Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.


Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.

Сообщений 41 страница 60 из 76

1

04.04.1661

    Таверна папаши Мекано, известная своим гостеприимством и неразборчивостью к посетителям. Здесь можно встретить любого и услышать многое, если вы не боитесь соприкоснуться с темной стороной предместья.

http://img-fotki.yandex.ru/get/66745/56879152.45d/0_1198bf_4306bb2a_L

41

Отправлено: 16.09.14 21:01. Заголовок: Услужливое и подобос..

Услужливое и подобострастное расшаркивание Мекано раздражало де Варда еще больше, чем если бы тавернщик вздумал отрицать все на голубом глазу. А кстати, глаза то у этого проходимца были не то зелеными, не то ореховыми, но уж точно не ясными. В их мутном как будто от регулярных возлияний взгляде невозможно было прочесть ничего кроме благостного желания услужить сей же момент. Сплюнув на землю, раздраженный маркиз последовал за папашей, семенившим впереди него с такой прытью, будто бы сбросил разом двадцать лет.

- Да не суетитесь так, черт подери, - чертыхнулся капитан, уже взбираясь по лестнице на второй этаж, - И сам дошел бы, не впервой здесь. Лучше бы вина принесли... и велите растопить камин жарче. Я хочу просушить свой плащ, покуда еще здесь. Я промок как вымпел на флагштоке, дьявол раздери этот проклятый дождь.

- Господа, а вот и сам капитан де Вард, собственной персоной.

В церемонном представлении перед братьями де Руже чувствительное к насмешкам ухо капитана гвардии расслышало насмешливые нотки. Он зло сверкнул глазами в сторону Мекано, но тот проворно проскользнул между ним и де Руже, так что испепеляющий взгляд достался во всей своей сверкающей мощи невозмутимому генералу, подпиравшему дверной косяк.

- Еще раз доброе утро, господа, - буркнул де Вард в ответ на радушное приветствие дю Плесси, - Хотя, бог свидетель, оно не доброе ни в едином смысле. Такого ливня я не припомню уже лет пять. Не ровен час еще и Сена выйдет из берегов и тогда прощай Фонтенбло. Вам будет не выехать дальше этого квартала. Улицы уже запружены застрявшими в грязи телегами и каретами. Черт возьми, это была не погоня, а какие-то скачки с препятствиями. Мне дважды удалось заставить свою лошадь перескочить через перевернутые в грязи телеги. Но когда перед нами оказалась перевернутая карета мадам де Жанлис, дьявол и вся преисподняя! Этот мерзавец ускользнул от нас, когда я уже взял его на мушку моего пистолета.

Рассказывая о своих злоключениях, де Вард скинул с себя плащ и бросил в руки прибывшему следом за ним полицейскому агенту, зло сорвал перевязь со шпагой и швырнул все еще заряженный пистолет на стол. Подыскивая свободный стул для себя, он вдруг заметил фигуру лежавшего на постели человека, укрытого покрывалом с головы до пят.

- А это что еще такое? - медленно и с расстановкой спросил де Вард, - Еще... один? Кто это, дю Плесси?

42

Отправлено: 19.09.14 00:00. Заголовок: Оставив благородных ..

Оставив благородных господ расшаркиваться друг перед другом, Мекано юркнул в угол комнаты. Он шарил глазами вдоль стены под окном, старательно высматривая, где могли находиться оставленные Годе вещи. Докторский саквояж стоял аккурат возле постели, на которой возлежал труп, прикрытый покрывалом. Скосив пугливый взгляд в сторону маршала и его брата, папаша бочком подошел ближе к постели, поправив для виду покрывало у изголовья. До заветного содержимого саквояжа было рукой подать, но Мекано не сразу решился протянуть руку к замку, опасаясь привлечь внимание. А что если саквояж досмотрели без него?

К счастью для папаши, де Вард хоть и был в крайнем раздражении горел желанием немедленно рассказать о перипетиях погони за сбежавшим арестантом, а потому внимание всех троих было сосредоточенно на рассказе. Жилистая рука тавернщика скользнула к замку саквояжа и без труда заставила язычок повернуться и щелкнуть так тихо, что даже сидевшая на столе муха не шелохнулась. Запустив руку внутрь, Мекано просветлел лицом, нащупав аккуратно свернутые в трубочки записки. Да, они все еще были там. Вся переписка, доставленная из павильона Гонди. Теперь бы вынести ее прочь из комнаты, а там хоть в топку. Да, сразу в огонь и пусть себе горят все темные дела, связанные с заброшенным поместьем. Мекано уже успел сполна получить мзду за пользование голубятней, но на горизонте маячила угроза больших бед, попади эти записки не в те руки. Сам папаша знал из их содержания только то, что сирийцы вели дела, не скупясь, и платили кому-то важному при дворе для покупки и обеспечения беспошлинного провоза товаров.

Сердце Мекано едва не зашлось от страха, когда чья-то рука легла на плечо папаши как раз в тот момент, когда он засовывал записки во внутренний карман жилета.

- О... тут ничего особенного, я подумал, что вещи то можно было убрать, раз уж этот Годе сбежал. Может, еще сгодятся кому? - проговорил папаша, осторожно оглядываясь назад.

43

Отправлено: 19.09.14 23:11. Заголовок: Маршал только воздел..

Маршал только воздел брови, удерживаясь от душившего его смеха. Неуместное веселье могло только еще больше раззадорить и без того разгневанного на всех маркиза. К тому же, его смех мог быть неправильно истолкован следовавшими за де Вардом людьми из городской стражи. На самом деле причиной тому был воровато озиравшийся хозяин таверны, дожидавшийся возможности, чтобы вытащить записки из саквояжа Годе. Франсуа-Анри сделал вид, что не обращал на Мекано внимания и повернулся к де Варду.

- Это, господин капитан, человек, которого убил лекарь, помогший бежать Вашему сирийцу. Его личность мы пока еще не установили. Но могу со всей определенностью сказать, что он не тот, за кого себя выдавал. Вы и сами можете убедиться, если взглянете на него. Кафтан и жилетка явно с чужого плеча. А вот башмаки дорогие и ладно сшитые. Такими не разживешься, торгуя зерном. Он был ранен, когда мы попытались взять лекаря под стражу. А чуть позже другой лекарь-самозванец прикончил его при помощи отравы.

Пока Франсуа-Анри говорил, он краем глаза следил за Мекано, но от его внимания не ускользнуло и то, с каким вниманием к нему прислушивался один из гвардейцев. Любопытство или личная заинтересованность? Но разобраться в этом у маршала не было времени - рука тавернщика как раз нырнула в недра саквояжа. Не меняя выражения лица и все также со скрещенными на груди руками, маршал приблизился к Мекано сзади в тот момент, когда тот прятал записки.

- Ничего особенного? - строго спросил дю Плесси, кладя руку на плечо папаши, - Я тоже так подумал сначала... галиматья какая-то. Но может быть Вы поможете мне разобраться? Я имею в виду эти записки, - маршал ткнул пальцем в грудь тавернщика и тихо заговорил, - Давайте вместе почитаем их, Мекано. Воспринимайте это как часть нашего с Вами уговора.

Не обращая внимания на внутреннюю борьбу столь живо отразившуюся в лице почтенного хозяина "Боевого Петуха", маршал обернулся к де Варду и де Руже.

- Господа, я предлагаю опечатать эту комнату до появления официальных чиновников из Шатле и перебраться в нашу комнату. Это здесь, всего лишь третья дверь по эту же сторону, - пояснил он де Варду и указал на дверь приглашающим жестом, - А Вас, папаша, я прошу пока остаться.

Сузив глаза, дю Плесси вперил в тавернщика вопросительный взгляд. Его синие глаза излучали скрытую угрозу, хотя, уголки губ все еще хранили доброжелательную улыбку.

- Я тоже игрок, дорогой Мекано, и люблю хороший блеф за карточным столом. Но сейчас дело идет о ставках куда более высоких, чем каких-нибудь сотня другая пистолей. Даже Вам при Вашем уме и изворотливости не понять, в какую огромную паутину Вы угодили. Выкладывайте все, что Вам известно об этих записках. И давайте разложим их на столе. К слову, их должно быть четыре. Я уже рассматривал их и сам положил назад в саквояж. Итак? Я жду. Если Вы не расскажете мне все как на духу, то мне не останется ничего другого, как сдать Вас с потрохами капитану де Варду. И придется дождаться того самого сержанта... как его? Ломени? Да. Ведь мне придется посвятить их во все, что здесь произошло. Я всего навсего свидетель и не более того.

Это был блеф чистой воды, так как маршал не собирался раскрывать столь значимые козыри перед каким-то штатским чиновником из Шатле, возомнившим себя великим дознавателем. И тем более он не желал оповещать де Варда о имевшихся у него сведениях о найденной в павильоне Гонди голубятне и своих подозрениях о причастности таверны папаши Мекано к тайной переписке. И все-таки, весь вид его и решительный тон свидетельствовали о том, что дальнейшая судьба Мекано зависела всецело от его сговорчивости.

44

Отправлено: 20.09.14 19:22. Заголовок: Позади него стоял ма..

Позади него стоял маршал, невесть каким образом умудрившийся незаметно и быстро пересечь комнату. В холодном взгляде его читалась угроза, смысл которой нетрудно было истолковать. Помня про условия, которые дю Плесси выдвинул, прежде чем согласиться помочь, Мекано не строил иллюзий относительно того, на что пойдет этот молодой человек ради собственных целей.

Медленно выпрямившись под взглядом маршала, папаша пошарил рукой за пазухой и достал записки. Он был пойман с поличным, так что отпираться не было смысла. Озираясь по сторонам, Мекано проводил взглядом удалившихся капитана де Варда и герцога де Руже. В дверях все еще стоял один из молодцов городской стражи, прибывший вместе с де Вардом. С виду олух, какими и были все эти господа гвардейцы, именовавшие себя так в противовес полицейским чинам из Большого Шатле. Но что-то в его взгляде, слишком внимательном для ротозея, было подозрительным.

- Ну что же, месье, Ваша взяла, - прошептал Мекано, не спеша протянуть записки маршалу, - Но уж погодите. Дайте сказать. Записки эти для меня что латынь - ни слова не разбираю, хоть они и записаны так, что прочесть по буквам могу. Я забрал их у Годе только затем, чтобы немедленно уничтожить. Если людям, пославшим их, будет известно, что это я передал их Вашей Милости, моя шкура не будет стоить и ломаного гроша. Да и Вам, месье, скажу напрямик, не сладкой жизнь покажется.

Он сглотнул и скосил взгляд на топтавшегося в дверях гвардейца.

- Не знаю я, что там. Да и знать не хочу. Мне платили за приют голубкам, с которыми их пересылали, и только. А все остальное не мое дело. Я ж не стану смотреть на то, что Вам вздумается писать Вашему парфюмеру... или там кожных дел мастеру, буде Вы посылать голубок через мою голубятню. То то и оно. Меньше знаешь, крепче спишь. А в этом случае, - улучив момент, когда гвардеец отвернулся, Мекано сунул записки в ладонь маршала, - Еще и проживу дольше. Вы уж позвольте мне, господин маршал, сделать вид, что я сжег эти проклятые письма. Кому надо, тот следит. Пусть думают, что я избавился от них. А Вы, уж будьте милостивы к старику, не вздумайте расспрашивать про них здесь. Все четыре у Вас. И опасайтесь этого Ломени. Он или кто другой у него под началом, а наверняка прикормлен тем, кто платил Годе. Кто знает, за кого еще заплатили этому Орлеанскому палачу... свидетелей они убирают так быстро, как моя Жаннена грязь со столов не успевает смахнуть. Вы знатный клиент, месье маршал, и доставляли мне покуда только прибытки, так что, мне не хотелось бы лишаться Вашего патронажа и впредь. Как видите, я готов быть открытым. Но только так, чтобы об этом никто не прознал.

45

Отправлено: 20.09.14 23:05. Заголовок: - И что же? Франсуа..

- И что же?

Франсуа-Анри смотрел в бегающие глазки Мекано, не отводя взгляд. Он заметил, как папаша покосился на дверь и, мельком оглянувшись, понял причину его нерешительности. Стоявший в дверях гвардеец и впрямь выказывал слишком много интереса к комнате и к тому, что в ней происходило. Был ли то праздный интерес или нет, но по лицу папаши было видно, что он опасался соглядатаев.

- Вы можете поклясться именем Богородицы, что ничего не знаете о смысле этих записок, - все также шепотом спросил дю Плесси, быстро пряча переданные ему записки во вшитый во внутренней стороне перевязи мешочек для монет, платков и подобной мелочи, необходимой под рукой.

- Это похвально, весьма даже. Не совать нос в личную переписку это безусловно похвально. Но на этот раз речь идет не о любовных стансах, Мекано. Вы и я прекрасно знаем, что содержание этих записок может касаться заговора против короля. Если Вы оказались замешаны в этом, то лучше Вам рассказать все сейчас же, пока я не передал дело Ла Рейни. Вы прекрасно знаете, что префекту и его канцелярским ищейкам не составит труда привязать Вас лично и все Ваше заведение к этому делу. А там... - он развел руками, давая понять всю широту возможностей, которые открывались перед несчастным тавернщиком, - Бог знает, где Вы и Ваша дорогая свояченица можете окончить дни. Я не поручусь ни за что.

Ни угрозы, ни предложение заступиться за него, ни даже открытый намек на то, что его могут привлечь к дознаниям даже не имея прямых улик, не подействовали на упрямого старика. Франсуа-Анри смотрел в морщинистое лицо, прикидывая в уме, сколько шансов было против того, что Мекано сам не был замешан в дела Годе и тех, кто помог побегу сирийцев.

- Хорошо, - наконец сказал он, видя, что старик отпирался все с тем же упорством, - Я верю Вам. Возьмите вот эти листы, - он сгреб со стола белые листы, оставшиеся от письменного набора, видимо, принесенного по требованию того же Годе, - Скомкайте их и сожгите где-нибудь, где это смогут заметить. Но учтите, от них ничего не должно остаться. Я хочу, чтобы те, кто станут искать эти записки, были уверены в том, что они уничтожены. Я не намерен зазря подставлять Вас, папаша. Но, услуга за услугу. Вы помните это, - маршал поднял глаза к потолку, намекая на отосланного им сизого почтаря, - Впредь я буду посылать незначительные письма. Заказы к моему парфюмеру или короткие записки к одной из моих пассий из Бургундского отеля. Вам не обязательно доставлять их, - он поджал губы, все еще сомневаясь в успехе своей затеи, - Впрочем, для верности можете отсылать их с мальчишкой. Мне важно, чтобы с ответными записками я получал от Вас кое-какие сведения. Кратко. Кто, кому, когда. Будьте изобретательны, Мекано. Скажем, если дело касается этого Годе или павильона Гонди, то пишите о ястребиной охоте или соколиной, соответственно. А если у Вас будут опасения, что затевается что-то, о чем мне или королевскому префекту следует знать, то пишите от имени моего парфюмера - заказанных Вами духов нет во всем Париже, со всем почтением Энцо Гатто. За это я гарантирую Вам понимание и участие со стороны господина префекта. С моих рекомендаций, конечно же.

Гвардеец, прогуливавшийся по коридору, снова появился в дверях, и заметив его, Франсуа-Анри повысил голос:

- Итак, Мекано, Вы не знаете, могли ли эти вещи принадлежать покойному или кому-то еще? Ну что же, оставим их здесь до прибытия господина Ломени. Заприте двери покуда. И принесите нам что-нибудь горячее в мою комнату.

Не дожидаясь ответа, маршал вышел из комнаты первым и сразу же отправился в другую, где его ждали герцог и маркиз. Он лишь мельком посмотрел в лицо гвардейца, потупившего взор перед ним, как монастырская девица пред строгие очи настоятеля. Невозможно было судить, был ли он соглядатаем или нет, но осторожность Мекано заставила и маршала подумывать о возможном предательстве.

46

Отправлено: 21.09.14 21:40. Заголовок: Комната, в которую е..

Комната, в которую его пригласил де Руже, оказалась куда просторнее и чище. Видавший не один трактир и съемные комнаты на своем веку маркиз удивился тому, в какой чистоте содержалась предложенная дю Плесси комнатка. Всюду на полу были расстелены узкие домотканые коврики, стены помимо бумажных обоев с синими цветами, были завешаны тонкой материей, тщательно задрапированной в мелкую складку. Видимо, это было не только украшением, но и своеобразным буфером, заглушавшим шум извне и вероятно мешавший подслушивать из соседних комнат. В вычищенном от золы камине потрескивали поленья, источая аромат смолы и свежеспиленной древесины. Не много не мало, а на каминной полке красовались часы. Не самой дорогой отделки, но где в Париже на постоялом дворе можно было отыскать комнату с часами? Да и кому это могло понадобиться. Вряд ли даже в заведении Мекано имелась вторая такая же комната.

- Полагаю, это особенное гостеприимство, ради которого надо быть маркизом дю Плесси-Бельером, - пробурчал де Вард, сразу же заняв место у камина.

Не дожидаясь приглашения герцога, который, видимо решил отмолчаться до появления младшего брата, маркиз взял из рук следовавшего за ним гвардейца плащ и перевязь. Плащ он развесил на высокой спинке стула, расположив его прямо перед камином. Туда же повесил перевязь. И только тогда взглянул на стол, явно накрытый к завтраку.

- Э, да здесь не только удобства, но и целый пир! И когда только вы успеваете, господа, - не скрывая зависть, протянул маркиз и кивнул в сторону стола, - Надеюсь, Вы не будете против моей голодной компании, герцог? Будь это другое время, я бы не стал навязывать свое общество. Но дело короля. И к тому же, скверное. Тут не до расшаркиваний.

Приняв молчаливый кивок герцога за приглашение, де Вард подвинул табурет к столу и налил в свободный бокал вина, которое тут же залпом и выпил. Добавив еще щедрую порцию, маркиз посмотрел на гвардейца, голодным взглядом пожиравшего сервированные на столе закуски.

- Ступайте, сударь. Пусть двое стоят на карауле возле комнаты, где сейчас господин маршал. Остальные могут заказать себе завтрак. И дайте мне знать, когда появятся агенты из Шатле.

Быстрыми и точными движениями де Вард отрезал для себя несколько кусков ветчины, подцепил на вилку солидный отрез сыра и потянулся к корзинке со свежеиспеченным хлебом. Он ел быстро, наскоро проглатывая куски, почти не прожевывая. По-походному. Если в бой, так хоть сейчас же. То что он успел захватить, переварится само собой, а что не успел - точный удар ножом и солидный кусок окорока оказался в тарелке перед маркизом, хотя бы попробовать, чтобы не сожалеть об оставленном.

- Так что же, тот сириец был ранен? Но как? Кто мог стрелять в него? Своим людям я приказал не расходовать заряды. Мы преследовали его вплоть до поворота у Гревской площади. Там то мы и застряли в толпе. Черт бы подрал эти понедельники, когда почтенные отцы города клеймят мерзавцев. Толпа бесновалась и без того, а тут полдюжины гвардейцев из городской стражи. Это было все равно, что сунуться в осиное гнездо. Пришлось отбиваться. И негодяй обставил нас. Он добрался сюда первым. Это я знаю. Знаю наверняка. А то что он ранен был, это новость. И что же, кто ему помог? Его здесь ждали? Отчего Вы не встряхнете трактирщика? Он то наверняка знает, кто ждал. Когда приехали. Он многое знает, этот Мекано. Ведь эти сирийцы, будь они прокляты, похитили виконта де Сент-Амана едва ли не под крышей этого же трактира.

47

Отправлено: 21.09.14 22:40. Заголовок: Как и следовало ожид..

Как и следовало ожидать, брат сделал вид, что не расслышал его предупреждение о неблагоразумии, с коим он вел себя, будучи одним из первых придворных в свите короля Франции. То, что для Армана было святым и нерушимым, для Франсуа-Анри легко оборачивалось в шутку. Его заботили мелочи, которые не привлекли бы ничьего внимания, тогда как он умудрялся ставить под удар собственную честь и репутацию дам, с которыми связывал себя ничем не обязывающими отношениями.
Де Руже не мог сказать ничего более того, что уже сказал, не видя в том резона. Если маркизу было угодно пройти через горнило бед, вследствие собственных же ошибок, то остановить его невозможно. Не потому ли батюшка с такой неохотой позволял ему действовать на свой страх и риск в итальянской кампании.

- Как знаете, - прошептал Арман, прекрасно зная, что любой его ответ не был бы услышан братом, уже отвлекшим свое внимание на происходившее в комнате.

- Идемте, маркиз. Этот человек уже ничего не поведает нам, - сказал герцог, соглашаясь с предложением маршала, - Оставим его в покое до прихода врача.

В комнате брата было уже жарко от растопленного камина. Де Руже развязал шарф и расстегнул ворот рубашки. Он бы с радостью распахнул настежь окно, но хлеставший по стеклу ливень не предвещал ничего хорошего. Де Вард между тем принял приглашение Франсуа-Анри во всей полноте его значения - войдя в комнату, он сразу же повесил сушиться свой дорожный плащ, переложил перевязь со шпагой и пистолеты на лучшем стуле, а сам уселся за стол и принялся накладывать в тарелку все попадавшие ему под руку закуски, принесенные к завтраку. Де Руже не возражал, резонно сочтя, что хоть для кого-то этот сервированный стол может послужить не просто натюрмортом. Он лишь пригубил несколько глотков вина из оставленного им стакана и отошел к окну, где и дожидался возвращения Франсуа-Анри.

- Вы ошибаетесь, капитан, - невозмутимо ответил он на разглагольствования де Варда, - Этот Мекано хоть и тот еще прохиндей, но к побегу Ваших арестантов он и впрямь не имеет никакого отношения. Не далее как час назад его свояченицу едва не пристрелил тот самый человек, который дожидался здесь беглецов и помог тому из них, который уцелел и добрался сюда. К тому же, он подослал лже-доктора, чтобы тот избавился от раненого свидетеля. Тот человек, что лежит там, он был то ли его клиентом, то ли посредником. Он принес с собой немалую сумму денег. За какие услуги, пока не ясно. Пока что. Но Вы сказали, что виконт де Сент-Аман был похищен? Когда? Его нашли? Он в порядке? Я немного знаком с ним, по придворной службе. Его отец некогда возглавлял посольство Его Величества в Дамаске, а потом перебрался в Стамбул. Перед возвращением во Францию он, как я слышал, основал торговый дом, вроде посреднического между сирийскими купцами и французскими торговцами. Но я не слишком хорошо разбираюсь в этом. Возможно, это и не имеет отношения к делу. Хотя... зачем сирийцам похищать французского подданного, к тому же, состоящего на службе при дворе короля?

48

Отправлено: 23.09.14 22:29. Заголовок: // Париж, Бастилия. ..

// Париж, Бастилия. 2 //

Лошадь, предоставленная щедротами коменданта Бастилии, была наверное родственницей знаменитого Росинанта, некогда воспетого Сервантесом. С первого взгляда на этот живой скелет Колена охватили сомнения, не падет ли бедняга под его весом, так и не выйдя за ворота крепости.

- Да вы не смотрите, сударь, что бока впалые. Наша Флер, лошадка хоть и незнатных кровей, но выносливая. Сам господин де Безмо выезжал на ней, - успокаивал лекаря конюх, поддерживая для него стремя.

- Из Гаскони, вестимо, - буркнул про себя Колен, стараясь не вспоминать, в каком седом году почтенный маркиз де Монлезен изволил покинуть родные края ради призрачных перспектив военной карьеры в Париже.

Посланный за ним мушкетер успел уехать, сказав что-то про опоздавших мушкетеров, которым было приказано явиться на постоялый двор у таверны "Боевой петух". Не знакомый с военными обычаями, Колен тем не менее привык к тому, что некоторым приказам следует просто слепо подчиняться. И если маршалу дю Плесси-Бельеру понадобилось его присутствие в таверне, где он невесть отчего задержался, то так тому и быть. Думать и гадать о причинах Колен не стал, не в его привычках было гадать над диагнозом или симптомами до выяснения всех причин заболевания.
Он закрепил свой походный лекарский саквояж у луки седла и осторожно тронул бока своего Росинанта каблуками туфлей.

- Да нет, эдак Флер вас слушать не станет. Она хоть и смирная лошадка, но упряма как тысяча мулов. Вы уж с ней построже, - напутствовал его конюх и хлестко хлопнул лошадь по пегому боку, - Ну, пошла, пошла! Здесь всего два квартала, месье. Обернетесь во мгновение.

- Еще раз передайте господину коменданту, что я вернусь для лечения. По дороге обратно я намерен навестить моего аптекаря и получить необходимые лекарства.

Он не был уверен в том, вернется ли еще к таинственному арестанту, чье имя не должен был произносить даже он сам. Однако, следовало оставить де Безмо в уверенности, что услуги личного врача суперинтенданта еще понадобятся.

На улицах Парижа в то утро царил хаос и неразбериха. Не слишком необычные для утра понедельника, когда в город прибывали телеги торговцев, заполонившие все улицы, а вдоль набережных пришвартовывались все новые и новые баржи, прибывавшие по реке. Дождь только усилил сутолоку, особенно в тех кварталах сент-антуанского предместья, где улицы являли собой сплошное грязевое месиво. К вящему удивлению Колена тощая кобылка, одолженная ему комендантом, оказалась на редкость проворной и прекрасно справлялась с грязью, при том нисколько не пугаясь толпы. Доктору потребовалось чуть менее получаса для того, чтобы добраться до постоялого двора, знакомого ему по нередким визитам в качестве постоянного клиента. Кухня господина Мекано пользовалась недурственной славой и в те времена, когда Колену доводилось наблюдать за здоровьем своего патрона в Париже, он предпочитал столоваться в "Боевом Петухе", не доверяя изыскам кулинарии, подаваемой в отеле де Во.

- Вы господин Колен, сударь? - спросил невзрачный на вид паренек, придерживая лошадь под узцы, - На втором этаже вас уже ждут.

"Надеюсь, не лично господин маршал," - подумал про себя Колен, молча сунув в чумазую ладонь несколько су.

- Господин маршал, - коротко объявил он своем прибытии, когда трактирный слуга открыл перед ним дверь в комнату, занимаемую дю Плесси-Бельером, - Я буду рад узнать, что мои услуги требуются вовсе не Вам, месье. Но если Вы желаете спросить меня касательно обследования, - он кивнул в сторону, - То у меня покуда нет никаких новостей.

49

Отправлено: 23.09.14 23:54. Заголовок: - Господин капитан, ..

- Господин капитан, рад, что Вы так скоро освоились, - заявил маршал, еще с порога своей комнаты сумевший оценить ущерб нанесенный приготовленному для них с герцогом завтраку, - Такая лихая атака достойна поощрения. Эй, Мекано, еще вина! - крикнул он, обернувшись в коридор, - И велите привести к нам доктора Колена, как только он объявится.

Франсуа-Анри устроился возле камина, потирая руки, озябшие после пребывания сначала под дождем во дворе таверны, потом под прохудившейся крышей и в довершение всего в сырой комнате, ставшей в одночасье мертвецкой. Он сел верхом на свободный стул, протянув руки над огнем, и некоторое время рассматривал плясавшие в камине языки огня, с треском пожиравшего сухие поленья.

- Полагаю, господа, у вас множество вопросов. Кое-что прояснится с приходом доктора Колена. Это я вызвал его, маркиз, - он обернулся к де Варду и улыбнулся тому, с каким упоением капитан разделывался с курицей, так и не дождавшейся его внимания, - Если Годе скрывался в Париже под именем лекаря, то от собрата по факультету мы сможем узнать, по чьим рекомендациям он был принят, а может быть выясним и кое-что о его клиентах.

Согревшись достаточно быстро, маршал подвинул свой стул ближе к столу и захватил ближайшее к себе блюдо с ветчиной. Военные законы таковы, что видя перед собой еду, нельзя откладывать ее поглощение, ведь никогда не знаешь, когда затрубит боевая труба и придется не только отложить свой завтрак, но может и вовсе лишиться его. А то, что происходило в его жизни с момента отъезда королевского двора из Парижа, иначе как войной нельзя было назвать.

- Герцог, я предлагаю Вам присоединиться, - пригласил он брата к столу, запивая ветчину красным вином, которое Мекано принес после того, как его пожурили за завтра, скромный даже по меркам таверны средней руки. Он налил себе еще вина и, прежде чем поднять бокал, улыбнулся мимолетному видению, появившемуся перед его мысленным взором: "За Вас" - чуть заметно дрогнули его губы, но даже про себя он не осмелился назвать имя Той, за чье счастье был готов пойти на все.

Ждать подтверждения военному правилу долго не пришлось, доктор Колен появился на пороге комнаты, едва только было покончено с ветчиной и первой бутылкой вина, которой отдали должное по-военному скоро.

- Вы уже ввели капитана в курс происходящего, генерал? Если нет, то на это есть еще время. Лучше будет, если мы успеем составить свои заключения до появления кавалерии в лице бравых городских стражей, - предложил маршал, вытирая платком губы, - Доктор, спасибо, что так быстро откликнулись на мою просьбу. Я ждал Вас. К счастью не ради самого себя.

Выйдя в коридор, дю Плесси покосился на все еще дежурившего там гвардейца. Тот со скучающим видом прохаживался взад и вперед, своим видом выказывая полнейшее равнодушие к всему вокруг.

- Никаких новостей пока? - тихо спросил Франсуа-Анри, отпирая дверь в комнату Годе, - Ну что же, я и не ожидал, что Вы справитесь так скоро. Вам понадобится по меньшей мере еще два или три визита. Не спешите с этим делом, Колен. Спешка не обязательна.

Дверь со скрипом распахнулась перед ними, уступая напору плеча маршала. Его тут же обдало сильным порывом образовавшегося сквозняка, так как окно в комнате было распахнуто настежь. Дю Плесси тут же подошел к нему и захлопнул обе створки, не забыв выглянуть наружу, чтобы убедиться, что никто не висел, цепляясь за карниз.

- Со всеми этими приключениями начнешь верить во всякую чепуху, - проговорил он, приглашая жестом Колена войти, - Проходите, доктор. Не помню, были ли ставни окна заперты. Скорее всего нет. Пустые страхи. Меня сейчас беспокоит другое. Запах. Вы его чувствуете? Мне он сразу же показался знакомым. Этот запах я слышал в ту ночь, когда Вы приехали в "Три шишки" по просьбе моей матери. Вы ничего не можете сказать мне об этом? И я хочу, чтобы Вы взглянули на покойника. Это уже не пациент. Возможно Вы сумеете определить, что именно убило его. Яд. Но какой именно? И кто из парижских медиков или аптекарей может пользоваться этими инструментами. Взгляните потом в саквояж. На мой взгляд набор достойный королевского медика. А ведь этот Годе, или как он еще себя называл, никогда не появлялся при дворе.

50

Отправлено: 25.09.14 23:38. Заголовок: Еще одно убийство. О..

Еще одно убийство. Обыденность тона, с каким говорил маршал, задела Колена. Не такого отношения к смерти он ожидал от этого жизнелюбца. Хоть маршал и обрел немалый опыт на военном поприще и получил свои чины не за придворную выслугу, но не слишком ли рано проявлять подобный цинизм в отношении смерти.

- Этот? - спросил Колен, откидывая покрывало с тела покойного, - Вы знаете, кто он?

С первого же взгляда на расплывшееся бурое пятно на груди покойного, можно было сказать, что он умер от раны. Пуля скорее всего задела легкое, об этом свидетельствовал ярко алый цвет крови, запекшейся по краям раны, и прошла вверх, задев артерию.

- Он истек кровью, полагаю, - констатировал Колен, но при этом с сомнением посмотрел на губы покойного, на них не было следов кровавой пены, как это бывает при ранении легких, - Рана ведь не была смертельной, не так ли? - спросил он, обернувшись к дю Плесси, - И что же Вас заставило искать другую причину? Яд? Чепуха... но, может быть, и не столь невозможный вариант, - добавил он и наклонился к губам покойного.

Легкий сладковатый запах. Еще немного времени и он растворится в общей гамме запахов, царивших в затхлой и душной комнате. Кто бы то ни был, но человек, открывший окно настежь, поступил так же, как сделал бы и сам Колен.

- Тут и впрямь пахнет как в провизорской... - проговорил он, подтверждая слова маршала, - Но от губ покойного пахнет миндалем, в чистом его виде. Цианид, я полагаю. Какой-то быстродействующий раствор. Скорее всего ему влили в рот всего несколько капель и заставили проглотить. А так, - он выпрямился и сделал глубокий вдох, принюхиваясь к царившим в комнате запахам, - Это явно запахи териака. Точнее, его фламандской разновидности. Они считают необходимым добавлять в него корицу и кардамон. Сущее шарлатанство. Лекарство не должно обладать приятным запахом для того, чтобы...

Но докончить вводную лекцию по фармакологии ему не дали, маршал засыпал его вопросами, заставив переключить внимание на небольшой дорожный саквояж, пристроенный у изголовья постели. Колен вопросительно посмотрел на дю Плесси и получив его согласие, поставил саквояж на стол, раскрыл его и по очереди выложил на стол все содержимое.

- Инструменты хорошей работы. Дорогой работы, я бы сказал. Заточка, - он провел большим пальцем левой руки по лезвию одного из скальпелей, - Превосходно, - сказал он, слегка поморщившись при виде тонкой красной полосы, - Превосходно для практикующего хирурга. Так что Вы желаете узнать, господин маршал? Судя по виду, эти инструменты привезены из Саксонского княжества. Тамошние хирурги славятся не только точной рукой, но и практическими нововведениями. Если бы господа саксонцы так рьяно не выступали на стороне Реформации, то мы здесь в Париже могли бы с выгодой для нашей медицины воспользоваться плодами их новшеств. Но, увы... религиозные соображения издревле вставали на пути у прогресса... Так что да. Набор этот не французский. Если это то, что Вы хотели узнать. Но, имя его владельца я Вам сказать не смогу. Хотя... постойте-ка. Здесь на внутренней обшивке саквояжа есть что-то. Это может навести Вас на мысль. Читайте.

Он ткнул пальцем на выдавленную в коже надпись "Docter Abraham Gaallo". Было ли это на самом деле имя владельца инструментов, вызвавших восхищение Колена, или саквояж мог принадлежать тому человеку, а потом перейти в другие руки?

- Это не Годе... - заметил Колен, - Я знал человека, о котором Вы упомянули, Ваша Светлость. И могу заверить Вас, он не состоит в списке парижского факультета. Только не он. Не под этим именем, по крайней мере. Отчего Вы решили, что здесь был именно Орлеанский палач, маршал? Разве он не бежал из страны?

51

Отправлено: 27.09.14 21:39. Заголовок: Де Вард выслушал отв..

Де Вард выслушал ответ герцога де Руже молча, но лишь потому, что его рот был занят сочной грудинкой, увенчавшей живописный натюрморт на блюде перед ним. Он тщательно прожевал мясо, запил изрядным глотком вина и посмотрел, не осталось ли что-нибудь без его внимания.

- Этот де Сент-Аман темная фигура в этой игре, - проговорил он, доставая из-за пояса стилет, настолько тонкий, что был похож на иглу, - Насколько я знаю, он давно не появляется при дворе, предпочитая устраивать шумные балы и карточные игры в своем особняке. Поговаривают, что он называет это отставкой по собственному желанию, якобы он отошел от дел, а вместо себя представил ко двору своего сына. Но это только слухи. Судя по тому, с чем столкнулся молодой де Сент-Аман, у сирийцев зуб на его отца, и далеко не за прошлые его прегрешения перед ними. Что-то назревало у них. И этот де Сент-Аман едва не спутал им все карты. То ли своей этой отставкой, то ли поленился замолвить словечко кому-то из дипломатического департамента.

Положив к себе на блюдо оставшуюся часть куриной грудки, которой грозила участь сделаться холодной закуской, а то и вовсе быть бесславно скормленной собакам, де Вард принялся за ее немедленное уничтожение, когда в комнату вернулся дю Плесси-Бельер.

Походка маршала задела внимание маркиза, он прищурил глаз, чтобы пристальнее рассмотреть трость, на которую опирался королевский фаворит. Неприметная с виду вещица, которую он привык видеть в руках престарелых людей, не справлявшихся с подагрой, убивавшей все силы в их ногах. Однако в руках дю Плесси-Бельера эта безделица превращалась из символа немощи в изящный аксессуар. Походка. Да, все дело было в походке. Кто бы мог усмотреть за ленивой вальяжностью усталость человека, поправляющегося от тяжелой раны? Отметив про себя, что его другу и пока еще пособнику в продвижении по карьере маркизу де Лозену непременно понравится эта идея, де Вард взял ее себе на заметку. Как знать, может быть, если не через мальчишку и его милое дарование, так через дерзость и умение обаять всех вокруг себя де Лозена ему удастся вернуть себе былое положение при дворе.

- Годе? Вы все время говорите об этом Годе, как будто твердо уверены в том, что здесь был именно он. Но, господа, помилуйте, как мог человек со столь чудовищной репутацией так долго скрываться под самым носом у кардинала и его ищеек? Да жив ли он вообще? И если да, был ли в Париже со времен Фронды? - недоверчиво вставил свои пять су де Вард, проглотив последний кусок курятины. - Доктор? Еще один?

В комнате появился человек в черном камзоле и мантии, одетой поверх него на манер, обычный для лекарей парижского факультета. Де Вард смерил вошедшего удивленным взглядом и ковырнул вилкой горку тушеных овощей.

- Лазарет какой-то, а не постоялый двор, - проворчал он, наклоняясь над едой.

До его ушей донесся необычайно тихий и заговорщический тон маршала, и он прислушался внимательнее, делая при том вид, что был поглощен едой. Два или три визита к кому? Имя, прозвучавшее с уст дю Плесси, было знакомо де Варду, но не настолько, чтобы сразу же вспомнить, где именно он мог встретить этого Колена. Когда оба вышли из комнаты, де Вард резко отставил в сторону блюдо с недоеденными овощами и встал из-за стола.

- Думаю, я уже достаточно отдохнул. Благодарю за завтрак, месье де Руже. Теперь к делу. Нужно выслать гонца с депешей к префекту. Пусть он берет на заметку это заведение, если у него до сих пор не было к нему интереса. Из Парижа мы сумеем выехать едва ли через час или три, если Вы предпочитаете ехать в карете, за это время нарочный с посланием успеет добраться даже до Барбизона. Если конечно, на постоялые дворы вернули всех реквизированных лошадей. И нужно перехватить Ломени. До того, как он пересажает в Шатле добрую половину квартала.

Сказав это, де Вард надел перевязь со шпагой, встряхнул все еще сырой после дождя плащ и накинул его себе на плечи. Застегивая пряжку, он чертыхался и пыхтел, едва справляясь с тонким язычком, пока наконец не нашел нужное отверстие.

- Проклятые фландрские безделушки... толку от них никакого, а стоила мне целое состояние, - пробурчал он, надевая шляпу, - Герцог, я буду внизу.

52

Отправлено: 28.09.14 23:46. Заголовок: - Вы знаете, кто он?..

- Вы знаете, кто он?

Дю Плесси отвлекся от изучения оконных ставень и повернулся к Колену.

- Мы обыскали его вещи и карманы. Кроме неприличной для такого скромного костюма суммы денег и записок странного содержания ничего найдено не было. Ясное дело, что он не тот, за кого себя выдавал. Обратите внимание на ткань его жилета. Вряд ли простой торговец позволит себе такую даже ради Пасхальной Мессы.

Короткие комментарии доктора при осмотре покойного напомнили маршалу больничный покой в казармах королевских мушкетеров, куда он заглянул в поисках врача для шевалье де Лоррена в памятный день взрыва на Большой Лужайке. Он подошел ближе, следя за манипуляциями Колена.

- Рана была не сквозной. Пуля не найдена. Смертельной или нет, не знаю. Но он был жив, когда я уходил. Вы тоже уловили запах миндаля? Да, если бы мы могли знать... я жалею о том, что сразу же не послал за Вами в Бастилию. Да и кто мог подумать, что парижские доктора мастера на все руки... и случаи жизни. А что этот териак? Впрочем, не объясняйте, я все равно крайне далек от естествознания. Лучше взгляните на его инструменты.

Как и он и предполагал, взгляд профессионала сразу же оценил ценность собранных в саквояже инструментов и даже назвал страну их происхождения.

- Саксонское княжество? Однако, это долгий путь ради того, чтобы помочь в побеге двух басурман, к тому же из под носа у полицейских Большого Шатле. Вы уверены, доктор? Могут ли эти инструменты поступать в Париж, скажем, по заказу?

Он присмотрелся к полуистлевшей надписи, выдавленной на коже внутренней стороны саквояжа.

- Абрахам Гаалло... хм, мне это не говорит решительно ничего. Голландец? Или еврей на службе у какого-нибудь голландского военачальника, они обычно берут себе имя своего господина, чтобы скрыть свое происхождение. Но, ведь может статься, что этого почтенного доктора Абрахама ограбили и присвоили себе его инструменты?

А вот последнее откровение Колена немало поразило Франсуа-Анри. Уверенность, с которой врач отмел всякое предположение, что Годе мог скрываться в Париже под чужим именем, звучала убедительно. И все же...

- Доктор, в последние дни я столкнулся со многими невероятными вещами. К примеру с тем, что человек, чье имя и происхождение считались безупречными и достойными того, чтобы он мог состоять на службе у самой королевы, оказался в итоге одним из самых разыскиваемых убийц во Франции. Откуда у Вас уверенность в том, что Годе не мог прятаться там, где его меньше всего пытались бы разыскать? Или Вам известно о нем больше, чем то, о чем я спросил? Скажите мне прямо, доктор, этот человек связан каким-либо образом с виконтом?

Не желая, чтобы их разговор был подслушан кем-нибудь из коридора или соседней комнаты, дю Плесси все время перекладывал хирургические скальпели и ножницы, создавая при этом невообразимый металлический звон, заглушавший его голос.

- Не обессудьте, доктор, - усмехнулся он, в очередной раз бросив тонкий нож для вскрытия вен на груду металлических заклепок, используемых для фиксации бинтов при перевязке, - В шкафу за Вашей спиной имеется потайная дверца в соседнюю комнату, а в коридоре у самой двери дежурит не в меру любознательный гвардеец. Это музыкальное сопровождение всего лишь вынужденная мера, а не попытка воздать Вам за те страдания, которые я был вынужден терпеть во время перевязок, оказываемых Вами.

Из коридора послышались стремительные шаги и возглас де Варда:

- Герцог, я буду внизу!

- Ну что же, теперь мы можем вернуться в мою комнату и поговорить там. До прибытия городской стражи придется остаться здесь. Я бы не хотел пропустить момент их славного вторжения, доктор. Но, прошу Вас, не соглашайтесь засвидетельствовать смерть этого несчастного. Скажем так, это была частная консультация. Покуда я не желаю вмешивать Вас в это дело официально. Временно Вы мой лечащий врач, пусть так и будет. Тем более, что... - он недовольно поморщился, - Мне придется попросить Вас об услуге перед отъездом. Парижские улицы сейчас захвачены толпой и нам будет не прорваться в карете. Мы попросту рискуем застрять до обеда. Поэтому я решил выехать из Парижа верхом. До первого постоялого двора и только, - в голосе маршала послышались оправдывающиеся нотки, когда он вспомнил последние строки письма Олимпии, - Это ведь не сильно повредит мне?

53

Отправлено: 30.09.14 23:33. Заголовок: Судя по словам де Ва..

Судя по словам де Варда, знакомого с графом де Сент-Аманом куда ближе, чем герцог, человек этот был не столь однозначной фигурой. Упоминание об отставке привлекло внимание де Руже, прекрасно знавшего, что дипломаты редко подавали в отставку без веских на то причин, уж точно не по состоянию здоровья или преклонности лет. В чем успел провиниться бывший посол Его Величества? Оказался ли он замешанным в каких-то закулисных интригах покойного кардинала? Хотя, это вряд ли. Король не отсылал в отставку людей, преданно служивших Мазарини, скорее наоборот, старался удержать их при дворе. Но тогда что же? И как это могло быть связано с тем, что он услышал от нищего в часовне и сбежавшими сирийцами? Что-то внутри подсказывало герцогу, что связь эта была и скорее всего лежала по ту сторону закона и интересов короны.

Арман лишь коротко усмехнулся в ответ на приглашение Франсуа-Анри присоединиться к завтраку. Ему было не до еды, к тому же, трудно было составить конкуренцию капитану гвардии, набросившемуся на остывшие закуски с таким завидным аппетитом. Выглядело все так, словно уважаемый маркиз де Вард не ел со времени когда покинул Фонтенбло.

- Я вкратце описал капитану то, что произошло, - ответил де Руже брату и удивленно повернулся к де Варду, - А Вы считаете, что Годе мог погибнуть? Неужели о смерти такого человека не просочилось ни единого слуха? Он мог скрываться под чужим именем, а годы могли изменить его облик до неузнаваемости. Чем он был? Легендой, не более того. Вряд ли живы еще те, кто знали его в лицо и сумели бы признать теперь.

Оставшись один, Арман несколько минут бесцельно ходил взад и вперед по комнате, стараясь подавить нетерпение разгоравшееся в груди. Хотелось бросить все, взять любую оседланную лошадь и мчаться без оглядки туда, где его на самом деле ждали. Где он был нужен. Чем он мог помочь брату в расследовании дела, в тонкостях которого он ничего не смыслил? Но там, в Фонтенбло он мог защитить, утешить ту, кто верила данному им слову, ждала его.

Сильный порыв ветра стукнул по стеклам окна, заставив герцога обернуться. Он посмотрел сквозь мутное стекло, тихо звеневшее под порывами ветра. Черный ворон парил в небе над крышами Сент-Антуанского предместья, борясь с вихрем и дождем. Ворон. Кто он - хищник, высматривавший добычу, или же гонимый ветрами беглец?
Созерцание парящей на ветру птицы отвлекло мысли Армана и уже через минуту он удивлялся самому себе. Как, оставить брата одного? С чего он решил? Франсуаза не только добродетельна и добра сердцем, добра настолько, что была готова пожертвовать своей репутаций и своим будущим ради его брата, но и достаточно сильна духом, чтобы противостоять всему, что свалилось на них за эти дни. Что сказала бы она, прояви он малодушие, сбежав от испытаний тогда, когда был нужен брату больше всего?

- А вот и вы! - воскликнул де Руже с облегчением, приветствуя вернувшихся маршала и Колена, - Доктор, что скажете? Это был действительно яд? А что насчет личности того врача? Вы сумели узнать хоть что-нибудь из того, что найдено в саквояже?

54

Отправлено: 01.10.14 22:53. Заголовок: - Чертовы голландцы,..

- Чертовы голландцы, понавезли своего зелья. От адского дыма не продохнуть в собственной таверне, - ворчал Мекано, вороша угли в каминном зеве, - Жаннена, вина отнеси наверх. Господин маршал требовали.

- Так ты сам бы и отнес, - недовольно ответила свояченица, но перед тем, как подняться наверх с двумя кувшинами разогретого вина с гвоздикой и корицей, мельком глянула в свое отражение в висевшей на стене сковороде, - Чего это ты жечь принялся, старый дурень? Хочешь, чтобы этот капитан нас сейчас же и в Шатле повез взамен тех басурман, что сбежали от него нынче утром?

- Какие басурманы, женщина? - испуганно зашикал на разносчицу слухов Мекано и замахал платком над разгоравшимися клочками бумаги, - Молчи, коли жизнь тебе дорога.

- Да чего я то? Во всем предместье только и разговоров, что о побеге да погонях. Эти мушкетеры все тут вверх дном перевернули за просто так что ли? - фыркнула Жаннена и направила свои стопы наверх, покачивая бедрами и улыбаясь тем самым господам мушкетерам, - Терпение, господа офицеры, терпение, в погребке папаши Мекано на всех вина хватит.

Воровато оглянувшись, папаша подложил в огонь оставшиеся две бумажки, предварительно порвав их в клочья, чтобы виднее было. Цепкий взгляд выхватил из темноты дальнего угла зала пару глаз, следивших за ним. Он отвернул лицо и поворошил уголья, чтобы огонь занялся поскорее и хотел проследить за тем, чтобы каждый клочок бумаги догорел до тла, как велел ему маршал. Но со двора послышались крики и ржание лошадей.

- Трактирщик! - крикливый голос Ломени отозвался глубоко в груди Мекано, заставив старика буквально подскочить с места, - Мекано, что у тебя тут! Клянусь преисподней, на этот раз тебе не отвертеться. Покрываешь убийства, а? А какого черта здесь делают мушкетеры? Королевские мушкетеры обязаны быть подле Его Величества в Фонтенбло. Кто позволил? Кто дал вам право заседать в кабачке с утра пораньше, господа? Э, да что там, видать у господина д'Артаньяна с дисциплиной полнейшая беда, полнейшая. Вот будь я на его месте, так гауптвахтой награждал бы каждого третьего для острастки.

- Месье, я не имею чести знать Ваше имя. Назовитесь, чтобы я мог сказать его для поминания на мессе, - прорычал один из мушкетеров, выскочив из-за стола.

- Господа, посмотрите-ка, эти городские собаки нацепили на себя соломенные шпаги и желают ссоры! - подхватил один из его товарищей.

Послышался грохот отодвигаемых скамеек и жалобный перезвон разбитого стекла. Мекано в испуге прижался к стене возле очага, но тут же взял себя в руки и, задрав голову, закричал Жаннене, вернувшейся на лестницу.

- Жаннена, зови генерала де Руже и маршала! Иначе тут будет драка! Господа, господа, опомнитесь! Месье Ломени, Вашу Милость ожидают. Наверху. А эти господа мушкетеры здесь по долгу службы, - протиснувшись между гвардейцами и мушкетерами, сверкавшими друг на друга обнаженными шпагами, Мекано встал перед Ломени, и трясущимся от волнения голосом повторил, - Вас ждут. Наверху.

55

Отправлено: 06.10.14 23:03. Заголовок: - Не все парижские д..

- Не все парижские доктора мастера на все случаи жизни, Ваша Светлость, - заметил Колен, умывая руки в тазу с водой, - Этот человек... да, странно, что он одет настолько неприглядно. Судя по его ладоням, он даже не лакей. Скорее чей-нибудь поверенный. У него кончики пальцев измазаны в чернилах. Знаете, такие пятна, которые уже ничем не выведешь. Стряпчий, поверенный в делах.

Рассуждения маршала о личности хозяина саквояжа с хирургическими инструментами отвечало собственным мыслям Колена. Он молча кивал в ответ дю Плесси и еще раз внимательно пересмотрел инструменты, прежде чем сложить их обратно в том же порядке, в котором извлек.

- Все может быть, Ваша Светлость. И в том числе человек, которого считали умершим, мог воскреснуть. Вам удалось выяснить личность человека в черном? Это месье Ла Валетт оставил Вам этот сувенир, не так ли? - доктор взглядом указал на левый бок маршала, - Я не знаю многого о делах виконта. Но теперь мне припоминается эпизод, когда я встретил этого кабальеро. Он был в загородном дворце виконта. Я лишь мельком видел его, но навсегда запомнил его глаза, такие черные как пропасть и неподвижные. Но тогда он был всего навсего изгоем. Французский дворянин, лишенный титула и звания. Живой мертвец. Я лишь краем уха слышал его историю из пересказа виконта своему управляющему, голландцу Виллэму. Тот помог Ла Валетту выправить нужные бумаги, чтобы уехать из страны. А потом, признаюсь, я был несколько удивлен, когда встретил этого человека при дворе, да еще и в свите королевы. Но, я кажется говорю не о том, что Вас интересует, не так ли? Что ж, идемте, месье.

Просьба маршала не показалась Колену чем-то из ряда вон выходящим. Молодой человек рвался назад в Фонтенбло, жаждал деятельности. Его утомление сказывалось лишь на бледности лица и синеве вокруг глаз. Хороший завтрак и новая порция крепкого настоя, который Колен мог приготовить для него из своего дорожного запаса лекарств, помогут ему продержаться еще несколько часов прежде чем произойдет полный коллапс.

Де Руже с места в карьер атаковал с вопросами относительно результатов осмотра покойника. Колен деловито откашлялся в кулак прежде чем отвечать. Он еще не успел составить полное мнение и хотел проверить кое-что, сообразуясь с образцами лекарств, имевшимися в его походной аптечке.

- Да, это был яд. Цианид. И скорее всего произведенный не в Париже. Слишком приторный запах... не слишком, но... это в общем, голландская школа фармацевтики. Их всегда узнаешь. Я тоже пользуюсь некоторыми фармацевтическими снадобьями, поступающими от них. И да, господин маршал был прав, когда заподозрил, что в той комнате врачевали раны. Запах ни с чем не спутаешь. И он надолго въедается. Надо будет предупредить мадам де Руже об этом... в ее опочивальне еще с неделю будет стойкий запах моих лекарств. Увы. Ну а что до содержимого саквояжа, то тут все смутно. Инструмент может быть краденый. Но если нет, то врач этот голландец.

Ответив на вопросы старшего де Руже, Колен поклонился ему и повернулся к младшему. Если генерал был больше похож на своего отца сдержанностью и хладнокровием, то маршал, был скорее копией своей матери, такой же импульсивный и деятельный. Сюзанна де Руже так же как и он не любила признавать свою слабость и точно также ненавидела бездействие, даже когда оно требовалось для поправки ее здоровья. Колен строго посмотрел в отливавшие синевой глаза младшего сына мадам де Руже, прежде чем ответить на его просьбу, прозвучавшую скорее как приказ.

- Наверное это излишне повторять, что езда верхом повредит Вашей ране, месье, - проговорил Колен, когда они вернулись в комнату маршала, - И вряд ли Вы прислушаетесь к мнению врача. Если даже Вашему брату не удалось отговорить Вас, - он пристально посмотрел в глаза герцога де Руже, приглашая его к разговору, - Так что, я сделаю все. что в моих силах. Но Вы должны дать мне слово, маршал. Во-первых, я поеду рядом с Вами, а во-вторых, мы только достигнем дороги на Фонтенбло, а затем на первом же постоялом дворе наймем карету. Герцог, Вы позволите мне уступить маршалу на этих условиях?

56

Отправлено: 07.10.14 22:57. Заголовок: Услыхав знакомый кри..

Услыхав знакомый крикливый голос, доносившийся с первого этажа, маркиз выскользнул из комнаты, которую облюбовал под личную штаб-кваритиру на время своего пребывания в трактире, и поспешил к лестнице.

- А! Господин Ломени! Вас то мы и ждали! - прокричал со второго этажа де Вард, свесившись через перила, - А подите-ка сюда, сюдарь! Объясните же мне, черт подери, что у вас в городской гвардии принято считать "сей же час"? Вы что же, не получили мой приказ прибыть на перекресток у улицы Медников, месье?

- Господин капитан? А как же, мы поспешили. Но оттуда нас направили сюда. Сказали, будто вы со вторым арестантом уехали. А что прикажете делать, господин капитан, льет как при ноевом потопе, того и глядишь Сена из берегов выйдет. Улицы то все толпами народу запружены так, что и мышь не проскользнет. Куда нам верхом то.

- Оправдания, господин сержант, изложите в письменном виде в отчете на имя господина префекта. Меня не интересует, вышла Сена из берегов или в мире начался второй потоп. Я вызвал вас, черт подери.

- И вот, мы здесь, господин капитан, - крикливый голос главы городрских стражников сделался вкрадчивым и любезным.

- Велите своим людям убираться прочь или вести себя тихо в моем заведении, - грозно накинулась на Ломени Жаннена, натерпевшаяся за короткое утро столько страху и потрясений, что позабыла про опасения свояка на счет придирчивости городской стражи, - Ноги чтобы больше не было! Мне после каждого вашего обыска постели перестилать, да в комнатах мести...

- Мадам, - не найдя слов для урезонивания разозленной хозяйки трактира, де Вард красноречиво указал ей на ступеньки, - Позвольте мне.

- Позвольте? Да вы только гляньте, эти верзилы мне всю таверну разнесут сейчас! И что прикажете мне делать со всеми битыми горшками и бутылками? И кто, скажите на милость, будет оплачивать все это?

- Черт подери! Мекано, забери свою женщину! Господа мушкетеры, шпаги в ножны! - закричал де Вард, когда до его слуха донесся звон битого стекла и грохот опрокидываемых скамей, - Ломени, вы будете в ответе за это!

- А что я? Эти господа сами на рожон полезли, - запротестовал Ломени, махая руками своим подчиненным, - Прекратить безобразия! Все вон! Все во двор.

Под рукоплескания и присвистывания мушкетеров и завсегдатаев таверны городская стража покинула поле боя, так и не успев вступить в потасовку. Ломени краснея и сжимая кулаки, затянутые в кожаные краги грубой работы, запыхтел, спеша вверх по ступенькам. Самое последнее, чего он пожелал бы в это утро, встретить в трактире королевских мушкетеров, которые, как известно, скуки ради, были готовы задирать любого подвернувшегося под руку. А уж форма гвардейцев из городской стражи была для них что красная тряпица для разъяренного быка, в этом Ломени был уверен так же твердо, как в святости мессы и причастия.

- Ну, что у вас тут стряслось? Весь Париж только и голосит об убийствах на постоялом дворе у Мекано. А я вам скажу, господин капитан, если бы здесь не было тех бездельников в голубых плащах, так и беды никакой не случилось бы. Там где они, всегда ссоры и драки. Помяните мое слово, их еще ждет Бастилия.

- Покуда Бастилия ждет вас, сударь, - сухо ответил де Вард, - За неподчинение и невыполнение приказа. Эти, как вы изволили их назвать, бездельники, в этот самый момент находятся на службе короля.

- Но какой приказ, разрази меня гром? - спросил Ломени, но тут же наспех перекрестился, чтобы таки ж не разразило, - Посланный вами стражник из Шатле приехал к семи, я как раз завтракать садился. А мне что? Я не военный. И люди мои к военной дисциплине не привыкшие. Мне чтобы их собрать по приказу надо еще докричаться. Пока собрались, пока доехали. Благодарение богу, что нас не разорвала толпа бродяг, когда мы мимо Гревской площади ехали. Вы знали, что сегодня клеймят преступников? Все парижское отребье всплывает наружу... И все они там, все до единого. Как только целыми сюда добрались, не знаю.

57

Отправлено: 08.10.14 20:27. Заголовок: Пока Колен готовился..

Пока Колен готовился к перевязке, дю Плесси осторожно снял с себя камзол и жилет. Оставаясь в одной рубашке, он почувствовал на себе взгляд брата и отвернулся в сторону камина, сделав вид, что грел руки над огнем. Он не желал спорить с Арманом из-за своего решения ехать верхом, любые аргументы, которые приходили ему в голову, были все равно что роспись шпагой по воде - они терялись на поверхности очевидного, не неся ни смысла, ни веса.

Была лишь одна единственная причина для спешки, но именно об этом Франсуа-Анри был менее всего расположен говорить. Освободить маркизу д'Отрив от данного ей слова и разорвать нелепую помолвку, которая камнем давила на сердце го собственное, его брата, самой маркизы д'Отрив и Той, кому он никогда не клялся в верности и вечной любви.
О Ней, и только о Ней были его мысли, когда он не успевал одернуть себя, не ломал голову о заговоре, случайно обнаруженном ими в это утро и не строил планы, как заставить заговорщиков при дворе обнаружить себя. Все едино - все мысли, как бы далеки они не были у своих истоков, плавно перетекали в одно единственное русло - Ее спокойствие, Ее уверенность в том, что ничто и никто не помешает Ее счастью.

В очередной раз возвратив свои мысли от воспоминаний о разговоре в саду на бастионах Бастилии, Франсуа-Анри одернул руки, обжегшись взметнувшимися вверх искрами. Ла Валетт. Колен рассказал ему о том, что видел этого человека в поместье Фуке, когда он не был ни испанским идальго, ни Шутоловом королевы. Тогда он был французом, дворянином. И более того, дворянином лишенным титула и имени. Живой мертвец, так назвал этого человека Колен, не склонный к живописным эпитетам, которыми так грешили любители высокого слога. Это объясняло связь Шутолова с парижскими цыганами и то, что он исправно поставлял уродцев и карликов для Малой Свиты королевы. И это доказывало связь Фуке с убийствами в Фонтенбло, равно как и с кражей шкатулки королевы.

Франсуа-Анри обернулся к Колену, дожидавшемуся его для перевязки. На загорелом широком лице врача было написано спокойствие и полная уверенность. Знал ли господин Колен, что рисковал не только своей практикой и расположением постоянного пациента в лице Фуке, но и жизнью?

- Сделайте все, что в Ваших силах, господин врач. Ваши условия приемлимы лишь вполовину. Если Вы поедете вместе со мной, то не сможете оказать мне услугу, о которой я просил Вас в Бастилии. Вы хотели быть полезным королю и законности, сударь, но каким образом? Будет ли Вам достаточно того, что герцог поедет вместе со мной? Ведь Вы не оставите меня до самого Фонтенбло, Арман, не так ли?

Доносившиеся с нижнего этажа крики все меньше походили на хмельную многоголосицу, столь обычную для таверны даже в такой ранний час. Звон битого стекла и грохот опрокидываемой мебели заставили дю Плесси прервать свою речь и посмотреть в сторону двери. Первым порывом маршала было выйти из комнаты и лично выяснить, что произошло, но за дверью раздались шаги и громкие голоса, среди которых он с легкостью узнал неподражаемый выговор маркиза де Варда.

- Сдается мне, это городская стража и ее предводитель, - насмешливо констатировал маршал, - Не хочу, чтобы они отвлекали нас сейчас. Герцог, я прошу Вас, - он посмотрел в глаза брата, не озвучивая просьбу, которая прозвучала бы равнозначно приказу, - Вы знаете, что делать с этими господами.

58

Отправлено: 09.10.14 00:33. Заголовок: Арман ничего не смыс..

Арман ничего не смыслил в лекарствах и в том, чем одно зелье могло отличаться от другого настолько, чтобы ответить на рассуждения врача. Его больше заинтересовало то, что Колен дважды упомянул Голландию в своем ответе. Запах лекарства, по его словам, относил его происхождение к голландской школе фармацевтов, а инструменты, найденные в саквояже, так же могли принадлежать врачу голландцу. Или выходцу из Голландии.

- А не мог этот человек скрываться? Сначала где-нибудь в немецких княжествах, потом переехать в Голландию... и вообще? Кстати, о голландцах, а ведь управляющий месье Фуке также голландец, не так ли? Виллэм, так его кажется зовут. Кстати, с ним связан шумный скандал в Фонтенбло. Я не успел толком рассказать Вам об этом, маркиз. Этого Виллэма застигли в королевской гардеробной с поличным при попытке украсть что-то вытащенное из кармана королевского камзола. Что это было, префект все еще выясняет, я полагаю.

Не сочтя необходимым тут же пуститься в описание событий, которые вряд ли могли касаться происходившего в Париже, Арман умолк. Он прислушался к тихой речи Колена, все больше и больше удивляясь тому, как быстро Франсуа-Анри пускался от одной крайности к другой.

- Что значит, отговорить? От чего отговорить? - спросил он, недоумевая, - Уступить? Доктор, Вы просите моего позволения уступить в чем? - он обернулся к маршалу, невозмутимо рассуждавшему о поручении, данном Колену раннее, и был готов с возмущением возразить ему.

- Доктор, делайте то, что должны, - быстро ответил де Руже и подбежал к двери, - Я займусь этими господами.

Он распахнул дверь прямо перед носом у стоявшего в коридоре де Варда. Не пропуская бравого капитана и сопровождавшего его человека, одетого в нелепый костюм похожий на форму городского стражника.

- Господа, Его Светлости нужно время для составления отчета Его Величеству. Он просил не беспокоить его. А Вы, месье? - он запер за своей спиной дверь и смерил изучающим взглядом притихшего старшину городской стражи, - Маркиз, представьте же меня. Месье Ломени, не так ли? Пройдемте к месту происшествия.

59

Отправлено: 09.10.14 23:22. Заголовок: Лишенный поддержки в..

Лишенный поддержки в лице герцога де Руже, Колен принял очевидное - было невозможно переубедить упрямого маршала даже самыми аргументированными доводами и воззваниями. А потому он счел за лучшее сделать все от него зависящее, чтобы верховая прогулка через Париж до первого постоялого двора на дороге в Фонтенбло не повредила и без того неважному состоянию дю Плесси.

- Это геройство, господин маршал, я снимаю с себя всю ответственность... снял бы, черт возьми, - ворчливо заметил Колен, впервые отметив про себя, что позволял себе рассуждения вслух при пациенте, - Садитесь же. Перевязка не займет много времени, но нужен покой. И Ваше спокойствие. Будет больно, - предупредил он, помогая дю Плесси избавиться от рубашки.

Осторожно разрезая бинты, чтобы не потревожить запекшуюся кровь на стыке раны, Колен оглядел комнату маршала, гадая, можно ли было говорить со всей откровенностью.

- Надеюсь, здесь нет никаких слуховых окошек или вентиляционных отдушин вроде тех, что изобилуют в королевских дворцах? - спросил он, как бы невзначай нагнувшись ближе к уху пациента, - Пардон... еще раз прошу прощения... и еще один раз.

Со всей возможной осторожностью он смочил настоянной на лекарственных травах и спирте водой кусочек бинта, прилипший к ране. Осмотрев швы, Колен недовольно хмыкнул и приложил к ним кусок чистой корпии. Просочившаяся сквозь волокна ткани кровь была ярко алой, что говорило о здоровой ране, но следовало ли подвергаться риску растревожить ее еще сильнее?

- Так вот, господин маршал, насчет Вашего поручения. Как только Вы уехали, из Бастилии выехал всадник. Я бы сказал курьер, да только одет он был не в форму стражника. Его где встретить, так запросто можно принять за простого лакея. Я не верю в совпадения, так что решил действовать сразу и наверняка.

Он смазал края раны мазью и приложил сверху сложенный вчетверо кусок материи. Приложив на него ладонь маршала, чтобы он удержал его, Колен отошел к столу и отмотал кусок бинта для перевязки, не говоря больше ни слова. И только вернувшись к маршалу, он снова наклонился к нему и продолжил свой рассказ, одновременно перевязывая его бок.

- Я знаю этого Бельфлера. К нему нужно не доктора, а кюре звать. Не жилец он. У него и прежде нехороший кашель был. С кровью. А Бастилия не курорт на водах в Форже. Его легкие долго не выдержат. Скорее всего он не проживет дольше месяца. А если тот, кто определил его туда, узнает о Вашей встрече с ним. то я думаю, что врача к нему точно не допустят. Укрепления Бель-Иля, вот о чем знает этот человек. Слишком много знает. Он архитектор, спроектировавший укрепления. Я не хочу говорить дурного о моем благодетеле, месье. Поверите ли Вы, что он далеко не единственный замешанный в этом деле?

60

Отправлено: 10.10.14 22:29. Заголовок: - Не знаю, стоит ли ..

- Не знаю, стоит ли доверять папаше Мекано в этом вопросе, но он клятвенно заверил меня в том, что эта комната не прослушивается. И все-таки, предосторожности не помешают.

Поморщившись при мысли о повторной процедуре снятия бинтов, дю Плесси позволил Колену помочь снять с себя рубашку и отвернулся в сторону окна. Можно было подумать, что если бы он не замечал манипуляции врача, это помогло бы не чувствовать саднящую боль в зарубцевавшейся ране. Кривясь при каждой попытке Колена осторожно удалить запекшуюся на краях раны кровь, маршал попытался отвлечься на размышления о попытке кражи в королевских покоях. Занятно было бы узнать, что именно искали. Рассказ Армана напомнил ему о другом похожем случае, произошедшем в отсутствие короля. Бонтан помянул о вторжении неизвестного в королевскую опочивальню и утверждал, что целью того могли быть чертежи дворца, переданные ему архитектором Лево. Была совершена вторая попытка? Но к чему управляющему Фуке охотиться за чертежами дворца, в котором он чувствовал себя так же свободно, как золотые карпы в озере Фонтенбло?

- Черт возьми, Колен! - прорычал маршал от неожиданно резкой боли, когда врач оторвал очередной кусок бинта с запекшейся на нем кровью, - Простите, - глухо проговорил он и снова отвернулся, - Что? Еще раз? Давайте уже... все разом, - обреченно попросил он, кляня себя в мыслях за малодушие.

Колен словно и не слышал его ворчаний. Он наклонился к самому уху дю Плесси и заговорил о арестанте Бастилии. Немало удивленный тем, что доктор сам решил вернуться к теме недавнего поручения, маршал невольно повернул лицо к нему и криво усмехнулся, увидев на столе перед собой горку корпии и использованных бинтов.

- Постойте, Безмо выслал курьера? О, я бы многое отдал, чтобы узнать, к кому именно. Это могло быть послание к Вашему постоянному пациенту, не так ли, Колен? - спросил он, не желая произносить вслух имя суперинтенданта, - Чем болен этот арестант? Я думал, что у него просто развился кашель, что не мудрено, если постоянно находится в той сырости. Вряд ли у этого месье есть позволение пользоваться благами комфортной жизни. Его камера не выдерживает никакой критике, а ведь он там заточен уже несколько месяцев. Сколько времени он там провел?

Терпя боль от едкой густой мази, которой Колен смазывал заживавшие края раны, дю Плесси не сводил с него взгляда, ожидая, когда доктор продолжит свой рассказ.

- Он архитектор, это я понял. Безмо был настолько глуп, чтобы разболтать об этом... - он чуть было не проговорился, сказав "нам", но смолчал, окрестив себя мысленно еще большим глупцом, чем комендант Бастилии, - Я так понимаю, Вам придется поспешить с повторным визитом к нему, это так? Но если он действительно многое знает о делах своего господина, то нам пригодились бы не только его откровения, записанные на старой мебели. Нам нужен он сам. Нужно опередить... опередить во что бы то ни стало. Он нужен нам живым. И невредимым. Но вопрос, доживет ли он до полного разбирательства в стенах Бастилии. Я Вас правильно понял, доктор?


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.