Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 1


Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 1

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

31.03.1661

http://img-fotki.yandex.ru/get/9807/56879152.325/0_ee650_60e5b98f_orig

В глубине дворца Фонтенбло находился небольшой внутренний сад и розарий. Садовые дорожки, укрытые от посторонних глаз, были излюбленным местом для уединенных прогулок короля и изредка для членов королевской семьи. Единственным, пожалуй, местом, где их не беспокоили взгляды многочисленной придворной знати.

Сюда можно было попасть из личных апартаментов Его Величества короля, Её Величества королевы, Его Высочества принца Орлеанского и Её Высочества принцессы Орлеанской. Только окна апартаментов Её Величества королевы-матери выходили на противоположную часть дворца, давая прекрасный вид на Большую Лужайку.

Ее Высочество Генриетта-Анна герцогиня Орлеанская

http://img-fotki.yandex.ru/get/5645/56879152.172/0_c57a7_dbd591eb_L

2

Отправлено: 09.08.08 16:09

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля //

Оставшись один, Людовик нервно хлестнул тростью по верхушке розового куста.
Он не мог срывать свое недовольство ни на ком и ни при ком... король был главным заложником придворного этикета.
Ледяным словно застывшим взглядом он наблюдал как падали наземь лепестки, сбитых им роз. Белые... розовые... лиловые... да, вон те лиловые были посажены здесь еще при батюшке. Их подарил королю Людовику XIII-му его первый министр кардинал Ришелье, кроме всего прочего слывший заядлым садовником и возделывавшим сады в Рюэле и в Пале-Рояле...
Ришелье... эта тень прошлого правления иногда маячила в коридорах Лувра в строгих лицах старых придворных, в огромных запыленных от времени гобеленах, за которыми скрывались таинственные двери и комнаты... Когда они еще были детьми с Филиппом, то не раз тайком прятались в одной из таких секретных комнат... там были красивые шпалеры с картинными военных трофеев без толстых ангелочков и пастушек...
Если тайна шкатулки связана со временем кардинала, то несомненно к ней причастны те, кому он доверял... на ум королю сразу же пришли два имени - де Ланнуа и Шавиньи... Пожалуй, это единственные из оставшихся в живых самых близких ко всем дворцовым тайнам людей того времени. Конечно же, матушка... Но Людовик трижды подумает, прежде чем задавать вопросы матери...

"Луи! Займитесь делами более приличествующими Вам - охотой и балами! А управлять страной предоставьте тем, у кого есть опыт и власть!" - хлесткий тон матери, показавшей всю свою жажду к власти и непримиримость во время первого же заседания Государственного Совета после смерти Мазарини. Нет... он никогда не прибегнет к ее помощи... Людовик с содроганием вспомнил хищные глаза де Конти, когда королева-мать в пылу гнева отчитывала его в присутствии своей свиты.

Легкое шуршание гравия заставило короля обернуться. Он заложил руки за спину, пряча свою трость, как застигнутый врасплох школяр, крадущий персики в чужом саду. Со стороны половины дворца, где размещались покои Филиппа и Генриетты Орлеанских навстречу к нему приближалась девушка, одетая в пышной белое платье. Кажется, она тоже искала уединения и покоя во внутреннем саду.
Людовик вгляделся в лицо девушки. Судя по платью, это была принцесса-невеста, но ее лицо, теперь не скрытое под густой вуалью было совсем не таким, каким привык ее помнить Людовик. Открытое и в тоже время недосягаемое, красивое той живой красотой, какой наделяет природа смелых и независимых людей... Прекрасные темные глаза сияли и, казалось, метали лучики света вокруг себя. Она была принцессой, но совсем не той, какой он запомнил ее...

- Мадам, - нарушая все правила этикета, король первым поклонился принцессе Генриетте, не только приподняв свою шляпу, но и заложив ее под руку, обнажая густые, вьющиеся золотом локоны.

3

Отправлено: 09.08.08 23:03

/Дворец Фонтенбло, Покои Ее Высочества Принцессы Генриетты/

Войдя в душистый, полный пьянящих запахов цветов Сад, Генриетта приказала фрейлинам ждать ее у дверей. Она так хотела найти здесь уединение и спокойно подумать о том, что же она скажет графу Д'Артаньяну и маркизу дю Плесси-Бельер... Задумавшись, она шла по узкой тропинке между кустами роз, как вдруг услышала прямо перед собой мягкое и словно обволакивающее, вежливое, но, в то же время, властное "Мадам..." . Еще не увидев приветствующего ее, она уже знала, кто перед ней. Принцесса подняла глаза и увидела, как король снял перед ней шляпу и сейчас держал ее под рукой. Его глаза смотрели приветливо, благосклонно и заинтересованно. Даже чересчур заинтересованно для первой личной встречи, как показалось Генриетте. В смятении принцесса поспешила склониться в глубоком реверансе и... выронила веер. Густо покраснев, она промолвила:

- О, Сир, это честь для меня... Ах, Боже, простите мне мою неловкость... - она потянулась, чтобы поднять вещицу, как Людовик поднял ее и с мягкой улыбкой протянул ей.
- Мы очень рады видеть нашу невестку столь цветущей особой, Мадам. - любезно произнес король. От принцессы не ускользнуло, что когда ее венценосный кузен смотрит на нее, его глаза как-то по-особенному светятся... Генриетта решила даже не пытаться что-либо прочесть в его глазах. Хотя, она не могла не признаться самой себе в том, что Людовик, вне всяких сомнений, весьма и весьма красивый молодой человек.

"Но что же это, почему он так смотрит на меня..." - судорожно подумала она, не зная, что ответить на столь любезный комплимент.

- Merci, Sire... - наконец, чуть слышно вымолвила она, потупив взор и не зная, чего ожидать от короля в следующее мгновение.

4

Отправлено: 10.08.08 00:32

- Мы очень рады видеть нашу невестку столь цветущей особой, Мадам, - король наклонился и поднял выпавший из рук принцессы веер.

- Как жаль, что я более не вызываю в вас того доверия, как это было раньше, когда мы были еще детьми, - Людовик пристально смотрел в лицо Генриетты, ожидая, когда она поднимет на него взгляд своих чистых синих глаз. Ему было любопытно заглянуть в них теперь, когда она была без пяти минут его невесткой, женой его брата... Утром в часовне Пале-Рояля он мельком разглядел ее в сумраке ладана и каких-то благовоний, под густой вуалью... Должно быть, она едва не задохнулась там во время церемонии...

Нетерпеливо перебирая за спиной трость, Людовик ждал. Обычно придворные дамы сами разглядывали его восхищенными глазами, едва скрывая свое обожание и желание быть выделенными им... Но принцесса Генриетта всегда была другой... Она не восхищалась Людовиком, когда они росли вместе и играли в первый в его жизни балет... тогда эта девочка даже поправляла юного короля, когда тот неправильно рассказывал своему брату о ролях в постановке. Теперь же он чувствовал, что сам начинал восхищаться той непонятной неуловимой переменой, произошедшей в его кузине. Людовик поймал себя на том, что слишком долго и упорно смотрел на нее...

- Как вам сегодняшние празднества, Мадам? Вы счастливы? - он говорил тем стальным официальным голосом, который выработался у него за последние годы, ругая себя за излишний официоз даже в собственном саду.

Поймав в свою ладонь маленькие пальчики Генриетты, когда та хотела принять у него веер, он поднес их к своим губам... Нежный, неожиданно горячий и долгий поцелуй...

5

Отправлено: 14.08.08 01:53

Услышав слова Людовика, полные искреннего сожаления, Генриетта гордо подняла голову и с достоинством посмотрела ему прямо в глаза, не отводя взгляда.

- Как жаль, что я более не вызываю в вас того доверия, как это было раньше, когда мы были еще детьми.
- Слишком много воды утекло с тех пор, мой дорогой кузен... Слишком много. - только что волнуясь и смущаясь перед королем, она тотчас же стала особой королевской крови, Генриеттой-Анной Стюарт.

- Полагаю, за это время мы оба многое перенесли. - беспристрастным голосом произнесла принцесса, только лишь констатируя факт. Пристальный взгляд, а скорее, разглядывание со стороны венценосного кузена уже начинало тяготить. Но последние слова короля прозвучали на удивление официально, и Генриетта облегченно вздохнула.

- О, Сир, все просто прекрасно. Размах и великолепие торжеств поражает.

"А чего ты ожидал, Луи? После того, как откровенно пренебрегал обществом угловатой девочки-подростка на репетициях и заглядывался на хорошеньких фрейлин своей матушки? Тогда ты не смотрел на меня так увлеченно... Или я должна раскрыть тебе объятия после того, как Мазарини отказывал нам с матушкой в самом скромном жаловании и мы жили в монастыре из милости настоятельницы? Нет, Луи, я больше не та девочка, и внимание короля не вскружит мне голову."

Но как же она ошибалась...

...Генриетта протянула руку, чтобы принять веер, но внезапно, король взял ее ладонь и запечатлел на ней горячий и долгий поцелуй... Она не спешила отнять руку, пытаясь понять, какие же чувства вызвало в ней это неожиданное и приятное касание...

6

Отправлено: 14.08.08 02:20

Людовик не торопился отпустить руку своей кузины. Она говорила сейчас как истинная внучка Генриха IV-го. Ее тон, осанка, глаза - все выдавало в ней королевскую кровь. Гордый и независимый взгляд этих синих глаз притягивал к себе как холодный магнит. Теперь он был гораздо пронзительнее, нежели некогда обожающий и ждущий его улыбки как милости, робкий взгляд девочки. Много воды утекло с тех пор... Король был настоящим королем теперь в своем государстве. Именно так! Людовик поднял голову и его губы дрогнули в улыбке. Он смотрел в ее лицо и внутри его обуревали смешанные чувства уязвленного самолюбия и неожиданной для него самого нежности.

- Вы правы, многое изменилось. Вы стали в тысячу раз красивее и очаровательней, чем прежде... И это не царственное положение, и не подвенечное платье, что украшает Вас. Вы украсите собой любое положение и сделаете простейший наряд прекрасным и утонченным. Заставляете слова застывать на немеющих устах...

Людовик не лгал и не льстил. Впервые за все время он почувствовал досаду от того, что не умел говорить сонетами как Буало или Расин, чтобы так правильно и красиво расставлять слова, открывая в них свои самые нежные мысли. Мягкие пальцы принцессы слегка дрогнули в его широких ладонях.

- Пока есть только размах. Но истинное великолепие отсутствует, так как до сих пор не было настоящей Музы, - он позволил себе слегка сжать ее тонкие пальцы.

7

Отправлено: 16.08.08 00:28

Внезапно Генриетта осознала самое главное. Она почувствовала себя хозяйкой положения. Принцесса только сейчас заметила, что все в кузене - и долгий взгляд, и улыбка, и этот внезапный поцелуй - все это было не только принятой вежливостью и галантностью, но и нечто большим. Кажется, король Франции без памяти влюбился в нее с первого взгляда, как бы банально это не звучало. Влюбился, как мальчишка, в жену собственного брата.

"Хотя, - подумала Генриетта - этот брат вряд ли будет в сильном расстройстве"

По перешептываниям за спиной во время их с Филиппом венчания Генриетта успела уяснить для себя, что женщинами ее супруг интересуетя гораздо в меньшей степени, нежели мужчинами.

"А посему... Это становится очень и очень интересным... Что ж, посмотрим, что из этого получится... Тебе придется ответить за все, что я перенесла, мой милый Луи."

- Ах, как приятно слушать дифирамбы из уст короля! - она кокетливо засмеялась и, незаметно убрав руку из его ладоней, прикрылась веером.

- Но что же стоит за ними, мой дорогой кузен? Желание завоевать благосклонность жены брата и затем, удостовериться, что в борьбе против верхушки придворных, так и жаждущих выцарапать из Ваших рук корону, она будет на Вашей стороне? Но, право же, для этого не требуется так много жертв. Достаточно лишь мимолетного взгляда и легкой улыбки через силу. Ведь именно в этом Вы были уверены, когда разучивали роль в Вашем первом балете, не правда ли, Сир? - она дерзко смотрела в глаза королю и не думал скрывать свою неприязнь. Ей пришлось перенести столько боли и унижения, что теперь она считала себя вправе разговаривать с ним подобным образом.

- Как же так вышло, что у Вас до сих пор нет музы? Разве мало при дворе самых достойных девиц и дам, мечтающих об этой роли? И неужели ни одна не оказалась способной... - она остановилась, изогнув бровь, и затем продолжила - ... вдохновить Ваше Величество? Какая жалость, Сир. И поэтому, Вы подумали, что я лучше других подхожу на эту, без сомнения, завидную роль? Ах, право, Людовик, Вы мне льстите! - она вновь рассмеялась, на этот раз смущенно, изображая из себя наивную простушку.

- Но, я согласна, Сир! В чем будут заключаться мои обязанности?

8

Отправлено: 17.08.08 00:46

В эти минуты больше всего Людовик жалел, что не использовал такого же обилия пудры и белил как его брат Филипп. Дерзкие и хлесткие слова принцессы заставили его покраснеть до корней волос. Давно, когда он был еще мальчиком, ему приходилось слышать такой тон от заносчивых дворян, считавших себя ровней ему, и даже видевших в нем всего лишь мальчонку, который по прихоти судьбы оказался на троне умершего отца. Отголоски тех унижений и оскорблений слышались в его сознании.

И все же, она не могла быть одной из тех. Нет, она всего лишь отвергла его неумелое и даже грубое признание. В ее глазах горел вызов, но не вражда.

- Мадам, - скрыв все свои эмоции за вежливой улыбкой, Людовик склонился в поклоне перед невесткой, - Меня вдохновляет прежде всего искренность, а этим, увы, могут похвастать немногие даже из самых достойных дам. Я буду счастлив, если и впредь вы будете столь же искренни и честны.

Он оправил алый плюмаж на своей шляпе и заученным точным движением водрузил ее на голову. Влюбленный Людовик потерпел неудачу, что ж, он уступит место королю. Его величество холодно посмотрел на принцессу.

- Вашей обязанностью, милая кузина, будет всегда оставаться такой же прямолинейной и откровенной с нами.

9

Отправлено: 19.08.08 20:53

Принцесса заметила, как король изменился в лице, услышав ее насмешливую тираду. Сначала покраснев до самых волос, он тут же надел маску суровой холодности. Генриетту посетила мысль, а не перегнула ли она палку, ведь королю не отказывают, тем более так дерзко, но потом она успокоила себя тем, что не отказывала, напротив, она выразила согласие стать королевской "музой".

"Что-то будет..." - взволнованно думала Генриетта, глядя в лицо кузена - "Он не потерпит такого тона, я уверена... Что-то определенно произойдет..."

В следующее мгновение взору Анны было предоставлено наблюдать, как Людовик гордо надевает шляпу, почти не удостаивая ее даже равнодушным взглядом. Затем она услышала его холодные слова о своих дальнейших обязанностях и совершенно растерялась, не зная, плакать ей или смеяться. Она поняла, что события разворачиваются слишком быстро, и она за ними попросту не успевает. Девушка глубоко дышала, стараясь успокоиться и взять себя в руки, но знала, что король все равно заметил ее волнение. А это значило, что теперь стоит идти до конца, иначе... Принцесса встряхнула волосами и заставила себя не думать об этом "иначе". Вздохнув поглубже, она произнесла:

- В таком случае, думаю, мне будет позволено выразить почтение и благодарность за оказанную мне честь? - не оставив Людовику времени ответить, она сделала шаг вперед и, сократив расстояние между ними, потянулась и прикоснулась губами к щеке царственного кузена. Она чувствовала, как горят ее щеки, кружится голова и все плывет вокруг.

"Боже мой, что я сделала..."

- Я счастлива быть рядом с Вами, Сир... - тихо произнесла Генриетта и осознала, что слова вырвались из ее уст помимо ее воли. Побледнев, она отшатнулась от короля, в ужасе понимая, что именно она только что сказала.

10

Отправлено: 19.08.08 23:58

Вот так меняется майский грозовой ветер и становится лекгим шаловливым бризом, приносящим последние брызги дождя. Людовик не успел ничего ответить, когда принцесса приблизилась к нему и, робко совсем по-детски взяв его за руку, поцеловала в щеку.
Обожгло. Кажется, она заметила его недоумение и смутилась сама, резко побледнев и отстранившись от него.

- Я счастлив... что вы рядом... - как глупо и неубедительно звучали его слова, Людовик хотел провести ладонью по лбу, по привычке, отмахивая непослушные пряди... как в детстве... он смотрел на девушку, стоявшую перед ним - красавицу-невесту... Три года назад Матушка и Мазарини решили женить его и повели юного еще Луи на смотрины... в комнате, где он ждал их сидела девочка, которую он не сразу узнал... Генриетта-Анна... теперь она невеста его брата... милая кузина...

- Вам плохо, Мадам? - резкая бледность окрасила лицо Генриетты. Тихо упал наземь веер из ослабевшей руки. Её тоненькая фигурка в белом платье принцессы-невесты пошатнулась...

Людовик, никогда еще не видевший обмороки, испугался и, забыв все рамки приличий, подхватил Генриетту на руки. Уложив ее на скамью, он бережно подложил ей под голову свою шляпу, ни на секунду не задумавшись, что сломает и драгоценный плюмаж и помнет дорогстоящую шляпу. Первым порывом было позвать на помощь, но он сдержался. Нельзя, чтобы принцессу застали в таком положении рядом с ним.

Он огляделся и вспомнил, как когда-то в лихорадочном бреду, доктора оттирали его лоб влажными компрессами, чтобы приводить его в чувства. Подойдя к миниатюрному фонтану, Людовик достал из-за обшлага рукава своего камзола кружевной платок и смочил его в прохладной воде. Вышитый рукой его супруги-королевы вензель потемнел от воды. Ничего. Всего лишь платок.

Король быстро вернулся к принцессе и бережно, как только умел провел платком по ее вискам и лбу. Вздох облегчения вырвался из самого сердца, когда он увидел, как дрогнули ее веки.

- Вам лучше?

11

Отправлено: 22.08.08 02:27

Первым, что она почувствовала, понемногу приходя в себя, было что-то твердое под спиной и что-то мокрое на лбу. Через несколько мгновений Генриетта поняла, что лежит на скамейке и, открыв глаза, увидела прямо перед собой лицо короля и его руку, тянущуюся к ее лбу. Должно быть, он положил на него что-то влажное. Беспомощно захлопав ресницами, она попыталась встать, но силы еще не вернулись к ней, и принцесса смирилась с тем, что еще какое-то время ей придется лежать на твердом дереве. Хотя, тело уже начало привыкать к этому ощущению. Она вновь взглянула на короля и, услышав его вопрос, быстро залепетала:

- О, простите, Сир... Простите меня за неудобства... Мне так неловко... Должно быть, усталость и тугой корсет дали о себе знать... Простите... - принцесса вновь попыталась встать и внезапно почувствовала, как рука короля поддержала ее за спину и помогла ей сесть. Этот жест со стороны ее кузена поселил смятение в душе принцессы. Она осознала, что в каждом взгляде или движении короля сквозит забота... и нежность.

- Благодарю Вас, Сир... Простите, я испортила Вам прогулку... Я сейчас же позову своих фрейлин и они проводят меня в покои. - она махнула рукой девушкам, ожидавшим ее у входа в Сад, и увидела, как они тотчас же направились к ней.

- Еще раз благодарю Вас, Сир... - наконец, Генриетта встала со скамьи и, еще слабо держась на ногах, попыталась склониться в реверансе.

12

Отправлено: 24.08.08 00:04

- Вы сделали эту прогулку самой лучшей, Мадам... - король деликатно отстранился от Её Высочества, заметив смущение в ее прекрасных синих глазах. Сейчас они были теплыми, хотя и затуманенными легкой дымкой обморока.

- Прошу Вас, не тревожьтесь... я велю позвать врача...

Не посмев удерживать принцессу, Людовик отступил на шаг от нее, но тут же, приблизился, когда она вновь пошатнулась, пытаясь присесть в реверансе перед ним.

- Ваше Высочество, побудьте здесь, я пришлю моего врача, - он бережно взял ее под руку и помог сесть на скамью, поддерживая ее за плечо, - Сударыни, побудьте с принцессой здесь, - сказал он подбежавшим к ним фрейлинам. Только что нежный и тихий голос вновь зазвучал властно и повелительно.

Людовик легким кивком головы ответил на реверансы девушек и взял со скамьи свою шляпу, поправляя на ней плюмаж. Бросив последний долгий взгляд в синеву глаз Генриетты, он водрузил шляпу на голову и, еще раз галантно поклонившись, тихо проронил:

- Я надеюсь увидеть вас в добром здравии как можно скорее, милая кузина.

// Дворец Фонтенбло. Кабинет Его Величества //

13

Отправлено: 26.08.08 10:19

Мадам велела ждать у входа, и девушки покорно ждали, любуясь цветами. Точнее, любовалась легкомысленная Вероника, а вот Маргарите было не до того. Со стороны могло показаться, что она поглощена своими мыслями, но на самом деле она чутко прислушивалась к оживленному разговору в Розарии.
Кажется, именно это и называется - Любовь с первого взгляда. Это ж надо - такой разговор в таком месте, где его может услышать любой. Любой! Достаточно просто оказаться за кустом роз - вот как мы сейчас.
Маргарита кинула быстрый взгляд на Августу - не хватало ей только скомпрометировать себя подслушиванием. Но, заметив, что и та внимательно прислушивается к беседе - даром что была крайне преданна Ее Высочеству - успокоилась.
А почему бы и не слушать - ведь они не сильно и таятся. Я же не подслушиваю, просто они не думают о том, что их могут услышать!
Но государь совсем потерял голову. Говорили, он влюблен в герцогиню де Суассон. Одно из двух - либо пустые слухи, либо Его Величество крайне влюбчив, и скорее второе... Так или иначе, а ничем не кончится эта бенседа не может. Они оба потеряли голову - ясно как день. Интересно... Надо будет последить за развитием событий.

Маргарита не была интриганкой - никоим образом, но была крайне любопытной и живо интересовалась любовными историями, особенно - высокопоставленных особ.
Однако размышления были прерваны, когда она заметила обморок Мадам. Мгновенно поняв, что сейчас вспомнят об их существовании, она тут же окликнула звонкую Веронику, и немедленно завязалась оживленная беседа, в которую включилась и Августа - натянутая, сумбурная, но неплохо маскирующая всех троих.
Заметив призывавший их жест Мадам, девушки бросились к госпоже.
-Сударыни, побудьте с принцессой здесь.
Девушки присели в низком придворном реверансе. Августа подхватила Мадам, Маргарита подала нюхательную соль. Девушки усадили принцессу на скамейку, обмахивая ее веером.
- Вам лучше, Ваше Высочество?
Она заметила доктора, почти бегом приближавшегося к ним.
- Что случилось? - спросил он, едва подойдя.
- Сударь, Ее Высочеству стало дурно во время прогулки. Должно быть, этот густой аромат... - Маргарита повела рукой в воздухе. - От него и впрямь кружится голова.
Вполне нормальное объяснение, не хуже любого другого.

14

Отправлено: 02.09.08 00:59

Тишину сада резко пронзил громкий звук, когда Генриетта, уже второй раз за эту прогулку возвращаясь из забытья, вздохнула полной грудью в ослабленном корсете и судорожно втянула в себя воздух. Один глубокий вздох, потом другой, и вот ее дыхание начало восстанавливаться. Она распахнула ресницы и тут же увидела несколько лиц, склоненных над ней и озабоченно всматривающихся в нее.

- Ей лучше, кажется она приходит в себя...
- Слава Богу!
- Сударыни, позвольте...
- совсем рядом с ней раздался бархатный мужской голос и она тут же увидела перед собой высокого худощавого мужчину лет пятидесяти, приятной наружности. Его глаза смотрели искренне и приветливо, а мягкая ладонь взяла ее руку и пощупала пульс. Фрейлины помогли ей приподняться и теперь осторожно удерживали ее полусидя-полулежа на скамейке.

- Мадам, Его Величество прислал меня удостовериться, что с Вами все в порядке. Как Вы себя чувствуете? Вы четко видите очертания окружающих Вас предметов? - принцесса нашла в себе сил лишь кивнуть в ответ.

- У Вас не кружится голова? - и не дав ей ответить, он продолжил - С Вашего позволения, Ваше Высочество... - врач потянулся к ней и проверил ее зрачки, а затем приложил ухо к обнажившейся груди принцессы в расшнурованном платье - Дышите глубоко, Ваше Высочество... Вот так... Вот так... - в другой ситуации Генриетта непременно бы сгорела со стыда из-за того, что предстала в подобном виде перед посторонним мужчиной, да тем более, в саду, но сейчас она ощущала себя еще не слишком уверенно в пространстве и поэтому, к щекам принцессы, поддерживаемой руками леди Эрендел и мадемуазель де Вьевиль, вернулся лишь здоровый румянец. Девушки быстро привели платье принцессы в порядок и теперь был совершенно невозможно заметить, что корсета кто-нибудь касался.

- Ну-с, я могу с превеликим облегчением и чистой совестью заключить, что Вы, Ваше Высочество, вполне здоровы. Вам не следует долго бывать на солнце, которое уже сейчас, порой, начинает сильно припекать, и в душных помещениях. Сударыни, - обратился врач к фрейлинам, - проследите, чтобы Ее Высочество больше бывали на свежем воздухе. Принцесса имеет обыкновенное для англичан хрупкое здоровье и прогулки в тени пойдут ей только на пользу. - на что девушки ответили легкими книксенами.

- Благодарю Вас, месье доктор. - вежливо сказала принцесса и покраснела оттого, что не знала имени доброго врача. - Передайте Его Величеству мое глубокое почтение и благодарность за заботу. - мужчина поклонился ей и она добавила - Благодарю. Вы можете идти.

Отвесив еще один поклон, врач удалился и когда они остались одни, Генриетта произнесла:

- Августа, Маргарита, думаю, Вы понимаете, что ни о моем разговоре с Его Величеством, ни о том, что произошло потом, не должна узнать ни одна живая душа.

- Да, Ваше Высочество.

- Разумеется, Ваше Высочество.

- Ну, а раз так, идемте, здесь становится жарко.

// Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Генриетты Вдовствующей Королевы Англии //

15

Отправлено: 02.09.08 16:33

Доктор внимательно осмотрел Ее Высочество и, кажется, не нашел ничего опасного.
Проследите, чтобы Ее Высочество больше бывали на свежем воздухе. Принцесса имеет обыкновенное для англичан хрупкое здоровье и прогулки в тени пойдут ей только на пользу.
Проследим, а как же... Как бы нам самим таким манером не отправится "дышать свежим воздухом" куда-нибудь подальше от Парижа, а главное, от двора. Принцесса никогда не простит свидетелей этой сцены... Значит, надо как-то выкручиваться. А как? Ой, Марго, первый день при дворе и уже попала в переделку...
Долго жалеть себя и искать выхода ей не дали. Мадам велела идти за ней и девушки чинно отправились следом.
Августе хорошо - она англичанка, к ней принцесса будет снисходительней. Вероника дура и Мадам это видит, а вот я... Ладно, ничего! Все будет отлично! Если только... Девушка улыбнулась каким-то своим мыслям.

/ Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты./

16

Отправлено: 17.09.08 19:26

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля //

Как тихо и как свежо. Дурманящие, но вместе с тем легкие запахи после душных заполненных народом залов и приемных кружили голову. Все в этом месте располагало к спокойным мыслям, мечтам... грезам. Шуршание гравия под ногами на удивление гармонировало с тихим журчанием воды в фонтане.
Франсуа-Анри прошелся по аллее вглубь сада, чтобы скрыться от возможных взглядов со стороны королевских покоев. За густыми зарослями розовых кустов, зацветших уже ранними сортами белоснежных и нежно-розовых цветов его было почти не видно, если не всматриваться специально.

Послышался легкий шум приближавшихся шагов. Шелест гравия подтвердил догадки маршала. Он обернулся и его взору предстало прекрасное зрелище раскрасневшейся от волнения и спешки молодой особы, которую он ожидал.
Прекрасно подобранное по цвету и качетсву материи платье, выгодно выделяло золотистый оттенок бархатной кожи лица и плеч девушки. Достаточно смелое декольте с глубоким вырезом по английской моде позволяло если не видеть, то догадываться о прелести того, что оно должно было скрывать. Франсуа-Анри галантно поклонился девушке и смело без всяких вступление взял ее тонкие пальцы в свою ладонь. Даже сквозь кожанные перчатки, изящно скрывавшие ее руки, он чувствовал ее тепло.

Поцеловав руку леди Эрендел, маркиз еще раз поклонился и сделал шаг навстречу к ней, так что теперь расстояние между ними было совершенно условным.

- Я прошу прощения за мою смелость, - тихо проговорил маршал, - Но мы с вами находимся в центре королевского дворца, и даже посреди этого оазиса прекрасных цветов не можем быть полностью уверены в нашем уединении.

Размеренное журчание струйки воды в фонтане теперь казалось грохочущим водопадом в Пиренейских горах. Чувствуя, как горели кончики его ушей и щеки, Франсуа-Анри нащупал за обшлагом рукава письмо Армана и достал его.

- И все же... передайте Её Высочеству это письмо, - он немного замялся, - Я обещал. Это я настоял, чтобы он написал...

Вместо ответа девушка нерешительно оглянулась, проверяя, не наблюдал ли кто за ними, и протянула ему перстень.

- Что это? - лицо маршала потемнело, он нерешительно принял перстень из рук леди Эрендел. Выбор всегда остается за женщиной, это неоспоримо. И все же, что-то больно защемило внутри. После услышанного, более того, увиденного им во время разговора с братом, маркиз впервые в жизни поверил, что пусть не он сам, но кто-то еще способен любить, а любовь вовсе не прописная добродетель, не сонетная страсть, но вполне реальное и живое чувство.

- Значит, герцогиня решила? - тихо переспросил он, тем не менее не желая услышать ответ, который ему придется передать брату.

Красный свет от рубина в перстне резал глаза своим блеском. Франсуа-Анри помнил это кольцо. Когда-то оно принадлежало их отцу и досталось в наследство Арману. Он слышал что-то о его странной и немного романтичной истории, но сейчас все красивое стерлось в его сознании. Все так и должно было произойти... конечно же... и все же... как тяжело. Как тяжело будет Арману принять свой перстень обратно.

"Черт возьми! Может, выкинуть его в этот фонтан, и ничего не сказать?" - подумал маркиз, оглянувшись на фонтан.

"Ну вот, меня успокаивают, как ребенка," - подумал, маркиз, чувствуя мягкое прикосновение пальцев леди Эрендел на своей щеке, - "Может, я зря так расстроился? Хотя..."

- Мне жаль. Я не смею ни в чем упрекать Её Высочество, и тем более вас, Миледи, - Анри постарался придать своему лицу сдержанно-учтивое выражение.

Он перехватил ладонь леди Эрендел и коснулся губами кончиков ее пальцев. Это вовсе не ее вина... и не принцессы. Маршал прекрасно осознавал, на какой риск шла принцесса Генриетта, чтобы передать его брату этот перстень. Какое доверие она должна была испытывать к Арману, если решалась на такой шаг.

- Вы очень добры. Прошу прощения, что моя реакция огорчила вас. Прошу вас, забудем об этом. Уверен, что те, ради кого мы встретились, тоже захотят забыть это, и все то, что привело их к такому решению.

Дю Плесси-Бельер надел перстень на руку, повернув его камнем внутрь. Он еще решит, отдать ли его брату... Может, со временем, принцесса решит иначе... ведь в такой день все что угодно могло прийти на сердце девушки, окруженной незнакомыми людьми, попавшей в жернова придворной жизни.

- Бог мой, но ведь мы можем опоздать! - Анри склонился перед Августой в галантном поклоне и вопросительно посмотрел в ее глаза, - Но... обещаете ли вы подарить мне еще одну встречу, Миледи, только ради нашего с вами знакомства? Могу ли я надеяться на то, что вы не откажете мне в танце сегоня на балу?

Черные глаза манили к себе. Маршал нежно поцеловал тонкую перчатку, стягивавшую руку фрейлины и позволил своей ладони коснуться ее открытого запястья.

Он улыбнулся в ответ на обворожительную улыбку леди Эренделл. Да, они могли позволить себе следовать своей увлекающейся натуре, не задумываясь. И все же, оба понимали, что эта встреча была прежде всего выполнением поручений, и после им предстояло вернуться к своим обязанностям.

- До вечера, Миледи, я буду ждать вас... - маршал задумался, интересно, понадобится ли он сегодня вечером королю.., - А место и время я скажу вам на балу.

Франсуа-Анри нехотя выпустил ручку Августы и позволил ей удалиться, прежде чем сам вернулся в приемную короля тем же путем, как и вышел оттуда.

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 1