Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои маркизы Франсуазы д'Отрив.


Дворец Фонтенбло. Покои маркизы Франсуазы д'Отрив.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Отправлено: 09.11.11 09:18. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Покои маркизы Франсуазы д'Отрив.

    02.04.1661

https://d.radikal.ru/d24/1902/34/6f920fec92bf.png

2

Отправлено: 01.12.11 18:56. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты фрейлин Её Величества Марии-Терезии. 3 //

- Лесенки, лесенки, ведут нас в темноту... - пыхтел себе под нос Баркароль, поднимаясь по ступенькам лестницы с непривычными для него высокими ступеньками. Он шел по наитию, доверяя мадам Франсуазе, отворившей дверь за гобеленом, - Лесенки бывают вниз, лесенки бывают вверх. Кто наверх таму полушка, а кто вниз ушел, тех нет, - мрачная песенка, которую карлик сочинял на ходу как ни странно могло это показаться придавала ему храбрости. И все-же, перед самым входом в незнакомую ему комнату, Баркароль остановился и прижался щекой к грубоотесанным деревянным панелям двери.

- Тихо тихо, никого, только мышки сыр грызут, - продолжил он свой мотив, убедившись в полной тишине, царившей за дверью, - Идемте, мадам Франсуаза, - прошептал малыш, как будто приглашал маркизу к себе в гости.

- Никого, - объявил Баркароль, отдернув по очереди все гардины и занавеси в комнате, - Госпожа королева не знает ничего о Дуэнде. Тересита знает. Тересита не скажет, - карлик отчаянно замотал головой, так что щегольская шляпа смешно съехала на левое ухо, - Она всем сказала молчать. Нехорошее может быть с королевой, - повторил он точь в точь слова, сказанные испанкой карлицей.

За окошком послышался стук молотков и тяжкий визг пилы. Карлика передернуло от страха, такие звуки ему уже приходилось слышать в Париже, когда строили эшафоты на Гревской площади. Его и его собратьев по уродскому их несчастью вывозили с раннего утра на площадь, чтобы за деньги тешить народ до и после казни.

- Не надо, - взмолился Баркароль и обхватил мадам Франсуазу за колени, - Не надо нас на площадь, добрая госпожа. Я расскажу. Все расскажу, что знаю. Месье спросил про то, что говорят меж нами, так я скажу, - лицо, перекошенное гримассой страха, повернулось в сторону мужчины, которого мадам маркиза назвала своим другом, - Двое, кто пропали не были из свиты госпожи королевы. Их привез господин наш, Шутолов. Они в верхних комнатах жили, там где у господина голубятня старая была, покуда ее взбесившийся Пьер Одна Ножка не разорил. А Дуэнде... он за господином следил весь день вчера. Я видел его. Но он мне приказал. Молчать. И Вы не выдайте. Мне ведь на площадь нельзя. Нельзя, - из черных бусинок-глазок карлика брызнули неподдельные слезы, - Добрая госпожа, спрячь меня. Не води на площадь. Баркароль не выдаст Ваши секреты.

3

Отправлено: 03.12.11 21:02. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты фрейлин Её Величества Марии-Терезии. 3 //

Как только они оказались в недосягаемости для чужих глаз и ушей, Баркароль заметно приосанился и казалось бы перестал бояться. Арман наоборот был взволнован и от того, что не желал доставить маркизе дОтрив еще больших волнений, старался не выдать себя и держаться суровее. Отчего он не рассказал Франсуазе о убийствах, произошедших в парке Фонтенбло, о неудавшемся покушении на короля и придворных во время пикника, о найденном за балаганчиками актеров трупе, о двух карликах, придушенных и запертых в заброшенном винном погребе? Что изменилось бы, узнай Франсуаза о всех ужасах, которые творились здесь же в стенах этого великолепного дворца, наполненного музыкой и роскошью балов и празднеств? Имел ли он право не только разглашать государственную тайну, но попросту лишать покоя молодую женщину, сообщая ей обо всем произошедшем за последние три дня?

- Я не мог раскрывать эти тайны, Франсуаза, - холодно ответил де Руже, но тут же взял маркизу за руку и сжал ее в своих ладонях, - Это не мои тайны. И это... ужасно. Слишком ужасно, чтобы рассказывать. Баркароль прав, мы не должны говорить о убийства Ее Величеству. Не тогда, когда здоровью Ее Величества так легко нанести вред. Королева-мать знает о происшедшем, - де Руже коротко кивнул в подтверждение своих слов, - Да, мне это известно, так как я действую от имени моего брата и теперь все капитаны дворцовой гвардии и караулов отвественны непосредственно мне.

Что-то сильно перепугала карлика. Он так сильно побледнел, что герцог перым делом подумал, не отравили ли его. Но когда Баркароль затараторил про площадь, де Руже сообразил, что речь шла о зрелищах, которые устраивали для потехи топлы перед казнями на Гревской площади. Туда свозили ярмарочных шутов и уродцев, выставляя их на показ как диковинных зверей. Часто под хохот и насмешки толпы этих несчастных заставляли проделывать номера, и даже маленькие представления, в которых нередко демонстрировались казни и пытки. Бедняга Баркароль наверное изрядно натерпелся в руках торговцев живым товаром, пока не попал в свиту королевы Марии-Терезии.

Его счастье, что попал, - подумал Арман, - не мудрено, что его так трясет от одного упоминания о Шутолове. Он его купил, он его продать мог... мог бы. А мог бы и убить.

- Ты говоришь, что есть верхние комнаты? И голубятня? Погоди. Не бойся, - де Руже встряхнул карлика за плечи, - Мы не выдадим тебя. Твой господин до тебя не доберется. Клянусь. Покажешь нам голубятню? Где она сейчас? Ты голубей приманивать умеешь? Баркароль, ты должен помочь нам. Это нужно. Нужно королеве, твоей госпоже, - просто и с теплотой в голосе добавил герцог, перейдя на доверительно "ты" с карликом, по-видимому не привыкшему к высокому обращению к собственной персоне, - Даю тебе слово, что ты будешь под моей защитой. И на площадь тебя больше никогда не выведут.

Значит, до того, как погибнуть Дуэнде что-то заподозрил, и потому следил за Шутоловом. Тот видимо и убил его потому, что заметил слежку. А что же заподозрил Дуэнде? Сказал ли старый карлик хотя бы одной душе о том, что знал? Кому он мог бы рассказать?

Арман задумчиво отошел к окну, предоставив Баркароля ласковой опеке Франсуазы, чья отзывчивость к участи никем незамечаемого карлика трогала его больше, чем он признавался себе. На войне как на войне, любили говаривать в кулуарах дворцов, но только на войне сами солдаты знали, что на войне как в жизни - тот военачальник, кого заботит судьба даже самого последнего рядового солдата, снисходит уважение и любовь к себе, а вместе с тем и военную удачу. Мог ли он доныне вот также как Франсуаза внимательно смотреть в сморщенное как зимнее яблоко лицо карлика и прислушиваться к его плачу?

Но не то, не то, - шептал сам себе Арман, стараясь отвлечь мысли, - Анрио что-то не хотел сказать, Дуэнде что-то подозревал... у меня такое ощущение, что это как подводные камни - они то и скрывают самую суть. А мы тут носимся с уликами и следами. Явное не всегда есть настоящее... или что там говаривал Тюренн? А к черту, впрочем. Сейчас надобно эти камни перевернуть. Что бы не скрывалось под ними. Анрио, если ты желаешь, чтобы я довел это дело до конца, ты должен поделиться со мной всем, что знаешь. И...

Де Руже обернулся. Франсуаза, она мужественно успокаивала карлика, плакавшего в ее юбки как малыш, а ведь и самой ей только что довелось услышать быть может самые страшные вести за всю ее жизнь.

- Франсуаза, - как он мог повернуть вспять все утро, чтобы вернуть маркизу к ее безмятежной прогулке, когда единственно, что ее пугало, был он сам и его внимание к ней, - Простите меня. Я не должен был вовлекать Вас в это. Я не могу позволять Вам или не позволять делать то, что Вы должны будете сделать. Но, прошу Вас руководствоваться Вашим сердцем. Быть может, эти новости слишком рано еще сообщать королеве. Я понимаю, какое тяжелое бремя взваливаю на Вас, предлагая молчание. Простите меня за это.

4

Отправлено: 29.12.11 14:49. Заголовок: Кто ты есть и кем ты..
// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты фрейлин Её Величества Марии-Терезии. 3 //

Кто ты есть и кем ты был?
Спрятал грех и позабыл…

Собственная растерянность и бессилие отступили, когда жалостно-причитающий карлик уткулся в её колени, умоляя о помощи. Он лепетал что-то о площади, но Фани отнюдь не сразу поняла, чего до слёз испугался их аленький соратник. Она довольно мало, знала о происхождении «короткой свиты» Её Величества, но когда от отца ей довелось услышать, что этим расфранченным малышам приходилось развлекать люд перед казнями, на «той самой площади». Франсуаза будучи человеком, наверное чрезмерно оберегаемым от веяний  мира за стенами дворцов и родовых поместий, питала совершенно безосновательный, но искренний трепет перед названием Гревской площади. И  потому, осознав, причину, по которой Баркароль просил их защиты, маркиза сама задрожала всем телом. Страх вернуться к тому кошмарному существованию заставлял карлика, рискуя собственной жизнью, довериться ей и генералу де Руже. Ах, сколько силы было в этом хрупком, зарёванном личике, Фани крепче сжала его плечики, успокаивая. «Шутолов» - имя-кличка незнакомого человека вновь заставило Франсуазу замереть. До чего должно быть опасен и страшен был сей господин, если и Баркароль и Дуэндэ, мир его душе, так боялись даже упоминания его имени! Господь Всесильный, и такой человек подле королевы, как это возможно, недоумевала Фани. Но собравшись с мыслями, она вновь взглянула на Армана

- Конечно, Вы правы, все эти…дурные вести, слишком ужасно, чтобы сообщить Её Величеству, хотя бы на время мы имеем возможность оградить её от этой смуты – противоречие слов и помыслов так терзало маркизу, что эта дилемма была заметна и на её бледном личике. Как же ей было не обмануть доверие друга и не предать чести королевы. Всё отчётливее, с каждым вопросом герцога и каждым ответом, звучавшим высоким дрожащим голоском, она понимала, что опасность не преувеличена и даже напротив. Её слух щадили, как это водится, опуская подробности излишне красноречивые.

- Милый Баркароль, - её взор обратился улыбой к карлику – Ваша смелость достойна любого заступничества и не принимайте наши слова за пустые посулы. И я и герцог ни за что не дадим Вас в обиду, верьте  - её ладонь легко тронула кудряшки малыша.
- Я соглашусь с каждым Вашим словом, Арман, увы…Но не извиняйтесь за злодеяния свершённые чужой рукой. Вам ли виниться передо мной – тем временем она вынула из кармана в складках юбки белый, кружевной платок с вензеле в уголке, и протянула карлику. Всхлипывающий малыш с благодарностью поднял к ней заплаканные глазки.

- Это мне стоит перед вами извиниться, ведь даже не подумав о последствиях, я потребовала немедленно сообщить обо всём Е Величеству. Мой Бог, простите, ведь могла случиться беда…- она отвернулась, когда глаза её заблестели в приступе  растерянного отчаяния.
- Ах, нет, от меня меньше толку, чем от болтливой камеристки – смахнув волосы за плечи, Фани постаралась вернуть себе самообладание, понимая, что сейчас её причитания совсем неуместны.
Когда Арман отошёл  к окну, тяжёлым взглядом всматриваясь в даль, ей подумалось, что он возможно тяготиться ролью сыщика, внезапно возложенной на него братом. Однако ни словом ни видом он не проявляет своего разочарования или слабости. Ей стало совсем стыдно за свою повинную речь и она сникла.

С чрезвычайной трепетностью и внимание трактовала Фани всё что видела и слышала, подобное было свойственно скорее монахиням, чем придворным дамам, однако, воспитание почти пуританское и суть е собственного характера не располагали к иному отношению. Перед ней генерал де Руже и маленький карлик Баркароль наравне являли особо пример чести и стойкости, и от того теперь возвращаться мыслями к прекрасной цветущей клумбе было совсем неловко, хотя то и дело взгляд её  падал на маленький букетик, всё ещё зажатый в ладони.
Внезапно маркиза вскочила и спешно поставив цветы в маленькую вазочку подошла к Арману. Голос её был тих, но ровен

- Я уже поняла, что всё это весьма опасно и для Вас также как для Баркароля…Я только….не знаю, не думаете ли Вы, что под одним из камней, лежащих на вашем пути может оказаться опасный змей? – она посмотрела в окно. – Едва ли право нового друга предусматривает моё вмешательство, но я смею просить Вас Арман, чтобы ни было, будьте осторожны – она не посмела коснуться его сжатой руки и лишь ласково улыбнулась.
- Уверена Ваш брат, будь он в силе просил бы Вас о том же. Вы ведь теперь защита и для маленького союзника она оглянулась через плечо на карлика, рассматривающего её платок. – Будьте осторожны – повторила она, с  тоской взглянув в лицо герцога. Она не сказал больше ничего, потому что в комнате вдруг раздался настойчивый стук, заставивший разом вздрогнуть всех троих.

- мадам Франсуаза, маркиза?! Её Светлость мадам Катрин велела передать Вам немедля спуститься к Её Величеству…слышите...или велела сказать сама Вас найдёт -  за дверью недовольно выдохнули  и комната вновь погрузилась в тишину
Едва не забыв вдохнуть Фани прошептала,  - Камеристка сестры – она немигающим взглядом смотрела на запертую дверь.

– Я могу казаться нездоровой, но тогда визита сестры не избежать…я не знаю, могу ли я быть чем –то полезной Вам, когда могу навлечь на Вас ненужное внимание и подозрение бог знает в чём
– ей совсем не хотелось вот именно теперь идти в приёмную королевы, но становиться обузой в расследовании генералу было бы верхом безрассудства, да и вездесущая Катрин, ох, она непременно явится обрушившись бурей на её скромную «гавань».
- Простите…

5

Отправлено: 08.01.12 18:46. Заголовок: Юбки мадам Франсуазы..

Юбки мадам Франсуазы оказались не только спасительными для карлика, но и своего рода успокоением. Зарывшись лицом в гладкую материю, он мог не слышать визжащих звуков пилы и хлопанья молотков с лужайки, и понемногу начал успокаиваться. Строгий до суровости голос спутника мадам окончательно отвлек его от беды и Баркароль осмелился выглянуть из обретенного убежища и с благодарностью взял из рук маркизы д'Отрив кружевной платочек, чтобы промакнуть заплаканные со страху глаза.

- И голубятня была.. да, - ответил он, поправляя шляпу, чтобы та не свалилась с растрепанной головы, - А ее разорили. Крышу перекладывать собрались и все там снесли. Разорили всовсем. А голубков своих хозяин вместе с кухарскими держит... там за кухнями на старом сарае голубятня есть. Баловство для мальчишек. Хозяин своего голубя там держал. Сизый он. С кружочком черным на шее. Я знаю, видел как хозяин прицеплял ему в лапку что-то да в небо запускал. Он ведь нас за дурней всех считает. Ну как Хромоножку, которого в балаган прошлой осенью вернули. Да как бы не так. Видим. Слышим. А то что молчим, так ведь во дворце много говорить - себе дороже будет. И вы вот, слушаете Баркароля, да не выдайте потом. Оно то дело страшное. Вы меня в обиду не дадите, так свои ж выдадут, коли что не так.

Он хмыкнул коротким по-детски курносым носиком и выпрямился, отстраняясь от спасительных юбок маркизы. Уверенная речь мужчины, которого мадам Франсуаза величала то герцогом, то просто Арманом, вселяла и в Баркароля уверенность и даже смелость. Он с любопытством разглядывал красивую ленту, украшавшую камзол герцога и блестящие ордена на его груди. Такие побрякушки носили немногие, в основном важные из себя господа. Но взгляд их не казался таким честным и прямым, как у герцога Армана. Как знать, может он и не был вовсе из их числа. Может сбир? Но Баркароль за все время дворцовой жизни успел уяснить для себя как должны были выглядеть придворные сбиры - от них почти всегда пахло дорогим вином, одевались они как один или в синюю с серебряными крестами форму или в черное с красным. Еще были лакейские - те тоже носили синюю одежду, но вместо крестов на спине и на груди у них красовались лилии. А этот господин хоть и был в камзоле такого же строгого покроя как сбиры, но цвета носил совсем не дворцовые. Это и озадачивало карлика. Не привыкший скрывать свое любопытство и тем более надолго оставлять его неудовлетворенным, Баркароль спросил герцога де Руже напрямик.

- А Вы стало быть военный, сударь? И не боитесь что хозяин на Вас обозлится за разговоры такие? Вы ведь заступитесь за нас с мадам Франсуазой? - последнее он добавил само собой, записав маркизу д'Отрив в свои соучастницы.

В дверь постучали, да так настойчиво, что сердце Баркароля едва не разорвалось от очередного приступа паники. Он испуганно схватился за край кружевной оборки юбки маркизы и был уже готов метнуться к спасительной двери за гобеленом и потянуть за собой мадам Франсуазу. Но голос из-за двери успокоил его, и к тому же напомнил об обязанности ожидать подъема королевы, когда вся ее маленькая свита была в короткой и скорбной отлучке.

- Королева... ждет, - шепотом повторил Баркароль и посмотрел на лица собеседников, как странны эти придворные - вокруг них люди дохнут как мухи, а вот же они смотрят друг на друга так умильно и мило, как будто за цветочками в поле собрались, а не убивца кровавого искать, карлик нетерпеливо закряхтел и подергал юбку маркизы, - Пойдемте, мадам Франсуаза, нам с Вами поспешать надобно. А господин герцог... а я его выведу. А потом к королеве приду по нашим, маленьким коридорам.

Ему уже не было страшно от мысли о возвращении в темный лабиринт таинственных коридоров, соединявших между собой все покои дворца. Главное теперь было вывести герцога Армана из комнаты маркизы так, чтобы ни одна болтливая камеристка его не приметила.

6

Отправлено: 14.01.12 16:51. Заголовок: - Ваша преданность к..

- Ваша преданность королеве виной этому порыву, если можно винить за  верность, - ответил Арман Франсуазе, разглядывая мечущиеся по лужайке фигуры, - Верность одним оказывается преступлением перед другими. Это неизбежно. И все-же, будьте уверенны, Франсуаза, Вас никогда не обвинят... да впрочем, это ли волнует Вас? Совесть, вот, что не дает Вам покоя. Но Вы несомненно сможете помочь Ее Величеству. Я это знаю. Короли, как и генералы, редко показывают свое расположение, но не всегда потому, что не замечают нас. Иногда их внимание может оказаться смертельным...

Он говорил, обращаясь к Франсуазе, но его мысли давно уже витали где-то вдали. Не оказалась ли смертельной для его брата королевская дружба? Не привела ли она его к смертельной ране скорее, чем вражеские пули? А просил ли король своего маршала быть осторожным, с таким же неподдельным участием, как сейчас его просила маркиза де Винье?

Какие мысли, Арман... к чему? Это верный знак сомнений и трусости, когда начинаешь взвешивать риски и еще больше, когда начинаешь думать о полагающейся тебе награде. Разве этому тебя учил отец? Разве думал Анрио о почестях и даже о следующем рассвете, когда гнался за убийцей? К чему такие мысли? - он провел пальцем по холодному стеклу на том месте, где в небе виднелась первая темная тучка, обвел контур и тут же затер ладонью, нет, никаких туч, никаких размышлений - на войне как на войне, решения и действия, а размышления и подсчеты потерь оставим полковому писарю, на то его служба...

- Франсуаза, простите. Это моя нерешительность вселяет в Вас беспокойство. Я осторожен настолько, насколько это возможно при моей миссии. Но прятаться от ударов противника невозможно.

Между тем Баркароль успокоился совсем и довольно внятно и толково объяснил им про голубятню за кухонным флигелем, о которой Арман слышал впервые. И конечно же его брат также как и он не знал об этом сообщении между Фонтенбло и Парижем. Герцог внимательно слушал сбивчивый рассказ карлика, подспудно сосчитывая про себя расстояние между королевской резиденцией и предполагаемым адресатом Шутолова - хватило бы и трех часов, чтобы доставить записку туда... на получение ответа еще часа четыре... значит, в течении дня могли вестись тайные переговоры и бог знает какие сведения вылетали в записочках, прицепленных к лапке почтового голубя.

- Узнаешь того голубя, коли увидишь? - спросил герцог у карлика и ободряюще улыбнулся, - Да нет, ты мне уже описал его. Я сам найду - сизый с черной полоской на шее... А то что молчишь, это верно. И я не скажу никому, что знаю тебя. И о чем ты нам рассказал. Даю тебе слово. Я генерал и даю тебе слово генерала, что буду охранять и тебя и мадам Франсуазу, - добавил он, с особенной теплотой в голосе.

Он не договорил, когда в дверь настойчиво и с силой постучали. Баркароль тут же метнулся к укрытому под гобеленом тайному переходу и позвал герцога за собой. Де Руже посмотрел в лицо маркизы д'Отрив. Уйти? Нет, это будет бегством... но и оставаться было немыслимым - оставить Фанни одну со страхами и переживаниями? Арман так и остался бы стоять, если бы не расторопность Баркароля, позвавшего за собой маркизу.

- Идите, Франсуаза. Вас ждут. Баркароль выведет меня. Проведаю брата... Может, Вы позволите передать ему Ваши добрые пожелания от Вашего имени?

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня маркизы Сюзанны дю Плесси-Бельер //

7

Отправлено: 01.02.12 21:19. Заголовок: Как скоро вдохновлен..

Как скоро вдохновленная самоотверженность сменяется безликой покорностью. Лишь только воодушевление опасности и борьбы невесомой накидкой спадает с плеч, мир снова теряет свои краски, и только ярко-синий букет маленьких фиалок остаётся доказательством истинности всего случившегося. И тёплая ладошка Баркароля в её руке, настойчиво тянущая к двери - это тоже реальность, о которой ещё нынче утром она не могла и помыслить.

Фани смотрела на напряжённую спину генерала, чувствуя, замечая по отражению глаз в стекле, что мысли его были далеко за пределами комнаты. Но разве могла она пенять герцогу за невнимательность к её опасениям? Этот человек, обремененный тяготами расследования, нуждался в поддержке, а никак ни в капризных упрёках или философских разговорах. И как бы не желала маркиза д'Отрив одёрнуть Армана, настоять на столь важной осмотрительности, она довольствовалась лишь тихим уверением, что  он останется внимательным к тому, что твориться вокруг этого запутанного дела. Улыбнувшись краешком губ, как это делала её матушка, Франсуаза направилась к двери за карликом.

Маркиза и в прежние годы не относилась к числу красноречивых и находчивых дам, столь привечаемых при дворе,даже теперь, обнаружив пылкое желание сказать что-то на прощание, не находила сколько-нибудь подходящих слов. Теперь ей казалось, что высказанное прежде предупреждение было неуместным и невежливым. В самом деле, кому кроме неё в голову может прийти такая глупость, будто генерал недооценивает  опасность преступлений, расследование которых он возглавил. Она смутилась этой догадкой, и уже была готова ретироваться, как сам герцог внезапно задал вопрос.

-Конечно, - она даже сделала шаг вперёд, будто пытаясь в самом деле ухватиться за слова Армана. - я сама должна была...то есть, да, передайте Вашему брату мои пожелания скорейшего выздоровления. И если только он будет в состоянии принять ... если лекари позволят нам его навестить я рада была бы лично свидетельствовать свои слова, в надежде, что маршал оправится и станет подмогой Вам в расследовании - совершенно искренне, но чересчур быстро заговорила Фани. - Думаю Франсуа-Анри самому хочется скорее избавиться от недуга. - нескромное предположение, подтверждавшее осведомленность о характере младшего де Руже, на этот раз не заставило её смутиться. Тем более, что ею в самом деле двигала надежда, что Арман не останется один перед лицом опасности, коль скоро от неё и малыша не много толку.Ей было тревожно и что-то ещё беспокоило Фани, но она не могла задерживаться дольше.

- До свидания, Арман - она тепло улыбнулась герцогу и скрылась за дверью, увлекаемая Баркаролем.

- Наговорила сущей нелепицы - прошептала она, касаясь пылающей щеки и виновато глядя на маленького придворного...
-Ах, мой друг, мне ведь нужно явиться к Её Величеству! Как успокоить её, на случай, если она спросит о Дуэндэ...только бы она не узнала прежде... Нет, сама я и словом не обмолвлюсь, я не посмею сообщить ей такое. Ей нужен покой, а я... - она замолчала. переводя дух. Готовая расплакаться от своей растерянности, Франсуаза опять переживала ту же дилемму, что и несколько минут назад в разговоре с генералом.

Данное ею обещание - не посвящать никого в то, что волею судьбы стало ей известно, она не считала тягостным и даже напротив . Но беспокойство за королеву, которой с первого дня она была предана всем сердцем, угнетало.
- Если бы только найти, чем отвлечь Её Величество, о чем говорить.. - она закусила губу в тяжком раздумии и сжала ладошку Бракароля. Ей было важно не обмануть доверие Армана, но как при этом было не обмануть свою королеву...

Довольно скоро странная пара появилась у апартаментов Марии-Терезы, тем не менее нисколько не привлекая внимания толпившихся там фрейлин...

Дворец Фонтенбло. Приемная Её Величества Марии-Терезии.

8

Отправлено: 20.03.14 09:15. Заголовок: Дворец Фонтенбло. О..

Дворец Фонтенбло. Опочивальня Её Величества Марии-Терезии. 3

Вы погубили меня, мадам... Франсуаза думала об этих словах сидя перед зеркалом в своей комнате и разглядывая букет фиалок собранных лишь нынче ранним утром. Каким безмятежным и радостным всё показалось ей тогда и как чудовищно обманчив был этот благостный мираж. Разве могла она представить, дерзнувшая надеяться на счастье для себя самой, что всё окончится так скоро, так внезапно...так ужасно.
Платье, украшенное крохотными цветами, с безнадежно испачканным подолом сиротливо лежало на постели..его она уж точно более не оденет. После стука в дверь вошла камеристка, принесла воду и поспешила помочь маркизе с прической. Пока руки девушки колдовали над непослушными тяжелыми кудрями Франсуазы, она думала о том коротком разговоре, который состоялся сразу после того, как они с мадам де Руже покинули опочивальню королевы.

- Вы погубили меня, мадам, зачем всё это..неужели нельзя было... - слёзы струились по щекам Франсуазы, расположение королевы, её доверие были безвозвратно утеряны, лучше бы ей не оказаться нынче утром ей провожатой, не разделить с нею боль утраты, чтобы тут же будто хитрая змея нанести новый болезненный удар. - Отчего Вы решили, что жизнь моя не стоит ничего - вопрошающе она посмотрела в холодную почти прозрачные глаза Сюзанны.

- Он мой сын, Франсуаза, и что бы не было, я всегда буду на его стороны. Поймите меня, дитя, если бы только я успела измыслить иной путь, но вспыльчивость королевы, неразумность Франсуа-Анри и то, что я случайно увидела Вас с Арманом перед тем как войти к королеве, всё это обратилось в то...в то, во что обратилось. - она сжала руку вдовы с той силой, с которой не просят прощения,  а настойчиво убеждают в своей правоте. - Помолвка с маршалом...это только помолвка, мы объявим о ней, спасая его от Бастилии, а дальше, я уверяю Вас, всё будет хорошо. - женщина улыбнулась, печально и измучено. Фани поняла, что она сама не верит своим словам.

- А как же Арман? - прошептала маркиза д'Отрив, не отдавая себе отчета в чем и кому она признается этим коротким вопросом. И лишь короткое понимание и суровость, мелькнувшие тенью по бледному лицу Сюзанны, отрезвили её, заставив стыдливо отвернуться. Ведь даже самому генералу она не успела ни пол словом выразить своё уважение, восхищение и ту приязнь, о которой молодым вдовам не вольно было думать. Хотя теперь неизвестно что о ней скажут, когда вскроется эта история с маршалом, так искусно измысленная его матерью.

- Он поймет, возможно, окажись он в той безвыходности, которую встретили мы с Вами перед королевой, он просил бы Вас о том же. Ведь это его брат! - она не верила своим словам, снова. Как скоро Фани научилась читать эту женщину. Она видела, что теперь на совести её еще и этот грех, что "погубила" она не только её.

Воспоминания развеялаись бурым туманом, когда чуть вздрогнув она почувствовал боль от шпильки вонзившейся в кожу.
- Простите мадам, простите, сейчас я поправлю... - засуетилась камеристка, извлекая "обидчицу" из прически. - Может быть оставим этот локон..Вам к лицу - несмело улыбнувшись, она опустила тугую спираль волос на открытое плечо.
- Оставь - безучастно выдохнула Франсуаза. Пора было собираться в Большой Салон на прием Османского посла, где она должна быть в свите королевы, чаяния которой обманула, где она увидит генерала де Руже, который еще ничего не знает, где ей надлежит перед лицом двора и своей семьи вновь стать лишь удачно подвернувшейся партией. - Это так ужасно.. - она закрыла лицо руками, силясь чтобы не заплакать вновь, ведь тогда ей придётся пудриться и она непременно опоздает.

- Нет нет, это очень нежно и Вам вправду к лицу - не поняв в чем дело, заспешила девушка, украшая волосы фиалками из маленького букета.
- Нет, не  надо цветов, заколи жемчугом - не своим голосом властно и резко сказала Фани, отодвигая ладонь девушки.

Дворец Фонтенбло. Большой Салон


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои маркизы Франсуазы д'Отрив.