Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2


Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2

Сообщений 21 страница 40 из 65

1

31.03.1661

Прямо перед дворцом на изумрудном газоне под открытым небом располагалась театральная сцена, наспех сколоченная мастеровыми, присланными сюда по приказу короля со строительных работ в Версале. Несколько рядов кресел, прикрытых толстыми холстинами от дождя и пыли, стояли прямо напротив сцены. Самое центральное кресло, сверкавшее позолотой, находилось на небольшом постаменте, оно предназначалось королю. По левую сторону от него размещались кресла по-меньше, также сверкавишие золотыми переливами - это были места, отведенные для их величеств - королевы Марии-Терезии, и королевы-матери Анны Австрийской. Справа стояли два кресла красного дерева, места их высочеств герцога и герцогини Орлеанской. Это были единственные места, скрытые от солнца и случайного дождя под огромным синим балдахином.
Рядом со сценой находились красочные шатры, где временно размещалась театральная труппа. Чуть поодаль были расставлены военные палатки, приютившие декораторов, костюмеров и камеристок театра. Все это больше походило на цыганский табор, придавая еще больше веселья в праздничную обстановку Фонтенбло.


Первый вечер в Фонтенбло. Королевский двор приглашен на представление труппы господина Мольера.
Пишет Филипп I Орлеанский:

Несмотря на кажущуюся расслабленность и вальяжность, внутри Принц был холоден и тверд, как кость в могиле.


http://img-fotki.yandex.ru/get/9326/56879152.296/0_decc3_9090a4ad_orig

21

Отправлено: 29.09.08 02:38

/Дворец Фонтенбло. Покои Ее Величества Генриетты, Вдовствующей Королевы Англии/

Услышав просьбу матери к лорду Райли, чтобы он вместе с генералом сопровождал их, принцесса вся вспыхнула, и внутри у нее словно била крыльями прекрасная птица, отчаянно рвущаяся на свободу. Ей захотелось тут же заключить матушку в обътия и воскликнуть, что это самое лучшее, что она могла сейчас для нее сделать, но она сдержалась. Грудь девушки быстро вздымалась, не в силах сдержать в себе это чувство, но бриллиантовое ожерелье, по роскоши, да и просто тяжести более похожее на колье, которое теперь лежало на ней, приятно холодило кожу, приводя ее в чувство и не позволяло Генриетте потерять рассудок. Она шла под руку с послом чуть позади матери-королевы, которую вел Арман, и не отдавая себе отчета, улыбалась, потому что могла видеть его, слышать его голос, что-то почтительно отвечавший ее матери, чувствовать аромат его волос... Сладкие грезы захватывали ее и вот ей уже казалось, что это Арман сейчас ведет ее под руку, он совсем близко...
Генриетта и не заметила, как они уже вышли на лужайку перед дворцом и сейчас подходили к ряду кресел перед деревянной сценой, укрытыми большим синим балдахином. Кресло короля, стоявшее на возвышении над остальными, было видно сразу. Они шли в проходе между рядами и Генриетта чувствовала пристальный взгляд короля, пронзающий ее насквозь. Отступив чуть в сторону и пропуская мать вперед засвидетельствовать почтение королю, Генриетта тут же увидела, что и Арман остановился, пропуская королеву впереди себя. На миг они оказались совсем близко и девушка быстро шепнула:
- У Дианы, в середине бала!
Затем, бросив на возлюбленного короткий взор, она тут же прошла вперед вслед за матерью и склонилась в поклоне перед королем. Получив сдержанное одобрение, принцесса поднялась и заняла отведенное место рядом с принцем. Приветливо улыбнувшись Филиппу, она чуть сжала его руку, почувствовав, что он чем-то обеспокоен. Затем она коротко оглянулась по сторонам и поняла, что все уже заняли свои места и ждали только их с матерью. Тут же король взмахнул рукой, что было знаком к началу представления.

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал //

22

Отправлено: 29.09.08 12:43

Интриги интриги интриги... Прислушавшись к разговору короля с маршалом, Анна сдержанно улыбнулась и перевела взгляд на супругу Луи. Молодая королева сидела с таким отрешенно-скучающим видом, что Анна в очередной раз мысленно похвалила ее.
Все верно, моя дорогая, если не можешь выиграть партию, то по крайней мере проигрывай красиво... Сколько еще раз тебе придется проиграть? -Промелькнуло в голове королевы-матери и она ненадолго отвлеклась от царственного "заговорщика" и в который раз обвела взглядом присутствующих.
Увидев укоризненно-строгий взгляд своей первой статс-дамы на молодых фрейлин, Анна ободряюще кивнула Мари-Луизе. Поведение некоторых молодых дам из свиты временами становилось по меньшей мере недопустимым.
Что поделать.. они еще так молоды и уверены, что вся их жизнь будет состоять из пышных балов и галантных кавалеров. Однако жизнь жестока и эти мотыльки скоро опалят свои крылья..
Отстранившись от своих мыслей, королева Франции увидела, что к помосту наконец-то подошла виновница торжеств в Фонтенбло. Отвечая на поклон молодой принцессы, Анна тепло ей улыбнулась и перенесла свое внимание на ее матушку, королеву Генриетту Английскую.

23

Отправлено: 29.09.08 23:03

// Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Генриетты Вдовствующей Королевы Англии //

Милая Генриетта-Анна просто сияла и светилась счастьем. Как мало нужно молодому сердечку, чтобы радоваться. Лорд Райли несомненно угадал со своим подарком. И дело было не столько в самом колье, сколько в его чуткости. Девочке, выросшей без отца было так необходимо это скупое, суровое, простое внимание старшего мужчины.

Королева в прекраснейшем расположении духа подала руку генералу де Руже и направилась к выходу.

- Не правда ли прекрасное время года для празднеств, герцог? Скоро все здесь будет в цвету, и праздник будет в самом воздухе Фонтенбло.

Они шли  по знакомой ей еще со времени изгнания Большой Лужайке. Поговаривали, что здесь произошел огромной силы взрыв этим днем, королева спросила что-то у генерала, но уловив в его несодержательном ответе, что тот был далек от места взрыва, как впрочем, и от разговора с ней, Генриетта-Мария позволила ему лишь изредка учтиво поддакивать ее восклицаниям.

Вскоре они во главе огромной свиты английских гостей и посланников прибыли к залу. Пройдя по широкому проходу, они подошли к возвышению, на котором стояли кресла Людовика XIV и Марии-Терезии. Её Величество остановилась подле кресел короля и королевы Франции и, улыбнувшись, слегка наклонила голову в приветсвии.

- Ваши Величества, надеюсь, мы не заставили себя долго ждать, - веселый и по-девичьи звонкий еще голос Генриетты-Марии заставил всех улыбнуться и напряжение долгого ожидания спало в дружелюбных поклонах и улыбках.

- Ваше Величество, - она улыбнулась ее величеству Анне Австрийской и села в приготовленное для нее кресло рядом с королевой-матерью, - Чудесный вечер. Право же, я бы с удовольствием провела его на прогулке по парку.

От нее не ускользнуло то, как Генриетта доверительно положила свою ручку на ладонь своего молодого супруга.

- Какие чудесные дети, - невольно вырвалось из самого сердца королевы. Конечно, в свое время она ратовала за замужество своей любимицы за Людовика, но и Филипп был не плохой партией для Генри... Ах, неужели король все еще недоволен их задержкой? Генриетта-Мария заметила короткий пронизывающий взгляд короля, брошенный на ее дочь. Впрочем... в Англии ко всему прочему внучка Генриха Великого научилась делать вид, что не замечает те вещи, которые ей не следовало замечать по правилам этикета.

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал //

24

Отправлено: 29.09.08 23:30.

// Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Генриетты Вдовствующей Королевы Англии //

- Да, Ваше Величество, несомненно, весна - это лучшее время года в Фонтенбло, - Арман вел под руку ее величество Генриетту-Марию, рассеянно слушая ее речи.

Все его мысли были на шаг позади от него с принцессой Генриеттой-Анной. Она столько рассказывала ему о своем детстве в Фонтенбло. Казалось, что де Руже видел все своими глазами и теперь шел по знакомым местам...

Она рассказывала ему о том, как пряталась от всех в заброшенном павильоне на озере и читала там свои любимые книги, ставшие ее единственными верными друзьями на долгие годы...
Где же он был тогда? В отцовском полку, еще только примеряя на себе мундир лейтенанта... все прочили ему блестящую карьеру, но сам Арман был уже разочарован собой. Он ничего не сумел достичь в семинарии и не по своей воле был переведен на военную службу.
Со свойственным юношам максимализмом он считал жизнь безвозвратно потерянной, так как за него решали что и как делать, его судьбу, карьеру - все определяло его положение.

Милая голубка... как юна, как молода... ее повел под венец незнакомый ей человек, чтобы передать ее тоненькую ручку другому незнакомому ей юнцу. Хотя и кузен ее высочества, но несоразмерно далекий от от нее принц - Филипп Анжуйский, ставший герцогом Орлеанским после смерти своего неспокойного дяди Гастона Орлеанского.
За нее тоже решало ее положение...

Что же это? Неужели сердце так может щемить?
Арман чувствовал тяжелый сухой ком в горле.
Голос его становился глуше и тяжелее.
Благо, ее величество то ли из любви к беседам, то ли, благодаря своей проницательности, старалась больше развлекать своего сопровождающего беседой, нежели спрашивать его.

В своих раздумьях он подвел королеву-мать Англии к высокому креслу его величества.

Король, явно недовольный ожиданием, расплылся в веселой улыбке, отвечая на извинение ее величества.

Пока Генриетта-Мария приветствовала королевскую чету Франции, Арман сделал наконец заветный шаг назад и оказался совсем близко с ней...
Он чувствовал упоительный аромат ее духов.
Слышал ее дыхание.
И тихое, едва слышное... - У Дианы, в середине бала!

Переборов себя, чтобы не вспыхнуть от прикосновения ее слов к самому его сердцу, де Руже слегка наклонил голову и смело взглянул в глаза своей голубки.

Вот так.
Не боясь.
Именно когда мы больше всего хотим укрыться от посторонних глаз, на нас обращают внимание.

Герцог открыто любовался игрой камней в ожерелье на шее принцессы.
В его глазах было такое же восхищение, как в глазах всех сопровождавших ее английских вельмож и всех французских кавалеров, с удивлением наблюдавших, как на их глазах распускался самый дивный цветок.

25

Отправлено: 30.09.08 04:10

Небольшая заминка с началом позволила Поклену полностью собраться и отдышаться. Из - за левой и правой кулисы, под мягкий свет закатного солнца, в клубах ароматического дыма, который придавал  сцене совершенно фантастический вид медленно вышли гротескные фигуры комедиантов - будто стаю тропических птиц занесло штормом в северные края. Они и двигались не как люди, а точно бескостные гибкие и опасные и смешные персонажи детских снов, горячечных фантазий, старинных легенд о выходцах с загадочной "той стороны зеркала".
Пестрый театр теней.

Зал затих, маскированный Поклен- Горжибюс  вскинул руку, обрывая музыку. На черном рукаве его гремели бубенцы, нагло выпирал, как огурец, запьянцовский нос из папье-маше, ниже плеч свисали букли овечьего парика. В прорезях  уродливой  кожаной полумаски поблескивали живые, умные, острые, как у стрелка, глаза.
Глубоко, но ничуть не раболепно поклонившись креслам Королевской семьи, Жан-Батист произнес первые слова стихотворного пролога:
Куда только подевалось его заикание,  - голос был внятен, глубок, как колокол - доходивший до слушателей на дальних рядах, без  видимого усилия.

- Ах, онемел мой шутовской язык,
Умолкли бубенцы, перо безмолвно
Перед величьем Зевсовой Грозы,
Очей монарха, олимпийских молний.

Созвездий сонмы во плоти людской,
Цвет Франции, и пышный блеск Посольства
Воочию со сцены шутовской
Я наблюдаю и Луну и Солнце.

Комедия – смешной, но чистый дар
Утешит скорбь, смирит и поле брани,
Наш скромный плод актерского труда
Преподношу на пир Святого Брака.

Смех, как и смерть, не ведает стыда,
Так смейтесь же над нами, господа!

Комедианты раскланялись, лишние до поры  скрылись со сцены, приложив пальцы к улыбающимся губам.

Из под досок сцены веерами раскрылись декорации "фасады" знакомых парижских домов, "деревья" и "кустарники" - ни дать ни взять уголок парижской улочки в квартале Маре. Плащ к плащу вышли на авансцену два молодых  франта - высокий темноволосый Лагранж и блондин Дюкруази, при шпагах, лентах - бантах, все как полагается, оба были раздражены и хмуры - их только что с позором выставили заносчивые невесты-жеманницы.

Комедиант Дюкруази всплеснул руками будто только сейчас столкнулся с приятелем на улице и радушно пробасил первую реплику пьесы:

- Ба! Господин Лагранж?

26

Отправлено: 30.09.08 04:21

- К Вашим услугам!. - внятно и громко, как оглашают приговор,  в повисшей тишине отозвался Его Высочество Единственный Брат Короля Герцог Орлеанский. Оттолкнувшись обеими ладонями от подлокотников он легко поднялся из кресла, и не глядя никуда, кроме досок подмостков, шагнул на сцену, легко перемахнув ограждение рампы.

Золотая пудра с его волос странным облачком окутала тщательно завитые кудри.
Выверенным на репетиции движением, он встал напротив Дюкруази и взглянул в зал. Точнее на одного единственного человека в зале. На третьем ряду. Чуть сузил глаза, властно и медленно. Это был немой вызов. Так человек, которому нечего терять, вызывает дьявола из магического стекла - чтобы испытать судьбу.
Лагранж - совершенно серый, пошедший под гримом красными пятнами , сглотнул, сомкнул пальцы на шутовской шпаге.

Но расслышал отчаянный шепот Мольера

- Лишние - вон со сцены.  Тотчас!

Лагранж понял мэтра. И исчез, быстрее, чем менялись декорации.

Месье - а стоило признаться - его многотысячной цены свадебный камзол как нельзя лучше подходил к "благородной роли", холодно, но с иронией, продолжал метко, как камни, швырять слова роли в зал:

- Я, признаюсь, глубоко возмущен. Помилуйте! Какие-то чванливые провинциалки жеманятся сверх всякой
меры, обходятся свысока с порядочными людьми! Как это они еще догадались предложить нам кресла! И
позволительно ли в нашем присутствии все время перешептываться, зевать, протирать глаза, поминутно спрашивать: "А который теперь час?" И на все вопросы ответ один: "да" или "нет". Согласитесь, что, будь мы самыми ничтожными людьми на свете, и тогда нельзя было бы нам оказать худший прием, не так ли?

27

Отправлено: 30.09.08 04:52

Врут, что самоубийца, который делает шаг в пропасть за считанные секунды до гибели испытывает ни с чем не сравнимый восторг, все краски мира напоследок вспыхивают перед ним, рассыпаясь в небесном сиянии,  королевский прощальный подарок жизни - свободное падение.

Повинуясь пристальному взгляду со сцены, который как раскаленный  гвоздь впился в лоб, шевалье де Лоррен встал и совершенно немыслимым образом зашагал к сцене, легко минуя преграды из стульев и скамеек, то перепрыгивая через подлокотники, то пробираясь чуть ли не по "головам" ахнувших зрителей, впрочем, умудрившись никого не задеть и не ушибить.

С глухим рыком взлетел из своего кресла маленький герцог де Лозен, со стороны приглашенных занимавших "стоячие" места, с приглушенным окриком "стоять!!!" быком двинулся де Вард. Но де Вард не успел, завяз в толпе, а Лозен, пытавшийся сцапать Филиппа за локоть получил краткий точный удар "под ложечку" и болезненно согнулся.

Де Лоррен занял свое место на сцене рядом с Принцем. Ровно так же, как, не задумываясь, он встал бы с ним рядом даже под обстрелом.
Вслед за Лагранжем покинул сцену Дюкруази - пожалуй, эта была самая быстрая и ... опасная замена "фигур" в старинной игре французского театра.

На сцене остались двое.

Высокий темноволосый "Лагранж" - изящество скрипичного ключа, усмешка на губах, сдержанная ярость  и светлоголовый "Дюкруази" - с повадкой лукавого и лакомого пажа-купидона.

Откашлявшись, шевалье подал свою реплику, дружески хлопнув "приятеля" по плечу. Его срывающийся от волнения, еще высокий  юношеский тенорок был странно созвучен глубокому голосу принца.

- Полноте! Вы уж не в меру чувствительны!

- Настолько чувствителен, что хочу проучить этих девиц за дерзость - желчно засмеялся Принц - . Я догадываюсь, почему они нами пренебрегают. Духом жеманства заражен не только Париж, но и провинция, и наши вертушки пропитаны им насквозь.  Короче говоря, эти девицы представляют собой смесь жеманства с кокетством. Я понял, как  удостоиться их благосклонности. Доверьтесь мне, и мы сыграем с ними такую шутку, что жеманницы сразу поймут, как они глупы, и научатся лучше разбираться в людях.

Шевалье едва успел подумать: Слишком много для меня... Сейчас упаду. Проклятье. Но невеста...  невеста.  Это удар. Но как мне объяснить потом, хоть кому нибудь, что я не мог его оставить одного... перед всеми.  , он   устоял на ногах, и от веселого отчаяния стал играть "на износ", вспоминая репетицию, Арманду, да-да, Арманда белая, с огромными от ужаса глазами стояла совсем рядом за кулисами - сейчас она казалась совсем ребенком, девочкой, которую завели и бросили в лесу.

Свой голос и голос Принца и музыку, он слышал как бы со стороны, из бездонного гулкого колодца. Он шутил, улыбался, четко подавал реплики - будто золотые мячики бросал, но уже почти не видел лица Месье, зрение отказывало. С безумием узника, бежавшего на свободу, в этот день Филипп де Лоррен не боялся высмеивать публично - в первую очередь... самого себя, что он прекрасно сознавал.

А фарс, искрясь и радуясь, словно водопад талой воды в ложе каскада,  лился своим чередом, и вот уже рассерженные отвергнутые женихи придумали сообща, злую едкую шутку над жеманницами и гордячками - подсунуть им вместо себя - чванливых болтливых и жадных лакеев, переодетых в господскую одежду.
Ведь пара-тройка словесных клише, напыщенные позы и дорогой костюм - вот все, что нужно, чтобы прослыть блестящим столичным дворянином.

Ряды кресел внизу - мешанина самоцветов, кружев, парчи, клубилась и кипела на пределе сознания, юноша уже не мог различить в этой роскошной каше отдельные лица.

28

Отправлено: 30.09.08 15:12.

Наконец в театре появилась Ее Высочество и Ее Величество Генриетта Английская. А вот кое-кого было несколько странно видеть возле Мадам. А именно, герцога Армана де Руже. Точнее, не странно - ничего удивительного, мало ли кто кого сопровождает. Странным был взгляд, устремленный на молодую девушку. Так смотрит любящий и любимый человек - очень спокойно подумала Маргарита и сама удивилась своему спокойствию. Ведь только два часа состоялась весьма недвусмысленная встреча Мадам с Его Величеством... Еще вчера девушка ломала бы голову над этой загадкой довольно долго, но один день при дворе научил ее большему, чем все предыдущие 17 лет.
И сейчас ответ пришел быстро: Мадам просто не разобралась сама в своих чувствах. Она ведь так молода, ненамного старше меня... Будь я на ее месте, тоже бы запуталась!
Маргарита поймала на себе взгляд шевалье де Лоррена. Слава Богу, в нем не было ничего похотливого - только задумчивость, и что-то еще, чему девушка не знала названия. Вообще, ее мнение о фаворите несколько изменилось после сегодняшних событий. Как-никак, а то, что взрыв повлек за собой так мало неприятностей, заслуга во многом именно его...
Взгляд девушки скользнул по неприкрыто скучающему летейнанту д'Артаньяну. Сейчас зевнет во всеь рот! А ведь придется проскучать все представление, вдруг еще кто-нибудь рискнет пошутить так же как на Лужайке! Нет, не дай Бог...
А вон и маркиз дю Плесси-Бельер. Взгляд его, скользнувший по ней, был абсолютно равнодушным. Как, впрочем, и ее ответный взгляд. Хороший человек, но не ее герой. Однако повезет женщине, которая сумеет его заарканить. Правда, сама Маргарита особых усилий прикладывать не собирается...

29

Отправлено: 01.10.08 14:29

Маленький Маркиз отдышался, не отнимая руки от ушибленного места, снова сел в кресло, спокойно и любезно улыбаясь - так, будто ничего не произошло. Походя поймал за край плаща пробившегося-таки сквозь толпу "пеших" зрителей де Варда.
Кивнул ему на пустующее кресло рядом - его сосед, прево города Кламси неосмотрительно покинул свое место, чтобы лучше видеть.

- Сядьте, маркиз. Без глупостей.  Дело сделано. Я не сомневался ни секунды, что Месье не отступится. Кровь, мой дорогой де Вард, кровь не предашь и не пропьешь. Бурбоны... Узнаю их закалку. Мой Вам совет, если Вы еще не обвыклись при новых порядках двора. Равнение на короля. Если он даст сигнал к аресту - будем действовать по ситуации, если он досмотрит эту позорную похабщину до конца, то и мы будем неподвижны, как камни.

Лозен насмешливо поморщился,  откашлялся - нутро ломило.

- Чертов сопляк... С виду плюшка плюшкой, а бьется больно. А, смотрите, смотрите, маркиз - вот и Поклен... И этот молодой, хрипатый, как его... Не помню. И девки. А фарс смешной. Очень смешной.

На сцене от души выламывались два паяца  Горжибюс и Маскариль - Тильберто Фиорилли чуть не на ушах ходил, потешая двух девиц жеманниц  в бамбуковых креслах,  Горжибюс в кожаной маске выделывал такие курбеты и так гнусаво блажил, изображая  любовный придворный жаргон, что любо-дорого смотреть. Нежный мадригал, обращенный к любимой в устах Горжибюса-Поклена звучал как рев площадного зазывалы:

"- Ваш глаз похитил сердце у меня!!! Держите Вора! Вора! Вора!!!!

// Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. 2 //

30

Отправлено: 01.10.08 14:47

-Самоубийца. - веско отозвался де Вард, с ненавистью глядя на сцену, потом перевел каменный взгляд на то крыло "зала" под открытым небом, где сидели англичане. Сыны и дочери Британского льва и здесь оказались на высоте - от их лиц и принужденных поз веяло арктическим холодом, который, впрочем, не предвещал ничего хорошего. - Самоубийца. - повторил де Вард. - Не мог дождаться, когда я его заколю. Я бы позаботился, чтобы он умер сразу. Нет. Важней справить свою волю, советы старших ни во что не ставят. Ну и молодежь пошла, то на галеры, то к опале королевской, как мотыльки летят.   

Де Вард крепко сцепил пальцы в замок. Он следил за фарсом исподволь, будто нехотя, но тем не менее не упускал ни одной детали.

Женихи "инструктировали" незадачливых слуг - как половчей запорошить глаза и разум жеманницам, слуги врали, красуясь ливреями господ, а жеманницы - обсыпанные мукой и нарумяненные делали большие глазки и говорили:
- Ах! Вы кладезь мудрости, галантный господин!

31

Отправлено: 01.10.08 15:55

- У-ла-ла! - раздалось чье-то громкое восклицание у самого уха маэстро.

Батист подтянулся и выпрямился на своем месте на деревянной скамье, покрытой для удобства парусиновой тканью. Но не тут-то было. У сцены едва ли не загораживая вид от самого короля уже толпились зрители, повскакивавшие со своих мест.

- Что там такое, Джованни?
- Не могу поверить своим глазам, синьер! Месье Принц и его дружок взобрались на подмостки и разыгрывают фарс с этим Покленом Мольером!
- Что? - ленивого взгляда как не бывало, достойный дирижер королевского камерного оркестра уже стоял на цыпочках, чтобы разглядеть получше происходившее на сцене.
- Мамма миа! Вот это фарс! Брависсимо! Как держатся, ты только посмотри, Джованни! Какая пластика у Его Высочества! Как двигается! Да и месье де Лоррен не плох!
- Да... вот только что скажут Их Величества... сейчас вот велят всех долой от позора такого...
- Ты, что мелешь? Какой это позор? Конечно, с балетом это не сравнишь, но театр - это бессмертно! Ах, мой принц, как великолепно поставлен голос! Вот здесь им не хватает музыки... да... должна быть такая бравурная немного маршевая... - рука маэстро безотчетно водила в воздухе, сотрясая тростью, задевавшей спины стоявших рядом.
- А вот когда жеманницы, то должны играть скрипки... весело так... ах, Джованни, это же открытие! Можно играть театр в музыке!

Люлли мало заботили правила этикета и положение в обществе главных актеров разыгрываемого фарса. Да, сценическое искусство без волшебства танца, без живости музыки хромало. Но зато он видел большие перспективы! Лишь мельком он опустил взгляд ниже подмостков сцены, чтобы глянуть на короля, который взирал на сцену с королевским величием и совершенным спокойствием.

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал //

32

Отправлено: 01.10.08 23:47.

Интересно, к кому сейчас было приковано внимание публики? К Месье, игравшему на сцене, с такой легкостью отвечавшему на реплики жеманниц, так смешно и деланно заламывая руки в праведном гневе на их глупость, или к Королю, неподвижно наблюдавшему за развитием фарса, пожалуй, самого скандального за всю историю правления Бурбонов? Людовик ощущал любопытные и пытливые взгляды на себе. Затылок горел и саднил от напряжения. Он занал, малейшее его движение, вскинутые в гневе брови - и его мушкетеры уведут со сцены всех актеров... Будет суматоха, суета, шум...
Чего же хотел Филипп? Неужели он мог предать своего Брата?

Выдержав первый натиск немой сцены, Его Величество оставался спокойным и далее.
Однако, долго так продолжаться не могло. Тысяча чертей! Сейчас Луи был готов бросить в воздух самое скверное ругательство, какое ему доводилось услышать из мушкетерской караулки. Смех душил его. Канальи! Как играют однако! А этот Горжибюс с накладным носом! Ей-ей, месье Мольера и не узнать в таком гриме. Филипп играл хорошо, смешно. Но в голосе своего Брата король улавливал нотки волнения и вызова. Как будто и не играл он в смешном фарсе, а противостоял всему на свете.
Так оно и было. Людовик поймал сверкающий взгляд потемневших глаз Брата, явный признак того, что он был решим идти до конца.
Что же с ним делать? Позволить доиграть фарс и велеть удалиться в его покои? Но он жених, и это означало, что удалиться он мог только со своей невестой. А может, сослать его в Сен Клу? Или в Венсен? Скандально. Шумно. Правда, вместе с Филиппом исчезнут и все его миньоны, а это не так уж и плохо. Людовику не придется тогда выслушивать выговоры Матушки о несносном поведении молодых людей при дворе.
Но как же Генриетта? Король слегка повернул голову, чтобы посмотреть в сторону кузины.
Она была счастлива и восторжена. Глаза блестели, яркий двичий румянец играл на ее щеках. Чему она так радовалась? Неужели выламываниям своего мужа на сцене?
Комедия продолжалась. Казалось, что она захватила не только актеров, отыгрывавших свои роли и свой хлеб, но и зрителей. Все в этот момент играли.
Людовик медлено сжал пальцы на подлокотнике своего кресла. Филипп не только выставил на подмостках самое себя, но и заставил играть его - Короля!
Только бы не обращать внимания на Матушку. Её гневного взгляда он выдержит. Он не позволит ей вмешаться. И тогда ему самому придется сказать свое слово. Именно этого не хотел сейчас Людовик более всего.

33

Отправлено: 02.10.08 17:27.

Пьеса была великолепна. Великолепен был и её автор, который был был не только талантливым драматургом, но и талантливым комедийным актёром. Расин просто наслаждался действием. Но тут, неожиданно, на сцену взобрались двое. Одного изних Жан знал - это был Единственный Брат Его Величества Короля (таков был его титул, соответствующий дествительности) принц Орлеанский Филипп. Его спутника, молодого аристократа, Расин не знал, очевидно, это был его фаворит - Жану было известно о том, что принц любит выбирать в свою свиту молодых и красивых дворян. Внимание Расина приковалось к Его Высочеству, который оказался неплохим актёром.

34

Отправлено: 02.10.08 20:22.

Спектакль обещал быть с продолжением. Глядя на изумленные лица придворных, ДАртаньян отметил среди них красное от гнева лицо де Варда. Сидевший рядом с ним де Лозен составлял ему полную противоположность. Интересно, а почему де Вард вдруг сорвался со своего места и так резко дернулся за де Лорреном? Казалось ли это мушкетеру, или эти двое и в самом деле знали о чем-то?
Лейтенант оглядывал зал, все время жалея, что стоял за спиной государя и не мог увидеть выражения его глаз. Но, судя по всему, его величество вовсе не был намерен прерывать фарс.
"Дьявол!" - лейтенант заметил в проходе почти у самого входа до рези в глазах знакомую тень. Ухмылка на лице. Её почти не было видно из-за наступавших сумерек, но она угадывалась. Вот так узнаешь приближение первых ноябрьских холодов, когда по спине пробегает неожиданный озноб.
Д'Артаньян посмотрел в сторону сцены, потом снова оглянулся. Тень исчезла. Но это нисколько не успокоило графа. Он предпочел бы встретиться лицом к лицу с дюжиной врагов, чем догадываться о незримом присутствии этого человека. К кому он пришел? Ведь не приехал же он в Фонтенбло ради свадьбы Месье? А что если?

Это предположение было единственным оправданием для лейтенанта. Он нагнулся к королю и коротко шепнул ему:

- Прошу прощения, Ваше Величество, я должен кое-что выяснить. Гарнье остается вместо меня.

Шепнув Гарнье, стоявшему рядом, чтобы он следил за безопасностью короля вместо него, Д'Артаньян начал пробираться к выходу.

// Парк Фонтенбло. 2 //

35

Отправлено: 03.10.08 15:27.

Обязанности при Ее Величестве вынудили Николетт присутствовать на спектакле. Хотя по доброй воле она не ступила бы туда ни шагу, чуство долга все-таки перебороло. Теперь, стоя немного в отдалении от Марии-Терезии в окружении смешавшихся фрейлин обеих королев и герцогини Орлеанской, баронесса дю Пелье де Карлон завороженно смотрела за происходящим на сцене. Она не питала особой любви к театру, да и вообще к придворным радостям, но на этот раз игра актеров ее захватила целиком. Никогда еще юный шевалье де Лоррен не был так прекрасен в ее глазах. Она позабыла все те гадости, которые рассказывали о нем придворные, и к которым она всегда обращалась при встречи с красавцем, чтоб не потерять контроль над собой. Не замечая людей вокруг, молодая женщина впилась взглядом в единственное лицо, четко вырисовывающееся в ее затуманенном сознании. Она не сразу услышала обращение к ней одной из фрейлин.

36

Отправлено: 03.10.08 16:15.

Луиза покорно и заворожено стояла рядом с Николетт. Сегодня первый день ее должности при дворе, первый день службы у принцессы, первый день интересной жизни. Сначала девушка медленно и как можно внимательнее и в тоже время незаметнее изучила всех присутствующих. На Его Величестве ее взгляд задержался больше всех остальных. Зачарованно она разглядывала фигуру Короля, его костюм. К ее превеликому сожалению, она не могла лицезреть всего Людовика, ибо стояла и поодаль и позади Его Величества, но мысль о том, что они сейчас в одном парке, в одном обществе, на одном спектакле переполняли ее юную душу незабываемым счастьем.
Для Луизы сей концерт был новым явлением, посему она внимательным образом следила за ходом праздника. Наконец, когда девица совладала со своими чувствами, она пододвинулась к ближайшей из фрейлин и немного дрожащим голосом спросила.
- Мадемуазель, как вам концерт господина Мольера?

37

Отправлено: 03.10.08 16:21

Больше всего на свете королеве Франции сейчас хотелось встать со своего кресла и устроить овацию своему младшему сыну. Только Филипп мог догадаться устроить фарс из фарса, да еще и с таким блеском! Однако, Анну ждал еще один сюрприз - вместе с ее сыном в представлении решил участвовать и шевалье де Лоррен, буквально по головам зрителей выбравшийся на сцену. Смотря на графа де Варда королева едва сдержалась, чтобы не засмеяться в голос. Простой испанский веер в тон ее атласного платья незамедлительно пришел ей на помощь, помогая скрыть недопустимое веселье.

Один вопрос: мой милый сын один затеял всю эту комедию? Зачем? Чтобы позлить Луи? Ну что же.. можно сказать ему это удалось. Сегодня праздник и наказание со стороны короля можно не боятся.. или нет? -от внимания королевы не ускользнул тот факт, что Людовик не смотрит в ее сторону. Несмотря на то, что скандальная выходка герцога Орлеанского была ей по душе, внешне Анна ни чем не показала этого. Надменно-холодная маска, удачно выбранная королевой для этого вечера прекрасно скрывала все ее истинные чувства и эмоции.

Какие времена! Молодые люди становятся все более и более развязными. Даже присутствие августейшей семьи уже не останавливает их.. -Нужные слова, вполне подходящие для подобного случая возникали в голове Анны так быстро, словно кто-то любезно показывал ей готовый шаблон. Каким наслаждением было бы хотя бы один раз не скрывать того, что ты чувствуешь на самом деле.. -Легким движением головы королева-мать прогнала крамольную мысль. Привычное благоразумие и невозмутимость в любых ситуациях давно уже стали неотъемлемой частью королевы Франции.

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал //

38

Отправлено: 03.10.08 16:27.

Пьеса, вопреки ожиданиям, живо заинттересовала Маргариту.на была дерзкой, насмешливой, и девушка чувстввовала справедливость каждой фразы, каждого образа. Да ведь больше прловины присутствующих здесь женщин таковы! Они знатны - что с того? Они так же бездумно подражают романам и... герцогине де Суассон! Маргарита негромко рассмеялась - пор натуре независимая, она была одета в своем неподражаемом стиле. Она никогда не копировала ничьих нарядов, даже если они ей очень нравились.
И еще более смелой, чем пьеса, была шутка Его Высочества и шевалье де Лоррена. Выйти на сцену... Это было безумно деркзо - и именно поэтому это нравилось Маргарите. Ей нравился вызов, который бросали эти двое. Кстати, оба они неплохие актеры...
Неподалеку от себя Маргарита заметила свою новую знакомую, Луизу де Лавальер. По всему было видно, что провинциалка отчаянно робела. Маргарита махнула ей рукой и улыбнулась. Когда мадемуазель де Лавальер взглянула на нее, Маргарита показала на кресло рядом с собой. Она чувствовала робость девушки и от души сочувствовала ей. Ведь и сама она, независимая, гордая и в общем опытная в общении с людьми девушка испугалась утром. А Луиза была не из самых смелых. Хотелось помочь ей.

39

Отправлено: 03.10.08 16:51.

Пока Луиза ожидала ответной реплики от Николетты, она еще раз оглядела свиту. Ее новая знакомая, Маргарита де Вьевиль, приветливо помахала ей ручкой и поманила к себе.
Видя, что собеседница вовсе не собирается ей отвечать, да и вовсе не отрывает задумчивого взгляда от сцены, Луиза сама не зная отчего отвесила реверанс и тихонько побрела к герцогине.
Оказавшись подле нее, де Лавальер еще раз окунулась в поклон и неуверенно присела на краешек кресла, сопровождая все действия глупой улыбкой.
Девушка явно была не в своей тарелке, вдобавок жутко старалась не хромать, поэтому смущенно озиралась и поглядывала на очаровательную новую подругу.

40

Отправлено: 03.10.08 16:58.

Маргарита оглядела соседку с сочувствием, впрочем, хорошо скрытым. Ни к чем расстраивать бедняжку, она и так не в своей тарелке. Нельзя обижать ее сочувствием. Это унизительно
-Вам нравится пьеса? По-моему, господин Мольер просто гений! Как просто - и как дерзко! И как ново...
Маргарита была неплохо образована, она чувствовала и жизненные и литературные достоинства пьесы. Но собеседница интересовала ее больше. Она заметила и отчаянный страх, и усилия казаться незаметной, и старания скрыть хромоту.аргарите эта деталь казалась скорее придающей очарование, чем порятщей. Но она вообще привыкла считать каждую свою черту прекрасной и соответственно подавать себя.
С улыбкой она скова обратилась к мадемуазель Лавальер:
-Что же вы молчите, Луиза?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2