Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои королевы Генриетты Марии


Дворец Фонтенбло. Покои королевы Генриетты Марии

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

31.03.1661
Для Её Величества королевы Генриетты Английской были отведены особые покои рядом с покоями ее дочери принцессы Генриетты-Анны.

2

Отправлено: 07.09.08 23:32

// Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий //
18.45

Проходя по коридору, ведущему к покоям ее матери, Генриетта мучалась от головной боли. Показавшийся неимоверно длинным скучный прием утомил принцессу, и она была рада, когда он, наконец, закончился. Сквозь непрестанную головную боль, принцесса слышала собственный голос, отчетливо отдававший приказания фрейлинам. Она велела всем удалиться, оставив рядом с собой только Августу. Когда они остались одни в тихом коридоре, она взглянула на свою любимую фрейлину и доверительно сказала ей:

- Августа, ты должна будешь мне помочь. Мне кажется, что если я сама встречусь с маркизом дю Плесси-Бельер, это может быть небезопасно. Нас может кто-то увидеть, и тогда я пропала. Поэтому, думаю, будет лучше, если ты вместо меня встретишься с ним в Розарии. Я слышала, он сейчас с докладом у короля, это будет очень удобно. Смотри, да вот же он, у окна. Иди сюда скорее!  - она притянула подругу-фрейлину за рукав к окну и они спрятались в складках штор, наблюдая за происходящим.

- Смотри, он, кажется, заметил тебя. Это чудесно! О, он снял шляпу и отвесил тебе поклон. Как замечательно! Значит, он уже понял, что ты хочешь встретиться с ним. Лучше и быть не может. Вот, держи. – Генриетта сняла со среднего пальца правой руки рубиновый перстень в золотой оправе и протянула его Августе. - Отдашь его маркизу. Он передаст его своему брату, герцогу де Руже. Это значит, что мне необходимо увидеться с ним. Скажи маркизу, что принцесса передает ему маленький знак внимания, он поймет. И в свою очередь тоже передаст тебе что-то от своего брата для меня, записку или письмо. – принцесса отошла на шаг от фрейлины и оценивающим взглядом посмотрела на нее, словно сомневаясь, справиться ли Августа с этим делом, столь же важным, сколь и секретным.

- Августа, дорогая, не подведи меня, прошу тебя. Тебя никто не должен заметить. Все мои надежды только на тебя, лишь тебе я могу доверять.

3

Отправлено: 10.09.08 01:01

Красивая и нежная английская роза лишь кивнула своей розе-госпоже, уверила, что все исполнит в точности, и тут же упорхнула по направлению к Розарию. Генриетта улыбнулась, думая о том, что Августа спешила на встречу с маркизом отнюдь не в первую очередь для того, чтобы исполнить ее поручение. Совсем не в первую. Очевидно, что она была только рада, получив в свое распоряжение столь весомый предлог. Посмотрев, как ее фрейлина исчезает в конце коридора, Генриетта прошла немного вперед, тут же с приятным звуком двери из красного дерева распахнулись и она вошла в покои своей матери, вдовствующей королевы Генриетты Английской.

- Ее Высочество Генриетта-Анна, принцесса Анжуйская, герцогиня Орлеанская! - громко объявил стражник, когда она входила в уютно обставленный холл.

- Матушка. - произнесла принцесса и чинно склонилась в реверансе. Через мгновение двери закрылись вновь, и мать с дочерью остались наедине. Теперь, не обремененная этикетом, Генриетта поднялась и, пройдя в конец гостиной, опустилась в мягкое кресло.

- Ах, Матушка, это просто кошмар... - жалобно протянула девушка, сжимая голову ладонями и потирая виски. - Эти бесконечные церемонии: банкет, обед, прием... И везде я должна сидеть, натянув на себя маску холодной вежливости и, словно не хотя, снисходить лишь до едва заметного кивка для тьмы придворных, которой не видно ни конца, ни края, расточающей пустые, ничего собой не подразумевающие комплименты. Какая это пытка, mama... И это не конец, я должна еще выдержать спектакль и, самое страшное, бал в конце. Боже, я уже валюсь с ног... Вам ли не знать, что я с самого утра на ногах... Это ужасно. В Англии мне совсем не было так тяжело. А здесь я совсем одна, в чужой стране... Только Вы есть у меня, Матушка, и... - она остановилась и при мысли о генерале де Руже ее взор потеплел...
- ... и пара доверенных лиц. Ах, mama, позвольте мне взять немного Вашей лечебной соли... Еще немного и моя голова грозится разлететься на части.

4

Отправлено: 13.09.08 22:46.

- Дитя мое!

Нетерпеливо махнув рукой, чтобы все присутствующие оставили их вдвоем, Генриетта-Мария импульсивно подошла к дочери и сжала ее виски своими мягкими теплыми ладонями. Поцеловав ее раскрасневшуюся щечку, королева-мать приложила губы к горячему лбу девушки.

- Вам бы следовало прилечь и отдохнуть, Анна. Столько событий в один день, это немыслимо!

Она отошла к небольшому бюро, где успела разместить свои самые необходимые притирания и духи, и достала небольшую фарфоровую баночку. Открыв ее, она выпустила приятный немного терпкий аромат лечебной соли.

- Возьмите. Это помогает от головной боли... Натирайте виски... Вот так, - она терпеливо, не обращая внимания на усталые стоны дочери смазала ее виски притиранием, - Со мной, дитя мое, вы можете быть самой собой... слава Богу.

Перекрестившись при упоминании Всевышнего, Генриетта-Мария подсела к дочери и ласково привлекла ее к себе. Положив голову дочери к себе на грудь, она ласково водила ладонью по ее плечам.

- Да, дитя мое... кто-то мечтает родиться принцессой... а я вот всегда хотела вырасти в деревне... вдали от этого шума. Мне няня в детстве рассказывала. И пока мы в Блуа с матушкой жили... там было хорошо и весело...

Замечтавшись, ее величество не заметила, как быстро летело время. А ведь к ней должен был явиться лорд Райли с визитом. Его секретарь сообщил о его приходе прямо перед тем, как пришла Генриетта-Анна.

- Лорд Райли просит принять его, Мэм, - в дверном проеме показалось лицо ее первой статс-дамы леди Стэнли.
- Боже мой! Да, конечно же! Просите его! Не волнуйтесь, Анна... это всего лишь сэр Джеймс... отдохните немного. Он развлечет нас чем-нибудь интересным.

Как недавно еще было время, когда мать с дочерью жили изгнанницами в опустевшем дворце в Лувре, вдали от внимания кого бы то ни было... когда тишина была настолько привычной, что можно было уловить малейший шорох.

Двери распахнулись на обе створки и в покои королевы-матери Генриетты Английской вошли двое мужчин. Старший из них, лорд Райли был осанистым, немного грузным от небольшого, но по-смешному выделявшегося живота. Его лицо было строгим и сосредоточенным - более привычно для сэра Джеймса было изучение манускриптов в Оксфордском университете, нежели несение столько хлопотных и ответственных обязанностей посла при самом шумном и импозантном дворе Европы. Второй мужчина был несколько выше лорда, подтянутый молодой военный. Его необычные серые глаза смотрели открыто и в тоже время с почтением на королеву-мать. Оба мужчины поклонились. Лорд Райли расцвел в добродушной улыбке, приветствуя новоиспеченную герцогиню Орлеанскую. Второй мужчина напротив смутился при виде принцессы, отвешивая галантный и изящный поклон обеим дамам.

5

Отправлено: 14.09.08 23:56

- Ооо, матушка, Вы спасли мне жизнь... - протянула девушка, чувствуя, как мазь приятно холодит виски, и боль понемногу начинает уходить. Прислонившись к груди матери, она вновь хотела почувствовать себя беззаботным ребенком, ни чем не обремененным... Хотя, нельзя сказать, что у принцессы было счастливое детство, право же, простые сельские дети, целыми днями бегавшие по лугам да полям, росли счастливее, чем она, но сейчас Генриетта отчаянно ощущала, как ее всеми силами заталкивают в золотую клетку, суля роскошь и богатство, и она, как маленькая певчая птичка, отчаянно машет крылышками, дергается, пытаясь взлететь, больно бьется о прутья клетки - но поздно, дверца захлопнулась, и теперь живая диковинка должна петь по первой прихоти хозяина.

- Ах, матушка... Все всегда не так, как мы хотим... - грустно промолвила Генриетта и погрузилась в собственные мысли, и ей казалось, что все совсем не просто... Она думала о том, что произошло между ней и королем в Розарии... Подумать только, да она с ума сошла... поцеловать короля! Пусть только в щеку, и он ее кузен, но это немыслимо... Но как он смотрел на нее... Страстно, с вожделением... Она помнила этот взгляд. Но что же это - он чувствует что-то к ней, или только возжелал ее как женщину? Что же будет... Ведь короли всегда добиваются своего... Господи, она ведь жена его брата! Но нет, это все пустое... Она никогда не решится, да и не понимает она еще, что чувствует к кузену... И у нее даже мысли никогда не появится стать соперницей королевы Марии-Терезии.

"Хотя, все говорят, что еще до свадьбы у короля была не одна фаворитка... Но нет, все это лишь дело короля и не должно меня касаться." - подумала она и твердо решила для себя держаться с королем лишь вежливо и с почтением, как и подобает его невестке.
Потому что есть генерал де Руже... нет... Арман... ее Арман... с его мягкой улыбкой, теплыми глазами, которые всегда смотрят так преданно, так нежно... что порой так трудно не растаять перед его взглядом...
Принцесса с нежностью думала о герцоге и не смела признаться даже себе самой в том, что она страстно желает, чтобы эти сильные руки обвились вокруг ее талии и прижали ее к себе, а мягкие губы раскрыли ее губы нежным поцелуем...

Внезапное объявление о лорде Райли заставило ее вздрогнуть и очнуться от сладких мечтаний. Но Господи Всевышний! Ей показалось, что вновь кружится голова и все плывет перед глазами, когда в комнату вслед за послом вошел тот, кого она больше всего ждала, и кого меньше всего ожидала сейчас увидеть. Когда герцог де Руже отвесил поклон совсем рядом с ней, она отчаянно пыталсь скрыть румянец и дышать спокойно, чтобы ничем не выдать свое волнение.

- Лорд Райли! Герцог де Руже! Ваш визит очень кстати. Чем Вы порадуете нас с матушкой? - как можно более непринужденно воскликнула Генриетта и вслед за матерью по очереди протянула руку обоим мужчинам. Она почувствовала свою ладонь в руке герцога и подняла на него глаза. Его взгляд, донельзя красноречиво говоривший обо всем, словно пронзил ее насквозь. Его глубокие глаза словно читали в ее душе и сердце. Она ответила ему тем же взглядом и не спешила убрать руку.

- Я очень рада видеть Вас, герцог. - тихо произнесла принцесса, потупив взор.

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //

6

Отправлено: 15.09.08 01:45

Смятение и нерешительность охватили герцога при виде Ее Высочества принцессы Генриетты-Анны. Милое дитя, как загорелись ее глаза при виде соотечественника. Герцог де Руже склонил голову в низком поклоне перед Ее Величеством королевой Генриеттой и Ее Высочеством.
Вслед за лордом Райли Арман поцеловал тонкие пальчики милой Анны. Его горячие губы коснулись бархата ее нежной руки, не закрытой перчаткой. Чувствуя, как вздрогнули и слегка едва заметно сжались ее пальчики на его ладони, он поднял глаза и встретил взгляд ее чистых синих глаз. Румянец на ее щеках так красиво оттенял блестящие глаза, герцог улыбнулся этому взгляду, понимая, что принцесса была ошеломлена неожиданной встречей с ним так же, как и он сам.

- Я счастлив, что вижу вас, Ваше Высочество, - ответил он также тихо.

- Какая удача, Ваше Величество! Я только что хотел засвидетельствовать свое почтение Вам и Ее Высочеству, но не надеялся, что Ее Высочество сможет удостоить меня вниманием, - лорд Райли учтиво поклонился и обернулся к сопровождавшему их с герцогом секретарю, - Джон, мою шкатулку. Подайте, будьте любезны.

Секретарь подал Райли небольшую богато инкрустированную шкатулку. Дождавшись одобрительного взгляда королевы, лорд Райли открыл шкатулку и склонился перед Ее Высочеством в поклоне:

- Прошу вас, Ваше Высочество, примите от меня этот скромный дар ко дню Вашей свадьбы.

Арман отошел на шаг, уступая послу. Его глаза горели тем немым огнем, который не испепеляет, но раскрывает сердце, освещая самые потаенные его уголки. Он с любовью и нежностью наблюдал как принцесса приняла красивое ожерелье, с яркими алмазами, игравшими в свете свечей бликами всех цветов радуги. Они были оправлены в тончайшие паутинки золотой цепочки, которую Генриетта-Анна не преминула надеть.

- Восхитительно, Ваше Высочество! Ваша красота делает любое украшение во сто крат ценнее и красивее.

Герцог склонил голову, не зная, что сказать. Сказав мало, он боялся сожалений, что не сумел выразить все, что было в его сердце. Однако, сказав много, он мог вызвать неудовольствие, если не гнев самой принцессы, и Ее Величества. Ведь это день свадьбы и подарок ко дню свадьбы. Как зла судьба, пославшая ему благословение в лице юной принцессы, и тут же пресекшая все его надежды. Он смотрел в пол, не решаясь сказать ни слова. Добродушный лорд Райли, неправильно истолковавший молчание герцога, спас ситуацию, внезапно обернувшись к нему с вопросом:

- Герцог, как вы находите это ожерелье? Я право же, ничего не понимаю в таких вещах. Мне пришлось обойти всех лондонских ювелиров, чтобы найти это. Но я все еще не уверен, что нашел именно самое лучшее. К сожалению, Мэм, - Райли склонился в поклоне перед королевой-матерью, - Мы должны тут же откланяться. Король Людовик XIV-ый пригласил труппу комедиантов и пожелал, чтобы все гости присутствовали на представлении. Как посол Его Величества Карла II-го, я обязан почтить это увеселение своим вниманием. Я надеюсь, что Вашему Величеству тоже будет небезынтересно. Ах, если бы не вся эта толпа гостей и придворных. Мне так жаль, Ваше Высочество, что этот счастливый день столь утомителен для вас.

Арман с сожалением взглянул на королеву Генриетту-Марию, с надеждой, что она попросит господина посла сопровождать их к спектаклю. Тогда он мог бы идти в свите королевы-матери и хотя бы издали любоваться своей милой Анной. Кажется, герцог позволил себе открыть рот и произнести имя любимой вслух. Щеки его загорелись, когда он перехватил взгляд королевы.

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //

7

Отправлено: 15.09.08 17:29

- Лорд Райли, какое чудо! - королева всплеснула руками, в восторге глядя, как ее дочь примерила на себе новое украшение.

Конечно, сейчас редко кто носил алмазы, предпочитая жемчуг из Восточной Индии, но достойный господин и в самом деле хотел сделать приятное ее высочеству. Именно королева-мать содействовала его назначению на должность посла во Франции, чтобы рядом с ее дочерью был доверенный человек, преданный королевской семье всем сердцем.

Королева обратила внимание на взгляд, обращенный на нее герцогом де Руже. В его молчании было выражено больше восхищения и любования принцессой, нежели во всех льстивых речах придворных, которые пришлось услышать Генриетте-Марие, как матери невесты. Ей послышалось, что губы молодого человека прошептали имя ее дочери. Однако, она сделала вид, что не придала этому значения. Если он и был влюблен в Генриетту-Анну, то выказывал к ней только почтение. Королева зорко наблюдала за ним еще в Лондоне и не могла упрекнуть ни в чем... разве только в излишней скромности и молчаливости, делавшей его так мало похожим на остальных французских кавалеров, прибывших на переговоры относительно свадьбы единственного брата короля Людовика 14-го Филиппа и ее дочери Генриетты-Анны.

- Милорд, я буду весьма признательна вам, если вы и ваш молодой друг, генерал де Руже, будете сопровождать нас с принцессой к месту спектакля. Признаться, я не очень люблю театр, мне больше по душе балеты.

Ее величество поднялась, взяв за руку Генриетту-Анну:

- Дитя мое, вы прекрасно выглядите в этом ожерелье. Надеюсь, ваша головная боль оставит вас, чтобы вы могли наслаждаться этим днем до конца. Идемте же.

// Парк Фонтенбло. Театр труппы господина Мольера. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои королевы Генриетты Марии