Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля


Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля

Сообщений 21 страница 40 из 40

1

04.04.1661

    Залитые проливным дождем узкие кривые улицы
    Сент-Антуанского предместья, утром 4-го апреля

https://img-fotki.yandex.ru/get/15514/56879152.3b1/0_100374_f8a93116_orig

21

Отправлено: 12.07.14 23:48. Заголовок: - Езжайте, господин ..

- Езжайте, господин де Вард, не теряйте времени из-за нас. Будет совершенно не до смеха, если Вы задержитесь из-за застрявшей в грязи кареты и упустите шанс поймать второго беглеца.

Брезгливое ругательство в адрес покойника, скрытого от дождя под рогожей в телеге, и поспешное осенение себя крестным знамением, заставили Франсуа-Анри насмешливо улыбнуться. Видимо, война хоть и прошлась по здоровью и привычкам доблестного капитана, напрочь лишила его сострадания к ближнему, даже если это и был басурманин.

- К тому же, нам есть о чем потолковать с герцогом, - проговорил маршал чуть тише уже вслед удалявшемуся капитану, нисколько не сожалея, что тому придется мокнуть под дождем всю дорогу по извилистым парижским улицам до таверны папаши Мекано.

В карете было сухо, но из-за промокшего насквозь плаща и шляпы сделалось холодно. Франсуа-Анри занял свое место напротив брата, скрестив руки в попытке согреться. Его начала бить дрожь, а на лбу появилась легкая испарина возобновившейся лихорадки.

- Не хватало еще вернуться ко двору разбитым как старая колымага, - шутливо проговорил маршал, поглядывая сквозь плотную занавеску на улицу.

Карету мерно раскачивали несколько дюжих полицейских, оставленных де Вардом в помощь мушкетерам и слугам герцога де Руже. Наконец им удалось вытащить утопшее в грязной луже колесо только после четверти часа попыток и карета выехала из залитой водой выбоины.

- Мекано... это занятный персонаж, дорогой брат. Полагаю, что это Ваша скромность и суровая дисциплина явились причиной того, что Вы так мало знакомы с парижским миром... другим миром, помимо салонов и придворных приемных. Впрочем, как я успел убедиться, Вы и с этим миром мало знакомы. Не скажу, что Вы многое потеряли.

Дождавшись, когда карета понеслась по улицам с прежней скоростью и позади них раздалось мерное цоканье подков мушкетерских лошадей, маршал продолжил уже более серьезным тоном, не опасаясь, что их могли подслушать.

- Этот Мекано некогда служил денщиком у армейского квартирмейстера, хоть и любит прихвастнуть в байках, что служил под знаменами великого Конде и был однажды жалован в капралы самим Тюреном. Его заведение не отличается по виду от любого другого кабачка в Париже. А вот посетители там самого разного свойства. Есть простые обыватели, есть заезжие торговцы. Господа мушкетеры не брезгуют тамошним вином. Да и некоторые родовитые особы не гнушаются гостеприимством старого Мекано, правда, чаще всего инкогнито и под масками. У него имеются комнаты на верхних этажах, которые он сдает в наем за умеренную цену. Если наем комнаты должен включать и молчание Мекано, то цена выше. В зависимости, конечно же. Каким-нибудь любовникам, ищущим уединения подальше от глаз двора и парижского света, это обойдется сравнительно дешевле, нежели... - тут маршал понизил голос и прошептал, - Нежели принцам крови... или некоторым из членов Королевского Совета. Но не только для них открыты двери этого достойного заведения. В Париже есть некий мирок, именуемый Двором Чудес, это мир воров и убийц, наймитов, готовых за уговоренную плату решить все проблемы с устранением ненужных наследников или соперников. Так вот, поговаривают, что Мекано связан с этим миром. И не только как владелец некоего заведения, в котором могут собираться компании темных личностей, но и как один из главарей. Но, об этом только слухи ходят... да и то, не всякий осмеливается повторить их. Вы сами поймете, почему я так говорю. Мекано добрейший старик. Глядя на него, в последнюю очередь подумаешь о преступных бандах и убийцах. Так что, в здравом уме обвинять его никто и не стал бы. Но, может быть причиной тому вовсе и не сам добряк Мекано, а надежная крыша над его заведением. Крыша в лице парижского префекта, я имею в виду. А господину Ла Рейни, вероятно удобнее иметь такое местечко у себя на виду, нежели прикрыть его и потом заниматься розыском другого гнездовья вслепую. Замечательное заведение, не так ли? Напомните мне потребовать у папаши его особенное угощение для дождливого дня - фирменный грог Мекано. Мне это жизненно важно, если я хочу предстать пред ясные очи Его Величества в полном здравии, - чуть дрогнувшим от волнения голосом добавил Франсуа-Анри, думая при этом о Той, кто возможно будет присутствовать при его отчете перед королем.

- У Мекано в конюшне есть королевские лошади для почтовой службы, воспользуемся Вашим приказом еще раз, Арман, чтобы сменить лошадей. Наши уже вымотались, вытаскивая карету из грязи, далеко на них не уехать. А добраться в Фонтенбло я желаю к полудню. Не позднее. К тому же, это будет хорошим объяснением нашему там появлению. Лучше не афишировать то, что Вы оказались свидетелем встречи капитана де Варда и слепого нищего у Святого Евстафия.

22

Отправлено: 17.07.14 20:27. Заголовок: Можно было подумать,..

Можно было подумать, что все, что интересовало щеголевато одетого маршала на тот момент, касалось только его собственного внешнего облика и того, какое впечатление он произведет по своему возвращению ко двору. Арман удержался от едкого вопроса, кого именно намеревался поразить своим героическим видом младший брат. И не зря. Заняв свое место в карете, он имел возможность получше всмотреться в лицо брата и заметить в его глазах суровую сосредоточенность. Напускное пренебрежение событиями, разыгравшимися буквально у них глазах, исчезло буквально в секунды, а тон маршала из шутливого сделался вновь серьезным.

- Денщик? Так этот папаша тоже из служивых? - удивленно спросил де Руже, всего четверть часа назад встретивший ветерана королевских войск, помнившего его отца и даже их старшего брата, - Занятное дело, кем только не становятся бывшие военные. Тот слепой, с которым мы встретились в часовне, утверждал, что знал нашего отца, между прочим, - с легкой усмешкой вставил генерал, - Правда, он не стал хвастать полученными наградами. Зато, помянул мой толедский клинок. Точнее, то, что он некогда принадлежал Жану-Луи. Один черт знает, откуда этот бродяга мог знать, что шпага перешла ко мне. Да и то, что она вообще при мне. Он слеп как крот, за него смотрят его поводыри-мальчишки. Сам он без клюки и шагу ступить не может.

Рассказ о постоялом дворе Мекано не произвел впечатления на Армана. Собственно, а какой тавернщик не зарабатывал лишние деньги, сдавая номера над обеденным залом тем или иным господам, не желающим открывать свои лица и имена. Но то, что под крышей таверны папаши Мекано могли найти себе пристанище и главари воровских банд Парижа, заставило генерала насторожиться. Они ехали далеко не в самое безопасное место, как выходило. И чем обернется эта авантюра? Завтраком в обществе унылых бедолаг и заезжих на парижские рынки торговцев или чем-то менее спокойным?

- Вы хотите сменить лошадей? - с сомнением спросил де Руже, нахмурившись в попытке разгадать план Франсуа-Анри, если таковой был, - И выпить фирменный грог папаши Мекано? И только? Само собой разумеется, я не стану кричать на каждом перекрестке, что меня завлек для никчемной беседы ни про что король парижских попрошаек. Кем бы он не считал себя, я не верю во все эти теневые миры и их иерархию, - сурово сказал герцог, потирая замшевой перчаткой эфес шпаги, - Во Франции и в Париже есть только одна власть, власть короля. И никакой более. Но что Вы то намереваетесь выведать у этого Мекано? Если люди из полиции отыскали угнанный экипаж, то вероятнее всего отыщут и второго арестанта. Зачем нам встревать в это? Или... - де Руже наклонился вперед и пристально посмотрел в глаза маршала, - Или Вы предполагаете, что эти сирийцы могут быть связаны с тем, что творится в Фонтенбло? Это маловероятно, Анри... маловероятно. Случайность, не более. Мали ли кто мог платить сирийцам за посредничество в торговле людьми, - он многозначительно понизил голос и тронул руку брата, - Этот человек не может быть настолько могущественным, чтобы охватить своими сетями все... есть предел даже самой огромной власти. Я уверен, что за всем этим стоит кто-то другой и мы коснемся новой паутины. Стоит ли? Стоит ли делать это сейчас?

23

Отправлено: 19.07.14 13:04. Заголовок: Теперь настала очере..

Теперь настала очередь дю Плесси удивляться. Этот слепой, к которому их отвел вороватого вида мальчишка, оказывается тоже был военным. Не слишком ли много случайных встреч с ветеранами королевских войн в одном предместье? То, что любой старый вояка, едва услыхав его имя, тут же бросался во воспоминания о славных деньках в итальянскую кампанию, которую прошел от и до под командованием самого маршала де Руже, давно перестало удивлять Франсуа-Анри. Но упоминание о их старшем брате, первом маркизе дю Плесси-Бельере, погибшем в той самой итальянской кампании, заставило его приоткрыть глаза и встряхнуться от дремоты.

- Слепой ветеран королевской пехоты... однако же, - усмехнулся он, поймав привычный жест брата, когда тот любовно поглаживал эфес шпаги, задумавшись о чем-то, - Не сказал бы, что это бог весть какая семейная тайна, но все-же занятно, что о ней упомянул именно этот... - он снова усмехнулся, - король нищих. А то, что он козырял службой под командованием нашего отца, так ведь фамилия де Руже нисколько не менее славная, чем Тюренна или Шомберга, любой старый вояка вспомнит при случае. Не стоит обращать внимания... так бы сказал и отец. Но, Вас такой взгляд на вещи явно не устраивает, не так ли?

Он бросил взгляд в суровое лицо брата и откинулся на спинку сиденья. Поездка по мощеной булыжниками мостовой больно отдавалась в боку на каждом подскоке колеса. Даже великолепная конструкция рессор герцогской кареты не спасала от безумной тряски, особенно, когда они проезжали по кривым улочкам Парижа. Хотелось поскорее выехать за пределы этого суетливого и шумного города, оказаться на прямой дороге, когда карета будет нестись только вперед, только к цели...

Франсуа-Анри закрыл глаза, стараясь поймать ускользавшую от него дремоту, прислушиваясь к усиливавшемуся шуму дождя, барабанившего по крыше и стенкам кареты, шелестевшего крупными каплями по кожаным занавескам на окнах, с шумом расплескивавшегося в огромных лужах под колесами.
Сомнения, звучавшие в вопросах брата, былитак несущественны в сравнении с тем, что на самом деле занимало мысли Франсуа-Анри. Успеет ли он вернуться в Фонтенбло до того, как подозрения относительно его верности окончательно завладеют сердцем Олимпии и превратятся из насмешливых упреков в глухую непроницаемую стену неприязни? Что останется ему, если в любимых глазах больше никогда не мелькнет улыбка, адресованная только ему, даже всего лишь на секунду, пока никто не заметил? Какой тогда будет его придворная жизнь? К чему вся эта отчаянная суета, все попытки обратить на себя внимание графини пусть даже в виде острых шпилек, которыми она так умела сыпала в его адрес?

- Поверьте мне, дорогой Арман, я как никто другой заинтересован в том, чтобы поскорее вернуться ко двору. И Вы это должны знать лучше всех, - не открывая глаз, ответил Франсуа-Анри, почувствовав прикосновение братской руки, - Все эти инсинуации касательно истинных дел, связывающих сирийцев с неизвестными нам людьми, они хороши для салоньеров. То еще развлечение подкинуть эдакую задачку для любителей шарад и игр в угадайки. В Фонтенбло у нас на руках куда более явные и серьезные преступления. Вряд ли все это связано между собой. Но, побывать у Мекано стоит. Сменить лошадей на свежих. Выпить на дорогу горячего грога. И послушать болтовню старого тавернщика. Иной раз в этих тавернах можно наткнуться на куда более интересные новости даже касательно придворных дел. Неожиданно и совершенно необъяснимо, - он приоткрыл глаза и посмотрел на сосредоточенное лицо брата из-под полуприкрытых ресниц, - Но у нас с Вами есть куда как более важное дело, ожидающее нас в Фонтенбло. Вы должны мне, брат мой. Должны мне объяснения по поводу моей внезапной помолвки. Для меня это гораздо важнее чем все убийства и кражи вместе взятые. Может быть Вам и кажется, что помолвка и вообще какая-либо связь с женщиной для меня пустой звук, но это не так. Я никогда не любил ни одну, чтобы связать себя столь прочными узами, - не слишком уверенно сказал дю Плесси, подумав о Той, чья рука была для него настолько же недосягаема, как ключи от рая для нераскаявшегося грешника, - Помолвка без любви и согласия... да даже если это ради моего же блага, я никогда не соглашусь на это, - он открыл глаза и со всей серьезностью посмотрел в глаза старшего брата, - Тем более, что эта женщина небезразлична Вам, Арман. Не отрицайте. Мне было достаточно всего лишь одного взгляда в Ваши глаза, когда Вы рассказывали мне о Вашей утренней прогулке в парке. Фанни дОтрив прекрасная женщина. Мы оба знаем это. И мы оба знаем, что Вам она дорога. Отчего Вы не поспешили опровергнуть эти слухи, черт подери? Или Вы и впрямь думали, что король позволит мне гнить в Бастилии, не дознавшись правды о причинах моего ареста? Вы мало верите в нашего короля, Арман. И еще меньше в меня. Это меня злит.

Сказав это, дю Плесси снова закрыл глаза и оставался сидеть, скрестив руки на груди. За его безразличным видом скрывалась боль в потревоженной ране и огромное желание действовать, вместо того, чтобы сидеть на месте. Мчаться верхом было бы легче наверное, хотя бы потому, что с каждым шагом лошади, он чувствовал бы физически свое приближение к Ней. Увидеть ее глаза, задержать ее руку в своих... сказать... но что же, черт возьми, он мог сказать ей?

Шелест размешиваемой под колесами грязи усилился, громкий всплеск воды под копытами лошадей, чьи-то торопливые шаги и сбивчивое дыхание.

- Господа, как хорошо, что вы приехали! - раздалось рядом с дверью кареты, едва только кучер успел остановить лошадей.

- Ну вот... дела личные придется отложить, - шутливо обреченным тоном, произнес Франсуа-Анри, одевая привычную маску безалаберной беспечности. Он отодвинул занавеску и прищурил глаза от серого света, пробивавшегося сквозь плотную стену утреннего ливня, - Какое завидное непостоянство погоды, дождь... снова дождь.

http://img-fotki.yandex.ru/get/6747/56879152.344/0_f77bb_2374b8c5_orig

// Таверна "Боевой петух" у ворот Сен-Дени_04.04.1661.//

24

Отправлено: 22.07.14 22:19. Заголовок: Заинтересован? Выход..

Заинтересован? Выходит, внутреннее чутье не подвело герцога и его младшего брата и впрямь заботило то, в каком свете он предстанет по возвращении в Фонтенбло. И кому как не герцогу было лучше всех известно, чей взор больше всех остальных волновал маршала. Только ли взор прекрасных янтарных глаз или мнение тоже?

Арман тщетно пытался заглянуть в глаза брата. Маршал продолжал говорить, не поднимая век, как будто сквозь дрему, оставалось лишь гадать, была ли причиной тому усталость или нежелание выдать себя.

- Значит, Вы также не видите связи между этими арестами и расследуемыми нами убийствами? Однако же... я не предполагал, что найду в Вас союзника. Вы не так часто соглашаетесь со мной, брат. И я чувствую в этом подвох. Если конечно же, Вам не хочется вернуться ко двору как можно скорее вовсе не ради того, чтобы отыскать несуществующие связи между парижскими нищими и придворными интриганами.

То, что последовало дальше, было сверх ожидаемого для герцога. Он рассчитывал на откровенный разговор с братом, но не столь скоро, не тогда, когда их карета с трудом пробивала себе путь сквозь все уплотнявшуюся толпу зевак, запрудивших улицы на подступах к Гревской площади.

Он бросил испытующий взгляд на брата, не веря ни одному его слову о отсутствии каких-либо романтических чувств к женщинам. По крайней мере к одной из придворных дам Анрио испытывал нечто большее чем уважение и герцог был тому свидетелем. Не потому ли тон младшего брата зазвучал с меньшей уверенностью?

- Не зарекайтесь, Анрио. Реальность совершенно не такова... конечно, нам не у кого спрашивать благословения на брак кроме нашей матушки и короля.

Слова брата задели герцога сильнее, чем он хотел позволить. До некоторых пор ему казалось, что броня его внутреннего я настолько крепка, что выдержала бы любых инсинуаций и насмешек. Но вот простые изобличительные слова заставили его вспыхнуть и гневно сжать руки на груди.

- У меня не было возможности, черт подери. Мадам Отрив и наша матушка пошли на двойной обман ради Вашей же свободы, Анрио. А мне осталось только смириться с их решением. Если бы я настаивал на обратном, если бы потребовал отмены данного маркизой слова, у королевы были бы все недостающие козыри на руках. Черт подери, это не Вы, а я должен требовать объяснений, сударь! – вскричал герцог, выведенный из себя, - Зачем, ради всего святого, Вам понадобилось дважды врываться в покои королевы? И если потребовалось, то почему, почему, черт возьми, Вы не предприняли все предосторожности? Или подозрения королевы верны? Знаете ли Вы, милостивый государь, что на самом деле может предполагать королева? И мало того, что предполагать, а поделиться этими предположениями с королем!

Безразличный вид, с каким Франсуа-Анри слушал его, как ни странно, но охладил пыл Армана куда более действенным образом, нежели горячие отрицания и спор. Де Руже умолк, прислушиваясь к тому, как дождевые капли шлепали по кожаным занавескам на окнах, и задумался. Было ли у них достаточно времени для того, чтобы успеть в Фонтенбло до того, как королева решит изменить своему решению? А если во время утренней встречи с королем, Ее Величество решит поделиться своими догадками?
Герцог никогда прежде не задумывался о роли королевских фавориток в придворной жизни, но ведь речь шла о их будущем. Если Анрио не удастся выкрутиться и разорвать эту абсурдную помолвку, то будущее Франсуазы будет предрешено. Замужество за человеком, которому безразлична и сама она и их брак, быть может ссыльным, опальным... да бог весть, что может ожидать его брата по возвращении ко двору. И что он может сделать для того, чтобы исправить это? Пока он ехал в Париж на встречу с Франсуа-Анри в Бастилии, ему казалось все проще некуда, стоит им только вырвать маршала из заточения. Но теперь, когда он был на свободе, этого самого ощущения свободы не было и в помине.

- Простите, Анрио. Эмоции вряд ли окажутся хорошим подспорьем в этом деле. Мы оба увязли. Вы призываете верить в короля? Но ведь приказ о Вашем аресте был подписан его же рукой, - он посмотрел в окно, когда маршал отодвинул занавеску, и поморщился от нежелания попасть под ливень, - Да, дела личные придется отложить. Раз уж мы здесь, то следует хотя бы увериться в том, что маркиз де Вард уже держит своего арестанта под охраной... и что все это не имеет никакой связи с происходящим в Фонтенбло.

Он вышел из кареты первым, не дожидаясь, когда кто-нибудь отодвинет для него подножку для спуска. Расплескивая вокруг себя воду из глубокой лужи, покрывавшей весь двор корчмы, генерал направился к дверям.

- Горячий грог? – неожиданная мальчишеская улыбка осветила нахмуренное лицо генерала, - Это было бы неплохо. Если конечно, почтенного хозяина заботят сейчас нужды простых путешественников. Что-то здесь неспокойно... как в опрокинутом улье, не иначе, - говорил герцог, стряхивая воду с полей шляпы, - Трактирщик! Лошадей на смену! И что-нибудь горячее. Живо!

// Таверна "Боевой петух" у ворот Сен-Дени_04.04.1661. //

25

Отправлено: 20.11.14 23:55. Заголовок: Таинственность, кото..

// Таверна "Боевой петух" у ворот Сен-Дени_04.04.1661. //

Таинственность, которой брат любил окружать себя, иногда заставляла Армана поджимать губы в усмешке. Безусловно, месье маркиз не мог просто выехать из Парижа без того, чтобы не окутать их поездку флером секретности и непременных опасностей, поджидавших за каждым поворотом. И все-таки, увиденный им в окне силуэт человека, наблюдавшего за ними, заставлял его по-другому расценить внезапное решение Франсуа-Анри свернуть с намеченного им пути. Оказавшись за невысокой оградой, густо поросшей плющом, герцог пригнулся к шее лошади.

- Не спешивайтесь. За этими зарослями на нас не обратят внимания. Но мы сможем разглядеть, кто эти мои поклонники, которые наблюдали за нашим отъездом, - сказал маршал и все трое затаили дыхание, тревожно всматриваясь через заросли плюща на улицу, по которой только что проехал эскорт из королевских мушкетеров.

- Это соглядатаи, -
прошептал де Руже, немало удивленный тому, что за все время пребывания в таверне ему даже в голову не пришло отдать приказ осмотреть все комнаты, - Мы упустим их. Точнее, уже упустили. Если они не увидят нас впереди, то поймут, что оказались замеченными.

- А может быть нет, месье? - возразил мушкетер, - Здесь, можно проехать напрямик, если взять на следующем перекрестке налево. Там узкие улицы, даже днем не следует ехать одному. Но рискнуть можно. Тогда вы, господа, легко нагоните основной отряд.

- Мы? - строго спросил герцог, чувствуя в голосе молодого человека неуместную браваду, - А Вы, что собираетесь делать, сударь?

- Разведаю, что и как, - ответил мушкетер и поправил свою шляпу, съехавшую ему почти на глаза, - Шевалье Жак Огюст де Кревье, к вашим услугам. Позвольте мне, господин генерал. Я знаю эту часть Парижа как свои пять пальцев. Позвольте же.

- Черт, - Арман наклонил голову и холодные капли начали стекать с полей его шляпы на шею лошади, заставляя ее нетерпеливо прядать ушами, - Что скажете, маркиз? Это рискованно. Мы не знаем даже, кто эти люди и каковы их намерения.

26

Отправлено: 22.11.14 19:23. Заголовок: // Таверна "Боев..

// Таверна "Боевой петух" у ворот Сен-Дени_04.04.1661. //

- Шпионы или кто похуже, - согласился Франсуа-Анри и отпустил повод лошади, позволив ей потянуться к молодой листве плюща, увившего старую ограду, - Вряд ли мы успеем заскучать по ним. Интересно, как долго они наблюдают за нами. И за кем из нас.

Рискованное предложение шевалье де Кревье понравилось дю Плесси, но он не спешил с ответом. Стоило ли утолять любопытство, рискуя при том угодить в какую-нибудь неприятную ловушку? И так ли хорошо этот молодой мушкетер знал парижские улочки, чтобы не заблудиться и не пропасть в запутанном лабиринте узких кривых переулков и улиц, переходящих в тупики?

- Мне нравится Ваша затея, шевалье. Но, не нравится то, как Вы намерены воплотить ее. Вы готовы рискнуть, я вижу. Но Вы не в праве распоряжаться собой, месье. Не забывайте, Вы на королевской службе, а королю дороги его люди.

- Но, месье маршал, что в этом такого? Я только прослежу за этими двумя и тут же догоню вас и генерала. Вы даже до постоялого двора не доедете, как я успею за вами.

- Месье, за это утро мне пришлось стать свидетелем двух убийств и двух побегов. Добавить к этому печальному списку еще и Вас у меня нет никакого желания, - строго возразил дю Плесси, перестав улыбаться, в его синих глазах появился холодок, - Но это не значит, что мне не нравится Ваша затея. Мы найдем исполнителя, который не привлечет к себе внимания на улице. Не обессудьте, шевалье, но плащ мушкетера достаточно заметен и Вас вычислят, не успеете Вы проехать до первого перекрестка.

- Как скажете, маршал, - де Кревье кисло улыбнулся в ответ, - Но кого Вы намерены послать?

- Я думаю, что нам поможет Ваш недавний знакомец, генерал.

Франсуа-Анри направил свою лошадь в сторону улицы, но вместо того, чтобы ехать в сторону сент-антуанских ворот, повернул в противоположную строну.

- Не отставайте, господа. Едем к церкви Сен-Жерве. Надо бы отыскать одного слепого отставного солдата. У него под командованием есть подходящие для этого дела исполнители. Поспешим, господа, я обещал быть к полудню в Фонтенбло с докладом.

В глазах маршала снова заиграл азартный огонек, вытеснив холодную суровость, когда он подумал о Той, кому он на самом деле пообещал вернуться не позднее обеда. Ждут ли его те прекрасные глаза с насмешливым блеском в янтарных всполохах? Что скажет она ему при встрече? А если промолчит и накажет томительным молчанием, презрительной улыбкой или не взглянет вовсе? Мысли одна тяжелее другой уже теснились в груди маршала, но он тут же с легкостью отбросил их, отринув все зарождавшиеся сомнения. Зачем грустить о неразбитом еще кувшине? Сколько бы раз графиня не отвергала его, столько же раз он будет завоевывать ее вновь и вновь, пока не завоюет окончательно, навсегда.

27

Отправлено: 24.11.14 23:48. Заголовок: Де Руже смотрел в ли..

Де Руже смотрел в лицо брата, не зная, удивляться ли внезапному проявлению трезвого мышления вместо обычной глупой бравады, которую только легко воспламеняемые женские сердца сочли бы рыцарской. Хотя бы в этот раз он решил не рисковать ни своей, ни чужой жизнью.

- Вы не успеете, шевалье, - герцог кивнул брату, соглашаясь с его доводами и слегка тронул повод коня, позволяя ему присоединиться к пиршеству своих собратьев, дружно поедавших молодую листву с ограды, - Кто нам поможет?

Он не сразу понял, кого именно имел в виду Франсуа-Анри, помянув про недавнего знакомца, но тот даже не обернулся, чтобы ответить, пустив свою лошадь в легкий галоп. Не желая отстать от маркиза и потерять его среди извилистых узких улочек, коими изобиловало сент-антуанское предместье, герцог ударил коня в бока и помчал его прямо на толпу, снова собиравшуюся на улице.

- Эй, куда! - кричали на него со всех сторон, но завидев мушкетерский плащ де Кревье, молча расступались, уступая дорогу.

Им двоим удалось нагнать маршала только когда они миновали тот самый перекресток двух улиц, на котором несколькими часами раннее они столкнулись с каретой де Варда.

- Куда мы едем? - спросил де Руже, нагоняя брата почти на пол-корпуса.

- Мне кажется, месье маршал направляет нас к тому месту, где вы остановились нынче, - предположил де Кревье, но Арман и сам уже понял замысел брата - нанять услуги одного из тех людей в Париже, кто мог бы незамеченным не только проследить за их преследователями, но может быть и более того - рассказать им о них.

- Но, как Вы думаете отыскать его? Он же был не на этой улице. Нам надо подъехать к церкви, - предположил Арман, тревожно озираясь вокруг.

Улица, хоть и выглядела более людной и обитаемой, чем ранним утром, но особенной безопасностью вряд ли отличалась. И как, спрашивается, отыскать того, кто сам слеп и если и появлялся на улицах, то только в сопровождении поводыря.

- Месье, добрый месье, подайте медяк, подайте, -
послышался жалобный голос мальчишки, в котором де Руже сразу же узнал того проводника, что позвал их на встречу со слепым.

- Эй! Стой! Маркиз, стойте! - крикнул герцог и осадил своего коня перед самым носом у мальчишки, сидевшего на полусгнившем крыльце возле заколоченной двери, - Дам серебряник, если покажешь нам дорогу к тому человеку. К которому ты меня раньше водил, - пообещал он и в доказательство своих слов показал мальцу монетку.

28

Отправлено: 04.12.14 22:27. Заголовок: Проливной дождь, дар..

Проливной дождь, даривший парижским улицам новые лужи, не переставал лить с раннего утра. Для старого нищего такая щедрость Небесной Канцелярии была безрадостной новостью, так как лишала его того малого достатка, на который можно было надеяться, расположившись на ступеньках паперти у церкви Сен-Жерве. Дождь разогнал и тех немногих прихожан, кто не гнушались приходить к утренней мессе ранним утром в понедельник вместо того, чтобы бежать к рыночной площади в надежде на доставленные из провинции товары и новости.

- Вот, смотри, воробушек, каково, мало того, что всех этих нехристей спозаранку на Гревскую площадь как мух на мед потянуло, так еще и дождь... хляби небесные разверзлись! - прокряхтел старик, распознав по шлепающим по луже шагам своего поводыря, - Что так спешишь? Неужто случай какой?

- Дядечка, дворяне там. Серебряник обещали, ежели к вам приведу, - звонкий голос мальца эхом прокатился под высоким порталом церкви, в тени колонн которого Слепец прятался от непогоды, - Уже идут. Один был тот, которого утром велели привесть. А второй с ним...

- А второй стало быть его тот невежда гвардейский?

- Неа, дядечка. Второй молчит. Он следом идет. Но вроде как знает дорогу то.

- Знает, говоришь? -
Тэо поскреб серебристые патлы на затылке и поднялся, опираясь на клюку, - А ну-ка, веди меня к часовне. К нашей часовенке то веди. А потом и господ этих проводишь. Стало быть, нужен им Тэо, коли целый серебряник пожаловать обещались.

Тэо стряхнул крошки хлеба с подола длинного видавшего виды камзола, превратившегося в серую хламиду от зимней непогоды и летнего зноя, позволив пронырливым воробушкам склевать остатки скромного завтрака, и поплелся к боковому входу в забытую прихожанами и часовню, тяжело опираясь на плечо мальчика.

- Веди их сразу. Дадут монету или нет, не важно то. Ну да я думаю, что скорее всего не обманут. Этот де Руже и на слух и на память мою человек слова.

- Может, кого из человеков позвать, дядечка? - опасливо озираясь спросил мальчишка, не слишком доверявший словам трех вооруженных дворян, из которых к тому же один был мушкетером, - Мушкетер еще с ними.

- И мушкетер? Разве они не уехали нонче утром? Те, которые маршала в Бастилию привезли? Так может, то и есть сам маршал, который с де Руже идет? Нет, воробушек, никого не зови. Я сам себе стражник, ежели что дурное случится. А человеков на это дело звать не надо. Может, что секретное вызнаем. Ты у меня глядеть то гляди, а на ухо ничего не лови. Понял меня? - Тэо сильно сжал плечо мальчишки, так что тот издал сдавленный писк, отчаянно закивав головой и повел плечом в попытке освободиться от железной хватки, - То то же. Свечи от лампадки зажги. Мне то нипочем темнота, а господа пущай ног не ломают.

29

Отправлено: 11.12.14 22:11. Заголовок: Франсуа-Анри даже не..

Франсуа-Анри даже не обернулся на крик брата, пустив коня в галоп через пустынные узкие улочки, по которым даже днем редко кто решался ехать без надежной охраны. Он знал эти места далеко не понаслышке, но неохотно распространялся о своих знакомствах в этой части Парижа, чтобы не скомпрометировать достоверность информации, поступавшей к нему от самых неожиданных и неблагонадежных источников. Разве могли придворные белоручки вообразить себе, что большую часть сведений о популярных слухах и настроениях в парижской толпе маршал черпал вовсе не из докладов Ла Рейни, которые просматривал ежеутренне перед аудиенцией у короля с тех пор, как получил должность маршала королевского двора.

О чем шепчутся в домах богатых буржуа, какие беды и горести заливают крепленым вином торговцы и менялы в корчмах, что замышляют таинственные банды-фантомы, о которых ходило столько слухов, но после встреч с которыми не оставалось живых ни одного свидетеля? Обо всем этом можно было получить исчерпывающую информацию, если прислушиваться к разговорам прихожан, особенно прихожанок на утренней мессе в церкви, или внимать пересудам торговок на главной рыночной площади, или же не клевать носом за кружкой вина в корчме. Дю Плесси в свою очередь знал, кому и сколько заплатить за подобные сведения и получал их с регулярностью утренней почты, обычно достигавшей его даже в самых отдаленных уголках страны, благодаря имевшейся у синьора Гатто, итальянца парфюмера из Марэ, почтовой голубятни.

Это не было той стороной жизни маршала, о которой он охотно рассказывал бы на вечерах избранных повес и литературных светочей парижского высшего света или в салонах, куда его приглашали чаще ради совсем других историй. Ведь благодаря своей крестной матери герцогине де Ланнуа, маршал всегда был в курсе всех придворных новостей, а благодаря все тому же синьору Гатто, Франсуа-Анри был одним из самых посвященных лиц в области моды и новых поступлений тканей, кружев, перчаток, платков и прочей модной милой мишуры, столь важной в обиходе любого придворного.

Услугами почты этого же синьора Гатто маршал решил воспользоваться для сообщения с графиней де Суассон. Соблазн воспользоваться голубиной почтой не только в целях расследования, но и для личных посланий был велик, и все-таки маршал намеренно пресек все мысли о голубях и маленьких свернутых в трубочку записках, цепляемых к лапкам птиц, чтобы не поддаться искушению. Ведь Марэ так близко, а голубятня синьора Гатто открыта в любое время для нужд синьора марчезе - ключ от входа на чердак, как и ключ от маленькой квартиры, располагавшейся прямо над парфюмерной лавкой итальянца, висели на тонкой цепочке, прицепленной к поясу, и были спрятаны под роскошной маршальской перевязью. Быть может когда-то, однажды Она согласится на свидание с ним, на прогулку по самым дорогим лавкам Марэ с тем, чтобы ускользнуть от взоров толпы в уютно обставленной комнате на втором этаже... он прикажет Гатто каждый день заказывать букеты свежих цветов и оставлять их на столике возле окна... непременно же! Но черт возьми, не сейчас! - мысленно крикнул самому себе Франсуа-Анри, снова поймав себя на сладостных грезах о несбыточном и небывалом, и столь опасном для Нее.

Он прекрасно знал, кто и куда вызывал герцога де Руже и капитана де Варда двумя часами раннее, как и знал то, что мальчишки Слепого Тэо следили за ними все то время, пока они находились в Париже, и наверняка уже доложили своему патрону о намерениях братьев де Руже.

- Это здесь, господа! - выкрикнул дю Плесси, прежде чем скрыться за поворотом на улицу настолько узкую, что местами он почти касался каменных выступов в стене своими коленями, - Вниз по этой улочке и мы окажемся на площади перед церковью Сен-Жерве.

Не объясняя, откуда ему был известен путь к забытой боковой часовне, маршал направил своего коня к колоннаде и остановился только перед ступеньками напротив старого колодца. К нему тут же подбежал мальчишка с чумазым лицом и хитрющими глазами. Сделав вид, что не знает мальчугана, дю Плесси бросил ему повод и показал на кошель, висевший у него на поясе.

- Дам пять су, если постережешь моего коня. Можешь привязать его к кольцу у колодца. Напои и добавлю еще два су.

- Спасибо, месье!

- Лошадей этих двух господ тоже.

- Месье, я лучше останусь здесь, - возразил де Кревье, не горя желанием оставлять лошадь из королевской конюшне первому встречному мальчишке.

- Как пожелаете, шевалье, -
ответил дю Плесси, а заметив опечаленное лицо мальчишки, похлопал его по плечу, - Не боись, свои медяки ты все равно получишь. А теперь идемте, герцог, - он обернулся к Арману, только успевшему подъехать, - Ведь именно там Вы получили сведения о беглецах маркиза де Варда?

30

Отправлено: 13.12.14 01:12. Заголовок: Давно пора привыкнут..

Давно пора привыкнуть к сюрпризам со стороны брата, но всякий раз Арману приходилось сталкиваться с новыми секретами Франсуа-Анри, о которых он умалчивал. И без того таинственный образ маркиза дю Плесси-Бельера сделался неузнаваемым даже для родного брата. Теперь Арману открылось и то, что маркиз прекрасно ориентировался в парижских трущобах, знал арго, диалект парижских оборванцев и более того, прекрасно знал человека, с которым сам герцог встречался впервые в жизни и под покровом тайны.

- Так Вы бывали здесь, Анрио? - удивленно спросил де Руже, когда ему наконец удалось поравняться с маркизом, - Эта церковь Сен-Жерве, здешние прихожане всего навсего городские ремесленники, да может быть несколько белых воротничков из судейской коллегии. Вы то каким образом набрели на эти места?

Следом за ними на площадь перед церковью выехал де Кревье и по лицу его было видно, что он также как и герцог недоумевал по поводу осведомленности маршала двора.

- Что и говорить, месье маршал, а с рекогносцировкой местности у Вас все загодя схвачено, - одобрительно кивнул мушкетер, спешиваясь на брусчатку, - Я лучше останусь здесь. Покараулю лошадей и послушаю, что чирикают... воробушки.

По взгляду мушкетера де Руже сообразил, что под невинными птичками, охочими до крошек и выпавшего из кормушки для лошадей овса, он имел в виду мальчишек оборванцев, сновавших на площади в поисках легкого заработка или куска хлеба.

- Вы правы, маркиз, - герцог отдал повод своей лошади мальчишке и пошел следом за Франсуа-Анри, - Нас привели сюда этим утром. Вон, кстати, тот мальчуган, - он указал на фигуру, темневшую в глубине колоннады, - Наверное, этот сорванец знает короткий путь сюда, раз сумел обогнать нас. Думаю, что нас уже ждут. Вы знаете этого слепого, Анрио?

Он старался говорить тише, но его голос эхом прокатился под сводами колоннады, оглашая место, повидавшее несколько веков истории славной столицы французских королей. Оглядываясь после каждой колонны, мимо которой они проходили, де Руже крепко сжимал ладонь на эфесе шпаги, а другой рукой осторожно нащупывал рукоять пистолета, заткнутого за пояс. Исход предстоявшей встречи был неизвестен. Их могли ждать, но с какими намерениями и в каком настроении, это было сложно предугадать. То, что собирался выяснять Франсуа-Анри, могло оказаться западней для них же самих. У входа в старую часовню, располагавшуюся в самом дальнем конце, и скрытую от посторонних глаз, герцог помедлил и оглянулся назад.

- Следует ли нам идти на встречу с неизвестно кем? Пусть этот слепой старик сам выйдет к нам. Здесь пустынно и если кто-то будет приближаться, мы все равно услышим шаги.

31

Отправлено: 14.12.14 20:56. Заголовок: Тихо шелестел дождь,..

Тихо шелестел дождь, заливая галерею за колоннадой. Изредка всхлипывали лужи на мостовой площади Сен-Жерве, потревоженные проехавшей телегой или каретой. Крики возниц, понукавших своих лошадей, да шлепающие звуки быстрых шагов мальчишек, разбегавшихся с дороги, как только из проезжавшей мимо кареты на булыжники мостовой рассыпались монетки - мзда за проезд по площади. Лишь несколько минут спустя, после того, как мальчишка убежал, у входа в часовню послышались шаги двух человек. Твердые и уверенные шаги двух великородных дворян нельзя было перепутать с семенящей и неуверенной походкой горожанина, случайно забредшего в эту часть площади. И все-же, эти шаги замерли у самого входа. Тэо прислушался, напрягшись в ожидании. Что-то готовились ему эти господа сказать. Уж не испугались ли засады или подвоха со стороны старика? Тихий разговор было трудно разобрать из-за шумевшего ветра, хлеставшего каплями дождя по стенам и колоннам старой церкви, но Тэо понял, что говорили о нем. Сомневались, значит?

- Проходите, господа, зайдите внутрь, чего вам на ветру да под ливнем стоять. Правды в том не найдете, -
позвал Слепой и сделал несколько шагов, опираясь на деревянную клюку, - Здесь я. Один. Готов служить вашим милостям, коли служение не богопротивным будет и не супротив закона. Ни королевского, ни нашего, людского, - добавил он, остановившись в нескольких шагах от входа.

Деревянная дверь тихо заскрипела и распахнулась настежь, поддавшись сильному плечу. Тэо только усмехнулся - там, где обычному парижанину хватило бы и полу-открытой двери, чтобы пройти внутрь, придворному Его Величества нужно было распахнуть ее во всю ширь, а стало быть для маршала двора понадобилось бы раскрыть и обе створки. Эта мысль заставила слепого короля воровского мира тихо рассмеяться. Он отступил назад в тень алтаря, угадав по звуку отпираемой второй створки дверей, петли которой заржавели от почти двадцатилетнего застоя.

- Месье де Руже, я полагаю? А господин, взявший на себя труд открыть вторую створку дверей, и есть знаменитый маршал двора Его Величества?

Покашливая в ладонь, Тэо поклонился вошедшим, все так же опираясь на палку, и указал на высеченные из камня скамьи, бывшие ровесницами одной из старейших в Париже каменоломен.

- Присаживайтесь, господа. Это святилище, хоть и древнее, давно перестало пользоваться интересом у прихожан. Каменные скамьи, деревянная купель для крещения, образ Богоматери, настолько темный, что даже вы при вашем молодом зрении не сумеете разглядеть ее глаз, разве это привлекательно? Для нынешних верующих надобны удобства, роскошные скамьи с бархатными подушками для коленопреклонений, молебники с тиснением по коже, золоченые канделябры для свечей... да... куда деваться бедному парижскому люду? В эдакую роскошь нас не пускают. Вот и приходится отсылать молитвы Богоматери да святым угодникам в этом темном углу. Ну да вы пришли не мои сетования слушать. Что привело вас, господа?

32

Отправлено: 16.12.14 00:30. Заголовок: Видя нерешительность..

Видя нерешительность брата, Франсуа-Анри остановился у входа. Безо всякой улыбки или усмешки он наблюдал за тем, как герцог осматривался по сторонам, позволив ему самому убедиться в том, что этот забытый честными парижанами уголок был и в самом деле нелюдим и спокоен.

- Я знаю Тэо. Когда-то его имя куда подлиньше было. Он рассказал Вам свою историю? Если нет, то напомните мне, будет о чем потолковать по дороге в Фонтенбло. Сейчас же я скажу Вам одно - я доверяю этому старику как доверил бы Жану. Это вояки, дорогой Арман. Вояки старой закалки и верность таких людей не купить. Идемте, он зовет нас. Не стоит обижать хорошего человека недоверием.

Удивление и гордость в лице брата достаточно ясно выражали его отношение к просителю милостыни, но маркиз не стал мешкать. Если у Армана были сомнения, то стало быть и резоны к ним были, не следовало сбрасывать это счетов. Движимый нетерпением поскорее закончить с расследованием в Париже и отбыть в Фонтенбло, маршал не стал дожидаться, когда его брат войдет в часовню, а распахнул настежь вторую створку тяжелых дверей, окованных железом, и вошел одновременно с ним.

- Дело наше не противно ни божьему закону, ни королевскому, -
громко произнес Франсуа-Анри, перекрикивая скрип проржавевших петель, - Не поручусь, однако, что оно не окажется противно вашему закону, Тэо, людскому, - добавил он и обычная усмешка заиграла в уголках его губ, - Но и на том спасибо, что ждешь.

Выбирая себе путь в освещенную часть часовенки, маршал подошел ближе к алтарю, украшенному потемневшим от свечной копоти и царившей сырости изображением Богоматери, перекрестился и приложил два пальца к губам. Перед ликом матери Господней он не намерен был лукавить и прибегать к грубому запугиванию, но ради интересов короля мысленно попросил у Богоматери прощения за вынужденную неправду.

- Ты узнаешь людей по шагам, Тэо? Или все-таки ты не настолько слеп, как рассказывают? - спросил он, приняв обращение Слепого к себе за комплимент.

Он сел на каменную скамью в первом ряду и выслушал сетования старика, не прерывая до тех пор, пока тот не высказался и не спросил их о цели прихода. Это было своеобразным ритуалом в отношениях с людьми, продававшими ему сведения о тайной жизни парижских предместий, кроме ценных и важных новостей каждый рассказывал о себе и о наболевшем на сердце, словно маршал двора Его Величества был не человеком из плоти и крови, а Святым Духом, одной лишь беседой с которым, можно было получить облегчение от тяжкой ноши навалившихся бед и несчастий. Как бы сердце не щемило при каждой вынужденной задержке их отъезда в Фонтенбло, спешить при подобных встречах не следовал. Ему приходилось терпеливо прислушиваться, дабы из всей словесной шелухи не упустить толику важного, того, за что собственно и платил маркиз дю Плесси-Бельер, тратя наследные деньги вопреки расхожему мнению бытовавшему о нем, что он проигрывал их за картами в парижских салонах.

- Нас привел любопытный случай, Тэо. Случилось мне углядеть слежку за собственной персоной. А любопытно то, что если слухи о том, что я был гостем в Бастилии, и могли долететь до Парижа... на крылышках почтарей из голубятни Мекано или еще какой, то вот о моем освобождении так скоро могли узнать только те, кто меня сопровождал. Или я чего-то не знаю о нынешних методах скорой доставки?

33

Отправлено: 16.12.14 21:55. Заголовок: Уязвленное самолюбие..

Уязвленное самолюбие было трудно скрыть, к тому же брат и не попытался найти оправдание осторожности Армана. Напоминание о истории слепого нищего, которую тот сам поведал герцогу при их первой встрече, не убивало его сомнений относительно места их встречи. Слишком безлюдная, почти заброшенная часовня была скорее похожа на место разбойничьих сходок, чем на святое прибежище обделенных судьбой нищих. И все же герцог решился первым войти внутрь, хотя бы ради того, чтобы показать, что в роду де Руже он был не последним храбрецом.

Слепой ждал из возле алтаря. Намеренно или по случаю он выбрал место в тени колонны, отделявший основную часть часовни от алтарной части. Сколько Арман не всматривался в лицо старика, выделявшееся из тени серым пятном, он не мог угадать ни выражения его, ни направления слепого взора, глядящего словно в пустоту. Выбрав для себя скамью во втором ряду, де Руже предоставил брату вести беседу, а сам пристально изучал интерьер часовни, настолько же убогой, сколь и древней.

Взгляду его, привыкшему к полутьме, удавалось разглядеть высокие своды нефов и закрученные узоры колонн, выполненные из литой бронзы, некогда позолоченной, но собравшей на себе всю плесень и пыль, десятилетиями оседавшей на ней. В самом дальнем углу стояла одинокая исповедальня, где укрывшись от людских глаз, пол-века назад священник выслушивал откровения грешников, отпуская грехи именем господа взамен на епитимью, а может и немалую мзду. С какими грехами приходили в эту часовню и кто? Вероятно ответ следовало искать среди гербов, украшавших одну из стен часовни, там, где под тяжелой мраморной плитой с железным кольцом, вбитым в центр, скрывался вход в крипту. Склепы нескольких именитых родов находились в подвалах этой часовни. Угасла ли ее значимость в жизни прихожан вместе с последними представителями этих родов? Были ли они навеки забыты или кто-то вроде слепого старика приходил в часовню, чтобы зажигать лампады, ставить свечи за упокой усопших и поминать их в молитвах над бесконечными четками?

Поймав себя на том, что слишком глубоко отвлекся на свои наблюдения, герцог встряхнулся, разбрызгав капли с мокрого плаща вокруг себя. Он прислушался к словам Франсуа-Анри, отметив про себя, что с той минуты как маршал попал в эту часовню, он перестал торопиться, словно и не спешил поскорее покинуть Париж.

34

Отправлено: 18.12.14 23:49. Заголовок: Тэо лишь усмехнулся ..

Тэо лишь усмехнулся в ответ на вопрос маршала, да надо ли иметь столь же острое зрение, как у юнцов, чтобы узнать повадки любимца военной и придворной фортуны. Уверенная поступь, ровное дыхание и самоеверенное поведение в святом месте - все это указывало на молодого маршала.

- Вам не нужен герольд, Ваша Милость, то верно. Как верно и то, что мне не нужны глаза, чтобы узнать человека, которого я хоть раз встречал. А с Вами... - Тэо помедлил, но не услышав ни слова со стороны старшего де Руже, продолжал беседу с маршалом, - Вас я помню и сызмальства. Правда, тогда Ваша шпага была на простой кожаной перевязи без прикрас, а вместо камзола Вы носили кожаный колет да кирасу. Да что там, времена то какие были... Честные времена. И смерть, и победа, все было честным. Ну да Вы со мной не о старом поболтать пришли. Знаю. Про то, что Вы к коменданту Безмо наведались, я узнал от моих воробушков. С каким почетом Вас через Сент-Антуанские ворота пропускали... Эх, в иные то времена, маршала Франции да с почетным караулом каждый день по парижским улицам ездили. Нам, старым ветеранам на радость.

Тэо не спроста вспомнил о былом, ведь как заведено было - впереди маршальской кареты или лошади, коли он верхом ехал, скакали его форейторы и полковой писарь, у которого помимо прочих забот была еще одна - кидать щедрые подарки собиравшимся вдоль всего пути ветеранам маршальского войска. Никем не назначенный обычай давно был позабыт, но еще были живы те из старых вояк, кто помнили щедрые подарки от маршалов Тюренна, де Руже, даже самого Великого Конде.

- Ну да, Вам не до почестей было, понятное дело. И раз я вижу Вас у себя, Ваша Милость, значит, что и сейчас не до того, - свернул воспоминания Тэо и повел перед собой палкой, чтобы нашарить путь к ближайшей скамье.

Усевшись недалеко от маршала, Тэо умолк на какое-то время, обдумывая вопрос дю Плесси-Бельера. Ему успели сообщить про убийства и переполох в таверне папаши Мекано, но о слежке за маршалом ни один из его воробушков не говорил ему.

- Кто бы это мог быть? Ежели Вам только нынешним утром привезли приказ от короля, то стало быть, о нем могли знать только сам король, тот, кто передал приказ, и тот, кто его получил. Если только за Вами уже не следили, месье. Согласитесь, лицо Вы неординарное - не многих отправляют в Бастилию и выпускают из нее в один день, да и с королем Вы вроде как на короткой ноге. А может, кому дорожку перешли в делах придворных или амурных?

Шутки в тех словах и не было, Тэо говорил не спеша, с расстановкой, рассуждая здраво о делах маршала двора. Не торопясь перевести свои рассуждения к главному и наиболее вероятному объяснению - недавнему расследованию маршала в связи с делами, которые успел натворить Пиковый Валет. Кто бы не следил за дю Плесси, а он явно был информирован о его планах куда лучше.

35

Отправлено: 19.12.14 01:11. Заголовок: - Ах да, былые тради..

- Ах да, былые традиции, старые добрые времена, - усмехнулся Франсуа-Анри, поняв намек Тэо, - А ты все помнишь, старый волк. Значит, приезд мой не оказался незамеченным? А что же никто не привечал у ворот, как положено?

Он прекрасно помнил давнюю традицию щедрых милостыней генералов и маршалов к тем, на чьих плечах они приносили победы своему королю. Но если Тэо хотел тем самым намекнуть ему не только на его забывчивость? Мушкетеры наверняка заметили бы, если кто-то следил бы за каретой маршала. Но, видевшие его приезд в Париж соглядатаи Тэо предпочли остаться незамеченными. И выходило так, что отъезд его в карете графини де Суассон, равно как и возвращение, остались незамечены. Но тогда кто-же провожал его у ворот отеля Суассон, если то не был воробушек Слепого Тэо?

- А что, не мог ли кто следить за моим братом этим утром? - спросил Франсуа-Анри, не готовый согласиться с тем, что даже сам Тэо не знал, кто устроил слежку за ним.

- Скажи мне напрямик, Тэо, как в Париже отнеслись к известию о кончине одного дворянина из свиты королевы? Тебе ведь знакомо имя Шутолова королевы? Шевалье де Ла Валетт или как его прозывают среди парижского люда?

Надеяться на откровенность старого хитреца было бы бессмысленным, если бы не щедрость, с какой маршал оплачивал получаемую им в сент-антуанском предместье информацию. Слепец редко допускал их личные встречи, предпочитая посылать к маршалу своих мальчишек с донесениями. Те хоть не только приносили ценные весточки от Тэо, но нередко дополняли полученные Слепцом сведения собственными наблюдениями, за что и получали дополнительную мзду.

Маршал встряхнул на руке кожаный кошель, наполовину набитый серебром, и повторил свой вопрос:

- И все-таки, Тэо, кто мог следить за мной и почему? Заметь, если бы дело было простым и требовало только отыскать шпиона и поймать его, я бы не стал задавать тебе вопросов. Мы бы просто побеседовали и только. Но мне кажется, что тебе начинает изменять память. Я напомню. Два человека. Они следят за мной от самой таверны Мекано. Ничего не приходит на ум?

36

Отправлено: 20.12.14 23:56. Заголовок: Подумав с минуту, Сл..

Подумав с минуту, Слепец покачал головой и тяжело выдохнул. Не смотря на молодость и кажущуюся ветреность, маршал дю Плесси был сведущ в делах не только дворцовых, но и уличных. Было глупо терять его покровительство из-за недомолвок.

- Мне сказали о Вашем приезде в Париж, Ваша Милость. Да годы уж не те, чтобы привечать, как бывало... а воробушкам моим я наказал присматривать за Вами. А вдруг бы понадобились. Да ведь так оно и случилось нынче утром то.

Он поводил палкой возле ног, как будто вычерчивая что-то на плите, покрывшейся не только вековой пылью, но и слоем песка, нанесенного тысячами ног.

- Скажу Вам, месье, не таясь, меня удивило, когда мне мальчишка доложил, что видел Вашу Милость в карете некой дамы. Я бы и не поверил ему, мало ли что ночью привидится, да зная Вашу любовь ко всяким шуткам, я положил, что Вы и коменданта Бастилии обвели вокруг пальца так же, как и своих соглядатаев.

Почувствовав по затихшему на некоторое время дыханию собеседника, Тэо вскинул голову и обратил к нему лицо. Не видя глаз маршала, он лишь на слух мог уловить его реакцию на неожиданное признание, но и того было достаточно, чтобы отбросить сомнения - да, в карете графини де Суассон, отбывавшей в Фонтенбло, видели именно его. И вернувшийся утром в Париж человек, был не герцог де Руже, а маршал.

- Положим, не только мой мальчишка видел Вас тогда, но и некто другой, - продолжал Слепец, снова вперив невидящий взор в каменные плиты пола, - Они то могли следить за каретой и далее. Ночью то, разве ж углядишь, кто позади едет. Дышите ровно, месье, ежели только я понял, кто был прошлым вечером гостем в одном парижском отеле, то это со мной и останется, - прошептал Тэо, не доверяя даже тишине заброшенной часовни секрет дю Плесси.

Зачем же следить за маршалом двора, занятым расследованием цепочки убийств и к тому же, наделенным доверием самого короля? Вопрос прозвучал скорее риторически и Тэо лишь усмехнулся в ответ. Врагов у молодого маркиза было предостаточно. Другой вопрос, кто из них решится выступить открыто против него и каковы намерения тех, кого маркиз заметил этим утром. Этого Тэо не знал.

- Ла Валетт... не знаю, о ком Вы, - произнес он, услыхав вопрос маршала, но задумался о втором имени этого человека, - Шутолов, говорите? Тот, кто скупал на ярмарках карлов и уродцев для молодой королевы? Этот человек... да, не думаю, что кто-нибудь поставит свечу за упокой его души.

Помня рассказ Колючки, признавшейся ему в убийстве Пикового Валета, Тэо не решился открыть маршалу, что знал об убийстве и тем более то, что знал имя убийцы. Его удивило то, что дю Плесси задал ему этот вопрос, ведь не связывал же он слежку за собой и своим братом с убийством Валета? Или он был каким-то образом замешан и в этом деле?

- При дворе не принято скорбеть по ушедшим шутоловам, не так ли, Ваша Милость? Отчего же в Париже кому-то носить траур по кончине этого человека? Ростовщики разве что или цыгане, продававшие ему карлов. Да и те, скорее всего найдут другой источник дохода. Разве нет?

Увиливать от ответов становилось все труднее. Вопросы маршала повторялись, а Тэо все сильнее давил на палку, расчерчивая перед собой пыль на каменной плите.

- Два человека в таверне у Мекано... слежка... Нет, месье, если бы это было связано с моим людом, то я бы сразу ответил. Да и к тому же, моим воробушкам нет нужды прятаться от Вашей Милости. Те, кто следят за Вами, не из наших. И если это связано с кончиной Шутоловоа и Вы к ней причастны, то... вот что я скажу Вам, месье, догоняйте своих мушкетеров и не дай вам бог отстать от них еще раз. Карточная колода, месье... Вы могли ненароком потревожить могущественных людей, которые не любят, когда им переходят дорогу.

37

Отправлено: 21.12.14 22:18. Заголовок: - Твои воробушки, Тэ..

- Твои воробушки, Тэо, понадобились бы мне в любом случае, - усмехнулся маршал в ответ на неохотную откровенность слепого короля нищих, - Сегодня один из них во-время подвернулся, это так. Но было бы еще лучше, если бы ты поделился с моим братом, что тебе самому известно о сбежавшем человеке, вместо того, чтобы посылать нас к Мекано.

Скрип деревянной клюки по каменной плите заставил Франсуа-Анри поморщиться, словно от зубной боли. Он попытался проследить за рисунком, который Тэо выводил у себя под ногами, но, не заметив в том занятии ничего значимого для себя, перестал и вперил взгляд в огромный витраж, украшавший алтарную сторону часовни. Солнечный свет, пробивавшийся сквозь грозовые тучи, светил прямо сквозь изображение Святого духа в виде белокрылой голубки, взмывшей над головой Спасителя. Это изображение навело его на новые мысли о голубиной почте, но последующие откровения Тэо заставили его отвлечься.

В душе похолодело при упоминании о карете. Слепой говорил о его визите на улицу де Фуа в отель де Суассон, но знал ли он наверняка, что увиденный в карете Великой графини мужчина был именно маршал, а не герцог де Руже или кто-либо другой? Словно почувствовав его напряжение, Тэо перешел на шепот и дал слово молчать о увиденном, но это обещание нисколько не успокоило дю Плесси. Если за ним следил один из мальчишек Слепого, то кто мог поручиться, что не следил и кто-нибудь еще, и что этот кто-то окажется столь же сговорчив как король нищих?

- Ла Валетт или Шутолов. Или его знают в Париже под другим именем? - дю Плесси задавал наводящие вопросы прицельно, прекрасно зная, что Слепец точно знал, о ком его спрашивали, - Ты думаешь, что слежка за мной связана с этим Шутоловом? Карточная колода... игра? Нет, вряд ли те господа настроены поиграть со мной. Что это, Тэо? Какой-то заговор, одна из банд? Кто эти люди, Тэо? Ты меня знаешь, я не стану прятаться за спинами мушкетеров. У меня в боку рана, полученная от руки этого Шутолова, но долг ему я вернуть не успел. Его убил кто-то другой. И кто это, я также желаю узнать. Не думаю, что король будет слишком суров к убийце человека, повинного в смертях дюжины невинных людей. Но он должен предстать перед правосудием короля. Ты что-то знаешь об этом, Тэо. Сколько стоит твое молчание? Ну же, старик, давай начистоту, я плачу тебе своим и королевским золотом, люди Ла Рейни и на милю близко не подступаются к твоим воробушкам. Да и Мекано у них на хорошем счету. Это дорогого стоит. А я прошу всего навсего рассказать мне, кому я обязан вниманием в столь раннее утро, и кому обязан смертью Шутолова. В добавок, чисто по воле доброй можешь рассказать мне о том, кем был этот Шутолов на самом деле. Не верю я в шевалье Ла Валетта. Не верю и все тут.

38

Отправлено: 27.12.14 23:28. Заголовок: - Вы и впрямь ничего..

- Вы и впрямь ничего не знаете о колоде Таро, месье?

Медленно выдохнув, Тэо сцепил ладони на рукояти палки и опустил на них подбородок. Не следовало посвящать молодого маршала в дела Таро. То были далеко не те тузы, из которых Провидение складывало карточные домики руками власть имущих. Люди, к числу которых некогда принадлежал Пиковый Валет, не подчинялись власти короля и даже власти денег. Само существование их ордена было покрыто таким густым мраком тайны, что никто из слышавших о них хотя бы раз, не решался повторять казавшиеся небылицами истории. Рискнувших разузнать больше о таинственной организации людей, выполнявших самые щекотливые и невыполнимые задания от мелких краж до скандальных убийств, не встречали после их попыток встретиться лицом к лицу хотя бы с одним из членов Таро.

- Это долгая история, господин маршал, - уклончиво ответил Слепой и поморщился, сам не веря в правдивость приготовленного им оправдания, - Да и не стоит большого внимания. Одна из банд... шайка убийц, о которых Вам лучше и не знать, чтобы не отвлекаться от расследуемых Вами преступлений. Скажу только, что этот господин, о котором Вы мне толкуете, был из их числа. Он получал мзду не только за купленных им уродцев, но и за кое-какие поручения при дворе. Его убили не Вы, хотя, будьте готовы к тому, что многие кивнут именно на Вашу Милость, - Тэо глухо кашлянул и пошарил рукой в кармане, отыскивая склянку с пахучим зельем, которое отпил тремя короткими глотками, - Его убийце удалось скрыться, да так, что никто и следа не обнаружил. Я бы знал непременно, уж поверьте, - скороговоркой проговорил старик, торопясь поскорее перейти на менее скользкую тему, нежели то, что касалось его договора с Колючкой, - Думаю я, что Вас обвиняют в убийстве этого Шутолова. И господа, некогда пользовавшиеся его услугами, ищут мести. Иначе я не могу объяснить, зачем кому-то понадобилось следить за Вами тогда, когда Вы должны находиться под присмотром коменданта Бастилии. Эти люди знают, где искать своих жертв. Но, если до сей поры Вы все еще живы, значит, они не желают Вашей немедленной смерти.

На часах колокольни Сен-Жерве пробили часы. Тэо закряхтел и поднялся, тяжело опираясь на палку. Он протянул руку к маршалу и нащупал его плечо.

- Торопитесь, месье. Вам надежнее быть не только с Вашим братом и тем молодым мушкетером, который ждет Вас у ступенек в церковь. Чем больше вокруг Вас людей, тем лучше. Если Вас захотят похитить, не дайте им этого сделать, ибо даже я не знаю, где искать пристанища этих людей. Возвращайтесь в Фонтенбло, сударь, туда. где вокруг Вас будут стражники короля и весь двор. Если уж Вам невозможно оставаться за стенами крепости в Бастилии, так будьте за спинами придворных. И в этом будет только умный расчет, месье, и ни капли трусости. Помяните слово старика, Вы не в силах противостоять людям Таро. Не сейчас. Я попробую узнать больше. А тогда и дам Вам знать. Мне тут воробушки чирикнули, что Вы не только кухней Мекано предпочитаете пользоваться, но и его голубятней. Ждите сизаря, сударь. Мои голубки одного гнезда. У них у всех серые капюшоны и такие же серые хвосты. Их легко признать даже на лету.

39

Отправлено: 28.12.14 20:42. Заголовок: Прислушиваясь вполух..

Прислушиваясь вполуха к тихому разговору брата со слепым нищим, Арман не терял из виду происходившее снаружи. Он слышал торопливые шаги вдоль колоннады, шлепавшие по натекшим на ступеньках лужам, слышал детские голоса, выкрикивавшие последние новости с Гревской площади за медяки. До его слуха донеслись и глухие удары церковного колокола, прогудевшие над площадью.

- Нам пора, - сказал герцог, поднимаясь с каменной скамьи, - Месье, я кое-что слышал о старых традициях. Считайте, что, проезжая нынче утром через Сент-Антуанскую заставу, я дремал в карете и не увидел привечавших меня людей. Мой брат в это время мирно почивал в своей камере. В Бастилии.

С этими словами де Руже отсыпал из кошелька пригоршню серебряных экю и вложил их в ладонь старика, наградив его крепким пожатием, прежде чем отпустить.

- Идемте, брат мой. Вряд ли мы узнаем больше. Старик прав, Вы будете в большей безопасности при дворе, чем слоняясь по парижским улицам. К тому же, у меня есть кое-какие мысли. Вам далеко не все известно, так как Вы в беспамятстве провели практически весь позавчерашний полдень. А я был Вашими ушами и глазами.

Оставив слепого в полутьме забытой всеми часовни, оба брата направились к главному портику новой церкви, минуя площадь в тени огромной колоннады, соединявшей старую часовню с новой постройкой. Де Руже несколько раз оглядывался назад, ожидая увидеть следившего за ними старика. Что-то в его облике и в удивительной способности угадывать настроение собеседников и даже то, с кем именно он говорил, заставляли герцога усомниться в его слепоте.

- А правда ли, что этот старик действительно тот, за кого себя выдает? - спросил де Руже, подхватывая повод своего коня у де Кревье, - Слепой, как же, он говорил с нами так, словно насквозь видел. Но я с ним согласен, слышите, Анрио. Нам нужно как можно скорее догнать основной отряд и держаться Вашего эскорта. На сегодня с нас хватит уже тайн и открытий.

Кинув монетку мальчугану, который подвел маршалу его коня, де Руже внимательно вгляделся в черты его лица, чумазого и загорелого настолько, что он больше походил на цыганенка или выходца из южных провинций, чем на парижанина. Откуда старик Тэо набирал свою гвардию воробушков? И так ли они безобидны, как кажутся с виду? Этот вот заработал пару медяков, водя маршальского коня, а где он заработает свои остальные медяки для хоть сколько-нибудь сносного ужина и крова над головой? Вспомнились слова нищего о услугах, которые он и его воробушки оказывали маршалу и даже самому префекту полиции. Но только ли на одну сторону работали эти руки?

// Королевская дорога в Фонтенбло. 2 //

40

Отправлено: 29.12.14 23:29. Заголовок: Таро, какое странное..

Таро, какое странное название для кружка заговорщиков... то ли от пробежавшего по пустынному залу часовни сквозного ветерка, то ли от неуютного ощущения опасности, исходившей от слов Слепого, Франсуа-Анри почувствовал пробежавшие по спине мурашки.

- Долгая история, так не медли, - нетерпеливо ответил он старику, слыша в его тоне желание уклониться от прямых ответов, - Шутолов получал плату, это я и сам теперь знаю. Но правильно ли я решил этот ребус? - он наклонился к уху Слепого и тихо прошептал два слога короткого имени, после чего тот глухо кашлянул в ладонь и зашарил в кармане в поисках склянки со снадобьем, - И этот человек тоже... - на этот вопрос ответа не последовало, вместо того Тэо продолжил говорить об убийстве Шутолова и маркизу пришлось дослушать его до конца.

- Значит, заслугу в убийстве этого Шутолова приписывают мне? - усмехнулся он и провел ладонью по коленям, - Ну что же, я не прочь принять эти лавры, но честь не позволяет, - его голос был далек от шутливого, - Есть свидетели, видевшие то, как Ла Валетт умчался в ночь живым и здоровым верхом и в сопровождении двух сообщников. Так что, вся слава увы не мне. Как и месть.

Его насторожила готовность Тэо приписать ему все лавры в убийстве одного из членов таинственного кружка наемников, и это при том, что сам он наверняка доподлинно знал и о стычке на парижской дороге, и о спасении Ла Валетта. Не было ли в том другого умысла? Но Франсуа-Анри не успел задать этот вопрос вслух, озадаченный последовавшим предупреждением Слепого, в котором звучала открытая угроза.

- Ты пугаешь меня какими-то призраками, Тэо. Ни имен, ни фактов, неужели ты думаешь, что я поверю тебе? - с вызовом бросил дю Плесси, но к его удивлению хранивший молчание герцог де Руже тоже заговорил об опасности, якобы угрожавшей ему в Париже, - Мы не договорили, - проговорил он.

Он поднялся и постоял около минуты, дожидаясь, пока прекратится головокружение от резкого подъема и перестанет ныть в боку на месте заживавшей раны. Опираясь на спинки скамей, он прошел к выходу и остановился возле колонны. Не следовало показывать свою слабость, никому. Даже собственному брату. Пропустив герцога вперед себя, дю Плесси обернулся к Тэо и сказал на прощание:

- Я буду ждать твоего сизаря, Тэо. Рассчитываю на пояснения. Продиктуй их кому-нибудь... например, папаше Мекано. Пусть шлет твоего голубка. Старик, - маркиз сделал несколько шагов назад к скамье и посмотрел в лицо слепца, - Спасибо тебе, - холодные трясущиеся пальцы Тэо крепко сжали его руку и Франсуа-Анри почувствовал силу старика, нисколько не убавившуюся с годами, - Ты зорче всех, кого я знаю. Прошу тебя об одной услуге. Не для себя. Но мне это важнее собственной чести. Пусть твои воробьи следят в оба за тем отелем, где они карету вчера видели. Я хочу знать, если кто-то еще следит за той дамой. И если хоть малейшая угроза, шли гонца. Слышишь? Это важно.

Сказав это, он еще раз сжал руку слепого и оставил в его ладони тяжелый перстень с аметистовым камнем.

- Это тебе. В случае нужды, это будет тебе ключом в любые ворота.

Де Руже и де Кревье уже ждали его верхом на своих лошадях. Дю Плесси пришлось прибегнуть к помощи все того же мальчишке, подставившего спину для маршальского сапога, чтобы тот сел в седло, преодолевая боль в боку. Верховая прогулка была далеко не лучшей из всех его затей и не зайди они так далеко, он отказался бы от нее.

- Этот слепой действительно не видит дальше своего носа. Но у него есть глаза и уши повсюду. Даже там, где у господина префекта руки коротки, чтобы прощупать ниточки паутины, Слепой Тэо дергает за нее и заставляет паучков бегать по его указке. Нельзя недооценивать этого нищего, Арман. А нам с Вами и подавно. Этому человеку когда-то очень доверял наш отец. Но, ни я, ни Вы об этом не знали. Никто не знал. Может, так и к лучшему было.

Взнуздав своего жеребца, нетерпеливо фыркавшего и бившего копытом, Франсуа-Анри подмигнул на прощание мальчишке, получившему щедрую плату от герцога. Этот еще послужит ему и королю, его сердце по-мальчишечьи предано Тэо, а Тэо был предан своему слову и долгу именуемому "жизнь за жизнь".

// Королевская дорога в Фонтенбло. 2 //


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля