Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 4


Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 4

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Отправлено: 26.08.11 19:24. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 4

    02.04.1661

    Разделенный на множество отдельных небольших комнат, с общей гостинной флигель дворца. Здесь на время пребывания в Фонтенбло двора Его Величества размещались придворные кавалеры и особо приближенные к Его Величеству королю Людовику XIV-му или Его Высочеству герцогу Орлеанскому лица.

2

Отправлено: 26.10.13 22:40. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Комната маркиза Леона д'Антрага //

Легкий ветерок и вечерняя прохлада заставили поежиться и де Грамона, но услыхав ворчливые замечания своего спутника, маршал сдержанно усмехнулся, расправил плечи и подставил лицо падавшим с неба каплям дождя. Воякам старой закалки не пристало ворчать на капризы погоды. Разве можно сравнивать апрельский ветерок с невзгодами, встреченными в боевых кампаниях на полях сражений и в походах той же Тридцатилетней войны. Да и не так уж давно королевский двор довольствовался куда меньшими удобствами, кочуя от замка к замку, будучи изгнанниками фрондирующего Парижа.

- Да, мой дорогой маршал... погода не жалует нас. Но мы то с Вами, старой выдержки, а? - герцог по-дружески хлопнул де Невиля по локтю, но решил не повторять сей фамильярный жест, - Идемте, мой дорогой де Виллеруа, я знаю короткий путь к моим покоям... это совсем рядом и Вам не придется показываться на люди в несколько... подмоченном виде.

А следовало бы... де Грамон ухмыльнулся про себя, подумав, что эту шутку наверняка оценили бы и д'Антраг и де Курсийон, как справедливую мзду за "подмоченный" товарищеский обед. Однако же, на уме у герцога были не только шалости, приличествовавшие молодым дворянам. Ему не терпелось переговорить с герцогом де Невилем и о другом, более приватном и важном деле, которое не следовало покуда открывать свидетелям. Так что он был даже рад провести герцога по коридорам, где как он знал наверняка, в такое время дня было гораздо меньше народу. Вдали от приемных обеих королев и юной четы Орлеанских, там, где галерея Франциска соприкасалась с коридором, ведшим к покоям герцога Орлеанского, был еще один коридор. Маленький и узкий, он вел к гостевым покоям тех счастливчиков, кому удалось заполучить комнату или даже две, как в случае герцога, в свое распоряжение.

- Второй этаж, это можно считать достижением всей жизни, - пошутил герцог, поднимаясь по лестнице, - Ведь многим приходится ютиться в комнатушках вроде той, где мы только что побывали. А маркизу де Данжо повезло оказаться на первом этаже... да, далеко пойдет этот молодой капитан... секретарь Его Величества. Вы уже слышали о его назначении, герцог? Желал бы я такую должность для одного из моих сыновей... но, увы... энергией и смекалкой Господь наделил мою дочь, оставив сыновьям амбиции и безумную храбрость.

Поймав себя на том, что вместо того, чтобы расхваливать таланты и далеко идущие перспективы блестящей придворной карьеры своего сына, он бранил его, де Грамон кашлянул в платок. Он откашливался так долго, как только мог, чтобы увести внимание собеседника от задетой им темы, а потом, внезапно посуровевшим голосом как бы невзначай добавил.

- Вот ведь и мой сын не женат еще. Ума не приложу, как остепенить его... заставить думать не только о сиюминутном. Что скажете, дорогой герцог, в наше то время молодежь война воспитывала. Да, да, при кардинале Ришелье. А нынче что? Военная служба превратилась в развлечение. Танцы и карусели.

Обыкновенно герцогу легко удавалось поставить твердую точку в волновавших его вопросах без лирических отступлений. Не пасовать же теперь, когда на кону был вопрос о женитьбе его сына и наследника.

- Я предлагаю заключить союз, Ваша Светлость. Между нашими семьями. А точнее, между моим старшим сыном, графом де Гишем и Вашей дочерью, маркизой д'Отрив. Безусловно, только когда будут соблюдены все формальности, полагающиеся в связи с трауром маркизы. Что скажете, де Невиль? Есть ли у Вас свои соображения на счет второго замужества для мадам Франсуазы? В свою очередь я был бы рад увидеть Вашего сына, маркиза де Виллеруа в числе военной молодежи... не всю же жизнь молодому человеку танцевать балеты, согласитесь, дорогой герцог. Пора уже взрослеть... вот и Антуану я твержу все то же... они кажется сверстники, не так ли?

3

Отправлено: 27.10.13 18:56. Заголовок: Хорошо этому пижону ..
// Дворец Фонтенбло. Комната маркиза Леона д'Антрага //

Хорошо этому пижону говорить о выдержке, когда на нем свежая сорочка с белоснежными манжетами и чистейший камзол, не говоря уже о том, что самому то маршалу не приходилось зябнуть на ветерке под ливнем, благодаря короткой накидке, наброшенной на плечи. Между прочим, из плотного сукна, это де Невиль успел заметить еще пока они вместе с де Грамоном спускались по лестнице. Поеживаясь от озноба, герцог пожалел, что щегольства ради не одел камзол из более плотного сукна и обошелся без накидки, собираясь утром к выходу в приемную Его Величества.

- Утро было таким солнечным, а день обещал только тепло, - со вздохом посетовал маршал, вовсе не желая вспоминать о былых деньках их бурной юности, когда жизнь подкидывала ему одно испытание за другим.

Замечание де Грамона относительно этажей, на которых располагались отведенные им покои, понравилось де Невилю ровно до того момента, когда маршал помянул счастливчика де Данжо, заполучившего покои аж на первом этаже. До сей поры, был только один прецедент, известный де Невилю, когда кто-либо из придворных получал привилегию поселиться на первом этаже... да еще и в непосредственном соседстве от покоев Его Величества. И то бы никто иной как маршал дю Плесси-Бельер. Добился ли славный маршал этой чести при помощи своего обаяния и личной дружбы с королем, или же такое расположение его комнаты предполагала его должность маршала двора. Конечно же, про себя почтенный маршал де Невиль предпочитал считать верным второе, должность все-таки... обязывает. Но нет нет, а тоненький свербящий голосок внутри попискивал о том, что такой же чести мог бы удостоиться и он сам - будучи также маршалом, военным маршалом, между прочим. А мог бы и его сын, маркиз де Виллеруа, будучи не только одним из ближайших друзей Людовика, но и его товарищем по играм детства. Впрочем, голос разума тут же подсказывал заботливому отцу, что о такой же чести могли бы ратовать и господин де Вивонн, по тем же самым причинам, да и младший сын маршала де Грамона, не в пример своему старшему брату, весьма достойный юноша.

И тут оно! Как это их угораздило подумать почти одновременно о сыновьях? Улыбнувшись было упоминанию об увлечениях короля - танцах и конных каруселях, в которых юный маркиз де Виллеруа был лучшим после короля по признанию всего двора, де Невиль так и застыл с нелепой улыбкой на устах.

- Союз? Франсуаза? И граф де Гиш? - хлопая глазами от неожиданности такого предложения, сделанного между прочим не самим шалопаем де Гишем, а его отцом, которому де Невиль втайне завидовал и которого также втайне почитал за образец для самого себя, - Н-но... это требует основательного разговора... - он едва не обронил "с нашим стряпчим", ведь замужество вдовы это и контракт и договор... и между прочим, новое приданное, о котором сам де Невиль не был покуда готов говорить, - Требуется поговорить прежде всего с мадам д'Отрив. Вы же знаете, герцог, она только оправилась от траура... новые перспективы...

Тонкий намек на возможную протекцию для его сына со стороны маршала попал как раз в яблочко, де Невиль вскинул брови и оправился от первого шока. Да, следовало обдумать, но не ответ, нет, с ответом он был готов тотчас же. Но требовалось, герцог снова повторил про себя это более чем уместное слово, требовалось поставить в известность об их союзнических планах саму Франсуазу.

- Это желанные перспективы, на мой взгляд, - обнадеживающая улыбка тронула уголки губ маршала, но только слегка, чтобы почтенный отец сумел сохранить суровое лицо, как и полагалось при сватовстве, - Требуется поставить в известность мадам Франсуазу, я полагаю. Пусть познакомятся поближе... привыкнут к этой мысли... я не знаю... герцог, что скажете Вы сами?
Вы уже поставили в известность графа де Гиша об этом решении?

// Дворец Фонтенбло. Большой Салон //

4

Отправлено: 01.11.13 22:01. Заголовок: - Да, союз. А отчего..

- Да, союз. А отчего это удивляет Вас, дорогой маршал? - развел руками де Грамон, и тут же похлопал собеседника по плечу, - Ну ну, дорогой мой герцог, мы с Вами равны по положению и заслугам перед королем и отечеством, нам то с Вами совершенно нет необходимости думать о излишней чести и всей подобной чепухе. Дети растут и им надобно устроить будущее. Кто как не мы, герцог? Ну да... я полагаю, что Вам потребуется уладить некоторые чисто бумажные формальности касательно нынешнего статуса мадам Франсуазы. Но это мелочи, фьють и все решено.

Маршал демонстративно подул на кончики пальцев и взмахнул ими, как будто и впрямь стряхивая с рук все мелочи жизни вроде брачных контрактов, договоров на наследство и имущественные претензии на все случаи жизни.

- Полноте, дорогой мой де Невиль, - продолжал де Грамон, обхватив герцога за плечи, что скажем прямо, было не столь удобственно, ибо маршал де Невиль был слегка выше ростом свата, - Давайте предоставим им самим разобраться с чувствами... Но прежде, следовало бы наставить их. Понимаете? Ведь для маркизы нет ничего более святого нежели воля отца, если я не ошибаюсь. А Вам следует донести эту волю до ушей маркизы. Поверьте, ее сердце откликнется на это предложение и забьется истовой радостью.

Обнадеживающая улыбка на устах де Невиля казалась не такой уверенной, как ее слова... да и тон маршала выдавал все его сомнения. И все же де Грамон предпочел не услышать и не заметить.

- Я еще не говорил с графом. Полагаю, что нынче вечером это будет не столь легко в виду предстоящего тунира. Но, завтра же утром, - де Грамон прикинул на секунду, где будет искать этого повесу де Гиша и запнулся, - А отчего бы мне самому не переговорить с маркизой? Окрыть ей, как мой сын иссохся от желания видеть ее своей женой. Ну и что, что он этого никоим образом не выражал до сей поры. Молодым людям нынче присуща сдержанность в порывах. Эх... это не наше время. Вот когда мы были молоды как они... да вспомните сами, как герцог Орлеанский похитил свою возлюбленную, чтобы жениться на ней без благословения своего брата-короля и матери. Ах, какие времена были.

С сожалением помянув о лихих временах своей юности, де Грамон тем не менее сиял как начищенный луидор. Он уже представил себе импровизированное представление "похищения Европа" средь бела дня и прямо при дворе. Развлечение то еще, а молодым того и надо, что удалой пример и лихое начало супружеской жизни... не то будут маяться бедами как некоторые. Тут на память маршала пришло воспоминание о случайно услышанной жалобе Месье к Ее Величеству королеве-матери.

- И да, дорогой де Невиль, позвольте дать Вам маленький совет. Если у Вас и впрямь есть приказ от короля касательно примерки туфелек... то лучше поспешите с его исполнением, покуда Его Величество не отозвал свой приказ... да и к тому же перед предстоящим приемом герцогиня наверняка соберет всех своих фрейлин у себя. Лучшей возможности и не сыскать. А я сам отыщу Вашу дочь... и путь к ее сердцу.

5

Отправлено: 10.11.13 20:15. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 3 //

Расстояния от гостиной Ее Высочества до коридора, примыкавшего к гостевым покоям, было бы достаточно для того, чтобы остудить даже самый яростный гнев. Толпы придворных, которые приходилось форсировать, проходя анфилады залов и галереи, как будто нарочно сдерживали бег герцога. Но глядя во все эти веселые ожиданием зрелищного турнира лица, он замечал взгляды, обращаемые сквозь него, а в улыбках слышал непроизносимые замечания о себе. Не слыша их, он тем не менее был уверен, что говорили именно о нем, и о его неудачных попытках завоевать благосклонность английской принцессы. Ненавистными становились все. Ненавистными потому что они были там, стояли на его пути, ненавистным сделался Месье, устроивший ему форменный допрос, де Данжо, посмевший написать Генриетте. В том, что это был именно маркиз, герцог не сомневался ни секунды. Филипп де Данжо прекрасно владел пером, о его посланиях "между строк" говорили все при дворе, даже в свите королевы Генриетты-Марии. Он был удачлив, даже слишком - всего несколько дней, как появился при дворе, как уже был назначен личным секретарем короля Людовика.

- Стоп! - Джордж едва не хлопнул себя по лбу, налетев на чью-то спину, отошел, собирался было уже бежать далее, но заставил себя остановиться и посмотреть в глаза тому, кого только что едва не сбил с ног.

Его поразила внезапно пришедшая на ум догадка. И именно это заставило его остановить свой бег. Но не одуматься. Пусть за этим и стоял сам король, после скандального похищения Генриетты прямо посреди бала в первый день после их с Филиппом свадьбы разве что ленивый не судачил, что Его Величество был недвусмысленно увлечен своей невесткой. Но ведь это ничего не меняло. Письмо было написано рукой де Данжо. Вот зачем королю понадобился личный секретарь!

- Прошу простить меня, Ваша Светлость, - проговорил взволнованный от бега и внезапного открытия Джордж и сорвал с головы шляпу, - Маршал, я непростительно скор и неуклюж. Поверьте, нет таких извинений, которые я не принес бы Вашей Светлости. И если Вы изволите даровать мне извинения, о которых я прошу Вас, то не позволите ли мне еще одну дерзость, месье.

Маршал де Грамон, кто мог быть лучшей кандидатурой в качестве секунданта? Само провидение послало его на пути Бэкингема. Его рука верна и крепка, не смотря на солидный возраст, но более того, маршал обладал репутацией человека чести и хладнокровия - дуэль не была для него пустым звуком и Джордж знал об этом. Кроме того, в случае огласки, никто не смог бы допустить и мысль, что на карту была поставлена честь Англии против чести Франции - ведь секундантом Бэкингема будет французский дворянин. И скорее всего де Курсийон выберет для себя тоже кого-то из французов.

- Месье, - Джордж поклонился спутнику де Грамона, в котором с некоторым запозданием узнал маршала де Виллеруа, отца того маленького наглеца, который накануне был застигнут им, выпрыгивающим из окна одной из комнат в покоях герцогини Орлеанской, - Позволите ли Вы мне похитить Его Светлость. Для важного дела. Не терпящего отсрочки.

Воспользовавшись тем, что оба маршала уже прощались, Бэкингем подхватил де Грамона под локоть, стараясь не показаться ему излишне напористым, и вполголоса заговорил, наклонившись к уху герцога.

- Месье, мне необходим секундант для решения вопроса чести. Это важно и отлагательств не терпит. Согласитесь ли Вы передать мои претензии некоему господину, поставившему под удар репутацию и спокойствие особы, которая безмерно дорога мне? Условия и время встречи я предоставляю решить Вашей Светлости и секунданту моего противника. Со своей стороны, я готов на любые условия. Даже фатальные. Это дело чести, черт подери.

6

Отправлено: 10.11.13 22:54. Заголовок: - Держите меня в кур..

- Держите меня в курсе, дорогой герцог, относительно Ваших успехов с королевским поручением, - добавил на прощание де Грамон, собираясь раскланяться и наконец отпустить герцога де Невиля, - Не беспокойтесь о местах на турнире, мой дорогой. Для Вас и для Вашей дочери, я распоряжусь оставить лучшие места.

Кто-то неловко по-медвежьи пихнул его в плечо, почти оттолкнув в сторону, и только старая привычка фехтовальщика балансировать при любых ударах и поворотах, спасли герцога от неизбежного падения. Гул голосов окружавших их придворных тут же повысился до вскриков и неодобрительных возгласов в адрес невежды, нашедшего возможным бегать по коридорам дворца, не разбирая дороги.

- Сударь! - не успел де Грамон добавить более крепкое словцо, чтобы выразить свое негодование, как налетевший сам извинился и более того, остановился, чтобы добавить нижайший поклон к извинениям, - У Вас должны быть веские основания для подобной спешки, милорд, - с усмешкой кивнул де Грамон, принимая извинения молодого дипломата, - Месье де Невиль, до скорой встречи.

Как только почтенный и счастливый отец великого семейства де Невилей ретировался с места представления, а иначе нельзя было бы назвать то место, где они оказались на обозрении у всех проходивших мимо и просто фланировавших по огромному коридору придворных и дворцовой прислуги.

- Право же, герцог, успокойтесь, Вы просите извинений у меня, словно у состарившейся кокетки, едва не рассыпавшейся на кусочки из-за неловкого столкновения с Вами. Принято и забыто, мой дорогой. Полноте. У меня нынче богатый день на англичан, что не говори... этот... Фуллер... теперь Вы.

Только тогда герцог вспомнил, что Сидней предпочел скрыть свое настоящее имя, появившись при дворе. А причиной тому был наверняка никто иной как сам Джордж Вильерс, один из советников восстановленного в своих монарших правах Карла Второго. Не за беглым ли республиканцем бежит дорогой герцог?

- И что же, позвольте спросить, настолько важно, что не требует отсрочки, милорд? Хотите выпить? Я иду к себе... впрочем, впрочем нет, это далеко. А Вы, кажется торопитесь.

Что за напасть, одна неудачная мысль за другой. Он и впрямь хватил лишнего у милейшего д'Антрага. Пригласить Вильерса к себе, тогда как в соседней комнате будет сидеть Сидней!

- Так так... я весь внимание, дорогой герцог.

Лицо де Грамона вытягивалось в удивлении по мере того, как Бэкингем излагал ему суть своей просьбы. Дуэль! И его, маршала де Грамона просят быть секундантом! Герцог едва не воскликнул от возмущения, но видя перед собой воплощение искреннего гнева и оскорбленной чести, решил не перекладывать эту возможную миссию на другого. Как знать, может быть ему удастся свести все к мировому решению без пролития крови, тогда как другой менее опытный и более пылкий человек опрометью согласится на опасную авантюру.

- И кто же этот человек, милорд? - спросил де Грамон, когда Бэкингем закончил свою пылкую речь, - Могу ли я спросить у Вас более подробных объяснений касательно проступка этого человека? Каким именно образом поставлена под удар честь неизвестной мне дамы? - он подчеркнул слово "неизвестной", не желая освещать имя, замешанной в ссоре женщины, но тем не менее, давая понять герцогу, что отнесся со всей серьезностью к приглашению быть секундантом, - Допустимы ли переговоры о принесении извинений Вам лично или этой самой даме... через Вашу Светлость или лично?

7

Отправлено: 11.11.13 23:18. Заголовок: Ироничный тон маршал..

Ироничный тон маршала де Грамона заставил Джорджа выдавить из себя ответную улыбку и даже отвлек ненадолго от мстительных планов, как вывести де Курсийона на чистую воду перед Генриеттой, чтобы ей не приходилось более приписывать ему низкопробные стишки. Случайно произнесенное де Грамоном английское имя привлекло внимание Джорджа, но только мельком, ведь главной его заботой было как можно скорее разрешить вопросы с де Курсийоном.

- До начала турнира, герцог. Думаю, что упражняться в фехтовании после того, как все мы будем в течение нескольких часов размахивать ракетками в зале для игры в мяч, не самая удачная затея. Я желаю дать маркизу шанс сразиться со мной на равных, понимаете? Матчи по теннису слишком утомительны и тогда моя победа на дуэли будет приписана чистому везению, а не благоволению Небес.

Вопросы де Грамона ударяли как громовые залпы всех бортовых орудий на линейном корабле, заставив Бэкингема убедиться в том, что выбор маршала в качестве секунданта был удачен во всех отношениях - этот человек разбирался в тонскостях дуэльного этикета и вполне владел собой, чтобы хладнокровно наблюдать за тем, как его соотечественник падет от руки англичанина. Дело чести! А как же иначе, для понятия чести нет границ и разницы в выговоре - будь то француз или англичанин, а цвет крови как и понятие о чести должны быть одинаковы.

- Как, разве я не назвал Вам этого человека, маршал? Маркиз де Курсийон. Да да, он самый, месье. Он обманом или при помощи какого-то трюка получил должность королевского секретаря. Вошел в доверие не только самому королю, но даже успел заручиться моей личной дружбой! Подумайте только, милорд, этот маркиз не погнушался написать письмо с признаниями столь же пылкими сколь и неуместными одной особе. Ее имя я упоминать не стану. По известным причинам.

Говоря о де Курсийоне Джордж так размахивал руками, что наблюдавшие за их беседой со стороны, решили, что английский дворянин оспаривает правила предстоявшего турнира или пытается опротестовать чью-то кандидатуру на матчах. Сдавленные смешки и перешептывания нисколько не смущали самого Бэкингема, слишком увлеченного собственными вопросами.

- Извинения мне? О нет, милорд, нет, это исключено. Я представляю интересы дамы и не приемлю никаких извинений. Нет. Допустимо только единственное решение - дуэль. Поединок. И если маркиз не готов встретиться со мной сейчас же, - воскликнул Бэкингем так громко, что шепот вокруг него и маршала де Грамона на миг затих, - То я готов встретиться с ним хоть на рассвете, хоть в полдень. Не в его интересах затягивать с разрешением этого вопроса, милорд. Иначе я во всеуслышание объявлю его лжецом и подлецом.

Щелкнув каблуками туфель, герцог уже пожимал мужественную руку маршала де Грамона, приняв его расспросы за согласие.

- Милорд, я всецело полагаюсь на Вас и буду ожидать ответа в моих покоях. Я прошу Вас, я умоляю, не ставьте никакие другие вопросы выше этого дела. Вы понимаете меня, Ваша Светлость? Замешана честь дамы. Как дворяне, милорд, мы не можем оставить это.

8

Отправлено: 13.11.13 23:46. Заголовок: Де Курсийон? От неож..

Де Курсийон? От неожиданности маршал даже перестал улыбаться, вопросительно глядя на герцога Бэкингема, пытаясь понять, не шутил ли тот. Обвинение маркиза де Курсийона в неподобающем обращении с дамой было настолько же невероятным, насколько и смехотворным. Милейший маркиз был образцом не только учтивости, но и благоразумия, к несчастью редкого среди молодых людей его возраста и положения. А то, что только что прибывший из Испании маркиз имел какие-то виды на свой секретарский пост путем обмана, было и вовсе абсурдным утверждением. Не будь сам маршал в благодушном настроении, он бы сурово осадил англичанина, призвав его к здравомыслию и благоразумию во имя собственной же чести и репутации.

- Милорд, милорд, помилуйте! То, что Вы говорите, весьма серьезно и безусловно требует дознания. Но ради бога, неужели Вы позволили себе стать жертвой заблуждения? Откуда такие подозрения относительно маркиза? Прошу прощения, милорд, но при всем моем желании помочь Вам разобраться в этом деликатном деле, я рекомендую прежде всего убедиться, что обстоятельства именно таковы, как... какими Вы их видите.

К сожалению бурная жестикуляция и повышенный тон Бэкингема успели привлечь внимание досужих слушателей. Де Грамон начал опасаться худшего, что еще до того, как он успеет погасить раздувавшееся пламя конфликта, слухи он нем просочатся по всем закоулкам королевского дворца. Нужно было действовать и немедлено.
Маршал подхватил распалявшегося от собственной обвинительной речи молодого лорда под локоть и повел его в направлении гостевых покоев.

- Милорд, позвольте мне заняться этим крайне деликатным делом от Вашего имени. Во-первых, я прошу Вас, положитесь на меня и обещайте, что не сделаете ни одного шага в этом конфликте без моего ведома и без моего совета. Во-вторых, я прошу Вас, никому кроме меня покуда не говорить о Ваших... хм... претензиях к маркизу де Курсийону. Поверьте мне, в отличие от английского двора, где к делам чести относятся весьма лояльно, здесь это может повлечь весьма нежелательные последствия. Я не угрожаю Вам, милорд. Последствия могут коснуться и тех, кому Вы не желаете зла. В том числе и той, чью честь и репутацию Вы так ревностно желаете защитить от посягательств.

Доведя герцога де дверей в следующую галерею, де Грамон крепко пожал его руку и дружески кивнул на прощание.

- Сосредоточьтесь на приготовлениях к турниру, герцог. Это должно быть для Вас важнее всего, ведь Вам предстоит отстаивать цвета самой королевы-матери. Разве может хоть что-то быть важнее этой миссии, милорд. Желаю Вам удачи.

Все ли? Маршал проводил взглядом удалявшегося Бэкингема, задаваясь вопросом, достаточно ли было его слов, чтобы убедить не в меру пылкого англичанина не действовать без его совета? Следовало отыскать де Курсийона и деликатно расспросить его о том, какая собака пробежала между ним и английским лордом. Но турнир! Прием у Ее Величества! И самое важное для него самого, разговор с вдовствующей маркизой д'Отрив! Столько важных дел, каждое из которых по-своему могло впоследствии отразиться на его личной судьбе или судьбе его семьи. И что же из всего этого важнее? Насвистывая себе в усы гасконскую песенку, де Грамон отправился в противоположную сторону, отчасти ради того, чтобы не столкнуться вновь с герцогом Бэкингемом.

// Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской //

9

Отправлено: 30.12.13 22:17. Заголовок: Вред обеденных возли..

// Дворец Фонтенбло. Комната маркиза Леона д'Антрага //

Вред обеденных возлияний был налицо: коридоры замка таинственным образом превратились в бесконечный лабиринт, в котором Антраг, и без того не считавший себя знатоком Фонтенбло, рисковал окончательно запутаться и запутать беднягу Данжо. Правда, они разыскали Лозена, но это оказался ложный ход, ибо тот ни сном, ни духом не ведал про турнирные таблицы. От Лозена друзья направились к Вивонну, который не слишком вежливо переадресовал их к де Форже. Совершив еще один кругосветный тур по гостевым покоям, Леон сумел таки перехватить третьего арбитра, так спешившего куда-то, что двум маркизам удалось добиться от него лишь лаконичного «У Босолея», небрежно брошенного через плечо, прежде чем Форже исчез в неизвестном направлении, оставив разочарованных друзей на подступах к королевской приемной.

Отерев взмокший от умственных и физических усилий лоб, Леон сумрачно вздохнул. Последняя бутылка явно была лишней.

- Хорошо, что хоть ракеткой махать не придется, - он сочувственно покосился на Курсийона, которому было еще хуже: не обремененный обязанностями гостеприимного хозяина, Филипп от души наслаждался плодами гостеприимства, и теперь на его лицо, побледневшее от отчаянных усилий не привалиться где-нибудь в углу и задремать, больно было смотреть.

- Mea culpa, - пробормотал Антраг, подхватывая товарища под локоть, чтобы вновь пуститься на поиски. – Черт побери, нам следовало отправить кого-нибудь из лакеев, вместо того, чтобы стаптывать каблуки в этих бесконечных коридорах. Эй, сударь, сударь!

При виде богато одетого вельможи, пересекающего противоположный конец пустынного коридора, Леон воспрянул к жизни и призывно замахал рукой в надежде на помощь и ценные указания и, не дожидаясь, пока случайный встречный ответит на его призыв, бросился вдогонку за вельможей.

- Простите, сударь, не видели ли Вы случаем дверь с пометкой «Босолей»? Нам нужно срочно отыскать маркиза, а я, признаться, заплутал в этом… О, прошу прощения, Ваше Сиятельство, - узнав в попавшемся навстречу дворянине предводителя английской партии, маркиз поспешно поклонился. – Не взыщите за беспокойство, милорд. Мы с господином де Данжо разыскиваем одного из тех, кого герцог де Грамон назначил судействовать на сегодняшнем турнире. Чтобы… убедиться… да, убедиться, что приготовления идут полным ходом.

Черт, а зачем нам нужен славный Босолей? Нет, не нам, Грамону. Тьфу, надеюсь, что Филипп еще не позабыл, в чем, собственно, нужда. Скверно будет отыскать маркиза и не вспомнить поручение маршала. Стыдись, Антраг! Нельзя пить среди бела дня.

10

Отправлено: 02.01.14 01:04. Заголовок: Этих французов невоз..

Этих французов невозможно понять, сам черт не разберет, где они шутят, а где говорят о серьезных намерениях. Слушая маршала де Грамона, Джордж уяснил для себя только то, в чем сам был уверен, точнее, что он желал услышать. А именно - Его Светлость согласился выступить в качестве его секунданта и посредника в донесении вызова этому двуличному пройдохе де Данжо. Не лишним было упоминание цветов Ее Величества, кои милорду предстояло отстаивать в поединке на турнире по теннису. Одно дело, сражаться за цвета красотки, которая упадет в обморок от одного обжигающего и вожделенного взгляда герцогских глаз, но ведь он просил о милости подарить ему ленту саму королеву Анну.

Покраснев при упоминании имени Ее Величества, Бэкингем с самым суровым видом поклонился де Грамону, мысленно благодаря Небеса за то, что они послали на его пути этого человека. Хладнокровие в купе со здравым чувством юмора, вот что было ценно среди англичан во все времена, а в преддверии великих битв особенно. Джордж согласно кивнул герцогу и отсалютовал шляпой как равному, забыв о своем обычном гоноре.

- Я всецело полагаюсь на Вас, Ваша Светлость. Выбор оружия за маркизом. И раз уж Вы намерены не позволить нам сразиться перед турниром, то я пожалуй оставлю за маркизом право выбрать время и место. Я полагаюсь на Вас, герцог, - повторил Джордж, все более уверяясь и в собственном хладнокровии, которое было всего навсего отражением настроения его собеседника.

Оставленный в незнакомом ему месте, милорд оглядывался по сторонам. Он оказался в коридоре, где на каждой двери были начертаны мелом имена тех, кому они предназначались. Не слишком хорошо разбираясь в топографии дворца, Джордж перестал полагаться на логику и здравый смысл распорядителей, замечая про себя, что имена некоторых герцогов и маркизов на дверях в этом коридоре соседствовали с куда более скромными именами, даже без упоминания титулов. Странные французские обычаи, когда король все еще номинально считался всего навсего первым среди равных, забавляли англичанина, заставляя еще больше уверяться в собственном превосходстве. Уж в Англии то король был выше остальных дворян и даже сам он, герцог Бэкингем возвышался над равными себе, благодаря непомерному состоянию, возвращенному ему благодаря удачной женитьбе и приумноженному не без участия короля, который среди прочей знати избрал своим наперсником именно Джорджа Вильерса.

Осматриваясь вокруг, Джордж направлялся к выходу из коридора в надежде набрести на более людное место, где он смог бы спросить дорогу, если конечно же, ему удалось бы пересилить себя и попросить о помощи кого-то из французов. По счастью, ему не пришлось никого звать самому, так как из противоположного конца коридора до его слуха донесся призывный возглас. Обернувшись он увидел двух дворян, один из которых махал ему рукой. Не склонный первым приближаться к кому бы то ни было, Бэкингем застыл на месте, встав вполоборота к звавшему его и дожидаясь, чтобы он сам подошел.

Пока тот едва ли не бегом приближался к Джорджу, герцог не сводил глаз с его спутника. В скромно одетом на военный манер мужчине он без труда узнал самого маркиза де Курсийона, к которому только что послал герцога де Грамона в качестве секунданта и устроителя дуэли. Удача! - это первое что пришло в голову герцога, но он тут же вспомнил просьбу маршала доверить ему самому организовать все формальности вызова на дуэль. Следовало ли ему проявить враждебность в отношении соперника? Или показной вежливостью еще раз подчеркнуть несомненное превосходство англичан над французами?

- Месье? - приподняв левую бровь ответил Джордж, когда маркиз д'Антраг поравнялся с ним, он ответил на поклон не менее вежливым, но не слишком поспешным поклоном, - Приготовления к турниру занимают Вас, маркиз? И, полагаю, Вас также, маркиз де Данжо? - спросил Бэкингем, обращая холодную улыбку к друзьям, - Это помимо основных Ваших забот, я полагаю? - он горделиво вскинул голову, борясь с искушением тотчас же бросить вызов де Курсийону, не дожидаясь посредничества герцога де Грамона, - Я не имею привычки разглядывать таблички на дверях, господа, - солгал не моргнув и глазом лорд предводитель английской партии, будучи уверенным, что никто и не мог застать его за этим занятием и опровергнуть его слова, - Не знаю ни кавалера, о котором Вы спрашиваете, маркиз, ни того, где именно он расположился.

От обоих маркизов доносился слабый, но довольно отчетливый запах вина, что заставило герцога вспомнить о том, что он пренебрег обедом и рисковал остаться и без ужина. Но что с того? Улыбка де Курсийона, которая еще утром могла бы показаться герцогу дружеской, теперь вызвала у него гнев и желание немедлено стянуть перчатку с руки и бросить в лицо. Лицемер! Как смел он делать вид, что внимал жалобам вдовы поэта в придорожной таверне и сочувствовал судьбе бедняги де Лоррена, тогда как сам явился ко двору с определенной целью пробиться к теплому местечку в свите короля и соблазнить английскую принцессу!

- Маркиз, я право же, не знаю, каким образом мог бы быть полезен Вам, - со всей возможной холодностью в тоне ответил Бэкингем, обращаясь к д'Антрагу, - И полагаю, что до поры до времени не могу располагать собой в достаточной мере, чтобы быть к Вашим услугам, месье де Данжо. Надеюсь, что герцог де Грамон сумеет отыскать Вас еще до турнира, месье, чтобы у Вас была возможность отложить участие и сберечь Ваши драгоценные силы.

Опасаясь сказать больше, чем это было разумно, Джордж выдавил из себя улыбку, при том что рука его намертво сжалась на рукояти шпаги. Глаза его сузились и сверкнули упреждающей угрозой. Скажи де Данжо хотя бы одно слово, и у герцога иссяк бы весь запас хваленого английского хладнокровия.

11

Отправлено: 02.01.14 20:58. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Комната маркиза Леона д'Антрага //

О степени собственной нетрезвости де Курсийон мог судить уже по тому, с каким тщанием вот уже минут десять пытался вытереть несуществовавшие винные пятна с рукава камзола. Методично натирая сукно, он при том старался заставить свои мысли упорядочиться и выстроиться по порядку приоритетов. Во-первых, де Лозен; во-вторых, список; в-третьих, его комната... и что-то должно было быть в-четвертых... что-то важное закралось в память, но упрямо не желало всплывать...
Но хуже не пойманной мысли было неодолимое желание присесть, а присев, закрыть глаза и... нет, он пожалуй не выпил настолько много, чтобы упасть на первую же банкетку и уснуть на ней как какой-нибудь провинциал, лишенный возможности вытянуть ноги на собственном ложе в отдельной комнате. Де Курсийон отчаянно тряхнул головой и даже довольно ощутимо хлопнул себя ладонью по щеке, чтобы с притоком крови вернуть хоть каплю сознательности.

- А где? - ляпнул он не своим голосом из-за спины д'Антрага, когда тот поймал де Лозена, очевидно более занятого приготовлениями своего костюма, нежели судейскими вопросами турнира.

Тот же вопрос Филипп задал и де Вивонну и де Форже, причем, ни тот ни другой к счастью не сумели расслышать его, или же дипломатично сделали вид, что не расслышали или не заметили королевского секретаря, с трудом справлявшегося со своим заплетавшимся языком.

Когда же д'Антраг радостно окликнул кого-то в большой галерее, Филипп обрадовался как, страждущий в пустыне, увидевший очертания оазиса. Только бы призрачная надежда на успех не оказалась вновь миражом. Де Данжо собрал всю свою волю в кулак и последовал за д'Антрагом, стараясь не только поспевать за маркизом, но и ступать шаг в шаг, чтобы не сбиться с ритма... и не задевать постаменты, на которых высились драгоценные мраморные статуи. Упади одна такая и... Филипп только представил себе грохот и переполох и уже в следующую секунду оказался у противоположной стены коридора, отчего-то показавшегося ему немыслимо и неудобно узким. И как тут разминуться с человеком, идущим навстречу? Невозможно... Филипп сделал шаг влево, ожидавший их кавалер, оказавшийся никем иным, как милордом Бэкингемом, также подвинулся влево... Или не двигался? Тогда как же он оказался внезапно прямо перед де Курсийоном? И каким образом вышло так, что маркиз столкнулся с милордом едва не лоб в лоб?

- Простите, милорд... эти коридоры... такие узкие, - извинился Филипп, потирая лоб, горевший от соприкосновения со лбом милорда, - Это моя вина право же. Я пытался обойти Вас... но как видите, прямые пути не выводят нас... куда мы желаем. Приходится идти на уловки, а уловки...

Прохладца в голосе Джорджа Вильерса была полностью отнесена к его реакции на неловкость маркиза, едва не сбившего его с ног. Иначе отчего же еще? Де Курсийон виновато протянул руку милорду, с которым успел достаточно сблизиться во время королевской охоты, чтобы считать их отношения дружескими.

- Герцог де Грамон? Так мы только что... - де Курсийон подавил едва не вырвавшуюся икоту и прикрыл рот кружевным платком, - Да да, месье маршал отыскал нас. И передал.

Маркиз улыбнулся блаженной улыбкой, вспомнив корзинку, так кстати дополнившую меню их маленькой пирушки, которую прислал им маршал де Грамон. Щедрый и понимающий естественные потребности молодых людей, особенно перед предстоящими изматывающими обязанностями арбитров на турнире.

Все еще довольно улыбаясь, де Данжо добавил, стараясь придать своему голосу озабоченность и суровость будущего арбитра, - И мы в свою очередь ищем месье де Босолея. Чтобы подготовиться. А что же Вы, милорд, Вы уже готовы? Вы чувствуете себя в ударе, не так ли?

12

Отправлено: 12.01.14 19:58. Заголовок: Вопрос: то ли урожен..

Вопрос: то ли уроженцы Туманного Альбиона всегда выражаются так туманно, или же туман царит исключительно в его мозгу? Антраг хмурился, силясь понять, что странного послышалось ему в натянутом ответе англичанина, но внезапное вмешательство Данжо начисто сбило его с курса. Не успев задуматься над логикой друга, маркиз благодарно закивал, отдавая должное редкостной щедрости герцога. Не иначе, Бэкингем решил своей корзинкой заранее склонить мнение арбитров в свою пользу.

Чертовы англичане со своей вездесущей продажностью, должно быть, думает, что у них во Франции тоже все продается и покупается почем зря. Вот будет для него сюрпризец. А может, не все так приземленно? Что, если Бэкингем просто напросто прознал про Фуллера и эдак деликатно, по-английски, продемонстрировал к нему свой интерес? Бес их разберет, этих англичашек. Но поблагодарить надо в любом случае, честь обязывает.

- А, так это вашей любезности, милорд, обязаны мы, кхм, нашими скромными застольными удовольствиями? Да, маршал исправно передал нам все, и очень кстати. Должен отметить, что вино оказалось превосходным. Просто таки восхр… - Леон запнулся, с ужасом сознавая, что совершенно не в состоянии произнести хвалебный эпитет. – Великолепным, да. Чертовски признателен вам, чертовски. Но вы не правы, полагая, что мой друг Данжо намерен утруждать себя маханием ракеткой. Ничего подобного, ему предстоит другая, не менее ответственная задача. Филипп будет прото… протоколировать.

С честью справившись с последним словом, маркиз провел ладонью по влажному лбу, стирая выступившую от тяжких умственных усилий испарину, и глубокомысленно добавил:

- Но какая жалость, что вы не умеете читать. Теперь нам с Данжо придется пройти все крыло из конца в конец, пока мы не наткнемся на нужную нам дверь, - Антраг без особого энтузиазма оценил протяженность коридора, в котором запросто можно было умереть от жажды, так и не добравшись до конца. – А вы-то сами как оказались здесь? Ищете кого-нибудь, милорд? Позвольте нам помочь, мы легко… - сообразив, что неловко хвастаться перед гостем короля умением читать, Леон неопределенно махнул рукой, давая понять, что с легкостью справится с любой непосильной задачей, включая поиски нужного человека в дебрях Фонтенбло.

13

Отправлено: 13.01.14 21:55. Заголовок: - Вы пытались обойти..

- Вы пытались обойти меня, месье?

Значение фразы, сказанной де Курсийоном тоном больше похожим на насмешку, никак не увязывалось с ожиданиями милорда. Его Светлость ожидал такой же учтивый и холодный ответ от француза с уверениями, что они непременно встретятся позже. Но какого черта ему потребовалось обходить? Подозревая, что в витиеватых фразах королевского секретаря крылся скрытый смысл, Джордж придвинулся ближе к де Данжо, недвусмысленно сжимая и разжимая пальцы на гарде своей шпаги.

- Вам не было необходимости искать меня, сударь. Если, как Вы изволили подтвердить, Вы уже имели честь говорить с господином де Грамоном, то через него же Вы можете передать желаемые Вам условия.

Шутки о якобы присланной им корзинке с вином и закусками в любое другое время Джордж счел бы за ловкий трюк, чтобы отвести внимание случайно проходивших мимо посторонних свидетелей их разговора от действительной темы. Но распаленный собственными догадками о насмешках маркиза, Бэкингем предпочел услышать то, к чему был расположен сам, а именно, вызов, дерзкий и наглый, вызов не только на поединок чести, но и вызов самому понятию чести. Этот наглый выскочка смеялся над ним!

- Вы ищете господина де Босолея, господа? - собрав остатки хладнокровия спросил он, стараясь показать, что не смотря на насмешки французов, был достаточно сведущ в их языке, чтобы понимать скрытый смысл их шуток, - Так это имя Вашего секунданта, месье маркиз? В таком случае, я передам герцогу де Грамону, с кем он может обсудить выбор оружия и места... нашей встречи.

Маркиз д'Антраг в противоположность своему другу не вызывал такой же неприязни, а потому слух герцога оказался более восприимчивым к его словам. Бэкингем даже улыбнулся в ответ на похвалы Антрага, хоть и счел повторное упоминание не существовавшего дара в виде корзинки с провизией совершенно неуместным - они были одни в коридоре и опасения быть подслушанными были совершенно напрасными, как и предосторожности казались ему излишними. Он вежливо наклонил голову и ответил, обращаясь при том только к маркизу:

- Тем лучше, тем лучше, дорогой маркиз. Я бы пожелал дать фору маркизу де Данжо. Если ему не придется махать ракеткой на турнире, то тем более у него не может возникнуть затруднений с нашей встречей. Но читать, - Джордж вспыхнул и едва не выговорил проклятие на родном языке, - Я просто не считаю это необходимым для себя, маркиз. Я никого здесь не ищу. Напротив, я собирался вернуться к себе и подготовиться, - неодобрительный взгляд был брошен им в сторону де Курсийона, - Я все-таки считаю, что турнир, равно как и последующая за ним дуэль, требуют большей серьезности и душевной подготовки, не смотря на то, что я всецело уверен в силе своей руки и в том, что Господь не оставит справедливость и честь.

Черт возьми! - крикнули глаза Бэкингема при виде понимающей улыбки на лице де Данжо, который не счел необходимым хотя бы формально заявить о своей невиновности в предъявленных ему обвинениях. Это тем более усугубляло вину маркиза в глазах милорда. Зачем он только дал слово де Грамону не предпринимать ничего и не высказывать лично своих претензий наглецу?

- Если Вы желаете помочь нам, дорогой маркиз, то будьте любезны, станьте нашим секундантом. Полагаю, что при нынешних обстоятельствах, одного секунданта на двоих будет вполне достаточно. Вам не предстоит сразиться на этом турнире, господа, так к чему же откладывать поединок? Я уверен в собственной правоте и в своей шпаге. Месье! - гневный взгляд черных глаз испепелял де Данжо, - Если Вы не считаете виновным себя, то хотя бы из уважения к известной нам даме, проявите порядочность и защищайтесь!

Еще до того, как последний довод рассудка успел шепнуть Бэкингему, что ему следовало подчиниться слову данному маршалу и отложить решение вопросов чести до назначенного секундантами времени, рука милорда действовала как будто сама по себе. Ножны, сделанные из плотной кожи с серебряной инкрустацией и металлическим наконечником со звоном полетели на мраморный пол, тогда как Джордж занял боевую позицию со шпагой перед собой, готовый к атаке.

14

Отправлено: 14.01.14 20:49. Заголовок: Чем больше говорил г..

Чем больше говорил герцог Бэкингем, тем все меньше Филипп понимал значение его слов. Хотя, французский милорда был вполне понятным, а его умение употреблять сложные речевые обороты могло бы послужить примером для многих дворян, не слывших любовью к литературным произведениям, в минуты волнения герцог как и многие забывал о языковой разнице и многое из того, что он выпалил в адрес друзей, пришлось бы перевести дважды. Для начала на язык оригинала, а затем еще раз на французский.

Именно это и занимало де Курсийона. Он и прежде ловил себя на том, что пытался найти удачные фразеологические обороты в речи собеседников, чтобы запомнить их и использовать впоследствии в собственных сочинениях. Вот и теперь он, пытался отобрать особенно интересные фразы, вежливо улыбаясь милорду, и не успел заметить, как тон герцога из натянуто вежливого сделался угрожающим. Разозленный чем-то, что так и осталось непонятным для маркиза, герцог выхватил свою шпагу и встал в стойку "ангард", прежде чем Филипп успел домыслить, что причиной этой внезапной ярости был именно он и никто иной.

- Моего секунданта, Вы сказали? - ошеломленный хоть и запоздало, но все-таки осенившей его догадкой, переспросил Филипп и поискал рукой рукоять своей шпаги, впрочем, не спеша высвободить ее из ножен, - Не соблаговолите ли Вы, милорд, ввести меня в курс того, что Вы задумали? Я не совсем понимаю ход Ваших мыслей, я прошу прощения, - от искр, которые метали глаза герцога можно было зажечь не то что лучину, но и целое полено, мелькнуло в голове Филиппа, но он постарался тут же отбросить ее, как излишне веселую и неуместную, нет, кажется, милорд Вильерс вовсе не намерен был шутить и ожидал его реакцию наряду с проявлением порядочности.

- Милорд, я готов принести Вам удовлетворение в любой форме, в какой Вы изволите потребовать его, - ответил де Курсийон, стараясь по возможности не улыбаться и не дай бог не рассмеяться, насколько бы это не было трудным из-за паров вина, все еще витавших в его голове, - Но ради бога! Ради всего святого, друг мой, объясните мне, в чем я провинился перед Вами? И о какой даме идет речь? Клянусь честью, со времени нашего вчерашнего знакомства, я не имел счастья видеть ни мадам де Скаррон, ни мадам... мадам де Жуайез, - он многозначительно сделал паузу перед произнесением последнего имени, поскольку не знал наверняка, предпочла бы Нинон сохранить свое инкогнито или уже объявила о своем возвращении ко двору во-всеуслышание, - С кем еще, кроме названных дам, мы знакомы с Вами и чем, помилуй бог, я мог скомпрометировать ее имя?

Не решаясь подойти ближе, чтобы Бэкингем не воспринял его движение как желание атаковать, Филипп оставался стоять в трех шагах от герцога, скрестив руки на груди. Его ноги были напряжены вдвойне из-за пренеприятнейшей дрожи в коленях, усиливавшейся в следствие опьянения, что конечно же, могло быть воспринято Бэкингемом как испуг и хуже того, трусость.

- Леон, я прошу Вас быть нашим секундантом... ох, что я говорю. Я даже не знаю, из-за чего мы будем драться с милордом. Но ради бога, не откажите в любезности быть нашим посредником. не обессудьте, милорд, но мне кажется, мы с Вами не совсем понимаем друг друга. Я не понимаю, это точно.

15

Отправлено: 16.01.14 14:07. Заголовок: Секундант? Выбор ору..

Секундант? Выбор оружия? Место встречи?
С каждым произносимым, а точнее, выкрикиваемым сумасшедшим англичанином словом удивление Антрага делалось все сильнее. Чтобы понять намерения милорда, кристальная трезвость и не требовалась, но к тому времени, когда из уст Бэкингема прозвучало, наконец, роковое слово «дуэль», остатки хмеля окончательно развеялись, оставив на память о себе тоненькое позвякивание в виске, грозящее со временем смениться изрядной головной болью. Но не сейчас, слава господу.

- Черт возьми, Филипп, я с радостью окажу услугу в деле чести, но… но что происходит? Будь я проклят, если понимаю. Не говоря уже о том, что выбор времени и места никуда не годится.

Судя по удивлению на лице и в голосе Курсийона, тот тоже мало понимал, чем вызван неожиданный и неуместный вызов, и у Антрага не было никаких оснований сомневаться в неподдельности этого удивления. Не в том состоянии был маркиз, чтобы так ловко разыграть неосведомленность в поводе для вызова.

Глядя на покрасневшее от бешенства лицо герцога, Леон лихорадочно размышлял, как положить конец этому недоразумению, не уронив достоинства Филиппа. Честь дамы во все времена была самым священным из предлогов для сведения счетов, но на ум Леону приходила только одна дама, в которой мог быть заинтересован не в меру драчливый герцог, и он не без оснований подозревал, что лишь вчера представленный королю Данжо никак не мог быть знаком с оной дамой достаточно близко, чтобы успеть запачкать ее честь хотя бы случайным намеком.

С другой стороны, явно не известная Курсийону дама могла служить прикрытием для иного. Вчера вечером не в меру драчливый англичанин чуть не сцепился с юным Виллеруа. Кажется, именно Курсийон был одним из тех, кто остановил дуэль. Не собирался ли Бэкингем выместить на нем вчерашнюю неудачу? Леон смутно припомнил, что стычка между Виллеруа и герцогом произошла под окнами апартаментов, отведенных герцогине Орлеанской и ее свите. Шустрый танцмейстер, как видно, уже успел протоптать тропинку к кому-то из прелестных дебютанток. Но с какой стати…

- С какой стати Вы взялись столь ревностно защищать фрейлин Мадам, милорд? – Антраг сложил руки на груди, невольно повторив позу Курсийона. – Да еще столь скандальным образом. Можно было бы предположить, что после вчерашнего дела с маркизом де Виллеруа Вы смекнете, что дуэль при французском дворе есть дело тонкое и требующее осторожности. Герцог де Грамон согласился быть Вашим секундантом? Прекрасно, но я не верю, что он не предупредил Вас о том, что все должно быть сделано крайне аккуратно. Или же Вы так безрассудно вызываете французов, надеясь, что Ваш неприкосновенный статус королевского посланника позволит Вам отделаться легким репримандом и вежливым предложением отправиться к туманам Англии, тогда как Вашим противникам и их секундантам грозит, в лучшем случае, Бастилия, а в худшем – меч палача на Гревской площади? Если так, то я был лучшего мнения об английских дворянах.

Леон хмуро глянул на Бэкингема, потому что в эту минуту в голову его закралась совсем уж неприятная мысль. Фрейлины Мадам. Не он ли видел вчера Курсийона беседующим с леди Августой Эрендил? А потом она была грустна, и в голосе ее проскальзывали глухие нотки смертной тоски, которую легко можно было списать на разбитое сердце. Не говоря уже о внезапной отставке и просьбе вернуться в Англию, о которой ему рассказала малышка Монтале. Мог ли Бэкингем за своими открытыми ухаживаниями за принцессой прятать роман с ее фрейлиной? Одно точно: Филипп вряд ли мог оскорбить девушку настолько, чтобы заслужить брошенный в лицо вызов. Антраг стиснул зубы, выгнал мысли об Августе из головы, чтобы сгоряча не бросить герцогу встречный вызов, и упрямо набычился, готовый не уступать англичанину ни в чем.

- Как хотите, милорд, но каким бы ни был Ваш зуб на Курсийона, я не позволю вам обоим драться в коридорах замка. В парке достаточно укромных мест, где два дворянина могут выяснить отношения, не привлекая ненужное внимание к себе и, тем более, к предмету своей ссоры. Если до турнира Вы свободны, то я предлагаю встретиться через полчаса у павильона Дианы, это достаточно уединенное место, где нам никто не помешает. Тем временем я отыщу герцога де Грамона, чтобы в случае несчастья с Вами никто не мог упрекнуть нас с Данжо в нечистой игре.

Проклятье на голову не в меру ярого милорда. Мало того, что из-за него они рисковали запоздать с подготовкой турнира, так еще и сердце предательски заныло при одной мысли о том, что этот английский хлыщ мог быть причиной горестей прекрасной Августы.

16

Отправлено: 16.01.14 22:11. Заголовок: Игра де Курсийона в ..

Игра де Курсийона в святую наивность уже порядком надоела герцогу. Он был готов согласиться с тем, что для разрешения вопросов чести требовалось время и куда более удобное место, нежели коридоры во дворце, где в любую минуту их могла прервать стража или случайные прохожие. Но разыгрывать из себя комедианта, это было наглостью! Самой обыкновенной и банальной наглостью, а вовсе не дерзостью и бравадой, как вероятно думал о себе де Данжо. И это заслуживало трепки помимо того урока, который Бэкингем горел желанием задать маркизу.

- Я полагаю, месье, герцог де Грамон уже ввел Вас в курс этого вопроса. Раз уж Вы не отрицаете того, что готовы дать мне удовлетворение, то я не понимаю, за чем же дело? Здесь и сейчас же, маркиз! Немедленно, - проговорил Бэкингем, стараясь отчеканивать каждое слово со всем возможным хладнокровием.

- Я уже имел честь сказать герцогу, что Вы имели дерзость провиниться не передо мной, а перед дамой, чью честь и доброе имя мне было поручено защищать всеми известными дворянину способами. И примерное наказание наглеца это один из них, сударь.

Де Курсийон явно напрашивался на драку без всяких правил приличий, но герцог был намерен проучить наглеца и показать, что значило быть настоящим дворянином и придворным. Тонкая сталь его шпаги со свистом рассекла воздух. Сменив позицию с защитной, на готовность к выпаду, Джордж смотрел на недоумевающего противника со всем превосходством, которое ощущал в те минуты. Перед ним был истинный виновник едва не разразившегося скандала у Минетт, и сомнений в том уже не оставалось.

Знакомое имя, то самое, которым шутливо прикрывалась Нинон де Ланкло, чтобы скрыться на некоторое время под шляпой юного пажа герцога Орлеанского, заставило Джорджа вспыхнуть от гнева. Несомненно, прохвост де Курсийон собирался не только опорочить Минетт в глазах ее супруга, но к тому же и рассорить ее с ним! А может быть, он уже сделал это, рассказав о маленькой интрижке Джорджа, изменившего своей пламенной любви к принцессе в ночь, когда она согласилась быть похищенной братом своего мужа? Вот чем объясняется холодность, с которой Генриетта-Анна говорила с ним все это время!

- Месье, Вам нет необходимости перечислять имена других дам. Это не добавит им чести, даже напротив, я бы сказал. Знакомство с таким человеком скорее грозит их репутации.

Однако, реакция и ответчика на дуэли, и приглашенного быть их секундантом маркиза д'Антрага совершенно не отвечала правилам ведения боя. Оба стояли перед герцогом, скрестив руки на груди, словно его вызов не относился к ним ни в коей мере.

- Маркиз, возможно, Вы и не в курсе причины, по которой я вызвал этого человека. Но разве Вам не достаточно моего слова? Я утверждаю и готов защищать свою правоту со шпагой в руке, что этот человек оскорбил даму и едва не смешал ее имя с грязью, затеяв скандальную интригу за спиной ее супруга. Я требую удовлетворения от ее имени и от имени человека, доверившего мне защищать ее честь, - произнес герцог с таким пафосом в голосе, что и у самого несмышленого человека не могло бы остаться сомнений относительно личности неназванной им дамы. Однако же, это могло быть только его личной уверенностью, тогда как оба его оппонента могли предположить совершенно другую особу, а может и двух. Эта мысль не успела посетить милорда, нетерпеливо покусывавшего губы в ожидании, когда наконец его доводы будут услышаны и долг чести заставит де Курсийона ответить на вызов.

- Герцог де Грамон предупреждал меня о особенных обстоятельствах, существующих здесь во Франции, - ответил Бэкингем д'Антрагу и невольно опустил шпагу острием вниз, не мог же он беседовать с дворянином, угрожая ему шпагой, тогда как намеревался проучить другого человека, - Вам нет необходимости напоминать мне о том, что я нахожусь в привилегированном положении, благодаря моему титулу и любви короля Англии ко мне, маркиз. Если только Вы не желаете также найти предлог для поединка со мной. В таком случае я буду рад дать Вам удовлетворение. Но после того, как я разрешу вопросы с этим господином.

Хладнокровию маркиза можно было только позавидовать, но в своей запальчивости Джордж предпочел не обратить на то внимания. Он понял, что из опасения быть застигнутыми на месте преступления оба маркиза не желали отвечать на его вызов. Что ж, этого следовало ожидать, особенно, если вспомнить, что накануне сам же де Курсийон позорно отказался быть его секундантом, когда он пытался вызвать на дуэль молодого хлыща, выпрыгнувшего из окон апартаментов герцогини Орлеанской.

- Я даю Вам времени полчаса, господа, - надменно, чтобы не потерять чувства собственного превосходства, произнес Бэкингем, пряча шпагу в ножны, - Павильон Дианы... хм... не самое близкое место. Но я разыщу его. Будьте в том уверены. И если Вы опасаетесь быть обвиненными в нечистой игре, я приведу с собой английского дворянина, который будет моим вторым секундантом. На случай, если маршал де Грамон не сумеет найти времени для участия в нашем... - в коридоре появились молодые люди, с жаром обсуждавшие что-то между собой, - В нашей встрече. Маркиз, - острый взгляд в глаза де Курсийона должен был дать понять ему, что герцог ни в коей мере не собирался отступать, - В память о нашем с Вами знакомстве, я согласен дать Вам время... чтобы собраться с духом. До встречи у павильона, господа! Честь имею.

Уже пройдя несколько шагов к выходу из коридора, Бэкингем остановился и обернулся к друзьям. Нет, спрашивать дорогу у де Курсийона он ни за что не станет. Но у д'Антрага? Нет, тоже не годилось. Они друзья, а значит, теперь они оба были его врагами. До получения удовлетворения. Скривив губы в досаде на самого себя, Джордж отсалютовал друзьям шляпой и стремительно вылетел прочь из коридора, чтобы они не дай бог не поняли, что он заплутал и не вызвались помочь ему отыскать дорогу.

// Парк Фонтенбло. Павильон Дианы. 3 //

17

Отправлено: 18.01.14 02:33. Заголовок: Что, ради всего свят..

Что, ради всего святого, они творят? Неужели он сам допустил эту несусветную глупость - дуэль посреди королевского дворца? Да это же прямая дорога на плаху, но хуже того, бесчестие и позор на его имя и титул, с таким великим трудом отвоеванные в судах. Филипп с недоумением переглядывался с д'Антрагом, готовый поверить во все что угодно - розыгрыш, фарс, дурная шутка в английской духе? Но по лицу Леона он видел, что тот также не понимал суть происходившего и не был настроен на шутливый тон.

- Клянусь Богом, я ничего не понимаю, - пробормотал де Курсийон и хотел было задать вопрос герцогу, но д'Антраг опередил его, спросив о причинах, по которым Его Светлость вызвался защищать фрейлин Мадам, - Милорд, я не знаю, о каких именно причинах Вы упоминаете, и кого именно защищаете.

Кажется, его голос прозвучал не достаточно громко, поскольку герцог не вознамерился ответить на один из его вопросов, напротив продолжая сыпать громкими заявлениями как из рога изобилия. Окажись они не в столь же опасной и скандальной ситуации, де Курсийон непременно отдал бы должное герцогу за умение наговорить с три короба ярких и цветистых выражений, в которых пафоса хватило бы на три "Песни о Роланде". И все они были ровно в такой же степени пустыми и ничего не объяснявшими, в какой и пафосными.

Вчера де Виллеруа, сегодня он сам, это уже начинало походить на злонамеренные попытки устранить всю личную свиту короля Франции. И каким образом во всем этом был замешан маршал де Грамон? Или... на память Филиппу пришло удлиненное бледное лицо англичанина, представившегося им как Фулер, стряпчий и поверенный в делах де Грамона по ту сторону пролива. Или... маркиз негромко выдохнул, утратив нить рассуждений, которые не блистали стройностью доводов и убедительностью фактов, которые ему удавалось вспомнить. Нет, решительно нельзя поддаваться даже на дружеские уговоры и пить днем. Ему уже не припомнить ни настоящего имени того англичанина. Хотя, называл ли он его и вовсе или это только у маркиза осталось впечатление в памяти, что стряпчий был слишком хорошо осведомлен в тонкостях этикета и на короткой ноге с самими герцогами для простого поверенного в делах. Но зачем он его вспомнил, Филипп так и не мог сообразить, так как мысли его путались, а угрожающе пафосные выкрики Бэкингема не способствовали спокойствию.

- Я не собираюсь... - возразил было маркиз на очередную серию оскорблений, но заметил, что оба его собеседника уже договаривались о месте дуэли и счел за лучшее промолчать, пока он не сказал чего-то, о чем несомненно пожалел бы впоследствии, пусть герцог и обвинял его во всех смертных грехах почем зря, не следовало доводить дело до взаимных оскорблений, в глубине души, Филипп подумал, что недоразумение, даже настолько оскорбительное будет проще разрешить, если он не будет отвечать Бэкингему той же монетой.

- Мне было бы легче принять Ваш вызов, милорд, если бы я знал с точностью, от чьего имени Вы обвиняете меня и в чем, собственно, моя вина.

Язык, заплетавшийся от невыветрившихся винных паров, произносил слова с расстановкой и с чудовищно долгими паузами, так что, когда Филипп выговорил все это, его собеседники успели уже стать противниками в еще одной дуэли, причем, Бэкингем выступал уже ответчиком. Легко же он наживал себе врагов!

- Скажите мне, Леон, что здесь только что произошло? - попросил Филипп, с недоумением глядя вслед удалявшейся фигуре, - Это был Бэкингем, вне сомнений. Но он вне себя. И я не могу взять в толк, с чего бы? Он явно искал ссоры со мной. Но, разрази меня гром, если я понимаю причину. Что там было о герцоге де Грамоне? Полагаю, Его Светлость единственный, кто сможет объяснить хоть что-то. Но дуэль... черт подери, я всего лишь второй день при дворе и уже во второй раз нарываюсь на дуэль... просто невероятное везение...

Кажется, его прорвало. Хотелось говорить и шутить, смеяться и даже издевнуться в не самых почтительных выражениях в адрес разбушевавшегося британского льва. И все же, даже в затуманенной винными парами и всколыхнувшимся весельем голове де Курсийона остались капли разума.

- Мне показалось, или я только что согласился на дуэль с герцогом? Если так, то мне надо поторопиться... полчаса, это не так уж много. Мне нужно найти мою комнату, Леон и освежить голову. Впрочем... на свежем воздухе это не потребуется. Павильон Дианы... - Филипп посмотрел на свою шпагу, как хорошо, что в отличие от придворных щеголей, у него была только одна шпага, его боевая подруга, видевшая не одно сражение в его руке и пережившая множество противниц в руках менее удачливых и умелых. Маркизу не требовалось менять оружие, а значит, не требовалось и терять время на поиски отведенной ему комнаты, - Надо отыскать де Грамона... пусть хотя бы маршал будет в курсе, где нас искать, в случае если мы задержимся к турниру. Черт бы побрал англичан и их вздорный нрав... а еще говорят, что испанцы вспыльчивы как порох... идемте, Леон. Сейчас как раз время, когда назначен прием у королевы-матери. Маршал должен быть там. Где же еще.

// Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской //

18

Отправлено: 20.01.14 19:14. Заголовок: - Если бы я сам знал..

- Если бы я сам знал, что это было, - Антраг рассеянно почесал затылок. – Кто их разберет, этих англичан, когда они всерьез, а когда разыгрывают. У них это называется «практическими шутками», и шуточки эти обыкновенно бывают весьма сомнительного свойства.

По хорошему, от дуэли надо было отказаться сразу и прямо. Сейчас Леон понимал это со всей очевидностью. Как и то, что отказ Данжо с большой степенью вероятности спровоцировал бы публичное оскорбление со стороны Бэкингема, решительно настроенного драться хоть с кем-нибудь, и тогда тайной встречей у павильона они с Курсийоном не отделались бы.

- Самое скверное, - рассуждал маркиз вслух, - что если Вы проткнете этого британского петуха шпагой, злые языки тут же скажут, что ссора была затеяна нарочно, чтобы не допустить его участия в турнире. Тут уж и принц Филипп может обозлиться не на шутку, не говоря уже о пронырливой ищейке Ла Рейни, который только и ищет, кого бы из знати ему поддеть побольнее и представить Его Величеству для показательной порки.

Хмель улетучивался стремительно к вящему сожалению Антрага, который не любил переводить доброе вино впустую. Он помахал рукой молодым людям, остановившимся поболтать в галерее, и озадачил их поиском маркиза де Босолея с его турнирными таблицами, чтобы не тратить время, которого у них и без того оставалось в обрез. Куда важнее было отыскать де Грамона.

- Покои Анны Австрийской, говорите? – Леон поморщился. – Чертовски не хочется оказаться в этом сборище придворных ворон, но Вы правы, Филипп, маршал непременно будет там. Королева-мать питает к нему изрядную приязнь, особенно с тех пор, как он так отличился на переговорах об Испанском браке. Что ж, делать нечего, придется отправиться в пасть к старым сплетницам. Заодно и узнаем, чем же Вы умудрились прогневить Его Лордоство до такой степени, что ему невтерпеж схватиться за шпагу.

Ясно, что по головке Грамон их не погладит, если он вообще в курсе намечавшейся дуэли. Но Бэкингем назвал его своим секундантом, и это давало надежду хоть немного прояснить, репутацию какой замужней дамы успел зачернить, не подозревая того, новоиспеченный секретарь Его Величества. Если это Та Самая Дама, о которой Антраг подумал в первую очередь, то ситуация складывалась воистину комическая: маркиз готов был биться об заклад, что Курсийон не только не водил знакомства с принцессой Генриеттой-Анной, но даже не был ей еще представлен. Вот только Бэкингем придерживался иного мнения, похоже.

- Не знал, однако, что Вы дружны с герцогиней Орлеанской, Филипп, - беря курс в сторону "крыла королев", он легко ткнул локтем приятеля, на лице которого блуждала неопределенная жизнерадостная улыбка, верный признак того, что мысль о предстоящей дуэли еще не окончательно испортила Курсийону настроение. – Похвальная скрытность, весьма похвальная.

// Фонтенбло. Приемная Ее Величества Анны Австрийской //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 4