Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Версаль. » Версаль. Сады вокруг замка и старый пруд


Версаль. Сады вокруг замка и старый пруд

Сообщений 21 страница 40 из 43

1

03.04.1661

http://img-fotki.yandex.ru/get/15586/56879152.3b7/0_101e0f_fe375702_orig

21

Отправлено: 26.12.14 23:33. Заголовок: // Версаль. Охотничи..

// Версаль. Охотничий Замок. Гардеробная //

Облака... высокие, белые, похожие на огромные замки в окружении гор... одни фантазии сменяются другими, когда череда облаков вдруг сменяется огромным пронзительно синим морем небесной лазури... Голова маэстро утопает в мягкой молодой траве, в тугих кудрях сверкает роса с лепестков юных нарциссов, едва начавших цвести. Порывистый игривый ветер приносит ароматы первых соцветий и голоса... звуки чарующего голоса Великой Графини переплетаются в дуэте с юношеским тенором di forza, еще не баритон, но уже и не альтино... несомненно он принадлежит юному Виллеруа. Слушая мелодию голосов, маэстро привычно разбивает их на партии, не обращая внимания ни на содержание беседы, ни на то, что голос взволнованного чем-то маркиза то и дело перепадает с драматического di forza на лирический di grazia, тем самым смешивая краски и контрасты рождающейся партии для двух голосов... ах, если бы на французской сцене когда-то родилась опера... Люлли мечтательно закатил глаза, следя за полетом выского облака и задремал, убаюканный мелодией собственных грез, не заметив, как голоса постепенно затихли, удалившись из сада, и вместо дуэта графини и маркиза в саду зазвучали переливистые трели апрельских певчих птиц.

- Да что же это такое! Медом им эта поляна намазана! Вчера изволили измять всю клумбу с восточной стороны, нынче уже и за лужайку взялись!

Гневный возглас садовника очень некстати ворвался в оперные грезы маэстро, оборвав кантату в исполнении женского меццо-сопрано обладательницы жгучих черных очей и таких же жгучих золотистых волос.
Не успел маэстро подскочить, как над ним уже возвышалась фигура садовника с угрожающе занесенными кулаками. Сдувая с лица растрепавшиеся от ветра кудри, Жан-Батист оперся на локти и вгляделся в лицо подошедшего.

- Мэтр Ленотр, если я не ошибаюсь? -
спросил он, внезапно увлеченный возникшей у него идеей, - Вы же назначены королевским садовником здесь в Версале? О, мэтр, примите мои сердечные комплименты. Эти сады... они рождают музыку в моем сердце. На какие шедевры вдохновят меня Ваши парки! Это же божественно! Посмотрите, эта перспектива... я любовался ей все утро.

- Так любовались, что уснули прямо в траве, месье Люлли? - недоверчиво хмыкнул Ленотр, опуская руки, он узнал в наглом вторженце королевского любимца и не решился повторить свои угрозы, которые уже накануне едва не привели его катастрофе, - Надеюсь, что Вы обойдете стороной мою оранжерею. Уж не знаю, кто из нынешних гостей повадился срезать мои розы, но только предупреждаю...

- А! - тонкая кисть музыканта описала полукруг и взвилась вверх, словно маэстро дирижировал своим оркестром, - Вы напомнили мне о цветах, мэтр Ленотр! Прошу Вас, только Вы, Вы и только Вы можете помочь мне! Пожалуйста, маэстро!

Он поднялся с земли и раскланялся перед садовником с такой грацией и ненаигранным почтением, что тот был вынужден отступить на шаг назад в полной нерешительности, ждать ли от маэстро балетных па или бежать прочь от вдохновенного гения.

- Мне нужны цветы для одной прекрасной синьорины. Я прошу Вас, мэтр, помогите мне отыскать самые, -
Люлли приложил кончики пальцев к губам, - Самые весенние, самые апрельские цветы для букета. Я хорошо заплачу, мэтр. Но еще больше, я навечно запечатлею Ваш талант в моих произведениях.

- Не стоит... чего там, - смущенный таким невиданным среди французов красноречием Ленотр отступил назад и указал Люлли на узкую аллею за самшитовыми кустами, - Вон там, в глубине сада есть клумба с фиалками и белыми первоцветами. Это покуда первые цветы... есть еще нарциссы, но вряд ли Вашей очаровательнице понравятся примятые лепестки.

- Брависсимо! Синьор Ленотр, я Ваш должник! - воскликнул Люлли, умчавшись в указанном направлении, не забыв впрочем, одарить садовника крепким рукопожатием.

22

Отправлено: 18.02.15 02:17. Заголовок: Клумба, на которую Л..

Клумба, на которую Ленотр указал маэстро, и впрямь белела облачком первоцветов в обрамлении синеглазых скромных цветочков, названных садовником фиалками. На взгляд маэстро, привыкшего к пышности весенних садов Флореннции и Тосканы, эти цветы вряд ли заслуживали столь чарующего названия и были всего лишь бледным подобием своих южных собратьев. Не удовольствовавшись предложенными ему цветами, Жан-Батист вернулся в сад, но, найдя там Ленотра, побежал к замку. Не дойдя до парадного крыльца, он заметил застекленную оранжерею, сиротливо выглядывавшую из-за правого крыла здания.

- О! Брависсимо! - воскликнул он, замахав тонкими кистями в воздухе и балансируя на узком мраморном парапете, обрамлявшем газон, высаженный вдоль гравиевой дорожки, окаймлявшей все здание.

- Нет, месье! Нет, я запрещаю Вам даже смотреть в сторону моей оранжереи! - послышался окрик Ленотра и маэстро, смешно замахав руками, как огромный мотылек, не удержался на скользком мраморе и упал прямиком на строгую линию выстриженного шиповника, только показавшего еще первые зеленые бутоны.

- Да что же Вы такое, сударь! - всплеснул руками Ленотр, в ужасе глядя на то, как под гибким телом маэстро сминаются его драгоценные кусты, - Вы ураган! Напасть! Наказание Господне!

- Синьор Ленотре, я право же... я не хотел, синьор! - заговорил Жан-Батист итальянской скороговоркой, путая итальянские слова с французскими, - Но вот если бы Вы собственноручно срезали для меня uno piccolino bouquet di fiori, пиколиссимо, маэстро! Прошу, умоляю, - не переставал маэстро, молитвенно сложив руки на сердце.

- Идемте, месье. Я сам, - Ленотр угрюмо посмотрел в черные глаза итальянца и махнул рукой - уж лучше собственными руками срезать красоту для этого бедствия, чем пожертвовать еще одной клумбой или куда еще потянет эту неспокойную душу вдохновение.

- Стойте здесь и ни в коем случае не вздумайте шагать по этому газону... я только намедни здесь засеял траву, - предупредил Ленотр, когда они обошли здание замка и оказались в уютном дворике с обратной стороны, где все пространство было разделено на несколько клумб правильной прямоугольной формы, а между ними чернели только что засеянные газоны, - Вон уже натоптали как, - проворчал Ленотр, заметив цепочки следов, ведшие от замка через газон с каждой стороны.

Увидев следы собственного бегства из окна королевской гардеробной, Люлли скромно закусил губу и воззрился на крыши замка, якобы рассматривая длинные трубы дымоходов. Он отошел чуть подальше в тень и наблюдал за тем, как королевский садовник методично и с тщанием собирал заказанный букет из веточек, усыпанных золотистыми звездочками цветов, с кустов жасмина, который разросся прямо под окнами дворца.

- Мэтр Ленотр! Для кого этот чудесный букет? - раздалось сверху и Люлли, чуть не подавился слюной на вздохе, вздрогнув от неожиданности, - Нет нет, не говорите мне, месье. Пусть это будет тайной. Но не могли бы Вы... - маэстро закашлялся и отошел за угол здания, чтобы выдохнуть с облегчением - слава богу, юный маркиз был достаточно зрел, чтобы не требовать ответов на такие бестактные вопросы!

- Не могли бы Вы срезать несколько веточек и от меня? Я это... люблю цветы. Да! - какая наглость! - глаза маэстро вспыхнули ревнивым огоньком, но он тут же взял себя в руки, в буквальном смысле обняв себя самого обеими руками, в самом деле, что он такого удумал - разве помимо его Симонетты в замке не находились две другие женщины, так же заслуживавшие букетик из цветущих веточек жасмина - интересно, которая из двух синьор - Великая Графиня или княгиня?

- Нет ничего проще, месье. Особенно, если Вы дадите слово больше не топтать кусты, которые посадил прошлой осенью как раз под окнами, - послышался ответ садовника и на живом лице флорентийца просияла улыбка - ага, молодой Виллеруа был замечен за побегом в окно! Или! О, при следующем предположении, маэстро зажал рот ладонью, чтобы даже мысли его не могли бы ненароком вылететь наружу - неужели юный маркиз поднимался к кому-то в окно по лестнице? О, тогда это объясняло то, почему напротив окон правого крыла замка валялась садовая лестница.

- Мамма Миа! Так это... о, юный маркиз оказывается тот еще хитрец! Но знает ли король? - задался вопросом Жан-Батист, но не успел хорошенько продумать всю интригу отношений сына маршала Виллеруа и блистательной княгини де Монако, наверняка прибывшей в версальский замок по приглашению молодого повесы, которому король был готов спускать с рук любые шалости!

- О, синьор Ленотре... брависсимо! Вы гений! А я Ваш должник! -
воскликнул Люлли, наградив опешившего садовника пламенным пожатием руки и троекратным прикосновением небритой щекой к его щекам, - Помните, Люлли Ваш должник! - горячо заверил маэстро и со всех ног помчался к парадному крыльцу, чтобы успеть удивить маленьким сюрпризом Симонетту еще до того, как такой же букетик цветов окажется в комнате княгини де Монако.

// Версаль. Охотничий замок. Коридор на втором этаже, 2 //

23

Отправлено: 28.04.15 02:57. Заголовок: Обычно сдержанный и ..

// Версальский парк. Павильон Гонди. 4 //

Обычно сдержанный и не любивший проявлять свои эмоции при посторонних, Людовик буквально горел от желания поскорее умчаться подальше от бывшего гнездовья ненавистной Фронды. Он нетерпеливо подстегивал плетью бока жеребца, подгоняя его к Версалю. Прочь от унылых руин сгоревшего павильона, прочь от нахлынувших ледяной волной воспоминаний о Фронде и о скитаниях по опустошенным заброшенным замкам в поисках мирного уголка, где никто не угрожал бы короне на его детской голове.

Людовик едва не раскаялся в том, что из всех имевшихся в его распоряжении замков именно этот павильон он подарил своей возлюбленной. Эти мысли одолевали его в пути, пока он и кавалькада всадников, мчавшихся позади него, проезжали через темный непрореженный лес заброшенных охотничьих угодий, прилегавших к павильону. И только вернувшись на аллею версальского парка, вдохнув запах молодой листвы, недавно политой утренним апрельским дождем, он вспомнил недавнюю прогулку с Олимпией по этой же аллее. Их мечты, казавшиеся такими достижимыми, настолько близкими, что стоило лишь пожелать и протянуть к ним руки, чтобы они сделались явью, вновь зажглись приятным и сладостным томлением в груди. Ему было достаточно лишь вспомнить о ней, чтобы понять, чем на самом деле являлся для него, для них обоих, этот павильон. Ведь на самом деле он был символом победы над тенями прошлого, над казавшимися извечными страхами перед лицом заговоров заносчивых и гордых принцев, возомнивших себя столпами целого французского королевства.

- Решительно, граф, я желаю как можно скорее начать реконструкцию павильона! - выкрикнул на скаку Людовик, когда перед ними открылся вид на широкую лужайку, отделявшую версальский парк от окружавших замок садов, - Этот павильон слишком долго был гнездом предателей и заговорщиков. Отныне я желаю, чтобы он олицетворял все самое прекрасное, что могла только дать наша земля. Слышите, де Сент-Эньян! Все самое лучшее! Пригласите месье Лево ко мне. Как только мы вернемся в Фонтенбло. И я желаю привлечь к реконструкции лучших инженеров и архитекторов. Лево будет главнокомандующим этой армии.

Подъехав к холму, на котором возвышалось двухэтажное здание охотничьего замка, Людовик остановил своего коня и натянул повод, заставив его издать недовольное ржание и подняться на дыбы.

- А Вы, мой друг, Вы будете лично наблюдать за ходом работ, - крикнул он приближавшемуся де Сент-Эньяну, нисколько не обращая внимания на то, что граф мог не расслышать и половины сказанного ему, - И да, все отчеты Вы будете делать непосредственно самой графине. Ведь теперь Ее Светлость будет полноправной владелицей Эрмитажа, - на губах молодого короля появилась улыбка и он посмотрел в сторону дворца, надеясь разглядеть в одном из окон второго этажа любимый силуэт ожидавшей его возлюбленной, - Пожалуй, я прикажу Лево во всем советоваться с графиней. Я не хочу диктовать... я не хочу приказывать. Граф, я всем моим сердцем хочу, чтобы она владела этим дворцом. Чтобы он был только ее, а был бы ее желанным гостем, - он тронул лоснившиеся от пота и пены бока коня шпорами, заставив его пуститься с места в галоп и с наскоку взять крутой холм.

Объехав вокруг замка, вся кавалькада остановилась у главного крыльца, на котором уже показались любопытные слуги и музыканты скрипичного квартета Люлли. Людовик лихо спрыгнул на землю, не дожидаясь, когда один из карауливших у входа мушкетеров подоспел к нему, чтобы поддержать стремя. Он похлопал коня по взмыленной шее и передал повод конюху.

- Почистить и напоить. Мы выезжаем вскоре, господа, -
обратился он к мушкетерам, - Так что, не расседлывайте лошадей. Месье Бонтан! Бонтан, где Вы? Кареты наших дам уже готовы? Что с багажом? - спросил он уже на ходу, направляясь к каминному залу, - Всем вина! После поездки на пепелище у меня во рту все горит, словно я побывал в пустыне.

Пока слуги суетились с кувшинами вина для прибывших и расставляли на столе оставшиеся на кухне запасы легких закусок, Людовик подошел ближе к Бонтану и шепнул ему на ухо:

- Предупредите Ее Светлость, что я вернулся, Бонтан. Поспешите.

// Версаль. Охотничий замок. Коридор на втором этаже, 2 //

24

Отправлено: 25.05.15 00:02. Заголовок: Четыре человека отпр..

// Версальский парк. Павильон Гонди. 4 //

Четыре человека отправлены в Париж за священником, дюжина отправится с королем в Фонтенбло, шестеро останутся караулить Годаров в Версале, сколько же останется в павильоне кроме тех, кого он выслал за подкреплением и гонцов с донесениями? Всего семь человек. Математика была не в пользу мушкетеров и это озадачивало лейтенанта все больше, пока они проезжали через густой перелесок и заросли кустарников, превратившие версальский парк в непроходимые дебри. Кто мог поручиться за то, что за ними не следили из тех самых кустов? Сколько отребья могло оказаться в рядах той шайки, что заняла подвалы бывшего павильона коадьютора под свои хранилища? Достаточно ли будет семи человек для охраны колодца и выхода из подземелья, скрытого невесть в какой лесной чаще? Д'Артаньян не смел задаться этими вопросами вслух, не желая вовлекать в размышления короля, горевшего от нетерпения поскорее вернуться в Версаль в общество прекрасной графини де Суассон. Граф де Сент-Эньян, ехавший почти вровень с королем, хоть и выглядел сосредоточенным и серьезным, вряд ли разделил бы опасения лейтенанта, не имея должного представления о настоящей опасности. Да и что было видно господину обер-камергеру в казалось бы пустынном лесу? Это же не дворцовые темные коридоры в конце-концов, где привычный ко всему опытный глаз царедворца определял секреты едва лишь взглянув в лица недоброжелателей.

- Почистить и напоить. Мы выезжаем вскоре, господа. Так что, не расседлывайте лошадей.

Д'Артаньян позволил себе тонко улыбнуться в усы, подумав о том, что для молодых людей понятие "вскоре" изменялось соразмерно с их сердечными делами - если встреча с графиней будет такой, как ожидал Людовик, то вряд ли они покинут Версаль скорее чем через час и это еще по самым скромным подсчетам. На веку лейтенанта мушкетеров было немало подобных свиданий, когда ему приходилось вместе с его мушкетерами караулить какой-нибудь охотничий домик, затерянный в лесах Фонтенбло или улицу перед хорошо известным отелем в Париже. Каждый раз король отдавал приказ держать для него лошадь наготове и всякий раз ожидание длилось часами. И все же, к чести и непогрешимой репутации мушкетерского полка, ни один из тех, кому довелось нести караул у мест свиданий молодого короля, никогда и ни при каких обстоятельствах не говорил о цели поездок и времени затраченном на них.

- Что Лефевр? - спросил лейтенант у принявшего повод его лошади мушкетера.

- Крепкий черт, держится, -
ответил тот и кивнул в сторону удалившегося внутрь короля, - Мадам графиня навещала его. Оставила служанку присмотреть за ним, пока он спит.

- Спит?

- Да, его напоили снадобьем, которое приготовили по совету мадам, так он как младенец уснул. Не знать мне мушкетерского плаща ввек, месье лейтенант, если наш виконт не поднимется уже денька через два после таких то лечений.

- Поговорите мне еще, - строго осадил не в меру восторженного рассказчика гасконец и подкрутил ус, - А что лекаришка то, заглядывал?

- А что он, рану перевязал, подивился живучести организма. Хотел за ланцет взяться, кровь пустить, будто мало ее вытекло из бедняги, так Лефевр... - мушкетер рассмеялся и выдавил из себя, - Он ему все внутренности выпотрошить пообещал, если тот свой нож не уберет. А там и ребята из павильона подъехали, забрали они этого изувера-недоучку.

- Хорошо, что успели, - хмыкнул д'Артаньян и посмотрел в небо, стремительно затягивавшееся набегавшими со стороны Парижа тучами, - Как у Вас со словесностью, шевалье?

- Писать что ли? Обучен, как же. Да и у мадам де Рамбуйе иногда бывал... по молодости лет баловался сочинениями, - покраснев от неожиданного вопроса ответил мушкетер.

- Это хорошо, что баловались. Полезно, - произнес д'Артаньян, поглядывая в сторону павильона, - Вот что, отправляйтесь в павильон. Там осмотритесь, руины, понятное дело описывать нет нужды. Но хорошенько все досмотрите и опишите подробно. Чтобы мне был документ с точной записью всего, что там есть. Мраморные колонны, перекрытия где остались, ниши, тайные места какие.

- А там и такие имеются? Так это может быть план понадобится?

- Плана пока нет. Но Вы зачертите все. И опись, это самое важное. Также, осмотрите хижину, где мадам Годар содержат. Она плоха, так что, постарайтесь не тревожить ее. Но, осмотрите все тщательно.

- Отправляться сейчас же, месье лейтенант?

- Да. И когда будете готовы никому эти записи не отдавайте. Только мне, лично в руки.

// Версаль. Каминный зал в старом замке. 3 //

25

Отправлено: 12.09.15 00:20. Заголовок: // Версаль. Охотничи..

// Версаль. Охотничий замок. Комната кастеляна на первом этаже, 2 //

Оставив больного на попечении дежуривших у его постели служанок, лейтенант вышел в коридор и вернулся в Каминный зал, чтобы бросить последний взгляд на новую находку. Дверь в подвал была прикрыта от любопытных глаз и возле нее стоял караульный мушкетер, которому было поручено не впускать никого без приказал самого лейтенанта или оставленного им за главного сержанта де Сент-Арно. Четверо мушкетеров ухватили тяжелый кованный сундук за навесные железные ручки и понесли его к выходу. По тому, как они запыхались, можно было догадаться, что сундук был доверху набит чем-то очень тяжелым. И вероятнее всего хранил в себе архив - в том, насколько тяжелыми могли быть письма и документы, д'Артаньян уже не раз имел возможность убедиться.

- Все готово к выезду, Ваша Милость! -
бодрым голосом отрапортовал де Сент-Арно, отдавая честь лейтенанту как перед королевским парадом, - Люди построены.

- А эти? - гасконец придирчиво кивнул в сторону четверки, несшей сундук к одной из телег.

- Они остаются нести караул, Ваша Милость, -
четко ответил де Сент-Арно, - Позволите мне ехать в Фонтенбло, господин лейтенант?

- А что, Вас кто-то ждет там? - шутливо приподняв бровь, спросил д'Артаньян.

Форейтор подвел к крыльцу оседланную лошадь в украшенной королевскими лилиями попоне, но лейтенант махнул рукой.

- Нет, сначала дождемся Его Величество. Выведите королевского коня сюда же. И где кареты для мадам де Суассон и мадам де Монако?

- Там, у подъезда к саду.

- Сюда пригнать. Канальи... что же, по-Вашему, дамам пешком идти к своим каретам? И лошадей для графа де Сент-Эньяна и маркиза де Виллеруа.

- Э, граф пожелал ехать в карете, - заикнулся мушкетер, оглянувшись на выходившего на крыльцо де Сент-Эньяна и следовавших за его спиной княгиню де Монако под руку с юным маркизом, - А для маркиза... да, сию минуту! Эй, лошадей для Его Величества и для маркиза де Виллеруа! Сюда!

- То то же, - буркнул д'Артаньян, натягивая кавалерийские краги, - За всем следить нужно. Де Сент-Арно, оставайтесь покуда здесь. Вы нужны мне здесь, - повторил он, заметив погрустневший взгляд молодого человека, - Я пришлю сюда людей на смену. Даю слово, завтра утром, Вы будете в Фонтенбло. Но, сегодня здесь Ваш долг и Ваша обязанность.

Подытожив тем самым свое решение, д'Артаньян спустился по ступенькам крыльца, оглядывая ряды выстроившихся в каре мушкетеров суровым взглядом, от которого молодцевато подбоченившиеся в седлах молодые дворяне выпячивали грудь ее больше и еще выше вздергивали подбородки.

- Ну что ж, готовы... - проговорил лейтенант, довольный произведенным смотром.

26

Отправлено: 12.09.15 22:49. Заголовок: Если бы этикет не тр..

// Версаль. Охотничий замок. Коридор на втором этаже, 2 //

Если бы этикет не требовал от Франсуа беспрекословного послушания размеренному ритму шагов княгини де Монако, то он, несомненно, слетел бы вниз по лестнице верхом на перилах или того хуже - спрыгнул бы на полпути, перемахнув через перила. Он чувствовал себя на вершине мира от предвкушения торжественного въезда в Фонтенбло во главе мушкетеров Его Величества, и его вовсе не занимал тот факт, что мушкетеры роты лейтенанта д'Артаньяна были вызваны в Версаль, чтобы сопровождать короля и ценный груз, найденный в павильоне Гонди. О нет, в раскладе, сложившемся в воображении пылкого юноши, он был по меньшей мере полковником, руководившим успешной осады крепости неприятеля, отстоявшим боевые позиции и, ко всему прочему, захватившим вражеский обоз с несметными сокровищами. И конечно же, все это было проделано во славу короля и Франции и ради улыбки самых милых на свете глаз!

Заметив нетерпение своего молодого кавалера или же просто не желая покидать Каминный зал, не переговорив с графом с глазу на глаз, княгиня отпустила руку Виллеруа. Взгляд ее насмешливых глаз остановился на развязавшейся ленточке на плече маркиза, она протянула было руки, чтобы завязать их, привычная сестринская забота о младшем брате - только-то, но вспыхнувший взгляд серых глаз заставил ее улыбнуться и оставить эту маленькую забаву позаботиться о юном герое какой-нибудь другой красавице.

- Поберегись! - весело выкрикнул Франсуа и все-таки перемахнул через перила лестницы, не то для того, чтобы сократить путь к выходу, не то от переизбытка энергии и чувств, так и полыхавших ясным пламенем в его душе.

Выбежав на парадное крыльцо, Виллеруа на ходу поправил перевязь со шпагой и камзол, несколько взмахов пятерней вернули густой шевелюре если не порядок, то менее всклоченный вид.

- Ваша шляпа, месье, - Лионель оказался прямо перед ним настолько неожиданно, что маркиз едва не подпрыгнул, ухватившись за шпагу, - Я подумал, что ежели Вам верхом ехать сопровождая Его Величество, то без шляпы невозможно... нате вот. Я почистил ее, между прочим.

Сжав губы, чтобы не показать свое смущение, Франсуа взял широкополую шляпу темно синего фетра с тремя длинными страусовыми перьями, два из которых были выкрашены в голубой цвет в тон ленточке, украшавшей тулью шляпы, а третье в фиолетовый, под цвет аметистовой броши, заменявшей пряжку на ленте. Дорогая и несомненно уникальная шляпа наверняка была доставлена из Фонтенбло вместе с сундуком из королевского гардероба. Виллеруа аккуратно водрузил ее на голову и посмотрел вокруг. Кто-то из мушкетеров, выстроившихся в каре перед дворцом, присвистнул, кто-то весело выкрикнул:

- Настоящий мушкетер! - но под суровым взором обследовавшего построение лейтенанта д'Артаньяна веселье разом оборвалось, и Виллеруа почувствовал смущение от того, что, в отличие от своих новых товарищей, ему не приходилось дожидаться в строю.

- А вот и лошадь для Вашей Милости, - королевский форейтор подвел к крыльцу оседланную лошадь под такой же попоной, как у всех лошадей королевских мушкетеров.

- Самую послушную выбрали, никак? -
позволил себе насмешливый комментарий Лионель и весело переглянулся с усмехавшимися в усы мушкетерами.

- Самую вышколенную, месье, -
парировал форейтор, поддерживая стремя для маркиза, когда тот садился в седло, - Держите, месье, - он протянул Франсуа маленький кусочек сухого печенья, - Когда Вам захочется, чтобы Солана сделала поклон перед приглянувшейся Вам дамой, пригнитесь к ее правому уху и чмокните губами. Только не забудьте про награду, Солана хоть и вышколена в пример другим, но своего не упустит.

- Спасибо, месье, я это учту, - поблагодарил Франсуа, не слишком веря в чудодейственную силу чмоканья и посулов. Скорее всего, и печенье не понадобится вовсе, так что он положил его в кармашек своего камзола, позабыв про ценные наставления.

27

Отправлено: 14.09.15 20:33. Заголовок: // Версаль. Оранжере..

// Версаль. Оранжерея и сад перед дворцом, 2 //

Легкий ветерок, не предвещавший никаких бурь, шаловливо обдувал лицо короля, вглядывавшегося в сторону мушкетеров, выстроившихся у крыльца, нахмурившись от лучей яркого солнца и еще больше от необходимости отпустить возлюбленную в Париж. Он опустил голову, чтобы скрыться от солнечного света в тени, отбрасываемой полями шляпы, и поддел носком сапога один из камешков гранитного гравия, заставив его проскакать в сторону парадного крыльца, весело подпрыгивая, пока не угодил в густую траву посеребренную растаявшими на солнце капельками утренней росы.

- Медлить? О, я бы с радостью сбежал с тобой снова, сердце мое. Только, куда же теперь? Павильон сгорел дотла, - грустно пошутил Людовик принимая руку Олимпии, - Мне остается проводить тебя до кареты и убедиться в том, что ты доедешь в Париж в полном комфорте и без приключений.

Впрочем, в последнем у него возможности убедиться не было, так как Олимпия наотрез отказалась брать с собой эскорт из мушкетеров. Как король, он мог бы настоять силой своей власти распоряжаться не только своими мушкетерами, но и подданными, но как мужчина, влюбленный в женщину, он уважал ее право на собственные решения. Это и ему оставляло право быть "просто синьором Луиджи" хотя бы изредка, хотя бы наедине с Ней.

- Шляпа? - Людовик вскинул брови в удивлении и тут же весело рассмеялся, заметив маркиза де Виллеруа, который и впрямь махал им весьма знакомой на вид шляпой, - Да, очень знакомый фасон... готов поспорить, что у нас с маркизом один шляпник... как и камердинер, я полагаю, - он положил ладонь поверх руки Олимпии, державшей его под локоть, и легонько пожал ее в благодарность за то, что она сумела найти легкий и безболезненный способ для их прощания, чтобы обойтись без грустных вздохов и последних искушений отдать королевский приказ развернуть карету мадам де Суассон в Фонтенбло и немедленно.

Он шел к экипажу графини, стоявшему возле парадного крыльца, твердым и уверенным шагом. На душе вдруг сделалось светло и легко от мысли, что они расставались лишь на один день и на этот раз без ссоры, клятвенно обещав друг другу скорейшую встречу. Он мог строить планы предстоящего в Фонтенбло Государственного Совета, приема верительных грамот турецкого посла, приема отчетов. Но самое главное, он мог искренне улыбаться, не вынуждая себя натягивать на лицо холодную маску официоза, шедшей с ним под руку Олимпии, маркизу де Виллеруа, смешно подтягивавшемуся в стременах, как будто ему предстояло нести полковое знамя или королевский штандарт, строю его верных мушкетеров, и даже солнцу, выстреливавшему в глаза яркими лучами, и бесконечно лазоревому апрельскому небу.

- Мне кажется, нашему юному герою не терпится лично попрощаться с Вами, дорогая графиня, - сказал Людовик, когда они прошли мимо выстроившихся в каре мушкетеров, - Не так ли, маркиз? О, не говорите мне ничего, что Вы хотели бы сказать лично мадам де Суассон, друг мой. У Вас есть еще возможность попрощаться, пока к нам не присоединились мадам де Монако и граф де Сент-Эньян, - он наклонил лицо к Олимпии и тихо проговорил ей на ушко, - Занятно, что наш суровый господин обер-камергер оказался далеко не столь пунктуален, как обычно. Интересно, не кроется ли причина тому в глазах очаровательной мадам де Монако?

28

Отправлено: 14.09.15 23:32. Заголовок: Два конюха, нанятые ..

Два конюха, нанятые наспех в одной из близлежащих деревень, вывели под уздцы двух лошадей, одну из которых ротный форейтор подвел к нетерпеливо подскакивавшему на ступеньках крыльца маркизу. Вторая лошадь чуть более высокая в стати, белоснежной масти и с такой же белой гривой предназначалась для короля.

- Даром что красив, норов что у черт, - проворчал форейтор, после того как дал ценные указания маркизу. Он подошел к королевской лошади и со знанием дела провел ладонью по морде. Учуяв сладкий запах спрятанного в ладони сухаря, жеребец нетерпеливо фыркнул и позволил погладить себя по холке.

- Норовист, то верно, - согласился д'Артаньян, прекрасно знавший, с каким трудом Его Величеству удалось подчинить себе упрямого как тысяча ослов жеребца, на которого махнули рукой несколько других владельцев, - Его бы Вихрем прозвать... или Бурей. А то ж, Снежок... как же.

- Ну, когда-то он был юным и покладистым, тогда же, видно и кличку заработал... да? - поглаживая жующего сладкий сухарь коня, ответил форейтор и перекинул узду через голову, чтобы передать королю как только Его Величество изволит сесть в седло, - Во какой нетерпеливый, а! Он рожден для королей... не иначе.

- Идут! - зашептались в рядах мушкетеров и тут же д'Артаньян посуровел лицом, подкрутил ус, молодцевато выпрямил спину и поднялся на ступеньки крыльца, заметив краем глаза, что выходившие несколькими минутами раннее граф де Сент-Эньян и княгиня де Монако, успели скрыться из виду.

- Мушкетеры короля! - выкрикнул лейтенант, перекричав разом гул взволнованных перед предстоявшим выездом голосов, - Смир-рр-на! - тишина наступила в замковом дворе так резко, что можно было услышать полет первой проснувшейся мухи, сосредоточенно отыскивавшей открытое окно на уровне второго этажа, - Р-равнение на королевский штандарт! - отдал приказ д'Артаньян и под дробный стук двух ротных барабанов в первую линию каре выехал мушкетер, державший закрепленное к седлу королевское знамя с золотыми лилиями на белоснежном поле.

- Мушкетеры готовы, Ваше Величество! - выкрикнул дАртаньян, как только король и шедшая с ним под руку графиня де Суассон приблизились к ступенькам крыльца, - Желаете устроить перекличку по форме, Сир?

29

Отправлено: 15.09.15 02:00. Заголовок: Кажется, послушная С..

Кажется, послушная Солана почуяла волнение своего всадника перед выездом и нетерпеливо забила копытом по шуршащему гравию. Несколько камешков отскочили от конского копыта и ударились в ступеньки крыльца, и тут же рикошетом были отброшены обратно. Забавная игра в своеобразное поло с камешками, была бы увлекательной, если бы не суровый окрик лейтенанта д'Артаньяна, в один миг оборвавший все веселье и праздную суету ожидания в конном строю.

Франсуа оглянулся назад, раздумывая, следовало ли ему занять место в каре мушкетеров. Его лошадь нервно фыркнула и ударила ногой, заставив белоснежного жеребца, предназначенного для Его Величества, зло всхрапнуть и отскочить в сторону, явно проверяя, настолько ли крепка рука конюха, державшего его под узду.

Перестраиваться было уже поздно, Его Величество и мадам де Суассон уже появились на дорожке, которая вела из сада с оранжереей, и Франсуа постарался наскоро привести в порядок свой дорожный плащ и камзол, разгладив невидимые глазу морщинки и помятости. Шляпа, неловко съехала на затылок и маркиз схватил ее, едва успев спасти от падения. Взмахнув шляпой в левой руке, он со всей силы натянул повод правой и зашипел на непослушную лошадку, вздумавшую показывать цирковые трюки, которым ее научили в манеже господина Дюкена, главного форейтора при королевских конюшнях.

- Стой же ты на месте. Глупое. Животное, -
прошипел на ухо взбрыкнувшей лошади.

- Сухарик не забыли, Ваша Милость? - спросил форейтор, протягивая к морде Соланы ладонь с лакомством, - На, держи, глупая... теперь Вы, Ваша Милость. А не то, так и будете сражаться с ней всю дорогу до Фонтенбло.

- Как бы... не так... - надулся Франсуа и одернул повод, намереваясь дать понять плохо выезженной кобылке, кто был главным, - Черт... ай...

Тут снова раздался командный голос графа д'Артаньяна и на удивление всем зрителям, с интересом наблюдавших за борьбой юного наследника маршала де Невиля, лошадь под ним замерла на месте, высоко задрав морду, словно команда стоять по стойке смирно была отдана ей, а не выстроившимся для смотра мушкетерам.

- Я же говорил... выездка у нее отменная. Но рука нужна твердая. И ласковая, - прошептал форейтор, похлопывая по очереди то белоснежного Снежка, то серую в яблоках Солану.

Франсуа ничего не ответил, занятый тем, чтобы водрузить на голову шляпу, доставшуюся ему в наследство из гардеробной самого короля, и при этом не потерять из виду весело улыбавшуюся графиню де Суассон. Ему хотелось выглядеть самым бравым, самым мужественным из всех выстроившихся в стройные ряды мушкетеров, самым галантным также. Вспомнив о наставлении форейтора, он пригнулся к лошадиному уху и негромко причмокнул, когда король и графиня поравнялись с ними. Услышав знакомую команду, Солана закивала головой с картинно развевавшейся на апрельском ветерке гривой и, согнув переднюю левую ногу, отставила вперед правую, выполнив своеобразный реверанс перед приблизившейся к ней дамой.

- Молодчина, вот это да, - прошептал Франсуа и тут же вспомнил, что и сам должен был проявить галантность. Он сорвал с головы шляпу и поклонился, нагнувшись к шее лошади так низко, что стоило ей резко подняться, он рисковал потерять равновесие и вывалиться из седла на потеху наблюдавшей за его трюком публике.

30

Отправлено: 27.09.15 23:27. Заголовок: О, если бы это сияющ..

О, если бы это сияющее утро, безоблачное небо и еще не развеянное дорожным ветром ощущение счастья можно было бы заключить в вызолоченную раму и повесить на самом видном месте – или нет, напротив, спрятать от чужих глаз в укромном алькове и любоваться перед сном и поутру, едва открыв глаза, чтобы подсластить горечь горячего шоколада, который Олимпии подавали каждое утро с тех пор, как молодая королева заявила, что не может и дня прожить без этого баснословно дорогого напитка, и мадам де Суассон немедля решила, что его будут пить и в ее доме. Но прелесть дивных мгновений как раз и состоит в их мимолетности, заставляющей еще больше ценить неуловимое счастье.

Сегодня, сейчас оно исчислялось шагами, оставшимися до спущенной подножки кареты, и графиня была рада любому поводу замедлить шаг, еще немного отдалить расставание.

Мальчишеская выходка Виллеруа оказалась как нельзя кстати – Олимпия остановилась и негромко рассмеялась, мягко хлопая затянутыми в перчатки руками.

- Брависсимо, синьор маркиз! Оказывается, вы у нас не только превосходный танцор, но и первоклассный наездник. Воистину, за эти два дня мы смогли открыть в вас столько неожиданных сторон и незаурядных способностей! Но осторожнее, умоляю, не свалитесь с лошади, - поспешила добавить она, когда юноша опасно качнулся, смешно взмахнув шляпой. - У меня уже не будет времени лечить вас еще и от ушибов.

Дыхание Людовика щекотнуло ухо:

- Занятно, что наш суровый господин обер-камергер оказался далеко не столь пунктуален, как обычно. Интересно, не кроется ли причина тому в глазах очаровательной мадам де Монако?

Адресованная маркизу улыбка все еще цвела на ее губах, когда она шепнула в ответ:

- Ба, Ваше Величество, надеюсь, вы не станете пенять графу за внезапную утрату пунктуальности? Лично я глубоко признательна очаровательным глазам Катрин за эти подаренные нам минуты ожидания. Ах – вот и они!

И, обратив смеющийся взгляд к спускающейся по лестнице княгине де Монако под руку с Сент-Эньяном, воскликнула уже в полный голос:

- Граф, граф, поторопитесь, ваша репутация самого пунктуального вельможи при французском дворе висит буквально на волоске!

И ах, как темен этот волосок! – говорили ее глаза.

31

Отправлено: 28.09.15 22:11. Заголовок: // Версаль. Охотничи..

// Версаль. Охотничий замок. Коридор на втором этаже, 2 //

- В Фонтенбло это был бы полный конфуз, - с улыбкой в голосе шепнул де Сент-Эньян на ушко Катрин де Монако.

Княгиня мягко улыбнулась, взглянув в темные глаза графа, и в этом взгляде ответ ее был куда красноречивее лаконичной фразы: "О, да"

- Наше опоздание было бы не только замечено всеми при дворе, даже теми, кто отсутствовал за многие мили от Фонтенбло, но и отмечено.

Снова шепнув в ответ лаконичное "О, да", Катрин мягко убрала руку с локтя графа и обратила к нему взор, говоривший - "минуту, мой дорогой" Все объяснял еще более красноречивый взор, брошенный княгиней в сторону живописной группы, стоявшей на нижних ступеньках крыльца. Людовик принимал парад своих мушкетеров, выслушивая полагавшийся случаю отчет лейтенанта д'Артаньяна, рядом с ним графиня де Суассон принимала знаки внимания от юного де Виллеруа, вздумавшего поразить женское сердце великолепной выездкой своей лошади. В этой группе не хватало еще двух действующих лиц, точнее, одного - княгини де Монако. И граф с улыбкой обожания отпустил пальчики Катрин после того, как запечатлел на них короткий поцелуй.

- Граф, граф, поторопитесь, ваша репутация самого пунктуального вельможи при французском дворе висит буквально на волоске!

- О, мадам, я готов пожертвовать своей репутацией, если только это доставит удовольствие Вашей Светлости и Вашей прекрасной подруге. Считайте, что я задержался на добрых четверть часа... или сколько потребуется для прощальных слов Вам и княгине де Монако. Сир, я к Вашим услугам.

Галантный, как всегда, и с легкой строгостью, запечатленной в чуть сдвинутых к переносице бровях, де Сент-Эньян отвесил глубокий поклон, адресуя его графине и королю в равной степени. Будь они при дворе, этот поклон сочли бы за знак того, что графине приписывалось положение равной королю, и это непременно вызвало бы кривотолки. Но они были в Версале, одном из тех немногих мест, где Людовик мог позволить себе открытое восхищение своей фавориткой, а бывший его воспитатель граф де Сент-Эньян мог отнестись к этому с той снисходительностью, которая позволялась только близким друзьям.

- Маркиз, Вы и впрямь великолепны в седле, -
похвалил граф юношу, приближаясь к сиятельному обществу следом за княгиней де Монако, которая уже успела мягко перехватить графиню под локоть, чтобы увлечь на непременные пять минут для чисто женских секретов и уговоров, которые остались недосказанными.

32

Отправлено: 28.09.15 23:36. Заголовок: Рявкающий голос лейт..

Рявкающий голос лейтенанта заставил Людовика недовольно прищурить глаза, но он лишь сдержанно кивнул д'Артаньяну и обернулся к строю мушкетеров, молодцевато выпрямившихся в седлах.

- Браво, господа. Я признателен всем вам за службу и верность, -
произнес король под громогласное "Р-равнение на королевский штандарт" брошенное едва ли не в самое ухо, - Мы едем под королевским знаменем? - удивленно спросил он, поскольку ни разу не задумался о официальной части своего возвращения в Фонтенбло, - А как же ваш полковой штандарт, граф? Впрочем, павильон Гонди и сам Версаль остаются в Вашем ведении. Так что, пусть знамя вашей роты развевается на шпиле замка вместе со знаменем короля. Это справедливо.

Однако же, официальная часть еще продолжала идти своим чередом, а маркиз де Виллеруа снова умудрился привлечь к себе всеобщее внимание, устроив трюк со своей лошадью. Услышав похвалы Олимпии, обращенные к молодому человеку, Людовик обернулся и едва не расхохотался в полный голос, увидев, как лошадь маркиза вытворяла самый безупречный карусельный трюк.

- Да, нам придется пересмотреть свои планы на ближайшие выступления в балете, - смеясь проговорил Людовик и одобрительно кивнул маркизу, - Возможно, нам следует представлять наши таланты в конной карусели, а не на сцене.

Тихий шепот Олимпии в ответ на его шутку о задержке де Сент-Эньяна приятно обжег щеку и Людовик с удовольствием, сквозившем в его голубых глазах, подставил щеку еще ближе к губам возлюбленной, чтобы ее шутка запечатлелась не только нежным дыханием на его щеке, но и поцелуем. И все же, нет... они были не одни, а опаздывавший граф вдруг появился собственной персоной на верхних ступеньках под руку с княгиней де Монако. Строгость и несколько холодная учтивость в облике графа резко контрастировали с сияющим взором и задорной улыбкой княгини. Людовик почтительно снял шляпу, приветствуя Катрин де Монако, которая уже спешила к подруге, чтобы увлечь ее последним разговором тет-а-тет.

- Дамы, мы все к вашим услугам. Не считайте минут, прошу вас, - вежливо и вполне искренне ответил король на молчаливую просьбу, обращенную к нему и всем присутствовавшим мужчинам со стороны Катрин де Монако, - Дорогая княгиня, я покуда украду у Вас Вашего кавалера. Ведь нам предстоит возвращаться в Фонтенбло порознь, - улыбаясь добавил Людовик и с комичным выражением на лице приподнял брови, - Я предпочитаю утреннюю прогулку в верхом. Граф, я прошу Вас, - он жестом указал де Сент-Эньяну направо и отвел его в сторону, при этом не собираясь затевать сверх-важный разговор, как это можно было предположить по внезапно посерьезневшему лицу.

33

Отправлено: 29.09.15 00:49. Заголовок: Едва только король з..

Едва только король заговорил с его мушкетерами, как д'Артаньян и сам расправил ссутуленные от усталости плечи и выпрямился, молодцевато покручивая ус. Гордый, как отец за своих сыновей, он довольно ухмыльнулся одним уголком губ, так чтобы никто из его ребят не заметил не дай бог - а то ведь возомнят себе, что и впрямь оказали невесть какую услугу отечеству и государю. Куда там, павильон от поджога не спасли, разбойников упустили, да еще и раненого товарища оставляли в Версале. Нет, выволочка и хорошая муштра - вот что ожидало бравых мушкетеров по возвращении в казармы в Фонтенбло. А иначе то как - иначе они ж вздумают о себе невесть что, и дисциплина прахом падет.

- Это слишком большая честь для нас, Ваше Величество, - с суровым выражением лица ответил д'Артаньян на приказ короля вывесить ротный штандарт рядом с королевским, - Но боевой вымпел я уже распорядился вывесить. Ротное знамя отправится с Вашим эскортом, Сир. Так полагается - где король, там и его мушкетеры.

Он бы добавил "это не обсуждается", но выходка Виллеруа отвлекла всех от обсуждаемого предмета. Д'Артаньян нахмурился и бросил грозный взгляд на форейтора, тихо посмеивавшегося себе в усы.

- Это с вашей легкой руки, месье Флоран? -
спросил лейтенант, тихо, но достаточно грозно, чтобы форейтор не возомнил, что его шутка осталась незамеченной. - Учтите, этот молодой человек является наследником герцога и пэра Франции, я с вас живьем шкуру спущу, если с ним приключится какая-нибудь неловкая оказия из-за вашей лошади.

- Да что вы, господин лейтенант! - развел руками форейтор, но тут жа спрятал их за спину, так как лошадь под маркизом внезапно выпрямилась из грациозного поклона и повернула морду, учуяв запах сладкого, - Главное, потакать этому не во всем глупому животному в маленькой слабости - сладкое любит больше жизни.

- Это вам не ярмарка, месье Флоран, - процедил сквозь зубы д'Артаньян, стараясь не слишком громко говорить, чтобы не привлечь внимание дам, явно поощрявших фокусы Соланы и управлявшего ей маркиза, - Это рота королевских мушкетеров, сударь. И эскорт Его Величества короля.

- Понял, месье лейтенант. Понял, - живо ответил форейтор и зыркнул в сторону лошади так, что та недовольно фыркнула и отвернула морду, смешно кивая и прядая ушами, - Я буду присматривать, - шепнул Флоран чуть слышно, а лейтенант кивнул в ответ.

34

Отправлено: 29.09.15 01:35. Заголовок: - Молодец, - повтори..

- Молодец, - повторил Франсуа в самое ухо Соланы, краснея от удовольствия и смущения, ведь его трюк не только произвел должное впечатление на графиню, но и вызвал ее похвалы и даже заботу. В глазах юноши блеснули огоньки вдохновения, стоило лишь мадам де Суассон помянуть про осторожность - о, вот слово не известное настоящему мужчине. Вскинув голову, Франсуа одел шляпу и гордо, но не без учтивости ответил:

- Я буду осторожен, дорогая графиня, но только ради того, чтобы не огорчить Вас вновь.

Он бы добавил еще столько всего - отважного и умного, но мысли отчего-то запутались в неясный клубок из безотчетных слов вроде "приятно", "восхищен" и "благодарю". На его счастье их разговор был прерван появлением на крыльце княгини де Монако и графа де Сент-Эньяна. Виллеруа снова картинно снял шляпу, вслед за королем приветствуя блистательную Катрин де Монако, спускавшуюся по ступенькам с грацией прирожденной танцовщицы. Чуть приподнятые юбки ее охотничьего платья позволили увидеть острые носки туфелек из тонкой голубой замши - явно не предназначенные для верховой езды или прогулок по садовым дорожкам.

Подавить внезапное искушение хихикнуть в ответ на оброненные королем и графиней вполголоса шутки о возможной причине задержки месье Безупречного, было бы нелегко, но тут лошадь под маркизом резко выпрямилась и едва не взбрыкнула, явно недовольная тем, что за примерно исполненным трюком не последовало никакой награды. В ответ Франсуа сжал в руках поводья и натянул до упора, вынудив лошадь к повиновению, но лишь на время, как будто бы Солана услышала похвалы самого короля и возомнила себя выступающей в королевской конной карусели.

- О нет нет, Ваше Величество, не пересматривайте Ваши планы, я прошу Вас! - запротестовал истинный любитель танцев, но был вынужден отвлечься от разговора о высоком искусстве балетного танца поведением своей лошади.

- Ай... глупое животное... на, держи, - ухватившись за шею лошади, чтобы удержаться в седле, Франсуа наклонился вперед и отдал попрошайке засахаренный сухарь, которым снабдил его форейтор, - Вот тебе. И смотри, не балуй у меня, - прошептал он в ухо Соланы, скорее более уговаривающим тоном, нежели сердито.

35

Отправлено: 30.09.15 01:39. Заголовок: - Ваша щедрость, гра..

- Ваша щедрость, граф, не знает никаких границ, - прокомментировала Олимпия подаренные им с Катрин четверть часа, позволяя княгине увлечь себя прочь от короля. – Обещаю не злоупотреблять вашей щедростью.

- Отчего же? – вопросительно вскинула брови Катрин. – Ты так торопишься в Париж, в объятия законного супруга?

Олимпия безрадостно усмехнулась в ответ. О предстоящей встрече с графом де Суассон она предпочитала не думать. Пока. Исход ее был известен и предрешен – неизменное примирение в супружеской спальне, но ему наверняка будут предшествовать неприятные моменты. Так стоит ли расстраиваться заранее?

- Я тороплюсь в Париж, чтобы скорее возвратиться ко двору, cara, - она поправила сбившуюся на ветру шляпку. – И в первую очередь забочусь о тебе, ведь уже через пару часов я буду в Париже, а вам с графом предстоит трястись до Фонтенбло до самого обеда, и это при условии, что на всех постоялых дворах сыщутся свежие лошади.

- Ты не поверишь, но меня это нисколько не расстроит, - Катрин обернулась, чтобы взглянуть на беседующего с Людовиком Сент-Эньяна. – Даже если мы снова застрянем в грязи, и на дороге не сыщется ни одного маршала, чтобы сократить время ожидания.

Тень пробежала по лицу графини при слове «маршал», но она тут же улыбнулась, как ни в чем ни бывало, и озорные ямочки заиграли на смуглых щеках.

- Отчего же, поверю! И позавидую, ведь мне предстоит довольствоваться лишь обществом язвы Симонетты.

Услышав свое имя, рыжая камеристка высунулась из кареты и тут же юркнула обратно, должно быть, не желая встречаться взглядом ни с кем из оставляемых мужчин.

Молодые женщины остановились у подножки экипажа графини и обнялись, как старые подруги или сестры, будто и не было между ними нм отчаянного соперничества за титул первой красавицы двора, ни глупой дуэли, оставившей на плече Олимпии глубокую царапину, уже начавшую заживать под действием бальзамов и притираний. Только близость, рожденная единой бедой – тайной любовью, перед которой обе не сумели устоять.

- Я помню про бриллианты, - шепнула Олимпия на ухо княгине. – Обещаю привезти их и избавить твоего брата от чересчур пристального внимания господина Ла Рейни. А ты… ты присмотри за Ним, хорошо? Пусть всего лишь на день, но… я боюсь. Я всегда буду бояться.

Она не договорила, да и надо ли было объяснять? Катрин была среди гостей на свадебном балу и видела сама, какими глазами смотрел Людовик на хорошенькую юную новобрачную. Что там на день – она боялась отпускать его от себя даже на час, и впереди ее ждал целый день мучительных тревог и ревнивых опасений. Но – впереди. А сейчас она улыбалась, дожидаясь, пока мужчины закончат свои архиважные дела и соизволят подойти проститься и подсадить ее в карету.

36

Отправлено: 02.10.15 23:55. Заголовок: - Дамы, - поддавшись..

- Дамы, - поддавшись настроению маленького спектакля, разыгрываемого на парадном крыльце версальского замка, граф невольно заулыбался и отвесил еще один галантный поклон обеим дамам.

Он позволил королю пройти вперед и последовал за ним, мысленно пытаясь представить себе, что именно хотел сказать ему Людовик. И хотел ли он вообще говорить - глядя на то, как молодой король то и дело оглядывался в сторону графини де Суассон, де Сент-Эньян живо представлял себе все то, что могло твориться в его душе.

- Осмелюсь предположить, Сир, что Вы ни о чем таком важном не хотели говорить сейчас, - заговорил граф вопреки неписанному правилу не начинать разговор с особой королевской крови первым, - Но, позвольте мне задать Вам вопрос, который, возможно, отвлечет Ваши мысли.

Не дожидаясь ответа и снова действуя вопреки правилам, де Сент-Эньян ловко поддел носком туфли маленький камешек гравия и отшвырнул его от себя, так что тот пролетел несколько метров вперед и покатился дальше по газону, подскакивая и перекатываясь, прежде чем затеряться в траве.

- У Вас полно дел, государь. Я бы не взялся счесть все их. Это столь же непосильная задача, как сосчитать все отдельные камешки гравия на садовых дорожках. И вскоре дела, в которые нам не посчастливилось ввязаться в связи с событиями в павильоне Гонди, станут россыпью таких же камешков, затерявшись среди всех остальных дел. А их будет немало, помяните мое слово, Сир.

Выдержав нетерпеливый взгляд, брошенный в его сторону, де Сент-Эньян понял, что его слушают и более того, ожидают не только наблюдений, но и советов.

- Я предлагаю послать гонца в Фонтенбло с устным приказом для членов Королевского Совета немедленно явиться к Вам по первому же требованию. И еще одного гонца я бы отправил лично к господину Ла Рейни, чтобы тот успел явиться первым к Вашему прибытию. Полагаю, что следствие по делу Годаров следует поручить именно ему. Ведь мы уже знаем, что мадам связана с парижскими разбойничьими притонами... как их называют? -
граф чуть нахмурил брови, вспоминая название, и снова заговорил, - Дворы Чудес. Да. Господин префект лучше кого бы то ни было знает про этих людей. И наверняка в его руках уже имеются нити от этого клубка. И еще, Сир, - оставив напоследок самое важное, чтобы уже точно занять мысли короля, де Сент-Эньян понизил голос, - Оценка павильона... я надеюсь, что господин лейтенант уже распорядился послать туда кого-нибудь из толковых людей для составления описи. Но, мушкетеры люди военные. Они сведущи в делах вооружения и укреплений. А там... там понадобится тот, кто знаком с архитектурой и законами строительства. Под остатками павильона могут скрываться и не обнаруженные еще подвалы. Господин Лево, архитектор, которого пригласил виконт де Во для работ по реконструкции Фонтенбло, он один из лучших. Я бы рекомендовал его, Ваше Величество. Надеюсь, что Ваш гонец застанет его еще в Фонтенбло. Ведь он работает на господина суперинтенданта в его резиденции в Во. Следовало бы послать за ним тоже.

37

Отправлено: 03.10.15 01:15. Заголовок: - Нет, граф, отчего ..

- Нет, граф, отчего же, - возразил Людовик, не спуская глаз с двух молодых женщин. Он загадал про себя, что если первой обернется Катрин де Монако, они прибудут в Фонтенбло после обеда и курьер с письмом и приказом будет отправлен до наступления вечера. Но если первой обернется Она - сердце Людовика замерло на мгновение и тут же часто забилось в счастливом ожидании - нет, это было невозможно, но так хотелось верить в то, что Она решится на такое.

- Говорите же, граф, -
приказал король, повернув голову к де Сент-Эньяну. Нет, нужно загадывать то, что для них невозможно, Олимпия не могла приказать развернуть свою карету, не доехав до Парижа, и вернуться в Фонтенбло без приказа королевы. Это было невозможно и с этим предстояло смириться им обоим. Он, король, был безвластен там, где всем управляли неписанные правила этикета и придворные законы. Еще меньшей властью он обладал в том, что предписывали законы брака и супружеского долга. Он был обязан своей законной супруге, также как графиня была обязана... Не позволив себе докончить эту мысль, Людовик вскинул голову и в его глазах сверкнула молния.

- И вскоре дела, в которые нам не посчастливилось ввязаться в связи с событиями в павильоне Гонди, станут россыпью таких же камешков, затерявшись среди всех остальных дел. А их будет немало, помяните мое слово, Сир, -
как ни в чем не бывало продолжал говорить де Сент-Эньян, не обращая внимания на изменившееся выражение лица короля.

- Мы уже отослали гонцов в Фонтенбло, граф, - тихо ответил король, но более не прерывал оберкамергера, пока тот не напомнил о суперинтенданте, - Виконт де Во заведует реконструкцией Фонтенбло... да, это так. Мне уже говорили о нанятом им архитекторе. Месье Бонтан должен был принять у него чертежи дворца. Хорошо, что Вы напомнили мне об этом человеке. О господине Лево. Я вызову его к себе. Будьте уверены. Он будет свидетельствующим лицом при подписании дарственной. И если он действительно таков, как его хвалят, то мы пригласим его для реконструкции павильона.

Попытки де Сент-Эньяна отвлечь его от мятежных мыслей и искушения отдать приказ следовать в Париж, вместо того, чтобы возвращаться ко двору в Фонтенбло, хоть и делались из лучших побуждений, но все же сердили Людовика. Он нетерпеливо поддел камешек гравия и заставил его пролететь через весь газон к соседней дорожке, дальше чем тот камешек, который граф только что покинул носком своей изящной туфли. Людовик обернулся к каретам, ожидавшим отъезда, а потом снова посмотрел в лицо де Сент-Эньяна.

- Как Вы думаете, граф, нам уже можно идти... чтобы проститься перед отъездом? - спросил он и сам себе ответил, - Пора уже. Чем быстрее мы вернемся в Фонтенбло, тем скорее будет улажено все необходимое. Во время смены лошадей объясните мне еще раз, граф, что произошло между маршалом дю Плесси и Ее Величеством. Мне нужно принять решение касательно этого вопроса до прибытия.

Договорив, Людовик отвернулся от своего оберкамергера и быстрым решительным шагом направился к карете графини де Суассон. По мере приближения его лицо просветлело и он подошел к Олимпии уже с лицом, сиявшим улыбкой. Голубые глаза осветились восхищением и безмолвным признанием в любви, встретившись взглядом с глазами возлюбленной. Он подал руку графине, но прежде чем помочь ей сесть в экипаж, поцеловал и задержал у своей щеки.

- Я должен отпустить тебя, любовь моя, - прошептал он, не желая доверять самое сокровенное ничьему слуху кроме самой Олимпии, - Отпустить, чтобы скорее встретить снова. Помни, я пошлю за тобой, даже если я добьюсь приказа для тебя только к ночи. Ночью и пошлю. И буду ждать тебя. Немедленно же. Прошу, не жди до утра. Я дам тебе все время, сколько тебе потребуется для отдыха, я велю никому не беспокоить тебя и не тревожить... только вернись скорее в Фонтенбло, ко мне.

38

Отправлено: 04.10.15 01:34. Заголовок: Перестав быть объект..

Перестав быть объектом всеобщего внимания, Франсуа выдохнул с облегчением и уже более уверенно похлопал шею своей лошади, вознамерившись во что бы то ни стало приручить ее. Хорошая выездка и дрессура лошадей были не в редкость, но умение держать строй и не пугаться ухающих звуков полковых барабанов и грома валторн в придачу к тому были нечасты, мало кто из королевских форейторов тратил время на дополнительную выездку и тренировку лошадей из конюшен королевского двора.

- Солана... девочка... а что еще ты умеешь? А? - ласково шептал маркиз, поглаживая шелковистую гриву лошади, все ниже наклоняясь к внимательно подрагивавшему уху.

- А она много что умеет... -
заявил форейтор, как нарочно оставшийся у крыльца, - Присвистните тихонько, как она мчаться будет, так вмиг остановится. Только этим и спасаются то пажи Его Величества, когда на манеже понесет их. Но, для таких фокусов Вам, месье побольше лакомств понадобится.

- Что значит, остановится? - спросил маркиз, раздираемый любопытством и желанием опробовать новый фокус.

- Держите вот, месье, - Флоран сунул в руку Виллеруа мешочек с сухарями и похлопал лошадь по крупу, приговаривая, - Ну, пока Его Величество с графом де Сент-Эньяном толкуют... отчего ж, испытайте. А ежели не остановится, так я готов Вашей Милости все мое жалованье за месяц поставить на кон.

- Это ж сколько? - спросил Франсуа, но поняв бестактность своего вопроса, тут же поправился и по-мужски, с вызовом пробасил, - Ставлю сто луидоров против Вашего жалованья, месье. Гоню во до того ряда кустов. Если остановится ровно на середине лужайки - выигрыш за Вами.

- Ну так не забудьте, присвистните на ухо. Да не теребите Вы так уздечку, что ей толку то с него. Солана умное животное, с ней и словом можно обойтись.

Не успел Франсуа развернуть лошадь, чтобы приготовиться к скачке, как Флоран наградил ее звонким шлепком по крупу и прикрикнул:

- Ну, девочка моя, давай! Гони!

Лошадь понеслась с места в карьер! Да что там, не пробежав и трех шагов, она уже несла маркиза в стремительном галопе да так быстро, что тот едва успел сообразить, как оказался на середине лужайки.

- Стой! Стой говорю! - крикнул что было силы перепуганный не на шутку маркиз и потянул было за повод, но лошадь только зло мотнула головой, несясь во весь опор в сторону гряды выстриженных в виде правильных геометрических фигур самшитовых кустов.

- Стой! - повторил маркиз, задыхаясь от сильного бега и ветра, задувавшего прямо в легкие. Тут он вспомнил про свист и наудачу, как мог против ветра, присвистнул, нагнувшись к самому уху обезумевшего в беге животного.

Лошадь под ним остановилась так резко, что маркиз едва не вылетел из седла, удержавшись только чудом из-за ног, застрявших в стременах.

- Фу ты черт! - зло и весело выкрикнул будущий маршал и снова присвистнул, только на этот раз уже не испуганно и неверно, а громко, по-разбойничьи протяжно, - Вот это да! Ну, давай назад! Ну же!

Лошадь не двинулась с места, дожидаясь положенного лакомства и маркизу пришлось пошарить в кармане, отыскивая мешочек с сухариками.

- Эх... а нет чтобы просто так... - разочарованно проворчал он и наклонился к шее лошади, чтобы дотянуться до ее губ. Сухарь с его ладони тут же исчез, слизанный влажным жестким языком и довольная угощением Солана тихо всхрапнула, выражая готовность прислушаться к следующим командам.

- А ну, давай назад, -
легонько тронув лошадиные бока пятками, сказал Франсуа, и Солана побежала легкой иноходью к крыльцу, видимо, чувствуя себя звездой утреннего смотра.

- Ну что, месье маркиз, записать Вам сто луидоров в кредит или передадите с оказией сегодня же? - насмешливо спросил Флоран, встретив свою воспитанницу дружеским шлепком по холке, - Хороша, а? То то же. С ней надо мирно. Удила ослабьте, месье. Железо ей ни к чему, лакомства да сладкие словечки, вот к чему она с радостью прислушается.

- Ну, сущая мадемуазель, ни дать ни взять, - бросил сквозь смех кто-то из мушкетеров, наблюдавших за маневрами маркиза из строя.

- Она и правда славная, - улыбнулся Виллеруа, уже строя планы о том, как приведет мадемуазель де Монтале в Манеж и представит ей все эти номера с Соланой, - Ваши сто луидоров я передам Вам сегодня же, месье Флоран, слово Виллеруа! А Вы за то запишите мне Солану в постоянный выезд... я люблю утренние прогулки. И вообще... мало ли охота или королевский выезд.

Невдалеке заколыхались алые перья на королевской шляпе - Людовик направлялся к карете мадам де Суассон, чтобы попрощаться перед ее отбытием в Париж. Почувствовав в груди легкий укол сожаления и безотчетное желание сказать еще раз последнее прощайте, маркиз направил Солану ближе к карете, остановившись на почтительном, но достаточно близком расстоянии, чтобы Ее Светлость могла обратить на него внимание.

Он почтительно снял королевскую шляпу и взмахнул ей, отвешивая поклон. Заметят или нет? Но это и не важно, Франсуа просто не хотелось, чтобы проявившая доброту и заботу к нему графиня де Суассон уехала, без его преданного взгляда на прощание.

39

Отправлено: 08.10.15 01:15. Заголовок: Увы, моей печали сут..

Увы, моей печали суть
Несложно выразить словами:
Я уезжаю в дальний путь
Но сердце оставляю с вами.

А губы шепчут: «Не забудь!»,
Пока нить взгляда не порвется.
Я уезжаю в дальний путь,
Но сердце с вами остается.

Змеей тоска сжимает грудь,
Змеей сквозь лес дорога вьется.
Я уезжаю в дальний путь,
Но сердце с вами остается.

Мы с болью сладим как-нибудь,
Вы – здесь, я – за семью морями.
Я уезжаю в дальний путь,
Но сердце оставляю с вами.

- Я вернусь, - задорные ямочки на щеках прятали стаю скребущих нутро кошек. – Обещаю не распаковывать багаж, Ваше Величество, и держать экипаж наготове. Даже если вызов придет поздно ночью. Я не стану ложиться. Буду ждать. А если не дождусь, приеду все равно, amore, и пусть будет стыдно тому, кто дурно об этом подумает.

Прикосновение губ к нежной коже на запястье, меж не застегнутых пуговок перчатки. Долгий взгляд.
Будь они одни…
Разбойничий свист Виллеруа разрезал повисшую между ними тишину. Олимпия коротко вздохнула, улыбнулась еще раз и, отняв у Людовика руку, помахала гарцующему со снятой шляпой маркизу. А затем Сент-Эньяну, предусмотрительно оставшемуся у лестницы. Д’Артаньяну, нервно покручивающему ус и явно недовольному затянувшимся прощанием. И Катрин, все понимающей, скромно притихшей Катрин.

- Ваше Величество, принчипесса, до скорой встречи, - она кивнула, подобрала подол и оперлась на протянутую руку, чтобы не поскользнуться на кованой подножке кареты.

Вот и все.

Внутри кареты было сумеречно, и Олимпия, расправив юбки, немедля отодвинула занавеску из тонкой надушенной кожи, впуская свет и воздух. Кучер звонко щелкнул бичом, экипаж качнулся, скрипнув осями. Застучали копыта пристраивающихся в хвост кареты мушкетеров. Придерживая шляпку рукой, графиня высунулась в окошко. Так глупо – они и в самом деле расстаются всего на день. Нет, даже не на целый день. И все же… Надо было что-то сказать, крикнуть на прощание, но в голову не шло ничего, кроме стучащих в виски строк смешного и мудрого испанца де Вега, комедии которого так любила королева-мать. Я уезжаю в дальний путь, но сердце с вами остается.

- Полноте, синьора контесса, стоит ли так переживать из-за одного дня, - голос Симонетты, словно кувшин ледяной воды. Плеснул и вмиг высушил подкрадывающиеся к глазам слезы. Неужели это было вслух?

- И правда, глупость какая. Не знаю, что на меня нашло. Словно предчувствие, - Олимпия высунулась еще дальше, махая оставшемуся посреди двора Людовику. И Катрин. Отчего она стоит так близко к королю? Радуется отъезду соперницы?

Щеки полыхнули стыдом. Дожили – теперь ей в каждой женщине будет мерещиться охотница на оставляемое без присмотра сердце Луи.

Карета прогрохотала по игрушечному подъемному мосту через игрушечный ров (интересно, казался ли он игрушкой покойному Людовику Справедливому, всюду видевшему заговоры против себя и кардинала Ришелье?) и повернула, скрывая из виду маленький замок. Ветер рванул шляпу, и Олимпия поспешила укрыться в карете, откинувшись на бархатный подголовник и прикрыв глаза.

- А маленький маркиз-то каков! – хихикнула запоздало Симонетта. – Сущий герой, как будто Буцефала усмирил и…

- Оставь, - не открывая глаз, бросила графиня. – Не желаю слушать твои шуточки про кавалеров. И вообще, Версаль – был. Вчера. Сегодня утром. Но – был. А теперь меня ждет Париж, и я намерена думать про Париж.

- Что же это, мы так и въедем в город под конвоем из мушкетеров, синьора? - рыжая камеристка выглянула в окошко и кокетливо поправила волнуемые ветром локоны, красуясь перед скачущими за каретой всадниками.

- Это не конвой, а охрана. Конечно, я бы предпочла скороходов впереди и арапов на запятках, но мушкетеры короля тоже выглядят вполне солидно, - заметила Олимпия. – К тому же, я вовсе не намерена терпеть их до самого дома. Это отнюдь не входит в мои планы.

Планов было три – скрипка, муж и маршал. Точнее, маршал, муж и скрипка, причем второй пункт мадам де Суассон с удовольствием вычеркнула бы вовсе. Но жизнь приучила ее всегда готовиться к худшему, и, устроившись поудобнее среди мягких подушек, Ее Светлость занялась обдумыванием вопросов и ответов, первые из которых предназначались одному мужчине, а вторые – другому.

http://img-fotki.yandex.ru/get/4303/56879152.41f/0_113229_de66c62e_orig

// Париж, Бастилия //

40

Отправлено: 08.10.15 23:39. Заголовок: Обещание не распаков..

Обещание не распаковывать багаж было самым убедительным аргументом, какой только могла привести Олимпия, чтобы уверить возлюбленного в том, что не задержится в Париже ни минутой дольше, как только приказ, подписанный рукой королевы, прибудет в отель де Суассон. На губах Людовика появилась улыбка и он был готов рассмеяться шутливому упреку всем, кто посмел бы осуждать нетерпение влюбленных сердец поскорее воссоединиться вновь.

- А если стыд не покроет их лица, то я велю господину Поклену, придворному комедианту нашего брата Филиппа, написать о них фарс, -
так же шутливо пригрозил Людовик, отпуская руку графини, - Я жду тебя, любовь моя.

Он отступил на шаг назад и снял свою шляпу, отдавая прощальный салют мадам де Суассон, как того требовали приличия, когда все то, что требовало его сердце, было уже сказано.

Все ли? За плотно задернутыми занавесками не было видно лица графини, но Людовик не спускал с них взора. Он знал, она непременно выгляент еще раз. Она посмотрит в его глаза, улыбнется и прочтет... "Люблю!" - кричали небесно голубые глаза молодого короля вслед уносившейся прочь карете, - "Я жду тебя!" - красноречиво говорил его жест, когда он взмахнул шляпой, увидев лицо выглянувшей в окно кареты Олимпии.

http://img-fotki.yandex.ru/get/15539/56879152.41e/0_1131dd_9929daba_orig

Он оставался один посреди сделавшегося вдруг огромным двора. Но вот к ступенькам крыльца подъехала следующая карета, предназначенная для принцессы де Монако и сопровождавшего ее графа де Сент-Эньяна.

- Сир, -
скрывая нетерпение поскорее оказаться в карете, а точнее, в обществе милого ее сердцу графа, Катрин де Монако смиренно присела в реверансе и Людовик, все еще не надевая шляпу, вежливо подал ей руку, чтобы помочь подняться в карету.

- Мадам, я счастлив, что Вы откликнулись на наше с графиней приглашение. Мы так и не успели как следует повеселиться... обстоятельства не позволили, - конечно же, король подразумевал мрачное стечение событий, заставившее всех их позабыть о веселье, но от взгляда молодой княгини не укрылся долгий взгляд Его Величества, обращенный вслед карете графини де Суассон, проезжавшей последний поворот прежде чем скрыться из виду в версальских охотничьих лесах.

- О да, обстоятельства, -
едва удержалась от веселой усмешки Катрин, усаживаясь в карете, - Но, тем лучше, Сир, тем лучше. У Вас будет повод пригласить всех нас еще раз. И тогда это уж точно будет праздник.

- О. это несомненно, дорогая княгиня.

Людовик склонил голову в вежливом кивке, уступая место перед каретой де Сент-Эньяну. Сосредоточенный и серьезный, как всегда, словно ему и не предстояло приятное путешествие в карете наедине с очаровательной принцессой де Монако, одной из жемчужин королевского двора.

- Граф, я желаю Вам и Ее Высочеству, счастливого пути. Поезжайте вперед. Я нагоню Вас в пути.

Мимо дворца проехала телега, нагруженная несколькими кадками с землей, которые по приказу Ленотра перевозили в отель де Суассон. Сдержав выдох, последовавший за мысленным пожеланием Ленотру скорее пересадить драгоценные розы в саду Олимпии, Людовик надел шляпу и вежливо кивнул де Сент-Эньяну. Синьор Луиджи, только что прощавшийся со своей возлюбленной у всех на глазах, выказывая нежность и безмолвное восхищение, исчез, а вместо него перед оберкамергером стоял король. Молодой еще, переживший смятение неожиданных находок и открытий, но властный и решительный. Он был готов вернуться ко двору и к своим министрам. Подарок, сделанный им себе и возлюбленной в виде двухдневного побега прочь от государственных дел и придворных интриг, он сохранит глубоко в сердце.

- В добрый путь, граф! - сказал король и поднялся на несколько ступенек, провожая отъезжающую карету взглядом, - Господин ДАртаньян! Мы можем выступать! Месье де Виллеруа, в самый раз продемонстрировать великолепную выездку Вашей лошади в пути. Едем, господа!


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Версаль. » Версаль. Сады вокруг замка и старый пруд