Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2


Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2

Сообщений 1 страница 20 из 65

1

31.03.1661

Прямо перед дворцом на изумрудном газоне под открытым небом располагалась театральная сцена, наспех сколоченная мастеровыми, присланными сюда по приказу короля со строительных работ в Версале. Несколько рядов кресел, прикрытых толстыми холстинами от дождя и пыли, стояли прямо напротив сцены. Самое центральное кресло, сверкавшее позолотой, находилось на небольшом постаменте, оно предназначалось королю. По левую сторону от него размещались кресла по-меньше, также сверкавишие золотыми переливами - это были места, отведенные для их величеств - королевы Марии-Терезии, и королевы-матери Анны Австрийской. Справа стояли два кресла красного дерева, места их высочеств герцога и герцогини Орлеанской. Это были единственные места, скрытые от солнца и случайного дождя под огромным синим балдахином.
Рядом со сценой находились красочные шатры, где временно размещалась театральная труппа. Чуть поодаль были расставлены военные палатки, приютившие декораторов, костюмеров и камеристок театра. Все это больше походило на цыганский табор, придавая еще больше веселья в праздничную обстановку Фонтенбло.


Первый вечер в Фонтенбло. Королевский двор приглашен на представление труппы господина Мольера.
Пишет Филипп I Орлеанский:

Несмотря на кажущуюся расслабленность и вальяжность, внутри Принц был холоден и тверд, как кость в могиле.


http://img-fotki.yandex.ru/get/9326/56879152.296/0_decc3_9090a4ad_orig

2

Отправлено: 17.09.08 05:32.

//Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. 2//

18.30 вечера.

Стремительно, как и всегда, Тильберто промчался по роще - к шатрам и сцене - казалось, яростный вестник размахивает факелом - тому виной была ярко-красная одежда юного гаера и его огненно-рыжая собачонка, скакавшая по кочкам, как живой мяч.

Фиорилли даже не запыхался - не подвели ловкие жилы акробата и вольтижера, выносливое сердце циркача. Вся труппа комедиантов Месье уже собралась за легкими кулисами, некоторые актеры беззвучно шевелили губами - то ли повторяли роли, то ли молились неизвестному святому покровителю площадных и придворных комедиантов (если и существовал такой святой - то судя по выражению лица Мольера он был - великомучеником, к тому же его конечно же выгнали из рая не уплатив ни единого су...)

- Мэтр!!!! - Фиорилли налетел на Жан-Батиста, в прыжке поймал на руки брехливого Колбасу. - Я обегал все. Парк, службы, каретник, заглянул во все самые укромные уголки. Ни Терезы, ни Маркизы. Либо ее унесли полосатые черти!

(При этих словах Мадлена быстро прикоснулась к ладанке на груди, замаскированной под кокетливый образок-бархотку, суеверная, как все актрисы, она не терпела, если перед выступлением поминали нечистого)

- Либо она сбежала с каким-нибудь усатым-сапогатым-хлыстатым мушкетером и стала важной дамой. И уже даже успела нарожать ему полную телегу мушкетят. Потому что чем еще заниматься важной даме такую прорву времени.

( А вот при этих словах позеленел под гримом добродушный толстяк Гро-Рене Дюпарк, которому был хорошо известен ветреный норов его прелестной супруги)

Тут из  хрипловатого голоса Тильберто  Фиорилли исчезли дурашливые нотки. Он стал серьезен, стащил с темно-каштановых вихров красный колпак и отер горящее лицо. Кто-то из танцовщиц быстро подал ему фляжку.
Тильберто глотнул, поморщился.

- Что делать, мэтр. На ней роль Като... А господа уже собрались.

3

Отправлено: 17.09.08 05:48

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 1 //

- Это просто .... чччч... - зашипел Поклен, хотел брякнуть "черт знает", но перехватил умоляющий взгляд Мадлены и успел поправиться - Месье знает что такое делается!

Из - за накладного носа Горжибюса голос комедианта звучал гнусаво, что было смешно на сцене, но пугало в неподдельной тревоге и волнении.

Поклен откинул полог - совсем чуть - чуть на полладони. Солнце выгодно освещало сцену - как и было задумано механиками, бросало мягкий вечерний свет на свежеструганные доски, на "вывеску" с крылатыми божками любви и надписью "Les Precieuses Ridicules", ряды зрительских мест понемногу заполнялись, над зеленой травой, креслами и драпированными коврами скамьями стоял ровный почти оркестровый гул любезных голосов, слышался приглушенный смех придворных, по краям "зала" были расставлены большие курильницы с ароматами, чтобы освежать воздух и отгонять очнувшихся докучных мошек - в низинах и прудах Фонтенбло издавна водились кровососы, не делавшие разницы меж голубой аристократической и алой кровью мужичья. Причудливые дымки, благоухавшие римской ромашкой, нероли и пачулями делали картину общества на закате совершенно фантастическим зрелищем.
К чему им еще и комедианты... ведь сами призраки, вроде китайских теней или театра масок из далекой Венеции. - рассеянно подумал Жан-Батист.
Кресла Короля и Семьи , которые по традиции были установлены так близко от сцены, что казались ее частью, пока что были пусты.

Поклен вздохнул и заставил себя успокоиться. Постановщик перед действом не имеет право раскисать, он должен быть тверд,  как полководец перед боем.

Он обернулся к своей труппе и кратко скомандовал:

- Арманда. Ты  знаешь роль Като назубок. В костюме ничего менять не надо, так и будешь кокеткой и простушкой, платье с червовыми "тузами" прекрасно подходит для образа. Сильнее накрась щеки. Да, да, полной ладонью, чтобы каждый "румянец" размером с яблоко. Не забудь отставлять мизинчик и растопыривать руки. Жеманницы держат руки всегда приподнятыми - чтобы кровь не приливала к ладоням - так они кажутся белее.
Все остальное - своим чередом. Тило, живо марш, накинь плащ Маскариля, такой продувной физиономии, как твоя и грим не нужен, на лбу написано, что ты пройдоха и трепач, каких мало. И не забудь привязать Колбасу, не хватало чтобы он выскочил на сцену во время монолога. Нам только ученых собак не хватало. И так ба-ла-ган.

Арманда и Тило рука об руку поспешили к шатру.

Жан - Батист негромко хлопнул в ладоши. Ободряюще кивнул.

- С Богом, Дети Семьи.

4

Отправлено: 17.09.08 06:20

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 1 //

Нет... Еще не стара. Крепкой лошадке еще не пора на скотобойню. Раз все еще - тело само подбирается, натягивается, как струна, в момент предвкушения выхода на сцену, в тот миг, когда золотые башмачки мои ступят на доски - и наш раешный грошовый мирок - позолота, папье маше, кружево на живую нитку станет тем, что мы захотим - садом, дворцом, гостиной, монастырем. Кажется я понимаю, почему церковь наложила бремя отлучения на комедиантов. Мы каждый день творим новые миры, радость, страх, нежность, сочувствие зрителей... Мы умеем творить. Разве не этим занимался Бог. Какое же роскошное представление Он сочинил, поставил и сыграл всего за семь дней Творения. А потом - Потоп, горящие кусты,  три ангела под дубом, погони, любовь, изгнание, Песнь Песней и Семь Казней, иерихонские трубы и свет горы Фавор. Да, Господь - великолепный постановщик зрелищ и мастер праздников...

Мадлена за много лет актерства своего уяснила, что перед спектаклем помогают собраться казалось бы отвлеченные мысли - она уже не девочка, чтобы судорожно повторять "рольку", пищать "ой, провалюсь, ой не сыграю" и проделывать снова и снова танцевальные па, словно и не было репетиций.
Она спокойно, то расслабляя, то напрягая тело "разогревала" мышцы и сухожилия, как музыкант пробует сложный инструмент прежде чем начнется концерт.

Тревожило одно - слишком бодрый тон Мольера, его  чуть заторопленные жесты, и то, как он кривит рот под полумаской, со стороны смешно, а на деле - признак врожденного порока сердца.

Я ведь часть тебя, Мольер... Я знаю тебя лучше, чем ты знаешь свою душу. Я научилась угадывать по движению век, какие сны снятся тебе, я знаю, что ты любишь косо очиненные перья, знаю, когда ты работаешь по ночам, кто нибудь обязательно не должен спать - чтобы ты мог подойти и  сказать "Послушай, как думаешь, это хорошо"?
И я не спала. Я была первой слушательницей твоих фарсов.

Не было ничего прекраснее, когда ты позволял мне уснуть на сгибе твоей руки. Тогда я казалась себе маленькой. А ты был - больше, чем Реймсский собор в утро Пасхи. Ты доставал головой до облака.

Мадлена взгянула мельком на Дюкруази и Лагранжа, которые переговаривались вполголоса, вполне готовые к образам щеголеватых женихов-дворянчиков.

О чем могли говорить Принц, Комедиант и Паж, в тот момент когда они отошли "переодеться" - темная тень омрачила лицо Мадлены.  - Ах, как жаль, что я не успела поймать и расспросить этого белокурого валета. Его лицо после этого разговора было не менее смятенным, чем у Жан- Батиста. Он очень молод, он рассказал бы мне, как не скрывают ничего от матери. И я бы непременно успела что нибудь придумать. Да поздно.

Чуткое сердце Мадлены Бежар подсказывало ей, что не только зрителей, но и самих актеров могут ожидать неприятные "сюрпризы".

Но она смолчала, не стоило расстраивать актеров и директора перед спектаклем.

Отогнав от себя невеселые мысли Мадлена снова и снова прислушивалась к звучанию голосов вельможных зрителей - комедианты были отделены от них всего-то раскрашенным полотнищем кулис.

5

Отправлено: 20.09.08 14:15.

31-е марта, 1661. 19.00.

/Дворец. Аппартаменты фрейлин принцессы Генриетты/

Маргарита подошла к зрительному залу, где уже собиралась публика. Она высматривала свое место - в ложе Ее Высочества - и попутно отвечала на поклоны улыбками, кивками и реверансами. Наконец она нашла свое кресло. Рядом с ней сидела еще одна фрейлина, Мари д'Отрев. Девушки негромко болтали и внимательно разглядывали зал. Кого высматривала мадемуазель д'Отрев, было загадкой, а сама Маргарита искала госпожу, подруг, летейнанта д'Артаньяна, совего брата - а вдруг почтит присутствием спектакль! - и, чего греха таить, маркиза дю Плесси, заинтересовавшего девушку. Но видно пока никого не было, правда, по счастью, не было видно и шевалье де Лоррена - его девушке видеть совсем не хотелось. Конечно, она не подозревала, где увидит фаворита - и довольно скоро...

6

Отправлено: 21.09.08 12:16

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля //

- Тысяча чертей, канальи! 

Испуганные глаза молоденькой девицы в пышном платье, усеянном атласными вставками и кружевами, заставили лейтенанта вспомнить, что он был в центре всеобщего внимания. Еще бы - среди всей пестрой ярко одетой по последнему слову моды толпы гостей он выделялся своей строгой мушкетерской формой, и внушительных размеров шпагой, с шумом задевавшей ножки расставленных для зрителей кресел. ДАртаньян не любил представлений, ни балетных, ни трагических. Комедии он не видел, но относил к тому же скучному жанру, именуемому им самим балаганом. Да да, балаганом. Потому что, чем больше собиралось народу, тем сложнее было ему отслеживать действия отдельных людей. А эти паяцы в масках - чего ожидать от них? А если король сам изволил пожелать выйти на сцену, то тогда все становилось просто кошмаром - среди восторженно глазеющей на светило Европы публики мог оказаться и убийца или просто сумасшедший... а то и ревностная не в меру влюбленная в короля девица, которая вздумает упасть в обморок посреди танца и нужно будет срочно выносить ее из зала и звать лекаря... Нет, решительно, после празднеств лейтенант или подаст в отставку или попросится в полк.

- Пардон, мадмуазель, тысячу извинений, - мушкетер не забыл о своих обязанностях придворного и вежливо поклонился раскрасневшейся девице.
"Наверно, из дебютанток," - подумал лейтенант, скрывая снисходительную улыбку.

- Гарнье, расставьте людей по периметру зала. И прикажите им не глазеть на красоток, и тем более на актрис. Следите за всем происходящим и сами.
- Слушаюсь, господин лейтенант.
- Я буду позади короля, так что многого не увижу, в зале. Имейте в виду, я полагаюсь на вашу внимательность.
- Да, господин лейтенант.

Осмотрев критическим взглядом весь зал, постепенно заполнявшийся зрителями, ДАртаньян вышел, чтобы встретить короля при входе и доложить, что все было безопасно. Еще бы, ведь он заставил артиллеристов не только очистить Большую Лужайку от осколков фейерверочных снарядов, но и проверить на предмет подозрительных вещей весь зал театрального балаганчика и обыскать все палатки актеров и актерок труппы господина Мольера, чем вызвал немалое возмущения людей искусства и самого метра.

7

Отправлено: 21.09.08 21:49

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля //

Красивые ровно выстриженные газоны перед дворцом Фонтенбло горели ярко-изумрудным цветом в свете лучей клонящегося к закату солнца. Повсюду были расставлены столбы с закрепленными на них зажженными факелами. Над гладью пруда позади дворца поднималась легкая дымка тумана, столь обычного когда тепло весеннего дня сменялось прохладой вечера. Повсюду пестрело от цветочных гирлянд, бумажных фонарей, подвешенных к ветвям деревьев, и разноцветных ливрей лакеев господ и дам, прибывших на празднество. Здесь были представители всех провинций, но кроме них и темнокожие с блестящими белоснежными зубами мавры, и смуглолицые похожие на цыган арабы, и одетые в диковинные похожие на паутины одежды восточные красавицы. Блеск шелков и атласа одежд господ, жемчугов и бриллиантов дам слепил глаза. Все пестрело и рябило в этом средоточии всего самого дорогого и помпезного.

Громко заиграли трубы швейцарской гвардии, возвещая о выходи главного светила французского королевства, вознамерившегося стать таковым и на небосклоне всей Европы, Его Величества короля Людовика XIV-го, Короля Солнца. Высокий, изящно одетый, в легкой шляпе с султаном из алых перьев, король торжественной поступью вышел из главного входа дворца под восторженные аплодисменты гостей и всего собравшегося люда. Все, даже сновавшие лакеи и служанки приостановились, чтобы взглянуть на великолепного монарха, заставившего в столь короткое время говорить о себе не иначе как с почтением и почитанием.

Людовик шел, ведя под руку свою августейшую супругу Марию-Терезию. Её Величество шла размеренным шагом, слегка поспешно, чтобы поспевать за широким шагом своего супруга. Ради такого знаменательного торжества она одела атласное платье небесно-голубого цвета в тон камзола короля. Поговаривали, что она специально подослала шпионов-карликов к главному кутюрье Его Величества, чтобы узнать из какой ткани и какого фасона будет наряд короля к представлению и балу, чтобы нарядиться в пару ему, показав тем самым, что именно она была законной хозяйкой места по левую руку от короля. Её лицо, хоть и лишенное улыбки, все-же светилось торжеством - ее главная соперница, фаворитка короля графиня де Суассон не прибыла в Фонтенбло по известной причине. Причина столь щекотливого характера обсуждалась столь громко в кулуарах дворца, что не узнать о ней не могла ни королева, ни король.

Подойдя к импровизированному зрительскому залу, король остановил процессию, чтобы поприветствовать отдельных лиц, стоявших в ожидании его у самого входа.

- Де Виллеруа, где маршал? Он так внезапно исчез из покоев, что я не успел передать ему еще одно распоряжение на этот вечер, - спросил король у шедшего на шаг позади от него герцога.

- Я думаю, что господин маршал поспешил исполнить другие ваши распоряжения.

Между двумя Франсуа существовала негласная порука на случай когда нужно было покрыть мелкие шалости друг друга. Де Виллеруа прекрасно видел маршала, разговаривавшего с хорошенькой фрейлиной, в окно галереи, выходившее в розарий во внутреннем саду дворца. Но, дружба здесь не перемежалась со службой, а значит, и говорить о своих наблюдениях было не обязательно.

- Думаю, ваше величество, скоро он появится здесь. Ведь где цветник, там и садовник, - герцог рассмеялся своей шутке вместе с остальными придворными окружившими короля.

Королева, услышав упоминание о дю Плесси-Бельере, слегка нахмурила тонкие изящные брови, сделав недовольную мину. До нее дошли слухи о подвигах маршала, более того, он прославился еще и галантным рыцарем, помогавшим своему королю в его амурных похождениях. Именно этим дю Плесси-Бельер и стал известен среди фрейлин королевы, не раз обсуждавших его за вышиванием, думая, что королева, плохо изъяснявшаяся по-французски, не могла понять их.

- Да, велите позвать его, как только он появится в зале, - король занял свое место в центре зала прямо перед сценой.

Рядом с ним по его левую руку села Её Величество Мария-Терезия, а по правую королева-мать Анна Австрийская. Настроение последней было предельно расстроенным из-за смутных подозрений, возникших у нее по поводу событий, о которых ей успела коротко рассказать первая статс-дама Мари-Луиза де Ланнуа.

8

Отправлено: 22.09.08 21:20.

Король прошел мимо, разговаривая о чем-то с де Виллеруа. Он даже не повернул головы, чтобы заметить склонившегося в поклоне лейтенанта мушкетеров. ДАртаньяну только оставалось приветсвовать его величество, подметя пером шляпы земляной пол импровизированного театра. Судя по всему, Людовику было более, чем достаточно новостей от своего главного телохранителя, и он не хотел лишний раз встретиться с ним даже взглядом, чтобы не услышать об очередном происшествии.

ДАртаньян молча и с достоинством воспринял такое невнимание к себе. Он прекрасно понимал, что будучи мишенью всех козней, король имел право хотя бы на какое-то время отвлечься от опасений и забот. Еще раз оглядев посты своих мушкетеров, нахмурив брови, при виде того, как один из них весело перемигивался с фрейлиной королевы, лейтенант прошел вперед, чтобы занять свое место позади кресел их величеств. Теперь он мог позволить себе замечать лица придворных. Он отметил ярко-зеленые изумруды живых и веселых глаз Маргариты де Вьевиль, оживленно беседовавшей со своей подругой.

Зал наполнялся людьми. Все вокруг гудело и волновалось. Даже не смотря на присутствие королевской семьи, повсюду слышались смешки и веселые перессуды.

9

Отправлено: 22.09.08 22:19.

// Парк Фонтенбло. 2 //

Расин пробирался через толпу народа к своему месту в зале. Кругом царили суета, живость, веселье, смех. Зал был полон народа. Все пришли посмотреть новое творение пера господина Мольера. Расин пришёл сюда не только затем, чтобы насладиться гением великого Мольера и посмотреть пьесу. Он пришёл сюда, чтобы завести знакомство с этим великим человеком и поэтом. Расин волновался, он боялся, что Мольер отнесётся к молодому поэту с пренебрежением, а то и вовсе проигнорирует. Сейчас он искал в толпе человека, который смог бы ему помочь обрести уверенность. Этим человеком была Франсуаза. Пока же Расин разглядывал лица пришедших в театр людей, прислушивался к их разговорам, надеясь услышать какую-нибудь интересную новость.

10

Отправлено: 24.09.08 09:46.

// Дворец Фонтенбло. Гостевые покои //

Расставшись с композитором, Филипп едва доволокся до балаганной поляны. На сцену он смотрел, как на эшафот. Привычные и незнакомые лица виделись ему словно сквозь тоскливую пелену. Если бы некий ангел сейчас предложил ему "Шевалье, я готов исполнить любое ваше желание..." Филипп де Лоррен ответил бы: Ангел, сделай так, чтобы я родился не здесь и желательно, не сейчас. Я готов на любую судьбу, даже простой крестьянский парень, который работает в поле в дождь и в слякоть и греет ноги в навозной куче и то счастливей меня. Сделай так, чтобы я оказался за тысячу лье отсюда. Потому что я один из немногих, увы, кто заранее знает, как горек бывает веселый фарс... Если шутки зашли слишком далеко".

Шевалье оборвал малодушные мысли. Довольно. Пусть все будет, как будет. Давши слово - держись. Паж разделит участь господина.

Он мельком заметил юную зеленоглазую фрейлину, при мысли о том, что произошло утром, юношу внятно замутило и бросило в жар.
Как ее? Маргарита? Катрин?
Подойти извиниться? Нет. Невозможно. Она снова испугается или состроит гадливую гримаску. Сделаю ей только хуже. Даже прощения у девушки попросить не могу. Дрянное дело придворные условности. Невозможно просто поговорить по человечески. Сорвать осточертевший ярлык.

Склонившись в приветствии перед Королем и эскортом вместе с другими придворными, Филипп мельком проводил взглядом королевскую вереницу.

И аккуратно лавируя меж гостями, чтобы никого не задеть, пошел к третьему ряду кресел, предназначенному для придворных "вчерашних дебютантов", тех, кого опытные вельможи называли "недопесками".

По пути он заметил усталое, но собранное и острое лицо лейтенанта Д Артаньяна, вспомнил попутно о проклятом увеличительном стеклышке, но нет, сейчас он на службе, ни в коем случае нельзя мешать. Рыжего следователя пока что видно не было...

Если шутка Принца... увенчается успехом, надо будет успеть передать улику... До ареста.

Лоррен сел, опустив голову,завертел кольцо лунного камня на чуть припухшей фаланге пальца.

Под легким ветром колыхались раскрашенные полотнища занавесей, сильно пахло землей, травой и ароматами из курильниц.

Голоса гостей сливались в общее пчелиное жужжание.

Филипп чувствовал,что меж ним и золочеными мужчинами и женщинами, медленно, как ледок в ноябре, вырастает прозрачная непроницаемая стена.

Главное, не показать ни печали, ни усталости.

Увы, у юноши это получалось плохо. Даже макияж не скрывал выражения лица, годного скорее для...поминок. Причем - собственных.

11

Отправлено: 24.09.08 15:20

// Дворец Фонтенбло. Гостевые покои //

Смешанные чувства. Любопытство и интерес увидеть новую постановку и возможно, найти новую идею для своих сочинений. Щемящее чувство не зависти, нет... но досады, что слух и взоры зрителей будут обращены вовсе не в его сторону, а ведь Жан-Батист так привык к этому. Внимание зрителей было для него как опий - раз привыкнув к этому сладкому и одновременно опасному удовольствию, отказаться от него невозможно. Люлли ощущал потребность быть услышанным, потребность увидеть на лицах публики суждение его исполнению, его творениям... всей его жизни. И самое главное - внимание короля! О, эти комедианты похитили у него внимание Солнца!

Люлли импульсивно сжал пальцы на маленьком футляре со скрипкой, напоминавшем колчан стрел проказника Амура. Зачем он взял с собой скрипку? Машинально... или, с надеждой, что король поймет, насколько недостойно его внимания лицедейство тех смертных, и обратится к нему, Батисту с приказом играть для него.

- Джованни, где моя табакерка, бездельник, ты опять забыл ее? - Люлли недовольно обернулся к спешившему за ним камердинеру, безуспешно пытаясь скрыть беспокойство.
- Нет, синьер, простите, месье, вот она, - Джованни ловко вложил в тонкие пальцы музыканта коробочку с пахучими листками зелья, привозимого из-за океана неким месье Никотеном, - Адская трава... Прости Господи!
- Что бы ты понимал, Джованни! Ничто так не успокаивает меня, как табак, - Люлли остановился на входе, оглядывая зал, и принюхиваясь к щепотке засушенных бурых листьев пахнущих так сильно, что стоявшие поблизости дамы недовольно поморщили свои хорошенькие лица.

- Идем, сядем вон там, в тени, - Батист намеренно выбрал место по-дальше от сцены, чтобы иметь возможность наблюдать.

12

Отправлено: 24.09.08 15:40

Изяществом руки комедианта,
Умелым словом мастера эпохи
Явилась миру новая затея,
И зрителей восторженные вздохи.

Сопровождать на подобные увеселение Её Величество, было одной из самых приятных обязанностей фрейлины. «Летучий отряд» вместе с венценосной фамилией и приближёнными двора становился свидетелем рождения новых шедевров месье Мольера с тех самых пор, как его театр занял почётное место королевской труппы. Как ни странно, но Его Величество, будучи  отнюдь не самокритичной персоной, жаловал сына обойщика и одобрял почти все пьесы, демонстрируемые двору. Что ж даже у Короля Солнце могут быть тёмные стороны, которые не изливают лучезарный свет на поданных, находясь скрытыми в укромных уголках души. И если уж Людовику хотелось привечать Мольера, не простым подданным размышлять о мотивах своего повелителя.
После разговора с мадам де Ланнуа Жаклин пребывала в некотором смятении, и не столько это был страх или даже опасение, в принципе не ведомые ей до этого, сколько острое любопытство. Может ли выйти так, что королевская фамилия, труп лекаря, похищенная шкатулка и её давний «знакомый» связаны вместе, каким-то странным стечением обстоятельств?! Теперь двух мнений быть не могло: у мадмуазель де Лурье теперь был прекрасный шанс и отомстить и выведать очень интересную информацию. Хотя какая-то рациональная часть сознания и подсказывала ей, что лучше быть Колючкой, за деньги отправляющей людей на тот свет, чем один раз как фрейлине вмешаться в дворцовые интриги и сменить высокий воротник на тугую верёвку. Однако отступить теперь, почти на середине пути было бы просто кощунственно, единственное чего теперь следовало опасаться  - это собственной несдержанности , уже поставившей её сегодня на грань разоблачения.
Примкнув к многочисленной свите королевы матери и Марии-Терезии, Жаклин проследовала к сцене, где вскоре должна была быть разыграна очередная , вероятнее всего несколько скандальная в определённых кругах, постановка. Пьесы Мольера удивляли своей правдоподобностью, большинство ленивых лакеев лишь закатывали глаза, мол честолюбивые придворные халдеи ни в жизни не поймут, что тот или иной комедийный персонаж – отражение их собственных, низменных черт, а не умелая выдумка писателя. Но были слепы и те и другие, Мольер открыто насмехался как над праведниками, так и над грешниками в отличие от Господа Нашего никому не делая поблажек – в этом виделась даже своеобразная справедливость.
Маркизе уже доводилось бывать на представлениях труппы, но едва ли теперь как прежде её могло заинтересовать действо на сцене, когда вокруг разгоралась куда более захватывающая история. Заняв место позади и чуть слева от вдовствующей королевы, Жаклин почтенно сложила руки на колени и вежливо склонила голову, когда королева одобрительно кивнула в её сторону.
До начала спектакля оставалось время, что позволяло маркизе окинуть взглядом разноцветную толпу, в поисках знакомых лиц. Ведь по лицам столько можно прочесть, если обладать необходимым навыком. Появление лейтенанта и Лоррена не ускользнули от цепкого, пронзительного взгляда, со стороны могло показаться, что Жаклин рассчитывает во сколько может обойтись жизнь каждого из них и кто может быть заинтересован в подобной услуги от неё.
Милая юная герцогиня, сияющая молодостью и неискушённостью вызывала напротив весьма приятные мысль, не имеющие впрочем ничего общего с романтическим настроем кавалеров, бросавших на даму томные взгляды.
Всё игра, всё ложь – она ухмыльнулась, но не как обычно а как-то устало и горько, возможно размышляя над тем, могла бы её жизнь больше походить на светскую сплетню, чем на хронику полицейской записи. 
Однако Жаклин де Лурье уже давным давно разучилась жалеть о своей участи, пожалуй, теперь не стоило возвращаться к забытым временам. Месье Люли, которого маркиза часто видела при дворе, как впрочем и молодой юноша, видимо, не имевший удовольствия быть представленным  с тем же нескрываемым любопытным ожиданием устремили свои взгляды к сцене.
Скука – смертельный грех при дворе Его величества, но каких же трудов стоит не выявить её присутствие на лице. Одним взмахом головы, будто убирая выбившуюся из причёски прядь волос, Жаклин стёрла с лица эту несвойственную ей печальную улыбку и приняла привычный облик холодного благоденствия.

13

Отправлено: 24.09.08 17:03

// Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий //

Перстень, возвращенный принцессой, остро жег ладонь. Франсуа-Анри вышел из Розария тем же путем, что и зашел туда. Подождал в приемной для видимости и направился к Большой Лужайке. Представление должно было уже начаться. Несомненно, что брат будет там, будет искать любой возможности увидеть любимую им Генриетту-Анну хотя бы мельком издали. Несчастный... если бы он знал. Дю Плесси-Бельер посмотрел на рубин перстня, жарко блеснувший на свету красным огнем. Рука не поднялась, чтобы выбросить его прочь. Уверения Августы в теплых чувствах, которые принцесса питала к герцогу де Руже давали надежду, хоть и слабую. Может, он сам чего-то не понимает? Маркиз невольно улыбнулся, думая о том, как таинственны и непостижимы женщины, что даже он при всем своем опыте не мог понять настроения юной принцессы.

Именно с этой улыбкой маршал и вошел в зал. Он казался спокойным и даже веселым. Все перепетии дня как-будто исчезли, оставшись позади парусиновой стены огромного шатра, искусно установленного мастерами, нанятыми господином Мольером.

Проходя вперед, чтобы занять место рядом с особой Его Величества, маркиз улыбался счастливой и лучезарной улыбкой придворным дамам и кавалерам. Он отметил изумрудные глаза Маргариты де Вьевиль, ответившие на его поклон светом дружеской улыбки. Интересная особа, и кажется, не так проста, как представлялось на первый взгляд. Счастлива принцесса, если сумеет завоевать преданность этой девушки.

Подходя ближе к сцене, маршал заметил также маркизу де Лурье. Она с интересом смотрела в сторону шевалье де Лоррена, который с усталым и обреченным видом уселся в третьем ряду. Как странно, что шевалье не сопровождал герцога Орлеанского... более, чем странно.

- Ваше величество! - дю Плесси-Бельер взмахнул шляпой и очертил ей круг, склоняясь в поклоне перед королем и сидевшими по обе его руки королевой-матерью и королевой.
- Прошу простить мое вынужденное опоздание.

14

Отправлено: 25.09.08 01:06

Почему-то не начинали еще представление. Слыша за спиной недовольное перешептывание приближенных, Людовик и сам начинал беспокойно похлопывать по гладкому подлокотнику. Он был терпелив, но не выносил бездействия.

- Полагаю, месье Мольер готовит для нас особенный сюрприз, - вежливо-непритязательный тон к супруге, улыбка, не лишенная теплоты, - Надеюсь, это понравится и молодоженам.

Его величество оглянулся на кресла, сделанные по такому же фасону, как и королевские, но стоявшие немного ниже. Ни жениха, ни невесты еще не было. Такое опоздание было уже сверх меры. Но Людовик знал, что пересуды перейдут в обсуждения и осуждение лишь по недовольному взлету его бровей. Пока король ждал, ждали все.

Через некоторое время король снова слегка повернул голову в сторону. Не было еще де Лозена. Этот юркий и хитроумный царедворец, прекрасно изучивший не только тонкости придворной жизни, но и характер его, Людовика. Наверно сейчас развлекается в обществе какой-нибудь красотки. Сколько раз маленький герцог уводил за собой красивых фрейлин, объясняя потом, что всего навсего успокаивал несчастных, на которых снизошло благословенное внимание короля Солнца.

- Прошу простить мое вынужденное опоздание, - послышался голос маршала дю Плесси-Бельера.
- А, месье! У вас завидная способность находить удовольствие даже в короткие перерывы между дел, - светящееся улыбкой лицо маршала вызвало ответную улыбку короля, - Я вижу, вы прекрасно проводите досуг... однако, у меня к вам просьба.

Король знаком приказал маршалу приблизиться.

- Все ли готово к охоте? Проверьте... Диана должна открыть нам свои тропы, - заметив, что появление его наперсника и близкого друга вызвало интерес супруги, Людовик улыбнулся ей и пожал руку мягко и заботливо, - Друг мой, мы хотим поохотиться завтра и поэтому я хочу чтобы маршал приготовил все заранее.

15

Отправлено: 25.09.08 01:25

Распорядитель, выпучившись, как рак, объявил до боли знакомое имя и титул.

Счастливый новобрачный, окруженный странно тихой своей свитой, твердо вошел в зал.

Алые банты, высокий султан на широкополой шляпе, алансонские кружева.

Впереди него бежал мальчонка лет восьми, наряженный турецким янычаром и рассыпал оранжерейные -флер-д-оранжи.

Красные каблуки давили снежные лепестки.

Лицо Его Высочества, как и прилично в блестящем обществе, не выражало ничего человеческого. Он, не гляди ни на кого, красиво сел в свое кресло, красиво расправил кружево манжета на резном подлокотнике, красиво качнул перьями на шляпе. И правой рукой как бы невзначай смахнул невидимую пылинку с сидения кресла невесты.

Заметив как странно смотрит на него брат, Его Высочество вздохнул и кротким голосом заметил:

- Что я могу поделать, сир. Голубка уже вылетела и скоро появится. Свадебные голубки летают медленно. Например, как я слышал в дикой стране Татарии невеста не видится с женихом весь брачный день. Запретный плод сладок. А слаще всего - сюрприз.

Нежно и немного тревожно играла предваряющая действо музыка.

Месье любезно кивнул  дю Плесси-Бельеру.

- Ваше участие в свадебной церемонии очаровательно и  неоценимо, маршал. Самое важное в протоколе - полнейший порядок. Строго. Сурово. По-военному. И никаких "экивоков". Надеюсь, Её Высочество скоро появится.

Несмотря на кажущуюся расслабленность и вальяжность, внутри Принц был холоден и тверд, как кость в могиле.

16

Отправлено: 25.09.08 02:24.

Сидя в удобном кресле по правую руку от короля, Анна Австрийская решила начать свою излюбленную игру - королева-мать незаметно наблюдала за придворными, не упуская не единой мелочи. Причем проделывала она все это столь искусно и незаметно, что "объекты" ее наблюдений совершенно не о чем не подозревали. Выражение лица Анны было величественно-скучающим: представление все не начиналось, даже Луи уже надоело ждать, это было понятно по тому как его тонкие пальцы барабанили по подлокотнику кресла, выдавая его нетерпение. Взгляд изумрудно-зеленых глаз скользнул по супруге короля, Марии-Терезии.
Моя дорогая невестка так и сияет сегодня.. наконец-то она повеселела, я очень рада этому.
Увидев господина дю Плесси-Бельера и выслушав его извинение за опоздание, королева-мать ответила ему снисходительным кивком.
Скука.. скука.. скука. Недавний разговор с верной Марией-Луизой снова воцарился в мыслях Анны Австрийской. Она настолько задумалась, что едва не пропустила появление в парке своего младшего сына Филиппа. Увидев, что герцог Орлеанский заявился в зал в полном одиночестве, королева-мать позволила себе удивленно поднять тонкую бровь.
Интересно, где же счастливая новобрачная?
Тень едва заметной усмешки тронула красиво очерченные губы королевы и сразу исчезла, уступив место прежней маске скучающего величия.

17

Отправлено: 25.09.08 19:10.

Интересно, кто же будет ланью в предстоящей охоте? Говоря о Диане, Богине Охоты, король лишь намекал на старинный павильон, который был уже давно забыт и заброшен. Его нужно было открыть и приготовить для свидания. Но с кем? Слушая короля, маршал, не поворачивая головы, окинул взглядом свиты обеих королев. Ни одна из фрейлин не выказывала своего интереса к происходившему разговору. Занимательно...

- Да, Ваше Величество, я непременно проверю, все ли готово и распоряжусь, чтобы готовили гончих сейчас же.

Вошедший в зал герцог Орлеанский обратил на себя внимание Их Величеств. В улыбке королевы-матери Франсуа-Анри уловил гордость, смешанную с легким недоумением. Её Величество Мария-Терезия, старательно делавшая вид, что ее вовсе не интересовали распоряжения супруга к маршалу, тепло, но сдержанно улыбнулась своему Брату лишь уголками губ. Лицо же короля оставалось беспристрастным, даже слишком, как показалось маршалу.

- Монсеньер, я лишь покорный слуга Их Величеств и Ваших Высочеств, - дю Плесси-Бельер почтительно склонился перед принцем, без всякой задней мысли подтверждая свою преданность всей августейшей фамилии.

Поймав на себе испытующий взгляд королевы Марии-Терезии, Франсуа-Анри счел за благо тотчас же отправиться выполнять поручение короля, чтобы не вызывать более интереса к своей персоне. Ему было необходимо встретить Армана, но такова воля Случая, настоящего короля всех событий. Оставалось только радоваться, что неприятное известие брату можно было отложить под вполне благовидным предлогом. Пусть он еще немного побудет на вершине самой высокой башни своего воздушного замка.

18

Отправлено: 26.09.08 00:24

- А слаще всего - сюрприз, - слова Филиппа казались ему столь отвлеченными и далекими. Людовик, занятый своими мыслями, почти не вслушивался в них, уловив, однако, последнюю фразу.

- Да... сюрприз. Несомненно, - немного рассеянно согласился король.

"Сюрприз... да," -  сюрпризом оказалась для Людовика перемена, произошедшая в его кузине всего за один год. Её милые глаза теперь сияли в его воображении, когда он вспоминал короткие минуты их случайной встречи в саду. Как красиво она улыбалась... так маняще и в тоже время скромно и целомудренно, и с вызовом. Непостижимая тайна хранилась в глубине ее синих глаз. Он хотел бы утонуть в ее взгляде, похитить все ее взоры, все ее мысли...

- Да, Ваше Величество, я непременно проверю, все ли готово и распоряжусь, чтобы готовили гончих сейчас же.

Голос дю Плесси-Бельера звучал чарующе. Людовик улыбнулся маршалу, но тут же снова облек свое царственное чело в непроницаемую маску величия и несколько холодно, как будто его уже перестала интересовать предстоящая охота.

- Да, месье маршал. Я буду ждать вашего доклада, - он недвусмысленно посмотрел в глаза Франсуа-Анри, склонившегося в поклоне и тихо, почти только губами прошептал, - Постарайтесь устроить все к середине бала, - приложив палец на эмблему английской розы, выгравированной на золоченых подлокотниках кресел вместе с бурбонскими лилиями в честь представительниц королевского дома Стюартов.

- Герцог! - король подозвал к себе де Виллеруа, - Передайте месье Мольеру наши извинения, - Людовик с официальным видом кивнул в сторону Филиппа, - И попросите его повременить еще немного, пока не появятся Её Величество королева-мать Англии и Её Высочество герцогиня Орлеанская.

Минуты текли томительно долго. Сыгранная уже в третий раз интермедия начинала понемногу приедаться. Ах... если бы Люлли со своей волшебной скрипкой развлек его. Кстати, а не позвать ли его играть вечером? Впрочем нет, звуки скрипки привлекут ненужное внимание. А ведь королевские музыканты все равно будут играть на балу, и их будет слышно даже в парке из открытых окон Большой Залы.

Безумие и невозможность готовящегося свидания воодушевляла Людовика ничуть не меньше, чем планирование военной кампании. Он едва сдерживал себя, чтобы не обернуться и не посмотреть, не явилась ли виновница торжеств, юная герцогиня Орлеанская. Её задержка начинала немного беспокоить его величество, напоминая ему о случившемся с Генриеттой-Анной обмороке. Но ведь доктор уверил его, что все было в порядке и невеста вполне могла принять участие в дальнейшем распорядке празднеств.

19

Отправлено: 26.09.08 16:24

Место позади кресла его величества позволяло лейтенанту наблюдать за всем происходящим, слышать все разговоры и в то же время оставаться в тени своей собственной должности - сейчас он был просто немым стражем короля. Он мог не отвечать на случайные попытки заговорить с ним, сохраняя свое внимание лишь на том, что его действительно могло заинтересовать.

- - Все ли готово к охоте? Проверьте... Диана должна открыть нам свои тропы, -

Охота? Как странно, что его величество отдавал распоряжения об охоте маршалу дю Плесси-Бельеру, а не Главному Ловчему. Диана... Мушкетер напряг свои мысли, обдумывая странное поведение короля, когда до его слуха долетело короткое, тихое как дыхание "к середине бала". Та-ак... Не подав и виду, что что-либо услышал, ДАртаньян лишь глазами проследил за выражением лица маршала. Тот, по-видимому, прекрасно понимал о чем, точнее, о ком, шла речь. О ком, лейтенанта мало заботило, он давно уже философски относился к увлечениям Людовика. Но вот, когда и где, это была его прямая ответственность разузнать. Он слишком хорошо знал, какие нелепые случайности могли произойти при таких невинных казалось бы обстоятельствах. Но как выяснить? Лейтенанту оставалось лишь мысли проклинать весь свет и всех комедиантов за то, что он не мог сейчас оставить свой пост и разузнать, где будет выполнять королевские распоряжения господин маршал.

20

Отправлено: 28.09.08 13:21.

Все было бы прекрасно, если бы не эти смешливые глаза фрейлин, то и дело сверкавшие в сторону машкетеров, с наигранным безразличием стоявших по всему периметру зала. Ах, что еще можно было придумать хуже, чтобы испортить просмотр спектакля! Эти молоденькие вертихвостки, многие из которых даже еще не были обручены и сосватаны, вели себя так вызывающе и кокетливо.

Строгий взор мадам де Ланнуа уже отметил самых деятельных из ее подопечных. Чтож, по крайней мере она развлечет себя тем, что велит всем этим девицам собраться в ее приемной как раз в начале бала, и задержит их там ровно столько, чтобы их кавалерам хватило времени найти себе другие партии для танцев и променадов.

Отвлекшись на минуту от своих обязанностей статс-дамы, герцогиня обернулась к Его Величеству. Её любимец, маршал дю Плесси-Бельер, как раз появился в зале с самым ангельским выражением на лице. Так так... наверно, удачное свидание. Однако, как же неловок наш маркиз... На его лице на мгновение отразилось легкое недоумение по поводу слов, которые прошептал ему Людовик.

"Охота... Диана - м... а может, и повременить с выговорами? ..."

Кажется, что-то более интересное готовилось в Фонтенбло. Да... король изменил бы самому себе, если бы не изменил своей супруге в такой прекрасный вечер, когда в одном дворце собрались все самые красивые девушки и женщины Франции. Но кого же он избрал? Де Ланнуа вздохнула и помахала веером, словно отгоняя налетавшую скуку и сонливость.
Нет нет... она была во всеоружии. И наверно не зря, первая статс-дама перехватила изучающий взгляд своей госпожи Её Величества Анны Австрийской, которая наверняка также, как и она уловила недобрые веяния в сердце своего августейшего сына.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2