Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля


Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

04.04.1661

    Залитые проливным дождем узкие кривые улицы
    Сент-Антуанского предместья, утром 4-го апреля

https://img-fotki.yandex.ru/get/15514/56879152.3b1/0_100374_f8a93116_orig

2

Отправлено: 20.06.14 00:31. Заголовок: Суета маркиза де Мон..

// Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости. 2 //

Суета маркиза де Монлезена грозила обернуться очередной заминкой на пути к свободе и герцог вопреки врожденному чувству вежливости и долга поспешил первым занять место в карете. Пусть Франсуа-Анри решает последние дела, связывавшие его с Бастилией, Арман был более чем готов поскорее распрощаться с мрачными стенами королевской тюрьмы, надеясь никогда впредь не оказаться по эту их сторону. Он радостно выдохнул, как только младший брат сел напротив него и тяжелая карета, запряженная герцогской четверкой вороных лошадей, медленно покатилась по булыжной мостовой.

Как только они проехали по перекидному мосту через ров де Руже отдернул занавеску со одной стороны и выглянул в окно, с интересом разглядывая оживленные улочки, по которым они проезжали. Париж любил раннее пробуждение. Торговцы уже разносили товар в лотках, во весь голос расхваливая его и обещая лучшие цены по "эту сторону Сены", тавернщики деловито и угрюмо катили тележки со свежей снедью для своих кухонь, закупленной прямо с прибывших по Сене барж, кое-где попадались темные от загара лица цыган, предлагавших свои услуги в качестве кузнецов и плавильщиков, мелькали цветастые юбки девиц, спешивших на городской рынок поглазеть на привезенные в город товары и актеров бродячих балаганчиков, которые зазывали на свои представления и устраивали утренние репетиции на подмостках своих перевозных сцен. Ежедневная карусель суетной и в чем-то веселой жизни парижского предместья начинала свой круг, медленно ускоряясь с каждой минутой, не смотря на усиливавшийся апрельский утренний дождь, грозивший обернуться серьезным ливнем.
Дождевые капли все чаще попадали в лицо Армана и он предпочел укрыться от них, задернув занавеску и откинувшись на спинку сиденья.

- Что в том письме? - спросил он брата, прервав затянувшееся молчание, - Зачем Вы понадобились графу д'Артаньяну? И почему, ради всего святого, Вы попросили доктора Колена остаться в Бастилии? Неужели в королевской тюрьме испытывают недостаток в обслуге и медицинском досмотре? Этому Вашему Бельфлеру понадобилась врачебная помощь или в этом есть какой-то умысел?

3

Отправлено: 21.06.14 00:05. Заголовок: Вместо ответа Франсу..

Париж, Бастилия. 2

Вместо ответа Франсуа-Анри протянул брату лист бумаги и с веселой усмешкой наблюдал за его реакцией. Лист был практически пуст, если не считать микроскопической надписи, как видно нацарапанной ротным секретарем прямо в седле: "Приезжайте, тысяча чертей, приезжайте даже если не получите приказ от короля" и подпись вдвое крупнее всей надписи, сделанной размашистым подчерком, выдавшим руку лейтенанта королевских мушкетеров "Д'Артаньян"

- Как видите, гасконец хитер как тысяча чертей. Он знал, что приказ может опоздать, но кто посмеет оспаривать приказ лейтенанта королевских мушкетеров? Пока этот остолоп Безмо догадался бы о проделке, господа мушкетеры вывезли бы меня за стены Бастилии. Почти дюжина мушкетеров это достаточно для похищения одного маршала... а? Что скажете, брат мой? Просто и гениально, не так ли?

Он говорил, не скрывая свое уважение к редкому сочетанию прозорливости и дерзости лейтенанта мушкетеров, нисколько не пострадавшими от прожитых лет.

- Хотел бы я посмотреть на лица Безмо и его секретаря, когда они узнали бы, что отпустили арестанта без должного на то приказа от самого короля.

Все еще улыбаясь дерзкой выходке, которая не состоялась только из-за того, что сам он пошел на не меньшую дерзость, покинув стены Бастилии под плащем своего брата, дю Плесси слегка отодвинул занавеску. Снаружи были видны фасады домов, но трудно было разобрать, по какой именно улице они ехали. Узкая проезжая часть позволяла проехать всего одной карете, да и то, с превеликой осторожностью.

- Отчего это Ваш кучер выбрал столь узкие улицы, Арман? - спросил Франсуа-Анри, задергивая по примеру брата занавеску, - Неужели мы скрываемся от кого-то? Помнится мне, от Бастилии недалеко до Сент-Антуанских ворот, если ехать через Гревскую площадь и свернуть там... где таверна этого старого плута Мекано. Вот уж кто мог бы переиграть нашего лейтенанта в "верю-не-верю". Старик и самому Святому Петру у райских ворот наплетет с три короба столько, что его сразу в обитель к ангелам пошлют.

За небрежной шуткой маршала крылось беспокойство. Он попытался успокоить себя, думая о том, что кучер мог избрать более короткий путь, чтобы выехать на парижский тракт до начала сильного ливня, чтобы не застрять в городской грязи где-нибудь посреди площади, запруженной тяжелогружеными повозками прибывших на рынок торговцев.

- Вы тоже заподозрили неладное, герцог? Да, я прекрасно знаю, что у Безмо под началом есть два врача. Один скорее не врач, а костолом, а второй консультант, в его обязанности входит следить за тем, чтобы так называемых испытуемых из числа особенно несговорчивых подследственных арестантов не запытали до невменяемого состояния. То есть, до смерти. Ну ну, не смотрите так, словно Вы только что вытащили меня из преисподней. Мне это не грозило... пока что.

Последнюю фразу Франсуа-Анри и хоть и промолвил с обычной улыбкой, игравшей в его синих глазах, однако же, не столь же уверенно. Он прекрасно помнил лицо королевы, когда она приказала ему покинуть ее покои, это было лицо женщины ступившей на край пропасти и взглянувшей в бездну. Поняла ли она, что именно он нашел под ее постелью и почему на самом деле оказался в ее опочивальне, или же это был страх перед разоблачением, который навис над ней как дамоклов меч? Нет ничего опаснее загнанной в угол жертвы, готовой на все ради своего спасения. А загнанная в угол собственным страхом королева делалась и того опаснее. Кого еще она могла подозревать в излишней осведомленности?

В сердце тяжело екнуло и немедленно отдалось пульсирующей болью в заживающей на боку ране. Только бы Мария-Терезия не связала его появление в первый раз в ее спальне с Ней! Ненависть к фаворитке мужа могла тихо тлеть на сердце испанки слишком неуверенной в себе чтобы пойти на решительный шаг против соперницы. Но опасения быть разоблаченной со слов этой же фаворитки могли преобразить даже столь пассивную ко всему женщину какой была королева.

"Нужно как можно скорее вернуться в Фонтенбло и сделать все, чтобы убедить королеву... в чем же? В собственной невиновности, черт подери!" - едва не воскликнул Франсуа-Анри в ответ на размышления, -" Да, если она будет уверена в том, что ей не в чем виниться, то легко будет убедить ее и в том, что мне не в чем обвинять ее даже в самом глубоком помешательстве... тогда все можно будет списать... но на что же? Шутки с фрейлинами здесь не пройдут... черт подери, не от того ли матушка затеяла эту игру с помолвкой? Черт... черт, черт! Но ведь Она не поверит в это? Нет, только не Она... ведь Она же знает, что это все чепуха и я никогда..."

- Что? - переспросил он, заметив, что прослушал очередную серию вопросов брата, - О нет, Бельфлеру не нужна врачебная помощь. Но, ему нужен так сказать исповедник... а месье Колен пользуется безоговорочным доверием де Безмо, поскольку является личным медиком суперинтенданта, - Франсуа-Анри наклонился ближе к брату, - Ведь Бельфлер был помещен в Бастилию по приказу Фуке. Без суда и без королевского приказа. Любого другого врача или даже священника к его смертному одру не подпустили бы и на милю. А для Колена все двери открыты. Пока наш месье виконт пользуется безоговорочным доверием Его Величества.

Карета резко дернулась и сникла на левый бок. Маршал тихо прошептал проклятие и откинулся на спинку своей скамьи, философски скрестив руки на груди.

- Если мы застрянем в грязи, то, боюсь что надолго... слышите как барабанит дождь? Третий раз за четыре дня... поразительное везение, - проговорил он, скорее иронизируя над самим собой, нежели обращаясь к брату, - Кстати, самое время объясниться по поводу моей помолвки... если конечно же нам не придется выталкивать нашу карету из грязи вместе с господами мушкетерами.

4

Отправлено: 21.06.14 21:08. Заголовок: - Н-да... если бы не..

- Н-да... если бы не подпись графа, я бы подумал, что это какой-то розыгрыш, - сказал Арман, изучая чистый белый лист записки, - Не странно ли, что Вы так срочно понадобились лейтенанту? Отчего же не граф де Сент-Эньян, он обер-камергер... или тот же маршал де Грамон, он маршал Суда Чести к тому же. Что бы это могло означать? Новые улики в деле об убийствах в парке? Или они напали на след шевалье де Лоррена?

В последнем пункте герцог хотел быть уверенным меньше всего. Не то чтобы он лично симпатизировал любимцу Месье, который всего за год своего пребывания при дворе, успел забраться вверх по карьерной лестнице с положения скромного пажа воспитанника Кадетского Корпуса в кавалеры свиты Брата короля, более того выбившись из всего числа миньонов принца в его наперсники. Если не более того, как утверждали злые языки. Зная детали обвинения, сфабрикованного префектом Ла Рейни, де Руже не мог согласиться с несправедливостью, обращенной против шевалье. Было ли причиной заблуждение Канцелярии, вмешавшейся в расследование, которое было поручено королем маршалу дю Плесси и лейтенанту д'Артаньяну, или же личная неприязнь? Но вряд ли сам Ла Рейни испытывал хоть что-нибудь личное по отношению к подследственным, скорее всего его руку направлял кто-то другой, кто-то невзлюбивший шевалье настолько, что был готов довести обвинительный процесс до самого худшего исхода.

- Отчего это Ваш кучер выбрал столь узкие улицы, Арман?

- Я и сам удивляюсь нашему маршруту, - ответил де Руже, еще раз посмотрев в окно, - Не похоже на знакомые мне улицы... но, судя по шпилю Святого Евстафия, это все еще Сент-Антуанское предместье. Наверное, кучер решил объехать сутолоку, которая сейчас царит на Гревской площади. Кажется, на сегодня было назначено публичное клеймление осужденных на пожизненную каторгу... Вы слыхали что-нибудь об этом деле? Люди Ла Рейни разнесли целый квартал, прилегавший к пустырю у Мельничных холмов. Половину арестованных осудили на тюремный срок, а тех, кто оказался замешанным в кражах и разбое, отправят на каторжные работы.

План Франсуа-Анри относительно разговора с архитектором заинтересовал Армана. Но он с большим скептицизмом отнесся к выбору подсадного лекаря для Бельфлера.

- Вы уверены в докторе, Анрио? Все-же, одно дело доверить ему лечение раны, ведь как врач, как медик, Колен обязан соблюдать клятву Гиппократа. Но стоит ли закрывать глаза на то, что он личный врач Фуке? Я все больше склоняюсь к мысли о том, что виконт связан с убийствами и похищением... известного нам предмета. Что если Колен был навязан Вам в качестве врача только затем, чтобы следить за ходом расследования? Или, что уж там, для того, чтобы убедиться, что расследование как таковое не ведется по причине Вашего ранения. Но, - он не договорил, так как карета внезапно остановилась и опасно качнулась набок.

- Мне кажется, это не грязь, - проговорил Арман, прислушиваясь к шуму, доносившемуся снаружи, - И это не похоже на стук подков... где наш эскорт, черт возьми? Боюсь, что нам придется отложить нашу беседу до... - молниеносным движением герцог вытащил из-за пояса пистолет и принялся заряжать его, - До лучшего времени... если у Вас есть пистолеты при себе, заряжайте их. Самое время быть готовыми ко всему.

5

Отправлено: 26.06.14 20:57. Заголовок: Вот оно! Никогда и н..

Вот оно! Никогда и ни при каких обстоятельствах сердце не обманывало его, предугадывая опасность или готовящуюся против него засаду. Это не было страхом, хотя, и за это вполне оправданное и иногда даже необходимое качество маршал благодарил Создателя. Это было предчувствие. Горевшее внутри под ложечкой ощущение близкой опасности.

Почти одновременно с братом Франсуа-Анри вытащил из-за пояса пистолет, с которым не расстался бы и на смертном одре. Маленькая изящная вещица с укороченным стволом и почти игрушечным спусковым механизмом. Практически бесполезный для стрельбы с двадцати шагов, этот пистолет был смертельным оружием в ближнем бою и никогда еще не подводил маршала. Не в пример конечно же его выдержке, отсутствие которой иной раз заставляло его разряжать пистолет еще до того, как противник успевал приблизиться достаточно близко.

- Ненавижу пистолеты, - чертыхнулся дю Плесси, выверенными движениями заряжая пистолет, полагаясь больше на то, что ему удастся припугнуть им противника, чтобы потом уже рассправиться с ним при помощи шпаги, - Грохоту и дыму от них много, а толку то... Берите окно справа, Арман, а я буду ждать нападения слева. Черт возьми, не могу поверить, что мне придется испачкать порохом мой выездной камзол... если Она заметит эти следы, то прощения ждать не придется, - прошептал он, повернувшись к окну со своей стороны.

С улицы доносилось чавканье грязи под копытами лошадей и крики понукавшего их кучера. Карета намертво застряла в жирной парижской грязи, цепко ухватившей колесо с левой стороны по самую ось.

- Держи его! Держи, тысяча чертей! Не уйдешь!

Этот голос показался дю Плесси знакомым и столь же неприятным, обладателя же его он не сразу сумел разглядеть, но мог с уверенностью назвать его имя.

- Кажется, это маркиз де Вард гонится за кем-то... ну вот и благой повод для возвращения в Бастилию. Само собой, если бы я не был уверен в лекаре месье виконта, то воспользовался бы этим случаем. Но за кем это он гонится?

Движимый интересом и невесть откуда пробудившимся мальчишеским озорством, Франсуа-Анри распахнул дверцу кареты, при этом сшибив с ног человека, пытавшегося пробежать мимо. Странное одеяние и еще более странный головной убор беглеца привлекли внимание маршала и он соскочил с подножки кареты на мостовую, не обращая внимания на грязь, щедро облепившую его сапоги и покрывшую брызгами полы плаща.

- Я бы не стал пытаться бежать дальше, сударь, - обратился к человеку маршал, подняв пистолет в вытянутой руке, - Боюсь, что у маркиза де Варда есть неотложное дело до вас. Интересно бы знать, что именно? А? С чего бы капитану королевской гвардии гоняться за вами по парижским улицам? Вы проигрались ему в карты, месье?

Говоря это, дю Плесси насмешливо улыбался. Он подошел ближе и протянул незнакомцу руку, чтобы помочь подняться. Этот дружественный маневр однако не был принят как таковой со стороны беглеца. Тот резко рванул маршала за руку, поднявшись на ноги, но тут же отскочил назад, сверкая дикими от ярости и страха глазами. Тюрбан съехал на бок на его голове, а полы широкого халата выпростались из-под широкого расшитого золотом и алыми нитями пояса. Теперь-то Франсуа-Анри мог убедиться в том, что глаза его не обманывали, и это был действительно персидский широкий тюрбан и богато расшитый восточный халат, а сам незнакомец, судя по смуглому лицу, удлиненному, благодаря узкой и длинной эспаньолке, был выходцем с Востока, персом или арабом.

- Ни с места, - приказал маршал, не теряя при этом дружелюбия в тоне, - Подчиненные мне мушкетеры позади вас, сударь. Если вы попытаетесь бежать дальше, они немедлено разрядят в вас свои мушкеты. Думаю, что кем бы вы не являлись, ваш прекрасный халат и не менее замечательный головной убор не заслуживают такого обхождения.

- Шайтан! - выругался перс, дико вращая глазами и озираясь назад, чтобы убедиться, не блефовал ли маршал, - Отпустите. Я заплачу, - быстро выпалил он, протянув руку к пистолету, - Не стреляйте.

- О, так вы и на французском изъясняетесь, сударь? - сделал вид, что удивился, Франсуа-Анри, но тем не менее опустил пистолет, - И кто же вы? Почему маркиз де Вард преследует вас?

- Это бесчестный человек. Он ворвался в мое поместье с оружием. Арестовал меня. Посадил в тюрьму как последнего шакала, - ответил перс, пятясь назад и оглядываясь в сторону маленького проулка, возле которого так неудачно застряла карета герцога де Руже.

- Ваше имя, сударь? - повторил уже более строго Франсуа-Анри, снова наводя прицел на незнакомца, в котором угадывал одного из членов сирийской торговой миссии, которые были представлены ко двору более полугода назад, - Честному человеку нет нужды скрывать свое имя.

Но тут его голос заглушил рев толпы бродяг, окруживших карету со свсех сторон. Оказавшись в центре горланивших что-то нечленораздельное на своем жаргоне бандитов, маршал отступил на шаг ближе к карете, чтобы не озираться, ожидая нападения со спины. Такого оборота он не ожидал, но тем не менее был далек от того, чтобы паниковать. В конце-концов, он был при оружии и пока еще хладнокровен.

6

Отправлено: 27.06.14 22:30. Заголовок: - Я уже не уверен, м..

- Я уже не уверен, можно ли доверять собственному кучеру, куда уж до лекаря. Ненавижу неопределенность, - ответил Арман на чертыхания брата, так же заряжая пистолет, - Этот пугач все еще у Вас? - усмехнулся он, глядя на миниатюрную игрушку в руках Франсуа-Анри, - Лучше подарите его одной из Ваших пассий. Из него в самый раз по назойливым кавалерам стрелять - грохоту много, ущерба никакого.

Он повернулся в указанную братом сторону и выглянул еще раз в окошко. Карета остановилась так близко у глухой стены дома, что открыть дверцу не представлялось возможным, да и нападение было маловероятным. Зато, со стороны Франсуа-Анри открывался чуть больший проем. И именно оттуда следовало ожидать нападения, если именно это предвещали крики, доносившиеся издалека.

- Кажется, это погоня. Кто-то из арестантов? - проговорил Арман, прислушиваясь к крикам, - Не может быть... ведь де Вард, разве он не в Фонтенбло? За кем это он гонится?

Не ответив на шутку дю Плесси о удобном случае для возвращения в Бастилию, герцог сосредоточенно осмотрел курок пистолета и проверил заряд. Приготовившись таким образом отразить первую атаку, он переместил перевязь со шпагой, чтобы молниеносно обнажить клинок при необходимости вступить в бой. Не успел он запретить брату выглядывать наружу, как тот уже оказался на мостовой и, судя по хлюпающему звуку, в самой середине грязной лужи.

- Черт возьми, куда Вас тянет на рожон! - выругался де Руже, следуя за братом, чтобы не оставлять его одного.

Ему удалось выбраться из кареты как раз к тому моменту, когда ситуация возле кареты приняла самый критический оборот. Толпа вооруженных ножами и пистолетами оборванцев наступала с двух сторон с явным намерением напасть.

- Стоять! Я приказываю стоять! - крикнул де Руже командным голосом и поднял вверх пистолет, - Пуля первому, кто посмеет двинуться. Я генерал королевских войск, герцог де Руже, а это маршала двора дю Плесси-Бельер. Именем короля приказываем Вам разойтись и предоставить этого человека нам, - он указал рукой на невесть откуда взявшегося на парижской улице сирийца.

- Как бы не так, герцог. Генерал вы или кто там еще, нам без толку. К вам и вашему брату нам дела нет. А этого человека мы берем под свое покровительство. Он наш.

- Покровительство? - Арман не сдержал усмешку, что вызвало недобрые ухмылки со стороны бродяг, видно, не привыкших к шуткам любого рода насчет своих намерений, - Я предупредил вас. Если вы думаете, что имеете дело только с нами и нашим кучером, - краем глаза де Руже заметил, как его кучер направил на толпу пару пистолетов, которые всегда хранил заряженными в сумках, притороченных к его сиденью, - Вы ошибаетесь. Сейчас здесь появятся мушкетеры и тогда мое предложение на мирное отступление не будет иметь смысла для вас. Каждый, кого не застрелят на месте, будет арестован и передан полиции.

- Много говорите, сударь. И умно как-то. А мои люди не привыкли к такой речи. Нам чего по-проще... сколько вы дадите за этого басурмана?

Услышав, что предметом переговоров сделался именно он, сириец взвизгнул и обернулся к главарю шайки, замахав на него худощавыми руками, выпроставшимися из широких рукавов его халата.

- Что? Что значит, сколько дадите? Вам было заплачено сполна! Сполна!

- У всякого в Париже есть право на честный торг. Если их цена будет выше того, что нам посулили, так отчего бы не поторговаться. Твои дружки пока что нам одними обещаниями платили, - ответил главарь, сплюнув на мостовую перед остроносыми туфлями сирийца.

- Я прикажу сечь тебя, - прошипел тот, сверкнув глазами, - Сечь! До смерти!

Тут вся улица огласилась хохотом бродяг, для которых все происходящее было скорее диковинным зрелищем, нежели серьезным происшествием. Издали послышался топот конских копыт и новые крики: "Именем короля! Стоять!"

Прежде чем де Руже успел решить, в кого первого выстрелить, бандиты бросились врассыпную, скрывшись кто в переулке позади кареты, кто в ближайших домах. Раздался одинокий выстрел. Не долго думая, Арман навел свой пистолет на главаря бандитов, в чьей руке дымился только что разряженный им пистолет, и выстрелил.

- Черт... не повезло... вот ведь оказия, - прохрипел бандит, падая на мостовую рядом с распростертым сирийцем.

7

Отправлено: 28.06.14 01:16. Заголовок: - Именем короля! Кля..

- Именем короля! Клянусь преисподней, я прошибу голову первому...

Де Вард не успел выкрикнуть новую угрозу в адрес запрудивших узкую улицу бездомных бродяг и невесть откуда взявшихся мушкетеров, когда раздался сначала один выстрел, затем буквально в ту же секунду второй.

- Тысяча чертей! - воскликнул капитан и, отчаянно расталкивая столпившихся в начале улицы горожан, кинулся к застрявшей в грязи карете, вокруг которой столпилось около дюжины головорезов.

- Стоять, канальи! - он попытался перекрыть путь к отступлению пытавшимся броситься в бегство бродягам, но те оказались куда проворнее, прихрамывавшего от падения с лошади маркиза.

- Что произошло, господин капитан? - спросил подъехавший сзади мушкетер, - Та застрявшая в грязи колымага, их рук дело?

- Моих? Черта с два! Этот сброд набросился на нас прежде чем мои люди успели вытащить колеса из грязи... - бросил на ходу де Вард, подбегая к карете, перегородившей улицу.

На заднем щитке он разглядел герб де Руже, а в подтверждение тому, что карета действительно принадлежала сему славному дому, возле кареты оказались и оба брата де Руже. Маркиз тут же признал в одном из них дю Плесси-Бельера, угрожавшего толпе маленьким пистолетом, а во втором герцога де Руже, в руках которого также был пистолет с дымившимся дулом.

- Черт подери! Вы убили его, герцог! - воскликнул де Вард, увидев распростертое посреди грязной жижи тело в ярком восточном халате, - Мне он нужен был живым. Черт... во имя всего святого, герцог, зачем?

Сзади напирали лошади мушкетеров, кто-то позвал на помощь, раздался чей-то крик "Убивают! Спасите!" Толпа, в которой смешались и калеки, и вооруженные бандиты, и сбежавшиеся поглазеть почтенные горожане, заволновалась и загудела, пропуская спешивших на подмогу полицейских.

- Ранкар! Я здесь! Сюда! - позвал де Вард, заметив в толпе знакомую фигуру следователя.

- Святые угодники, - прошептал тот, склоняясь над телом убитого, - Этот уже готов... а второй еще кажись шевелится, - он указал на лежавшего рядом оборванца, жадно хватавшего воздух щербатым ртом, - Ну-ка, ребята, тащите его к карете. Повезет, так живым еще в Шатле привезем.

- А что с этим делать? - спросил один из подоспевших городских стражников и ткнул пальцем в сторону убитого, - Басурманин кажись... нехристь поганый.

- То то вы скоры трупы собирать, стервятники, - прошептал разочарованный неудачей де Вард и кивнул Ранкару, - В Шатле. Да. Никакой к черту Бастилию. Захотят допросить, так пусть являются в Шатле. Этого тоже везите. Не здесь же его оставлять. Черт подери.

Он снял шляпу и старательно стряхнул с нее капельки грязи.

- Господа, я не имел намерения задерживать Вас, - обратился он к обоим братьям де Руже и глянул на выстроившихся позади кареты мушкетеров, - И вас, господа тоже. Видно, этот сброд подстроили ловушку для моей кареты, чтобы перегородить улицу и помочь сбежать этому павлину. Это, между прочим, Омид аль Джевэд. Он называл себя тайным полномочным посланником сирийского шаха. Однако, никаких грамот у него не было.

8

Отправлено: 28.06.14 21:36. Заголовок: Дю Плесси усмехнулся..

Дю Плесси усмехнулся посмотрев на пистолет в своей руке. А в самом деле можно подарить его... задумчивый лик графини промелькнул и тут же исчез, оставив тепло в его сердце и улыбку на губах. После всего, разве не был бы это наиболее стоящий подарок для Нее? Пусть это изящное и грозное вместе с тем творение голландского мастера послужит Ей.

- Непременно же, - прошептал Франсуа-Анри, переглянувшись с братом, - Я так и поступлю, как Вы посоветовали мне, - пояснил он свои слова и лицо его вновь обрело суровое выражение, не предвещавшее ничего хорошего оказавшимся под дулом его пистолета, - Никаких покровителей. Разойдитесь по-хорошему, и ваши жизни будут сохранены. До следующего раза.

Предупреждать дольше не имело смысла, так как на линии огня его пистолета был только сам беглец и тот из шайки бандитов, кто выступал в роли переговорщика, пистолет герцога мог достать кого-то из стоявших позади. Но после двух выстрелов силы оказались бы неравными. Франсуа-Анри замер с вытянутой вперед рукой, оценивая шансы, когда со стороны перекрестка послышалось звонкое цоканье подков. Все произошло настолько же быстро, насколько и невероятно. Почти одновременно прозвучали два выстрела, эхо от них едва успело повториться, как послышались грозные крики мушкетеров, налетевших на головорезов. Суматоха и крики проклятий и призывов караула и помощи показались маршалу отголосками смутных времен баррикадных войн, когда Париж был наводнен не только войсками взбунтовавшихся против королевской власти принцев, но и бандами головорезов, которым по сути было наплевать на то с кем и за что сражаться, лишь бы это позволило им безнаказанно убивать и грабить.

- Арман! - маркиз услышал свой собственный крик прежде чем закашляться от порохового дыма, который ветром отнесло в его сторону, - Вы целы?

Увидев герцога, склонившегося над телом сирийца, дю Плесси прошептал про себя короткую благодарность Небесной Деве за спасение брата от шальной пули, и тут же наставил пистолет на подбежавшего к ним из толпы человека.

- Черт подери! - вырвалось у него почти одновременно с проклятием, брошенным маркизом де Вардом, - Вы как здесь оказались, капитан? Не вините моего брата... его выстрел попал в цель. Но не в этого фанфарона. А того что рядом. Этот оборванец и его шайка угрожали нам и требовали передать им этого человека. Сириец кажется... судя по виду?

Уточнять не пришлось, так как де Вард сам представил им покойного уже Омида аль Джевэда. Маршал разрядил пистолет и заткнул его за пояс с правой стороны, стараясь лишний раз не трогать левый бок, промокший от крови проступившей сквозь повязки. Он запахнул свой плащ и сурово посмотрел на маркиза, подбирая в уме кусочки из разных событий и долетавших до его слуха обрывков фраз, стараясь вспомнить, при каких обстоятельствах он мог слышать имя покойного сирийца.

- Судя по всему, у банды бродяг был приказ избавить этого человека от Вашего общества, маркиз, - с легкой усмешкой шутливо проговорил маршал, глядя на попытки полицейского следователя вернуть в сознание смертельно раненого бандита, - Живым или мертвым. И с чего бы это? Кстати, а почему Вам вздумалось везти его в карете в такой неблагополучный день да еще вблизи от Гревской площади? Не к завтраку же Вы спешили, маркиз?

- Нет, господин маршал, у нас был приказ привезти этого господина к допросу в Бастилию, - ответил вместо де Варда Ранкар и поднялся с колен, - Эй, вы двое, постучите по дверям, отыщите мне носилки. Этого доходягу еще можно доставить в Шатле. Мэтр Илай поможет ему... разговориться напоследок, - деловито добавил он.

- Этого господина? - удивился дю Плесси и переглянулся с братом, - А кто именно потребовал привезти его? Так странно... ведь по стечению весьма занятных обстоятельств, мы с Его Светлостью как раз едем из Бастилии. Не припоминаю, чтобы маркиз де Монлезен упоминал при мне о каком-нибудь сирийце...

- Так их двое, Ваша Светлость, - не понял подвоха в вопросе маршала Ранкар и кивнул в сторону застрявшей на перекрестке кареты, - Там в карете под присмотром еще один. Но тот на французском ни слова не толкует. Беда то в том теперь, что из него ничего не вышибить, кроме духа его басурманского.

- Какая расточительность, - съязвил дю Плесси, взглянув еще раз на лежавшего ничком сирийца, - Занятно, занятно все это. Господа, предлагаю разделиться. Для моего сопровождения хватит и четырех, а остальным приказываю отправиться с каретой господина де Варда в Шатле. Убедитесь, что хотя бы одного своего арестанта Вы сбережете, капитан.

- Месье... месье Ранкар!

Подбежавший к ним человек, одетый в форменный мундир полицейского чина, выглядел настолько запыхавшимся и побагровевшим от бега, что казалось, он вот вот упадет замертво. Размахивая руками и захлебываясь в попытках отдышаться, он безумно вращал глазами и силился что-то вымолвить. Наконец, повинуясь требовательному жесту Ранкара, он указал рукой в сторону кареты, как раз в тот самый момент, когда она скрылась за перекрестком.

- Что? Черт подери, что случилось? - не выдержал Ранкар.

- Угнали... под дулом пистолета угнали... - выпалил полицейский и с шумом захватил воздух ртом, - Кучеру горло перерезали и угнали... меня вышвырнули. Сирийца того... его увезли.

9

Отправлено: 29.06.14 21:52. Заголовок: Выкрик брата отдался..

Выкрик брата отдался гулким ударом в груди. Жив! Значит, выстрел был не в него! Арман посмотрел на брата, радуясь, что того не задело, и только кивнул ему в ответ, уж он то был жив. Но раз стреляли не в Анрио, то в кого же? Увидев в дыму порохового дыма два тела, распростертых на земле, герцог понял, что первый выстрел предназначался именно беглецу. А вторым он сам уложил стрелявшего.

- Это не я убил его, маркиз, - глухо проговорил де Руже в ответ подбежавшему к ним маркизу де Варду и опустил все еще дымившийся от выстрела пистолет, - Я стрелял в этого головореза.

Появление полицейских и судейских на улице заметно остудило любопытство собравшихся поглазеть на потасовку горожан. Многие попятились назад, едва над толпой прозвучали грозные крики конных мушкетеров, подоспевших вслед за полицейскими. Герцог успел заметить, что многие из тех, кто угрожали им с братом расправой, смешались с толпой, припрятав ножи и пистолеты, и преспокойно убрались с места происшествия без каких-либо препятствий.

- Де Вард, на Вашем месте я приказал бы отловить хотя бы двух или трех негодяев из этой шайки. Им явно заплатили за похищение Вашего арестанта. Как знать, переживет ли этот молодец мой выстрел, судя по хрипу, жить ему недолго, - хладнокровно посоветовал де Руже, встретив гневный взгляд маркиза с таким же спокойствием, как если бы они обсуждали точность стрельбы из мушкетов и аркебуз, - Дело Ваше, маркиз. Это ведь только Ваше дело.

- Мы можем догнать их, Ваша Светлость, - предложил свои услуги де Гарнье и махнул в сторону переулка, - Я заметил пару знакомых рож среди этих оборванцев. Воры карманники, ничего особенного.

- Вот только не надо вам за ними гоняться, господин мушкетер, - встрял в разговор полицейский, которого де Вард назвал Ранкаром, - Эти ребята знают здешние кварталы как свои пять пальцев. Обведут вас вокруг носа, да схоронятся в каком-нибудь подвале. А еще хуже того, заманят в западню. Нынче у них никаких страхов перед королевской властью не осталось. Творят, что хотят, канальи. Мало им было того, что господин Ла Рейни разорил целый квартал Двора Чудес в Сен-Дени... теперь и здесь беспорядки начались.

- А как насчет мундиров королевских мушкетеров? - не унимался де Гарнье, чуть привстав в стременах.

- Никакого страха не осталось, сударь. На днях, поговаривают, случилось что-то у них. Между прочим с вашим же братом мушкетером... вот страху и не ведают. Терять то нечего, - ответил Ранкар, - Этот господин, Джевэд, важной птицей был. Слишком много он знал о тайных делах тут... жаль, что теперь уж не расскажет.

Генерал только поднял руку, дав понять, что ему интересен разговор маршала дю Плесси и капитана де Варда. Не странно ли в самом деле, что откровенный болтун де Монлезен ни словом не обмолвился о ожидавшемся допросе арестованного сирийца, словно это было бы чем-то настолько же обыденным, как ежедневная доставка питьевой воды в королевскую крепость.

- А где этот приказ, господин маркиз? - спросил де Руже, но его никто не услышал из-за разочарованных воплей полицейского следователя при виде удалявшейся кареты со вторым арестантом.

- В погоню! В погоню, господа! Черт возьми, нельзя упустить хотя бы карету! - крикнул Гарнье, пришпоривая свою лошадь.

Не глядя в сторону де Руже и уверенный в том, что команда генерала была бы именно таковой, мушкетеры короля пустились в погоню за каретой, не слушая воплей Ранкара с предупреждениями о перекрестках и толпах зевак на Гревской площади.

- Черт... вот влипли, - не выдержал де Руже и едва не сплюнул на мостовую, он повернулся к карете и уныло посмотрел на оседавшее все глубже в грязь колесо,  - Без помощи нам отсюда не выбраться. Господин Ранкар, услуга за услугу. Пока наши люди гонятся за Вашим арестантом, пусть Ваши полицейские помогут вытащить карету... в долгу не останемся. Если мы можем еще чем-то быть полезными Вам. Маркиз, что скажете? - спросил он, посмотрев в лицо брата, заметно побледневшее со времени их отъезда из Бастилии, - Думаю, что Вам лучше оставаться в карете, Анрио, - тихо проговорил он, с силой сжав руку маркиза для большей убедительности.

10

Отправлено: 30.06.14 21:27. Заголовок: Насмешки обоих брать..

Насмешки обоих братьев вывели бы из себя де Варда, если бы не повод к ним - убийство одного из захваченных после штурма Ле Вуэна сирийского главаря банды и похищение второго. Похищен или освобожден, это имело решающее значение, ведь похищение могли организовать ради денег и выкупа, и выследить руку, направившую бандитов можно было, прибегнув к старым связям шевалье д'Эрланже и Ранкара. Но если это было освобождение, то поди сыщи, кто и куда мог упрятать беглого сирийца.

- Господа, мне не до смеха. Надеюсь, вы простите мне то, что я не могу оценить по достоинству ваше чувство юмора, - ответил де Вард, - Но это ваше замечание о господине де Монлезене мне кажется странным. Вы можете поручиться, что ничего не слышали от него о вызове этих сирийцев? В приказе, который я получил, было написано... да черт подери, где же он? - похлопав себя по бокам, маркиз яростно сжал кулаки, - Черт... я уже ни в чем не могу быть уверен. Пропала бумага то! Но она была написана верно. Печать де Монлезена я сам лично проверил и изучил... и гербовая бумага. Да, там еще вензель был... странно, что комендант на такой бестолковой бумаге приказы рассылает. Знаете, такая плотная бумага, белая и с вензелем вверху и внизу... ну сущий пустяк. На таких разве что стишки дамам посылать к утреннему завтраку.

Дело оборачивалось далеко нешуточным и чем больше маркиз осознавал то, насколько ловко его обвели вокруг пальца, тем больше ему становилось не по себе. Нет, это не было боязнью королевского гнева и новой ссылки в какое-нибудь отдаленное губернаторство командовать гарнизоном новобранцев. Его пугал сам факт проигрыша, поражения. А именно это маячило у него перед глазами. И все-таки, нужно было постараться взять себя в руки и сосредоточиться. Дать приказ. Да. Не зря же они советовали ему предпринять погоню, и герцог, и его брат, этот насмешник дю Плесси, которого он вызвал бы на дуэль за его сарказм, не будь ситуация настолько плачевной.

Грозовые тучи схлестнулись над кривыми парижскими улицами как раз в ту самую минуту, когда казалось бы большей беды и быть не могло. В добавок к легкому дождю, который всего навсего разбавил не высохшую после недавних дождей грязь на улицах, новые хляби небесные разверзлись целой стеной прямо на них, так что уже через минуту де Вард не ощущал на себе ни единой сухой нитки.

- Тысяча чертей! - выругался он и посмотрел на поливаемое дождем тело аль Джевэда, - Господа, я знаю, что как христиане... это не наш долг, но позвольте перевезти тело этого господина в Шатле в вашей карете, - голос маркиза звучал натянуто и сухо, ему стоило немалых усилий снизойти до просьбы к братьям де Руже, - Я не могу обещать вам скорый отъезд из Парижа, господа. Но поверьте, это дело важное. Тут могут оказаться замешанными люди... - он понизил голос до шепота, - Состоящие в дипломатическом ведомстве. Мне необходима ваша поддержка сейчас. И при дворе, господа, - договорил он, глядя исподлобья на маршала дю Плесси, - Господин маршал?

Чья-то рука легла ему на локоть и маркиз обернулся, готовый нетерпеливо отмахнуться. Но вместо ожидаемого бестолкового полицейского он увидел чумазое лицо мальчишки, который нетерпеливо тянул его за рукав.

- Чего еще? - буркнул де Вард, но услыхав звон к заутренней с колокольни Святого Евстафия, решил, что это нищий подошел за милостыней, потянулся к кошельку, висевшему по старой военной привычке на поясе, - На медяк и проваливай по-хорошему. Не место тебе тут.

- Благодарю, добрый господин, - ответил мальчишка, забрав монетку, - Мой хозяин просит вашу милость отойти... здесь за углом переулок есть, он к церкви Святого Евстафия ведет. Если не доверяете, возьмите с собой кого-нибудь еще... там. Ждут.

Не успел де Вард решить, отвесить ли оплеуху обнаглевшему отродью или поинтересоваться для начала, кто его хозяин, но мальчишки и след простыл.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5107/56879152.34e/0_f92ac_b04bc3ea_orig

11

Отправлено: 30.06.14 23:38. Заголовок: Бумага с вензелями, ..

Бумага с вензелями, такая, что годится для бестолковых стишков к дамам... занятно, кто бы мог настолько пренебречь мерами предосторожности, чтобы подделывать приказ о переводе арестанта из одной тюрьмы в другую на простой писчей бумаге, да еще и с вензелями? Де Вард не глуп, заподозрив неладное, он наверняка присмотрелся бы к почерку и вензелям. И скорее всего перво наперво послал бы к де Монлезену с требованием объяснений. Но бумага то пропала... Невольно усмехнувшись невезению капитана, дю Плесси пожал плечами. Приказ скорее всего был выкраден у де Варда во время паники из-за побега арестанта. Не зря же для его организации были наняты воры.

Тихий голос брата нарушил ход размышлений Франсуа-Анри. Он не успел одернуть руку, и недовольно скривил губы в усмешке. Как, теперь ему придется принимать приказы от господина генерала?

- Я не... - маршал попытался возразить брату, но тот с силой сжал его руку, а поднимать спор на глазах у всех было немыслимо. Это был бы спор, в котором у Армана были неоспоримые доводы, о которых Франсуа-Анри не пожелал бы услышать лишний раз, к тому же в присутствии свидетелей. Но кроме хладнокровного и не располагавшего к диспуту тона брата, в сердце маршала звучал другой голос, более нежный, но еще более убедительный и проникновенный. Он обещал Ей. И это было самым убедительным доводом, о котором знали только он и Она.

- Хорошо, - коротко ответил дю Плесси, отступив к карете, - Маркиз, располагайте нашей каретой. Мы все на службе у короля и наш долг помочь Вашему делу. Быть может, оно косвенно касается и нашего расследования, - маршал кивнул брату, а затем сделал знак двум полицейским и те немедленно втащили тело застреленного сирийца в карету.

Какой-то оборванец подошел к де Варду и маршал расслышал несколько слов о хозяине мальчишки и церкви Святого Евстафия. Смекнув, что это могла быть ниточка с информацией о похитителях, дю Плесси проследил за убегавшим мальчишкой. Узкий переулок, в котором он скрылся, проскользнув через плотно обступившую их толпу, вел к параллельной улице, которая спускалась к площади, на которой находилась упомянутая церковь. Недалеко.

- Идемте, маркиз. Проверим, что к чему, - заявил маршал, но встретив взгляд брата, постарался не подать и виду, что почувствовал досаду из-за его чрезмерной бдительности, - Пожалуй, я останусь... покараулю этого молчаливого свидетеля, - он кивнул на торчавшие из незапертой дверцы кареты остроносые туфли сирийца, - Дождь так освежает... пожалуй, я помокну еще немного, покуда вы вдвоем проверите, что там за хозяин на паперти у Святого Евстафия.

Проводив взглядом удалявшихся де Варда и де Руже, маршал отошел к крыльцу под навесом одной из лавочек, хозяин которой не спешил открывать свое дело в столь суетливое утро, и подозвал к себе мушкетера оставшегося возле кареты.

- Я хочу кое-что передать с Вами. Немедлено скачите в Фонтенбло. Передайте графу д'Артаньяну, что его приказ принят. Опишите то, что здесь увидели и поясните, что я и генерал де Руже согласились помочь маркизу де Варду отыскать сбежавшего арестанта. И еще, месье, - в синих глазах маршала блеснула неожиданная тоска, он опустил голову, так чтобы его лица не было видно в тени намокшей от дождя шляпы, - Если Вам доведется встретить короля, передайте Его Величеству, - добавил он дрогнувшим голосом, в котором на секунду прозвучало несвойственное ему тепло, - Что к обеду я непременно буду в Фонтенбло с докладом. Лично. Это все. Скачите, друг мой, и пусть Ваша лошадь несется так скоро, как только возможно. Обождите... - он вытащил из-за пазухи тонкий лист бумаги, оторвал чистый уголок, наклонился на одно колено и снял с пальца перстень с печаткой.

Подышав на перстень, он приложил его к разбухшей от дождя глине в углу каменной кладки стены и затем запечатал оторванный уголок.

- Это моя именная печать. На случай, если Вас остановит дорожный патруль на парижском тракте. Сейчас там неспокойно, но с этой печатью Вас пропустят даже в личные покои короля, - с намеком в голосе сказал он и протянул бумагу мушкетеру.

- Все будет сделано, господин маршал, - ответил тот, пряча свернутый лист в отвороте кавалерийской краги, - Я передам все господину лейтенанту. И попрошу аудиенцию у короля от Вашего имени.

- С богом! - напутствовал его дю Плесси и навалился спиной на дверь, чтобы дождаться возращения брата и де Варда.

12

Отправлено: 01.07.14 23:01. Заголовок: Есть вещи, о которых..

Есть вещи, о которых лучше не знать. Они как ящик Пандоры, стоит открыть и на свет вырвется зло, с которым не под силу совладать и невозможно забыть. Что если мальчишка оказался всего лишь приманкой для де Варда и его увлекают в подстроенную ловушку? Но откуда им знать, что маркиз не позвал бы с собой городских стражей? Сомнения, странные и абсурдные не давали покоя, но еще больше герцогу было не по себе от странного спокойствия с каким его брат согласился остаться возле кареты. Не задумал ли он чего-нибудь безрассудное и непоправимое?

- Сюда, господа! - крикнул кто-то из темноты обветшалых каменных ворот, ведших к базилике старой церкви.

Де Руже переглянулся с де Вардом и для верности вынул пистолет из-за пояса. Проверил заряд и щелкнул затвором. Если их ждала компания оборванцев, то у него будет с чем встретить их. Шагнув в темноту первым, герцог сделал два шага и остановился, чтобы дождаться, когда глаза привыкнут к темноте. Усилившийся дождь с силой грохотал по черепичным перекрытиям над их головами. Раздалось сразу несколько глухих ударов грома, издалека, видно гроза бушевала где-то за пределами Парижа.

- Кто здесь? - бросил в темноту Арман, поднимая перед собой пистолет, - Отзовитесь, черт подери!

- Сюда, господа!

- Покажись! - приказал Арман, теряя терпение.

- Да здесь я, - маленькая тень показалась в просвете перед входом в боковую часовню, - Идите сюда, господа.

- Маркиз, я пойду вперед, если что, одним выстрелом я уложу одного и освещу это проклятое место. Смотрите в оба, куда бежать. Если это ловушка, то будет нехорошо, если мы попадем в нее оба. Я не могу приказывать Вам, но прошу, бегите, если что. Вы должны будете дознаться, кто все это подстроил. А я сумею постоять за себя, пока Вы приведете подмогу.

Стоило ли говорить все это такому человеку как де Вард? Арман был уверен в том, что если маркиз и запомнил его слова, то только вместе с чувством задетой гордости. И все-же, он надеялся на здравомыслие своего спутника и на то, что его сомнения окажутся напрасными.

- Они здесь, дядечка, - снова послышался голос их невидимого проводника и Арман увидел перед собой длинный узкий коридор со сводчатыми потолками, в самом конце которого находилась алтарная часть, освещенная десятком свечей, горевших перед деревянным распятием.

- Это и в самом деле часовня, - удивленно проговорил Арман, пряча свой пистолет под плащем, он перекрестился и прошел вперед, заметив возле алтаря сгорбленную фигуру старика.

13

Отправлено: 01.07.14 23:57. Заголовок: - Тихо, воробушек, н..

- Тихо, воробушек, не суетись. Возьми меня под руку и подведи к тем господам. Негоже заставлять благородных людей подходить к нам, - сказал Тэо, услыхав глухой перезвон шпор и неуверенные шаги, отдававшиеся эхом под сводами старинной часовни.

Он знал, что они придут. Двое, не больше, не меньше. Маркиза де Варда Слепец помнил по военным кампаниям на исходе Тридцатилетней войны. Уже тогда маркиз успел прославиться безрассудной отвагой и непомерной гордостью, уступавшей разве что принцам крови. Его амбиции поднимали людей на самые немыслимые подвиги, но также и заводили в беспросветную глушь среди болот на верную погибель. Несгибаемый никакими испытаниями, де Вард славился тем, что был до жестокости суров к самому себе и к своим людям. Посылая мальчишку за ним, Тэо знал, что де Вард не откажется проверить даже самую призрачную надежду на то, чтобы дознаться до правды, как и знал то, что из гордости и ради пресловутого тщеславия маркиз не возьмет с собой охрану. Разве что одного кого-нибудь.

- Месье де Вард, если я не ошибаюсь? - спросил Тэо, когда поводырь остановил его в двух шагах от вошедших, - А кто с Вами, маркиз? Надеюсь, судари, я могу полагаться на Ваше благоразумие?

По знакомому шороху одежды одного из вошедших, Слепец определил, что тот спрятал что-то и наскоро перекрестился. Да, это затаенное на несколько мгновение дыхание он безошибочно мог прочесть - молитва вошедшего в часовню истого католика. Кто же из двоих был настолько уважителен к матери церкви? Вряд ли де Вард, никогда не славившийся своими манерами и излишней религиозностью, изменил себе за последние двенадцать лет.

- Я знаю о том, что случилось. Так уж повелось, господа, булочник не чихнет у себя в пекарне, чтобы я не мог пожелать ему доброго здоровья. А тут такое дело, сбежавший арестант, убийство кучера... угон кареты. И что же, похитили второго арестанта?

- Да, дядечка, - шепнул мальчишка, но Слепец прервал его, сильно сжав плечо костлявыми пальцами.

- Как видите, я все знаю. Все, что и вы. И чуть больше. Знаю, знаю, у вас нет времени на разговоры с нищим. Я и не требую от вас больше, чем мне необходимо, господа. Выслушайте меня и отправляйтесь перехватывать этого вашего басурмана. Я скажу вам, где искать его. Но вначале я хочу взять с вас слово, что ни один полицейский чин не будет знать о том, кто вам это сказал и где. Ведь вы не связаны с префектом, господа? С господином Ла Рейни у меня никаких споров нет. Но, видите ли, есть в его ведомстве дыра... да.. что дыра в кувшине. Вроде и маленькая, незаметная. А вино то утекает сквозь нее. Понимаете, о чем я? Так что, для вашего же блага и для целости этого второго вашего арестанта не говорите никому, что услышите от меня. Даже господину Ла Рейни. Покуда и ему знать не надобно. Могу я заручиться вашим словом? Выбирайте... если нет, то выход там. И да хранит вас святая матерь божья.

14

Отправлено: 06.07.14 19:49. Заголовок: Высокопарное обращен..

Высокопарное обращение старика было странным и несуразным, особенно когда он вместе со своим поводырем вышел в полосу света и показался во всем своем нищенском обличии. Слепой нищий, да, так и есть. Де Вард узнал его, едва только взглянув, так как частенько видел старика просящим милостыню на паперти у входа в церковь. Маркизу никогда и в голову не приходило, что за убогой внешностью мог скрываться один из "отцов" воровского мира столицы французских королей и по праву самого злачного и опасного города во Франции.

- Это я, - ответил маркиз, решив выказать толику уважения к собеседнику, чтобы их поход в эту богом забытую часовенку, спрятанную от людских глаз, не оказался напрасным, - А со мной герцог де Руже. Если у вас есть что сказать нам, месье, то не тяните. Ежели посмеете требовать денег за сведения, так поищите простаков среди прихожан этой церкви. А нам времени терять не след.

Пояснения слепого нищего о его осведомленности о событиях, имевших место в в последние дни, были убедительными, хотя и оставляли осадок плохой игры говорившего. Отчего это нищему помогать королевской полиции и лично ему, капитану швейцарской гвардии? Не слишком ли это для простого нищего?

- Мы не связаны с полицией лично, месье. Но, как вы должны догадываться, без участия полиции тут не обойдется. А наша беседа с вами не может не вызвать вопросов. Так что, слова дать вам не могу. Если господин префект не спросит меня, то мне и сказать ему нечего. Думаю, что герцог де Руже одного со мной мнения на этот счет. А что же до дыр в ведомстве префекта... - де Вард потер шею, отодвигая тесный шейный платок, дань никчемной моде, заведенной при дворе, - Я и сам о том догадывался. Но кто? Что вам то знать о том? И к чему это вам? Если не ради денег, то ради чего вы собираетесь помогать?

Требования главаря нищенствующих воров показалось де Варду разумным и ежели таковой должна была стать плата за целую и невредимую голову второго пленника из Ле Вуэна, то так тому и быть.

- Мы согласны, сударь. Выкладывайте что знаете, - произнес де Вард, надеясь на то, что и де Руже имел такие же взгляды на выдвинутые им условия.

15

Отправлено: 06.07.14 23:12. Заголовок: Слепой медленно опус..

Слепой медленно опустил голову и какое-то время молча жевал губами, повторяя слова капитана, словно проверяя их на вкус, верны ли. Он поскреб костлявым пальцем набалдашник палки и поводил ей по каменной плите безымянного надгробия, лежавшего у стены. Повернул лицо в сторону молчаливого спутника капитана, помолчал, прислушиваясь к ровному дыханию человека по имени де Руже. Генерал. Знать, военный. А военным много слов не нужно. Ежели он ничего не добавил от себя, значит, де Вард сказал все за двоих.

- Ваше слово дорогого стоит, капитан, - проговорил Тэо после долгого молчания и похлопал по локтю мальчишки, нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу, - И ваше, сударь. Генерал де Руже... я когда-то знавал одного маршала... Жак де Руже... о, не примите мои слова за неучтивость, месье. О маршале де Руже многие помнят, кто итальянскую кампанию прошагал. Для меня было честью служить под его командованием. Ну да вы здесь не затем, чтобы слушать байки старого солдата.

Он поводил палкой впереди себя и очертил небольшой круг в пыли.

- Все связано в этом мире. Вот видите, никто из круга то этого не выскользнет. Круг замкнулся... - говорил он и его юный поводырь в испуге оглянулся, глядя на его лицо, - Это не слова блаженного. Умишка то у меня мало, но покуда все, что бог даровал при рождении, при мне еще, - усмехнулся Тэо, как будто заметив недоверие своих слушателей, - Я говорю то вот о чем. Был тут в Париже тайный круг. Промышляли они людскими душами. Но всякий раз им удавалось исчезнуть, а вину перекладывали на парижский люд. То к одной банде улики подбросят, то к другой. Так вот и винили, то цыган, то комиссаров, что рекрутами брали кого ни попади. Провернут свои делишки то и исчезнут годок на другой. А как думать о их делах перестанут да позабудут тех, кто сгинул, вдруг снова они появлялись. И никто не знал, откуда те люди. Куда людишек наших крали, куда везли. Слухи одни были. Да и то, друг на дружку пеняли. Ну, а в прошлую осень когда пропали те девицы то из цветочного ряда, полиция и начала облавы на дворы чудес. Только не нашли они ни девиц тех, ни следов их. Ну, да вы то слушайте, слушайте, что скажу. Господину Ла Рейни то известно, что на руках парижского люда нет тех грехов. Следы то наверх ведут. О как оно.

Слепец замолчал, чтобы перевести дух и тяжело оперся на плечо мальчика. Постояв с минуту, он продолжил.

- Кто-то сверху значит. А исполняют басурманы. Иноземцы, значит. Они то прибывают в Париж как торговцы, а потом исчезают, когда им вздумается. И ищи ветра, что на холмах Монмартра - поймаешь ли? Эти то басурманы, которых вы, господин капитан, арестовали, и были из тех, кто покражу людскую вывозил тайно из Парижа. Переправляли по Сене на баржах. Как бы с грузом товаров. Далее в Марсель, а оттуда уж бог весть куда. Только точно знаю, никто не вернулся из пропавших. Может кто сгинул и вовсе. Дорогу то не всякий перенесет. Только вот полиция близко подобралась к этим делам, вот и подсуетились они. Сначала графу де Сент-Аману пригрозить пытались, сына его похитили на днях. Ну, про то вы знаете. А теперь, как я слышал, они решились этих ваших пленников вызволить. Только вот свободными они им теперь не нужны. Больно много знают. Тот, кто денег с них брал за отвод глаз, да за то, чтобы полиции не дозволялось куда не следует нос совать, решил избавиться от сообщников. Спросите, откуда Тэо про все это знать? Ну так, я глазами слеп. А умишком бог не обделил. Мои воробушки всюду летают, отовсюду мне весточки приносят. На голубятне одной парижской письмо было получено с указанием басурман этих ваших убить. Под видом побега. Так что, сыщете ли второго или нет, а живым то вряд ли встретите. А искать его следует...

Громко хлопнула дверь со стороны улицы. Раздались поспешные шаги по каменным плитам и частое дыхание человека, пробежавшего по меньшей мере мили две.

- Тэо! Их нет! Нету...

- Нет?

- Карету нашли. Симон и Коротышка Жан стерегут. Только карета пустая. Никого нет.

- А где нашли? - спросил Тэо, нисколько не сердясь на мальчишку, прервавшего его речь.

- Так у папаши, у "Боевого Петуха" и нашли. Папаша кланяться тебе велел. Сказал, что приехали трое в карете. Один в халате, точно басурман, которого ты велел искать. А двое в дворянском платье одеты.

- Не солдаты?

- Не, богато одетые были, не то что солдаты, - ляпнул мальчишка, не разглядев в темноте, с кем именно говорил Слепец.

- Знать, личные прислужники. Ежели, господа, поспешите к таверне "Боевой Петух", то спросите там у папаши Мекано. Он вам и про голубиную почту расскажет. И про карету краденную. А про человека то, который деньги от басурман за людишек парижских получал, знаем немногое. При дворе короля служит, не иначе. И кто-то у него в подручных ходит в Шатле.

16

Отправлено: 09.07.14 01:37. Заголовок: Услыхав об отце из у..

Услыхав об отце из уст еще одного человека всего за одно утро, Арман глухо хмыкнул в перчатку. Занятно было то, насколько глубока была пропасть между этими людьми, а также то, что с ними его свел вовсе не простой случай.

Старый солдат, это прозвучало столь же неожиданно, как и невероятно. Де Руже невольно поймал себя на том, что присматривался к осанке и выправке нищего. Но ничто в его облике и жестах не выдавало старого вояку, к каким он привык. Его собственный камердинер, отставной ординарец, служивший еще его отцу, хоть и старик в глубоких летах, а ведь держался прямо и никогда не позволял себе брать в руки палку или трость. А этот... его ноги трясутся на каждом шагу. За все время, что Арман находился в часовне, его не оставляло опасение, что любой вздох говорившего с ними старика может стать для него последним. К тому же слепой. Откуда это страшное увечье и отчего же он, будучи ветераном королевской армии, остался не только не у дел, но и без положенной ему пенсии?

- А отчего у Вас этот недуг, милейший? - спросил де Руже, не желая принимать во внимание байки старика, пока не уверится в том, что он действительно заслуживал доверия и был тем, за кого выдавал себя, - Когда Вы лишились зрения? И почему, отслужив верой и правдой в войнах Его Величества, Вы оказались на паперти?

То, что рассказал им слепой старик, казалось настолько фантастичным и невероятным, что Арман был склонен думать о том, что старик пытается просто увести их от настоящего следа и придумывает истории на ходу. Герцог никогда до той поры не слыхал о вывозе людей из Франции, тем более в качестве предмета торга.

- Кто может поручиться за то, что все, что Вы тут рассказываете, сударь, не вымысел? Такие же как Вы старые ветераны? - насмешливо обронил де Руже и прошелся вдоль стены, присматриваясь к аскетичному убранству часовни, - Кто позволил Вам находиться в этой часовне, сударь? И отчего, все-таки, если уж Вы так хорошо наслышаны о господине префекте и его делах в Париже, Вы не поспешили с донесением к нему самому? Ведь, если верить Вашим словам, то само собой напрашивается и вывод о том, что Вам было известно о готовившемся побеге до сегодняшнего утра. Почему Вы не предупредили Ла Рейни или кого-нибудь в Шатле?

Новым действующим лицом в этом странном разговоре оказался еще один мальчишка. Запыхавшийся, взъерошенный, и впрямь он был похож на уличного воробья. Де Руже с интересом разглядывал его, пытаясь угадать возраст и то, чем на самом деле промышлял на пропитание да на жизнь этот малец. А вот в  уважительном обращении к слепому, герцог услышал знакомые нотки армейской выправки. Может быть и не все байки этого Тэо были вымыслом, иначе как бы ему удалось так вымуштровать своих воробушков.

- Мы расспросим этого Мекано. - сухо ответил де Руже, даже не посмотрев в сторону де Варда, - Посмотрим, насколько он может оказаться полезным. Что же до обвинений в сторону кого бы то ни было при дворе Его Величества, то знайте, голословные обвинения против дворянина караются, и очень строго. Не накличьте беду себе на голову, ведя такие беседы с первым встречным, сударь. Не все могут оказаться столь дотошными, как капитан де Вард или я, чтобы проверять услышанное. Вас могут попросту вздернуть на виселице за лжесвидетельство.

17

Отправлено: 10.07.14 00:09. Заголовок: Недоверие герцога де..

Недоверие герцога де Руже вызвало смех слепого просителя милостыни. Лающий и хриплый из-за неизлечимого кашля, этот смех заставил мальчишек неловко поежиться, тогда как благородным господам он скорее показался насмешкой, нежели угрозой.

- Да, я и не ждал другого от Вашей Светлости, - прохрипел сквозь кашель и смех Тэо, - И батюшка Ваш таков же был. Все проверял самолично... это то его и привело... к славе да к могиле преждевременной, когда редуты осматривать решился лично. Да да, не верьте словам, сударь. Верьте делу и рукам, что действуют. И своему клинку. Червленая толедская сталь, если я не ошибаюсь, теперь принадлежит Вашей Милости? А когда ведь ее носил Ваш старший брат, Жан-Луи де Руже. Я то помню молодого полковника... молод был, слишком молод. И горяч. Вы не той породы, сударь, уж простите старику такую фамильярность. Так что же до слепоты моей, так то ж получена она была уже здесь в Париже. Я был почетным отставником. И нет, не просителем подаяний. Тогда я служил при магистрате, возил повозки со скарбом, что конфисковывали у бедолаг за долги, да за лошадьми следил в городских конюшнях. А слепым стал после взрыва на улице Медников. Это Фронда одарила меня. Спросите, с чего мне любить нашего короля? А хоть бы и за то, что заставил этих спесивых выскочек убраться туда, откуда повылезли... да за мои глаза отплатил им. Хоть и не знал о такой услуге. Куда уж там... один слепой отставной солдат, кто ж вспомнит. Ну да, ступайте, судари. Проверьте мое слово, а коли убедитесь в том, что Слепой Тэо правду сказал, так уж не забудьте, помяните мое имя перед Богоматерью нашей, пусть мне зачтется.

Резкость герцога объяснялась скорее его неопытностью в делах сыска. Да и оно понятно, разве ж герцогское это дело в уличных дрязгах разбираться, даже если они и попахивают куда как более высокими интригами, чем передел власти между дворами парижского ворья. Тэо было важно другое, если этими делами и впрямь заинтересуются приближенные короля, то насколько глубоко они будут копать и пойдут ли на то, чтобы разоблачать кого-то из своего круга? Был бы то префект Ла Рейни, так Тэо и двух су не дал бы за то, что полицейские ажаны не ринутся арестовывать тех, до кого проще дотянуться и кому легче заткнуть рты. Ведь ниточки то потянутся во все стороны.

- Благодарю за предупреждение, герцог, - ответил на прощание Тэо, прежде чем скрыться в тени молитвенного предела, - Я уверен, что мне не придется пожалеть о правде, которую вы откроете. А уж встречу ли я нашего Шарло раньше или позже, что с того то? Мало ли я смотрел в лицо Костлявой и тем не менее... и тем не менее, - посмеиваясь сквозь хриплый кашель говорил Тэо.

18

Отправлено: 11.07.14 01:07. Заголовок: Дождевые капли, подг..

Дождевые капли, подгоняемые ветром, все чаще попадали в лицо маршала, стоявшего под узким навесом безымянной лавчонки. Где-то вдали громыхали раскаты грома и усиливавшиеся порывы ветра обещали новый ливень, а вместе с ним и размытые дороги. Неужели само небо было против того, чтобы он наконец вернулся в Фонтенбло ко двору. К королю. К Ней. Порядок приоритетов в сердце маршала был обратным, но он старательно выстраивал свои размышления в обход, чтобы не вспоминать именно те короткие часы их совместной ночной поездки с графиней де Суассон, и тем более не видеть залитую солнечным светом поросшую первоцветами поляну, затерянную в охотничьем лесу, не ощущать тепло ее мягких губ и не помнить ее слова. И чем больше он старался занять свои мысли расстановкой сил поддержки в свите королевы и при дворе в целом, распутыванием сложного клубка интриг самого разного свойства, по воле случая или рока переплетавшихся одна с другой, тем все ярче перед мысленным взором вспыхивали картинки самого счастливого полудня в его жизни.

- Господин маршал, они уже возвращаются! - крикнул мушкетер, карауливший переулок, - Капитан де Вард и генерал де Руже идут!

- Прекрасно, - нехотя ответствовал Франсуа-Анри, с трудом размыкая глаза от полудремы, которой он невольно поддался в попытках борьбы со сладостными воспоминаниями.

Со стороны злополучного перекрестка, на котором де Вард умудрился упустить своих арестантов и тюремную карету, к ним подъехала груженая сеном телега, которой управлял уже знакомый маршалу полицейский следователь Ранкар.

- Господа, помогите мне перенести тело этого несчастного в телегу. Карета герцога де Руже не годится для столь скорбных дел, - крикнул Ранкар, откидывая дерюгу, прикрывавшую сено от дождевой влаги, - Сюда его кладите.

- Где же это Вы, господин Ранкар телегу раздобыли? - поинтересовался один из мушкетеров, удерживая своего жеребца от расхищения невесть чьего сена прямиком с телеги, - Небось свежескошенное, а?

- Реквизировали на нужды королевской службы, - деловито ответил Ранкар, спрыгивая с телеги прямиком в грязь.

Франсуа-Анри, отодвинулся от двери и сошел со ступенек крыльца, подставив лицо под капли дождя, хлеставшие все сильнее под порывами крепчавшего ветра. Усталость, накопившаяся за целую ночь, проведенную в дороге, давала о себе знать, вместе с новым приступом лихорадки. Он сжимал в руках шляпу, бессмысленно разглаживая страусиные перья великолепного плюмажа, стараясь унять дрожь в руках. Показавшиеся из переулка брат и маркиз де Вард выглядели угрюмо и безрадостно.

- Неужто таинственный светоч знаний обманул ваши ожидания, господа? - спросил маршал, не столько шутки ради, сколько ради того, чтобы ободрить их, - Ну это не единственное место в Париже, где можно получить кое-какие сведения за разумную плату. Поедемте, господа. Сдается мне, что если тут замешаны уличные банды, то и обращаться следует к тем, кто знаком с этими бандами не понаслышке, - он посмотрел в лицо брата, - Или вам уже посоветовали направить ваши стопы именно туда? В таверну "Боевой петух", которую содерджит небезызвестный папаша Мекано? И как я не подумал раньше... неужели и правда?

19

Отправлено: 11.07.14 23:24. Заголовок: - Шутить изволите, г..

- Шутить изволите, господин маршал? - невесело ответил де Вард, глубже натянув широкополую шляпу, чтобы ее не сдувало ветром, - Этот, как Вы изволили назвать его, светоч знаний, не сказал ничего нового кроме разве что слухов. Ну да слухами да всякими бредовыми россказнями земля полнится. Это мы знаем. Ничего существенного. Зря только время потратили.

Грязно выругавшись на нерасторопность полицейских, все еще занятых выталкиванием колеса герцогской кареты, которое намертво застряло в грязной луже, де Вард попытался обойти карету. В ту же минуту он оказался как раз под фонтаном брызг липкой парижской грязи, когда колесо наконец-то поддалось дружным усилиям. Отряхивая комья грязи с плаща и подолов своего камзола, маркиз несколько раз помянул нечистого и всю его братию и тогда только вспомнил упомянутое слепым попрошайкой имя тавернщика.

- Ах да, он отправил нас к Мекано, - произнес он и удивленно воззрился на дю Плесси, который всем своим видом выражал такое довольство жизнью, что в пору было заподозрить его в курении зловредных трав, привозимых голландцами из Нового Света, - А Вы то откуда про него знаете, маркиз? Ну да, так и есть, этот слепой недоумок толковал нам про этого папашу Мекано, того, что содержит таверну и постоялый двор у Сент-Антуанских ворот. Ну что же, раз уж и Вам в голову пришла эта же мысль, может и впрямь следует наведаться к этому папаше? Я не прочь пропустить стаканчик разогретого вина. Я промок до нитки, а этот проклятый ветер нисколько не помогает обсушиться. Герцог, Вы позволите мне проехаться с Вами в одной карете. Боюсь, что свою лошадь я уже не отыщу на этих улицах... не воры, так господа полицейские уже успели реквизировать ее...

- Ваша лошадь, месье, - Ранкар с невозмутимым лицом, будто и не слышал обвинительных слов маркиза, указал на лошадь, привязанную за узду позади телеги, - Я привел ее, месье. Негоже это, что Вы оставили ее там на перекрестке. Здешний люд не привык к свободно бегающим лошадям, к тому же таким хорошим. Пригрели бы сиротинку... может и продали бы барышнику за бесценок. А может и себе в хозяйстве оставили б.

- Ясно, - сухо ответил де Вард вместо благодарности и пошел отвязывать своего жеребца, вжав голову глубоко в плечи, - Я поеду верхом, господа. Надеюсь, Ваш кучер знает дорогу к "Боевому Петуху". Встретимся там.

Отвязывая уздечку, он задел дерюгу, которой было прикрыто сено, лежавшее в телеге, и открыл тот ее угол, что прикрывал голову убитого. Сплюнув на землю, де Вард перекрестился и наскоро прошептал молитву за упокой, потом снова сплюнул, ругая себя за то, что молился за душу басурмана, и снова суеверно перекрестился, чтобы нечистая не прилипла к душе.

20

Отправлено: 12.07.14 21:44. Заголовок: Не верьте словам, су..

Не верьте словам, сударь, верьте делу и рукам, что действуют, он уже слышал эти слова. Давным-давно они запали ему в душу, сказанные кем-то очень близким, родным ему человеком... Жан-Луи, это он говорил, переиначивая цитату кого-то из древних. Да, именно эти слова... и черт возьми, он говорил про клинок!
Рука герцога с силой сжалась на рукояти эфеса его шпаги, но он промолчал, не зная, что сказать человеку, по странной случайности, слово в слово повторившему ему слова его старшего брата.
Возвращались к карете молча. Холодные капли дождя лились с отяжелевших полей шляпы на спину, заливаясь за воротник плаща. Де Руже все крепче стискивал зубы всякий раз, когда хотел обернуться и посмотреть, не ковылял ли за ними следом странный слепой старик. Откуда он мог знать про его шпагу? И кто мог рассказать какому-то бродяге, пусть и ветерану королевской службы те самые слова?

Насмешливый тон брата не обманул слух Армана, в отличие от маркиза де Варда он прекрасно слышал в голосе Франсуа-Анри усталость и нетерпение. Ожидание и впрямь могло показаться томительным, если стоять под дождем в компании трупа незнакомого тебе человека.

- А где сириец? - спросил де Руже, не видя никаких следов от оставленного на улице тела.

- Мы погрузили его в телегу. Мертвому не все ли равно, ехать в карете или в телеге с сеном, - ответил полицейский.

Ворчания де Варда начинали набивать оскомину генералу, он и не скрывал благодарного взгляда в сторону Ранкара, когда тот передал маркизу его коня. Ехать в одной карете с этим человеком было бы сущей пыткой для братьев, один из которых провел бессонную ночь в дороге, другой в камере Бастилии.

- Этот Мекано, кто он? - спросил герцог, занимая свое место в карете, - Слепой старик, который вызвал нас на разговор, без долгих объяснений послал нас к этому человеку. Развейте мои сомнения, Анрио, мы готовимся к встрече с теневым главой парижского отродья? Отчего-то мне кажется, что не все чисто в этом "Боевом Петухе". Отчего господин префект не займется этим притоном?

Он задавал вопросы, при этом не имея ни малейшего представления о таверне папаши Мекано и о том, какие люди находили кров для себя под крышей гостеприимного сребролюбца. Проводя большую часть своей жизни в войсках, де Руже почти не задумывался о том, какой была жизнь простых смертных за пределами полковых расположений и тем более за пределами дворянских дворцов в Париже и родовых замков в провинции. Познания, которыми, судя по всему обладал его брат, удивляли его не меньше, чем услышанные от слепого старика откровения.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля