Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.


Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.

Сообщений 61 страница 76 из 76

1

04.04.1661

    Таверна папаши Мекано, известная своим гостеприимством и неразборчивостью к посетителям. Здесь можно встретить любого и услышать многое, если вы не боитесь соприкоснуться с темной стороной предместья.

http://img-fotki.yandex.ru/get/66745/56879152.45d/0_1198bf_4306bb2a_L

61

Отправлено: 10.10.14 23:10. Заголовок: Внезапно оборвавшаяс..

Внезапно оборвавшаяся речь дю Плесси могла быть следствием переносимой им боли, а может быть он боялся проговориться и потому поспешно умолк? Привыкший к тому, чтобы не слышать в речи своих пациентов ничего, что не касалось бы напрямую их здоровья, Колен с легкостью отбросил все предположения и продолжил перевязку и свой доклад.

- Нет, месье маршал, нет необходимости возвращаться к этому пациенту. Как врач я бессилен. Течение его болезни уже запущено и теперь возможно только оттягивать худшее. Возможно, с помощью опиумных настоев я сумел бы облегчить его страдания. Но не более того. Он отхаркивал кровь при кашле, а это дурной признак. Так что, я решил не тянуть время и скопировал его записи во время моего первого визита к нему. Пока господин Бель... пока этот господин оглушительно кашлял и отхаркивал кровь, я перевернул стол. Там и в самом деле были нацарапаны кое-какие слова. Имена. И даты. Ничего более. Они в моем блокноте, - опередил он возможный вопрос маршала и похлопал себя по груди, - Теперь Вы единственный, кто знает о записях. А все пояснения... думаю, что я могу и сам кое-что объяснить Вам. Именно потому я и потребовал Вашего согласия взять меня с собой в Фонтенбло.

Закончив с перевязкой, Колен помог маршалу одеть рубашку и жилет и принялся за уборку. Он укладывал инструменты один за другим, аккуратно промывая их в тазу с остывшей водой и вытирая сухим полотенцем, одолженным с постели, которой так никто и не воспользовался.

- Я не был уверен, что могу говорить прямо перед герцогом де Руже. Простите меня, месье маршал, но ведь и Вам приходится слепо доверять мне, а герцог не знает всего того, что известно Вашей Светлости. Будет лучше, если он и дальше будет принимать меня за того, кем я в общем-то и являюсь. Личный врач виконта, по его же приказу взявшийся за Ваше лечение. Не более того. Может быть я и лишусь своего постоянного пациента, - с легкой усмешкой повторил он выдуманный маршалом псевдоним суперинтенданта, - Но я не хочу, чтобы виконт подозревал меня в большем участии в Ваших делах. Он не один, Ваша Светлость. Поймите, то, что может простить виконт, не простят те, с кем он связан. Вот, держите, здесь их имена, - Колен вынул из-за пазухи маленькую книжицу в кожаном переплете и вырвал из нее несколько листков, - Возьмите их. Надеюсь, что пути до Фонтенбло будет достаточно, чтобы я успел рассказать Вам все, что мне известно.

62

Отправлено: 14.10.14 02:10. Заголовок: - Вы уже в который р..

- Вы уже в который раз упоминаете неких господ, с которыми связан виконт, - проговорил Франсуа-Анри, разглядывая нацарапанные небрежным или торопливым почерком слова, - Вы знаете их имена? Можете ли Вы назвать хотя бы одного?

Слова на пожелтевшем блокнотном листе были по сути такой же галиматьей, как если бы Колен дал маршалу один из своих рецептов, написанных для подмастерья в аптеке. Минутного разглядывания хватило только на то, чтобы понять, что без шифра эти записи не имели никакого значения.

- Но почему ему понадобилось зашифровывать записи, которые он хотел оставить после себя? Черт подери, это что, шутка? Даты я еще могу понять. Тут, я так понимаю год приобретения того острова... Бель-иль, не так ли? Недурственное название для загородной резиденции, если только не превращать ее в личную крепость. А вот это, хм... интересно, чем был знаменателен декабрь 1654-го? Рождественские празднества в Фонтенбло и охота в Версале, разве что, - пробормотал про себя дю Плесси, вспоминая, как прибыл ко двору из Италии с донесением от своего отца маршала де Руже и был представлен кардиналу Мазарини и Ее Величеству королеве-матери.

Воспоминания о необычайно холодном декабре отозвались теплом в его груди. Невольно улыбнувшись мимолетному видению трех сестер со смешными кудряшками локонов, ниспадавших на плечи, дю Плесси провел ладонью по губам, как будто запечатывая рвавшиеся наружу слова. Это был прекрасный год, год его первой встречи с Ней. Знала ли Олимпия Манчини, что невольно стала виновницей приближения маркиза дю Плесси-Бельера к королю? Это произошло, когда Его Величество заинтересовался ординарцем командующего итальянской кампанией, посмевшим дерзить ответными выпадами на шпильки его признанной фаворитки. Неслыханная глупость, сказали бы многие дальновидные царедворцы, ведь многие, если не каждый, при дворе короля считали долгом сложить свою гордость к атласным туфелькам очаровательной Мазаринетки и искать ее расположения.

- Хороший был год, - прошептал он, пряча листки в карман камзола, - Помогите мне одеться, Колен. Скажу Вам сразу и только один раз. У меня нет никаких секретов от герцога де Руже. Все, что Вы сочтете необходимым рассказать мне, Вы можете рассказать в его присутствии. Более того, я настаиваю на этом. Мы поедем вместе, быть посему. А теперь, пойдите и передайте сержанту Гарнье мое распоряжение седлать лошадей и быть готовыми к отъезду.

Пока Колен помогал ему с камзолом и перевязью со шпагой, от которой дю Плесси не отказался бы ни за что на свете, маршал думал о безымянном арестанте в Бастилии. К кому был послан курьер и с какими новостями? Касалось ли это лично его или Безмо заподозрил неладное и поспешил предупредить своего патрона о внезапном интересе, проявленном маршалом к арестанту без имени и преступления?

- Впрочем нет, Колен, останьтесь пока здесь. Если кто-то постучит в дверь, можете рявкнуть, да посуровее, чтобы шли к черту. Скажите, что перевязываете меня... да что угодно. Одолжите мне один из Ваших скальпелей и перо для письма. И листок бумаги, если можно пожертвовать Вашим блокнотом.

Получив требуемое, дю Плесси наскоро написал несколько слов в коротенькой записке и оторвал лишние края, так что она превратилась в узкую полоску, которую можно было свернуть в трубочку.

- Никому не открывайте, - предупредил он еще раз и осторожно приоткрыл дверь, чтобы проверить, не оставался ли кто в коридоре.

63

Отправлено: 14.10.14 23:03. Заголовок: После того, как Ломе..

После того, как Ломени был выдворен с первого этажа таверны под бдительное внимание капитана де Варда, Мекано вздохнул с облегчением и поспешил в кухню присмотреть за приготовлением обеденного меню. Как никак, а господам военным и полицейским невдомек, что дела таверны процветают только когда на вертеле есть парочка здоровых жирных каплунов, а в котле готовится наваристая похлебка, своим ароматом способная пробудить аппетит даже в желудке стоика.

Помешивая варево в котле, Жаннена исподлобья глянула на свояка, но ничего не сказала, решив пощадить старика до первого удобного случая, когда благородные гости в голубых плащах с серебряными крестами и господа городские стражники соблаговолят оставить их гостеприимное подворье.

- Вот черт, засели там наверху... и не спешат ведь, а, - проворчал Мекано, готовый отвести душу на чем угодно, - Давай, я хоть этот окорок разделаю, покуда тишина... От этих господ, скажу я тебе, проку никакого - вина требуют лучшего, а платят так, что нищий покажется щедрым. А нет, чтобы пирушку закатить, ужин отменный... ну хоть бы что-нибудь. Только вот маршал изволили потребовать для себя завтрак. А и то ж - я заглядывал, ни крошки не взяли в рот. Да что же я, отравитель какой? Под моей крышей если кто и умирал, так не от еды, вот истинный крест!

В подтверждение произнесенной клятвы Мекано перекрестился, благоговейно посмотрев на скромное распятие почерневшее от копоти, и принялся за разделку окорока.

- А, и ведь забыл совсем... - взмахнув тесаком, он вдруг вспомнил о чем-то своем и потер шею засаленной ладонью, - Жюстен, а ну беги сюда, постреленыш!

В кухню вбежал мальчишка поваренок. Бегающие глазки его мигом зацепились за кусок окорока, отрезанный Мекано, и пока старик соображал, за чем хотел послать его, сорванец успел схватить добычу и спрятать в карман запыленных штанов.

- Поди в голубятню. На вот ключи. Проверь, не прислали ли чего... ежели что есть, сними с лапки и тащи сюда. И не вздумай никуда мне пропасть. Письмо сюда снесешь. Мне. В руки. Лично, - прорычал он в самый нос мальчишке, заподозрив неладное, - А за окорок я те потом взгрею... вот напасть то, а... Смотри, будешь у меня со столов воровать, я тебя отправлю к Тэо. Не посмотрю, что крестник Жаннены. Так и знай!

Мальчишка засверкал голыми лодыжками, убегая прочь от тяжелой длани тавернщика, а его крестная только усмехнулась угрозам. Она то знала, что бы там Мекано себе не возомнил, а без ее согласия, постреленыша никуда дальше конюшни не отправит. Но припугнуть сорванца следовало. Для порядку.

64

Отправлено: 16.10.14 00:35. Заголовок: Воспользовавшись мом..

Воспользовавшись моментом, когда карауливший в коридоре гвардеец отошел к лестнице, дю Плесси бесшумно прошел к противоположному концу коридора, где скрывалась маленькая винтовая лесенка, ведшая на чердак. Висячий замок на кованной двери оказался куда более серьезной преградой, чем он предполагал, и одолженный у Колена скальпель не помог.

Маршал уже хотел махнуть рукой на это безнадежное предприятие, когда в коридоре послышались шаркающие шаги. Старик? Франсуа-Анри отошел в тень и спрятался за бельевым шкафом, от которого несло лавандой, которой мадам Жаннена щедро переложила залежалые простыни, чтобы спасти их от моли. К его удивлению к той же самой лестнице шел мальчишка, шаркавший из-за тяжелых деревянных башмаков, вдвое большего размера, чем его маленькие ступни. Мальчишка воровато огляделся и отпер замок ключом. Не теряя времени, маршал вышел из своей засады и поспешил наверх по лестнице следом за мальчишкой. Услыхав шаги поднимавшегося следом за ним мужчины, тот перепугался не на шутку и начал было вопить, но маршал схватил его за ногу, притянув вниз, и закрыл рот ладонью.

Укус острых как у зайца резцов заставил дю Плесси одернуть руку и выругаться.

- Черт подери! Молчи или я придушу тебя.

- Пустите, месье, я ничего не сделал, это не я, - заверещал мальчишка, изо всех сил отбиваясь от железной хватки захватившей его руки.

- Лезь наверх, я за тобой, - скомандовал маршал и подтолкнул его тычком в бок, - И тихо.

Забравшись на чердак, дю Плесси осмотрелся, чтобы убедиться, что никого кроме голубей там не было. Усилившийся ливень нещадно барабанил по черепице крыши, просачиваясь в нескольких местах. На жерди перед слуховым окошком сидели два голубя, послушно дожидаясь, когда хозяин примет ценную поклажу, а их самих перенесет в клеть, где их ждал корм и чарка с чистой водой.

- Подожди, - маршал положил ладонь на плечо мальчишки, когда тот хотел пересадить птиц в клетку, - Сними записки. Сними, говорю.

Взяв оба послания, дю Плесси развернул их и посмотрел на свет, пытаясь прочесть их содержимое. Ничего вразумительного он не увидел, кроме уже знакомых ему непонятных фраз о соколиной охоте и лисах. Он свернул записки в трубочки и облизнул края, чтобы склеить их снова.

- А теперь можешь вернуть их в клеть. А записки отдай Мекано. Это ведь он тебя за ними послал, так?

- Угу, - нехотя ответил мальчишка и сунул бумажки в карман штанов.

- Покажи, которого из них Мекано в Фонтенбло отсылает, - потребовал Франсуа-Анри, моля про себя, чтобы мальчишка был перепуган настолько, чтобы указать на нужного ему почтаря, - Не бойся, твой хозяин знает, что я пользуюсь услугами его голубятни. Правда, об этом случае ему знать не стоит.

Позвенев монетами, по счастью оказавшимися в кармане его камзола, дю Плесси ободряюще подмигнул мальчишке и кивнул в сторону притихших голубей.

- Ну, живо. Я в долгу не останусь.

Выбранный голубок оказался белоснежным, как те, которых рисуют на картинах вознесения святого духа. Дю Плесси аккуратно подвязал написанную им записку к лапке птицы и тщательно осмотрел оперение. Несколько серых перышек на левом крыле были похожи на метку. Особенный голубок для особенных заданий? Найдут ли его те самые нежные руки и прочтут ли его послание те самые внимательные глаза? В любом случае, дю Плесси не многим рисковал, отправляя записку, содержание которой могли принять за легкомысленную чушь, попади она на глаза несведущему читателю. Всего лишь сообщение об отсутствии рецепта на заказанные духи, те самые, которые так дивно пахнут "красивейшими цветами", и просьба проявить самую высокую степень внимания к оным цветам.

- Держи, - сказал он, отсыпав мальчишке медяков вперемежку с несколькими серебряными монетками, щедрая плата за молчание и услугу, которая быть может могла стоить спасения жизни одному безымянному арестанту.

65

Отправлено: 17.10.14 23:35. Заголовок: - Ну, что там? - спр..

- Ну, что там? - спросил Мекано, едва завидев взъерошенные вихры Жюстена. Мальчишка юркнул сквозь распахнутые двери кухни и прямиком подбежал к папаше, минуя стол с огромным блюдом полным румяных булочек, только что вынутых из печи. На чумазом лице его читалось волнение и испуг, не мудрено, что вопреки своему обычаю лапать все что плохо лежало из съестного, сорванец тут же метнулся к папаше. Он вынул из кармана свернутые в тонкие трубочки бумажки и, прежде чем Мекано успел спросить его про ключи, дернул к дверям и был таков.

- Вот негодник... небось забыл дверь на чердак запереть, - проворчал Мекано, мусоля в руках бумажки, - Ну-те-с, так... что за белиберда такая? От кастелянши что-ль? Матье не нацарапал бы так ровно... да и слова то как-то между собой не вяжутся.

- А ты и не вникай, старый осел, - буркнула ему через плечо Жаннена, тоже немало заинтересовавшаяся содержанием посланий.

- Цыц! И не смей мне тут подсматривать, - грубо осадил ее Мекано и скомкал записки, пряча их в карман, - Не твоего ума дело. Я пока еще командую тут. И мне решать, что проходит через мою голубятню... эка важность, подумаешь. Зови своего сопляка назад. Пусть бежит к Нельской башне, это ихняя почта.

- Сам вот и иди. А у меня еще пирог в печи стоит. Не ровен час пригорит, пока я тут твоими делами заправляю. Много заботы мне.

Позабыв золотое правило никогда не вступать в пререкания с свояченицей, Мекано уже клял себя на чем свет стоял. Горше чем слушать упреки и ворчания Жаннены было пожалуй только отвечать на вопросы, задаваемые этим глупым выскочкой Ломени, который из простого оружейника вдруг сделался сержантом городской гвардии и возомнил себя едва ли не коннетаблем Франции.

Мекано вышел в зал и хмуро огляделся, опасаясь, что Ломени окажется где-то поблизости и потребует его к ответу за какой-нибудь очередной пустяк. Мимо прошел гробовщик со своими подмастерьями. Мрачный и нелюдимый тип, всегда одетый в строгий камзол черного сукна и остроконечную шляпу с широкими полями, наполовину закрывавшими его лицо. Мэтра Шабо знали в лицо, пожалуй, в каждом доме сент-антуанского предместья, но никто не заговорил бы с ним первым, повстречавшись на улице. Завидев его черную высокую фигуру еще издали, любой стремился тут же перейти на другую сторону улицы или вовсе пересечь лишний квартал в окружную, чтобы не столкнуться с ним лицом к лицу.

- Доброе утро, Мекано, - приветствовал тавернщика мэтр Шабо и приподнял шляпу.

- Как же, доброе... уж не серчайте, мэтр, но от встречи с Вами это утро добрее не станет, а было оно хуже некуда, - ответил Мекано, стянув с головы красную бандану, - Ну так Вам наверх, сударь. Там по правую руку... господин Ломени уже на месте. И врач был там. Все запротоколировали, все записали, как есть. Так что уж Вы поскорее... того...

- Всему свое время, месье, всему свое время, - смиренно ответил Шабо, не принимая откровения Мекано близко к сердцу, - Священник уже был здесь? Я покуда только мерки сниму. Говорят, он не из местных, так что, придется идти за разрешением на его похороны в магистрат предместья.

- Да хоть бы к самому дьяволу, - проговорил Мекано вполголоса, провожая гробовщика и его подмастерьев взглядом, - Ох, нелегкая дернула меня отпереть ворота трактира для того басурмана... вот и беда на голову мою теперь. Жюстен! А ну иди сюда. Да не боись, за ключ взыскивать не стану, так и быть. Бери эти записки и мигом к Нельской башне. Мигом, я сказал. И не забудь спросить, будут ли ответ слать. Или нет, не спрашивай. Сами принесут, коли надобность будет.

66

Отправлено: 21.10.14 23:57. Заголовок: Спуск по лестнице с ..

Спуск по лестнице с чердака, где располагалась тайная голубятня Мекано, во второй раз оказался куда более сложным испытанием для дю Плесси. Стук деревянных башмаков мальчишки давно стих в коридоре, когда маршал спустился к двери, представлявшей собой деревянные перегородки, перехваченные сверху и снизу продольными досками. Он приладил ее назад, так чтобы она казалась запертой, и повесил замок на щеколду. Если это и не могло бы отвадить непрошенных посетителей от почтарей Мекано, то во всяком случае не привлекло бы нежелательного внимания.

Держась рукой за стену, Франсуа-Анри прошел несколько шагов по коридору и остановился, так и не дойдя до своей комнаты. Голова шла кругом, а перед глазами вспыхивали яркие круги, тут же сменяясь черными пятнами. Списать это на утомление от подъемов вверх и вниз по лестницам таверны, было просто. Но следовало крепко задуматься над принятым им решением выехать из Парижа верхом. Возможно, свежий воздух и скачка помогли бы ему развеять усталость. Но что если это нет?

Громкий смех, раздавшийся из-за двери напротив занятой им комнаты, отвлек маршала от размышлений. Ломени и де Вард, по-видимому, уже нашли общий язык и скорее всего успели опрокинуть по паре другой стаканчиков вина за новую дружбу. Пора было оставить таверну папаши Мекано, пока она не превратилась в балаган.

- До первого постоялого двора, - тихо прошептал Франсуа-Анри, убеждая себя в том, что никто, и даже сама графиня, не узнают о том, что он проехал это расстояние верхом, - До первой же смены лошадей... а там, карету, да хоть телегу. И выспаться. Да, выспаться...

Он с улыбкой вспомнил обоз маркитантов, следовавший за войсками маршала де Руже. Тряская телега, груженая душистым свежескошенным сеном и мешками с зерном, тащилась позади всего обоза. Не унывающий папаша Мекано, тогда еще известный всем под именем Мишеля Камю, вел под узцы запряженных в телегу волов, напевая старую провансальскую песенку. Ах, как же хорошо было лежать в ворохе сена, вдыхать его аромат и любоваться огромным небом, раскрывшим свой купол над его головой, проплывавшими облаками, похожими на огромные корабли с надувшимися на ветру парусами.

- О, месье маршал!

Дю Плесси вздрогнул, очнувшись от воспоминаний, и увидел уставившегося на него гвардейца. Тот испуганно озирался, не зная, звать ли на помощь или самому предложить ее. На побледневшем лице маршала не было ни кровинки, а взгляд из-под полу-прикрытых век можно было принять за обморочный.

- Все в порядке, месье. Ступайте вниз и передайте господину сержанту королевских мушкетеров, что я и господин де Руже готовы ехать. С нами поедет мой врач, так что, пусть приготовят лошадь и для него также.

- Но приказано было стеречь... эту комнату. Господа, куда это вы?

- Не беспокойтесь, месье, - ответил маршал, узнавший в приближавшемся к ним человеке мэтра Шабо, - Этих людей можно пропустить. Мэтр, надеюсь, что Вы позаботитесь об этом человеке, как этого требует христианский долг.

- Это Вы, господин дю Плесси-Бельер? - спросил Шабо, сняв шляпу перед маршалом Его Величества, - Надеюсь, это не кто-то из Ваших людей? Печально, печально все это.

- Нет, мэтр. Это не из моих, - Франсуа-Анри ответил кивком на приветствие Шабо и его подмастерьев, - Но позаботьтесь о нем, как о достойном человеке. Можете прислать счет на все расходы моему управляющему в особняк Бельер, сударь.

- Вы очень добры, господин маршал. А то ведь я собирался обратиться в магистрат. А с господами из городского парламента, Вы же сами знаете, дела вести, что второго пришествия дожидаться. Я сделаю все, как того требует христианское милосердие. Надеюсь, что покойный был добрым католиком... тогда мне не придется искать для него священника протестанта. Отец Поль позаботится о его душе.

- Вот и славно, мэтр, - дю Плесси напутствовал гробовщика и двух его сопровождающих улыбкой, а сам открыл дверь в комнату, из которой доносились громкие голоса веселившихся де Варда и Ломени.

- Господа! Я рад, что Вы славно провели время, дожидаясь меня. Господин Ломени, оставляю гарнизон и крепость на Ваше попечение. Надеюсь, что Вы не будете чрезмерно строги с господином Мекано. Он хороший человек, ручаюсь Вам. Я знаю его еще по итальянской кампании, которую я прошел под командованием моего отца. Надеюсь, Вы понимаете, что такой человек не может быть уличен в преступлении против закона. В противном случае я бы уже знал об этом, можете быть спокойны. И конечно же, я бы призвал Вас, господин Ломени для его ареста.

Похлопав по плечу сержанта городской гвардии, дю Плесси со всей силой, какая была в его руке, нажал на него, и пристально посмотрел в разрумянившееся от выпивки лицо.

- Надеюсь, что мы понимаем друг друга, господин сержант.

67

Отправлено: 23.10.14 00:35. Заголовок: - Наконец-то! - вырв..

    - Наконец-то! - вырвалось у де Руже, когда в дверях появился Анрио. Побледневший еще больше, но с уверенным и твердым взглядом, маршал коротко улыбнулся де Варду и Ломени, и тут же перешел к делу. Арману показалось, что рука брата сжала плечо Ломени, чтобы опереться на него из-за охватившей его слабости. Тон Франсуа-Анри не терпел возражений и перебивать его даже ради братской заботы было неуместным.

    - Да, месье, я тоже готов присоединить мои рекомендации этому заведению и его хозяину, - вставил Арман, хоть и не проникся особенной симпатией к папаше Мекано, и поспешил в комнату, где дожидался доктор Колен.

    Следовало задать щекотливый, но важный вопрос доктору, до того, как Франсуа-Анри войдет в комнату. Де Руже осторожно нажал на дверную ручку, почувствовав сопротивление с внутренней стороны.

    - Доктор, это я, де Руже.

    Дверь мягко поддалась, и герцог вошел. Он посмотрел в лицо Колена, обдумывая, как задать ему вопрос так, чтобы у него не было возможности увернуться от прямого ответа.

    - Доктор, скажите мне честно, Вы последовали за маркизом дю Плесси по приказу виконта де Во или по просьбе моей матери? Мой брат склонен доверять Вам и у меня нет оснований сомневаться в его решении, но меня настораживает то, что помимо обязанностей врача, Вы, как мне кажется, оказываете маркизу советы и помощь совсем иного рода, вопреки интересам Вашего патрона. Я военный и ценю в людях верность выше прочих достоинств. Кому Вы верны, доктор?

68

Отправлено: 28.10.14 00:44. Заголовок: Томительные минуты о..

Томительные минуты ожидания длились так долго, что Колену начало казаться, будто время остановилось как в какой-нибудь кошмарной истории, о которых так любили писать самопровозглашенные писатели философствующего толка в модных парижских листках. Сначала он стоял у двери, прислушиваясь к голосам, доносившимся из комнаты напротив той, где лежал труп покойного. Но бессмысленные разговоры раздражали его и заставляли нервничать еще больше, чем если бы это были жалобы умирающего пациента. Он отошел от двери и нервно зашагал по комнате, отсчитывая шаги. Потом спохватился и решил забаррикадировать дверь на случай, если кто-то вздумает вломиться в комнату к господину маршалу. Он приставил к двери стул, подперев им щеколду, чтобы невозможно было взломать ее и силой отворить дверь. Убедившись в том, что комната была неприступной, Колен отошел к окну и принялся рассматривать окрестные улицы. С высоты второго этажа таверны, которая и без того находилась на возвышении относительно других домов в округе, можно было разглядеть крыши почти всего сент-антуанского квартала, а кое-где и небольшие перекрестки улиц и даже площади. Из-за дождя, непрестанно лившего над Парижем, словно Господь решил совершить вторичный суд Великим Потопом, улицы славной столицы были бы безлюдны, если бы это не был Понедельник Клеймления Преступников на Гревской площади. Невзирая на хляби небесные, разверзшиеся со страшной силой, угрожавшей к полудню затопить добрую половину квартала, по улицам со всех сторон стягивался люд, направлявшийся к Гревской площади.

- Досада... -
прошептал доктор, вовсе не из сочувствия к осужденным, которым предстояло пройти мучение водой от дождя и огнем от раскаленного клейма палача, - Выбрать такой день для выезда из Парижа... да тут что в карете, что верхом, все одно...

Кто-то с силой толкнул дверь и затем постучал.

Колен подбежал к стулу и сел на него, готовый противостоять натиску.

- Это Вы, герцог? - переспросил он, услышав знакомый голос Армана де Руже, и, получив утвердительный ответ, отодвинул стул в сторону, - Простите, Ваша Светлость. Маркиз только что вышел, но просил меня говорить всем, что я делаю ему перевязку. Собственно, и Вам бы я сказал то же самое. Но, я думаю, что маркиз доверяет Вам.

Странно было услышать от Армана де Руже почти те же самые слова здравого сомнения, которые он уже слышал от его брата рано утром перед отъездом в Бастилию. Значило ли это только степень кровного родства, связывавшего братьев, или же господа де Руже уже обсуждали его вопрос между собой? Колен поднял на генерала взгляд из-под тяжелых нависших бровей. Решительное и открытое лицо де Руже располагало к доверию. Этот человек был далек от политики, но как военному, ему была свойственна осторожность в выборе стратегии.

- Доктор или советник? Это Вы хотите узнать, герцог? Или... доктор или доносчик? Впрочем, в моем случае, советовать господину дю Плесси и доносить на своего господина это практически одно и то же, не так ли? Что же, я ответил Вашему брату. Я врач и всего лишь выполняю свой долг по отношению к пациенту. Семейные тайны и дела, которые ведет господин маршал, меня не касаются. В том, что касается моей службы месье Фуке, - Колен помолчал и добавил, - Я остаюсь верным лишь врачебному долгу.

69

Отправлено: 30.10.14 21:18. Заголовок: Появление маршала дю..

Появление маршала дю Плесси-Бельера в дверях комнаты пробудило в глазах маркиза военный огонек, успевший заметно потускнеть. Усталость, барабанная дробь не прекращавшегося ливня, бившего тяжелыми каплями по деревянным ставням узкого окошка, сумрак едва освещенной тремя свечами, почти догоравшими в медном канделябре, и хилым огоньком в камине, едва справлявшимся с сырым поленом, подложенным туда нерасторопным прислужником. Все это, да еще и монотонный звук голоса Ломени, с щедростью истинного гурмана делившегося рецептом им самим выдуманного пирога с бараньими почками, довело бы де Варда до состояния сомнамбулы. Поэтому, едва только услышав голос королевского фаворита, де Вард вскочил с табурета, отодвинув его с такой силой, что он едва не угодил в камин.

- Пора, господин Ломени! Потом расскажете... я к Вам еще наведаюсь. Есть у меня некоторые вопросы и до ваших людишек. Тех из них, которые должны были нынче утром на улицах караулить.

Рекомендации, данные папаше Мекано обоими братьями де Руже, произвели должное впечатление на сержанта городской гвардии. Взор господина Ломени сделался мягче, а вместо снисходительной улыбки появилось то подобострастное выражение, за которое де Варду нестерпимо захотелось отвесить доброму сержанту хорошего пинка. Хорош гвардеец, который позволяет себе размякнуть, едва только услышит чуточку более звучные имена именитых повес. Справедливости ради, де Вард конечно же не счел бы самого герцога де Руже повесой, собственно, и придворным генерал не мог бы считаться в настоящем смысле того слова - ни витиеватых фраз, ни охотничьего чутья до выгодных знакомств, ни даже желания выудить из собеседника хоть малую толику важной для него информации, в беседе с Его Светлостью маркиз так и не подметил. Зато, от его младшего брата даже когда тот молчал, маркиз чувствовал тот невидимый флер придворного светила, привыкшего двигать желаниями и намерениями, манипулируя ими словно фигурами в шахматной партии. Это был придворный до кончиков ногтей и далеко пойдет еще, не без толики зависти оценивал маршала де Вард, сам некогда мечтавший проделать такой же путь по карьерной лестнице при дворе молодого Людовика.

И все же, не смотря на легкие покалывания зависти и соперничества, именно при появлении маршала де Вард воспрял духом. Если ему и далеко было до положения дю Плесси, а тягаться с его популярностью при дворе и тем доверием, которым его облек сам король, было бессмысленным, то что с того. Там где невозможно въехать в ворота первым, можно нисколько не унижаясь въехать и во вторых и даже четвертых рядах после первых по уже проторенной дорожке.

- Месье, благодарю за выпивку, - поставленным голосом церковного певчего проговорил Ломени, так же как и все собираясь к выходу, - Ну и за то, что вы тут сами все разрешили. Гробовщик уже здесь?

Де Вард молча кивнул в сторону коридора, по которому прошли люди в черном, скорбно склонив головы.

- Кажется, это он собственной персоной.

- А, ну ну. Тогда мне остается заверить акт о смерти... доктор уже освидетельствовал покойного?

Ломени обратил вопрошающий взгляд на де Варда, но тут же отвел его и вжал голову в плечи. Маркизу было явно не до процессуальных тонкостей засвидетельствования несчастного случая со смертельным исходом.

- Дождитесь священника. А потом вывозите этого...

- А разве родственников у него нет? - протестующим тоном спросил Ломени, с неприязнью посмотрев на дверь в комнату, где лежал покойник, - Разве они не позаботятся... эм... ну, не заберут его?

- Месье маршал уже отдал все распоряжения, - послышался смиренный голос из темноты, заставив бравого сержанта городской гвардии перекреститься со страху, - Я мэтр Шабо. О покойном позаботятся мои люди. Я уже послал за отцом Полем, так что, заведению почтенного Мекано недолго осталось быть пристанищем для этого бедняги.

- Ну и славно, - буркнул де Вард, направившись к лестнице, - Тогда я отправляюсь к господину де Монлезену. У меня есть еще неотвеченные вопросы к нему. Сержант! - обратился он к старшему из мушкетеров, прибывших вместе с маршалом дю Плесси, - Передайте мое почтение господам де Руже и дю Плесси. Я со своими людьми отбываю. В Бастилию, - оценив понимающую усмешку в глазах мушкетера, де Вард также усмехнулся в ответ и кивнул в сторону сержанта городской гвардии, - Не обращайте внимания на этих господ. Не сегодня, по крайней мере.

- Сегодня мы на службе, - усмехнулся мушкетер и с пренебрежением подмигнул своим товарищам, - Пусть живут пока.

Де Вард прошел через весь трактирный зал, похлопывая по плечам своих подчиненных, чтобы те поспешили присоединиться к нему, и вышел на широкое крыльцо трактира, скрытое от дождя навесом.

- Ломени, и вот еще что, оставьте здесь кого-нибудь из своих людей. Желательно, без отличительных знаков. Пусть последит за посетителями. Послушает. Мало ли кто, спрашивать будет.

- Да... но это дело сыскной полиции. Мы - гвардейцы, нам караулом обходить положено.

Новый протест Ломени заставил де Варда нахмурить брови и наморщить лоб как от оскомины на зубах.

- Месье, извольте выполнять приказ. Или будете сами отвечать перед сыскной полицией. До прибытия уполномоченного от господина Ла Рейни, я буду давать указания. А городская гвардия - исполнять их.

70

Отправлено: 31.10.14 20:07. Заголовок: - Вы уже закончили, ..

- Вы уже закончили, господа? Тогда собираемся. Мы едем сейчас же.

Удивленные лица старшего брата и доктора, застигнутых им врасплох, позабавили бы Франсуа-Анри в любой другой день и при других обстоятельствах. У Армана вообще плохо выходило скрывать свои чувства и тем более свое недоверие. А именно это читалось в его взгляде, когда маркиз вошел в комнату без стука и объявления. Да, трудно было ожидать от столь прямолинейного и открытого человека тонкой игры и именно потому маршал не спешил посвящать своего старшего брата во все тонкости. Это могло навредить расследованию дела о похищении шкатулки королевы-матери. Что же до недоверия Армана в адрес врача, то это было только на руку самому маршалу, если бы герцог продолжал выказывать холодность в отношении Колена. Особенно, когда они вернутся в Фонтенбло, где у Фуке были свои глаза и уши во всех коридорах и даже в личных покоях.

- Надо покончить с этим, - проговорил Франсуа-Анри, скорее отвечая собственным мыслям, нежели собеседникам.

Он проверил заряды в пистолетах прежде чем заткнуть один из них за пояс. На вопросительный взгляд Колена он ответил лишь короткой усмешкой, уж кому как не Колену было знать о том, как небезопасны парижские улицы в дни публичных казней на Гревской площади, да и в обычные дни тоже нельзя было пренебрегать разумными мерами предосторожности.

- Доктор, Вы все еще не передумали ехать верхом вместе с нами? - спросил он Колена и, как ни в чем не бывало встал напротив зеркала, чтобы поправить перевязь голубую маршальскую ленту, - Я распорядился, чтобы для Вас оседлали свежую лошадь вместо той, которую Вам одолжил маркиз де Безмо. Подозреваю, что щедрость Его Сиятельства не простерлась дальше мула его садовника. Для поездки в Фонтенбло этот доходяга прожил слишком много лет.

Поправив шляпу с роскошным плюмажем, который лишь немного осел после того, как оказался под утренним ливнем, Франсуа-Анри критически осмотрел себя в отражении и протянул руку к серебряной бутоньерке с увядшим букетом маленьких синих цветов, спрятанной под складками плаща. Первоцветы, как же быстро они увядают, а ведь не прошло и трех дней с тех пор как Ее рука сорвала их для него. Шутливый подарок, привязка сердца к сердцу... подарит ли Она ему новый букет взамен этих увядших цветов? Облачко грусти мелькнуло в синих глазах, но тут же скрылось под маской холодной насмешки над судьбой и над врагами.

- Если вы готовы, господа, то самое время убираться отсюда. Еще одна загадка в этом гостеприимном трактире может оказаться катастрофой для моих планов... а ведь я обещал Его Величеству быть с отчетом еще до полудня.

В дверь постучали, твердо и резко по-военному лаконично один из мушкетеров из почетного эскорта маршала доложил, что лошади были готовы к отъезду.

- Прекрасно, - на губах Франсуа-Анри мелькнула счастливая улыбка, он нетерпеливо вскинул брови, обращаясь к брату, - Не будет ли Вам угодно отправиться в путь, герцог? О Вашей карете позаботятся. Мекано разместит Вашего кучера с форейтором в лучших комнатах до вечера, а потом отправит в Фонтенбло.

Не дожидаясь де Руже и Колена, дю Плесси первым вышел из комнаты и зашагал к лестнице. Его трость мерно постукивала по деревянным доскам полов металлической подковой, набитой на конце, отбивая каждый шаг. Его Светлости еще предстояло приноровиться к этой неизменной спутнице во всех его прогулках до той поры, когда его рана перестала бы напоминать о себе при каждом неудобном повороте или движении. Он даже успел придумать устройство в виде тонкого чехла, который можно было приторочить к седлу, для того, чтобы трость не мешала ему во время верховой езды.

- Напомните мне вызвать моего форейтора, когда мы вернемся в Фонтенбло, - обратился Франсуа-Анри к герцогу, когда они проходили мимо стойки трактирщика, рядом с которой подбоченившись стояла Жаннена, - Мадам, я в восхищении от оказанного нам гостеприимства. Завтрак был превосходным, - шепнул он ей с лукавой улыбкой в глазах, - Не забывайте Вашего постоянного гостя, сударыня. Я не замедлю вернуться.

- Да уж, что там, господин маршал, Ваша комната всегда прибрана будет, аккурат к Вашему приезду, - заулыбалась Жаннена польщенная маршальской похвалой и еще больше его улыбкой.

- Прекрасно, сударыня, прекрасно, - поощрив долгую память трактирщицы увесистым кошелем, в котором была щедрая плата за утренний завтрак не только самого маршала и его брата, но и за весь их эскорт господ мушкетеров, дю Плесси галантно склонил голову в знак прощания и отправился к выходу.

- Да, не иначе как апрель готовит Великий Потоп Парижу, -
пошутил он, остановившись рядом с маркизом де Вардом под навесом, - Вы еще останетесь, господин капитан? Желаете что-нибудь передать для сведения Его Величества? Кроме конечно же наших совместных приключений нынешним утром? О том я непременно расскажу королю в полуденном отчете.

71

Отправлено: 06.11.14 21:19. Заголовок: - Вы думаете, что до..

- Вы думаете, что дойдет и до потопа? - хмыкнул де Вард, не оценив шутку дю Плесси, - Я остаюсь пока что... посмотрю, во что выльются эти хляби небесные. А что, может статься, и потоп случится. А может быть Сена вынесет какой сюрпризец?

Он вынул старую трубку с деревянным чубуком, украшенную почерневшей от времени и дыма резьбой, постучал ей о перила крыльца, выбивая табачный пепел. В поисках кремня маркиз пошарил по карманам и похлопал себя по бокам.

- Черт подери... забыл где-то. Ну да не досуг. Так отправлюсь. Да, господин маршал, Вы едете в Фонтенбло с отчетом к самому королю? У меня есть кое-что для сведения Его Величества. Во-первых, я допросил караульных в Лувре, и совершенно достоверно, что никого постороннего во дворце не видели. Так что, кто бы не проник в архивы рекомендательных писем, это был человек из прислуги или даже из охраны. И он наверняка знал, что именно искать. А во-вторых, не проверено покуда еще, но факт, беглые цыгане скрываются где-то в Париже. Вчера утром я проследил за одной парочкой до самого трактира... запамятовал название его. Не "Три шишки", другой. Он на полпути к Парижу, недалеко от поворота на Версаль. Парочка подозрительная больно. Ехали вдвоем от самого Фонтенбло. Ни слуг, ни эскорта. А ведь Вы знаете, времена сейчас такие, что просто так в путь-дорогу никто не пустится. Сдается мне, что это были переодетые цыгане. А точнее, месье маршал, это был цыганский барон, которого бравые ребята лейтенанта д'Артаньяна упустили. И его жена. Или невеста. Ну или кто у них там. Говорят, она ворожбой занималась и ее даже во дворец вызвали. Забавы ради. Да только позабавились эти господа так, что из мушкетерских казарм арестанты сбежали. Да да, месье маршал. Ну и другие дела темные делались. Вам то о них и поболее моего известно.

Сквозь плотную завесу туч блеснула молния, осветив нахмуренное лицо капитана. Он снова постучал трубкой по перекладине и кивнул в сторону хозяина трактира, суетившегося вокруг Ломени, то заламывая руки, будто прося о чем-то, то вскидывая их вверх.

- Этот трактирщик не из простых будет. Одной рукой прислуживает, другой мзду собирает. Я после похищения виконта кое-что выяснил о нем. Или и эта сторона жизни простых смертных также известна Вашей Светлости? Будь мне известно столько же, я бы не мешкая арестовал бы всех этих двурушников да карманников, - маркиз с неодобрением посмотрел на выходивших из трактира мушкетеров, на перебой хваливших стряпню Мекано и еще больше превосходное вино, которым им довелось угоститься, - Но, у Вас, видимо, свои резоны, господин маршал. Так ведь? Покуда мне больше нечего добавить до сведения Его Величества. Но я собираюсь наведаться в Бастилию. У меня есть некоторые вопросы к коменданту касательно ордеров, рассылаемых с утренней почтой. Так то вот. Месье Ла Рейни небось спит и видит розовые сны, пока мы здесь грязь парижскую месим. Ну да, что с него взять... судейский он и останется судейским. Хоть ему тридцать три патента на должность префекта дай.

72

Отправлено: 06.11.14 23:47. Заголовок: - Упаси нас бог от н..

- Упаси нас бог от новых сюрпризов, - ответил Франсуа-Анри, страшась представить, что могла вынести Сена со дна своих мутных вод, вздумай Небесное Провидение и впрямь разыграть с бедными парижанами шутку про Потоп.

- Кто-то проник в королевский архив в Лувре? Вот это новость, - протянул он, не скрывая своего удивления, - И какие же еще козыри Вы припрятали в рукаве, господин маркиз? Гореть мне в Чистилище, если бы я мог узнать об этом без Вас. Нет, Париж не пестрит объявлениями со сводками последних новостей, особенно если эти новости проистекают из опустевших королевских дворцов. Что по-Вашему искали? Постойте... я сам отвечу, искали рекомендательные письма на кое-кого из свиты Ее Величества, так? О-ла-ла... да после этой новости король позабудет о том, где мне довелось провести эту ночь. Да и Ее Величеству не захочется вспоминать о моем грешном существовании, - чуть тише проговорил он, радостно отбивая такт охотничьего марша по деревянным перилам крыльца, - Что еще, господин маркиз? Я буду Вашим вестником, если хотите, Меркурием.

Следующая новость оказалась менее сенсационной и едва не заставила маршала рассмеяться в лицо де Варда, все еще смаковавшего эффект, произведенный его первым рассказом.

- Так так так... Вы полагаете, что это были цыгане? Или кто-то из придворных имел неосторожность выехать засветло... Вам не приходило в голову, что некоторым любовникам могла понадобиться придорожная гостиница для своих личных нужд... Фонтенбло буквально перенаселен в эти дни, а некоторые свидания требуют большего уединения и тишины. Ну право же, маркиз, с чего Вы взяли, что те двое обязательно должны быть беглыми цыганами?

Неожиданно прогремел гром, заглушив смех дю Плесси, так что маркиз смог расслышать только частичный ответ маршала. Тревожное ржание испуганных лошадей заставило конюха выйти из конюшни, где он прятался от ливня.

- Ну, ну... чего вам беситься то, животинки сирые... с вас то спрос какой? Громы и молнии это все по грешные души, а вам то чего, Вам Илия Пророк не судья, на что вы ему, - приговаривал здоровяк, проводя широкой ладонью по морде бившего копытом жеребца, косившего на него испуганным глазом.

- Про трактирщика я знаю все, маркиз. И плохое, и хорошее. Оставим пока худое на его совести, он хорошо служит мне и интересам короля, это важнее. А что касается Вашего намерения задать вопросы маркизу де Монлезену, то оно стоит того, чтобы промокнуть и доехать до Бастилии. Ковать железо надо пока горячо. Кстати, советую Вам обратить внимание на секретаря господина коменданта. Этот месье Жоликер весьма интересная личность. Не знаю, кто из двоих послал Вам тот приказ на самом деле, но скорее всего ответы Вы так или иначе услышите именно от секретаря. Он болтлив без меры. Главное прислушаться и дать ему высказаться... даже если Вам покажется, что он несет сущую чепуху.

73

Отправлено: 09.11.14 23:58. Заголовок: Эффект, произведенны..

Эффект, произведенный первой новостью, оправдал ожидания де Варда и даже более того. Маркиз с удовлетворением отметил про себя блеск в маршальских глазах и особенное ударение, с каким он повторил сказанное. Видно было, что дю Плесси были свои виды на эту новость и уж он то знал, как поднести ее королю, а возможно и самой королеве, которой следовало бы знать о махинациях, проводимых всяческими проходимцами с целью заручиться ее покровительством и доверием. Не то чтобы де Вард хорошо знал покойного Шутолова Ее Величества, но даже самых безобидных слухов, ходивших о том, какие именно услуги оказывал де Валетт при дворе, было достаточно, чтобы иметь весьма определенное мнение о нем.

- Я рад, что оказался полезным Вашей Светлости, - учтиво ответил де Вард, скрывая внутреннее ликование - не все то этому блистательному придворному маршалу дарить ему услуги, было небесполезным завести себе высокопоставленного должника при дворе, тем более того, к чьему мнению прислушивался сам король.

Из-за грохота надвигавшейся грозы он не услышал ответ маршала и по счастью не расслышал и смеха последнего. Де Вард и бровью не повел, восприняв ответ дю Плесси как чистой воды отговорку. Да он наверняка и сам был бы не прочь пуститься в погоню за беглыми цыганами, за чьи головы наверняка уже была назначена довольно внушительная сумма вознаграждения.

- А кому же еще бежать из Фонтенбло на самой заре, да еще и до того, как было объявлено об отмене королевского утреннего приема? Не. Нет, месье маршал, это были только те, кому действительно было отчего бежать. И от кого, - де Вард усмехнулся с видом профессионального охотника за беглецами, - Помяните мое слово, их уже хватились бы во дворце, будь это чья-то дочь или жена, сбежавшая с любовником.

Небрежность, с которой дю Плесси-Бельер отмахнулся от подозрений насчет трактирщика только укрепила де Варда в том, что папаша был нечист на руку и оказывал услуги любому, кто был готов заплатить. Да вот хотя бы и маршалу. Видно было, что у молодого королевского фаворита были свои резоны для того, чтобы закрывать глаза на то, какие преступления творились под крышей старой таверны.

- Как скажете, маршал. Возможно, Вам оно и виднее. Но только, если след еще раз приведет меня к этому трактиру, то уж пусть у папаши Мекано найдутся убедительные ответы на мои расспросы. Боюсь, что для меня в отличие от бравого сержанта городской гвардии будет недостаточным Ваше поручительство. Ничего личного, месье маршал, но у всех нас свои резоны. Благодарю Вас за напоминание о секретаре коменданта де Монлезена. Об этом Жоликере и раньше слыхивал. Возможно, что через него я быстрее выясню, кто именно и зачем посылал мне приказы из Бастилии от имени коменданта.

Видя, что щедрый апрельский ливень и не думал прекращаться, де Вард поправил шляпу, отогнув поля так, чтобы стекавшая вода не заливалась за ворот его плаща, поправил шпагу и засунул так и не выкуренную трубку за отворот камзола.

- Ну, с богом, месье маршал! Увидимся еще. Надеюсь, что Ваше путешествие окажется скорым, раз уж Вы взялись быть Меркурием. Хм... а Вам это идет, знаете ли... Меркурий... Вестник... - повторил он, заскакивая на лошадь, - Удачи, господа! - это пожелание относилось и к дю Плесси и к появившемуся на крыльце генералу де Руже, - Да хранит нас всех бог.

74

Отправлено: 13.11.14 23:09. Заголовок: - С богом, маркиз! ..

- С богом, маркиз!

Арман остановился на краю верхней ступеньки и помахал де Варду, возглавившему кавалькаду всадников. Двор таверны, а затем и соседние улицы огласились чавкающими звуками грязи, по которой ступали копыта дюжины лошадей, изредка прерываясь на звонкий перестук в тех местах, где гладкие булыжники мостовой выступали на поверхность.

- Я говорил с доктором. Полагаю, ему можно доверять. По крайней мере Ваше лечение, Анрио. Насчет остального я не уверен. Но в этом случае у Вас всегда найдется ответ, не так ли? -
проговорил де Руже, дожидаясь, когда конюх подведет к нему лошадь, - Вы безумец, маркиз. Это не злило бы меня, если бы от Вас не зависело благополучие дорогих мне людей. И сердце нашей матушки прежде всего. Колен рассказал Вам о ее нездоровье? Боюсь что нет, ведь у Вас нет времени слушать его отчеты о сердечной болезни мадам де Руже. Куда больше Вас интересуют махинации его господина. Не могу винить Вас в этом, - он хлестко ударил плетью по голенищу своего ботфорта, не желая наказывать ни в чем не повинное животное, - А посему только скажу то, что я не одобряю эту эскападу. Мы доедем до первого же постоялого двора, маркиз. И не далее того.

Холодные капли дождя стекали с полей его шляпы, отяжелевших от влаги. Перья плюмажа печально свисали на левое плечо, заливая спину водой, которая вскоре просочилась сквозь плотную ткань плаща. Путешествие обещало быть далеким от приятного.

Мушкетеры, присланные лейтенантом д'Артаньяном для почетного эскорта маршала, уже выстроились четыре ряда по-трое, готовые к выступлению в путь. Не желая смотреть на то, как его брат будет демонстрировать чудеса храбрости, забираясь на лошадь со своей колотой раной в боку, герцог отвернулся в другую сторону. Его взгляд выхватил темную фигуру, мелькнувшую в одном из окон второго этажа. Сначала он не придал тому никакого значения, но фигура появилась снова и на стекле отчетливо показалась прижавшаяся к нему щека.

- Похоже, у Вас тут больше поклонников, чем Вы думали, маркиз, - Арман указал брату на окошко, но лицо, наблюдавшее за их отъездом быстро исчезло, видимо, испугавшись, что будет застигнуто за слежкой, - Кто-то из постояльцев? Или же любезная хозяйка... впрочем нет, мадам все еще в дверях, - появление на крыльце полнотелой свояченицы Мекано заставило де Руже улыбнуться против воли и он махнул рукой ей и трактирщику.

- Ну что, господа, если вы готовы, то в путь? -
осведомился сержант мушкетеров, - Герцог, я прошу Вас быть начеку, улицы Парижа сегодня далеко не безопасны.

- Поезжайте впереди, месье. Пусть трое мушкетеров следуют за Вами. А остальные позади нас и доктора Колена, - он бросил взгляд на последнего, невозмутимо ожидавшего сигнала к выезду, - Итак, в путь! Едем по главной дороге и остановимся освежить лошадей на первом же постоялом дворе, - скомандовал де Руже и чуть слышно, обращаясь только к Колену, добавил, - Надеюсь, что там отыщется и приличная карета для нас с герцогом.

// Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля //

75

Отправлено: 15.11.14 01:19. Заголовок: - Меркурий... Вестни..

- Меркурий... Вестник...

Прощальная шутка де Варда напомнила маршалу о другой шутке, более похожей на шпильку тогда, но подаренной ему Той, чьи шутки и слова о себе он собирал как жемчужины, сохраняя их в глубине сердца. Сказанные однажды, они до сих пор имели силу, зажигать тепло в его душе всякий раз, когда он вспоминал о них или кто-то невольно повторял их. Мечтательная улыбка в синих глазах могла предать маршала куда скорее, чем даже скромный букетик поникших фиалок в серебряной бутоньерке, спрятанной под плащом.
Одно мгновение, всего лишь доля секунды, когда он позволил себе увидеть лицо графини перед мысленным взором. Дольше нельзя. И вот уже в синих глазах прежний холодок, а на губах играет обычная усмешка.

- Доктор Колен человек слова, ему можно верить. В моем случае у него были все шансы помочь мне отправиться к праотцам еще в "Трех шишках", но, я все еще с Вами, брат мой. А значит, доктор верен своему долгу. Долгу врача, я полагаю. И долгу перед нашей матушкой, - добавил он чуть погодя.

Отповедь, полученная им от герцога, прозвучала обидно и задела маркиза за живое. Отчего все вдруг решили, что ему не было никакого дела до благополучия и здоровья их матери? Едва не вспылив, дю Плесси отвел глаза от лица брата и предпочел промолчать в ответ. Он долгое время старался уверить весь двор в собственном эгоизме и было глупо разрушать результаты этих усилий и оправдываться. Даже перед родным братом. Он нарушил это правило лишь единожды, поддавшись велению сердца, и это был тот единственный случай, о котором он не пожалеет даже перед лицом Страшного Суда.

Следовало отдать должное наблюдательности Армана, но у Франсуа-Анри были другие заботы. С помощью одного из мушкетеров, добровольно взявшего на себя роль стремянного, он забрался в седло и поправил съехавшую на бок перевязь. Не обращая внимания на хлеставший в лицо дождь, который из-за сильного ветра бил наотмашь хлесткими каплями почти горизонтально, маршал, проверил легко ли выходил из ножен короткий кинжал, висевший у него на поясе, и разместил в седельной кобуре заряженный пистолет. Порох может быть и промокнет за время пути, но в качестве пугача оружие вполне еще могло послужить ему - кто рискнет проверять, выстрелит он или нет.

- Сейчас увидите, -
проговорил Франсуа-Анри, не оборачиваясь, - Сдается мне, мы познакомились далеко не со всеми постояльцами папаши Мекано.

Предоставив брату роль командующего их маленькой кавалерией, дю Плесси дождался пока первые ряды мушкетеров выехали на улицу, а затем повернулся к герцогу и заговорщически наклонив голову, тихо проговорил:

- Если хотите увидеть кое-что занятное, следуйте за мной и не задавайте вопросов. Господа мушкетеры, поезжайте к Сент-Антуанским воротам и передайте сержанту и господину Колену, чтобы они дожидались нас там.

- Но, месье маршал, мы обязаны охранять Вашу Светлость, -
возразил мушкетер.

- Тогда, оставайтесь с нами, месье. Но только один. У меня есть еще одно дело. Прошу Вас, без лишних возражений, - настойчиво потребовал маршал и тронул повод своей лошади, - А теперь едем. После первого же поворота, свернем налево. И доверьтесь мне.

Выезд мушкетеров с трактирного двора привлек внимание тех из парижан, кто не успел еще добежать до Гревской площади, на которой вот вот должно было начаться публичное клеймление и оглашение приговоров осужденным судом парижского парламента. Мушкетерам короля не пришлось проторять себе дорогу сквозь озлобленную толпу, как за несколько минут до того это делали гвардейцы из городской полиции Шатле во главе с маркизом де Вардом. В народе еще теплилась любовь к голубым плащам и вид серебряных крестов со священным огнем, вышитых на плащах мушкетеров, все еще напоминал парижанам о славных легендах, которыми обрастала слава полка. Их пропускали, молча расступаясь на пути, хоть и не выказывая обычного энтузиазма.

Как только они выехали на улицу, дю Плесси-Бельер остановил свою лошадь, пропустив впереди себя всех мушкетеров кроме одного и сделал знак ему и герцогу следовать за ним. На первом же перекрестке вместо того, чтобы ехать следом за всей кавалькадой, он свернул в противоположную сторону и проехал до небольшой ограды, покосившейся от времени и под тяжестью увившего ее плюща.

- Не спешивайтесь. За этими зарослями на нас не обратят внимания. Но мы сможем разглядеть, кто эти мои поклонники, которые наблюдали за нашим отъездом, - сказал маршал, поглаживая морду своей лошади, нетерпеливо бившей копытом, расплескивая из лужи бурые капли грязи.

- Кто они, месье? - спросил мушкетер, не ожидавший, что окажется в засаде вместо того, чтобы преспокойно взять курс на Фонтенбло.

- Пока не знаю, - сознался маршал, не желая озвучить свои догадки, которые могли оказаться безосновательными, - Но вот они, господа! Смотрите-ка, а они скоры на подъем.

По улице проехали два всадника, явно спешившие, хоть им и приходилось сбавить темп с галопа на легкую трусцу из-за уплотнявшейся на улицах толпы. Оба были в черных плащах и шляпах, поля которых скрывали их лица, так что, признать в них кого-то конкретно было невозможно.

Сент-Антуанское предместье в утро 4-го апреля

76

Отправлено: 20.11.14 00:53. Заголовок: Проходя мимо Жаннены..

Проходя мимо Жаннены, Мекано протянул руку к увесистому кошелю, доставшемуся ей от маршала дю Плесси. Он слышал любезничания молодого маршала и свояченицы и то, как он пообещал вскоре вернуться.

- Как бы не так, -
тяжелая рука Жаннены больно плеснула Мекано по пальцам, - Если бы месье маршалу было угодно отдать эти деньги тебе, старый пройдоха, то он мог это сделать уж два часа как. Это мои деньги.

- Да на что они тебе, - плюнул в сердцах трактирщик, но не стал развивать этот спор, поспешив к крыльцу, чтобы хоть краем уха услышать о планах маршала и замешкавшегося с отъездом капитана де Варда.

Чтобы не примелькаться господам и не проявить неприглядных качеств любителя подслушивать чужие разговоры, Мекано вышел через боковую дверь, сразу оказавшись под широким навесом конюшен. Звуки голосов стоявших на крыльце людей едва достигали его слуха из-за шума дождя и громовых раскатов, чередовавшихся с такой частотой, что казалось, небеса были готовы обрушиться на бедный Париж.

Наконец братья де Руже уехали в сопровождении мушкетеров короля и прибывшего всего пол-часа назад человека в черном, которого маршал называл доктором. Плюнув на неблагодарное и, как оказалось, никчемное дело, Мекано уже собирался развернуться и удалиться подальше от разбушевавшейся стихии и холодного дождя, капли которого щедро заливало даже под навес с каждым сильным порывом ветра. Но тут его внимание привлекли два незнакомца, вышедшие из конюшен, ведя на поводу двух оседланных лошадей. Прежде чем папаша успел опомниться, они покинули двор таверны, повернув в ту же самую сторону, куда уехала кавалькада во главе с герцогом де Руже и маршалом дю Плесси.

- Жан! Черт тебя дери! Жан, какого черта? - завопил Мекано, тщетно пытаясь перекричать раскаты грома, - Кто дал им лошадей? Кто это вообще такие?

- Я дал, - невозмутимо ответил Жан, запирая ворота конюшни, - Да вы сами велели услужить любому, кто покажет мне вот такой медяк, - на широченной ладони конюха тускло блеснула монетка времен Генриха Доброго с легко узнаваемым профилем великого государя.

- Как? Разрази меня гром! Они были здесь? Но когда? Как?

- Они не говорили мне ничего. С чего бы им с конюхом то говорить? Только потребовали лошадей для них держать наготове, - ответил Жан и отдал монетку ошеломленному Мекано, стоявшему под струями воды, стекавшей с проломленного еще пару лет назад водостока, - Да что же вы, папаша, как будто смерть с косой увидели? Ну, увели лошадок, так ведь господа мушкетеры отсыпали нам столько, что и на четырех новых с достатком будет. И ту лошадь с королевским клеймом загоним. Хотите, я про нее кому надо шепну, возьмут и не спросят, откуда и зачем.

- Брось... поступай как знаешь. Только чтобы не было ее и следа в моей конюшне, - Мекано бессильно махнул рукой, а в другой зажал медную монетку, - Впредь, если хоть где-нибудь увидишь такую же, бегом ко мне. И предупреждать, если кто-то требует лошадей. Мне. Сначала мне докладывать.

Он бросил последний взгляд в сторону улицы и побрел к двери, ускоряя темп с каждым шагом, словно боясь, что вот вот раздадутся выстрелы или крики погони.

Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661, после полудня


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.