Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.


Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.

Сообщений 21 страница 40 из 76

1

04.04.1661

    Таверна папаши Мекано, известная своим гостеприимством и неразборчивостью к посетителям. Здесь можно встретить любого и услышать многое, если вы не боитесь соприкоснуться с темной стороной предместья.

http://img-fotki.yandex.ru/get/66745/56879152.45d/0_1198bf_4306bb2a_L

21

Отправлено: 14.08.14 23:51. Заголовок: - Торговец, вооружен..

- Торговец, вооруженный пистолетом. Не странно ли? - ответил де Руже, ощупывая плечи и грудь человека, который только что целился в него, - Он ранен. Дышит еще. Мадам, я прошу Вас возьмите себя в руки и перестаньте кричать. Гарнье, быстро подайте мне что-нибудь, чтобы подложить ему под голову. И развяжите наконец мадам Мекано... и воды. Скорее. Поторопитесь!

За дверью послышался топот бегущих ног, кто-то ворвался в соседнюю комнату, Арман отчетливо слышал звуки передвигаемой мебели и приглушенное чертыхание, но сбивчивое и булькающее дыхание человека, лежавшего прямо перед ним, отвлекло его от того, что могло происходить за стеной. Он скрутил валиком брошенное ему тонкое одеяло и подложил под голову раненого. Кусок материи, отслужившей свой срок в качестве простыни, послужил тампоном, который он с силой приложил к ране и удерживал, пока в дверях не появился мушкетер.

- Зовите Мекано, найдите врача. Живо! Любого врача, хоть лекаря, хоть с факультета. Я заплачу. Быстрее, иначе этот человек скончается от потери крови. Гарнье, подойдите сюда. Прижимайте тампон к ране. Да, вот так, с силой. Нужно задержать кровь. Месье, месье, - он похлопал по щеке торговца, заставив его прийти в себя из секундного забытия, - Не закрывайте глаза. Вы слышите меня? Дышите... старайтесь не говорить ничего и не двигаться.

- Рана тяжелая? - спросил Гарнье, следуя указаниям герцога и удерживая скрученную простыню на груди окровавленной рукой, - Сколько крови то... не протянет, а? Это был Ваш выстрел, генерал?

- Нет, - ответил де Руже, - Рана сквозная и тем опасна. Но стреляли со спины. И я бы очень хотел понять, кто и почему.

Он поднялся с колен и вытер руки о полотенце, лежавшее возле умывального таза. Посмотрев на освобожденную силами мушкетера трактирщицу, Арман задался вопросом, откуда мог быть произведен второй выстрел, когда на его глаза попался тяжелый шкаф с неплотно прикрытыми дверьми. Стрелять могли оттуда. Но, не означало ли это, что стрелявший мог все еще находиться там?

- Мадам, прошу Вас отойдите, - прошептал Арман и осторожно приблизился к шкафу.

Он вынул пистолет и взвел курок, приготовившись стрелять. Дверь с тихим скрипом поддалась легкому напору и открылась настежь, представив взору глубокие недра гардеробного шкафа в задней стенке которого зиял тонкий просвет. Толкнув стенку внутрь, де Руже к немалому своему удивлению обнаружил, что шкаф сообщался с таким же гардеробом по другую сторону стены. Поговорка о слишком тонких стенах возымела буквальное подтверждение, а вывод напрашивался сам собой. Стрелявший прятался в шкафу и успел удрать через другую комнату, оттого он и слышал грохот передвигаемой мебели.

- Черт подери... но куда? - прошептал Арман и пролез через шкаф, последовав по следам стрелка.

Оказавшись в соседней комнате он без труда определил маршрут беглеца к двери, которая оказалась незапертой. В коридоре его не успели застать и он скрылся по лестнице. Но в которую сторону он решился бежать? Со стороны зала на второй этаж поднимались обеспокоенные выстрелами мушкетеры, так что вряд ли он бросился бы им навстречу. Скорее уж в противоположную сторону, туда, где как сказал Франсуа-Анри, была вторая лестница. Не раздумывая более ни минуты, Арман бросился к той самой лестнице и побежал вниз во двор, откуда доносились крики папаши Мекано и маршала.

22

Отправлено: 16.08.14 22:04. Заголовок: Упустили! На побагро..

Упустили! На побагровевшем от волнения и бега лице Мекано мелькнула тень радостного облегчения. Если этот Годе сам решился пуститься в бега, то следовало благодарить судьбу. Судя по доносившимся сверху воплям, Жаннена была не только цела, но и невредима, сила ее голоса казалось вот-вот заставит тонкие оконные стекла пойти трещинами.

Но облегечение было мимолетным. Стоило Мекано выбежать во двор, как ситуация оказалась далекой от мирного разрешения. Из конюшен уже выводили двух оседланных лошадей для мушкетеров, а оказавшийся там же маршал дю Плесси отдавал приказы. Стоило рискнуть и разыграть карту немого удивления, чтобы не вызвать лишних вопросов. Мекано с вытянутым лицом поспешил к конюху и закричал, позабыв про твердое намерение отмолчаться.

- Жан! Как, черт возьми, тебя угораздило отдать лошадь без моего ведома? Да еще и оседланную для господина мушкетера? Да я тебя сам отведу под суд. В Шатле! Сейчас же! Говори, шкура ты бесовская, ты с ним заодно, с этим негодяем? А?

Не время было задавать вопросы, тогда как от него самого требовали ответов. Обливаясь дождевой водой, лившей за ворот рубахи с навеса над воротами конюшни, Мекано обернулся к маршалу, медленно соображая, что на этот раз господину дю Плесси было не до шуток и любезности иссякли вместе с терпением.

- Годе? Да откуда ж мне знать, господин маршал? - захлопал глазами Мекано, оттирая лоб от налипших на него прядей жидких седых волос, - Я только сам вышел. А кто бежал, почем мне знать? Разве не этого самого Годе там наверху пристрелили?

Подбежали мушкетеры. Двое оказались в седле еще до того, как Мекано закончил свою речь. Пришпорив бока лошадей, они выехали на улицу и скрылись еще до того, как папаша успел заметить, в которую сторону они поехали.

- Господи всемилостивый, за что! - запричитал трактирщик, взывая к сочувствию маршала и мушкетеров, целой гурьбой высыпавших во двор из таверны, - Уже который день на моем подворье сплошной разбой! А сегодня еще и убийство!

- Пошлите за лекарем! - крикнули сверху и Мекано разглядел высунувшегося в окно сержанта королевских мушкетеров, - Срочно!

- Лекаря... Жан, ну-ка быстро беги на улицу Буше, там мэтр Никола Фаржюс. Зови его сюда. Немедленно. Мчись что есть духу, - приказал Мекано и повернулся к окнам трактира, - А что, жив еще? Кого ранило то?

- Торговца этого... не знаю, как его имя. Может быть Вы и знаете, Мекано?

- Я? Да что же... - стянув красную тряпицу с шеи, Мекано оттер ей лоб и лицо и взмолился всем святым, чтобы никому не пришло в голову дознаваться до настоящего имени раненого торговца, - Откуда ж мне знать имена. Вот и Вы, господин маршал, подтвердите же, я не спрашиваю у своих постояльцев того, чего им не захочется сказать. Он зашел перекусить с дороги. Не стану же я с порога имя звание спрашивать. Ну правда же, - молитвенным тоном продолжал причитания Мекано, отчаянным взором сверля лицо молодого маршала, - Вам бы тоже не мешало... лекаря то повидать, господин дю Плесси. Лицо то у Вас какое бледное. Может, мерзавец этот, что лошадь мою увел, задел Вас ножом или стрелял?

23

Отправлено: 18.08.14 22:24. Заголовок: - Таки ж и не спраши..

- Таки ж и не спрашиваете? - Франсуа-Анри сощурил глаза, - Однако же, Вы прекрасно разбираетесь в людях, Мекано, знаете, кому какое вино предложить, кто любит местечко потише да потемнее, для кого комнатку придержать. Неужто не знали? Много ли здесь торговцев зерном проезжает, а?

Не желая и дальше стоять под проливным дождем, дю Плесси повернулся, собираясь вернуться обратно к лестнице, и едва не столкнулся с герцогом. Видя волнение на лице брата, маршал пожал его руку и кивнул в сторону ворот на улицу.

- Ушел. Увел одну из лошадей и был таков. Двоих я послал за ним следом, но вряд ли они догонят его. Если только им не знакомы темные дворики в кварталах, что по ту сторону Сены.

За его спиной Мекано не унимался, пытаясь убедить всю округу в том, что ни сном ни духом не ведал, кто ночевал под его крышей и кто столовался. За причитаниями и заверениями в преданности он успел послать за лекарем, чье имя уже было на слуху у Франсуа-Анри. Хотя бы малость пользы, усмехнулся про себя маршал, припомнив, что слышал это же имя из уст Колена, а еще раннее из разговора с маркизом де Монлезеном. Выходило, что папаша Мекано знал одного из штатных врачей, служивших при Шатле и изредка навещавших Бастилию ради арестантов скромного ранга, не имевших достаточных средств, чтобы содержать личного врача.

- Лекаря, мне? - удивленно спросил маршал и поморщился, - Пустяки. Это из-за плохого сна, сударь. Все, что мне нужно сейчас, так это Ваша голубятня, Мекано, - он похлопал себя по груди, где во внутреннем кармане были спрятаны свернутые в трубочки записки, - Герцог, я поднимусь в голубятню вместе с нашим любезным хозяином. А Вам остается выяснить, кто этот торговец зерном, и за каким чертом он полез на рожон.

Распорядившись таким образом, маршал зашагал к лестнице, не удосуживаясь обходить огромную лужу, залившую весь двор. Он был уверен в том, что Мекано постарается как можно скорее избавиться от неудобных гостей в их лице и в лице королевских мушкетеров, не желая оказаться под перекрестным огнем расспросов. Рано или поздно в трактир вернется маркиз де Вард со своими гвардейцами. И скорее всего он будет зол как тысяча чертей из-за двойной неудачи, постигшей его в это утро. Франсуа-Анри не требовалось чрезмерных усилий для того, чтобы представить себе гневные выпады де Варда и обвинительные тирады в адрес любого, кто попадется ему под руку. Возможно, что и их с де Руже не минует сия участь, если они задержатся у Мекано чуть дольше. И все же, прежде чем уехать, было важно выяснить, когда и зачем пожаловал Годе, и где он мог скрываться, чтобы пустить по его следу ищеек Ла Рейни. Честь поимки знаменитого Шипа дю Плесси решил переложить на плечи префекта, не видя для себя в том ни чести, ни долга. Но что более важно, маршал не верил в то, что между наемным убийцей и кражей шкатулки королевы и последовавшими за тем убийствами могла быть связь. Слишком разные были мотивы и цели. К тому же, убийца Дериона был сам убит и в этом уже не было никаких сомнений после откровений карлика, запертого в чулане над опочивальней королевы.

- Ну же, папаша, подтянитесь, - насмешливо подбодрил Мекано маршал, поднимаясь по лестнице, - Не все так плохо, как Вам кажется. Я уже пообещал Вам, что замолвлю словечко перед капитаном де Вардом. И я сделаю это, - заверил он пыхтевшего позади него трактирщика, - Отошлем записку в Фонтенбло, и я напишу письмецо для де Варда. Боюсь, что дольше мы оставаться здесь не сможем. Долг зовет.

24

Отправлено: 19.08.14 22:13. Заголовок: - Вы его видели? - в..

- Вы его видели? - выкрикнул он, едва не столкнувшись с братом, - Он ушел? Уехал, Вы хотели сказать? - поправил он маркиза, привычно по-братски положив ему на плечо руку, - Нет, вряд ли погоня окажется удачной... но, может быть посланные Вами мушкетеры догадаются спросить у прохожих...

- Э, да что Вы, сударь, - возразил конюх и помотал головой, - В Париже есть негласное правило - ничего не видел, ничего не слышал, ежели дело касается беглеца от городской стражи. А тут еще королевские мушкетеры в погоню пустились. Им вряд ли удастся узнать что-то.

Хмыкнув в ответ, де Руже без видимого энтузиазма принял приказ от младшего брата, во мгновение ока сделавшегося снова маршалом и главным ведущим следствие, как будто бы это не его везли под охраной мушкетеров из Бастилии в Фонтенбло для личной беседы с королем. Но, возражать не было времени, да и ливший как из ведра холодный дождь не располагал к долгой дискуссии во дворе. Герцог повернул к таверне и направился через обеденный зал к лестнице. Он мельком осмотрел лица нескольких посетителей, сгрудившихся в тесные группы за своими столами за обсуждением происходящего. То, что речь шла именно о них с братом, не вызывало сомнений, стоило лишь заметить, как гул голосов тут же смолк при его появлении и все лица как один повернулись в его сторону.

Де Руже постарался поскорее пересечь залу и поднялся по скрипучей лестнице на второй этаж. Двери всех комнат были распахнуты и было бы трудно было сразу же определиться, которая из них была нужной, если бы не заспанные лица постояльцев, выглядывавшие в коридор. Арман усмехнулся про себя, но ничем не выдал, что обратил внимание на тот факт, что по крайней мере двое из постояльцев Мекано были знакомы ему. Совпадение ли?

- Ну что, Гарнье, он жив еще? - спросил герцог, закрывая за собой дверь, чтобы не дать пищу для ненужных толков.

- Дышит. Мадам Мекано вниз пошла. Сейчас принесет тряпиц, сделаем перевязку.

- Справитесь?

- Я то? Ну... коли пуля навылет, так хоть какую перевязку сделать сумею, - ответил мушкетер, - Бывало... случалось. Что уж там, Вы же знаете, месье, как оно случается... карты, игра, спор... дуэль до первой крови, ну и чтобы никому рассказывать не приходилось, сами решали... только, я бы и сам мог послать за лекарем. Ежели жив он еще. Был здесь один. Картуш. Умеет заштопать любую рану. И главное, молчун. Позвольте, я пошлю за ним.

- Послали уже. За врачом. Это дело не такое, чтобы скрываться... а насчет Вашего лекаря, с Вашего позволения, Гарнье, я запомню на всякий случай его имя. Бывает. Как Вы говорите, всякое случается.

Арман не пожелал продолжать опасную тему откровений о не слишком законных способах улаживания дел и конфликтов, но решил иметь в виду человека, который мог знать о многом. А может быть в том числе и о многих. Случайно ли они встретили в этом трактире этого Годе? И каким именно образом этот мерзавец улаживал свои дела и поступавшие к нему заказы? Наверняка не могло обойтись без инцидентов, а значит, и без лекаря он обойтись не мог. Не был ли этот Картуш тем самым лекарем, который помог сирийцу, а потом исчез?

- Сударь, он очнулся, - позвал его Гарнье и принялся раздевать раненого, чтобы облегчить ему дыхание, - Смотрите-ка, его одежда. Под этим балахоном дорогой камзол, сукно хорошей выделки. Да и рубашка. Черт, это уж слишком хорошая экипировка для простого торговца.

- Кто же он? - задался вопросом де Руже, поднеся кружку с водой к губам раненого, - Месье, Вы можете говорить?

- У него письмо в кармане, - сержант вынул свернутый втрое лист бумаги и протянул его герцогу, - Может быть оно объяснит нам, кто это такой.

Борясь с неприязнью в отношении подобных методов выяснения личности даже такого человека, который намеренно скрывался, а несколькими минутами раннее целился в него из пистолета, де Руже развернул лист.

"Будьте утром в "Боевом Петухе". Второй этаж, во второй комнате по правую руку вас будет ждать мой человек. Передайте, что должны ему и ответьте на все вопросы. Можете не беспокоиться. Проверен и надежен. Письмо сожгите не раньше того, как покажете ему. Печать на обратной стороне будет вашим паролем."

- Не знаю, о чем это... похоже, тут велись какие-то переговоры. Может и в самом деле торговец? - спросил Гарнье, успевший прочесть письмо, заглядывая через плечо генерала.

- Здесь ни слова о торговле, - возразил Арман, но не отбросил мысль о возможной сделке, - Дурно все это пахнет... и странно, почему в него стреляли?

- Стреляли в Вас, герцог. Он оказался на линии огня. Только и всего.

- Слишком просто. Чересчур просто.

25

Отправлено: 20.08.14 23:23. Заголовок: Поднимаясь по лестни..

Поднимаясь по лестнице на второй этаж, Мекано прислушивался к доносившимся со второго этажа голосам. Он разобрал лишь несколько обрывочных фраз, из которых следовало, что подстреленный торговец не скончался на месте, бедняга, а мучился на издыхании. Ну и что, скажите на милость, делать? Покуда лекаря приведут как пить дать истечет кровью болезный и будет еще дня два помирать под крышей "Боевого Петуха". А Мекано только того и не доставало для полного праздника жизни. Мало ему было того, что средь бела дня, ну или в сумерках вечера, если быть точным, прямо в его дворе было похищение молодого дворянчика, да еще не какого-нибудь там хлыща, а секретаря самого обер-камергера. Ну, угораздило так угораздило! И без того уж гвардейцы практически поселились в комнатах трактира, наведываясь с обысками едва ли не трижды на день, а тут похищение. И что, прикажете делать теперь, когда средь ясного утра стреляют в мирных людей в его тихом квартале? Мекано конечно же льстил себе тем, что его заведение располагалось в едва ли не самом фешенебельном местечке Сент-Антуанского предместья, и имел обыкновение называть его постоялым двором королевской почтовой службы всякий раз, как к нему наведывались более менее солидные господа.

- Беда то какая, господин маршал, - жаловался трактирщик, вытирая мокрый от дождя и пота лоб красной банданой, - А ежели помрет этот торговец? И зачем только нелегкая его потянула...

Нет, конечно же, он знал, зачем безвестного торговца или просто незнакомца, выдававшегося себя за такового, понесла нелегкая на второй этаж в ту самую комнату, которую снимал Годе. Но разве ж Мекано мог знать, что мерзавец захватит Жаннену, да еще будет угрожать расправой? Тем более он не мог предугадать, что незнакомец, показавший ему записку с тайным знаком в углу листка, не станет дожидаться, когда его позовут, а сам нагрянет к Годе, как старый знакомец.

- А может, и знакомец? Чего только не бывает... люди то вон скрывают и не такое, - тихо пробормотал он, залезая на чердак.

- Вот они, мои голубки, - сказал Мекано, любовно поглаживая перышки, подлетевшей к нему на рукав голубки, - Для Фонтенбло, говорите? Ну так, у меня вот тот сизарь есть... он с записками от управляющего летает обычно. Был еще один, но что-то его уж два дня как не видать. Неужто этот голландский стервец другого поставщика нашел? Вы уж словечко то замолвите за меня, месье маршал. А то мне без заказов для придворной кухни и вовсе помирать в нищете останется. Одно разорение этот трактир... а не ровен час и вовсе прикроют, как узнают, что у меня тут постояльца застрелили. Хоть бы Вы заступились, месье?

Тихо присвистывая, Мекано взял пригоршню зерна в ладонь и подманил к себе сизаря. Голубь доверчиво устроился на руке хозяина и клевал зерно с его ладони, позволяя поглаживать свои перья.

- Птица то надежная. За три часа долетит, вот помяните мое слово. А там на голубятне то знают, что от меня, не тронут его, покуда сами не спросите, была ли почта от Мекано.

26

Отправлено: 21.08.14 22:26. Заголовок: Голубятня папаши Мек..

Голубятня папаши Мекано располагалась на чердаке прямо под крышей, так что, находясь там, можно было отчетливо слышать раскаты грома и барабанную дробь крупных капель дождя. Перепуганные грозой голуби сбились в одну группу на полу под самым навесом двускатной крыши и только один из них, великолепный сизарь, в полтора раза превышавших своих сородичей размерами, сидел в отдалении от всех на жердочке возле маленькой поилки с водой. Казалось, ему были нипочем ни грохочущие грозовые раскаты, ни шум дождя, не прекращавшегося уже около часа. Франсуа-Анри невольно залюбовался пернатым красавцем, гордо смотревшим на них с высоты своего места.

- Ежели торговец помрет, беда будет его близким, Вы так не думаете, папаша? - ответил дю Плесси, словно не понимая истинной причины печали трактирщика, - Я бы поговорил с ним. А вдруг, он что-нибудь дельное расскажет об этом Годе? С чего вдруг ему понадобилось заглядывать в ту комнату, если конечно, его там не ждали. Но грехи отпускать, - с сомнением протянул он, как будто и в самом деле взвешивая такую возможность, - Нет, это не моя епархия. Думаю, что Вам следует позвать к нему и священника. Мало ли что, а позволить бедняге умереть без последнего причастия это не по-христиански.

Белая голубка шумно захлопала крыльями и подлетела к Мекано. Она доверчиво села на протянутую руку и позволила погладить свои перышки, с аппетитом склевывая крошки с ладони хозяина. Глядя на нее, маршал с тоской подумал о шутливом разговоре в саду на бастионе Бастилии. Он предложил графине де Суассон обмениваться письмами посредством голубиной почты, конечно же, только сугубо в целях ведущегося расследования. В сердце приятно кольнуло и синие глаза заблестели при мысли о том, как между строк Она прочитала бы маленькое ничего не значащее на первый взгляд послание. В воображении уже рисовалась картина улыбающейся его посланию Олимпии... ее руки сворачивают полученную записку в тонкую трубочку, чтобы спрятать за корсажем... а мысленный взор маршала не отрываясь следит за тонкими нежными пальцами, утопающими в кружевах декольте... всего лишь тонкая записка, а сколько важного и бессмертного может быть записано в ней, чтобы навсегда сохраниться в сердцах написавшего и получателя.

- Красавцы... - проговорил маршал, чтобы не показаться через-чур рассеянным, - И полезные, как я погляжу. Вон тот сизарь, говорите? - он присмотрелся к одиноко восседавшей возле поилки птице, обдумывая свой план, - Дайте его мне.

Взяв птицу из рук Мекано, маршал ловко поймал сжатую лапку и продел в закрепленную на ней трубочку готовую записку. Сизарь почти не шелохнулся, позволив проделать с собой эту процедуру. Видно было, что он привычен к такого рода действиям и точно знал, что от него ожидали. Франсуа-Анри передал его в руки трактирщика, пристально следя за тем, как папаша любовно дул на сизые перышки на шейке птицы, словно нашептывая что-то, прежде чем выпустить ее через слуховое окно.

- В грозу долетит ли? Вдруг собьется с пути? - спросил маршал, все еще занятый своими мыслями и не сразу уловив в болтовне папаши мольбу о помощи, - Поверьте мне, Мекано, Ваше заведение весьма и очень даже полезно... честным горожанам. И в том числе и префекту Ла Рейни. Иначе он давно бы прикрыл Вас. Ведь то вино, что Вы нынче утром отослали со двора, оно не было из Ваших запасов, а? Не стану спрашивать, кто именно поставляет это вино ко двору, используя Ваше имя. Это дело Ла Рейни, а не мое. А мне важно то немногое, чем Вы по-настоящему располагаете - уединенная комната, скромный стол и Ваше молчание. Мы ведь договоримся о том, чтобы моя комната и впредь не прослушивалась никем, ни случайно, ни за вознаграждение? - спросил маршал, обратив на трактирщика испытующий и холодный взгляд, - И эта голубятня... мне еще понадобятся Ваши голуби, - в уголках губ дю Плесси мелькнула улыбка, - Для личных нужд. Я заступлюсь перед Вами, Мекано. В конце-концов, мы были свидетелями, я и мой брат, герцог де Руже. Думаю, все что сегодня произошло на Вашем подворье, касается одного и того же расследования, которое мы ведем параллельно с господином префектом.

Он окинул взглядом чердак, пытаясь разглядеть в темноте что-нибудь необычное. Но кроме огромных клетей для птиц, пустовавших в отсутствие своих постояльцев, он не заметил ничего. Белые голубки так и сидели, скучковавшись на полу возле крупы, просыпанной то ли случайно, то ли намерено. Тихое воркование заглушила очередная серия раскатов грома, и маршал невольно вспомнил о почтовой службе в военном лагере. Все эти птицы были здесь не за ради красивого оперения, нет. И вряд ли такой расчетливый хозяин как Мекано, стал бы кормить голубей, не имея с них никакого дохода.

- А кто еще пользуется услугами Вашей голубятни? - спросил Франсуа-Анри, - Возможно ли отослать какую-нибудь мелочь с поручением... скажем, в Версаль? Или в Сен-Жермен, - последнее он добавил намерено, чтобы скрыть слишком явный интерес к версальской голубятне, которая, по рассказу Олимпии де Суассон, находилась в личном ведении мадам Годар.

27

Отправлено: 24.08.14 19:48. Заголовок: Услыхав топот ног со..

Услыхав топот ног со стороны лестницы, де Руже быстро сложил лист бумаги и сунул к за пазуху. Лежавший на полу раненый торговец или некто, скрывавшийся под этой личиной, застонал, приходя в себя. Гарнье снова присел на корточки и надавил на скрученный из полотенец тампон, чтобы зажать рану.

- Ну, и где этот ваш пострадавший? - раздалось из-за двери и не успели оба молодых человека переглянуться, как на пороге показался грузный мужчина лет пятидесяти с седеющей копной всклоченных волос и выдающимися бакенбардами, из-за которых лицо его казалось вдвое шире.

Не замечая стоявшего перед ним дворянина в военной форме, человек этот продвинулся вперед, впечатывая тяжелые шаги с такой силой, словно каждым шагом хотел продавить доски в пол до первого этажа. Он нелюбезно отстранил сержанта мушкетеров от своего пациента и наклонился ухом к его лицу. Потом похлопал тяжелой ладонью по плечу и по щеке, что-то прошептал и снова наклонился к лицу раненого, на этот раз загородив его от взоров мушкетера и герцога своим дородным телом.

- Скверное дело, скверное... - пробормотал он, двигая полными губами, как будто пережевывал каждое сказанное слово, - Убийство как есть, господа.

- Как это, убийство? - спросил опешивший герцог и тревожно посмотрел на Гарнье.

- Так. Форменное убийство. Надо бы городского старшину вызвать. И в Шатле послать за людьми из мертвецкой. Ну-с, - он поднялся и отряхнул успевшие измазаться в крови ладони, - Мне здесь делать нечего. Лечить я бы его все равно не взялся. А покойниками я не занимаюсь. Это дело тюремных костоломов.

- Постойте, сударь. Но, он только что открывал глаза. Он был жив. Вот еще минуту назад, - возразил Арман, не соглашаясь с вердиктом уличного шарлатана, - Кто Вы вообще такой? Кого Вы привели, мадам?

Оказавшаяся в дверях свояченица трактирщика виновато потупилась и всхлипнула в платок.

- Надо же, несчастье то какое... он же, голубчик, от смерти меня, грешницу, спас. А как же это?

Не отвечая на вопросы де Руже, трактирщица разрыдалась в голос и рванула назад в коридор.

- Я мэтр Фаржюс, - ответил меж тем толстяк и вплотную приблизился к герцогу, сверля его блеклыми глазками, - А Вы то кто будете? Небось застрелили беднягу, а теперь пытаетесь следы замести? А? Не выйдет, сударь. Вот и господин мушкетер Вам укажет, не выйдет. Тут честные люди, сударь, и никто грех на душу не возьмет. Убийство это. Я же вижу. Рана вон какая, стреляли в упор.

- Это я и без Вас знаю, - глухо ответил Арман, не расположенный к тому, чтобы доказывать местечковому лекарю свои права, - Его застрелили у меня на глазах. Мы уже ведем расследование. Если, как Вы говорите, Вам уже нечего здесь делать, так будьте добры... - де Руже недобро посмотрел в глаза лекаря, - Убирайтесь отсюда.

- И уйду. Тоже мне расследование затеяли! Никакого сладу с этими придворными выскочками нет! В полицию! К префекту пойду! Вы еще узнаете, как честных горожан убивать средь бела дня!

Потрясая кулаками, которые были между прочим вдвое больше герцогских, Фаржюс, не мешкая вышел из комнаты, демонстративно громко хлопнув дверью.

- Странно... вот это действительно странно, - прошептал Гарнье.

- Что странно?

- Он ему что-то на губы плеснул. Я видел, как он пузырек в кармане прятал.

- Тысяча чертей! - выкрикнул де Руже и ринулся к дверям, едва не столкнувшись лбом с Гарнье, - Живо, за ним! Это не лекарь, черт возьми. Это самозванец. Убийца. Зовите всех мушкетеров!

Открыть дверь оказалось не столь же просто из-за повернутого в замке ключа. Как все это удалось столь крупному и казалось бы неповоротливому человеку, Арман не мог и подумать. Когда дверь наконец поддалась их общему напору, он вылетел в уже опустевший коридор и поспешил по лестнице на первый этаж.

- Здесь толстяк не спускался? - спросил он у первого попавшего на его пути человека.

- Нет, месье. Никто не спускался.

- Черт... черт черт черт! - восклицал позади герцога Гарнье, сообразивший, что мнимый лекарь воспользовался второй лестницей, - Мы упустили и этого человека, и его убийцу, а теперь еще и этого поддельного лекаришку!

28

Отправлено: 27.08.14 23:47. Заголовок: - Полетит ли этот си..

- Полетит ли этот сизарь в грозу? - протянул Мекано, с важным видом поглаживая жиденькую бородку, - Скажу Вам, месье маршал, этот почтарь, летал в такие ураганы, когда и конного курьера не отсылали от греха подальше. Ему ни гроза, ни ветер, все нипочем. Мощные крылья. Взгляните-ка сами, ну, посмотрите. Да этого хоть в охоту бери, да верь голубь он ни разу не хищник. Но выносливость у него точно соколиная.

Нахваливая своего любимца, Мекано взял его из рук дю Плесси и принялся любовно щекотать под клювом и дуть на перышки.

- А что до вина, так вестимо ж, у кого патент имеется, тот и зовется поставщиком. Нет, ну сторонним людям то я всегда скажу, что это с семейных виноградников в Бургундии. А как же, кто мне скажет что против? Но, верно, то верно. Его поставляют из Бургундии, но чьи то виноградники, какое мне дело? Вино превосходное, я имею свою долю с его продажи. Зачем лишние вопросы?

Опустив голову так низко, что его глаза оказались в тени, Мекано ответил на испытующий взгляд маршала таким же изучающим взором, прежде чем согласно кивнуть.

- Ну конечно же, какие могут быть вопросы, дорогой маршал. Чисто прибранная комнатка, полный покой, лучший стол во всем Париже и превосходное вино всегда к Вашим услугам. Вы ведь заметили, что я завесил стены обивкой? Через нее можно подслушать только если бы господа мушкетеры собрались на свою обычную попойку в той комнате и распевали бы во всю мочь свои походные песни. Любите, как любится, говорите, с кем заблагорассудится, господин дю Плесси, никто и звука не услышит.

Ухмыльнувшись сальной улыбочкой, трактирщик распахнул во всю ширь слуховое оконце и выпустил сизаря наружу. Голубь присел на конек черепичной крыши на минуту, словно свыкаясь с дождем и свирепствовавшем южным ветром, а потом расправил широкие сизые крылья и взмыв вверх, наперерез дождю, лившему плотной стеной воды.

- Долетит, не извольте беспокоиться, - проговорил Мекано, провожая улетавшую птицу взглядом, - В том, что мне известно, я завсегда Вам помощник, господин дю Плесси. И голубятня моя, и "Петушок" к Вашим услугам. Но ежели чего не знаю, то не обессудьте. В Париже полно всяческих загадок и тайн. Вам ли не знать.

Он захлопнул створки окна. Старое потрескавшееся по краям стекло жалобно звякнуло, вот вот готовое рассыпаться на пол, но выдержало удар налетевшего ветра.

- Погода, будь неладна... сколько по-Вашему торговцев соберутся приехать в такую то погоду? Какой там рынок... а у меня прибыток страдает. Вот беда то. А что, в Сен-Жермен? В Версаль? - Мекано потер ухо и внимательно посмотрел в синие глаза молодого маршала, - Ежели надобно... так и найдутся птички то. Держал тут один из егерей королевских птиц у меня. Да давненько я его не видал здесь. Поди узнай, которая из голубок его. Не откликаются ж, твари господни, сколько не зови.

Отшутиться у него не получалось, уж больно сурово смотрели глаза дю Плесси, сколько он не старался свести свои вопросы к легкомысленным записочкам к дамам сердца или парфюмерам. Нет, в Версаль сердечные записки никто посылать не станет. Двор то весь в Фонтенбло. А про то, что супруга тамошнего кастеляна присылала весточки своему кузену в Париж, его ведь не спрашивают. А коли вопросов нету, так у Мекано и ответов не найдется.

- Можно натренировать птицу то, ежели нужда в том будет, - попытался увильнуть от ответа Мекано и направился к узкой лестнице, - Так Вы идете, месье маршал. Или еще... полюбоваться на красоты желаете? А то у меня и кухня, и постояльцы на руках. Суматоха то какая. И торговца того пристрелили... мерзавцы. И этот Годе... я б ежели сразу его узнал, то и на порог не пустил бы. Так ведь прятаться умеет гад за чужими личинами. Я и не признал сразу в том лекаре то, который басурмана пользовал, этого негодяя.

29

Отправлено: 28.08.14 23:17. Заголовок: Франсуа-Анри прослед..

Франсуа-Анри проследил за полетом птицы, точнее, ее попытке противостоять порывистому ветру и не оказаться в гуще веток раскидистого каштана, росшего возле самой стены. Ветер стих и почтарю удалось набрать высоту, чтобы избежать новых порывов, паря над стихией и сгущавшимися дождевыми облаками.

- Высоко летит... - не сдержал удивленного возгласа маршал, - И правда, как сокол.

Он не спешил отвечать папаше, дожидаясь, пока тот вдоволь налюбуется своим любимцем, и обдумывая услышанное. Трактирщик не пытался скрыть тот факт, что вино, поставляемое им ко двору, имело сомнительное происхождение и скорее всего поступало к нему под надзором вездесущего суперинтенданта Фуке, негласно имевшего свой куш со всех продовольственных поставок, прибывавших в Париж и ко двору. Куда еще не протянулась хваткая рука этого человека, и впрямь все больше уподоблявшегося в своих действиях зверьку, выбранному им для герба. Скачущая вверх по ветвям белка, куда выше? И в самом деле, куда еще метил алчный до денег и власти виконт де Во?

- Ну что же, папаша, мы понимаем друг друга как и всегда, - заговорил маршал, так и не дождавшись от Мекано ответа на его вопрос о судьбе застреленного торговца и о других клиентах его голубиной почты, - Комнатой я остался доволен. Я буду платить Вам за нее еженедельно через моего поверенного. Распоряжение об этом уже у него на столе, кстати. Так что, держите ее в чистоте и порядке, как знать, когда она может сгодиться мне или кому-нибудь из моих друзей.

Он шел следом за Мекано по узкой винтовой лестнице, на каждом шагу все сильнее сжимая зубы от резавшей в боку раны, которая только начинала затягиваться после того, как он растревожил ее пробежками вверх и вниз по лестницам. Что-то папаша не договаривал о своей голубятне. Невольно Франсуа-Анри вспомнились слова крестной, герцогини де Ланнуа, любившей приговаривать: "Важно уметь задавать правильные вопросы, чтобы услышать желаемые ответы" Как ему следовало задать вопрос Мекано о голубях из Версаля, но так, чтобы не вспугнуть его бдительность? Судя по всему, птицы, доставлявшие почту из Версаля или из Гонди, были в его распоряжении, только он не слишком-то спешил опознать их среди остальных. И это настораживало. Не прибыла ли из Версаля почта, о которой пока не было известно королевским мушкетерам, охранявшим руины сгоревшего павильона Гонди?

- Годе... Вы уверены, что это был именно он? - спросил маршал, уловив в словах папаши попытку оправдаться, - Как бы то ни было, этот человек застрелил торговца практически на глазах у герцога де Руже и мадам Мекано. Надо обладать отчаянным и рисковым характером, чтобы пойти на это. Он мог просто сбежать... если только не хотел избавиться от того человека. А в торговце то Вы уверены?

Они спустились в коридор и Франсуа-Анри помедлил, прежде чем направиться в комнату, где находился раненый. Он мельком проследил за тем, как Мекано тщательно запер дверь, ведшую к чердачной лестнице, на висячий замок и спрятал ключ в кармане фартука. Значит, ему все-таки было что скрывать. Маршал не раз и не два наблюдал за трактирщиком, замечая, как тот частенько оставлял открытыми двери в винный погребок и склад провизии за кухней. Он не боялся воров, способных стянуть съестное или даже деньги из кубышки, спрятанной где-нибудь среди бочек с вином, но опасался случайных визитеров у себя на чердаке.

- Думаю, что скоро здесь появятся капитан де Вард и полицейские из Шатле. И Вам придется объяснять, отчего Ваши постояльцы вооружены до зубов и стреляют друг в друга... не говоря уже о том, что в их числе оказываются разыскиваемые полицией преступники. Я бы дождался их и засвидетельствовал, что на самом деле все происшедшее всего навсего несчастный случай, неподвластное никому стечение обстоятельств. Пожалуй я бы так и сделал. Но мне необходимо спешить. У меня на руках королевский приказ немедленно прибыть в Фонтенбло. Понимаете, папаша? Рисковать расположением самого короля - это вызов. Вы должны убедить меня в том, что это стоит того. Что проведенное здесь время также ценно, как скорейшее возвращение ко двору. Итак, во-первых, что Вам известно о птицах, которых держал здесь королевский егерь, и во-вторых, что там с этим торговцем и стрелявшим в него лекарем?

30

Отправлено: 29.08.14 20:33. Заголовок: - Гарнье, отправьте...

- Гарнье, отправьте... впрочем нет, это уже не поможет. Негодяй наверняка знает, куда бежать, чтобы скрыться от погони.

Герцог махнул рукой и посмотрел в сторону узкой двери, которая вела к чердачной лестнице. Оттуда послышались голоса спускавшихся дю Плесси и папаши Мекано. Представляя себе насмешливое сочувствие в глазах младшего брата, Арман мысленно выругался в собственный адрес, кляня свою неосмотрительность и наивность. Его обвели вокруг пальца да так ловко, что он и не заметил бы, если бы не видел, как раненый пришел в себя всего за минуту до появления лже-доктора.

- Сержант, что те люди, которых маршал послал в погоню, они вернулись уже?

- Да вроде бы, - неуверенно ответил Гарнье и кивнул поднявшимся на крики мушкетерам, - Дебурне, что с погоней?

- Никого, месье. Мы оббежали два квартала и промокли до костей. А в результате...

- В результате я только нашел вот это, - вставил из-за спины товарища мушкетер чуть помоложе и вышел вперед.

- Что Вы нашли, месье?

- Вот этот кошель. Он, видно, выпал у него из-за пазухи.

На широкой мушкетерской ладони кошелек выглядел не только большим, но и увесистым. Де Руже взял его, попробовав на вес и оценивающе посмотрел на добротную выделку из буйволовой кожи.

- Да тут не полсотни пистолей... не меньше, - проговорил де Руже и посмотрел на разинувших рты мушкетеров, не успевших опередить своего через чур честного товарища, - А с чего Вы решили, что кошель его?

- Да по тому переулку, куда он бежал, с такими кошелями вряд ли кто-нибудь ходит. Место не лучшее, скажу Вам. Даже имея при себе шпагу и пару пистолетов на взводе, я бы один туда не сунулся.

- Но ведь сунулись? - усмехнулся герцог, решая про себя, как поступить с находкой.

- То другое дело. Мы за убийцей гнались. У нас приказ маршала был.

- Да. Хорошо господа, - согласился де Руже, оценив мушкетерскую верность долгу и кивнул мушкетеру, - Я не знаю Вашего имени, месье.

- Моранси, Ваша Светлость. Шевалье Жан-Поль де Моранси.

- Вы отдали мне один кошель, а я возвращаю Вам другой. Это в качестве компенсации за утраченный Вами трофей. Этот кошель еще может пригодиться мне в качестве доказательства или улики. Держите, шевалье. И выпейте с товарищами за здоровье короля, покуда мы не собрались в путь.

- Благодарю Вас, генерал. С Вашего позволения, мы и за Его Светлость, господина маршала по чарке поднимем. Ему с его раной не повредит дружеский тост, - ответил Гарнье за себя и за товарищей, направляясь к лестнице.

- Сержант, обождите, - остановил его герцог, - Дождемся маршала и месье Мекано. Нужно решить, что делать с телом.

- А что делать? Позвать людей из Шатле. Это их забота теперь. Пусть родственников ищут.

Ответ мушкетера был прост и гениален, да только герцог был не слишком уверен в том, что в планах маршала было так просто оказываться от расследования в пользу агентов Ла Рейни. К тому же, торговец на поверку оказался вовсе не так безобиден, а кошель, найденный мушкетером на улице, наверняка был принесен им в уплату какого-то долга Годе. Или в качестве гонорара за какую-то услугу.

- Я готов поклясться, что тут дело в заказном убийстве, Гарнье.

- Может, не следует им веселиться тогда? - сержант потер затылок и съехавшая на лоб шляпа закрыла его лицо до самых усов.

- Нет, пусть веселятся. Это не та ситуация, о которой следует помнить, - ответил де Руже и многозначительно приложил палец к губам, - И Вам, шевалье, лучше не вспоминать об этом убийстве. Если только Вам не напомню я или маршал дю Плесси.

31

Отправлено: 31.08.14 22:23. Заголовок: - А что тот торговец..

- А что тот торговец?

Мекано сделал вид, что не уловил вопросительных ноток в рассуждениях маршала и последовал за ним, стараясь не оглядываться назад. Затылком чувствовал, что обернись он, и дю Плесси во век не простит ему того, что он ненароком подсмотрел за его лицом.
Да что там, в первый раз что ли Мекано было видеть в своем трактире раненого или калеку, он слышал этих господ за версту по их сдавленном дыханию, по манере говорить сквозь зубы, чтобы не выпустить жалостный стон. А уж запах лекарства, которым врачи обыкновенно промывали раны при перевязках, был знаком Мекано еще с отроческих времен. С той самой поры, когда полковой фельдшер выкупил его, неоперившегося рекрута, у капрала, набиравшего батальон для новоявленного полковника. Тощий кошель да пара стаканов плохонького вина решили судьбу Мекано и как знать, сколько бы судьба отмерила ему, не попади он в пропахший гнилью и аптекарским духом полковой лазарет.
Тот самый запах. Как ни странно, но чуткий нос ценителя вин уловил не только грубый запах антисептика, но и нотки неведомого снадобья, точно такие же, какими разило от Годе и примочек, которые он накладывал на рану басурмана. А ведь Годе приговаривал, что знавал такие рецепты, о которых ни один лекарь парижского факультета и не слыхивал. Таки ж соврал, шельмец?

- Так что ж, господин маршал, - пройдя последние ступеньки, Мекано опустил голову, пропуская дю Плесси-Бельера мимо себя, и затем тщательно запер дверь на лестницу.

- Да да, капитан де Вард появится тут всенепременно. Да еще этот... Ломени заявится, то тогда хоть святых выноси. Он мне только намедни такой разнос учинил, - горестно запричитал Мекано, задетый за живое, - Если у капитана де Варда нрав и суровый, так ведь он человек военный... честный. Я то службу знаю, месье маршал, на войне оно как... оно как на войне, понятное дело. Но эти городские старшины... они ж сюда со своей оголтелой оравой являются как мухи на свежий мед. На них то управы нет. Вот ежели бы Вы чуток остались еще, месье маршал. Да братец Ваш, генерал де Руже. Нет право ж, ну какие тут могут быть счеты? Разве ж я в чем-то отказывал Вам, месье?

Под пристальным взглядом холодных синих глаз маршала Мекано сник и ниже опустил голову. Вопросы, задаваемые дю Плесси-Бельером, каждый мог стоить Мекано не только что его несчастной таверны, но и самое жизни. Хоть, и держал он должность старую как сами стены парижские, должность Тени, невидимого, но вездесущего судьи всего сент-антуанского предместья, но ведь за наветы и доносы, головы и не таким важным птицам скручивали. А что если Тэо или Деревянный Зад прознают, о чем он тут толковал с королевским маршалом? А ежели им только намекнут на то, что дю Плесси догадывался о том, что происходило под чердачной крышей в "Боевом Петухе", так и от петушка, да и от самого Мекано только угольки и останутся.

- Лекарь то... лекарь то настоящий. Да только он в свое время был и не лекарем вовсе, а палачем, - начал Мекано, взвесив все за и против, и рассудив, что из двух щекотливых вопросов лучше было выбрать наименее злободневный, на который у месье маршала наверняка уже имелся собственный ответ или рассуждение.

- Ну так да, Годе его звать. В розыске он еще со времен Фронды. Только теперь то он держит лавчонку со снадобьями и звать его Фернаном. Он басурмана того здесь и поджидал. А как тот появился, да с раной то, он мне и сказал, чтобы нес бинты и воду. Да что же у меня здесь богадельня что ли? Бинтов не держу... простыни Жаннена разорвала для перевязки. Воду принесли. А остальное все при нем было. Торговца он того поджидал тоже, как вышло. Отпустил басурмана и дожидался торговца. Да тут Вы и месье генерал прибыли. Вот он струсил, видать. Подумал, что по его душу явились. Потому, значит, Жаннену и схватил, черт поганый. Ну а какие там дела у него с этим торговцем, почем мне знать? А может тот ему какие травы редкостные вез?

32

Отправлено: 01.09.14 22:16. Заголовок: От того, какой именн..

От того, какой именно из двух вопросов выбрал Мекано, для Франсуа-Анри становилось ясным, что именно о голубятне и особенно о посланиях от супруги кастеляна версальского замка, тавернщик желал умолчать. Не потому ли он так старательно тянул время россказнями о зверствах городской стражи?
Сделав вид, что принял вынужденные откровения папаши за чистую монету, дю Плесси оперся рукой о стену и дослушал его до конца. Все сходилось лишь на том, что им с братом было уже известно. Нетрудно было догадаться, что описанный перепуганным тавернщиком Годе был именно тем Орлеанским палачем, молва о котором до сих пор пересказывалась парижскими обывателями вполголоса. Но какая связь могла быть между ним и басурманами-сирийцами? В памяти всплыли обрывки разговоров о похищениях и продаже людей. Подобные дела не могли долго оставаться в тени без помощи кого-то могущественного, кого-то, в чьей тени можно было укрыть и саму схему похищения людей, и их перепродажу, и их пересылку из Парижа и из самой Франции. Бать может, торговец, которого дожидался этот Годе, был вовсе не заказчиком его особых услуг, а связующим лицом?

- А о торговце, стало быть, ничего не знаете? - спросил Франсуа-Анри, уверенный, что Мекано станет отрицать все на свете, лишь бы отмежеваться от сомнительных дел, творившихся под его крышей, - И о птицах Вам нечего сказать? Ну ну, я ведь не намерен совать свой нос куда не следует... если мне взбрело в голову воспользоваться услугами голубиной почты для пересылки пламенных приветов, разве кому-то еще не могло прийти на ум тоже самое. Надежность Ваших услуг в том и состоит, что из Вас слова не выжмешь.

Он оттолкнулся от стены и прошел следом за Мекано, а у самого входа в коридор дружески похлопал папашу по плечу.

- А вино у Вас все-таки хорошее, друг мой. То, которое Вы поставляете в Фонтенбло. Я бы желал быть включенным в Ваш особый список, - он сощурил глаза и ободряюще улыбнулся, - У меня еще будет возможность замолвить словечко о Ваших поставщиках при дворе. Если конечно же Вам нужны новые клиенты. Но к делу. Я желал переговорить с тем торговцем, пока его не уморили каким-нибудь болеутоляющим опиумным раствором.

- Боюсь, месье маршал, это уже невозможно, - послышалось из коридора и Франсуа-Анри поспешил к комнате, в которой произошло несчастье.

- Что случилось, господа? - спросил он, глядя в хмурые лица Гарнье и герцога, остававшихся на пороге комнаты, - Что с раненым? Лекаря еще не привели?

- Привели, месье, - вздохнул Гарнье и указал на застывшее тело торговца, - Да только ложный оказался. Убил. Отравил беднягу, тот даже и слова сказать не успел.

- Ч... прости господи, - вырвалось у маршала и он, повинуясь воспитанной с детства привычке, перекрестился при виде покойника, - Вы уверены? - спросил он Армана, ища хоть малейшую возможность того, что они не проворонили очередного свидетеля.

Не дожидаясь ответа от брата, который, видимо, также был потрясен чередой смертей и неудач, маршал повернулся к Гарнье и, взяв себя в руки, твердым чеканным голосом отдал приказ, как если бы не находился сам под вынужденным эскортом вплоть до новых распоряжений короля.

- Сержант, пошлите в Бастилию за доктором Коленом. Я хочу чтобы он освидетельствовал покойного и выдал вердикт. Сдается мне, что местным врачам невозможно доверять. Поспешите, сержант. И кстати, туда должны будут прибыть мушкетеры из того отряда, который сопровождал меня из Фонтенбло. Велите им ехать вместе с Вами. Нам понадобятся люди. Свои люди, а не ротозеи из городской стражи.

33

Отправлено: 02.09.14 23:17. Заголовок: Де Руже молчал, позв..

Де Руже молчал, позволив мушкетеру договорить. Он все еще стоял в дверях, задумчиво оглядывая комнату. Простая обстановка, не убогая, но и не столь же добротная как в той комнате, которую Мекано сдавал его брату. Невысокая кровать, застеленная покрывалом, сшитым из полинявших лоскутов материи, не сочетавшихся между собой ни расцветкой, ни формой. Невысокие табуреты, сколоченные из деревянных обрубков без всякого намека на шлифовку под слоем белой краски. Вместо зеркала над умывальным тазом, стоявшим на одном из таких табуретов, висел медный лист, отполированный до блеска. Вместо бельевого комода в углу перед окном стоял огромный сундук, похожий на те, которые обычно возили с собой путешественники. Но что же из всего этого могло принадлежать самому Годе? Или он явился к Мекано налегке?

- А, вот и Вы, Мекано. Я как раз задумался о вещах Ваших постояльцев. Взгляните, в этой комнате нет ничего, что могло принадлежать этому Годе или тому господину, который лежит убитый? - спросил Арман, отступив в сторону, чтобы дать трактирщику заглянуть в комнату, - Присмотритесь. И сержант, когда спуститесь вниз, посмотрите там, где сидел этот человек, не оставил ли он чего. Сделайте это как можно незаметнее. Это очень важно. И если увидите что-то подозрительное, пришлите к нам с кем-нибудь из мушкетеров. Не доверяйте ничего никому кроме своих людей, месье.

Кажется, молодому мушкетеру было не по вкусу принимать приказы от кого-то кроме его лейтенанта. На лице Гарнье уже не было прежней деловитости и веселого энтузиазма, как прежде. Но герцог не стал обращать на это внимание, не считая необходимым убеждать королевского мушкетера подчиняться приказам действующего маршала двора и его временного заместителя.

- Что Ваша почта, Анрио? - тихо спросил Арман, оставаясь в коридоре, пока трактирщик осматривал комнату и содержимое сундука, - Разузнали что-нибудь толковое? Пока Вы были наверху, сюда явился еще один лекарь... Плеснул раненому в рот какую-то дрянь и тот испустил дух спустя минуту. Это сержант видел, а я и не подумал бы ничего. Но он так быстро сбежал отсюда, что я заподозрил неладное. Это заговор, Анрио. Но, черт меня подери, я не понимаю, против кого. Торговец, который таковым не является. Кошель с деньгами, который явно был уплатой за какие-то услуги, - генерал подкинул на ладони увесистый кошель, найденный мушкетерами в переулке, - Стрельба. Отравления. И еще эти басурманы. Сдается мне, что побег был спланирован заранее и наш капитан де Вард не имел никаких шансов против этой компании. Но как... откуда они могли знать, что он именно сегодня повезет этих арестантов? И главное, как они могли знать, по какой именно улице поедет тюремная карета? Соглядатай? Предатель?

34

Отправлено: 03.09.14 22:59. Заголовок: - О торговце? Нее, н..

- О торговце? Нее, ну откуда ж, - Мекано закачал головой, стараясь заверить маршала в своем полном неведении, что, впрочем, было более правдой, чем он сам того хотел. Мекано не знал, с кем именно вел свои дела Годе, равно как и не знал наверняка, держал ли Орлеанский палач карту Таро. О таком обыкновенно молчали и даже Слепому Тэо было известно далеко не о всех Пикаро, действовавших в пределах парижских предместий. Даже если он намеревался взять на себя карту убитого Трефого Валета или готовую освободиться карту Колючки, о том, что это действительно произошло узнали бы лишь немногие посвященные.

- А ну как он промышлял чем-то запретным? Они то друг дружки стоили, что этот Годе... что торговец этот, уж это наверняка, - хитрец попытался забросить пробный камень в пруд, чтобы вызвать маршала на размышления вслух, - А ежели допросите его...

Но тут их разговор прервали и Мекано даже не успел посмаковать очередной подарок судьбы в лице нового клиента для поставок лучших вин, которые он получал, благодаря щедротам и тайным операциям Фуке.

- Как это, умер? - вытаращив глаза от удивления, переспросил Мекано, медленно стянув с шеи платок.

Он подошел ближе к комнате и столкнулся нос к носу с выходившим из нее генералом де Руже. Тот не преминул отдать приказ и зазевавшемуся сержанту, который и рад был побалагурить о происшествии, да и для самого Мекано сыскалось дело.

- Что? Осмотреть комнату постояльца? - наигранное негодование не возымело никакого действа, видно, дело было настолько серьезным, что герцогу де Руже было не щепетильности, - Ну, оно то дело не долгое. Что тут смотреть... ничего и нету от его вещей.

Нехотя, Мекано вошел в комнату. На полу лежал распростертый труп умершего торговца, о котором его только что расспрашивал маршал. Мекано наскоро перекрестился и отвернулся от мертвеца, не видя ничего покойного в его лице. Сорвав с постели покрывало, он накрыл тело с головой, чтобы застывший взгляд остекленевших глаз не преследовал его, покуда он копался в вещах сбежавшего Годе. Страшно было подумать, что мог хранить бывший Орлеанский палач в своем походном сундучке, стоявшем под кроватью возле самого угла. Возможно ни один из братьев де Руже и не заметил бы того, но Мекано прекрасно знал привычки своих постояльцев и мог обыскать их комнаты хоть наощупь с закрытыми глазами. Такой человек как Годе не стал бы держать сундучок на видном месте, и так оно и оказалось. И сундучок, и саквояж с медицинскими инструментами и снадобьями лежали у самой стены.

Оставаясь на коленях, Мекано вскрыл ножом замок сундучка и жадно запустил в него руки, лишь через секунду опомнившись, что за его спиной стояли герцог де Руже и маршал, и наверняка могли видеть все, что он делал.

- Ну так, все просто. Немного золотишка. Письменный набор, походный. Записной блокнот. Библия... прости Господи, неужто Библию читал, нечестивец? - задался вопросом Мекано и, перекрестясь, отложил священное писание в сторонку, - А вот еще записки какие-то. Ну да это дело Канцелярии, наверное. Не мое это дело. Только вот, с Вашего позволения, месье, плату за постой я бы с него взял.

Трудно было устоять перед искушением забрать себе все золотые и Мекано слукавил о плате, которую успел получить сполна вперед еще по прибытии Годе в трактир.

- А саквояжец его вот здесь, - отсчитав пять пистолей, пока братья были заняты тихой беседой, Мекано переложил золотые к себе в карман и захлопнул крышку сундучка, - А вот... вот и его сюртук на стуле висит. Снял и позабыл. А кроме этого, ничего, особенного я и не вижу. Видно, шельмец собирался уйти сразу после встречи с этим торговцем. Все вещи собраны. Он еще и лошадь седлать приказал. Для путешествия, стало быть.

35

Отправлено: 07.09.14 17:51. Заголовок: - Почта отправлена. ..

- Почта отправлена. Я очень удивлюсь, если результаты не оправдают себя. У этого деловитого месье весьма разветвленная сеть клиентов. И дела его процветают.

Говоря это, Франсуа-Анри следил краем глаза за манипуляциями Мекано, который успел обшарить карманы покойного, а затем принялся осматривать его вещи в дорожном сундуке. От него не укрылось то, как несколько золотых перекочевали из саквояжа в карман папаши, но он сделал вид, что ничего подобного не заметил. Всему свое время, а пожурить вороватого тавернщика всегда успеется.

- И еще один лекарь... надо же, скоро в этом трактире отметится весь медицинский факультет Парижа, - усмехнулся маршал, - Надеюсь, Вы ничего не имеете против того, чтобы доктор Колен осмотрел этого человека. Знаете, меня ведь и до того привлек запах из этой комнаты. Когда я шел по коридору следом за Вами и Мекано, я замешкался у этой двери. А причиной была не усталость, как Вы должно быть подумали. А запах. Запах, герцог. Вы чувствуете его? Принюхайтесь, даже сейчас он не успел выветриться. Не узнаете?

Франсуа-Анри сощурил глаза, ожидая, что скажет его брат, и пошарил во внутреннем кармане своего камзола.

- Вот мой платок... Колен нечаянно брызнул на него лекарством, которым смазывал мою рану. Вот, принюхайтесь. Да не удивляйтесь Вы так, время розыгрышей давно прошло. Этот запах точно такой же. Вот видите. А я это почувствовал, когда проходил мимо. Дверь была слегка приоткрыта, но тогда мне и в голову не пришло заглянуть. Хотя, я уже был уверен в том, что раненого сбежавшего басурмана перевязывали именно в этой комнате. Если бы я мог догадаться также, что врач, лечивший его, все еще был здесь... да, неудачное утро. Воистину, все беды свалились одним потоком.

Он присмотрелся к толстому кошелю, который показал ему брат. По своему виду он ничем не отличался от обычных таких же кожаных кошельков, которые использовались для хранения большой суммы денег.

- Что там? Пистоли? Ну конечно, не станут же эти сирийцы расплачиваться в Париже динарами... это было бы подарком для нас. Или... нет, Вы думаете, что плата поступила от кого-то еще? А торговец был вовсе не тем за кого себя выдавал и привез эти деньги? Или не тем, за кого его пытается выдать наш радушный хозяин, - Франсуа-Анри повернулся в сторону трактирщика, как раз поднявшегося с колен, - Ну, что, Мекано, отыскалось что-нибудь интересное?

Вопрос брата о возможном соглядатае, предупредившем соучастников этого странного заговора о предстоящей перевозке арестованных басурман, не поставил маршала в тупик. Если было возможно, что это дело своими корнями уходило глубоко в придворные круги, то также возможно и то, что у неведомых им заговорщиков была своя рука и в полицейском ведомстве.

- Узнать бы, кто этот человек. Возможно, это раскроет нам многие секреты... или напротив, столкнет с новыми загадками.

По лестнице поднялся конюх и дю Плесси оценивающе присмотрелся к его мускулистым рукам, обнаженным по самые локти.

- А вот и грубая рабочая сила... Мекано, велите Вашему конюху подсобить Вам и переложите тело на постель покуда. Преступные намерения этого человека не отменяют христианское милосердие, - распорядился маршал, без тени шутливого сарказма.

- Тело? - загородив своей могучей фигурой дверной проем, Жан нерешительно потер затылок, перекрестился и сделал неверный шаг внутрь, - Это он, мертвяк что ли?

- Мертвее не бывает, сударь. Ну, давайте уже. Скоро сюда явится мой врач и не желаю, чтобы ему пришлось ползать на коленях во время осмотра.

- Да зачем же... не по-христиански это... покойного то тревожить, - засомневался конюх, явно не желавший касаться покойника, чтобы не взять на душу грехи не получившего перед смертью причастия.

Дю Плесси только пожал плечами и бросил взгляд в сторону Мекано, чтобы тот сам распорядился переносом тела.

- Эта комната сейчас находится под надзором королевского закона, господа. После того, как Вы переложите тело, я желаю, чтобы вы удалились. Ключи от двери у Вас, папаша? - спросил он и протянул руку, желая получить оба ключа, и тот, который хозяин таверны отдавал постояльцам, и тот, который он обычно хранил у себя в качестве запасного.

36

Отправлено: 07.09.14 21:17. Заголовок: Герцог не сразу поня..

Герцог не сразу понял цель намерений маршала, когда тот послал за доктором Коленом. Он счел это излишней тратой времени, поскольку труп убитого все равно полагалось освидетельствовать состоявшему на службе в Шатле комиссару или врачу. Он усмехнулся и недоверчиво наклонился к протянутому платку и принюхался.

- Да... что-то похожее. Вам то этот запах более знаком, ведь Вы провели целую ночь и день в комнате с таким же ароматом. Вы думаете, что Колен сумеет помочь Вам отыскать этого врача, исходя из лекарств, которые тот использует для лечения? Сомнительно.

Причин для сомнений было гораздо больше, но уверенность брата заставляла верить в то, что в ответ на все сомнения у него все же были весомые аргументы. Что-то, о чем сам де Руже не знал. Может быть, между Коленом и его братом успело зародиться доверие, о котором он не знал? Было ли это просто доверие пациента к своему врачу или у маршала были причины изменить своему мнению относительно личного врача виконта де Во?

- Может, это к лучшему, что Вы прошли мимо на этот раз. Как знать, не была ли эта самая пуля предназначена одному из нас, - проговорил Арман и достал из ножен тонкий длинный кинжал.

Разговаривая с братом, он заметил в дверном косяке трещину и забившийся в нее свинцовый шарик. Выковырнуть его из дерева не составило труда и вскоре на ладони герцога лежала пуля, по-видимому, выпущенная из пистолета Годе, когда тот целился в него. Но, выстрелов было два... стрелял торговец и сам Годе.

- Может ли это, по-Вашему, быть той же пулей, которая ранила этого человека, Анрио? - спросил герцог, показывая пулю брату, - Выстрел был с достаточно близкого расстояния и пуля могла пройти насквозь.

Пока конюх с трактирщиком переносили тело убитого, де Руже прошелся по комнате, отмеряя шагами расстояние от того места, где стоял Годе во время выстрела, до дверей, затем до места, где упал раненый, старательно обходя растекшуюся лужу крови, постепенно впитывавшуюся в доски. С улицы донеслись крики и шум. Не трудно было предугадать, кого именно принесла нелегкая в тот несчастливый час. Двор сент-антуанской таверны огласился громкими ругательствами и требованиями подать трактирщика и лошадей сию же минуту.

- Прибыла кавалерия, - объявил Арман с сарказмом в голосе и выглянул в окно, чтобы убедиться в правильности своей догадки, - Господа мушкетеры и капитан де Вард собственной персоной. Только вот доктора Колена среди них я не вижу... но, отсюда вообще трудно что-либо разглядеть. Мекано, привечайте гостей. Пригласите господина де Варда сюда. Будет лучше, если он услышит ответы сразу же на месте.

37

Отправлено: 09.09.14 23:52. Заголовок: Упустив след сбежавш..

Упустив след сбежавшего арестанта где-то в лабиринте узких кривых улочек сент-антуанского предместья, де Вард был зол на себя, на тупоголовых гвардейцев из Шатле, на беспрестанно ливший дождь и более всего на трактирщика Мекано. Ведь это в его трактире государственный преступник не только нашел укрытие, но кроме того получил помощь лекаря, если не больше того. Стоило ли сомневаться в том, что старый плут Мекано приложил свою руку к этому побегу. Наверняка и мзду получил такую, чтобы не волноваться за угнанных из его конюшни лошадей и потерянных клиентов.

- Сюда его! Я сам разберусь! Трактирщик! Тысяча чертей, здесь что, все вымерли что ли? Где Мекано?

- Наверху, господин капитан. Там и маршал дю Плесси... с герцогом.

Де Вард зло сплюнул под ноги и резко рванул повод своего коня, заставив его взвиться на дыбы. На лице стоявшего перед ним мальчишки не было и тени испуга, видать, знал, что маршал вступится за него.

- Маршал дю Плесси, стало быть здесь? - проговорил словно про себя де Вард и спрыгнул вниз прямиком в центр лужи, так что грязные брызги расплескались по подолу его дорожного плаща, - Да, следовало понять, кто здесь за ниточки дергает... маршал, стало быть... ну, а что Мекано? Где твой хозяин?

- Там, - снова указал наверх мальчишка и затем потянулся к поводу лошади маркиза, - Позвольте поухаживать, месье. Я и прогуляю, и почистить могу. И корм задам.

- Давай, валяй, - де Вард бросил повод мальчишке и обернулся к ожидавшим его приказов гвардейцам, - Ну, чего ждем? Второе Пришествие отменили, господа. Вольно. Лошадей не расседлывать покуда. Займите места в таверне, да так, чтобы быть готовыми ко всему... - заметив мелькнувший в дверях таверны мушкетерский плащ, маркиз покривился в ухмылке и громко хмыкнул, - Да я смотрю тут уже и кавалерия подоспела.

- Это с господами дю Плесси и де Руже, - пояснил мальчишка, заважничавший от того, что ему представился случай оказаться полезным столь знатным господам.

- Сам знаю, - ответил де Вард и направился к дверям, опустив голову, чтобы лившаяся с полей шляпы вода не затекала на белоснежный воротник его камзола, - Эй, кто-нибудь! Мекано!

38

Отправлено: 10.09.14 19:27. Заголовок: Уже спускаясь по лес..

Уже спускаясь по лестнице, Мекано охнул, вспомнив о том, что в среди записок, найденных в саквояже Годе, могла быть и полученная им ранним утром весточка, прибывшая с тем самым сизарем из Фонтенбло.

- Ох, старый пень, олух Царя Небесного! И как только земля носит такого осла.

- Я тоже задаюсь этим вопросом каждое утро, - без какого-либо сочувствия в голосе поддакнула Жаннена, завидев папашу, - Где тебя черти носят? Постояльцев полон зал, а мне приходится и заказы выслушивать и за стряпней на кухне приглядывать.

- Молчи, несчастная! - отрезал Мекано, бросив горестный взгляд наверх.

- Как же как же... отослал всех кого только можно было! Зачем мальчишку отослал? Мне хоть подспорье было. А Жан-конюх на что тебе там наверху? Или простыни сменять теперь недюжинная сила требуется? - продолжала атаковать свояченица, воинственно подперев бока руками с закатанными по локти рукавами сорочки.

- Так ведь мальчишку то маршал отослал. Врача надобно вызвать.

- Маршал? А что же ему, голубчику, плохо сталось? - Жаннена тут же переменилась в лице и с сочувствием обратила взгляд на лестницу, - Может, отнести ему чего? Он и бледный какой-то все утро... а что же лекарь то? Разве этот, что приходил, не помог?

- Да, какой там... - махнул рукой папаша, не имея сил отвечать на расспросы, - Что там во дворе? Гвардейцы небось?

- Они самые, - буркнула Жаннена, помешивая варево в котле, - Крику столько, что боюсь, как бы до драки не дошло... Этот господин де Вард, та еще заноза в боку. Помяни мое слово, Мекано, добра не будет, если этот человек станет являться сюда каждый день. Он как ни появится, так все то похищения, то смертоубийства... что еще?

- Арест, - буркнул Мекано, - Ежели не перестанешь хулить королевского капитана, так, глядишь, и тебя арестуют. А я и палец о палец не ударю, чтобы тебя вызволять.

Не желая продолжать перебранку, Мекано поспешил во двор. Лучше уж слушать крики и ругательства капитана швейцарской гвардии, нежели причитания и ворчливые замечания свояченицы.

В дверях он едва не столкнулся с самим де Вардом, намеревавшимся взять трактир штурмом.

- Господин капитан... а вот и Вы, - на морщинистом лице Мекано заиграла подобострастная улыбка, он был готов расстелиться ковриком под сапогами разъяренного неудачей капитана, лишь бы успеть провернуть важное дельце во спасение собственной шкуры и своего хозяйства, - А герцог де Руже и господин маршал уже ожидают... наверху они, там. Я сам Вас провожу, господин капитан.

Пользуясь случаем, Мекано поспешил наверх, перепрыгивая через ступеньки. Запыхавшись от быстрого подъема, он тем не менее не остановился как обычно в коридоре, а сразу же направился в оставленную минуту назад комнату. Оба брата все еще были там. Успели ли они заглянуть в саквояж Годе? Мекано бросил молниеносный взгляд в сторону угла возле кровати и с облегчением заметил, что и сундучок, и саквояж все еще стояли на своих местах, где он их и оставил.

- Господа, а вот и сам капитан де Вард, собственной персоной, - представил вошедшего папаша, ужом проскользнув мимо герцога де Руже к заветному углу, чтобы незаметно запустить руку в саквояж и вытащить записки Годе.

39

Отправлено: 10.09.14 21:48. Заголовок: Выпроводив хозяина т..

Выпроводив хозяина таверны и конюха за дверь, де Руже быстро закрыл дверь и вернулся к окну. Ему пришлось высунуться едва ли не по пояс, чтобы разглядеть, что творилось на каретном дворе, куда прибыли люди де Варда. Он видел, как маркиз и его гвардейцы спешились и уже продвигались к дверям таверны, и хотя он не мог расслышать отдельных фраз, судя по громким восклицаниям и угрожающим жестам, капитан был вне себя от ярости.

- Неудача, - констатировал Арман и посмотрел в сторону брата, - Так. У нас есть всего несколько минут, пока вся эта компания не поднимется сюда. Смотрите сюда, Анрио.

Он подошел к бельевому шкафу и распахнул обе двери, открывая взору маршала зияющую черноту.

- Так запросто ее не заметишь. В стене шкафа скрытая дверь в соседнюю комнату. Таким образом Годе и сбежал.

Он отпер дверь и указал брату на вход к пустовавшую комнату, демонстрируя путь к побегу. Удовлетворившись этим, герцог снова запер дверь и наглухо запер шкаф, чтобы не выдать следы своих догадок.

- А теперь подумайте, брат мой, так ли надежны эти стены? Комната, которую так любезно содержит для Вашего пользования наш дорогой Мекано, так ли она надежна? Может быть и там в стенах есть неизвестные Вам потайные двери. Или слуховые окошки для подслушивания? Надеюсь, Анрио, что речь шла сугубо о Ваших личных интрижках с актрисами или салоньерками. Представьте только себе, как могут скомпрометировать Вас или, не дай бог, кого-то из милых Вашему сердцу дам, излишние подробности о проведенных вами свиданиях.

Маленький реприманд был бы на пользу моральной стойкости брата, но де Руже не был склонен говорить на тему увлечений маркиза, если это не касалось чести родового имени или благоденствия его брата. К тому же, время для отповедей было крайне не подходящим.

- Имейте это в виду, Анрио. Только и всего.

Прислушавшись к тому, что творилось за дверью комнаты, он посмотрел в лицо дю Плесси, словно намереваясь добавить что-то еще, но, решив не тратить времени на разговоры, молча кивнул в сторону стоявших в углу саквояжа и сундучка Годе.

- Стоит проверить их, прежде чем отдавать в руки полиции. Мало ли что могло оказаться в руках этого негодяя. Судя по записке, которую мы нашли у этого бедняги, - он показал на лежавшего на постели покойника, - Годе был своего рода наемником во всякого рода грязных делах.

40

Отправлено: 10.09.14 23:44. Заголовок: - Вот как... - проше..

- Вот как... - прошептал Франсуа-Анри, глядя на зиявшую в стене шкафа дыру, - Потайные двери имеют ошеломляющий успех, как я посмотрю. Теперь такими обзаводятся даже на постоялых дворах, а не только в королевском дворце.

Он недовольно поджал губы, слушая отповедь старшего брата. То, что он в корне заблуждался касательно цели, ради которой использовалась комнатка на втором этаже захолустного трактира, заставило бы маркиза довольно улыбнуться, не будь ситуация слишком серьезной. Встречи с были и впрямь с театральными актрисами, среди многих знакомств, женщины, работавшие на сцене, занимали далеко не последнее место. Но встречи с ними носили сугубо деловой характер - дю Плесси вел собственные наблюдения за светской жизнью столицы, чтобы держать Его Величество в курсе самых свежих веяний в умах светских салоньеров, завсегдатаев театров и любителей невинных кутежей в увеселительных заведениях. Можно было бы назвать это шпионажем и маршал согласился бы с этим, добавив излюбленное отцовское изречение - на войне, как на войне. И поскольку репутация первого повесы Франции требовала от него осведомленности во всех тонкостях светской жизни Парижа, дю Плесси решил прибегнуть к этой уловке, завуалировав ее под регулярные свидания.

- Да, это следует иметь в виду... для последующих встреч, - проговорил Франсуа-Анри, прикидывая в уме, что именно могло просочиться сквозь хлипкие стены заведения папаши Мекано, - Даю Вам слово, Арман, ничья репутация, в том числе и моя собственная, не пострадает. Но, я буду иметь в виду... Вы уверены, что Мекано не заподозрил ничего? А его свояченица? Она видела, что Вы обнаружили эту дверь? Ведь она тоже была здесь? Жаннена хорошая женщина и не станет ничего лишнего говорить. Если знает, что именно лишнее.

Наблюдая за действиями брата, дю Плесси поймал себя на мысли, что ход их рассуждений был одинаков. Его тоже заинтересовало содержимое вещей Годе, а потому он без лишних слов подошел к саквояжу и присел на колени. Превозмогая боль в боку, где заживающая рана не терпела столь небрежных движений, маршал раскрыл замок саквояжа, уже взломанный папашей, и внимательно изучил его содержимое, не касаясь руками.

- Здесь записки. Быстро, Арман, встаньте у двери и следите, чтобы дать мне сигнал, когда они поднимутся. Это может быть важным.

Маршал быстро доставал одну за другой свернутые в трубочки отрезки бумаги и расправлял их на колене. Галиматья, записанная на каждом клочке, имела значение только для адресата и того, кто ее записал. Без ключа к этому шифру все было бесполезным и бессмысленным.
Услыхав шаги, приближавшиеся к двери, маршал запихнул записки назад в саквояж и поставил его обратно в угол рядом с сундучком.

- Господа, а вот и сам капитан де Вард, собственной персоной.

Столь церемонное представление выглядело тем более гротескным из-за того, что с персоны бравого капитана де Варда лилась вода в тридцать три ручья, а весь его облик говорил о жажде крови или хотя бы жертвы для того, чтобы выпотрошить ее вместо не пойманного им беглеца.

- Маркиз! Мы уже волновались, что случилось с Вами в этом злополучном предместье, - приветствовал де Варда маршал и с улыбкой подмигнув брату, заметив, как Мекано протиснулся мимо них прямиком к саквояжу Годе.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_04.04.1661.