нибудь сапфировое ожерелье. Мне все равно – резко закончила она, подходя в несколько шагов вплотную к Фуке.
- Королева желает, чтобы ты вернул шкатулку, за которой учинил охоту, обернувшуюся кровавой бойней, похлеще резни с гугенотами. Если ты покаянно вернуть шкатулку, тебе обещают забыть злодеяние сотворенные подле королевского дворца, что равносильно самой подножке трона.

В это мгновение её рука, чуть дрожа сжалась в кулак, так будто она была на грани, и готова была ударить Никола, хотя в действительности, этот жест был попыткой сохранить равновесие и не утратить жалкие остатки сил.
Дверь бесшумно отварилась и появившейся на пороге лакей виновато, отводил глаза , не глядя не только на маркизу, но и на своего хозяина.
- Вас спрашивают, месье… к Вам, кхм…маркиза де Лурье – показавшаяся за спиной фигура медленно проплыла мимо двери, тонкой тенью оповещая о своём приближении. – Я не посмел…мадмуазель кажется не здорова – тише добавил лакей, чуть подаваясь вперед, чтобы виновница неожиданного конфуза, не услышала его слов оправдания.

- Простите месье, за моё вторжение, но в самом деле у меня весьма важные новости тихий голос, чем-то схожий с голосом самой Сюзанны предвосхитил появление его обладательницы, вплывшей в кабинет подобно белоснежному облаку. Глаза маркизы де Руже сузились, но в остальном лицо осталось также безучастно к явлению,  в каком-то смысле соперницы.
- Что же, Ваша Милость, представьте меня, не гоже сохранять неловкое молчание и дальше провоцируя взаимное неудобство – елейным голосом проговорила Сюзон, садясь на софу так как сделала бы это истинная хозяйка и показывая тем, что не намерена уйти, оставив разговор неоконченным, только из-за появления синеглазой девы.

14

Отправлено: 11.08.12 21:03. Заголовок: Допрос... вот какие ..

Допрос... вот какие слова уже в обиходе у маркизы де Руже... как скоро милые ничего незначащие светские любезности уступают холодным безликим изречениям судейских борзописцев... Никола подавил в себе желание с сарказмом произнести цезаревское "И ты, Брут". Вряд ли Сюзон была в том настроении и состоянии, чтобы оценить его шутку. Да и было ли ей до шуток, когда ее сын только что выкарабкался из смертельной опасности, а старший, если верить донесениям, занял его место. Узнать бы кто, кому понадобилась жизнь младшего де Руже. Никола все отдал бы за эти сведения, ведь они касались его и далеко не косвенным образом. Тот, кто нацеливался на жизнь маршала двора, вполне отдавал себе отчет, на кого падут подозрения в первую же очередь. Значит, ничего доброго эти люди желать ему не могли.
Эти люди... отчего он думал о многих, вместо кого-то одного? То, что Ла Валетт служил на две руки, становилось все более очевидным, если только этот темный человек с черной душой и таким же непроницаемо черным прошлым не служил собственным интересам, пытаясь заставить молчать маршала. Дю Плесси-Бельер несомненно напал на след шевалье, это бесспорно. Но быть может он вызнал не только тайну о похищении шкатулки королевы-матери, но и по какой-то непостижимой случаности узнал еще более страшный секрет, в который был замешан Шутолов королевы. Если это было так...

- Я не думаю, что мне известно, кто желал смерти твоего сына, Сюзон, - произнес Фуке, на минуту забыв об отчужденности, с которой относилась к нему теперь маркиза, - Франсуа-Анри подошел слишком близко не ко мне, Сюзон. Веришь ты мне или нет, но у меня не было оснований устранять маркиза. Ведь сознаюсь я или нет в том, что ты только что донесла мне о похищенной шкатулке, нет никаких тому доказательств. Мне кажется, что твой сын перешел дорогу кому-то еще. И этот кто-то является нашим общим врагом. Да, поверь мне, это и мой враг. Скрытый и безжалостный. И это не король. Нет, - Фуке покачал головой и встал с кушетки, чтобы пройтись по комнате, таким образом он находил не только недостающее ему душевное равновесие, но и освобождал маркизу от близости, которая была ей если не омерзительной, то уж точно нежелательной, он видел это по ее лицу, чувствовал в ее дыхании, даже в том, как она не смотрела на него во время их разговора, - Я не прошу помощи, Сюзон. Я устал просить то, на что некогда я мог свободно расчитывать, а теперь... - он развел руками, - Что сделать, всего лишь один день... один день и между нами целая пропасть.

Он прошел еще один круг по кабинету, расценивая про себя предложение королевы-матери, переданное через маркизу де Руже. Отрицать ли то, что было очевидным, или сдаться на милость королевы-матери, решившись передать в ее руки единственное действенное оружие, которым он обладал? Впрочем, действенность этого оружия была сомнительной, и Анна Австрийская наверняка делала ставку на это - он не мог вскрыть шкатулку, не зная шифра к замку. А без этого даже оставаясь в его руках, шкатулка с письмами королевы была просто безмолвным деревянным ящиком. Скорее всего королева-мать была бы даже рада если бы он в попытке вскрыть замок повредил бы его и вместе с ним содержимое шкатулки. Значит, этот козырь был бесполезным. Он проиграл. Но королева-мать все еще вела переговоры вместо того, чтобы натравить на него ищеек короля. Отчего так?

- Покаяние... многим оно необходимо, Сюзон. И нам с тобой также, - с сарказом заметил Фуке, сцеплиявая пальцы рук за спиной, - Я не могу ответить ни да ни нет прямо сейчас же. Будь эта шкатулка в моих руках, - заявил он многозначительным тоном, - Я бы непременно отдал бы ее королеве. Чего же более? Как верноподданный Его Величества, я всегда рад услужить королеве. Но увы... у меня нет того, что требует королева. И все же, я не говорю нет, - поднял он указательный палец, - Я говорю что на данный момент, я не могу передать королеве требуемую вещь. Но я приложу все мои усилия, какими колоссальными затратами они не грозили, и раздобуду эту вещь для королевы. Что бы обо мне не думали.

- Вас спрашивают, месье… к Вам, кхм…маркиза де Лурье. Я не посмел…мадмуазель кажется не здорова.

- Что? - не любивший когда его речь прерывают суперинтендант резко развернулся на каблуках и повернулся к двери, - Кто? - он не верил своим ушам, неужели Жаклин де Лурье решилась сама нанести ему визит средь бела дня, не побоявшись молвы и сплетен? Что могло сподвигнуть ее на столь рискованный шаг?

Он оглянулся и посмотрел на Сюзон, явно слышавшую доклад лакея столь же отчетливо, как и он сам. Он говорил ей о фрейлине королевы, лояльность которой он по его же словам купил для себя недорогой ценой. Но он никогда не ожидал, что обе женщины столкнутся лицом к лицу в его же покоях.

- Ты же знаешь, - проговорил Никола, стараясь справиться с внезапным волнением

- Простите месье, за моё вторжение, но в самом деле у меня весьма важные новости, - послышался голос, настолько слабый, что виконт не поверил бы, что он мог принадлежать синеглазой фрейлине королевы, если бы о ней только что не доложил лакей.

- Мадемуазель, прошу Вас. Мадам, позвольте представить Вам маркизу Жаклин де Лурье, фрейлину Ее Величества королевы-матери, - пропуская ее мимо себя, Фуке с удивлением обнаружил разительные перемены в облике молодой женщины, перемены скорее телесного характера, и скорее всего случившиеся благодаря несчастью, - Вы очень бледны, маркиза, присядьте, прошу Вас. Вы должно быть наслышаны о маркизе Сюзанне де Руже. Вы можете без утайки говорить при Ее Светлости все, что сочли бы нужным сказать мне. Маркиза мой близкий друг, от нее у меня нет никаких секретов, - добавил он, слабо веря в то, что именно сейчас Сюзон верила в его слова.

15

Отправлено: 25.08.12 20:46. Заголовок: >>> Фонт..

// Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. Большой шатер //

Подозревала ли маркиза, покидая лужайку, что ей вновь не суждено  будет добраться до апартаментов фрейлин и поспать хотя бы несколько часов, как на том настаивал Ламар и её собственное изможденное тело. Однако человеку, живущему прежде разумом, а уж потом благоденствием плоти, трудно отступиться, когда  вокруг все буквально закипает событиями и переменами. Жаклин чувствовала, подобно собаке, инстинктивно влекомой запахом лисицы, что ей нельзя пропустить того, что будет связано с похищенной шкатулкой. Будто заветный Грааль, эта вещица обещала почти бессмертие. По крайней мере, ей – маркизе де Лурье, сулило величайшую ценность – свободу, пусть средством достижения желаемого и станет шантаж, в этот раз цель как никогда оправдывает средства.

Повернув в коридор, где стражники безучастно охраняли вход в королевские покои, Жаклин увидела человека, явно проделавшего немалый путь, за ним семенил лакей виконта де Во, который не далее как вчера, учтиво помогал ей сесть в портшез у павильона Леды.
- Его Милость должен предпринять какие-то меры – сбивчиво и с предыханием сказал «приезжый».
- Ты ещё посмей давать господину советы, ступай ступай, чай поумнее тебя будет, не в лакеях ходит – первый человек Франции – гордо ответил слуга суперинтенданта и тут же трусливо заозирался по сторонам, будто застигнутый врасплох кролик. Подобные слова во дворце Короля-Солнце, звучали чересчур самоуверенно. Подтолкнув «приезжего» в спину, лакей ещё раз оглянулся и наконец, встретился взглядом с Жаклин.

- Мсье.. Вы не поможете мне – тише, чем могла попросила Жаклин протягивая руку к испуганному мужчине. – Мне нужно видеть господина Фуке, это весьма срочно, и даже более того.. Вы не могли бы…доложите ему о моём появлении
- М-мадмуазель, я готов помочь Вам, как только могу, быть может послать за доктором, Вы бледны…а впрочем, сейчас Его светлость занят у него…посетитель…
- Доложите, а тогда пусть он решит сможет ли принять меня…прошу Вас, это важно – она улыбнулась и в её усталых глазах отразилась та мольба, которая непременно делает честь любому мужчине, независимо от титула, обращая его в  рыцаря-спасителя.

Когда она услышала каким голосом слуга осведомил виконта о её прибытии, то едва удержалась от смешка так по-иному звучал чуть низковатый голос лакея. Однако, как она и предполагала, ей дозволено было войти в кабинет, хотя она была несколько удручена присутствием означенного посетителя. Она не думала, что им окажется Сюзанн де Руже.
Простите месье, за моё вторжение, но в самом деле у меня весьма важные новости,- начала Жаклин и на мгновение смолкла, ожидая, что человек пожелавший заполучить её в свои осведомительницы обеспечит им приватную беседу и избавит фрейлину от неожиданной неловкости. Впрочем, в действительности Жаклин не чувствовала себя сколько-нибудь смущенно. Напротив, присутствие знаменитой соратницы суперинтенданта, при том в настроении враждебном по отношению, прежде всего, к хозяину кабинета, вызывало искреннее любопытство.
- Мадам, я рада быть представленной Вам, поскольку, смею заметить, желала лично выразить Вам своё восхищение – ей не хотелось обращаться в словоохотливую дебютантку в глазах этой женщины с холодным лицом, и мгновенно оценив ситуацию, Жаклин решила отказаться от приличиствующих комплементов.
- Простите мне мой вид и некоторую опрометчивость появления, я не хотела помешать, но у меня есть одна новость, которая…которая полагаю станет Вам небезинтересна. Однако как не вовремя вдова маршала оказалась в покоях Фуке. Их разговор должен был пройти в ином ключе, теперь же мало того, что ей придется демонстрировать свою лояльность к виконту, на глазах у дамы некогда также носившей титул первой статс-дамы Анны Австрийской, она всерьез рисковала быть обличенной в измене. На мгновение взглянув в лицо мадам де Руже и поколебавшись, Жаклин все же заговорила

- Полагаясь на Ваше понимание, мадам, я хочу сообщить месье виконту…шкатулка найдена в таборе и доставлена с мушкетерским конвоем в казармы… Королева узнала о находке и направила мадам де Ланнуа с тем, чтобы опознать и вернуть её…понадежнее укрыв от посторонних глаз. – более прямолинейно и в тоже время витеевато сказать было трудно. Будто на одном дыхании Жаклин объявила новость, не отрывая глаз от лица виконта и не желая пропустить его реакции. Ей необходимо было знать, насколько же в самом деле, эта шкатулка важна для Миллионщика.
- Наша дружба явилась для меня главным поводом, чтобы немедленно поставить Вас в известность, несмотря на моё явное…недомогание, прошу прощения… -конечно, то сотрудничество, которое было закреплено платой весьма внушительной, нельзя было назвать дружбой, однако выразиться иначе в присутствии третьего лицо было недозволительно. Хотя не приходилось сомневаться, что Сюзанна де Руже, искушенная в тонкостях придворных игр, поняла все ещё до того, как Жаклин заговорила.

16

Отправлено: 28.08.12 21:31. Заголовок: Тень расплаты, неуже..

Тень расплаты, неужели это она? Сквозь звенящие тысячи колокольчиков, одновременно ударивших в серебристый набат в его голове, Никола пытался расслышать то, что говорила ему Жаклин де Лурье. Он это уже слышал или на лице фрейлины королевы-матери приговор его предприятию был написан столь отчетливо, что он читал его как с листа, а слова маркизы вторили эхом.

- Что Вы говорите? - потребовалось несколько секунд для того, чтобы взять себя в руки и перестать нервно сжимать золоченые пуговицы на камзоле, - Табор? Шкатулка? Но как? Не может быть... нет... это какая-то нелепая ошибка. Они не могли... так ошибиться, - Фуке отошел к письменному столу, обхватил ладонями толстую крышку стола руками и стиснул пальцами, стараясь прийти в себя, его глаза лихорадочно перебегали с одной бумаги на другую, с одной папки к другой, перескакивали на ленты для обвязки пачек писем, тут же оказывались на корешках книг, расставленных на стелажах по ширине всей стены за его письменным столом.

- Вы уверены, что речь шла о Той шкатулке? - спросил он и медлено обернулся к маркизе де Лурье, - Я безусловно приму меры... но этого не может быть. Не может, - еще раз добавил он, глядя на Сюзон, с интересом следившую за ним, не проронив ни слова в ответ на приветственные комплименты Жаклин, - Я точно знаю... где она.

И все-же меры долны быть приняты. Никола обвел задумчивым взглядом комнату, оценивая весь риск ситуации. Несомненным было то, что маркиза де Руже была осведомлена о подозрениях королевы-матери на его счет. Ее призыв образумиться и вернуть украденную шкатулку прозвучал так неестественно, как могла прозвучать только заученная роль, порученная не столько по желанию, сколько из долга... или из необходимости. К чему же апеллировала королева? К долгу своей бывшей статс-дамы или же к чувствам матери? Попахивало шантажом, но разве маршал был под угрозой опалы? Могла ли королева зайти так далеко, чтобы требовать у своего сына голову фаворита? Или у нее были свои чисто женские инструменты для того, чтобы надавить на Сюзон?

- Я должен оставить Вас на минуту, сударыни. Прошу Вас, располагайте всем, что Вам будет угодным. Мои лакеи к Вашим услугам всецело. Бриан, - выглянув за дверь в приемную, Фуке подозвал молчаливого слугу и указал на обеих женщин, - Исполняй все. И охраняй.

В приемной было пусто, если не считать слуги, охранявшего вход со стороны коридора. Как только двери за ним закрылись, Никола почувствовал облегчение, как будто с его плеч сняли тяжелый груз. Обе маркизы остались с немым слугой в его кабинете, быть может они все еще смотрели ему вслед тяжелыми, вопрошающими взглядами. Но может быть, напротив, были заняты всецело только собой. На что им судьба падающего виконта?
Нет, этого не может быть. И нечего терять голову. Падение? Ну уж нет, для этого вам надо постараться. Какие доказательства может предьявить мне королева, кроме обычных догадок? Ла Валетт мертв. А мертвые не свидетельствуют. Нет, дорогие мои, мертвецы молчат. Документы, украденные из Во, конечно же могли бы изрядно попортить мне кровь. Но их нет, ни в руках, ни даже в поле зрения этого выскочки Ла Рейни. Что может он доказать? Кто может доказать? Нет, нет господа, мой час еще не настал. Не падать. Взлетать. Если королева посмеет шантажировать меня через Сюзон, то у меня есть еще тузы за рукавом.
Внутренний монолог суперинтенданта был прерван появлением его секретаря.

- Где Петипа?

- В павильоне, месье. Как только Ватэль передал мне, что за ним посылали цыганки, я и распорядился, чтобы карлик отвел их в парк. Я только что оттуда. Невеста барона заартачилась, не стала говорить мне, с чем пришла. Настаивала, что передаст только Вам лично.

- Лично? - губы Фуке скривились в усмешке, - Они не в том положении, чтобы настаивать. Вы знаете о таборе? Впрочем, я загляну в павильон. Но это подождет. Виллем, мне нужно сейчас же, чтобы Вы проверили нечто важное для меня. Очень важное. Проследите за входом во дворец со стороны парка... туда должна будет прибыть герцогиня де Ланнуа. Проследите за ней. Куда она пойдет. Что будет делать. Воспользуйтесь тайными коридорами. Так надежнее. С герцогиней могут быть мушкетеры, так что не попадайтесь на глаза. Слышите? Речь идет не просто о риске оскандалиться за неуместную слежку. Сообщите мне обо всем, что увидите. И еще. Вот что, - виконт побарабанил по крышке секретарского стола, обдумывая следующий приказ, - Возьмите кого-нибудь из карликов. Герцогиня принесет во дворец шкатулку, - глаза секретаря забегали от изумления, почти так же как четверть часа назад у самого Фуке, - Я не уверен, что это именно та шкатулка, Виллем. Но я хочу, чтобы карлик не спускал с нее глаз, пока Вы будете докладывать мне. И если будет возможность. Если будет... - Фуке хмыкнул, раздумывая над тем, имело ли смысл вновь похищать шкатулку, ключ от которой он все равно не сумел подобрать, - Если будет возможность, то пусть он выкрадет шкатулку. Принесете ее в тайник. На прежнее место. Но не рискуйте почем зря. Ни Вы, ни Ваш помощник не должны попасться на глаза ни единой живой душе. Это все. Ступайте.

Выпроводив де Виллема из приемной, Фуке сам затворил двери и глубоко вздохнул. Какие вести могла принести ему невеста барона? То. что табор разорен, он и сам знает, но судя по тому, что цыганки появились в Фонтенбло еще до возвращения мушкетеров, вряд ли они знали о судьбе своих сородичей. Так что же еще?
Странный холодный озноб гусиной кожей пробежал по спине. Никола закрыл на мгновения глаза, отгоняя от себя видение. Лицо маркизы де Лурье по странности являлось ему как призрак, словно он увидел в ее глазах свой приговор. Это уже второй раз он подумал так. Отчего? С чем связана эта женщина? Или с кем?

- Сударыни, я всецело в Вашем распоряжении, - с улыбкой и бодрым голосом объявил о себе Фуке, возвращаясь в кабинет, - Боюсь, Ваше Сиятельство, что совет, который Вы мне так любезно дали, невыполним. Предмет нашего разговора давно уже вне досягаемости, - он утвердительно улыбнулся, глядя на лица обеих дам, ему было интересно, как каждая из них интерпретировала его слова?

17

Отправлено: 19.09.12 21:53. Заголовок: Грехом останется пус..

Грехом останется пусть ложь
Не обратившись в правду на заре,
Что было прежде – не вернёшь,
И этот крест вовек на мне.

Каким бы странным это не показалось двоим другим участникам необычной мизансцены, Сюзон отнюдь не чувствовала неловкости или даже тени былого раздражения. Возможно, ум её и без того вынесший немалое напряжение, был уже чрезмерно изможден для новой волны презрительных обвинений и обид, а быть может, вид «соперницы», изрядно отличавшейся от вымышленного образа новой фаворитки виконта внушал скорее сочувствие, чем неприязнь… Как бы то ни было, Сюзана де Руже, не пошевелилась на своём, почти хозяйском месте в самом центре глубокой софы и с завидным достоинством выслушала и представление  молодой фрейлины и её торопливую отповедь.

Ничего  странного не было  в том, что получившая, по слухам, весьма внушительный аванс маркиза, спешно докладывала своему «благодетелю» о последних событиях в ближнем окружении королевы. Было время, когда сама Сюзанна, возможно с меньшим рвением, но вполне искренне предостерегала, восходившего по придворной лестнице, Никола Фуке от необдуманной поспешности действий. Однако, услышанные ею слова, заставили вдову маршала выпрямиться и пристально взглянуть в бледное и напряженное лицо девушки. Понимала ли она, ЧТО могла означать эта новость для передела сфер влияния при дворе.

«глупые девочки, неискушенные блеском драгоценных камней и лестью лживых слов, чем оборачиваются для короны ваши откровения и «дружеские» осведомительные беседы» - хотя конкретно фрейлина де Лурье ни в коем случае не похожа на тех юных дев, что восхищенные блеском литературного салона маркизы де Руже, делались заложницами запутанной игры суперинтенданта финансов.

- Мне думается, Ваша выгода от этого сомнительного в своём значении известия,  не может стать больше дискредитации в лазах статс- дамы, Её Величества… Вы знаете, что мадам де Ланнуа является крестной моего сына и маршала Франции, верного поданного Его Величества – Сюзанна приподняла бровь, обращаясь весьма безучастно к Жаклин, когда Никола оставил их наедине.

- Нет нет, меня можете не опасаться…Виконт не даром Вас заверил в моей лояльности, которую до сего дня не смогли поколебать ни время, ни его …лояльность к придворным дамам. – она развела руками, думая о том, что последние события были достаточно весомым аргументом, дабы обратить возлюбленных в злейших врагов.

– Однако весть и впрямь дурная… - подумала вслух маркиза, отводя взгляд с фрейлины, к её чести выдержавшей весь пассаж с неизменно спокойным лицом.

- Простите, и не примите на свой счет, меня совершенно не касается истинная подоплека вашей «дружеской» искренности, только это впрямь не вовремя.

В это мгновение в кабинет вернулся Никола, лишив мадмуазель де Лурье возможности ответить дерзко или чересчур прямолинейно, хотя, в отличие от Сюзон, едва ли она была в том положении, чтобы не оглядываться на приличия

- В самом деле, жаль что Вы упустили счастливый случай, оказаться полезным самому себе и короне…не говоря уж о иных персонах- в её словах прозвучала насмешка, хотя она скорее имела ввиду себя, нежели Жаклин, уже неловко отступившей к запертой двери и осознавшей размах той бури, в которую велением собственных интересов вторглась ранее. Маркиза могла бы уйти, более того, в свете обстоятельств, предмет прерванного разговора не был более актуален. В партии сменились козыри, но расклад был не в пользу виконта де Во и именно этот факт заставил Сюзанну остаться, хотя её уход и был оправдан. На правах ближайшего друга и фактически хозяйки, она взглянула на суперинтенданта и ответила на его вопрос.

- Тем не менее, кое-что может переменится и Ваша лояльность к известной персоне, может стать залогом как безопасности так и продолжения нашей… дружбы, - этот спектакль уже нельзя было вести сохраняя полную конфедециальность, и все, что оставалось маркие де Руже сказать то, что она произнесла не взирая на присутствие Жаклин.

18

Отправлено: 22.09.12 19:31. Заголовок: Нет, нельзя было утв..

Нет, нельзя было утверждать, что между двумя женщинами чувствовалось напряжение сопряженное с соперничеством или неприязнью, и все-таки, войдя в кабинет, Фуке сразу же ощутил неловкость внезапной тишины. Так тихо бывает, когда резко обрывается разговор. А резко оборванные разговоры редко бывают о чем-то пустячном и безобидном вроде погоды или последних веяниях моды. К тому же, Никола прекрасно знал Сюзон и думал, что успел узнать достаточно хорошо Жаклин де Лурье, ни та ни другая не стали бы коротать время за пустыми мелочами или сплетнями.
Значит, разговор велся о нем. Или нет. Скорее всего о том, чья судьба более всего волновала сейчас Сюзанну де Руже, о ее сыне маршале дю Плесси-Бельере. Было бы интересно узнать, каковым было отношение к блистательному фавориту Его Величества со стороны маркизы де Лурье. Но пока что в холодных синих глазах Фуке не прочел ничего кроме остраненной безучастности. Казалось бы, Жаклин де Лурье не интересовал предмет беседы, да и новость принесенная ей виконту де Во нисколько не затрагивала ее собственных чаяний.

Она либо великолепная актриса, либо самая опасная и алчная из придворных дам Ее Величества - продаст любой секрет или тайну и глазом не моргнув с той только корыстью, чтобы иметь влиятельных друзей при дворе и постоянный доход в виде платы за доставляемые ей сведения. Эта оценка давно уже напрашивалась сама собой, но Никола не спешил разуверяться в том, что и сам был предметом если не интереса, то хотя бы любопытства со стороны мадемуазель. Его мужское тщеславие не терпело пренебрежения им самим, и если можно было не верить в то, что сам он нисколько не интересовал молодую особу, он с легкостью отметал сомнения.

- Весть дурная, да. Но я послал своего человека... исправить упущение. По возможности.

Как ни странно, но то ощущение загнанного в тупик зверя, которое преследовало его со вчерашнего вечера, вдруг отпустило. Вместо этого Фуке чувствовал азарт. Погоня велась за шкатулкой, но не за ним. А теперь, когда она невесть какими путями возвращена во дворец, не самое ли время сдать козыри? Что могло помешать ему, суперинтенданту финансов привлечь собственные ресурсы к тому, чтобы выяснить местонахождение пропажи и привлечь к ответственности похитителей? И пусть Сюзон смотрит на него как на предателя, сердце не переубедишь. Но та, другая женщина, королева Анна, не любила его и следовательно не была обязана чувствовать предательство во всем происходившем. Ее он мог с легкостью убедить в своей непричастности к похищению. Более того, он мог взвалить всю вину на цыгана. Кто станет отрицать? Кто скажет хоть слово в защиту цыганского барона против слова виконта де Во?

Мертвые молчат, губы суперинтендата дрогнули в улыбке, которую только на одну долю секунды можно было бы счесть за жестокую усмешку. Но вот он уже улыбается любезно и галантно. Не таким ли знают и любят его все те любители салонных бесед и литературных собраний, кто и поныне поют дифферамбы в его честь?

- Как знать, дорогая маркиза, - заговорил он, взяв в ладони руку Сюзон, - Я могу оказаться весьма полезным Их Величествам в деле поимки настоящих похитителей, а это немало.

Он бросил многозначительный взгляд на маркизу де Лурье, кажется, ей довелось однажды услышать имя одного из причастных к похищению лиц. Как жаль, что во время их первого разговора Никола был настолько усталым, что не обратил более пристального внимания на упоминания Жаклин о услышанном ей разговоре. Это промелькнуло в его памяти, но нисколько не отложилось. А теперь имело ли смысл напоминать ей о том? Не опасно ли заставлять молодую особу вспоминать то, что сам Фуке желал бы оставить за завесой?

- Я всецело лоялен к Их Величествам. И ко всем, кто преданно служит короне, - ответил Никола, глядя прямо в глаза Сюзон, - И я также как и маршал дю Плесси более всего желаю обезопасить двор и тем более нас.

Сказать более он не смел. Не следовало смешивать дружбу с маркизой де Руже, которая уходила корнями в любовь, пусть и некогда угасшую, и чисто деловые отношения с маркизой де Лурье. Хотя, Никола и не мог не замечать и не оценить красоту мадемуазель и ту привлекательность, которую нес в себе ее таинственный магнетизм, для него важнее было сохранить пусть только дружеские, но все еще доверительные и теплые отношения с Сюзон.

- Я благодарен Вам, дорогая маркиза, за предупреждение. Я прекрасно понимаю, какой ценой это обойдется Вам, если хотя бы одна душа узнает о нашем разговоре. И посему, обещаю Вам хранить его в строгой тайне. На моих слуг Вы можете также всецело положиться, мадемуазель. Они преданны мне и не раскроют рта без моего указания. Я постараюсь, чтобы Вам не пришлось ни разу пожалеть о сделанном Вами выборе, сударыня, - добавил виконт, обращая мимолетный взгляд на точеную шею маркизы, прикрытую неизвестно чего ради шалью, - Позвольте мне и врпедь считать Вас другом, дорогая маркиза. Вы уже слышали о вечере, который я собираюсь устроить нынче? Я сочту за честь, если Вы соизволите почтить меня визитом. Будет карточная игра, актеры театра месье Мольера. Приходите, сударыня. Одна или с эскортом. Я буду рад Вашим друзьям так же как и Вам лично.

Приглашая маркизу де Лурье на карточный вечер, Фуке преследовал еще одну цель помимо того, что старался собрать у себя в покоях цветник самых прекрасных дам двора. Ему было важно увидеть, приведет ли маркиза кого-нибудь еще в качестве своего эскорта и кто это будет. К тому же, где как не за карточным столом люди раскрывают свое скрытое от всех и от самих себя "я". Да и дружеские связи куда легче распознаются в атмосфере неофициального собрания в частных покоях, нежели на всеобщем обозрении во время приемов.

19

Отправлено: 09.10.12 11:07. Заголовок: Да, мадам я знаю, зн..

Да, мадам я знаю, знаю лучше прочих, что ждет меня, доведись Вашей куме узнать, кому я поспешила принести эту недобрую весть.  Однако если бы я желала сохранить верность королеве, то поведала бы ей историю своей жизни и на коленях молила сменить виселицу на камеру в Бастилии. Нет, мадам, я далека от тех душевных метаний, которыми по моей вине мучается лейтенант королевских мушкетеров.  Неисповедимы пути Господни. – весь этот монолог Жаклин произнесла не шевельнув губами, лишь её пристальный взгляд мог раскрыть маркизе её истинные размышления.
Ни жестом ни кивком головы фрейлина королевы не выдала своей оскорбленности или протеста словам мадам де Руже.  Маркиза де Лурье подметила одну мелочь, лишь только ей удалось войти в кабинет виконта. Давние «знакомые» вели разговор настолько же приватный, насколько и пылкий, коль скоро румянец на скулах суперинтенданта и сжатые добела пальцы маркизы, не обманывали зоркие глаза Колючки. И именно благодаря этому обстоятельству сама Жаклин меньше рисковала быть раскрытой.Тем не менее, даже гнев и растерянность для Миллионщика, если только его слава правдивы, не были достаточным поводом, чтобы забыться и пропустить что-то важное.

- Ну, что вы, Ваша Милость, я не  на миг не смею оскорбиться Вашими словами, мне понятно, почему в искренность дружеских намерений при дворе Короля не принято верить, даже если то подкреплено годами и беспочвенными слухами  -  это был даже не намек, а вполне осознанно упомянутая параллель к отношениям самой Сюзанны де Руже и Никола Фуке. Едва ли сама Жаклин думала прежде, о том, что было между этими людьми, помимо общего прошлого, хотя в кулуарах свиты, она не раз слышала даже кое-что скабрезное. Но, наблюдая их пикировку, она думала, что всё далеко непросто,  раз был помянут её недавно приобретенный знакомый, сын маркизы, маршал дю Плесси, Колючка и впрямь не вовремя вторглась в кабинет суперинтенданта финансов.

Немой слуга Бриан громко шаркнул ногой за дверью, прежде, чем та отворилась, впуская обратно хозяина покоев. Он был также возбужден, как в тот миг, когда увидел фрейлину королевы на пороге своего кабинета, его виду не добавилось ни спокойствия ни уверенности, однако он поспешил заверить обеих дам, что «меры предприняты»
- Я буду искренне рада, если моя весть…пусть и дурная – она невольно бросила взгляд в сторону маркизы. – окажется полезной Вам, и более того, Вам удастся избежать нежелательных последствий.  –она почтительно склонила голову вбок. Считая свою миссию исполненной и ярко ощущая потребность в немедленном отдыхе, Жаклин сделала шаг назад, стянув на шее шаль.

- Я не сомневаюсь в конфиденциальности нашей беседы, у меня был случай убедится в том, что вы дорожите репутацией друзей, месье – она посмотрела на виконта, однако, в это мгновение маркиза де Руже проделала странный жест рукой, в котором можно было уловить раздражение. Взгляд маркизы де Лурье переместился к непроницаемому лицу вдовы маршала, и она, успела заметить, чем был вызван это мимолетный жест. «Ах бросьте, в самом деле? Он чем-то дорожит» - вот что едва ли не огненными буквами читалось  во взгляде маркизы. Бааа, у вас мадам, опыт совсем иного рода – подумала Жаклин, но обратилась к суперинтенданту.

- Я не смею обманывать Ваших ожиданий, месье, потому не стану обещать, что непременно буду нынче вечером по Вашему приглашению. Виною тому не моё пренебрежение обществом и даже не придворные обязательства фрейлин. Я, видите ли, немного нездорова…Но я постараюсь быть – коротко закончила она, сделав ещё шаг назад. Бриан отворил дверь со стороны коридора, будто шестым чувством осязая, что одна гостья готова покинуть кабинет его господина.

- Всего доброго Ваша Милость, я в самом деле, рада быть представленной Вам, пусть и при таких обстоятельствах – она уклончиво улыбнулась Сюзане и оказалась, наконец, за дверью.
- Теперь всё – прошептала Жаклин одними губами, и осела на пол, в руках едва подоспевшего немого.

// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты маркизы Жаклин де Лурье. 2 //

20

Отправлено: 23.10.12 16:59. Заголовок: Нездорова? На бледно..

Нездорова? На бледном лице суперинтенданта выразилось почтительное сочувствие в купе с недоумением - но отчего же? Праздники Фонтенбло в самом разгаре, разве можно представить себе большую напасть, чем внезапная мигрень или простуда? Впрочем, сам вид маркизы де Лурье говорил более чем красноречиво о том, что это не было пустой отговоркой ради более приятного и романтичного времяпровождения. Чем бы не была вызвана слабость молодой женщины, она не была наигранной нисколько, если только Фуке не разучился видеть под маской придворной любезности истинное настроение собеседницы.

- Мне очень жаль, мадмуазель, если недомогание воспретит Вам появляться в обществе. Вы позволите мне прислать своего врача? Впрочем, о чем я говорю... появление личного врача Фуке в Ваших апартаментах немедленно привлечет внимание. Нет, пожалуй, я не стану рисковать Вашим добрым именем... покуда мое имя не будет обелено в глазах Ее Величества. Однако же, держите меня в курсе, дорогая маркиза, если Вам понадобится помощь. Любые лекарства и любые средства, которыми могут располагать лекари Франции, будут к Вашим услугам тотчас же.

Обещая такого рода поддержку, Фуке нисколько не преувеличивал, ведь патенты на изготовление снадобий и их распространение в пределах Франции выдавались с его ведома и чаще всего по его же рекомендации. Все аптекари и сколь нибудь значимые знахари так или иначе были связаны чувством долга и обязательства перед виконтом, и по первому же требованию поспешили бы вернуть долг услугой любого рода.
Любого... подумал Фуке, но тут же отбросил непрошенную мысль, нет, дела его еще не настолько плохи, чтобы просить услуги именно Того рода. Ла Валетт со своими подельниками и без того натворил дел, грязь от которых налипла и на его руки. Если верно то, что дю Плесси был близок к разоблачению Ла Валетта, то также верно и то, что маршал или те, кто так своевременно информировали его на всем пути следствия, успели уже связать имя Шутолова с ним. Обвинительная речь Сюзанны де Руже прозвучала как подтверждение этим опасениям, чего же более? Королева-мать негласно дала ему понять, что у нее были веские основания подозревать его в причастности к убийствам и к похищению шкатулки. И конечно же, не следовало обманываться в том, что убийства уже давно привязаны к пропаже этой шкатулки.

Дверь закрылась за фрейлиной королевы-матери, но Фуке не спешил отойти, прислушиваясь к тому, что происходило в его приемной. Тихий шелест тканей и звук похожий на протяжный вздох... она упала? Чьи-то шаги поспешно приблизились к дверям... видимо, кто-то подоспел на помощь... тяжелое дыхание и сопение... это Бриан, его немой телохранитель, хранитель тайн и самое жизни Никола Фуке, оказался рядом чтобы помочь мадемуазель де Лурье.
Никола приподнял брови, улыбнулся и взглянул на свое отражение в зеркале. Постояв с минуту он дождался, пока не вернется прежнее безмятежное непроницаемое выражение на лице, и повернулся к маркизе де Руже, безмолвно ожидавшей продолжения их беседы.

- Я постараюсь... - начал было Фуке, приближаясь к Сюзон, когда раздался легкий шорох и царапающее постукивание в дверь, встроенную в высокий книжный шкаф, - Входите, Виллэм! - позвал виконт и виновато посмотрел на маркизу, - Прости меня. Это могут быть новости о шкатулке... лучше выслушать сейчас, чем теряться в догадках. Сегодня все против нас... против меня.

- Месье виконт... - в проеме открывшимся из-за выдвинувшихся в сторону полок с книгами показалась соломенная шевелюра фламандца, - Простите, Вы не один... я позже...

- Нет, войдите, Виллэм. Маркизе де Руже будет также интересно узнать те новости, которые Вы принесли. Что со шкатулкой? Где она?

- Все по порядку, месье виконт. Шкатулка в часовне Ее Величества. Герцогиня де Ланнуа оставила ее там. В приемной и в самой часовне неотлучно находятся мушкетеры. И они заметили меня, когда я следил за ними. Пришлось сыграть шутку с одним молодым дворянчиком и его зазнобой, чтобы подозрения отвести. Да кто их будет подозревать, дело молодое, искали уединения. Потребовали проводить их в часовню...

- Молодой дворянин? - Фуке даже похолодел от одной мысли, кем мог оказаться этот дворянин, ищущий удединения с молодой особой, - Это ведь не... - он скосил взгляд на маркизу де Руже и вопросительно посмотрел на Виллэма, - Кто он?

- Как честный человек... - замялся управляющий, - Я не могу... Ваша Милость.

- Бросьте, Виллэм, кто это был? - взгляд Фуке из вопросительного превратился в испепеляющий, неужели этот неугомонный маршал уже пришел в себя и поднялся с постели? Но кого же он привлек на помощь себе? Молодая особа? О да, месье маркиз был весьма ловок на то, чтобы прикрывать разнюхавние чужих секретов за любовными свиданиями. Знает ли его очередная пассия о своей истинной роли в маршальской игре? - Кто просил Вас провести их в часовню, Виллэм? Отвечайе или Вы лишитесь не только своего места, но и всех пенсий, которые я Вам назначил и всех рекомендаций, клянусь Святой Девой!

- Месье, видит Бог, не я распустил язык... Вы сами подтвердите это... Но что с того и в самом деле. Это был князь де Монако... только и всего. И он вряд ли успел сообразить, что я привел его неверной дорогой. Насколько я могу судить, он вообще без провожатого не найдет дорогу даже от спальни собственной супруги до своего кабинета, куда уж там часовни...

- Князь де Монако? - переспросил Фуке, слегка остывая после внезапной вспышки гнева, - Надо же, - хмыкнул он и насмешливо протянул, - И кто же интересно была та молодая особа? Впрочем, молчите о ней... и в самом деле честному человеку не следует помнить о таких подробностях.

Значит, это всего навсего молодой князь де Монако решил пуститься во все тяжкие, покуда его дражайшая во всех смыслах супруга веселится на пикнике или в компании Филиппа Орлеанского... прекрасно, прекрасно... кто и в самом деле станет увязывать случайно забредшего не к той часовне князя с его соглядатаями? Раз это был Луи де Монако, значит, никто не станет подозревать суперинтенданта в слежке... хотя бы одной проблемой меньше.

- Ступайте, Виллэм... Но впредь будьте острожны с этими тайными коридорами. Не далее как сегодня утром король потребовал все чертежи дворца к себе. И если я верно понял, то мушкетеры короля будут прочесывать все тайные коридоры. Не хотелось бы, чтобы Вы столкнулись с ними лоб в лоб...

- О, я сама осторожность, месье виконт... Мадам, месье, - управляющий скрылся за тайной дверью так быстро, что через секунду уже можно было гадать, а был ли он вовсе в кабинете Фуке.

- Сюзон... ты видишь, я стараюсь, - попробовал продолжить разговор Никола после некоторого молчания, - Не будь слишком сурова ко мне. То, что королева подозревает меня в похищениях и во всех грехах, которые совершаются при дворе, закономерно. Герцогиня де Ланнуа наверняка нашептывает ей обо мне, а прохвост Кольбер не упускает случая пустить ложные слухи о моих якобы махинациях. Я не обращал на них внимания. Великодушно прощал. Но теперь я вижу, что это великодушие обращается против меня же.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Никола Фуке. 2