Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской


Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской

Сообщений 1 страница 20 из 112

1

Отправлено: 26.08.11 19:07. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2

    02.04.1661

    Утро в гостинной Ее Высочества герцогини Орлеанской...

    Франсуаза де Лафайет пишет:

     цитата:
   

Девушки вихрем влетали в гостинную, на ходу поправляя заколки в волосах, оправляя юбки и разглаживая мнимые складки на кружевах скромных декольте. Впрочем, нет, скромными можно было назвать далеко не все декольте, но времени для разбора тонкостей фрейлинского утреннего туалета не было. Вся свита герцогини Орлеанской должна была быть у дверей в опочивальню Их Светлостей сию же минуту.

https://a.radikal.ru/a06/1902/9e/7ec123ec2621.png

2

Отправлено: 31.10.11 21:16. Заголовок: Девушки вихрем влета..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 3 //

Девушки вихрем влетали в гостинную, на ходу поправляя заколки в волосах, оправляя юбки и разглаживая мнимые складки на кружевах скромных декольте. Впрочем, нет, скромными можно было назвать далеко не все декольте, но времени для разбора тонкостей фрейлинского утреннего туалета не было. Вся свита герцогини Орлеанской должна была быть у дверей в опочивальню Их Светлостей сию же минуту. Мадам де Лафайет тщетно скрывала свое нетерпение, похлопывая сложенным веером по раскрытой ладони.

- Ваше Сиятельство, - к графине подошел первый камердинер Его Высочества, высокий молодой мужчина, его стройная фигура утопала в атласных лентах всевозможных оттенках и белой пене кружев разномастных рисунков, он склонил напудренную до бела голову к ушку статс-дамы и доверительно шепнул, - Его Высочество уже отбыли в свою опочивальню и просили не тревожить.

Графиня вспыхнула до корней волос. Ей совершенно не к чему слышать подробности утра Месье, и вид камердинера Его Высочества, выбеленного и разрумяненного как театральный актер, вызывал у графини глубокое неодобрение.

- Я Вас благодарю, сударь, - ответила мадам сквозь плотно сжатые губы и махнула веером, давая понять, что более никаких сведений она не ожидала.

Камердинер исчез также незаметно и тихо, как и появился, вызвав веселые смешки и хихиканье молодых девиц, выстраивавшихся в нестройный ряд перед графиней.

- Так, сударыни! И кто же у нас самые проворные? - мадам де Лафайет огляделе шеренгу девушек взглядом бригадного генерала на плацу и с долей злорадной радости отметила недостачу двоих, - Ага, значит, все-таки среди нас есть сони, любящие запоздать к несению службы. Мадам де Тианж, будьте так любезны, скажите мне имена отсутствующих, - уверенная в том, чьи имена прозвучат, мадам де Лафайет заулыбалась, мысленно готовя вступительную речь с легким разносом для избранных ей мишеней, каково же было ее удивление, когда взгляд ее упал на улыбающееся личико черноволосой де Монтале.

Увидев двух своих "особенных" подопечных в шеренге с остальными фрейлинами, мадам де Лафайет почувствовала некоторое беспокойство.

Уж если эти две непоседы оказались на месте, то кто же тогда? Неужели месье дю Плесси успел все-таки познакомиться поближе с ее цветником, неудовольствовавшись скандальной победой накануне? Или этот проныра де Лозен? Но кто из девушек отстутсвует?

Щеки графини де Лафайет вспыхнули, а с губ были готовы сорваться слова негодования. Уж нет, сегодня же, сейчас же, она пойдет к Ее Величеству с жалобой на маршала. И пусть он хоть трижды маршал двора, это не дает ему права подвергать риску репутации девушек, вверенных ее заботам.
С такими мрачными мыслями графиня де Лафайет ожидала отчета маркизы де Тианж, разглядывая по очереди выстроившихся перед ней девушек и подмечая все недочеты и упущения их горничных. Спешка, как всегда спешка - ну как можно отпустить свою госпожу с такими запутанными лентами в волосах, а это что - шпилька, поддерживающая косынку, призванную скромно прикрыть через-чур широкое декольте, едва держится. Мадам недовольно качала головой. Успокаивало только одно - если Месье уже поднялся и ушел на свою половину, то все утро до пикника в гостинной и апартаментах герцогини Орлеанской не будет ни одного кавалера.

3

Отправлено: 01.11.11 23:27. Заголовок: Габриэль невольно об..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 3 //

Габриэль невольно обернулась, когда первый камердинер Его Высочества с весьма отсутствующим взглядом доложил мадам графине о том, что Месье уже покинул опочивальню своей молодой жены. Неужели все? Вот таким образом молодая особа, молодая жена встретит первый настоящий день своего брака и неужели англичанка была столь холодна или неумела, что бы тронуть сердце Филиппа хотя бы капельку? Конечно же, Габриэль была в курсе специфических отношений брата короля с дамами, когда дело касалось дел сердечных, но как же тогда она сама? В бытность дамою двора герцога мадмуазель де Рошешуар была весьма близка с принцем и считала его очаровательным и способным влюбить в себя и очаровать любого. И что самое важное – герцог совершенно не гнушался поддерживать теплые отношения с приятными ему дамами!
Следовательно, юная герцогиня так и не затронула ни одной струны в его душе?
Пожалуй – и тут Габриэль де Тианж, вероятно, передалось настроение графини де Лафайет – вряд ли теперь следовало ожидать каких-либо перемен в их отношениях, если конечно крошка Генриетта- Анна не задастся прямой целью..

За этими размышлениями маркиза едва не пропустила мимо ушей просьбу мадам де Лафайет, но вовремя встрепенулась и улыбнулась.

- О, да.. Конечно же, - и Габриэль обвела взглядом присутствующих девиц, все еще старавшихся яко бы незаметно для старших дам подправить свой внешний вид и придать свою взгляду больше живости. Проведя среди сонма молодых фрейлин Мадам не так уж много времени, маркиза все же постаралась запомнить имена и лица практически всех, кто постоянно сопровождал Мадам на разных мероприятиях, хотя близкое знакомство Габриэль пока свела лишь с бойкой Орой и ее скромницей-подругой Луизой. Но и этого ей показалось достаточно, так что памятуя о данном себе этим утром обещании вернуться себя прежнюю себе самой, маркиза пристально всмотрелась в заспанные личика девушек.

- Мне кажется, точнее я уверена, что не вижу мадмуазель д'Артуа и мадмуазель де  Креки тоже отсутствует. А касаемо мадмуазель Франсуазы, то к сожалению моя младшая сестра слегка с больным горлом, мадам. Вчерашие празднества на свежем воздухе не пошли ей на пользу, как видимо и я прошу Вас позволить ей провести день в постели, да бы прийти в себя. Я уже распорядилась, что бы ее служанка принесла ей теплого молока с медом и не под каким предлогом не позволяла ей сегодня покидать ее комнаты.

Конечно же, Габриэль не обмолвилась и словом о том, что вероятно причиной скверного самочувствия сестры было холодное шампанское и прогулка по влажному ночному парку, но сейчас было не время для подобных комментариев в ее адрес и маркиза де Тианж сдержалась. Назвав ее несколько имен, Габриэль постаралась убедиться что никого не пропустила и в тоже время ложно не назвала (а особенно не перепутала!) и кивнула головою.

- Мне кажется, что все остальные здесь, мадам де Лафайет. Да, да, я уверена в этом.

«Здесь» - это, конечно, было общее определение местонахождения юных созданий из свиты Мадам и Габриэль не смогла сдержать добродушной улыбки. Эти сонные девушки еще не понимали, а точнее не осознавали, что это была не просто очередная утренняя побудка после королевского праздника и которая требовала их присутствия на очережной церемонии – это было кое-чем большим, своеобразным отправным пунктом в их придворной карьере, минутой, после которой жизнь для большинства из них уже не будет прежней. С простой церемонии пробуждения, одевания и даже завтрака начиналась настоящая жизнь в качестве фрейлины невестки короля Людовика, жены герцога Орлеанского и всего лишь через несколько минут эти заспанные создания навсегда приобретут совершенно особый статус, который заметно изменит их жизнь и станет пропуском к той блестящей жизни, о которой каждая из них тайно мечтала ночами.

«Больше не фрейлины английской невесты, а дамы герцогини Орлеанской!»

4

Отправлено: 03.11.11 15:12. Заголовок: луиза де лавальер

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 3 //

    Появление маркизы де Тианж до смерти напугало Луизу, ведь их буквально поймали за руку. Девушка уже вовсю крутила в голове слова оправдания, опустив взгляд в пол. Всего три дня при дворе и n-ная по количеству провинность... Их наверняка отправят обратно домой, ведь находится в свите герцогини Орлеанской с такой репутацией крайне невоспитанно и стыдно. Так думала Луиза. И лишь после этого вороха волнения, она понимала, как не хотелось бы ей покидать французский дворец. Ведь здесь так красиво, безумно интересно, здесь общаются замечательные люди... Здесь юный маркиз, которого Лавальер уже почти любила, вскоре должен появиться Рауль...

    Вспомнив про возлюбленного, девушка буквально чуть не расплакалась и быстро подняла взгляд на вошедшую гостью, чтобы попытаться остановить то, в чем она была уверенна и чего боялась до ужаса и... Заметила, что ее подруга довольно жмурится, а мадам де Тианж улыбается!

    Радости, а затем удивлению не было предела. Повторять что-либо не было необходимости. Девушки, зашуршав, юбками, быстро выскочили из комнатки. Уже на бегу, Луиза очень переживала за свою подругу, которая вдруг куда-то исчезла. Написать письмо она так и не успела, зато что-то шепнула на ухо своей служанке. Спрашивать сейчас было бесполезно, Ора ловко юркнула обратно и они вошли в покои Ее Высочества. Они предстали перед лицом мадам, мило улыбаюсь.

    Луиза сияла.

5

Отправлено: 05.11.11 00:02. Заголовок: Вот она, первая цере..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 3 //

    Вот она, первая церемония пробуждения герцогини!

    Вчера из-за отсутствия Мадам в опочивальне утро фрейлин не было отмечено ничем волнующим, если не считать подготовки к выезду на охоту, проходившей в спешке и отчаянных попытках старших статс-дам сгладить неловкость и нелепость ситуации и не допустить сплетен и домыслов, порочащих доброе имя Ее Высочества. Сегодня же… О, сегодня все было по-настоящему, и Ора сияла, как новенькая монетка, предвкушая волнительную сцену в покоях новобрачных.

    Она с любопытством следила за разодетым до смешного камердинером, шепнувшим графине де Лафайет нечто, сделавшее еще более каменным лицо суровой гофмейстерины. Что-то не так? Они собрались слишком рано, и молодожены пока не желают никого видеть? Подобный исход первой брачной ночи не особо удивил бы Монтале, за долгие 18 лет своей жизни успевшую побывать на трех свадьбах, пусть и не столь пышных и значимых, но зато счастливых. Воспоминания о веселых послесвадебных шуточках, самая невинная из которых заставила бы грозно нахмуриться Великую Армаду, окрасили щечки мадемуазели нежным румянцем, и она поторопилась сменить мысли на что-нибудь более благопристойное и приличествующее ее новому положению. Но озорные мысли упорно возвращались в герцогскую опочивальню.

    - Интересно, сколько бантиков окажется на халате Месье? Спорим, что больше, чем на пеньюаре Мадам! – она наклонилась почти к самому уху Луизы, но кто-то из стоящих девушек все-таки услышал ее вопрос и сдавленно захихикал. Ора поспешно выпрямилась, изо всех сил стараясь сохранить серьезное лицо, но губы предательски подрагивали, не желая слушаться.

    Стук каблучков в коридоре возвестил о том, что число опаздывающих вот-вот уменьшится, и Монтале живо обернулась к дверям, совершенно не по-христиански надеясь, что первой в гостиную успеет не мадемуазель де Креки. Как ни странно, на сей раз Господь внял ее надеждам: дверь распахнулась перед Габриэль д’Артуа. Личико хорошенькой блондинки было совсем заспанным, и Ора, немедля забыв о вчерашней пикировке из-за маркиза де Виллеруа, прониклась к бедной девушке искренним сочувствием. Да и вообще, это утро было таким необыкновенным, что легкомысленная брюнетка была готова любить всех на свете. То есть, с некоторыми исключениями, конечно же. Вот только ждать, переминаясь с ноги на ногу, в гостиной ей уже надоело, кипучая и деятельная натура Монтале требовала событий и впечатлений.

    - По-моему, мадам графине уже пора бы разбудить Их Высочества, иначе они опоздают к королю, - снова зашептала она на ухо подруге. Разумеется, пора или нет, могла решить только сама гофмейстерина, но терпение всегда давалось Оре с трудом. Заскучав, она попыталась развлечься разглядыванием собравшихся в гостиной дам и девиц, но это занятие лишь напомнило ей о скромности собственного туалета, несколько омрачив радость жизни, поэтому Монтале вновь обратила взор на Луизу, чье сияющее личико так и светилось в предвкушении.

    - Боже, у тебя на щеке крем остался! – они так спешили предстать перед грозные очи графини не в числе последних, что ни одна из подруг даже не успела взглянуть на себя в зеркало. Ора сунула руку в карман за носовым платком. – А я? Посмотри, у меня с лицом все в порядке?

    Она аккуратно стерла крошечное светлое пятнышко на щеке Лавальер, в волнении не заметив сложенного вчетверо листка бумаги, который упал ей под ноги.

6

Отправлено: 05.11.11 11:43. Заголовок: Чуть запыхавшись от ..

    Чуть запыхавшись от быстрого шага, Маргарита влетела в гостиную, когда все уже собрались. Она всегда гордилась свое пунктуальностью, но сегодня все словно сговорились против нее! Горничная не могла справится с корсетом, куда-то запропастились любимые духи, вдобавок по дороге она споткнулась и подвернула ногу...
    И почему все невезение наваливается одновременно?

    Однако, как это ни странно, девушка все-таки не опоздала, хоть и вбежала буквально в последнюю минуту. Графиня де Лафайет строго взглянула на нее, но промолчала - Маргарита была не последней. Кого-то не хватало, однако девушку больше интересовали присутствовавшие. Ожидая начала действия, мадемуазель де Вьевиль обвела взглядом залу, всех собравшихся тут девушек, заново оценивая их.
    А эта брюнетка хороша собой, и умна, бесспорно... Как ее зовут? Де Монтале, кажется, провинциалка. Немножко неотесана, но далеко пойдет. С ней будет интересно поговорить... Она меня, кажется, опасается, и, в общем, не зря!
    Де Лавальер. Тоже провинциалка, подруга Монтале. Они всегда держатся вместе. Милая девушка, и такая робкая. Маргарита вспомнила спектакль господина Мольера, на котором она впервые познакомилась с белокурой Луизой. Какой же робкой и беззащитной была эта девушка! Мать учила ее не пренебрегать никакими знакомствами и пользоваться ими по-максимуму, никому не раскрывая свою душу, не имея гарантий. И Маргарита собиралась следовать советам - заводить приятельские отношения со всеми.
    - Доброе утро! - вежливое, ни к чему не обязывающее приветствие относилось обоим девушкам. Раз уж они оказались соседками, можно завязать разговор - даже в светской беседе можно узнать что-то интересное, и уж во всяком случае, скоротать время.

    Взгляд Маргариты скользнул на мадам де Тианж. Эту даму девушка немного знала - в основном понаслышке. Умная женщина, честная и не интриганка.

    Снова посмотрев на соседок, Маргарита вдруг заметила бумажку, лежавшую у ног Монтале. Записка! Интересно... Но совесть оказалась сильнее любопытства, и клочок бумаги остался на своем месте.

7

Отправлено: 05.11.11 20:41. Заголовок: Невозможно сказать н..

Невозможно сказать наверняка вызвало ли появление опоздавших облегчение в душе графини или легкое разочарование, что суровый реприманд придется отложить. Настроение мадам де Лафайет нельзя было назвать безоблачным, но это было скорее из-за всеобщего волнения. По сути своей то утро можно и следовало считать официальным началом придворной службы для всех них, как свиты Мадам, ставшей теперь фактически герцогиней Орлеанской, о, мадам всеми фибрами души надеялась на то.

- Мадемуазели, я вас приветствую еще раз, - сухой кивок всем, кто вбежал в гостинную последними, чтобы показать нерадивым, что от зоркого ока мадам первой статс-дамы не укроется ни малейшая провинность, - Итак, в числе опаздывающих все еще мадемуазель де Креки. Мадемуазель! - тонкие брови графини неодобрительно вздернулись вверх, а затем правая бровь изогнулась, оставив на лице неодобрительное и вместе с тем вопросительное выражение, - Мадемуазель де Креки, мы все рады видеть Вас, наконец. Итак, дорогие мои, - веер графини громко щелкнул, раскрываясь в ее руке и тут же захлопнулся, призывая всех ко вниманию, - Это ваше первое утро служения Мадам, в качестве фрейлин. С чем Вас и поздравляю. Сейчас вы все проследуете за мной к опочивальне Ее Высочества и выстроетесь в две шеренги, готовые войти по первому же зову Мадам. Маркиза де Тианж подаст вам сигнал. И упаси вас бог захихикать или шептаться за дверьми, покуда я буду отчитываться перед Ее Высочеством. Де Монтале, это касается и Вас также, - легкое порозовение щечек непоседливой брюнетки не ускользнуло от глаз графини, ее взгляд быстро метнулся в направлении взгляда девушки и она встретилась глазами с потупившей взор раскрасневшейся Габриэль д'Артуа, - Я не думаю, что на данный момент есть что-либо столь существенное, на что вам следовало бы отвлекаться, сударыни. Это же касается и вас, мадемуазель де Лавальер и мадемуазель де Вьевиль, - заметила столь же суровым тоном мадам де Лафайет, отмечая суетливое шевеление среди девушек, - Маргарита, дитя мое, что Вы там рассматриваете у себя под ногами? Подбородок выше, моя дорогая, Вы на пороге своей придворной карьеры и нет необходимости глядеть себе под ноги на каждом сделанном Вами шагу, а то пропустите самое важное.

Веселое хихиканье в ответ на легкий реприманд удовлетворило графиню, если девушки смеялись над ее замечанием одной из них, значит, слышали его, и уж можно быть уверенной, что про себя то они отложат это замечание куда подальше и понадежнее в памяти, дабы не попасть впросак самим.
Разворот на все сто восемьдесят градусов и графиня величественно, как только можно было при пышности и тяжести ее юбок, буквально поплыла по гостинной в направлении к дверям в галерею, ведшую к опочивальне герцогини Орлеанской. Все девушки как по команде разделились по двое и последовали за первой статс-дамой, стараясь скрыть свою нервозность за хихиканьем и шепотком.

- Мадемуазели, ждите, когда Вас позовут. Мадемуазель де Креки, Вы можете взять Писание, подберите что-нибудь поучительное для чтения, милочка.

Отдав последние поручения враз притихшим девушкам, графиня де Лафайет осторожно поцарапала по дверной ручке. Вообще-то, согласно этикету, ей полагалось войти в опочивальню Мадам и произнести сакральное "Доброе утро, Мадам!" Но волнение первого утра после действительной брачной ночи не миновало и Ее Сиятельство. Она нерешительно надавила на ручку и приоткрыла дверь. Затаенное дыхание дюжины фрейлин, ожидавших позади нее, казалось ей громче даже самых громогласных арий итальянских оперных актеров, которых она слышала в Париже.

- Ваше Высочество, доброе утро! Время для пробуждения, - извиняющимся тоном произнесла графиня и проскользнула в двери так поспешно, как только позволяло ее широкое платье.

8

Отправлено: 06.11.11 15:26. Заголовок: В толпе девушек внез..

    В толпе девушек внезапно мелькнуло хорошенькое личико молодой особы, которая пока не была знакома Габриэль и едва только она появилась в череде фрейлин, как тут же удостоилась внимания мадам де Лафайет.

    «Однако же, какая счастливица,мало кто удостаивается такой приятной мелочи» - подумалось маркизе, когда теплое, почти материнское наставление достигло ее ушей и хорошенькая девушка просияла. Несмотря на то, что брошенной жене маркиза де Тианж посчастливилось к этому моменту знать почти всех девушек из свиты Мадам, и отчасти - благодаря бойкому перу Франсуазы, которая жаждала в своих длинных письмах описать каждую минуту своего «блестящего будущего, которое видится мне уже таким близким», эту молодою особу с благородными чертами лица и яркими глазами Габриэль, увы, не знала и лишь имя достигло ее ушей, так ничего не сказав маркизе.

    А тем временем девушки задвигались, зашуршали пышными юбками, сбивая ленты и кружева, локоны и жемчуга – по велению мадам де Лафайет все приосанились и Габриэль поспешила к началу шествия, учитывая ту роль, что возлагалась на нее этим утром и самою статс-дамою. Приподняв юбки, женщина ловко лавировала между молодых красавиц, тщетно скрывавших свое волнение и при этом дышавших через раз и только случайное столкновение с одной из них заставило мадам маркизу остановится и пропустить девушку вперед, да бы не отдавить ей ноги – и именно в этот момент взгляд Габриэль де Тианж скользнул по полу и заметил белоснежный листок бумаги, наспех сложенный или даже скомканный – неужели одна из девиц выпустила письмо, дорогое ее сердцу и в этой сумятице оно выпало? Повинуясь естественному порыву помочь, она опустилась и в момент подхватила пальцами листок и собиралась было уже громко переспросить о потере у фрейлин, когда краем глаза маркиза заметила нечто невероятно странное и знакомое на сгибе листка. Чуть отогнув бумагу, маркиза едва сдержала вздох удивления и только взволновано пробежала глазами по тексту: легкий размашистый подчерк и пара клякс не делали чести автору, но нужно было быть круглой дуррой, что бы не уловить того нетерпения в стиле, которое свидетельствовало о том, что тон письма был более, чем романтическим! Она не успела прочесть все послание за столько короткий срок, но чуть отогнув другой край, заметила, что оно явно до дошло до адресата – мелкий бисерный подчерк чуть в стороне от залихватского послания неопровержимо свидетельствовал о том, что ответ был почти готов, пока ..

    Повелительный голос Великой Армады вернул Габриэль с пути упоительных умозаключений, на который ее вывел ее живой ум при ознакомлении с таинственным посланием, но то обстоятельство, что отныне мадам маркиза посвящена в начало пылкого нового романа придали ей такой заряд энергии, что женщина таинственно и довольно улыбнулась – как же приятны эти тончайшие кружевные мелочи придворного быта, когда можно заметно отвлечься от внешних бед и вернутся к роли доброй крестной! Сводня – это слово было столь грубо и немилосердно к чувствам, что она избрала иное наименование, но вся беда была в том, что кому принадлежал сей знак внимания она не знала. Пока не знала, но вскоре непременно выяснит!

    Несмотря на множество мыслей, что захватили мадам де Тианж, она все же не растерялась и пробравшись (иными словами не описать сей занимательный путь сквозь шелка и кружева) к началу шествия, поспешила к мадам де Лафайет и едва пред нею отворились двери в опочивальню герцога и герцогини, как Габриэль заняла свое место чуть в стороне от графини и едва та поприветствовала Мадам, как маркиза последовала ее примеру, проскользнув в двери, оставляя на пороге юных фрейлин.

    - Доброе утро, Ваше Высочество, - произнесла Габриэль и тут же склонилась в поклоне, тем временем незаметно пряча в потайном кармане таинственное послание и не решившись посмотреть на Мадам.
    Увы, за этими дверями явно не скрывалась Любовь – этим утром она явно избрала чертог фрейлин королевской невестки.

9

Отправлено: 08.11.11 11:28. Заголовок: Взгляд Луизы по-прив..

    Взгляд Луизы по-привычке скользил по полу, когда он наткнулся на смятый клочок бумажки, который некогда, судя по форме, был аккуратно сложен в три четверти. Девушка несколько летала в облаках, поэтому некоторое время она просто разглядывала этот комочек, не придавая ему никакого значения. Юные фрейлины шептались, со всех стороны слышался придавленный смешок в сторону мадемуазель де Креки, которая до сих пор не явилась в апартаменты. Луизе было жаль ее и стыдно за товарок, которым достаточно было найти крошечный повод для сплетен грядущего дня, чтобы втихую перетирать все кости как сыр на терке своей жертве. Девушка горько вздохнула и, заметив, что мадам собирается им что-то сказать, аккуратно сжала пальчики своей любимой подруги. Но загадка сложенной бумажки, лежащей прямо у подола Оры, разгадалась слишком поздно.

    Лавальер испуганно моргнула и прищурилась на лежащее на полу вновь. Так и есть. Это та самая записка, над которой не успела потрудиться утром Монтале. Лежит здесь у всех под носом, но еще никем не замеченная.

    - Маргарита, дитя мое, что Вы там рассматриваете у себя под ногами? - прогремело в подсознании девушки, и Луиза окинула быстрым взглядом мадемуазель де Виевиль, которая, к сожалению, тоже заметила записку. Девушки встретились взглядом, а потом устремили его на мадам де Лафайет, которая в силу возможного волнения, не подумала проследить предметом "у себя под ногами". Лавальер закусила губу и принялась отчаянно соображать, как спасти ситуацию и как подать знак Оре, когда графиня не сводит с них строгого взгляда. Даже маленький шаг в сторону будет замечен. Но вот речь закончена и им надобно выстроиться в 2 линии у дверей в спальню Ее Высочества. Лу крепко сжала пальчики подруги вновь и еле слышно прошептала, когда со всех сторон подолы юбок фрейлин зашуршали в движении:

    - Солнышко, записка...

    Но медлить было нельзя. Девушки пспешили занять место поближе к опочивальне, слегка толкаясь, и в этом круговороте французского двора, Лавальер и Монтале встали третьей и четвертой в первой линии, а Маргарита де Виевиль оказалась напротив Луизы. Белокурая скромница бросила молящий взгляд на подругу и чуть поддалась вперед, чтобы посмотреть на то место, где еще мгновение назад лежала самая страшная улика их проказ. Но ее там не было. Зато вместо нее стояла мадемуазель де Тианж, которая явно заметила волнительный рывок тихони.

    Луиза побледнела и быстро выпрямилась, вновь бросив быстрый взгляд на Маргариту, которая, как ей показалось, следила за ее манипуляциями. Впрочем, в сложившейся ситуации были свои плюсы. Если записка у Габриэль, то она вполне сейчас может принять за хозяйку ее - Лавальер, которая переживает несколько явственнее, чем ее драгоценная Ора. Впрочем, все лучше, чем опять все беды построятся около ее подруги. И если так случится, то не видать ей Франсуа сегодня на прогулке.

    - Любовь моя, насколько ты дружна с мадам де Тианж? - прошептала она одними губами так, чтобы слышать ее могла лишь адресат.

10

Отправлено: 08.11.11 20:47. Заголовок: Луиза де Лавальер Ма..

Луиза де Лавальер
Маргарита де Вьевиль

Даже пасмурный день посветлеет, если тебе улыбнется дочь герцога. Что же говорить о ясном апрельском утре? Оно и вовсе начинает сверкать, как бриллианты в ушах Великой Мадемуазель.

Быть может, неожиданное приветствие от мадемуазель де Вьевиль было всего лишь данью вежливости, но Ора постаралась вложить в ответный взгляд и улыбку всю благодарность, на которое было способно ее чуткое к сословным различиям сердечко. Как знать, а вдруг это был тот самый превый шаг, сознательное или неосознанное предложение дружбы, за которым следуют душевные разговоры, сердечные откровения и веселый смех вдвоем, втроем или даже вчетвером?

- Чудесное утро, не правда ли? – Монтале уже собиралась развить сию банальность в нечто изящное, достойное молодой герцогини, но строгий оклик мадам де Лафайет заставил ее прикусить язычок. О, какая огромная пропасть лежала между суровым тоном Великой Армады в ее адрес и шутливым напутствием Маргарите! Можно подумать, что Ора и без того не помнит, что среди герцогинь и графинь, собравшихся в гостиной Мадам, падчерица барона де Сен-Реми и дочь барона де Монтале – самые незнатные и, что еще печальнее, самые небогатые. Но если ей удастся не упустить тоненькие, едва различимые пока ниточки интереса со стороны высокородных Рошешуаров, д'Анкуров и д'Артуа… то еще вопрос, кто будет смеяться последней.

При мысли о возможной дружбе Ора горделиво вздернула носик. Мадам де Лафайет может бросать на нее сколь угодно суровые взгляды, но дочери герцогов не гнушаются первыми здороваться с маленькой провинциалкой, а карман греет письмо настоящего герцогского сына, вполне достойного кандидата на роль Прекрасного Принца.

Шепот Луизы вернул витающую в облаках фрейлину на землю:

– Записка? – Ора непонимающе взглянула на подругу. Должно быть, ее огорчило то, что ответ де Виллеруа так и не был написан.

– Не волнуйся, я послала Мишель передать ответ на словах, - успела шепнуть Монтале, занимая свое место в шеренге взволнованных девушек.

Счастливая случайность вновь свела их с Маргаритой де Вьевиль, давая возможность продолжить начатый разговор. Оре не терпелось расспросить Маргариту о ее брате-мушкетере, но заводить разговор о графе вот так, в лоб, было верхом неделикатности, надо было придумывать обходные пути, в которых Монтале, привыкшая к откровенным разговорам с Луизой, была совсем не сильна и теперь отчаянно страдала при мысли о своей провинциальной простоте. Поиск подходящей фразы так занимал ее головку, что Ора не сразу заметила явное беспокойство подруги.

- Маркиза была очень добра ко мне вчера. А что? – искусство беззвучных бесед, отточенное девушками до совершенства на скучных вечерах в покоях вдовствующей герцогини Орлеанской, этим утром пришлось как нельзя кстати. – Что с тобой, душа моя? Ты что-то обронила? Платок?

Вспомнив, что свой платочек она все еще сжимает в руке, Ора сунула руку в карман. И похолодела. На всякий случай, она проверила и второй карман – вдруг письмо маркиза окажется в нем. Но слабая надежда умерла, едва успев зародиться. Оба кармана были пусты. Должно быть, злосчастный листок бумаги выпал, когда она доставала платок.

- О господи, записка! Ты видела ее? – Монтале потребовалось все ее самообладание, чтобы не выдать охвативший ее ужас. К счастью, графиня де Лафайет в сопровождении маркизы де Тианж и других статс-дам вошла в опочивальню, а значит, можно было не бояться, что письмо маркиза попадется ей на глаза. Но как она сумеет поднять его на виду у стольких фрейлин? И что, если его уже кто-нибудь подобрал и ждет, чтобы отдать графине? Никакой надежды избежать скандала не было: «Дорогая Ора» в первой же строке письма выдавало ее с головой. Об авторе письма можно было гадать сколь угодно, многочисленные Франсуа при дворе исчислялись даже не дюжинами, а сотнями. Но Ора! Ора была одна. Так глупо попасться, и буквально на третий день!

Стоило вспомнить о печальной участи мадемуазель Блюм, и карие очи мадемуазель Неосторожность заблестели от слез. А ведь в письме поминалась и Луиза…

- Прости меня, солнышко, - она взглянула на подругу полными слез глазами. – Кажется, я нас погубила. Если мы не найдем письмо…

Кто стоял рядом с ней? Габриэль? Нет, ближе всех была мадемуазель де Вьевиль. Не ее ли только что просила не смотреть под ноги сама Великая Армада? А вдруг? Ора опасливо покосилась на двери опочивальни, откуда в любой момент мог раздаться призыв, и наклонилась к стоящей напротив зеленоглазой красавице.

- Маргарита, милая, умоляю Вас, скажите, Вы не заметили листка бумаги на полу? Пожалуйста, вспомните, это так важно! – зашептала она, спеша и запинаясь. – Вы… Вы не видели, кто его поднял?

11

Отправлено: 08.11.11 21:20. Заголовок: Маргарита с трудом с..

Маргарита с трудом сдержала смешок, увидев, как от ее ничего не значившего приветствия мадемуазель де Монтале немедленно воспарила - видимо, на седьмое небо. Впрочем, девушка была более чем уверена, что у нее на лице ничего не отразилось. Незнатная и небогатая провинциалка, конечно же, возгордилась вниманием герцогини... А тут еще и выговор-поощрение от мадам де Лафайет, который сразу же привлек внимание к Марго. Статс-дама словно выделила ее, подняла над толпой - за знатность, разумеется. Даже мадам де Тианж посмотрела на девушку с каким-то странным выражением. Впрочем, чем-чем, а снобизмом мадемуазель де Вьевиль не страдала. Ну, почти не страдала, и завистливо-восхищенные взгляды не доставляли ей никакого удовольствия. Гораздо сильнее страдала она от любопытства и многое отдала бы за возможность поднять записку. Но момент бы упущен, и бумажка исчезла за корсажем мадам де Тианж. Но ведь записка не ее - наверняка не ее! Чья же?
Немой вопрос девушки тут же получил лучший ответ. Стоявшая возле нее мадемуазель де Монтале перешептывалась с белокурой Лавальер, совершенно не боясь надсмотрщицы... А потом обернулась к самой Маргарите.

- Маргарита, милая, умоляю Вас, скажите, Вы не заметили листка бумаги на полу? Пожалуйста, вспомните, это так важно! Вы… Вы не видели, кто его поднял?

Маргарита... Фамильярное обращение резануло слух, но между девушками это можно было допустить, тем более что были вещи поважнее и поинтереснее. Марго кинула на собеседницу осуждающе-сочуственный взгляд. Ну кто же так выдает себя? - говорил он. Значит, записка была ваша... Любовная, видимо. Ах, милочка, ну можно ли так глупо компроментировать себя, особенно если за тобой никто не стоит, если у тебя нет очень могущественного покровителя! Мало того, что кто-то поднял вашу записку, так вы еще и мне рассказали про свое приключение. А записка, видимо, была нешуточной, если эта весьма неглупая девушка настолько перестала владеть собой. Но надо ответить. И покороче, а то схлопочешь выговор, и уже отнюдь не такой мягкий.

- Ваша записка у мадам де Тианж... Вам повезло, она не сплетница, - шепнула Маргарита почти беззвучно. Надо бы отвернуться, но ее очень интересовала реакция собеседницы на ее сообщение.

12

Отправлено: 13.11.11 22:04. Заголовок: луиза де лавальер

    Луиза вспыхнула. Почему? Почему... Почему! Почему ее драгоценная Ора шепчется не с ней, а с этой зазнобой де Виевиль? Почему вновь и вновь между ними встают третьи лица? Мадам де Тианж, юный маркиз, служанки и эта... Эта Маргарита! Фи! И имя носит этой грешницы!

    Девушка поежилась, словно ее окатил холодный ветерок. Она потупила свой взор в пол, скрывая свои чувства, ведь больше всего ложь выдают глаза, а Луиза не умела врать. И чтобы заглушить эту вспышку ревности, она сделала вид, что все-таки ищет записку. Девушки вокруг зашептались, на Лавальер никто не должен обращать внимание. Она снова одна.

    От этих невеселых мыслей ей захотелось убежать. Прочь! Как можно дальше. Дом, милый дом, с ароматом свежеиспеченного яблочного пирога, благодать и мирный стук часов, тишина и любовь ко всему живому. Третий день при дворе! И столько грехов! Немедленно нужно излить душу священнику, покаяться, забыться в стыдливых слезах. Такой Луиза не узнавала саму себя. Закружилась голова.

    Она только хотела что-то молвить, как двери в покои распахнулись. На пороге стояла принцесса во всей своей красе. Белокурая Лу подняла взгляд и уставилась в покорном ожидании приказаний.

    Взор ее был пуст, а рука давно отпрянула от ладони подруги. Глупо, слишком глупо, но как же смешно больно.

13

Отправлено: 14.11.11 10:52. Заголовок: Тень недовольства, н..

    Тень недовольства, на мгновение омрачившая лицо де Вьевиль, не прошла незамеченной для вопрошающих глаз и заставила Монтале мысленно ударить себя кулаком в грудь с горестным «Mea culpa». Как, как можно было оказаться столь опрометчивой и решить, что дружеское расположение дочерей герцога де Мортемара и сына герцога де Виллеруа станет для маленькой провинциалки ключом от заветной дверки, ведущей к сердцам всех высокородных дворян королевства? О нет, это было всего лишь редкостное и случайное везение, отнюдь не собирающееся сделаться правилом, и то, что нынче утром принц Ракоши, столь общительный вчера, не счел ее достойной большего, чем вежливо-любезная улыбка, должно было бы стать звоночком. Но она, гусыня, не захотела его услышать, и вот теперь сама, своими же башмачками, ступила в лужу, выказав Маргарите де Вьевиль свою деревенскую неуклюжесть и невежество во всей красе. Стоит ли удивляться, что герцогская дочь смотрит на Ору, не скрывая снисхождения. А ведь первое впечатление самое важное!

    Под взглядом изумрудных глаз Монтале внутренне вся сжалась, ожидая насмешливого ответа. Но… небеса, по видимому, решили не прекращать поток везения, изливающийся на черноволосую головку юной искательницы приключений. Вместо презрительной отповеди Маргарита шепнула имя… так хорошо известное Оре имя, заставившее ее сердечко радостно забиться, а глаза – восторженно блеснуть?

    - Мадам де Тианж? Вы видели, да? – глупый вопрос, Вьевиль не стала бы вводить ее в умышленное заблуждение, это было видно по ее лицу, но свалившаяся с сердца Монтале скала была таких размеров, что девушка готова была воспарить к вызолоченному потолку от облегчения. – О, Габриэль чудесная женщина! Какое счастье! Она поймет, она все правильно поймет!

    В глубине души Ора, чья вера в благородство самой благородной крови королевства пока еще была относительно незыблемой, полагала, что мадам де Тианж вовсе не станет читать записку, адресованную не ей, однако маленький червячок сомнения, опирающийся на весьма личный опыт, нашептывал ей, что мало кто из женщин устоит перед соблазном развернуть случайно найденный на полу листок бумаги, будучи даже ангелом во плоти. Но ведь маркиза и вправду догадается, от кого это письмо и не подумает ничего такого, зная уже и ее саму, и милого, но непутевого Виллеруа.

    - Спасибо, спасибо! – в порыве счастья она чуть было не схватила Маргариту за руки, чтобы пожать их в благодарность за благую весть, но насмешливый огонек в зеленых глазах заставил Ору в смущении шагнуть назад, устыдившись своей несдержанности.

    А ведь Луиза спрашивала ее только что о маркизе де Тианж. Быть может, она тоже видела, как та подобрала записку? Из услужливой памяти немедля всплыло испуганное «Ора, записка!», на которое Монтале обратила прискорбно малое внимание. А ведь Луиза пыталась ее предупредить! Что стоило быть чуточку серьезнее и переспросить подругу? Ора была готова возненавидеть себя с досады, ведь будь ее везение чуточку поменее, злосчастная записка и впрямь могла бы стать для них с Лавальер пропуском в обратный путь, в стоячее болото Блуа или, что еще хуже, под родной кров, где бесславно изгнанных из рая девиц ждало бы осуждение всех родственников и знакомых разом.

    Поежившись от столь малоприятной перспективы, фрейлина огляделась, надеясь, что их короткая беседа с Маргаритой прошла незамеченной. О, она зря беспокоилась. Оставшись без присмотра статс-дам, стайка ее товарок беспечно перешептывалась и переглядывалась, поправляя огрехи в туалетах и прическах и обмениваясь важными утренними новостями. Ухо Монтале уловило в этом приглушенном щебете, прерываемом задушенными смешками, неожиданное «камердинер Его Величества», и щеки девушки вспыхнули. Не сомневаясь, что визит Бонтана не останется незамеченным среди горничных, она меньше всего ожидала, что слухи о нем дойдут и до фрейлин, вызвав такой интерес. Это уже было не забавно, а опасно. Следовало бы предупредить Луизу, чтобы та была настороже.

    Ора взглянула на подругу и лишь теперь заметила, что та стоит с поникшей головой и бледным личиком, верным признаком расстройства. Должно быть, досадует на Монтале за неосторожность. Почувствовав укол вины, причем хорошо заслуженной, Ора уже готова была шепнуть покаянное «Прости», как вдруг двери в опочивальню Мадам распахнулись.

    - Как не вовремя! – выдохнула Монтале чуть слышно.

14

Отправлено: 14.11.11 19:40. Заголовок: Кажется, мадемуазель..

    Кажется, мадемуазель де Монатле была очень расстроена своим промахом, точнее, целой серией оных. Впрочем, Маргарита, неплохо разбиравшаяся в людях, была уверена, что эта провинциалка скоро обтешется окончательно, перестанет кидаться из крайности в крайность, от самовозвеличивания в самобичевание и в конечном итоге далеко пойдет. И больше не будет разбрасывать свои записки - мысленно улыбнулась Марго. Но отчего же она так взволновалась? Что же такого компрометриующего там было? Девушка напрягла память, но она, увы, видела совсем мало - маленький листок, сложенный вчетверо, белый, с чернильными кляксами. Ничего существенного, и все-таки надо попытаться узнать хоть что-то. Возможно, Ортанс что-нибудь знает? Она всегда все знает, просто с ума можно сойти.
    И еще один вопрос заинтересовал Маргариту - почему Ора де Монтале так странно отреагировала на то, что записка у мадам де Тианж? И почему назвала ее просто по имени - Габриель? Видимо, обе женщины успели уже если не сдружиться, то существенно сблизиться. И, скорее всего, Ора уже чем-то обязана старшей фрейлине, во всяком случае, именно такое впечатление сложилось у Маргариты.

    Впрочем, мадемуазель де Монтале уже отвернулась к своей подруге де Лавальер, белокурой красавице. Тихая и скромная Луиза нравилась Маргарите, хотя скромность и казалась девушке несколько наигранной - к таким характерам она не привыкла. Впрочем, в таком случае она очень умна, ведь такая манера держать себя очень выигрышна. Если же ее скромность и кротость подлинные - такие жемчужины особенно ценны в наше время. . А все-таки интересная пара - живая, горящая Ора де Монтале и тихая Луиза. Лед и пламень - вспомнилось Маргарите. Нет, скорее, воздух и пламя. Во всяком случае, из собравшихся здесь девушек только у этих двух был характер. Остальные были безлики и недалеки, как и большинство женщин при дворе. Пустышки.

    Но времени на размышления больше не было: дверь в опочивальню Мадам распахнулась. Все девушки торопливо подобрались, замолкли и построились, как и было сказано, в две ровные шеренги.

15

Отправлено: 03.12.11 19:32. Заголовок: По выходу из кабинет..

// Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 3 //

По выходу из кабинета герцог де Невиль напустил на себя такой важный вид, как будто ему была поручена разработка стратегии новой военной кампании или как минимум формирование нового полка. Тонкие черты его правильного ниского не увядшего лица застыли в ледяном выражении полу-улыбки, обращенной к нескольким избранным в толпе ожидавших аудиенции Его Величества. Ну конечно же, примерка туфелек и выяснение размеров ножек девиц из свиты герцогини Орлеанской не имело бы никакого стратегического и архиважного значения в глазах простых обывателей. Но как бывалый царедворец и опытный карьерист маршал де Виллеруа прекрасно знал, какие блестящие возможности укрывались за простым на первый взгляд поручением. И даже если этих возможностей и быть не могло предприимчивый герцог уже рисовал в своем воображении схемы того, как он эти самые возможности откроет и использует с максимальной выгодой для себя и своей семьи.

- Ах, месье герцог, скажите же, скажите, Его Величество принимает? Будет ли Большой Прием? Такие слухи, такие слухи ходят, - графиня де Лашапель едва ли не кинулась бегом за герцогом, тем самым привлекая к Его Светлости еще больше внимания, - Доктор Ламар был у короля. Он вышел с таким лицом... боже... поговариют, что с королем плохо сталось.

- Не верьте слухам, дорогая графиня, - со значительным выражением лица ответил де Невиль, краем глаза оценивая количество слушателей вокруг себя, - Но Его Величество и в самом деле пребывает в некотором роде... я бы сказал, не в духе.

- Но это может быть по причине расстройства?

- Скорее всего причина этого расстройства уже далеко на пути к Парижу, - раздалось за спиной герцога, - Бьюсь об заклад, что мой конюх видел отъезжавшую с каретного двора карету Великой графини.

- Месье де Лозен, что Вы такое говорите! - наигранное возмущение в голосе графини было не слишком искренним, она вопросительно посмотрела на де Невиля, который принял выпад де Лозена с невозмутимым лицом дельфийского оракула, - Герцог, это же все неверно, скажите же нам!

- Мадам, о личных передвижениях Ее Светлости Великой графини мне известно не более Вашего. И если месье де Лозену угодно утверждать, то это всецело на его совести, - маршал с холодным выражением повернулся к острослову и едва не добавил - и чести - но сдержался. Велика ли птица этот коротышка Пегилен де Лозен, чтобы задерживать из-за него выполнение столь важного поручения, - Но я спешу, прошу простить меня, дамы и господа, - от нахлынувшей к ним толпы любопытствующих не было видно выхода из приемной и герцогу пришлось едва ли не грудью проторивать себе дорогу, во внимании и минутной славе были и свои минусы, незначительные, но и неудобные.

В отличие от королевской приемной лестница, ведшая на второй этаж и галерея у покоев герцога и герцогини Орлеанских были на удивление тихими и спокойными. Лишь несколько придворных из свиты герцога играли в камни на широкой мраморной пластине подоконника у дверей в герцогские покои. Все они впрочем не применули вытянуться и отвесить уважительные поклоны при появлении герцога де Невиля. Он лишь кивнул им в ответ, хоть когда-то можно почувствовать это удовольствие - свое явное превосходство над молодежью, из кожи вон лезшей в последнее время, чтобы отличиться в глазах короля и его фаворитов.

- Ее Высочество не принимают еще, - удивленный появлением маршала в гостинной герцогини Орлеанской распорядитель двора герцога Орлеанского поспешил загородить дорогу, - Позвольте мне сначала упредить мадам гофмейстерину...

- Лучше пригласите первую статс-даму графиню де Лафайет, любезный, - де Виллеруа старший и бровью не повел, встретив отпор, - Передайте Ее Сиятельству, что я здесь по высочайшему указу, от самого короля, - добавил он шепотом, слегка подавшись вперед, как будто желая сказать что-то еще на ухо распорядителю, - Дело неотложное, сударь.

16

Отправлено: 05.12.11 14:33. Заголовок: Казалось бы, все про..

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

Казалось бы, все проходило гладко, и юные девы справлялись со своим волнением, сосредоточив все внимание на обязанностях. Мадам де Лафайет внимательно следила за каждым жестом избранных ей фрейлин, пока те помогали Мадам, принимая от служанок по очереди детали выбранного Ее Высочеством платья. Конечно же, опытному взгляду не могло не броситься в глаза то, с каким проворством мелькали натренированные пальчики де Монтале, и с какой неувернностью приглядывалась к многочисленным шнурам и лентам де Вьевиль. Надо было отдать должное последней, юная герцогиня ни одним словом или даже вздохом не выдала свою неопытность по части прислуживания.

Графиня обверла взглядом остальных девушек с примерно сложенными на оборках юбок руками в ожидании приказаний, и да да, от Ее Светлости не укрылась рассеянная улыбка Габриэль дАртуа. Ожидались не столько приказания герцогини Орлеанской, сколько команда - мадемуазели, мы выходим! Пикник, завтрак в саду, вот чего ожидали непоседлевые головки, перебиравшие про себя вовсе не пункты мудреного дворцового этикета и далеко не имена святых. Графиня де Лафайет была уверена, что хотя бы несколько из девиц уже лелеяли в душе планы о вылазке за пределы сада, чтобы повидаться со своими настойчивыми кавалерами. Ей ли не знать! Вот только, насколько эта настойчивая галантность в придворных кавалерах сочеталась с честностью их намерений, мадам первая статс-дама невольно поджала губы, слегка качая головой. Заметив это ее выражение малышка де Креки капризно надула губки и легонько подтолкнула локтем свою соседку, по-видимому, не желая, чтобы та продолжала что-то шептать ей на ушко. Но к их счастью, мадам уже отвлекли, и она не успела заметить того.

- Мадам, маршал де Виллеруа в гостинной Ее Высочества. Просят Вашей немедленной аудиенции, - доложила с порога одна из камеристок, из-за ее спины был виден склонившийся в почтительном поклоне распорядитель герцогского двора.

- Я прошу Вашего прощения, Мадам, - де Лафайет присела в реверансе перед Ее Высочеством, - Мадам де Монако распорядится далее. С Вашего позволения, я выясню, что могло понадобиться Его Светлости в столь ранний час.

Разворота на каблуках и не получилось бы, даже если бы этикет и позволял бы мадам первой статс-даме повернуться спиной к своей госпоже, ее каблучки утопали в толстом ворсе ковра, и она осторожно переставляла ноги, двигаясь спиной к двери. Накрахмаленные юбки зашуршали. Дойдя таким неудобным способом до дверей, мадам наконец выплямилась и поспешила скрыться за закрывающимися за ней дверьми.

Зеркало! Прежде чем выйти в гостинную Мадам, графиня внимательно изучила свое отражение в зеркале. Поправила прическу, наспех, точными заученными с годами движениями переколола несколько шпилек, перевязала бант, кокетливо крепившийся на талии. Удовлетворенная проведенной подготовкой, Ее Сиятельство с поспешностью, которая должна была впечатлить ожидавшего в гостинной герцога, поспешила к дверям.

- Ваша Светлость, я Вас привествую! Какое неотложное дело привело Вас в столь ранний час? - с блистательной улыбкой на лице спросила графиня сразу же после взаимных поклонов с маршалом.

17

Отправлено: 07.12.11 19:32. Заголовок: - Графиня, - де Неви..

- Графиня, - де Невиль поклонился с ловкостью, какой позавидовали бы молодые придворные, дважды очертил полукруг шляпы и прижал ее к груди, - Мадам, я раскаиваюсь в том, что не успел нанести Вам визит еще раньше, как только узнал о Вашем новом назначении. Вам и только Вам Ее Величество могла доверить такой отвественный пост. Право же, как недавно еще, мы с графом де Лафайет шутили о представлении молоденьких дебютанток ко двору... и одной из них оказались Вы, Ваше Сиятельство... это было как вчера, - в серых глазах герцога блеснул огонек неподдельной растроганности, - А Вы все также очаровываете своим видом, дорогая графиня. Этот лиловый цвет несомненно идет Вашим глазам, мадам.

С видом восхищенного ценителя маршал отступил на шаг назад и склонил голову на бок. Солнце, ярко светившее в окна за его спиной выделяло высокую фигуру Его Светлости, оставляя почти в тени его лицо. Зато лицо встретившей его графини де Лафайет было прекрасно освещено и герцог не упустил возможность хорошенько изучить ее выражение, прежде чем приступить к самой цели своего визита. Отказ мадам де Лафайет на его просьбу, мог быть непоправимым, и даже то обстоятельство, что просьба исходила от самого короля, не исправило бы конфуза. Де Невилю следовало сделать всего одну попытку, без промаха, без сучка и без задоринки. Пустячное на первый взгляд дело могло бы выиграть для него внимание и милость короля, и одно только слово, замолвленное герцогом о своем непутевом сыне, могло бы отпереть все двери, даже самой Бастилии, если бы дело младшего де Виллеруа оказалось бы столь плачевным.

- Ах мадам, Вы и только Вы виновны в том, что я напрочь позабыл о цели моего визита. И в Вашей вине прошу прощения я сам. Очарован. Очарован Вами, как всегда, - добавил де Невиль, сделав шаг к графине, - Но я оторвал Вас от дел. Я не посмел бы, но право же, это важно настолько, насколько может быть важным приказ короля. Да. Приказом мне было явиться к Вам и передать смиреннейшую просьбу Его Величества.

В витиеватых оборотах речи герцог постарался насколько мог смягчить удар по строгости и морали всех дворцовых правил. Просьба короля и ему самому уже перестала казаться столь важной и оправданной, скорее это была прихоть, и скорее всего, целью Людовика было выяснение всего лишь одного факта. Но не посылать же маршала и пэра Франции за размерами туфелек для одной еще никому не известной дебютантки, пусть она и завоевала расположение самого Величества.

- Мадам, король желает сделать сюрприз для свиты Ее Высочества. Видите ли, намечается большой балет. Да, гораздо больший и грандиозный чем даже тот, что был запланирован вчера. И в знак своего внимания к невестке Его Величество желает подарить новые туфельки для танцев для всех фрейлин Ее Высочества и для самой герцогини, разумеется.

Красноречиво умолкнув, герцог склонил голову, готовый к ответу герцогини, всем своим видом показывая, что дескать он только гонец, и никоим образом не отвечает за вести. Серые глаза же пристально следили за выражением лица графини, выдавая обратное - де Виллеруа старший не был согласен на поражение и был готов пойти до конца ради выполнения королевского приказа.

18

Отправлено: 09.12.11 19:21. Заголовок: - Герцог, - на первы..

- Герцог, - на первый взгляд могло показаться, что мадам де Лафайет преобразилась и позабыла свои обязанности статс-дамы Ее Высочества герцогини Орлеанской, настолько лучезарной и радостной была ее улыбка в ответ на изящные комплименты Его Светлости, - Я Вам глубоко признательна.

Но это было лишь на превый взгляд, выпрямившись из глубокого реверанса, графиня степенно сложила руки перед собой и лицо польщенной кокетки вновь обрело прежнее ледяное выражение. Она отмела всю цветастую мишуру ненужного словоречия, хоть и приятного ее слуху, но не имевшего под собой ровным счетом никакой почвы, кроме того, что маршалу де Виллеруа явно требовалась ее услуга.

- Я прошу прощения, месье, что волей или неволей повинна в Вашей забывчивости. Однако, перейдемте к сути. Большой балет, не так ли? И дамы двора Ее Высочества получат приглашения танцевать партии в постановке? Что же, это приятное известие и я непременно и тотчас сообщу Ее Высочеству. Что-то еще?

Если вопрос графини и не подразумевал утвердительный ответ, то задать его требовалось, хотя бы ради соблюдения приличий - герцог де Невиль не только носил титул герцога и маршала Франции, но и занимал куда более высокое положение, чем графиня, а значит, прекратить разговор мог только он и ни в коем случае не мадам де Лафайет.

- Туфельки? Но я не понимаю, герцог, зачем Вы вызвали меня? Как Вам известно, всеми подарками в адрес герцогини Орлеанской и ее фрейлин занимается гофмейстерина двора Ее Высочества... если только не...

Красноречивый взгляд де Невиля, вперившего глаза в пол перед носками туфелек графини, говорил сам за себя. Но графиню было не так то просто провести, она почувствовала подвох в том, как герцог, известный своими галантными похождениями, не решался повторить просьбу короля о примерке ножек всей свиты Ее Высочества. Требовалось ли королю сделать подарки для всех фрейлин или Его Августейшее Величество заинтересовался только одной из ее подопечных и теперь под видом подарков и новых постановок балета желал узнать побольше о предмете своего нового интереса? Как бы то ни было, но если на кону была добрая репутация ее ангелочков, то это было однозначно ее личным делом. Ни королю, ни герцогу, ни самому Императору Священной Империи не дозволительно никоим образом компроментировать добрые имена ее подопечных.

- Ваша Светлость, Вы пониматете, что желаете спросить меня о том, в чем я не смогу дать Вам утвердительного ответа?

19

Отправлено: 13.12.11 20:40. Заголовок: Холодный тон графини..

Холодный тон графини не мог обмануть герцога, он то знал, как падки на лесть и комплименты дамы любого положения и любой степени отвественности за свои поступки и слова. А ведь мадам де Лафайет заслуживала сказанные в ее адрес любезности, хоть и старалась выглядеть сухой и даже несколько сероватой. Де Невиль из вежливости склонил голову, как будто соглашаясь с доводами Ее Сиятельства, про себя слагая новый план действий. Было бы смешно сдаваться только потому, что первая статс-дама Мадам не пожелала дать утвердительный ответ на вопрос, который он даже не успел задать.

- Мадам, - нисколько не изменив тона продолжил де Невиль, как будто и не услышал последней реплики графини, - Все что мне требовалось передать от Его Величества, это всего навсего пожелания добрейшего утра для Мадам и Месье. Конечно же, в свете приготовлений к новому балету, о которых пока что известно лишь избранному кругу, - а вот тут герцог намеренно остановился, чтобы дать графине возможность оценить всю важность момента, - В свете этих приготовлений меня просили организовать примерку для всех фрейлин Ее Высочества. Безусловно, с дозволения самой герцогини. И поскольку для кройки туфелек размеры и предпочтения каждой из мадемуазелей необходимы безоговорочно, я здесь и сейчас. Мадам, Вы и только Вы можете помочь мне с этим деликатным вопросом. Ведь он требует именно деликатности.

Кажется, птичка была готова попасть в расставленные силки, маршал даже придвинулся к мадам де Лафайет ближе, чтобы предложить ей свою руку и закончить просьбу самым доверительным и вкрадчивым голосом, его особенным оружием, проверенным многолетними ухаживаниями за самыми неприступными из дам королевского двора.

Но тут произошло неожиданное, неслыханное и невероятное. На пороге гостинной появился никто иной как сам Филипп Орлеанский собственной персоной. Неожиданным было его появление, тогда как де Невиль успел разузнать из верных источников о том, что принц соизволил покинуть опочивальню супруги ранним утром и отправился досматривать сны на своей половине. Неслыханным был тот факт, что Его Высочество был одет в просторный шелковый халат, едва запахнутый и перехваченный поясом, не скрывавший нисколько ни атлетическую фигуру Брата Короля, ни особенно его длинные красивые ноги. Невероятным же показалось везение, которое непременно должно было подвести герцога де Невиля к исполнению приказа короля - если сам Филипп заинтересовался пошивом новеньких туфель, то под эту песню можно было бы подговорить его настоять и на снятии мерок с ножек всей свиты герцогини, даже включая и саму мадам де Лафайет. Кто воспротивится капризу принца, если умело направить этот каприз в нужное русло?

- Ваше Высочество! - в голосе де Невиля слышались не только нотки вежливого почтения, но и самой искренней радости, - Я счастлив привествовать Ваше Высочество. Примите мои поздравления, мой принц! - склонившись в глубоком поклоне, де Невиль дождался когда Филипп снова заговорит с ним.

- Монсеньер, это должно было быть сюрпризом и для Вас. Но коль скоро Вы узнали о приготвляемом подарке, то не соблаговолите ли помочь мне с маленьким нюансом. Сущий пустяк, Ваше Высочетсво. Мы с графиней, - любезная улыбка была тотчас послана в адрес мадам де Лафайет, дабы умилостивить суровую статс-даму, - только что размышляли, как бы устроить снятие мерок для всей свиты Ее Высочества. Примерки будут также необходимы. За дело берется сам маэстро. А он дотошен до невозможного, когда дело касается новых постановок.

Подставленная ножка Филиппа вызвала бурный хохот стоявших вокруг них придворных герцога и рисованное смущение герцога. Он мельком посмотрел в сторону графини, оценивая ее реакцию. Ситуация в которой оказался де Виллеруа старший казалось бы можно было назвать - меж двух огней. И в какой из двух предпочтительнее было кинуться, решать приходилось за доли секунд.

- И все же, Монесеньер, я полагаю, что мадам де Лафайет посоветует нам лучший выход, не так ли, мадам? - признательный взгляд обращенный к герцогу в один миг превратился в почтительную просьбу в отношении графини, когда де Невиль повернулся к Ее Светлости.

20

Отправлено: 15.12.11 19:43. Заголовок: Улыбнувшись, графиня..

Улыбнувшись, графиня только подумала про себя, насколько добрым действительно могло быть утром Мадам и Месье, если бы их оставили в покое и предоставили самим себе. Высочайшее внимание августейшего кузена и брата было только в пику этому доброму пожеланию. Неужто Людовик был настолько ослеплен своим собственным величием и мужественной красотой. Что скрывать, хотя бы не от себя, мадам де Лафайет, как и большая половина придворных дам, если не все они единодушно, считала короля образцом мужской красоты, а галантность молодого монарха увы была способна пробить брешь даже в самых суровых сердцах. Вот и теперь, Людовик сумел найти лучший из способов склонить ее сердце, и без того слабое ко вниманию и похвалам, к своей прихоти.

Стараясь не выказать внешне всех своих пораженческих мыслей, графиня оставалась суровой и непреклонной. Она уже готовилась сделать последнюю попытку защитить неприступность и неприкосновенность свиты Мадам, когда де Невиль без ложного стыда свернул свою атаку и внезапно заговорил о деликатности своей миссии. Он решительно не был готов к отказам, этот маршал. Де Лафайет мысленно воззвала к Пресвятой Деве, памятуя еще одного маршала, чье внимание к ее подопечным закончилось столь плачевным уроком для одной из них и весьма недвусмысленным приключением двух других.

- Месье, - мягким и тем не менее непреклонным тоном начала графиня, но ее прервало внезапное появление в гостинной самого герцога Орлеанского.

- Месье... - с округлившимся от удивления ротом, мадам де Лафайет присела в глубоком реверансе перед Месье, не зная, что предпринять - отвести ли глаза от утреннего дезабилье герцога, что было бы крайне невежливо, или продолжать смотреть в улыбающееся лицо Филиппа, делая вид, что не замечает явных недостатков в его утреннем туалете, - Доброго утра, Ваше Высочество.

Поведение Филиппа было вызывающим, впрочем, как и всегда. Но вот что действительно заставило статс-даму недовольно поджать губы, так это поспешность с какой герцог де Невиль изменил ход своих мыслей и от деликатности перешел в прямейшее предложение Монсиньеру своих услуг в качестве поставщика новых туфлей. То, с какой быстротой сменялись маски на лице герцога, могло бы сделать его величайшим мастером перевоплощений на целые века вперед. Впрочем, это нисколько не восхитило мадам де Лафайет и точно не принесло ни единого шанса самому герцогу изменить ее решение.

- И все же, Монсеньер... я полагаю, что решение о таком важном и, как правильно выразился месье де Невиль, деликатном деле как снятие мерок с ног каждой из фрейлин свиты Мадам, может быть вынесено только самой Мадам. Ее Высочество еще изволят одеваться к утреннему Пикнику. Монсеньер, я полагаю, Вам уже доложили о том, что все дамы свиты обеих королев и Ее Высочества нынче утром собираются в садах Фонтенбло на пикник.

Присев еще раз в почтительном реверансе перед обоими герцогами, мадам де Лафайет поспешила к дверям гостинной, чтобы ретировавшись, поставить окончательную точку в своем непримиримом отношении ко всякого рода затеям молодых и не очень мужчин.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостиная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской