Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Страницы из жизни. » Из неотправленных писем Его Высочества


Из неотправленных писем Его Высочества

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Отправлено: 09.01.16 00:52. Заголовок: Из неотправленных писем Его Высочества

    Эти письма так и не дошли до рук любознательных и жадных до скандальных историй потомков, оставшись навеки погребенными в золе вместе с другими личными документами Его Высочества герцога Орлеанского, когда он сжег их в камине своего кабинета в Сен-Клу, в очередной раз придя к божественной милости и покаянию, а точнее, после бурной ссоры, приведшей к разочарованию в жизни и в людях.

2

Отправлено: 09.01.16 00:55. Заголовок: "Любезный сер..

    "Любезный сердцу моему, свет очей моих в горести и в радости, друг мой Фило..."

    Его Высочество покрутил пером, пощекотав распушенным кончиком начисто выбритую и небеленую щеку, подумал, сурово насупив брови, и снова обмакнул перо в стеклянный флакончик с чернилами...

    "Где то ты сейчас страдаешь, мой Фило, в каких краях? Ведь не сбежал же ты до самой Нормандии, дружочек мой? Не оставил меня насовсем одного?"

    Он остановился и перечитал написанное. Недовольно хмыкнул, скомкал бумагу с растекавшимися невысохшими чернилами и выбросил прочь. Он страдал от одиночества, но стоил ли беглец этих ласковых слов? Почему он предпочел позорное бегство стойкости? Чем же шевалье де Лоррен, потомок славного рода Арманьяков был хуже того же маршала дю Плесси-Бельера со всей стойкостью и хладнокровием пережившего не менее позорный арест и высылку в Бастилию? Шевалье и маршал... эх, а может быть все дело в этом? Вот де Гиш, он военный, полковник. Он воспитание на войне получил, вот он сбежал бы?
    Филипп продолжал задумчиво водить пушистым кончиком пера по щеке, то жмурясь от щекотки, то хмурясь от скорбны мыслей.

    "Приветствую Вас, друг мой..." - начал он сызнова и осторожно повел пером после запятой, чтобы не поставить жирнющую кляксу прямо на приветствии, - "А я вот подумал, что-то я веселюсь все один и один, надо бы и Вам отписать, как мне здесь расчудесно же..."

    Саркастическая улыбка тронула красивые губы герцога Орлеанского и он продолжил письмо...

3

Отправлено: 09.01.16 02:32. Заголовок: "Как я уже писал..

    "Как я уже писал тебе..." - Филипп с сомнением побарабанил по столешнице и прищурил глаза, вспоминая, когда в последний раз писал своему любимцу.

    А было то, если память не изменяла ему, в январе после святок, когда беднягу Фило его суровые родственники потребовали вернуть в Академию для прохождения одному черту ведомо какого обучения. Это произошло сразу после бурной вечеринки в ночь на тринадцатое января, которая должна была увенчать череду веселых кутежей, в которых участвовали молодые дворяне из свиты Месье и некоторые из офицерских чинов гвардейской роты Ее Величества. Шумная компания колесила по окрестностям Парижа от одного замка к другому, принося с собой не только веселые розыгрыши и маскарадные развлечения, но в иных местах и разорительные для владельцев пожары вследствие неумелого обращения с арсеналом из малокалиберных колесных пушек и мушкетов, из которых они палили фейерверками в честь наступления дня Святого Сильвестра и вместе с ним нового года.

    "Эх, а я столько не рассказал тебе, Фило. Вот ты сам виноват - не сбежал бы, так играл бы на турнире со мной бок о бок. И может быть тогда и не проиграл бы я, а получил бы право носить победную ленточку," - тут Его Высочество хотел добавить пассаж про прекрасный гарнитур, с которым пришлось расстаться, но эти сожаления показались ему настолько грустными, что невыносимо было излагать их на бумаге, "- Увы и ах, мой друг Фило, я проиграл турнир, я проиграл матч этому... ай, пустое, что там... я все равно потом врезал ему..."

    Хруст плотной бумаги, скомканной без всякого сожаления, заглушил тяжелый вздох принца. Еще одно неудачно начатое письмо превратилось в бесформенный комочек и полетело на пол.

    "Мой дорогой Фило, надеюсь, что ты жив и здоров. Жизнь развела наши пути в разные стороны друг от друга. Ты в бегах от позорного обвинения в измене, а я..." - новый вздох превратился в нервный всхлип, Филипп вытер набежавшую на правый глаз влагу и растер ее по щеке, - "А я здесь, никем не понятый, не принятый, не нужный," - продолжал он писать, затаив дыхание, чтобы не позволить себе всхлипывать, - "Мы рассорились с Анриэтт, Фило! Уже в третий раз после нашей свадьбы. Я решительно не понимаю женщин, мой бедный друг. И почему только для Сына Франции не сыскалось местечка в каком-нибудь славном ордене вроде твоего... был бы я Командором Мальтийского Ордена, а? И никаких забот... не надо понимать, не надо прислушиваться... не надо запоминать цвет глаз той, кто отныне и навеки зовется моей супругой."

    Не выдержав горестных мыслей при воспоминании о несправедливых укоров, которыми наградила его Анриэтт перед тем, как демонстративно захлопнуть дверь перед самым носом, Филипп трясущейся от волнения рукой взялся за тонкую ножку высокого стеклянного кубка и отпил. Вино обычно благотворно влияло на его настроение, обращая мрачность в цинизм, а скуку в философские рассуждения, но на сей раз, горестное его настроение только удвоилось в своей силе. Он сглотнул. Отпил еще раз. Вино показалось ему кислым и терпким хуже некуда.

    "Меня отлучили от супружеской спальни. Знаешь, Фило, скажи ты мне, что я стану изводиться по такому пустяку еще четыре дня назад, тем славным вечером в канун моего венчания, я бы поколотил тебя, несмотря на твой орденский чин и мою к тебе привязанность. Славный мой златокудрый купидон, как же ты мог оставить меня одного? Я же совершенно не знаю, что мне делать. Я попытался... да, я честно предпринял все шаги к примирению," - вспомнив о своих неумелых попытках призвать на помощь кузину де Монпансье, а затем мадемуазель де Монтале в качестве посредниц, Филипп криво усмехнулся, - "Но все тщетно - и на следующий день после ссоры я был с позором изгнан с половины Мадам как какой-нибудь назойливый школяр"

4

Отправлено: 11.01.16 00:54. Заголовок: Отлепив щеку от изже..

Отлепив щеку от изжелта белого листа бумаги, Филипп испуганно придвинул к себе настольное зеркальце, обрамленное в тонкую серебряную рамку, поддерживаемую двумя пухлощекими купидонами. Сквозь затуманенное от дыхания стекло на него смотрели отчаявшиеся глаза, с размазанной сурьмой вокруг. На выбеленных щеках блестели две полосы, оставленные скупой мужской слезой, и четкий отпечаток последнего написанного им слова "школяр", отобразившегося задом наперед.

- Дюпон... - Филипп позвал было на помощь своего камердинера, но передумав, обмакнул бумажную салфетку в воду с розовой водой и собственноручно вытер со щек белила и вместе с ними чернильное пятно, расплывшееся вниз по шее черной паутиной, - Черт черт черт, - он поспешно промокнул еще одну салфетку, едва успев поймать посеревшую струйку чернил, разбавленных водой, прежде чем они окрасили воротник сорочки.

Отшвырнув от себя измазанные в чернилах, пудре и сурьме салфетки, он взял исписанный лист и перечитал наново. Недовольно поморщил тонкие брови, надул щеки, выдохнул и скомкал негодный клочок в мячик, тут же полетевший в угол комнаты в компанию к другим таким же неудачным опусам эпистолярного жанра.

"Итак, друг мой, Фило, раз уж ты не соизволил вернуться ко мне и предстать перед этим наглым шпионишкой Ла Рейни, так я сам отпишу тебе обо всем, что происходит тут, под сенью королевского взора," - выходило совсем даже неплохо, навроде тех романчиков, над которыми они с де Лорреном любили производить шутовской разбор, разыгрывая чрезвычайные заседания королевской Академии, - "Собственно, королевского взора и вместе с тем внимания мы лишись еще ранним утром позавчера, когда Луи соизволил тайком отбыть в Версаль. Что за моду, я спрашиваю, покидать меня тайком - сначала ты, затем наш король. А дальше кто?"

Ответ напрашивался само собой - Анриэтт. Прошептав ее имя, Филипп снова отложил перо, встал из-за стола и прошелся по комнате, нервно сцепляя тонкие длинные пальцы между собой. Остыв от нахлынувших эмоций, он вновь сел и принялся за письмо:

"И кажется мне, что никогда больше жизнь моя не будет прежней. Я лишен моей свободы, лишен друзей. Тебя, мой дорогой друг. И вместе с тем, та, ради которой я почти добровольно отказался от всех благ свободной жизни утонченного и чуткого к красоте наслаждений человека, обвинила меня в гнусном предательстве. Не успел я ступить на порог ее гостинной этим утром, чтобы искренне, Фило! искренне выказать мою озабоченность ее здоровьем и настроением, как мне были брошены в лицо обвинения в несусветном коварстве и желании... о нет, я боюсь даже писать это богопротивное слово... меня заподозрили в заговоре против моей же женитьбы! Неужели Анриэтт могла поверить в то, что раз пройдя через испытания женитьбы, хоть и не долгой еще, я буду помышлять о другой? Ее я знаю, ну... я думал, что знаю. На самом деле я только начал понимать ее и принимать... кажется. Но как, скажи мне, как, я буду привыкать к другой женщине? Зачем же ме строить козни против нее? Но она и слышать ничего не желала. Или того не желала ее матушка, вдовствующая королева Генриетта... о, Фило... я с ума сойду! Эти женщины... а я то думал, что мы сумеем подружиться с ней."

Тут на последние слова упала крупная капля то ли влаги из глаз, то ли бисеринки пота со лба, но буквы разъехались вновь и несчастный от сожалений по самому себе принц отодвинул в сторону от себя письменный прибор и неоконченное еще письмо.

- Дюпон!

- Сию минуту, Ваше Высочество!

- Вина. Другого. Унеси эту кислятину и принеси мне доброго вина. И поесть. Чего-нибудь.

- Монсеньор приглашен к ужину, -
попытался напомнить о королевском приказе Дюпон, но Филипп замахал руками.

- Пусть передадут сожаления, раскаяние, что угодно. Один без Анриэтт я никуда не пойду... не хочу.

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 4 //


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Страницы из жизни. » Из неотправленных писем Его Высочества