Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье


Сент-Антуанское предместье

Сообщений 61 страница 79 из 79

1

02.04.1661

http://img-fotki.yandex.ru/get/9739/56879152.313/0_ed2ea_a2ebcd45_orig

61

Отправлено: 01.11.13 00:12. Заголовок: Подвывания Жаннены, ..

Подвывания Жаннены, суетно спешившей наверх позади папаши, только еще больше злили тавернщика. Про себя он ругал на чем свет стоял и самого себя, и свояченицу за то, что не проследили, не убрали за мальчишкой. А ведь тот как есть сгинул, да да. Заплатил то вперед, понятное дело, что с таких и спросу нет - деньга на все вопросы звонким ответом будет, но ведь как оно выходит то - мальчишка набедокурил небось при дворе, на него розыск да облавы, да еще видать должен остался кому-то из высоких покровителей Валета, не зря ж тот голубка прислал с запиской по его душу. А сбежав, оставил после себя какие-то улики... а ну если дело о заговоре каком-нибудь? Мекано был готов к любым расспросам касательно своих парижских дел, да и связей у него было предостаточно среди ловкачей из числа помощников судей в парижском парламенте даже были, да и знал он кому весточку послать в случае чего... но ведь дела то его были пшик да малина, кому во дворцах дело до мелких мошенников да воров-карманников из парижских предместий.

- Да не ной, Жаннена... тошно и так, - буркнул Мекано, обернувшись к женщине, утиравшей заплаканное лицо.

- Так то ж комнатка того голубка. Ну как с ним неладное случилось. А он то болезный был такой... вспомни сам, приехал совсем никакой к нам. Его бы выходить. А он на улицы... да еще пешим.

- Так а куда ж ему было верхом то, мать? В своем ты уме? Ай... молчи. Скажешь чего лишнего, не нам, так ему хуже будет, - цыкнул Мекано и захлопнул позади себя дверь в комнатку, сдаваемую накануне белокурому молодому человеку, не пожелавшему никак назвать себя, да и спрашивал ли кто.

- Так и что же, месье Ломени? Ну тряпки и тряпки себе... а мало ли что на дороге приключилось то. Знаете же сами, сейчас дороги какие, не цыгане, так мушкетеры норовят остановить... а коли что, так и пулю вдогонку пошлют.

- А все то тебе известно, - оборвал его старшина и присел на корточки рядом с камином, - Бумажки тут... всякая труха. И вот ведь тут и нашли тряпье это. Ну как есть кровавые пятна. Значит, пристрелянный был. А кто стрелял? А почему? А тебе почему не сказал? Врача почему не позвали?

- Да какой тут врач, господь с вами! - воскликнул Мекано, перекрестясь, - На какие деньги звать то? А тех денег, что он за комнату выложил... ай! - он махнул рукой и как раз в тот же момент раздался глухой треск и грохот, как будто кто-то выстрелил из мушкета.

- Мекано, открой! Открой, там убивают! - послышался истошный вопль Жаннены.

Папаша опрометью бросился к двери и выбежал в коридор, женщина стояла у лестницы и указывала ему вниз. Со двора послышались звуки борьбы и выкрики проклятий.

- Сюда! На помощь!

Солдаты гурьбой кинулись во двор, Мекано следом за ними. Чуя неладное, он на ходу соображал, откуда издавались выстрелы, загадывая про себя, чтобы беда не случилась с последними из людей Гошера. А ну как их отыскали? А что же схватят? Спрашивать будут, кто прятал...

Он не успел еще подумать о самом страшном, к чему мог привести захват цыган, когда увидел лежавшее посреди двора тело. Кто-то лежал лицом вниз, руки навытяжку вверх, ноги расставлены так неестественно, будто человек бежал и на бегу его поразила смерть, заставила замереть и так замертво упасть.

- Вот ведь... упокой господи душу его, - прошептал Мекано, стянув с головы платок, - Говорил же... тихо сидеть. Ан нет... не вышло.

- Кто таков? Почему стреляли? - Ломени тоже успел выбежать во двор и не церемонясь перевернул убитого на спину.

- Вот те раз... - проговорил изумленный Мекано, перед ними лежал цыган, но вовсе не из таборян Гошера.

62

Отправлено: 02.11.13 23:19. Заголовок: - Черт бы побрал вас..

- Черт бы побрал вас и ваши грабительские меры, сударь! - вскричал выведенный из терпения де Вард, когда с улицы послышался выстрел, - Что вы трясете этими тряпками, будто мощами святого Мартина в ярмарочный день! Кровь себе и кровь. Что с того? Если трактирщик сказал, что с вечера вчерашнего дня не видел этого человека, так не следует ли из того, что вам, сударь, давно надо объявить розыск.

- Позвольте, но на каких основаниях вы указываете мне что делать, месье? Я сам вижу, что поганец был здесь и перебинтовывал раны... вчера или сегодня, какая разница? Я сам изловлю негодяя и вздерну на виселице в назидание другим. Вы капитан королевской гвардии, так и занимайтесь вашими прямыми обязанностями при дворе. Оставьте Париж городской гвардии, месье. Поверьте, тут есть обо что испачкать ваш щегольской камзол.

За насмешку на лице старшины парижского караула де Вард готов был тотчас вызвать наглеца на бой. Дуэль или расправа на месте, это уже дело последнее, решать он будет после. Но проткнуть его горло следовало немедлено. При всей ненависти к зарвавшемуся протеже, которого лишил и чести и памяти внезапный успех в свите Месье, маркиз де Вард счел бы за личное оскорбление, коснись хоть кто-то чести или доброго имени шевалье. Филипп дворянин и если он виновен перед королем, то только перед королевским судом ему и отвечать. А личные счеты они уж сведут меж собой сами. После. Но никто, ни одна душа не имела права называть его негодяем.

Крики о помощи прервали едва не разыгравшуюся ссору между капитаном королевской гвардии и старшиной городской стражи, оба вылетели из комнаты, едва не застряв в узком проеме двери. Деревянная лестница трактира задрожала под топотом нескольких пар ног спускавшихся сверху караульных, тавернщика и самого де Варда, упустившего из виду Ломени, что было только к счастью, ибо даже одного мига хватило ему, чтобы опомниться и вернуть прежнюю выдержку.

- Кого-то пристрелили, сударь, - указал на двери во двор один из стражников и вся толпа ринулась к выходу.

Де Варду потребовалось изрядно поработать локтями, да и кулаками также, чтобы пробиться к распростертому на земле телу убитого. Рядом с ним уже был Мекано, снявший то ли приличия ради, то ли из уважения к умершему, свой красный колпак. Маркиз прислушался к тихому шепоту папаши, уловив отдельные слова... говорил? Кого же он предупреждал сидеть тихо? Кто был этот человек?

Тут же подоспел и Ломени. Безо всякого уважения к смерти, он пнул мертвое тело, перевернув его лицом вверх.

- Ну вот! Я же говорил, они здесь прятались! Кто его убил? Кто стрелял, я спрашиваю? - закричал старшина и де Вард поморщился, слыша в гнусавом голосе нотки торжества.

- Я стрелял, ваша милость. Он прятался и высматривал в окнах. Я окликнул его. Он бежать. Я пальнул для острастки. Он не остановился. Я прицелился... и вот, - безо всякого раскаяния и с нарочитой скромностью похвалился своим подвигом гвардеец, показывая разряженный мушкет и еще дымившийся пистолет.

- Убили почем зря... - пробормотал де Вард, разглядывая покойного, - Кто поручится, что это цыган? Черт... черт... Ломени, велите вашим людям отнести его внутрь. Пусть увезут в Шатле. Там разберутся, кто он и распорядятся. Сдается мне, что ваши люди только и умеют что палить почем зря.

Разглядывая одежду убитого, де Вард обратил внимание на его пояс, сплетеный из белых и красных нитей, перекрещивавшихся в причудливых узорах, напоминавших не то цветы не то вязь. Поднявшись с колен, маркиз уловил на себе взгляд тавернщика, по-видимому, также как и он обратившего внимание на пояс убитого.

- Славный нож у него на поясе, а? - заговорил с Мекано маркиз, отряхивая камзол, - Странно, что он не воспользовался им... а мог бы. Ради защиты.

- Пусть бы только попробовал... уж я бы...

- А что вы бы, сударь? - де Вард подошел вплотную к гвардейцу и в упор посмотрел ему в лицо, - Что бы вы сделали? Если бы этот малый метнул в вас нож, то вам не пришлось бы похваляться подвигами. Ломени, мне надоело наблюдать за вашей компанией. Мне нужны вы и ваши люди, немедлено. Сейчас же. Именем короля. Повинуйтесь мне, сударь, или завтра же будете дуть в свисток на галере Его Величества в Средиземном море. Немедлено собирайтесь, месье. И оставьте в таверне трех человек. Для порядка. Думаю, что папаше Мекано понадобится порядок нынче ночью, - де Вард еще раз бросил взгляд на убитого, которого подняли на носилки и понесли к телеге, потом на Мекано, - Где появился один, там жди и других... не так ли, старый вояка? Служили, сударь? Где, пикардийский полк? Не говорите... я и так знаю. Выправка у вас военная... это не пропьешь. И не купишь, - язвительно добавил он, бросив насмешливый взгляд в сторону Ломени, отдававшего приказы своим людям.

63

Отправлено: 04.11.13 22:31. Заголовок: Мальчишка поводырь, ..

Мальчишка поводырь, нервно напрягся и суеверно перекрестился, когда карета проехала мимо высокого помоста. Тэо не нужно было видеть, чтобы понять, что проезжали они как раз Гревскую площадь, известную как место для публичных казней преступников, благородного сословия, но в последние годы и знатные воры парижских дворов чудес удостаивались чести в последний раз поклониться парижской толпе на этом же помосте. Тэо понял, где они проезжали не потому обладал сверхъестественным видением, которое ему приписывали наивные его воробушки. Он прислушивался к стуку колес и к тому, как цокали плохонькие подковы лошади. Колеса тяжело нагруженной телеги гремели так что эхо раздавалось по всей округе, когда они ехали по мостовым широких мощеных улиц, но на Гревской площади грохот стих, а колеса глубоко увязали в грязи, которая скопилась на площади в ожидании, когда отцам города вздумается замостить недоброе это место новыми булыжниками вместо тех, что были выворочены повстанцами еще во дни славной Фронды. То было давнее дело, даже Тэо был зряч и силен тогда, но попадая на эту площадь, он всякий раз ощущал, что для некоторых мест не существовало хода времени. Шатле, Консьержери... каторга или галеры, вот где время застывало на вечность или покуда дьявол душу не заберет. Вот и Гревская площадь, как ни странно была из таких мест для всех, кроме разве что тех несчастных, кого привозили сюда на тележке дядюшки Шарло и отсчитывали свои последние минуты или часы.

- Вот она... площадь Иерусалимская то, а, - усмехнулся Тэо, слыша как затаили дыхание все трое его спутника, - Да, все мы тут окажемся, даст бог... а коли нет, так загремим кандалами до каменоломен Его Величества. А, что скажете, Ваш Милость?

Он рассмеялся незлобным, но и не добрым смехом, подставив под лунный свет свое незрячее лицо.

- А что мне задумывать то. Все оно и так ясно. За вами следили от самых Сент-Антуанских ворот, а то еще раньше. Следили цыгане. Гошера нет в Париже. Он в бегах. Табор его мушкетеры загребли. Значит, не они. А кто ж еще? Деревянный Зад послал соглядатаев. А на что ему следить за двумя дворянчиками средней руки? Поверь мне, сударик мой, у него в Нельской башне сокровищ поболе будет, чем у вас с виконтом вместе взятых. Да еще и у двух дюжин таких как вы. Выкуп ему не нужен. А зачем соваться на рожон? Только если ему заплатил кто поболее. Подороже. Ну, за тебя, ясно дело, платил бы префект... а то и сам королевский прокурор. Ну да, ихняя плата известная, нам ли не знать. Значит, метили на виконта. Его отцу есть чем платить и помимо деньжат. Это не наши войны. Ты прав. Но мы заключаем союзы. Я вот с тобой повязан, как видишь. С префектом... грешным делом бываю занят делишками. А у Деревянного Зада свои дела... и свои связи. Сдается мне, что ему заказали твоего виконта.

- Стой! - раздался окрик из темноты.

- А кто спрашивает? - спросил в ответ Симон, слегка натянув повод, чтобы лошадь сбавила шаг.

- Караул ночной. Кто такой? Что в телеге?

- Да кожевники мы... а это мой дед в телеге. И подмастерье аптекарский. Везу до лазарета... там оставлю на попечение монахам. А сам дальше поеду. Мне туши эти освежевать еще, да шкуры ободрать, пока не сгнили.

- Проезжай, - приказал караульный, брезгливо прикрыв лицо рукавом, - Да поспеши давай... телега твоя смердит как-будто ты ее из преисподней везешь.

- А может и так, - рассмеялся Симон и подхлестнул свою лошадку, - Давай, Регонда, не упрямься, милая.

- А я то думал, что те, кто из преисподней до нас грешных снисходят, пахнут парфюмами потоньше, - хмыкнул Тэо и протянул Мотыльку щепоть травы, которую обычно закладывал за щеку, чтобы унять зубную боль, - На-ко, нюхни, все легче будет вонь эту терпеть.

64

Отправлено: 06.11.13 23:39. Заголовок: Белые и красные нити..

Белые и красные нити, из которых был сплетен пояс убитого, могли ничего и не значить для какого-нибудь вояки-стражника, вчера только научившегося стрелять по горшкам из дедовского мушкета. Но для Мекано это были слишком явные знаки, чтобы заставить его обеспокоенно оглянуться. Был ли этот цыган один в их неспокойном предместье или кто-нибудь еще наблюдал за происходящим, выжидая в каком-нибудь закоулке?

- Славный нож, то верно, - ответил папаша, невольно поддавшись дружелюбию и неожиданному панибратству, прозвучавшему в голосе де Варда, - Мог бы и пырнуть со спины... а мог бы и метнуть. Люди то его порядку... они с ножичками что девицы со своими косами управляются - легче легкого. Как будто с ножом в руке и родился. Да и умирают они нередко, тоже с ножом в руках... жисть то свою просто так задешево не продадут. Странно, что его вообще удалось заметить.

- А кто же это? - спросил Ломени в попытке разобраться, но был решительно отодвинут от места происшествия рассерженным капитаном.

Мекано поспешно отошел от тела, стараясь и виду не подать, что догадывался, кого подстрелил незадачливый страж порядка. Он шаг за шагом отходил в сторону конюшен, где его конюх ругался на чем свет стоит с гвардейцем, доказывая, что все лошади, стоявшие в денниках, были отмечены как положено в реестре, имели клейма и были как одна собственностью королевской почтовой службы. Папашин трактир давно уже пользовался привилегией поставлять сменных лошадей для всех путешественников, имевших подорожные грамоты с печатью королевского главного шталмейстера.

- Ох, неладная принесла на мою голову этих стражей порядка, - проворчал Мекано, прислушиваясь к ругани, - Одни убытки от них... хуже бандитов с большой дороги, клянусь святым Антонием, покровителем нашим... ну вот что им далось... как будто медом намазано.

- Дядечка... дядечка! - донесся до его ушей тихий шепот похожий на писк мышонка, - Поди сюда... я те что скажу.

- Вот, окаянный... а что тебя принесло? - удивленно всплеснул руками папаша и спиной попятился к стене пустого денника, откуда доносился шепот.

- Слепой повез того шевалье, что Мотыльком прозвали, к Деревянном Заду. В Нельскую башню. Сказал передать, чтобы наши были готовы выручать ежели что не так будет.

- Да какой там выручать, - с сомнением протянул Мекано, выглядывая одним глазком во двор, - Вон сколько у меня тут ротозеев из городской стражи... мне стоит шаг ступить, как они всей оравой за мной кинутся... да еще этот капитан здесь. Тоже разнюхивает чего. Ищет кого-то.

- А на подмогу кого-нибудь послать сможешь? - не унимался малец.

- Отчего же, - пробормотал Мекано, - Сейчас же крылышки то свои ангельские привяжу и полечу... Гавриилом Архангелом... Ну, давай, беги к Маркесу Меченому, пусть и он честь знает. Я придумаю что-нибудь.

Вместо ответа послышался только шелест сухой соломы и треск отодвигаемой трухлявой доски в стене, мальчишка уже понесся что было духу к следующему двору, где Тенью был Маркес Меченый, обладатель темной славы лучшего ножовщика парижских низовий, что в народе прозывались дворами Чудес.

65

Отправлено: 07.11.13 23:24. Заголовок: За ними следили! Да!..

За ними следили! Да! Все звенья длинной цепочки событий от самого Фонтенбло до Лувра складывались в одно. То, что казалось ему подозрительным, но не более того, теперь представало в ином свете. Сбитая подкова у лошади де Сент-Амана, егерь, слишком уж напоминавший своим обликом цыгана, вдруг оказавшийся у них на пути, его странный выговор и еще более странное стремление помочь им, закончившееся исчезновением. Как сквозь землю провалился ведь! А на деле выходило, что нет... но каким образом ему удалось прибыть в Париж первым? Не увел же он лошадь с того постоялого двора? Это было бы слишком заметным. И все-таки, кто-то знал о их поездке, более того, знали о цели их поисков в Луврском архиве. Ведь кража произошла совсем недавно, буквально до их приезда.

- Черт... - вырвалось у Анри Жискара и он тут же перекрестился, увидав недобрый знак - виселицу, возвышавшуюся над Гревской площадью.

Ухмылка и беззлобный тихий смех Слепого только подтвердили то, что он если не видел, то прекрасно угадывал жесты Анри Жискара. А то как же, маленький сорви-голова не умер в душе Мотылька, хоть он и дал клятву никогда более не преступать законы и не предавать королевскую власть, переродившись в шевалье д'Эрланже.

- Связи... скажи, Тэо, ты знаешь такого цыгана... - тут д'Эрланже запнулся, не зная как описать незрячему человеку приметы того егеря, который встретился им в версальском лесу, - Он и на цыгана то не похож, не очень. Скорее работяга... не смуглый, а загорелый такой. Мы его за егеря приняли. А мне теперь кажется, что то был цыган. Понимаешь, говор у него такой был... особенный. И с лошадью он язык общий нашел... не представься он тогда егерем, так и подумал бы что конокрад или заклинатель лошадей.

- Все цыгане лошадей заклинать умеют, - серьезно заявил мальчишка, выдав тем самым, что подслушивал разговор Тэо и Анри Жискара, - А смуглыми им незачем быть. Они ведь к себе в табор детей крадут из простых семей. А то и из тех кто познатней будет. Воспитывают их цыганами, потом и не отличишь от кровных таборян. Да вот Гошер же. Скажи ему, дядечка, Гошер же не из чистокровных цыган будет. А бароном у них.

- Вот как? - протянул Анри Жискар, все больше убеждаясь в справедливости своих подозрений... сам Гошер... а ведь именно его то мушкетеры графа д'Артаньяна не арестовали на месте стоянки табора, - Значит, за нами следили. Но почему? Каким образом Гошер может быть связан с цыганами из банды Деревянного Зада? Разве они не враждуют между собой?

- Стой! - послышался окрик из темноты и Анри Жискар умолк, предоставив Симону и Тэо отвечать караульным.

То, что копейщик из городской гвардии презрительно зажал нос, приказав Симону убираться подальше, не удивило шевалье. Он и сам то едва переносил доносившийся со дна повозки смрад, спасала только понюшка табаку, заткнутая в нос еще до приезда в кабак. Но она уже давно успела выдохнуться и до его обоняния все сильнее доносились миазмы гниющих туш.

- На-ко, нюхни, все легче будет вонь эту терпеть.

Совсем как он сам предложил де Сент-Аману понюшку табаку, чтобы не страдать от смрадных запахов трактирного двора, теперь Тэо предлагал ему свою чудо-травку. Анри Жискар недоверчиво протянул ладонь и старик сыпнул на нее щепотку мелко толченой засушенной травы. Пахло мятой, чем-то сладким и чем-то терпким... неузнав запах, д'Эрланже несмело нюхнул и втянул понюшку в нос. Прочихавшись он с удивлением отметил, что чудо-трава и впрямь помогла справиться с непривычными запахами кожевенной повозки, но не только. Приятная легкость пробежала по всему телу, сменившись покалыванием в подушечках пальцев рук и ног, как будто бы он только что очнулся от долгого сна и приходил в себя от онемения в конечностях. В голове прояснилось и он был готов поклясться, что мгновение увидел яркие круги перед глазами, как будто у него как у кошки открылась способность видеть в ночи.

- Странное зелье... смотри, Тэо, а то ведь отправят тебя к инквизиторам за такую дурь то, - прокомментировал Анри Жискар, - Но что касаемо цыган... ты всерьез предлагаешь мне думать, будто бы у них могут быть связи... вроде как заказ на похищение от кого-то из высшего света? Это же... это же попахивает виселицей. Тут ведь ни один суд простыми кандалами не обойдет, ежели поймают. Станут ли цыгане так рисковать?

Ответ напрашивался сам собой, стоило ему вспомнить погоню за Гошером в ночи с 31-го марта на 1-е апреля, а ведь тогда только за то, что его видели мельком и могли описать простые крестьяне, барон порешил целую семью. А убийства в Фонтенбло. Если они были делом рук того же барона, то уж явно не для его личной выгоды. Связи. Всюду были связи.

66

Отправлено: 10.11.13 22:00. Заголовок: - Эк скажешь, - усме..

- Эк скажешь, - усмехнулся Тэо, принюхиваясь к ладони, - Эта дурь то своя, доморощенная, а та, которой благородные господа балуются, так ведь и не христианская вовсе. С какого такого Нового Свету ее голландцы везут? И ладно коли нюхали б только, а то ведь и жгут ее, дымище такой, что ухват повесить можно. У Мекано я намедни зашел... даром что слеп, а глаза то заслезились от едкого дыму... а запах какой стоял. Тьфу, - он сплюнул в сторону, выражая полное неодобрение и продолжал, - Купцы не купцы, не разобрал, да только не свои они, нехристи, на парижском толком не разговаривали.

Отерев ладони о холстину, прикрывавшую поклажу, он поерзал, чтобы устроиться поудобнее и привалился боком к перекладинам.

- А что до риска, так ведь оно без риска то и никак. Ты не рискнешь головой сам, так кто другой рискнет за тебя. Да, сынок... шевалье... хоть ты и стал выше нас чином то, а умом вроде как все тот же, все воробей. Ну да не злись, не злись. Не я тебе скажу, так кто ж еще. А знать то надобно, что и до моих ушей дошло, что цыгане заработки свои теперь не только в кузнях да на большой дороге делают. Есть у иных из них связи и с людьми повыше твоего. Даже там, - он красноречиво задрал голову, - При дворе то. И не с последними людьми. Промеж собой у них по-прежнему вражда, в этом будь уверен. Глупые люди... я тебе так скажу, не сами друг друга, так королевская полиция их поодиночке то и перебьет. Но то не моего ума дело. А что до того, кто следил за тобой и как узнали, что ты здесь оказался, то скажу я тебе вот что, на дороге парижской у Деревянного Зада есть свои соглядатаи. И посты у него там, покрепче королевских будут. Они то тебя и подсмотрели. А Гошер там сказался сам по себе. Не его вотчина в егерских местах... в королевских то. Значит, сам от кого-то прятался. Или искал кого... тех же людей Деревянного Зада. Может. Идти то ему теперь некуда.

Старик прочистил горло, глухо закашлявшись, наклонился вниз и шепнул, прикрывая рот кулаком, чтобы мальчишка, обнаруживший больно острый слух, не расслышал его.

- Сделал он такое, за что заказан ему теперь путь в Сент-Антуанское предместье. Не будь его табор в Шатле нынче, так и заставили б его по уголькам то пройтись. Понимаешь, о чем я?

Замолчали. Видно, что каждый о своем думал, а может и вовсе дремал. Тэо не стал ничего больше добавлять, пусть себе думает Мотылек, подумать ему было о чем. А коли уснул, так и сил больше будет. Не на пирушку ведь едут они к Нельской башне.

Колеса тревожно поскрипывали под тяжестью поклажи и четырех седоков, то и дело слышался глухой бас Симона, понукавшего свою лошадку, то ласковыми посулами, то угрозами. Она от того быстрей не бежала, а Симон того и не замечал, бубня под нос, чтобы не задремать от мерного покачивания. Когда же мощеные булыжниками улицы сменились кривыми переулками с деревянными настилами, местами прогнившими до грязи, в которой то и дело увязали колеса телеги, Симон встряхнулся, обернулся назад, потряс за плечо мальчишку, а тот ткнул в бок задремавшего Тэо.

- Дядечка, скоро уже... доехали почти... вон уже и колокольню видно, - зашептал мальчишка, старательно скрывая свой страх перед встречей с чужаками из банды Нельской Башни.

- Ну так, давай, дуй отсюда, - прикрикнул на малого Тэо и едва не спихнул его с телеги, - Беги к назад. Знаешь, куда? К "Последнее заре" беги, пострелец. Там Меркес Меченный бывает. У него пересидишь. Да кланяйся от меня. Скажешь, что я воробушка к Мекано посылал... Но и до него у меня дело есть. У Нельской башни.

Мальчишка зашлепал по грязи назад, не оглядываясь, сверкая пятками, что заяц поднятый сворой гончих. Тэо только усмехнулся, слушая как удалялись чавкающие звуки из под ног бегущего посланца.

- А теперь, шевалье, помяни мое слово, я тебя знаю столько же, сколько и друга твоего виконта. А ты ко мне с вопросом пришел сам. Умный значит, вычислил. Говорить будешь, когда тебя спросят. А нет, так молчи и вникай. Я буду говорить сам. Ежели что, торговать буду твоего виконта. Сколько ты готов выложить за него? Да не пасуй... нам время выиграть надо. Думаешь, у тебя и у твоего префекта денег больше чем у тех нехристей, что заплатили за похищение? То то же. Но время выиграть надо. Да и жизнь то штука разовая - раз проиграешь, обратно можешь и не отыграть. А нам виконт живым нужен. Так то ведь. Ну, с богом... и да будут святители Михаил и Евстафий с нами, - докончил старик, перекрестясь размашистым жестом, - Симон, вези прямехонько к башне. Они тебя не тронут... покуда войны промеж нами нету.

- А мне то что... я ж не только туши да шкуры везу, - пробасил возница и щелкнул кнутом, подстегивая умаявшуюся кобылку, - Ну, давай, давай, вот доедем, там и поленишься.

67

Отправлено: 17.11.13 01:43. Заголовок: Отрывистая речь стар..

Отрывистая речь старика Тэо звучала тем более угрожающе и тревожно от того, что говорил он тихо и неторопливо, как молитву над четками читал. Дал указания мальцу, потом ему самому, а под занавес и Симону. Анри Жискар наблюдал за лицом Слепого, ожидая увидеть хоть на секунду страх или озадаченность, но нет. Суровые складки на лбу, не дрогнули ни разу, а тонкие полоски губ раскрывались только для того, чтобы дать очередное указание, ни разу не выдав ни скорбной тревоги, ни усмешки от предвкушения неожиданной для их противника партии.

- Платить? - шевалье недоверчиво покосился на слепца, но тот как ни в чем не бывало продолжал отдавать распоряжения, - Я могу посулить этим негодяям виселицу вместо четвертования, - хмуро ответил помощник префекта, не сразу сообразив, какой план предлагал ему Слепой, - А как нам узнать, какую цену предложили за виконта? И главное, кто?

Но больше чем поведение тайного главы парижского ворья, Анри Жискара заинтересовали дела цыганского барона, который был в розыске сразу по нескольким казалось бы не связанным между собой делам. Оказывается, были на этом Гошере грехи и такие, за что не простили бы ему и его собратья-воры. За что барона могли заставить идти по углям? Д'Эрланже перебирал в уме все возможные преступления против воровского кодекса и гадал, какое из них имел в виду Слепец.

- А скажи, старик, чем барон провинился перед Народом? За что его по углям провести следует? Или убийства перестали быть в чести среди Людей?

Ответа от Слепого не последовало, зато вместо того в тишине старого заброшенного квартала раздалось карканье ворона. Шевалье не сразу разобрал, что именно привлекло его слух. Только когда невесть откуда взявшийся ворон прокаркал чуть громче и отчетливее прямо у них над головами, Анри Жискар вздрогнул и едва не свалился с узкой дощатой перекладины прямо на подгнившую солому. Оглядевшись вокруг, он не заметил ни одного куста или дерева, где мог бы устроиться дозорный. В том, что каркающий крик был сигналом, он нисколько не сомневался.

- Там, - подметив замешательство седока, Симон указал рукой на высившееся над дорогой каменное строение, отдаленно напоминавшее сторожевую башню, - Нельская башня, сударь. Она чернеет тут со времени большого пожара... как будто пустая.

- А что же, куда делись ее обитатели после пожара?

- У этой башни подвалов побольше, чем в королевских замках и арсеналах. Я вас тут высажу.

Остановив лошадь у покосившегося ствола обугленного в пожаре дерева, Симон соскочил с козел и помог вылезти сначала Тэо, а потом подал широченную ладонь Анри Жискару. Шевалье сделал вид, что не заметил услугу и спрыгнул сам, не слишком то мягко приземлившись на старые валуны, некогда бывшие мостовой.

- Кого черт несет? - послышался хриплый окрик из темноты.

68

Отправлено: 17.11.13 23:15. Заголовок: - Кого черт, а кого ..

- Кого черт, а кого сам бог посылает, - весело ответил Тэо, опираясь на широкое плечо Симона.

Он постучал клюкой, попадая то на рыхлую землю, то на булыжники, оставшиеся от мостовой, не отпуская плечо Симона, который в то же время привязывал лошадь к обуглившемуся стволу. Что дало ему это постукивание, никто кроме самого Тэо не знал. Многие его привычки казались едва ли не колдовскими тем, кто привык во всем полагаться на собственные глаза.

- Тут пройдешь вперед, - шепнул он Симону, протягивая руку в сторону к Мотыльку, чье затаенное дыхание слышал справа от себя, - Да ты не смотри на башню то, шевалье. В ней давно одно только воронье собирается. Даже дозорные боятся туда заглядывать. Они то все по соседним крышам прячутся. А нам надобно вокруг обойти. Те, кто не знают, они и найти не могут ничего тут.

- Стой! - послышался приказ и из темноты выплыла тень человека, скрывавшегося под плащем, - Кто, еще раз спрашиваю? Сунетесь дальше, запущу пулю промеж глаз, там уже со святым Петром решать будете, зачем в Нельскую башню сунулись.

- Это ты, Антуан? - насмешливо выкрикнул Тэо, надавив на плечо Симона, чтобы тот остановился, - А где же твой братец? Давно ли я вас обоих ремеслу да уму разуму обучал?

- Тэо? - голос караульного дрогнул и он сделал два шага на встречу, вглядываясь в лица прибывших.

- А, да что там, воробушки... выросли, оперились, теперь свободными птицами летаете небось, а старика то забыли. Эх... поди, скажи, что Тэо к Деревянному заду пришел. Разговор есть. Да брось мне тут грозить. Что я не знаю, обычаев что ли? Нету вражды у нас нынче. Мне об том не донесли покамест.

- Стойте там где стоите, - в приказе Антуана слышалась неуверенность, он попятился назад в тень башни, не спуская глаз с долговязого мужчину, стоявшего по правую руку от Слепого, и широкоплечего кожевенника.

- Давай, поспешай, голубчик, - привычно по-стариковски подгонял Тэо дозорного, - Этот хоть и научился грозить, а все суть дурень... Природа отдохнула на его мозгах. Брат вот его... тот далеко пошел видать. В Париже то о нем не слышно... но и среди пропащих душ не числится.

Тэо покашлял в кулак, закругляя не слишком удобную для него тему. То, чем занимались его бывшие воспитанники и подопечные, было далеко от благочестия, так что не следовало давать даже отдаленные намеки помощнику префекта. Переминаясь с ноги на ногу, Тэо зябко поежился, кутаясь в старый плащ, прохудившийся в нескольких местах до дыр. Сквозь тонкие полуистлевшие подошвы башмаков его ступни чувствовали леденящий холод от промерзших за ночь камней мостовой.

- Долго ли? - спросил Симон, поглядывая то на звезды, рассыпавшиеся по небу, понемногу освобождавшемуся от наплывавших туч, то вокруг себя, - Ненадежно оно тут... совсем постылое место... как бы чего не случилось.

- Не случится. Трус он, Деревянный зад... как был крысой, так и остался, - усмехнулся Тэо, - Думаешь, за ним в даль какую побежали? Нет, здесь он, голубчик. Присматривается небось. Ждет, нет ли с нами засады какой. Не приведем ли хвоста... Недоверчивый старый дурень. А ну, давай уже, впускай! - требовательно крикнул Слепец и постучал клюкой по старому гладко отесанному камню, - Знаю я, что ты здесь и высматриваешь!

- А ежели и знаешь, что с того? - раздался каркающий хриплый голос, - Ты ко мне явился, тебе и ждать. Со всем уважением, Тэо, тебя то я приму завсегда. А кто с тобой? За этих двоих у меня поручителей нету.

- Вылазь на свет божий, крыса поганая, коли к себе впускать не могешь. Страху то небось натерпелся, а? - вызывающе крикнул Тэо, - Со мною тут шевалье один. Он пропажу ищет. А это Симон. Кожевенник он. А нынче поводырем мне случился. Его то ты знаешь.

- Симона знаю, как же... мы ему шкурки бывает поставляем.. когда приходится туго. А шевалье не знаю. И про пропажи ведать не ведаю.

69

Отправлено: 05.12.13 20:07. Заголовок: - Я шевалье д'Эр..

- Я шевалье д'Эрланже! - выкрикнул Анри Жискар в темноту, - Помощник префекта полиции. Выходите наружу, месье, или пригласите нас к себе. Нечего из темноты каркать.

Симон коротко хохотнул в кулак, дивясь храбрости молодого человека, которая впрочем могла быть и просто глупостью. Кто ж будет угрожать засевшему в засаде, не зная, сколько стволов на него нацелено.

- Шевалье значит? А что понадобилось помощнику префекта в наших сирых краях? - насмешливо спросил Деревянный Зад, не помышляя о том, чтобы слушать приказы какого-то там шевалье, - Что с нас взять с убогих, пропащие мы души, месье. Пропащие. А до чужих пропаж нам и дела нету.

- Ваши люди похитили дворянина. И если до полуночи я не увижу его в здравии, ни вам, ни вашим людям не поздоровится! - крикнул во весь голос Анри Жискар, теряя терпение.

- И где же этот ваш дворянин то? Здесь что ли? В Нельской башне? А ну, подите и поищите его, - в амбразуре окна подвального этажа башни появилась сгорбленная тень, - А я и огоньку вам поддам! - насмешливо добавил Деревянный Зад, выставляя вперед заряженный пистолет, - Ну, что? Вперед. Да не бойтесь, не стану я стрелять. Убьешь вашего брата ажана, так потом жди в гости с десяток. Оно нам не надобно. Но и пропавшего вашего виконта не видели мы. Нету тут его.

Недолгие переговоры не привели ни к чему и Анри Жискар уже был готов отступить, понимая, что не умел разгадывать слабые места противника, чтобы надавить на него и вынудить принять его условия. Но вот оно! Случайно оброненное слово перевернуло почти проигранную партию наизнанку.

- Виконта? А откуда вы знаете, что это виконт?

- Да понятное дело... раз шевалье ищет дворянчика... так что же с того, почему ему виконтом не быть? - не столь уверенно как вначале из разговора ответил Деревянный Зад и вылез из окна, ступив в полосу света, падавшего от бледной луны.

- Вы прекрасно знаете, о ком идет речь, месье. Спешу уведомить вас также, что виконт находится на королевской службе и прибыл в Париж по поручению короля. Его похищение касается не только его семьи и друзей. Если до полуночи он не будет освобожден и не продолжит свой путь, то пеняйте на себя, - заявил д'Эрланже с новой уверенностью, - Я готов пойти на сделку и предложить вам цену за освобождение виконта от имени префекта Парижа. Но времени на раздумья у вас только четверть часа, месье.

- Вот как? - горбун провел ладонью по тоненькой бородке, украшавшей выдающийся подбородок и посмотрел в глаза шевалье, - А скажи-ка мне, Тэо, с каких это пор ты стал пособничать людям префекта? Ну этот молодчик понятное дело ищет дружка своего. А ты? Тебе то какая с того выгода? Или это услуги за особые милости, которыми, как гласит молва в Париже, одаривает тебя господин префект?

Шлепающие звуки приближавшихся к месту переговоров босоногих людей заставили Анри Жискара оглядеться. Вокруг них собиралась толпа босяков, вооруженных кто кинжалом, кто саблей, а кто и длинноствольным пистолетом вроде тех, которые возят в своих седельных сумках королевские мушкетеры.

- Режь ему глотку, чего с ищейкой лясы точить, - послышались угрожающие выкрики из толпы, - Вздернуть его в башне, на самом верху, пусть воронье покормит!

- Молчать! - рявкнул Деревянный Зад и обвел толпу гневным взглядом, - Или ваши уши совсем воском залепило? Нам предлагают торг. А от денег еще ни один цыган не отказывался, если только это не деньги на крови его собственного брата.

- Пусть цену назовет, а мы скажем, знаем ли мы, где искать того виконта.

Д'Эрланже вопросительно посмотрел в сторону Тэо. Он знал, что если назовет слишком высокую цену, то Деревянный Зад может не поверить в искренность его намерений, но если цена окажется слишком низкой, то переговоры могут окончиться ничем.

70

Отправлено: 15.12.13 19:59. Заголовок: - Ну ну, полно, - ум..

- Ну ну, полно, - умиротворяюще сказал Тэо, не отступив ни на шаг, когда вокруг них послышались угрожающие крики, - Сразу и вздернуть... да чем же вы все лучше папаши Шарло будете, что собираетесь его ремеслом заняться?

- А ну цыц мне тут, - грозно окликнул своих головорезов Деревянный Зад и жестом приказал толпе расступиться, - Проходите что ль, раз пожаловали. Не дело это переговоры под луной вести, словно мы псы какие бездомные.

- Веди их, веди их!

- Глаза завязать долговязому! Пусть не зыркает по сторонам!

- Цыц! Пулю в лоб пущу первому, кто скажет еще слово, - главарь банды перешел от угроз к действию и наставил дуло пистолета на ближайшего к нему цыгана, - Всякое уважение потеряли. Все оставаться на своих местах. Следить в оба. Ежели эти трое хвост какой за собой привели, сразу мне доложить.

Не обращая более никакого внимания на незваных гостей Деревянный зад спустился по обветшалым ступенькам в подвал и выдернул из стены догоравший факел. Подув на тлевший фитиль он раздул огонь поярче и направился вперед. Из всей банды следом за ним спустились только трое цыган, хранивших угрюмое молчание. Они шли позади Тэо, Симона и шедшего последним Мотылька.

Тэо шел, опираясь одной рукой на палку, а другой на руку Симона. По ходу он считал шаги и шарил перед собой палкой, как будто ощупывая каменную плитку подвальных полов.
Вскоре их привели к узкой винтовой лестнице, ведшей глубоко вниз.

- Это ход под самую башню, - шепнул Тэо, надеясь, что шевалье, шедший позади него, услышит его слова, - Здесь глубокое подземелье. Никто не знает, сколько точно этажей вниз. Только учтите, что если вздумаете когда-нибудь явиться сюда, то таких лестниц здесь несколько. Они все отмечены знаками...

- Что ты там каркаешь, Тэо?

- Прошу шевалье не спешить слишком, чтобы ненароком не свалился мне на плечи.

- Недалеко уже.

При колыхавшемся свете от факела трудно было разглядеть, куда именно их привели. Они оказались в темном помещении с низко нависшими сводчатыми потолками. Тэо прекрасно знал это место, в другой жизни, когда мог еще видеть  средь бела дня и средь ночи, когда руки его были тверды.

- Огня! Больше огня, тысяча чертей, а то наш гость белоручка решит, что мы его в преисподнюю завели, - с грубым смехом крикнул Деревянный Зад, забравшись на высокий помост, на котором стояло старое перекошенное кресло, видимо, знававшее свои лучшие дни в одном из разграбленных в дни Фронды дворцов, - Притащите кто-нибудь скамью для Слепого. Не годится парижскому Слепому стоять, когда мы с ним торг ведем. Вы двое! - горбун ткнул пальцем, указывая на д'Эрланже и Симона, - Садитесь, коли пришли. Так какую же цену ты готов предложить нам за своего дружка? Как видишь, здесь его нет. Хоть весь век ищи его, а кого нет под луной, того и в наших подземельях не сыщешь.

Сдавленные смешки из темных углов, раздавшиеся в ответ на шутку главаря, выдали находившихся в зале приспешников Деревянного Зада, те, кому было дозволено находиться при его особе.

- Что ты имеешь в виду, говоря, что его нет под луной? - спросил Тэо, усевшись на деревянную скамью и сложив руки поверх своей клюки, - Убитый он что ли?

- А мне почем знать? Мы ежели надо и мертвого сыщем, все парижские мертвецкие коли надо перероем, все кладбища... - уклончиво ответил Деревянный Зад.

- За мертвеца платить не станем, - твердо заявил Тэо и поднялся, - Ежели ты нас сюда только затем привел, чтобы это сказать, то благодарим за прием. Идем, шевалье. Симон, подай мне руку.

- Да погодь, погодь! Ну, сболтнул, ну сказал не подумав. Сядь, Тэо. Пусть этот дворянчик назовет свою цену. Сговоримся.

- С каких это пор ты стал шутником? - не унимаясь спросил Тэо.

Его лицо посуровело и выглядело еще более угрожающим, когда бесцветные глаза смотрели сквозь лица собравшихся вокруг.

- Я здесь не из милости к префекту, и не ради одолжения этому человеку. Пусть бы себе искали своего пропавшего виконта. Коли бы это не касалось всех нас, стал бы я подниматься в такой час? Когда это было, чтобы парижские воры помогали префекту полиции? То то же. Но дело не в этом. Вы похитили человека, который по какой-то причине важен королю. И король пошлет за ним не только своего префекта. Он пошлет войска. А они разорят и разгонят наши Дворы Чудес в считанные дни, ежели только возьмутся за дело. Я не желаю быть последним, кто носил имя парижской Тени. Но и тебе не передам эту честь, Деревянный Зад, сколько ты не изворачивайся, а ума тебе не хватит, чтобы за всех нас отвечать. Сиди на своем деревянном троне, ежели тебе нравится изображать короля шутов. Но не смей навлекать на всех нас гнев короля. Ежели не уступишь этому шевалье в торге, так и знай, я соберу Людей и решать мы будем, кому следующему после тебя заправлять из этого крысятника. Я достаточно ясно сказал?

- Мог бы и не угрожать, старый пройдоха, - буркнул Деревянный Зад, потеряв всякий интерес к шуткам после грозных слов Слепого, - Ну, шевалье, давай твою цену? Найдем тебе твоего виконта, коли он... коли его еще в Париже держат.

71

Отправлено: 16.12.13 23:24. Заголовок: По мере того, как за..

По мере того, как зажигались огоньки свечных огарков, Анри Жискар начинал привыкать к полумраку, царившему в своеобразном тронном зале короля воров Нельской Башни. Он разглядел по меньшей мере человек двадцать, вышедших из своих углов и ниш, поглазеть на них. Опираясь, кто на костыль, кто на старинную аркебузу, головорезы Деревянного Зада даром что походили на убогих нищих, слабых и духом и телом, в их темных глазах горела угрюмая решимость разорвать в клочья любого, на кого им укажет их король.

- Пока не поздно, надо уходить отсюда, - шепнул Анри Жискар на ухо Слепцу, когда тот в гневе поднялся со скамьи, - Это ловушка. И платить нам придется не за виконта, а за самих себя. Только посмотри на эти рожи...

Но Тэо не слушал его. Вместо того, чтобы вести переговоры, он перешел к угрозам и до Анри Жискара впервые дошло то, что на самом деле значило негласное прозвище слепого нищего с паперти Святого Евстафия - Тень. Тенью прозывали того, кто своей властью покрывал все пять парижских дворов Чудес, он избирался из числа самых старых и именитых воров. О нем слышали и его боялись, но мало кто имел честь или несчастье встретить его лично. Обычно, занимавшие этот титул воры жили и в самом деле в тени, не показываясь на людях и делегируя свою волю через пособников, тех, кто были их представителями при каждом из дворов.

После высказанных Тэо слов по рядам собратьев Нельской Башни прогудел шепот. Одни были недовольны появлением незванных пришельцев, другие угрозами Тэо. Лишь несколько голосов раздалось в поддержку Слепого, требуя от Деревянного Зада верности традициям.

- Ты продашь нас за золото нехристей. А дальше что? К кому ты пойдешь с их золотом, когда на нас пойдут с облавами королевские солдаты?

- Тихо! Молчать, я сказал! - прикрикнул Деревянный Зад, подскочив на троне, - Молчать! Я водил вас на самые славные грабежи и до сих пор никому не удавалось напасть на наш след. Разве хоть одна полицейская морда появилась у нас на пороге? А?

- Да у нас и порога то нет... живем как крысы в подвале, - послышался тонкий голосок из глубины зала.

- Кто без спросу еще слово вставит, будет жевать собственный язык, - пригрозил главарь и кивнул тому головорезу, которого Тэо назвал Антуаном, чтобы тот следил за порядком, - Мы здесь живем невредимые и в тепле. Кто тут скажет, что в обиде на судьбу, пускай идет следом за табором Гошера... в Шатле, поговаривают, есть еще свободные места. Наша свобода пока еще у нас в руках. А наша казна, о ней не знают даже те, кто следят за нами день и ночь. Хоть басурманы, а хоть и дворяне, кто бы ни платил, а ежели то чистого золота монеты, так им цена одна - наши ножи и наше молчание. Работа чистая или мокрая - все одно, мы получаем свою монету и делаем свое дело. Скажи-ка мне, Тэо, за каким это чертом королю напускать на нас свору своих легавых псов? За того хлипкого дворянчика, которого на постоялом дворе умыкнули? Так кто ж знает, кто его увез и куда?

- Так вы, сударь, знаете, каков этот человек с виду? - воскликнул Анри Жискар, забыв про осторожность, - Значит, знаете кто его увез и куда.

- А что с того? А кто в Париже может чихнуть, чтобы я не узнал? Да, я знаю, кому он понадобился. Может знаю, куда его свезли. Но, плату вперед, месье. И без угроз. Здесь вы не в том положении, чтобы угрожать. Сколько бы Тэо не проповедовал, здесь в подвалах Нельской Башни он всего навсего слепой калека. Вечером он был Тенью, а может быть к полуночи... - выразительный взгляд из-под косматых бровей превратил лицо горбуна в зловещую маску.

Анри Жискар выпрямился, не желая, чтобы хоть одна душа заподозрила, что он принял всерьез угрозы главаря банды. Он положил руку на эфес шпаги, которую по странности, а может по неосторожности, оставили при нем, и смело посмотрел в глаза короля воров.

- Ценой за жизнь и свободу виконта де Сент-Амана будут ваши жизни. Я постараюсь убедить господина префекта закрыть глаза на сегодняшнее происшествие в трактире "Боевой петух" и позабыть о похищении виконта. Хотя, не могу обещать Вам того же в отношении графа де Сент-Амана и королевского прокурора, которые может быть пожелают узнать имена тех, кто заплатил похитителям. Вам или кому-то другому, не важно. Но виновные должны будут заплатить.

В ответ на его предложение, высказанное самым суровым тоном, на который он был способен, раздался грубый смех и шутки на арго, который Анри Жискар вовсе не позабыл за годы, проведенные на королевской службе. Даром что он был помощником самого Ла Рейни, он почувствовал, что вовсе не умел вести переговоры и с каждым новым словом выкапывал все более глубокую яму для свего нового друга. Стараясь не сводить взгляда с лица Деревянного Зада, он уголком губ прошептал Слепому:

- Старик, выручай. Я не умею торговаться. По мне, так всех их вздернуть. Это и по королевскому закону... и по парижскому, ты знаешь это.

72

Отправлено: 18.12.13 00:03. Заголовок: Притворившись, что б..

Притворившись, что был занят осмотром вещей на теле убитого, де Вард присел на корточки и склонил голову, так что широкие поля шляпы закрыли его лицо от света факелов. Он проследил взглядом за тавернщиком, не спешившим покинуть место происшествия. Напротив, Мекано попятился спиной к стене сарая и остался там стоять, как будто бы набивая трубку для курения. Острое зрение маркиза не подвело его, он заметил, как шевелились губы старика тавернщика, будто бы он бормотал что-то себе под нос. А чуть погодя отметил и легкое колыхание старой потертой рогожи, прикрывавшей обветшалое место в стене. Мекано явно с кем-то говорил и старался скрыть это. От него или от Ломени?

- С кем это вы беседуете, любезный? Мекано, так ведь вас прозвали? Будем знакомы. Маркиз де Вард. Капитан гвардии. Я человек военный и своих ребят отличу даже лет через сто. И даже в самой закопченой таверне, - все также приветливо сказал он, глядя в глаза тавернщика, - Люди Ломени изрядно досаждают вам, старина, как я посмотрю. Но они голубки в сравнении с теми, кто сейчас прибудут из Шатле. Начальник караульной службы Ранкар будет здесь с минуты на минуту. Будет лучше, если мы, то есть я и вы также сразу возьмем дело в оборот. Ломени потолкается здесь еще для виду, но ничего делать не станет. Кишка тонка. Он как услыхал про Дворы Чудес, так весь свой пыл растерял. Это ведь не старую таверну крушить, сами понимаете... дело тут суровое. Военное.

Де Вард поддел носком сапога камешек и ловко подкинул его, заставив катиться с подскоками через весь двор.

- Шевалье, который был здесь с виконтом, поехал в город. Кого он станет искать, я не знаю. Возможно, вы знаете это лучше меня. И знаете, где. Мы условились встретиться на Новом мосту, но что-то подсказывает мне, что я не дождусь его там до второго пришествия, ежели не буду действовать сам.

Повернувшись спиной к сараю, де Вард посмотрел в ту же сторону, в которую смотрел и Мекано и все тем же спокойным тоном продолжал.

- Я не прошу вас совать нос в это дело. И не надо быть Архангелом Гавриилом, старина. На это есть другие. Будьте нашим проводником. Приведите нас туда, куда они увезли виконта, и считайте, что капитан королевской гвардии ваш должник. Мои люди не суют нос в парижские дела, но при дворе дело другое. Что скажете, если вместо дешевого винища, которое вы вынуждены подавать своим постояльцам, я выправлю вам патент на поставки с лучших виноградников Бордо? "Боевой Петух" может оказаться местом, известным не только босякам Сент-Антуанского предместья, но и господам гвардейцам... мушкетерам короля... а? Эти ребята любят славные пирушки. А где есть хорошее вино и добрая кухня, там они готовы оставить все свое жалованье. А оно у них немаленькое, уж поверьте. И городская стража и сам Ломени забудут дорогу к вашему порогу, Мекано. Это я говорю вам. Де Вард.

Маркиз повернулся к Мекано лицо к лицу и протянул руку, затянутую в плотную кавалерийскую крагу.

- Ну как? По рукам? Слышите шум на улице? Это стража из Шатле. Вряд ли надо напоминать, что молодого виконта похитили с вашего двора, практически под вашей крышей, сударь. Я то понимаю, что все это было жестокой случайностью. Но будет трудно убедить в этом уполномоченного следователя... а если это сам Ранкар, так он известен своей несговорчивостью. Единственное, что убедит его в вашей непричастности к этому похищению, так это то, что вы всеми средствами поможете нам.

73

Отправлено: 18.12.13 20:56. Заголовок: Мекано поднял хмурый..

Мекано поднял хмурый взгляд на подошедшего капитана гвардейцев. Слышал ли тот, куда именно он послал мальчишку? И какой у него интерес к захудалой таверне, куда даже городская стража не кажет носу в количестве менее дюжины?

- Да с кем же тут беседовать то, - ответил папаша, разыгрывая простака, - Разве что с лошадками в конюшне. Они то твари бессловесные, но слушают отменно.

Не желая быть замеченным за беседой с дворянином, назвавшимся капитаном гвардии короля, Мекано прошел в конюшню и потрепал холку первой же лошади.

- Умница... а? Какова... да? Внимательные уши... да, ума то много не надо, чтобы слушать. И чтобы слышать. Так Вы капитан гвардии, месье? Ох, час от часу не легче. То к нам помощник префекта заезжает... то капитаны... А теперь еще и сам господин Ранкар из Шатле? Но скажите мне, месье, скажите как на духу, вот выкрали бы того молодого господина на улице, кто был бы виноват? А... то то же, никто. А кто видел, что его повязали прямо на моем дворе? Ну так и я не видел... если бы совесть не твердила мне, что нечистое дело то, - рассуждал папаша, поглаживая лоснящиеся бока лошади, тихо причмокивавшей губами в надежде на угощение, - Мою таверну использовали для грязного дела, месье капитан. И я не могу оставить это просто так. Ломени болван, от него много шуму, битая посуда и выпотрошенные матрасы, но толку никакого, если нужно поймать вора или наказать убийц. Это пугало разве что воронье на Монфоконе распугает.

В словах капитана была и угроза и обещание. Он не слишком-то усердствовал в ведении переговоров, усмехнулся про себя Мекано, но ему нравилась прямолинейность де Варда. Не скупясь на угрозы, он между тем сообщил Мекано то, что интересовало того больше всего. Мотылек искал помощи в Париже, и раз не он сам поехал в Шатле за подмогой, значит, эту помощь он искал на улицах славной столицы. Если бы Мекано направил людей Ранкара по следу банды Деревянного Зада, то избавился бы от него, а вместе с ним и от опасных связей, которые заводил барон Нельской башни. Но действовать следовало осторожно, в Париже не любят доносчиков и служителей королевского закона.

- Не думаю, что мы найдем Вашего шевалье на Новом мосту, сударь, - сказал Мекано, похлопав кобылку на прощание, - Идемте. Я знаю, где его искать. Если, как Вы сумеете убедить господина Ранкара в том, что мое заведение не имеет касательства к похищению того молодого человека, то я смогу указать Вам и его людям, где искать шевалье.

Он приведет полицейских из Шатле к Нельской башне, и вряд ли дело закончится миром, даже если Деревянному заду хватит ума выдать имена похитителей и тех, кто заплатил им. Но разве не предупреждал его Ла Рейни о том, что в недалеком будущем настанет день, когда полиция прекратит само существование парижских банд? Был ли арест цыган из табора Гошера только началом конца Дворов Чудес?

- Вот что, господин капитан. Я пошлю человека, который укажет Вам дорогу. Но на том мое участие закончится. Мне не ведомо, что там у молодого господина с бандой из Нельской башни. Я только знаю то, о чем говорят в Париже. Люди из Нельской башни давно ведут дела с торговцами басурманами. Нехристи они, что цыгане, что эти, турки или персы, черт из разберет. За каким чертом им понадобилось красть дворянина средь бела дня я не знаю, только чую нутром, что без басурман не обошлось. Так вот, месье, дайте мне слово, что о моем участии не узнает никто. В том числе и господин Ранкар. У Вас, господин капитан, свои законы, а нас бедных парижан, свои, - трактирщик посмотрел на де Варда и потер мясистые ладони, - Мы тут довольны своей жизнью, месье. Буду рад Вашей Милости завсегда услужить в моей таверне. И господам мушкетерам и королевским гвардейцам, коли захотят пожаловать. А более нам ничего и не надо. Поберегите Ваши связи при дворе для другого случая, месье. У меня свои поставщики вина. Дешевого, да. Но парижанам оно по нраву, да и доходец от него недурен.

74

Отправлено: 19.12.13 00:25. Заголовок: - Законы у нас у все..

- Законы у нас у всех одни, господин Мекано, - строгим голосом ответил де Вард, глядя в глаза трактирщика, - Но мне нет дела до того, откуда вам известно о местонахождении банды мерзавцев, похитивших виконта де Сент-Амана. Также мне глубоко безразлична роль в этом цыган или басурман или еще кого-то, кого вы там назовете мне. Пока это не затрагивает безопасности королевского двора, это не мое дело. Я даю вам мое слово, что господин Ранкар не узнает, кто именно подсказал мне искать Нельскую башню и ее обитателей. Пошлите вашего человека к колодцу на перекрестке. Этого будет достаточно.

Отряхнув с рукава соломинки, де Вард вышел из конюшни и направился на встречу вошедшему во двор человеку в черном сюртуке и в черной шляпе с щегольски загнутыми вверх полями. Будучи невысокого роста господин Ранкар был ладно скроен и держался прямо и строго, что выдавало в нем бывшего военного.

- Господин д'Эрланже послал за моими людьми. Не будь шевалье помощником префекта, я бы и пальцем не пошевелил. Мало ли что творится на улицах в такой час, на все это есть городская стража. А моим людям сейчас есть чем заняться.

- Да да, месье Ранкар, я слыхал о прибывших к вам новых постояльцах, - согласно кивнул де Вард, - Капитан де Вард, к вашим услугам. Будьте уверены, если бы шевалье д'Эрланже не послал за вами, это сделал бы я. Именем короля.

- Именем короля? И что же королевской гвардии нужно от полиции Шатле?

- Похищен виконт де Сент-Аман. Похищение произошло на глазах у свидетеля, который утверждает, что это были люди из банды, занимающейся грабежами в окрестностях Нельской башни. Мне нужна ваша поддержка, как представителя закона, для того, чтобы арестовать виновных и освободить виконта. Шевалье д'Эрланже уже пустился по следу похитителей и скорее всего находится там.

- И где же этот свидетель? - даже в темноте можно было заметить как блеснули глаза полицейского, только вот что именно заинтересовало его - банда Нельской башни или похищение де Сент-Амана?

Внимание Ранкара привлек труп цыгана, все еще не убранный с площади перед постоялым двором. Он коротко кивнул де Варду и отошел, чтобы присмотреться к убитому.

- А вот об этом убийстве меня никто не извещал.

- Это произошло только что... какой-то болван из городской стражи пристрелил беднягу, кажется в спину, - безразличным тоном ответил де Вард, - Ломени, кстати, тоже здесь... со своими людьми.

- Еще бы, - проговорил Ранкар, присаживаясь на корточки, - Этот не появится без своей своры нигде за пределами арсенала. Труп в мертвецкую везите. Пусть осмотрят и если кто явится опознать, допросите. В спину, говорите? - спросил он де Варда, - С каких это пор стражники стреляют в мирных горожан? Или этот малый успел натворить чего? А где тавернщик? Мекано! Вылезай на свет божий. Месье, я сейчас же отправлю с вами дюжину моих людей. Место, о котором сказал ваш свидетель, мне хорошо известно.

- В таком случае нам лучше поспешить, месье. С этим малым уже ничего хуже того, что произошло, не случится. А вот жизнь месье де Сент-Амана может висеть на волоске.

- Как сказать, сударь, - ответил Ранкар, всматриваясь в темноту, - Мекано! Выводи лошадей! Именем закона я реквизирую лошадей для себя и моих людей. Капитан, вы верхом сюда прибыли? Если нет, то воспользуйтесь правом полиции Шатле реквизировать лошадей для нужд закона.

Де Вард и бровью не повел, эта привилегия полиции понравилась ему безоговорочно, и он тут же направился к конюшне, чтобы взять для себя лошадь, которую так нахваливал Мекано. Его привлек не только податливый нрав кобылы, но и клеймо на левом боку в виде королевской лилии. Много ли лошадей на постоялых дворах принадлежали конюшням королевского дома?

- Я возьму эту. Сдается мне, Мекано, что я знаю того малого, который заехал к вам вчера вечером. Эту лошадь он одолжил на королевской конюшне, так что я окажу ему услугу и верну ее сам.

Тут во дворе послышались крики и ругань, это был Ломени, видимо, разгромивший в таверне все, что попалось под руку и недовольный тем, что кроме маленькой заначки тавернщика для него не нашлось никакой поживы, решил оставить таверну.

- Ранкар? Вы то здесь зачем? - спросил Ломени, - Можете возвращаться к себе в Шатле, сударь. Ваших цыган мы так и не нашли. Если конечно этот бедняга не из их числа.

- Нет, этот малый был убит зря, сударь, - ответил Ранкар, садясь в седло, - Если он и похож на цыгана, то не тот, которого мы ищем. Господин де Вард, едемте. Мекано, лошадей привезут утром. Я сам явлюсь за разъяснениями. Не думайте, старина, что так легко отделаетесь на этот раз.

Без лишних рассуждений маркиз выхватил повод своей лошади у конюха, едва успевшего подтянуть подпруги под седлом. Он обернулся к Мекано и отсалютовал ему на прощание, приложив пятерню к полям шляпы, давая понять, что их уговор остается в силе.

75

Отправлено: 20.12.13 23:56. Заголовок: - Знает он все, - ск..

- Знает он все, - сказал Тэо и пошарил перед собой клюкой.

Убедившись, что перед ним никто не стоял, он сделал несколько неверных шагов, ориентируясь на частое сиплое дыхание Деревянного Зада и нашаривая палкой путь перед собой.

- Может я и слеп, как ты говоришь, да уж не слепее твоего. Что ты видишь из своей норы, а? Знаешь ли ты, чем обернулась для тебя эта пожива? Сколько тебе дали басурмане за похищение виконта? Можешь выбросить эти деньги в Сену, в них никакой пользы, даром что золотые. А? Не слышу, - посмеиваясь Тэо затряс головой и постучал палкой о каменный пол, - Не слышу? Так значит, золотыми расплатились с тобой? А что на тех золотых было? Не глядел, а? А я даром что слеп, а скажу тебе, что не сбыть тебе тех монет ни в жисть ни одному ростовщику во всей Франции без того, чтобы по твою душу не принеслась рота ажанов. Так то вот, - провозгласил Слепой, оборачиваясь ко всем, - Это всех касается. Те золотые, которые вам в уплату дали, басурманские они. По ним вас как кроликов в садке выловят будь здоров. Помяните слово Слепого.

- Откуда... кто тебе накаркал, что сирийцы заплатили мне? - спросил Деревянный Зад, вставая со своего трона, - Кто на меня каркает?

- Не кипятись. Сядь. Мне наушничать нет нужды, чтобы узнать ясное. Лучше думай, как откупаться от ажанов будешь. С минуты на минуту они здесь будут. Дело ясное. И не я их привел сюда. Будь в том моя рука, так уж я бы постарался в сторонке отсидеться. Ты ж не думаешь, что парижский префект будет целоваться со слепым нищим только за то, что я скажу ему, что знать не знал, ведать не ведал, куда попал?

- Так этот... как ты его называешь, шевалье то, он то за тебя вступится? Что делать, скажи, Тэо?

- А этот шевалье тебе цену назвал уже, - усмехнулся старик и обернулся назад, - Симон, голубчик, поди сюда, дай на плечо опереться. Силы уже не те в ногах, стоять долго мочи нет.

Симон подскочил к Слепому и поддержал его за руку. Тут же несколько человек попроворнее обступили их кольцом, а кто-то приволок поближе грубо сколоченный табурет для старика.

- Скажи, куда того мальчика увезли. Ежели знаешь. Это тебе откупом будет, коли найдут его живым. На слово этого шевалье положиться можно.

- С чего бы это? - недоверчиво спросил Деревянный Зад, покосившись на своих людей столь быстро позабывших о своей верности ему, королю Нельской Башни.

- А с того, что у них, дворян, слово стоит чего-то посолиднее желтого круглешка, за который ты душу продал вместе с парижскими законами, - важно ответил Тэо, усаживаясь на табурете с видом императора, - Верить или нет, твое дело. Но не тяни с решением. Не то, поздно будет ноги уносить.

- А тебя что-ль не тронут?

- А кто на милость скажи, тронет слепого? Грех на душу кто возьмет? - вызывающе спросил Тэо, - А шевалье мне слово дал, что заступится, коли чего. Я его под это слово и привел сюда.

- Ладно, ладно... только поздно уж нам... торговаться то. Виконта вашего сирийцы увезли. Есть у них местечко под Парижем. Ле Вуэн называется или что-то вроде того. Мои люди туда ходу не имеют. Там только сами эти басурмане заправляют всем.

- Далеко это?

- Да почем знать то, - уклончиво отвечал Деревянный Зад, почесывая бороду.

- А почем знаешь, как место называется? - с подозрением в голосе спросил Тэо.

- А слышал мой человек, как тот черт кучеру своему приказал ехать в Ле Вуэн, во как.

- Не перепутал ничего? Шевалье, - Тэо обернулся, пытаясь расслышать среди гомона голосов воровской братии знакомое уже дыхание Мотылька, тихое, осторожное, но глубокое, ровное, уверенное, - Знакомо тебе это место? Ежели ехать туда... то надобно поспешить. Как бы беды не случилось.

- Я могу своих людей отрядить... туда пешим не дойти, - вызвался Деревянный Зад, стремясь заработать себе благоволение закона королевского на случай, если угроза Тэо и впрямь была существенной, - Лошадей вам надо, да попроворнее чем та, что телегу вашу привезла.

76

Отправлено: 03.01.14 01:03. Заголовок: Анри Жискар с удивле..

Анри Жискар с удивлением слушал, как Слепой приструнил зарвавшегося главаря банды. Сам бы он ни за что не догадался привести столь простые и в то же время убедительные доводы. Старик говорил тихо и обстоятельно, настолько уверено, что у Мотылька закралось подозрение, что у того были и впрямь свои связи с канцелярией, и может быть с самим префектом.

- Виконта вашего сирийцы увезли. Есть у них местечко под Парижем. Ле Вуэн называется или что-то вроде того. Мои люди туда ходу не имеют. Там только сами эти басурмане заправляют всем.

- Ле Вуэн? Знаю, конечно же! - воскликнул д'Эрланже, вспомнив маленькое поместье в десяти лье от Парижской заставы, где он воспитывался в строжайшей тайне под наблюдением стряпчего, нанятого Ла Рейни, - Но вы уверены, что это сирийцы? Я не слышал, чтобы им было позволено покупать для себя жилье где-либо кроме самого Парижа... у них целый особняк на Королевской площади.

- Не знаю я, где нынче селят тех сирийцев, что ко двору нашего короля дела имеют, - возразил Деревянный Зад, спускаясь с возвышения, - А вот виконта вашего точно туда повезли, куды я сказал. Да и кто будет прятать его в Париже? Тут повсюду глаза и уши. И не только канцелярские, месье, уж поверьте мне.

- А что там в Ле Вуэне?

- А шут его знает... поместье что ли?

- Да замок там. Его еще лет тридцать назад снести хотели, да стены такие крепкие, что никакие пушки не брали, не то что кирки с лопатами... ну и оставили. Вроде бы в королевском владении он. Баронов то нету уже полвека в живых ни одного.

- Не понимаю, как этот замок мог попасть в руки каких-то там басурманов, если он принадлежал короне, - проговорил Анри Жискар, потирая подбородок.

- Не время понимать или не понимать, молодой месье. Вам нужен ваш виконт живьем или нет? Время дорого. Эй... ну, вы пятеро за лошадьми. Приведете их к садам, что за Святыми Августинцами...

- А если нас со стороны Лувра заметят?

- Так вы к монастырю то с обратной стороны идите, дурья твоя голова, - Деревянный Зад ткнул непонятливого верзилу в грудь и небрежно отпихнул от себя, - Ну, даром что ли мать с ногами родила? Живо! Дюжину лошадей приведете. Откуда сам знаешь. Вот что, шевалье, отправлю с вами десятерых. Вы уж похлопочите, чтобы все живыми ко мне вернулись.

- Откуда же вы столько лошадей возьмете среди ночи? - спросил Анри Жискар, подозревая, что невольно становился соучастником конокрадства.

- А почтовые службы Его Величества на что? - усмехнулся главарь, дыхнув в лицо шевалье отвратительным запахом гнилых зубов, - Но все по честнарю. Никто и не узнает. А к утру лошадки на месте будут, как одна... есть и у нас, свои почтовые службы, сударь мой. Да вы не о том волнуйтесь то. Лучше подумайте, как вам виконта вашего из замка то вызволять? Миром или как?

Этим вопросом Анри Жискар еще не успел задаться и вопросительно посмотрел на Тэо. Просить Слепого ехать с ним он не мог да и не стал бы, на лошади слепой не уедет далеко, а там мало ли погоня или стычка.

- Не знаю. Пока с миром. Ежели не уступят так, то пошлю за гвардией.

- Это вы зря... сразу и за гвардией... покуда бравые гвардейцы Его Величества подоспеют, голову вашего виконта вывесят на колу на стене, вот помяните мое слово. Лучше вы прикиньтесь одним из наших, а я сам переговоры вести стану. Мое слово всяко весомее вашего будет. Может и сговоримся. А покуда калякать будем через толмача ихнего, мои ребятки внутрь проникнут. Эти крысы, - он указал рукой с длинными нестрижеными ногтями в угол, где стояли двое парней, по виду того же возраста что и шевалье, - Они где угодно пролезут. Все увидят, все узнают. А чего надо или кого надо с собой прихватят. Нам ведь только то и надо.

- А как же ваша договоренность с сирийцами?

- А что? Нам платили, мы украли. Теперь нам платит префект... скажем так, плата у него суровая, но нам выгодная. Так что, ему и услужим, - не моргнув глазом ответил Деревянный Зад и указал на выход, - Теперь тихо все. Идем к Августинцам. Десять человек со мной. Остальные рассейтесь чтобы духу вашего не было... чует мое сердце, будут у нас тут гости с минуты на минуту.

- Мы никого не вели с собой, - запротестовал шевалье, уверенный в том, что де Вард не мог успеть разыскать его так скоро.

- Привели или нет, а мой дозорный каркает мне, что сюда едут люди из Шатле. А вот встречаться с ними сейчас мне не досуг... ну, живо все! - он повернулся к Тэо и качнул головой, изображая подобострастный поклон, - Ты уж похлопочи за нас, Слепец... встреть кого надо... нас тут не было. Пусть твой кожевенник скажет, что шкуры вез. Так ведь все и было. Заклинаю тебя, Тэо, не выдавай нас. И ты, Симон. Забудь, что был в тронном зале Деревянного Зада, даже если на дыбе спрашивать будут. А то ведь, мое то перо доходчивее будет, а?

Блеснув кровожадной улыбкой, Деревянный Зад грубо толкнул д'Эрланже в бок, указывая на самый темный угол зала:

- Ны выход, шевалье... эй, кто-нибудь, глаза завяжите ему что ли... а то ненароком память опосля мучить будет.

Решив не сопротивляться, Анри Жискар позволил завязать себе глаза грязной тряпицей и пошел следом за одним из бродяг, который шел по темным коридорам катакомб таким быстрым шагом, что не оставалось сомнений в том, что он был хорошим актером, но никак не калекой.

// Ле Вуэн. //

77

Отправлено: 03.01.14 23:50. Заголовок: - Соглашайтесь, месь..

- Соглашайтесь, месье, - сказал Тэо и протянул руку в направлении откуда слышал голос Мотылька, - Этот пройдоха редко говорит правду, но со страху попасть в петлю на Монфоконе у него враз память воскресла. Ишь ты... и про ле Вуэн вспомнил, а? Не ты ли велел своим людям через подставных стряпчих помочь этим басурманским псам выкупить старое поместье? А? Рухлядь то рухлядью и осталась. А ведь когда-то мы там еще в добрые времена Фронды с самой Великой Мадемуазель лагерем стояли... было дело.

- Когда это ты, Тэо, да с Великой Мадемуазель? Скажи еще, что с самим принцем Конде за столом пировал.

Грубый смех Деревянного Зада вернул его банде прежнее залихватское настроение и часть собравшихся последовали за ним, тогда как остальные по очереди исчезали в темных проемах под арками, в тоннелях, ведших к катакомбам и тайным подземельям, находившимся как раз под кладбищем монахов внутри стен монастыря Святых Августинцев.

- А что если и сидел? Во времена Фронды принцам была нужна вся мощь Парижа, а кто лучше парижского вора знает все про оборону стен и ворот? А? Как по-вашему дочь герцога Орлеанского могла войти в Париж, да еще и палить с бастионов Бастилии по королевским войскам? - крикнул вслед уходившим насмешникам Тэо.

- Э, да что там... коли у самих герцогов да принцев память коротка что игла, что тут говорить... Симон, сын мой, поди ближе. Нам с тобой выбираться отседова надо, пока люди префекта или кто похуже не пришли по нашему следу.

Ухватив своего проводника за рукав, Слепец нашарил палкой каменные плиты и зашагал, отстукивая палкой каждый свой шаг.

- Иди к третьей арке по твою правую руку, Симон. И там по коридору покуда ступеньки не увидишь. Смотри, не спутай... вот, она, третья то... у меня и зарубка тут на стене есть, - зашептал он, нащупывая ладонью зазубрину в стене, - Она самая. Думаешь, как бы я отседа ушел бы? Деревянный Зад хитер... хитер, каналья. Думает, как бы меня гвардейцам или городской страже преподнести... откупиться думает. Не выйдет... мы отсюда уйдем раньше, чем эти голубчики. Смотри осторожно на ступеньках... не высовывайся наружу сразу. Осмотрись там. Нет ли кого. Похлопочи за нас, Тэо, - пробурчал себе под нос Слепец, передразнивая мольбы главаря нельской банды, - Ага... как же, я ведь с самим префектом кажный воскресный день обедаю, с чего бы мне не замолвить словечко перед ним.

- Там кто-то есть, - шепнул Симон, первым выглянувший наружу из подвального окошка, - Лошадь мою привели с телегой... сейчас искать будут нас.

- Ну, - протянул Тэо, - Была ни была... а что, кто там из верховых то? Приглядись.

- Да шут их разберет... темно же, - ответил Симон, вглядываясь в силуэты всадников, - Ранкар кажись... этого я точно узнаю. Он мне и днем то проходу не дает. К шкурам придирался, каналья, все то спрашивает, имею ли законные предписания с королевской бойни... да какое там...

- Ну так он уже понял, что ты здесь. Вот что, Симон, выходи. Скажешь, что монетки у тебя закатились сюды... на-ко, держи вот, - Тэо пошарил в суме и вытащил несколько монеток, - Отыскал пропажу и все тут. Пусть отпускают тебя. А ежели что, так покажи им товар. Там запашище уже такой должен быть, что тебя и черт отпустит на все четыре стороны.

- А ты как же?

- А ежели тебя пустят, так и меня искать не станут. Другое то дело, ежели тебе не поверят... ну тогда придется и мне выходить. Я покуда здесь буду. Послушаю.

- Возвращайся вниз, Тэо. Нашаришь себе путь. Под землей тебе безопаснее.

- Ну да, вот еще, - усмехнулся Тэо, - назад к этим крысам я по своей воле не пойду. Если уж помирать, так на земле, как человеку... с честью. Но мне до того ой как далеко еще.

78

Отправлено: 05.01.14 23:21. Заголовок: Беседа с Ранкаром хо..

Беседа с Ранкаром хоть и прояснила кое-какие аспекты из жизни полицейских чинов, служащих в Шатле, но дала де Варду никакого представления о том, что на самом деле искал Ранкар. Выходило, что в цыгане, арестованные мушкетерами, которых он видел по дороге в Париж были далеко не единственными и кроме них были прочие банды, разделившие столицу на свои территории.

- Надо же, выходит, что эти ваши бандиты так же разнятся между собой, как военные подразделения... подумать только, а я то думал, что вражда гвардейцев и мушкетеров это сугубо придворная забава.

- Вы удивитесь, месье, насколько у этих мерзавцев четкая иерархия и организация. И да, вы правы, вражда между ними сродни тому, что рассказывают о стычках ваших ребят с задирами из мушкетерской роты господина Д'Артаньяна.

- Вы, как я посмотрю, не очень-то жалуете господ мушкетров, Ранкар?

- Хм... не очень-то, - хмыкнул комиссар Шатле и подкрутил ус, - Эти господа возомнили себе, что кресты на их плащах дают им право вести себя как шайка головорезов-наемников. Я служу в Шатле не так давно, сударь. До полицейской службы я был простым солдатом в нормандском полку, с вашего позволения, волонтеров. А точнее, вольнонаемников, набранных прямо под виселицами... да да. Я из тех, кому пообещали золотой с портретом короля и амнистию в придачу. За десять лет службы. Не смотрите, что я молод еще... когда вербовщик взял с меня подпись крестиком на длиннющем списке волонтеров, мне и пятнадцати не было. А выбирать между пулей из неприятельского редута и веревкой дядюшки Шарло... да что там, выбор то прост, как воздуху глотнуть. Так вот, скажу я вам, на войне то все видны как на ладони. Да вы и сами лучше моего знаете... и видел я людей мужественных... а видел и откровенных мерзавцев.

- Ну да... - усмехнулся де Вард, не слишком любивший вспоминать военные истории.

- Господин Ранкар, дозорный передал, что у Нельской башни все тихо. Никого там нет.

- Разбежались, значит, как крысы... дозорный, тоже мне, - ворчливо ответил Ранкар, вмиг позабыв про обиды на мушкетеров, - Теперь тихо всем. Оглядываться и слушать. Эти крысы где-то здесь. Я носом чую. Осмотреть все вокруг.

Де Вард умолк и огляделся вокруг. Они всего навсего объехали по набережной Сены с противоположной стороны от Лувра, но улицы вокруг казались не просто темными и пустынными. От них веяло враждой и угрозой всякому чужаку, нечаянно вторгшемуся на территорию одной из парижских цыганских банд.

- Так это и есть Двор Чудес? - спросил маркиз, указывая на заброшенное кладбище монастыря Святых Августинцев, - Я не стал бы проверять то место сейчас же... в темноте у них явное преимущество перед нами. Но сдается мне, что их дозорные где-то среди этих склепов...

- У вас наметанный глаз, капитан. Так и есть. А еще я не зря называю их крысами... они используют подвалы и старинные катакомбы как собственный город. Подземелье, вот где их гнездо. Чем не крысы, - ответил Ранкар, вглядываясь в подвальные окна заброшенного строения, некогда служившего оборонительной башней городской крепости, - Вон, видите... хотя, эти могут быть и не крысами вовсе... то не цыгане... Не стреляйте, господа. Пусть выходит!

Из подвального выхода вылез высокий мужчина с широкими плечами, которые едва протиснулись черех проем выхода. Его узкий лоб и туповатый взгляд, отчасти из-за яркого света факелов, не давал никаких надежд на внятные ответы.

- Эй, человек! - окликнул его де Вард, приподнимаясь на стременах, - Не видел ли ты здесь кого-нибудь? Мы ищем молодого человека... дворянина. Он мог попасть в руки бандитов.

- Я? А чего я то? Монетки свои искал, вот, нашел, - ответил мужчина, раскрывая мясистую широкую ладонь, - Ничего не видел. Никого.

- Да вы не так спрашиваете, капитан, - нетерпеливо перебил де Варда Ранкар и подъехал ближе, - Да ты же кожевник, Симон? Я тебя знаю. Собираешь падаль да свежуешь забитые туши на бойнях. А что тебе в этих местах понадобилось? Много ли падали вокруг Нельской башни, а?

- Падали? С чего бы, сударь? Падаль то на окраинах... я там их присматриваю... - ответил не понявший подвоха в вопросе комиссара кожевник, тупо поглядывая исподлобья.

- А вот и телега его, господин комиссар. Лошадка то замаялась ожидаючи. Смотрите, как всю землю здесь истоптала, - крикнул один из помощников Ранкара.

- Ну и что же ты здесь искал? Много ль тех монет? - Ранкар наклонился к лицу кожевника и ткнул ему в нос плетью, - Говори, что видел. Кто был здесь? Лучше бы тебе не запираться, дорогой мой. А то не посмотрю, что от падали улицы избавляешь... - он кивнул в сторону Сены и зло ухмыльнулся, - У нас в Шатле любого примут. С почетом.

// Ле Вуэн //

79

Отправлено: 06.01.14 22:30. Заголовок: - Это кто это с Вами..

- Это кто это с Вами, господин Ранкар? - спросил Тэо, высунув голову из подвального окна, возле которого сидел, слушая что происходило наверху, - Симон, сынок, подай руку то, не оставляй старика одного. Тут, с позволения сказать, господин Ранкар, смеридит хуже чем в преисподней. Может то души Святых Августинцев, чьи останки покоятся на кладбище неподалеку, рассыпали тут святую соль, да спутали с известкой, - посмеиваясь кряхтел Слепец, вылезая на скользкую от вечерней росы мостовую.

- Тэо? Знал, что без тебя тут не обошлось... можешь не говорить мне, что не видел ни одной крысы в этом вонючем подвале. Я все равно не поверил бы тебе, - вместо приветствия ответил Ранкар и обернулся к маркизу де Варду, - Этот человек знает обо всем, что творится в Париже, как будто птицы щебечут ему последние сплетни.

- Так и есть, добрый господин комиссар, так и есть, - скромно склонив голову ответил Тэо, давая понять, что слышал он гораздо лучше, чем видел, - Воробушки мне и щебечут, пташки мои. А откуда ж еще слепому узнать, что творится вокруг.

- И ты, бродяга, тоже монеты искал в подвале том, да? - спросил Ранкар, подбирая поводья нетерпеливо задиравшего голову жеребца, - Ну да, сказал же, мне не досуг сейчас расспрашивать тебя о крысах Нельской Башни. Я по их души потом еще явиться успею.

- Ежели по их души, так сдается мне, что опоздали уж, господин комиссар. Слыхал я, пропащие то люди... вот Святой Евстафий, покровитель мытарствующих и обездоленных парижан, не даст соврать, - осеняя себя крестным знамением, Тэо выпростал костлявую руку из широкого рукава своего балахона, - Ну так, коли не травля крыс, то что ж вас привело сюда, господа... - Тэо прислушался к тревожному храпу лошадей и звяканью амуниции господ полицейских, - Вас кажется тут около дюжины наберется... не слишком ли большая компания для вечерней прогулки?

- Ты прекрасно знаешь, Тэо, зачем мы здесь, - ответил Ранкар, подъехав ближе к старику, - Шевалье д'Эрланже послал за мной. А гонец его передал мне еще и весточку, что видел тебя вместе с ним. Уж не знаю, откуда у нашего шевалье-белоручки знакомства такие завелись. Может, объяснишь мне, что произошло с шевалье и куда он пропал?

- А еще и про вашего пропавшего виконта, не так ли, господин Ранкар? - понимающе кивнул Тэо и протянул руку к лошадиной морде, потянувшейся на запах хлебных крошек, завалявшихся в бездонных карманах нищенского балахона, - А то как же... как же. Шевалье то вашего я сам нашел, - Тэо похлопал жеребца по морде и пошарил в кармане в поисках хлебной корки, - Воробушки мои чирикали мне про то, что у Мекано на подворье случилось, вот я и смекнул, что молодой шевалье в наши то края пошел не за маргаритками. Я свел его с крысами.

- Что? Ты? Но зачем? - удивился Ранкар и дернул повод, чтобы отвлечь жеребца от лакомства, предлагаемого ему Слепцом.

- Ну так, кто ж еще в Париже мог знать о пропаже... только те, кого просили о том. Ну, конечно, они отказались. Но ненароком, слышите, господин комиссар, я говорю, ненароком слышали, что виконта того увезли в ле Вуэн некие господа, говорившие на иноземной речи... и носившие тюрбаны на головах, ну суть басурманы нехристи.

- Маркиз, Вы слышали это? - спросил Ранкар, обернувшись к де Варду, - Тэо незачем лгать нам... мы стережем его епархию, с позволения сказать... нищенствующий сброд в Париже находится под покровительством полиции Шатле. А взамен, мы получаем интересующие нас сведения. Неофициально. Если ему известно о похитителях и о том, куда они повезли виконта, то этому следует верить.

- Хотите верьте, хотите нет, господин комиссар, а я бы поспешил на Вашем месте. Шевалье поехал в ле Вуэн. Не один, а с десятком... крыс, - Слепец многозначительно кивнул в сторону руин Нельской башни, - Хоть они и обещали помочь ему вызволить виконта, да все ж не стал бы я поручаться за то, что потом им не вздумается назначить цену за две головы... или одну, выжившую. Так что, спешите, господа. Мир вам... и нам тоже. Идем, Симон, время то позднее, скоро и колокола на Святом Евстафии бить будут.

- Они поехали верхом? Кто поставил им лошадей? - спросил Ранкар, разворачивая свою лошадь в сторону ворот Сен-Дени.

- Да как сказать... откуда у крыс лошади то, - неопределенно отвечал Тэо, тряся головой не то от холода, не то отрицая сказанное комиссаром, - Да ведь и пешком то туда не доберешься так скоро... стало быть... стало быть верхом.

Махнув Симону и Тэо на прощание, Ранкар пришпорил своего жеребца и помчался впереди всей кавалькады в сторону выезда из города.

- Что же ты, дядюшка... выдал их? - спросил Симон, помогая Тэо забраться в телегу.

- Да какой там... Ранкар умный человек, он про Нельскую башню и без меня все знает. Просто не время еще разбирать ее по камешкам то... не те времена еще. А про ле Вуэн им знать надобно. Мотыльку одному не справиться там.

- Мотыльку? - непонимающе переспросил Симон, пытаясь выудить из памяти, о ком мог говорить Слепец, но тот лишь усмехнулся в ответ и похлопал кожевенника по плечу.

- Едем, Симон... вези к Мекано... могет статься, там и дождемся новостей.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9751/56879152.336/0_f3034_b54bd904_orig


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье