Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье


Сент-Антуанское предместье

Сообщений 1 страница 20 из 79

1

02.04.1661

http://img-fotki.yandex.ru/get/9739/56879152.313/0_ed2ea_a2ebcd45_orig

2

Отправлено: 21.04.13 22:40. Заголовок: Сент-антуанские воро..

// Дорога из Парижа в Фонтенбло. 3 //

Ворота Сен-Женевьев были тем самым рубежом, который должен проехать всякий, кто хотел попасть в Париж по дороге, ведшей из Фонтенбло. В столицу устремлялись не только знатные путешественники, следовавшие из провинций, но и торговцы из близлежащих деревень, подмастерья ремесленников, объезжавшие окрестные городки в поисках сырья, и искатели лучшей доли и хоть какого заработка, привлеченные в Париж одними и теми же чудесными росказнями и слухами о том, что Сена обретала карамельный вкус, едва только ее воды касались парижских набережных, на деревьях круглый год росли спелые персики, доступные любому не поленившемуся протянуть за ними руку, а на городских площадях сами собой каждое утро появлялись залежи хлеба и перепелов, ну или другой какой снеди, это зависело от вкусов и познаний рассказчиков. Естественно, что из-за наплыва желающих проверить верность этих рассказов собственными глазами, а также из-за спешивших в Париж курьеров, почтовых служб, путешественников, стряпчих и поверенных в делах, дел у караульной службы всегда было не впроворот. Но именно в тот день, когда двум молодым людям случилось получить приказ отправиться из Фонтенбло в Париж, у ворот Сент-Женевьев образовалась немыслимая сутолока. Еще за несколько миль не доезжая до самих ворот, в маленькой деревушке Мержюс начиналась очередь из телег, стоявших на дороге по-видимому не первый час.
Д'Эрланже прикинул в уме, что до первой парижской таверны им не добраться в ближайшие два часа, решил остановиться у постоялого двора. Вытребовав у хозяина таверны воды для себя и для лошадей, Анри Жискар спешился и привалился к плетню, неспешно отхлебывая колодезную холодную воду прямо из кувшина, поданного ему тавернщиком.

- Приготовьте Ваши подорожные и рекомендательные бумаги заранее, господа, если хотите въехать в Париж до темноты. А еще лучше вложите в лапы этих кретинов звонкую монету... портрет короля послужит Вам лучишим пропуском, уж поверьте мне.

- А что за строгости такие с бумагами? - поинтересовался Анри Жискар передавая кувшин с водой спутнику.

- Да вот приехал сегодня маркиз какой-то, капитаном гвардейцев вроде как назвался. Пока я ему лошадь менял, он тут же в таверне встретил старшину караульных, они облюбовали мою таверну, так ведь ни один порядочный человек теперь не задерживается, чтоб им пусто было, разбойникам. Так вот встретились они тут, а я как раз вино нес и услыхал о чем толковали.

- Так и о чем же? - шевалье с самым незаинтересованным видом вложил в ладонь тавернщика несколько монет, которые тот мгновенно оценил на вес и спрятал в кармане фартука.

- Так я о том и говорю, добрый месье, толковали они о том, чтобы усилить охрану ворот и не пропускать никого в город без проверки. А если это всадники, да и с виду такие же важные как вот вы, господа, то чтобы непременно выспрашивали подорожные. Дескать, придворные все нынче в Фонтенбло должны быть, а кто в дороге, так должны от самого короля разрешение иметь.

- Вот как? И что, неужели так мало дворян нынче путешествуют?

- Да не то чтобы мало... вот и нынче сколько карет туда-сюда спешили... да мало ли кому вздумалось бы в Париж приехать. Только задерживали всех и осматривали исправно. Мой малец вон ездил днем с повозкой, лавочку я держу недалеко от Гревской площади. Так ведь все досмотрели. Все до последней соломинки перетряхнули. Ищут кого, не иначе.

- И нашли?

- Не тут то было. Так ведь это не все, господа, - как будто испугавшись, что его слушатели решили продолжить свой путь, тавернщик даже взялся за повод лошади Анри Жискара, - А потом, часа два назад из Барбизона прибыли мушкетеры. А с ними телеги с цыганами... ох, сколько их было! Как будто весь табор махом арестовали. Так вот, господа, когда их то провозили, переполох и случился. Одна телега перевернулась и все кто в ней были врассыпную то как кинулись. Ну, мушкетеры то давай палить, как попало. Двоих подстерлили намертво. Их в другие телеги так и скинули. Остальных всех изловили. Да на поверку то оказалось, что один все равно сбежал. Вот из-за него то у ворот и того строже смотреть стали.

Анри Жискар нахмурился, услыхав о цыганах и побеге. Они пытались обогнать табор еще на пол-пути к Парижу, но ничего не вышло и они только задержались на добрых два часа, заплутав в версальском лесу, а потом попав на постоялый двор, где им пришлось сменить лошадей. У одной из лошадей сбилась подкова, и шевалье подозревал, что не обошлось без злого умысла. Он не сомневался в том, что их пропустят в Париж, ведь он был помощником самого префекта Ла Рейни и имел лучшие подорожные бумаги, которые только можно было обрести на королевской службе. Однако, в его планы не входило, чтобы кто-либо кроме пославшего их в Париж префекта знал о их прибытии.

- Ну что же, раз нам грозит досмотр и задержка, то стоит поспешить, не правда ли, виконт? Держи еще монет. И вот что, ежели хочешь заработать золотой луидор, то оставь для нас лошадей свежих, - и прежде чем подняться в седло, Анри ЖИскар, нагнулся к уху трактирщика и шепнул, - Служба короля, друг мой, не скупится. Только смотри, - он подмигнул вжавшему голову в плечи тавернщику и дружески похлопал его по руке ниже плеча, - Ты никого не видел. И ничего не знаешь. Кто бы тебя не спросил. Ясно?

- Яснее ясного, месье... что же вы сразу то не сказали, - оторопело ответил почтенный тавернщик, не ожидавший, что под личиной приятного молодого человека скрывался служитель закона, хуже того, на службе короля.

- Что скажете, виконт, наши дорожные приключения ничто в сравнении с тем, что готовит нам славный Париж, а? Но нам придется двигаться в обход, чтобы не застрять здесь до ночи. Едемте к сент-антуанским воротам. Нам будет по пути, - предложил Анри Жискар.

Еще не доехав к городским воротам в сент-антунском предместье, они заметили сутолоку на дороге, запруженной подводами и каретами, спешившими попасть в город до темноты. Пеший люд продвигался по обе стороны от застывшей очереди телег карет, всадники старались объехать и тех и других, вызывая сумятицу и недовольство со всех сторон. Д'Эрланже подстегнул коня и пустил его по обочине дороги, рискуя тем, что лошадь либо увязнет в протоптанной после сильных дождей грязи, либо подскользнется и упадет вместе с ним.

- Вперед, виконт! Забудьте о придворных манерах, хоть ненадолго! Здесь народу не меньше, но местные порядки чуток получше, - подбодрил он де Сент-Амана, подозревая, что тот со своими манерами и природной вежливостью застрянет не на один час в общей толчее.

3

Отправлено: 24.04.13 13:33. Заголовок: // Дорога из Парижа ..

// Дорога из Парижа в Фонтенбло. 3 //

Пить хотелось до смерти, но начавший душить его кашель мешал сделать даже два глотка подряд. Предчувствуя, что ледяное купание на постоялом дворе, грозит обойтись ему ангиной, Жан-Люк отстранил поданный ему кувшин с водой и только еще плотнее обмотал шею платком из прекрасных кружев, но к сожалению совершенно никчемным и нисколько не согревавшим его. Он с интересом прислушивался к речи трактирщика, спешившего поделиться с путешественниками последними новостями.

- Досмотр? Шевалье, неужели нам предстоит караульный досмотр? - спросил виконт, когда оба уже были в седлах, - Какая нелепость, право слово... мы дворяне, а не какие-нибудь торговцы...

Он не успел продолжить свою мысль и в дополнение к ней пару советов по тому, как вести себя с бесцеремонной городской гвардией, так как шевалье уже взнуздал жеребца под собой и заставил перейти с легкого аллюра в галоп. Шутливый призыв дЭрланже оставить вежливость и манеры заставили виконта вспыхнуть до корней волос. Как мог он, дворянин вести себя как какой-то форейтор и топтать людей под ногами своей лошади только ради того, чтобы выиграть несколько минут?

- Шевалье, поберегитесь! - вскрикнул Жан-Люк, заметив, как одна из увязжих в грязи телег опасно накренилась прямо перед лошадью его товарища, грозя перевернуться и придавить шевалье всей своей тяжестью. Но было уже поздно, возница, не заметивший, какую опасность представляла собой казавшаяся неглубокой грязевая ямка, залитая водой, подхлестнул костлявую лошадку, едва тащившую непомерно тяжелый для ее сложения груз. Телега задрожала и дернулась, тяжко хрустнула рессора и старое подгнившее в нескольких местах колесо соскочило с оси и весело подпрыгивая по кочкам покатилось в сторону. Телега обрушилась всей тяжестью на бок, едва не затев шедших рядом погонщиков мулов. Однако, шевалье успел уже проехать мимо и к удивлению Жан-Люка не только не пострадал от внезапного инциндента, но и не заметил того, что произошло. Де Сент-Аману только и оставалось, что пришпорить собственную лошадь и догонять дЭрланже, пока тот не успел скрыться из виду.

Вереница спешивших в Париж торговцев, крестьян и мелких буржуа становилась все гуще и плотнее, чем ближе они подъезжали к городским стенам. У самых ворот, толпа превращалась в одну сплошную массу, в которой одинаково застывали и пешие и конные путешественники, облепляя собой кареты и телеги, продвигавшиеся так медлено, что седоки и возницы, соскакивали с них, пытаясь хоть как-то ускорить процесс.

- Приготовить подорожные и разрешения на ввоз товаров! - выкрикивал долговязый стражник в блестящем шлеме, взобравшись на приставленную к стене бочку, по-видимому, конфискованную у торговца, - Те, у кого нет пропусков и бумаг, влево! Те, у кого подорожные и приказы, вправо! Не толкать!

- Служба короля! - выкрикнул незнамо зачем Жан-Люк, почувствовав волнение в груди и в первый раз по-настоящему осознавший значимость своего поручения, - Пропустить! У нас приказ!

- Сюда, господа, - без всякого почтения крикнули ему и виконт попытался направить свою лошадь наперерез всей толпе, - Осторожнее, ноги не передавите... служба короля, - насмешливо прикринул ему другой стражник, наблюдая за маневрами виконта.

4

Отправлено: 27.04.13 13:01. Заголовок: Д'Эрланже едва с..

Д'Эрланже едва сдержал насмешливую ухмылку при виде виконта, пытавшегося проторить себе дорогу наперерез через толпу пеших и погонщиков телег. Служба короля, еще бы... кто еще мог двигаться с такой ужасающе медленой скоростью, как не служба короля. Но, эту мысль шевалье оставил при себе, не следовало указывать на столь явную ошибку молодому виконту, искренне верившему в свое призвание и в священный долг служения королю. Сам же Мотылек прекрасно знал, что для караульных у сент-антуанских ворот существовали собственные приоритеты, имевшие сходное с королевской службой название и только - золотые короля. Только это могло дать им пропуск без препятствий и задержек, чтобы там не утверждали отцы города и магистрат, а любовь к деньгам давно разъела сталь хваленой верности и долга городской стражи. Это было отчасти на руку предприимчивому молодому помощнику префекта, не было необходимости выдавать себя и цель своего прибытия в Париж.

- Ваши бумаги, господа.

Усталый стражник протянул руку к Анри Жискару, безошибочно угадав в нем предводителя маленькой компании, поблекший взгляд серых глаз окинул седельные сумки всадников.

- Что везете, месье?

- Служба, сударь, - ответил д'Эрланже, и мешочек с золотыми портретами короля перекочевал с его пояса в широченную ладонь стражника, - Тут на всех хватит.

- Служба, - кивнул стражник, сузив глаза, заблестевшие при мысленном подсчете монет, набитых в мешочек, - Проезжайте, господа, - кринул он громче, давая понять караульным, что двое молодых господ имели важнейшее предписание быть пропущенными безпрепятственно.

- Вот видите, дорогой друг, служба короля, - насмешливо заметил шевалье под звон подков по вымощенной булыжниками мостовой, - Мы уже в городе. А если бы нам вздумалось представлять бумаги этим лихоимцам, то проторчали бы у ворот до заката.

Чтобы не задержаться в дороге дольше, чем того требовало их дело, Анри Жискар выбрал путь вдоль набережной Сены, не самый прямой, зато лишенный прелести продираться сквозь толпу и обгонять груженые телеги, спешившие к рыночной площади, чтобы занять лучшие места для утренних торгов.
Сена лениво несла свои темные воды, поблескивая серебром и медью в лучах вечернего солнца, обманчивое спокойствие внушали покачивавшие на ее глади чайки и редкие утки. Ехали молча, точнее, молчал шевалье, обдумывая план их возвращения в Фонтенбло, и то, насколько ему удалось сохранить в тайне цель их приезда, и можно ли верить глазам и ушам, не слыша и не замечая за собой никакого преследования. Так ли?

5

Отправлено: 11.05.13 00:41. Заголовок: Магическое слово ..

Магическое слово "служба" вместе с тяжелым кошельком, перекочевавшим из рук дЭрланже в руки стражника, не только отменило досмотр подорожных для путешественников, но и открыло для них ворота в Париж. Жан-Люк был поражен тем, с какой легкостью стражники города соглашались закрыть глаза на то, кто и зачем прибывал в столицу. Будучи идеалистом и романтиком по своей природе виконт полагал, что на службе у короля были только люди чести и слова. Впрочем, стражники у сент-антуанских ворот были наняты отцами города и присягали на верность магистрату.
От размышлений о причинах легкости подкупа де Сент-Амана насмешливая фраза дЭрланже о том, что предъявление бумаг задержало бы их куда дольше.

- А отчего же так, шевалье? - спросил Жан-Люк, выдавая свою дотошность и любознательность, - Разве подпись месье Ла Рейни и мои рекомендательные письма, полученные от самого графа де Сент-Эньяна не достаточное свидетельство для городской гвардии? И к тому же, мы при исполнении приказа.

Брошенный кем-то камень со свистом пронесся мимо его уха и де Сент-Аман обернулся, неловко дернувшись в седле, да так, что едва не вылетел из седла. Чертыхнувшись, он перебрал повод своего коня и натянул его, намереваясь выяснить, откуда прилетел запущенный в него камень.

- Эй, Мотылек! Смотри-ка, заважничал как! - послышался окрик из подворотни и на дороге позади де Сент-Амана и дЭрланже показалась длинная тень, - С большими шишками дружбу водишь, а?

- Сударь, Вам лучше обратить на это внимание, - теряя самообладание воскликнул виконт, ему было невдомек, отчего его спутника назвали каким-то странным именем больше похожим на прозвище одного из парижских босоногих сорви-голов, - Этот малый кажется желает говорить с Вами, явно что не со мной.

- Твой приятель прав, Мотылек. Не томи себя жаждой и дай коняжке передохнуть, таверна папаши здесь за уголом. Я подсяду к твоему столу.

Это становилось все более интересным, незнакомец не только имел наглость запустить камнем в голову помощника префекта полиции и его спутника, но и приказывал им остановиться. Виконт поднял хлыст над головой. Кажется, он готов был ударить оборванца, если бы тот показался из своего укрытия, но тот благоразумно оставался в тени, и только по неприятному грубому смешку де Сент-Аман понял, что его угроза ничего не значила в глазах парижского отребья.

- Опустите свой хлыст, месье. У меня нет до Вас дела. И лучше бы не возникало, - в голосе тени, как теперь мысленно назвал незнакомца Жан-Люк, слышалась изрядная доля издевки. Возможно это остановило бы более опытного человека, но молодой дворянин был только раззадорен еще больше и решил не упускать случая проучить непочтительного наглеца. Он развернул коня и направил его прямо к подворотне, пристально вглядываясь в тень, чтобы рассмотреть того, кто прятался там. Но к его разочарованию он услышал только стук деревянных каблуков по булыжникам мостовой и грубый смех удалявшегося от них человека, - Свидемся у папаши! Поспеши, Мотылек!

- Что это значит, месье? - срывающимся от смешанного чувства задетой гордости и гнева спросил де Сент-Аман у шевалье, заставляя коня под собой протанцевать на месте, разворачиваясь вокруг себя, - Вы знаете этого человека? У нас нет времени на старых дружков, сударь. Мы должны поспешить, Вы же сами говорили, что приказ господина префекта не терпит отлагательств. Мы должны немедлено ехать в Лувр!

6

Отправлено: 12.05.13 00:37. Заголовок: Подпись месье Ла Рей..

Подпись месье Ла Рейни задержала бы их по меньшей мере на пол-часа всего лишь для установления подлинности документа, пока им не пришло бы в головы опять-таки та же идея с откупом. К тому же, Анри Жискар был уверен, что с городских ворот не спускали глаза соглядатаи, которых заинтересовали бы личности двух молодых людей, явившихся в Париж с приказом, подписанным самим префектом.

- Дорогой мой виконт, в таком случае нам даже не пришлось бы трубить в фанфары и выкликать на каждой площади, что мы прибыли в Париж по чрезвычайному приказу строжайшей секретности. Нам было приказано приехать без шума и без шума вернуться назад, что я и собираюсь сделать, - ответил шевалье, не слишком радуясь теме разговора, выбранной его спутником. Виконт начинал казаться ему слишком дотошным и любопытным, к тому же и слишком правильным. Этот нарвется еще, - подумал про себя шевалье, вспоминая, как де Сент-Аман едва не выдал их, горделиво заявив - "Служба короля", в Париже вольный народ не слишком жалует эти два слова вместе, особенно когда от исполнителей королевской службы попахивает полицейскими приказами.

- Черт... - пробормотал про себя шевалье, услыхав за спиной знакомый голос, он хотел проехать мимо знакомого с юных лет проулка скорее, надеясь, что не обратит на себя внимания "воробушков" Слепого Тэо, обыкновенно стерегущих в подворотнях особняков.

- Не обращайте внимания, виконт... обыкновенный уличный обованец... это один из мальчишек-босяков, охотящихся за легкой монетой, - крикнул Анри Жискар, не оборачиваясь, и хотел уже пришпорить своего коня, когда голос, окрикивавший его, от насмешек перешел к приказам и легкая тень угрозы разоблачения помощника префекта мелькнула и тут же исчезла, как будто и не было никого в тени ворот неизвестного дЭрланже особняка. Да нет же, была. По лицу виконта де Сент-Амана было видно, что на этот раз его любопытство было задето за живое и простыми отговорками не обойтись. К тому же, "воробей" намекнул на какие-то дела, а что если у него есть сведения, которые он захочет продать человеку префекта? Знавший имя Дени Мотылька, мог наверняка знать и то, кем он стал и на чьей службе состоял. Не обращать на это внимания было бы по меньшей мере глупостью. Но и открыто показывать виконту, что он связан с воровским миром Парижа, не следовало... нет, если только...

- Это мой агент, виконт, - серьезно ответил Анри Жискар, разворачивая своего коня в обратную сторону, - И господин префект не будет доволен, если я упущу важные для него сведения из-за неуместной суеты. Едемте. Трактир папаши Мекано недалеко отсюда. Наши лошади все равно едва не падают от усталости, если мы въедем в Лувр на таких доходягах, это вызовет куда больше вопросов, поверьте.

Ругая себя и еще больше неизвестного соглядатая, успевшего заметить его возвращение в Париж, дЭрланже зло щелкал плетью по боку ни в чем не повинного животного, послушно мчавшего его в сторону нетихого местечка у Сент-Антуанских ворот под лихой вывеской "Боевой Петух". Мекано знавал Эрланже еще и тогда, когда тот был всего лишь Дени Мотыльком, воришкой и сорви-головой, одним из многочисленной стаи воробушков Слепого Тэо. Покуда не попался на краже... подстава, подстроенная Никола Габриэлем де Ла Рейни едва не стоила ему пожизненного труда на благо короля и Франции в каменоломнях.

- Это здесь, виконт. Да не дуйтесь Вы, право слово. Считайте, что я познакомлю Вас с другой стороной столичной жизни, как знать, может быть это сгодится Вам в Вашей карьере, - подбодрил Анри Жискар своего спутника.

Когда его ноги коснулись твердой земли, дЭрланже почувствовал всю тяжесть усталости от трехчасовой скачки во весь опор, вопросом еще было, сумеет ли он уговорить себя подняться со скамьи и не опрокинуться навзничь, чтобы выспаться крепчайшим сном.

- Трактирщик! Вина, сыру... ветчины! - уловив недоумевающий и почти испуганный взгляд виконта, более похожего на молодого служку из монастыря, впервые ступившего на порог "злачной обители греха и порока", шевалье ухмыльнулся и насмешливо добавил, - Девок не зови, времени нет!

Проходя мимо стойки, Анри Жискар кинул на столешницу несколько монет и поймав заинтересованный взгляд Мекано, добавил к блестевшей в свете тускло коптящих лам кучке медяков луидор со слегка спиленным краешком.

- Служба зовет, - бросил он мимоходом и направился в дальний угол, где стоял не занятый никем стол.

7

Отправлено: 12.05.13 20:56. Заголовок: Дела в таверне "..

Дела в таверне "Боевой Петух" шли кое-как с того самого времени, как королевский двор покинул Париж. И мудрено ли, ведь следом за королем и его двором в Фонтенбло перекочевали сразу обе мушкетерские роты, вся швейцарская гвардия и уж конечно же дворянская сотня, которые хоть и были горазды разве что пить из рога да бузить, задирая мушкетеров и гвардейцев из городской стражи, но прибытку доставляли немало. Вместе с вельможным людом в Фонтенбло отбыла и армия лакеев, конюхов, камердинеров, ремесленников всякого дела, и тех, кого обыкновенно принимали в хозяйских покоях для личных заказов, и тех, кто далее прихожей и людской ни ногой не ступали. А уж затем в сторону нового королевского поселения перекочевали и парижские оборванцы, жулье да ворье из тех, кто промышлял на дорогах, что помельче да в придорожных трактирах. Безобидный народец для всякого, кто умел обращаться со шпагой или пистолетом, наживавшийся по большей мере на мелочах, ради которых настоящий Человек в Париже и не моргнул бы.
Но странным и нелепым было то, что в тот же самый день из Парижа выехал целый табор цыган, в одночасье снявшись с обжитой годами стоянки, за право владения которой немало клинков было сломано о ребра цыган из враждующих между собой банд.
Сент-Антуанское предместье разом затихло и опустело, став непохожим на себя самое всего за три дня. И если бы только то! Старый тавернщик, известный и средь простого люда и людям повыше и поблагороднее по своему прозвищу папаша Мекано, сетовал на городских стражников, которые то ли от скуки то ли от интереса полиции заглядывали к нему в таверну едва не по четыре раза на день. А кроме этой, прости господи, клиентуры, других и не водилось почти. Потому, Мекано рад был любому входящему и едва ли не сам бежал впереди забредшего на огонек гостя, чтобы смахнуть несуществующие пятна вина или сала с лучшего по его словам столика. А уж как обрадовался почтенный хозяин завидев же в дверях таверны двух господ, одетых хоть и в дорожное платье, но не провинциальное, устаревшее, по которому Мекано вмиг признавал искателей придворных милостей мелких дворян, с особенной тяжестью на сердце расстававшихся с немногими монетами, затерявшимися в их карманах.

- Прошу, господа! Милости прошу! - закричал Мекано, едва только нога первого мужчины переступила порог его таверны, - Вот и столик для Вас... сейчас же... да если желаете, то и сами выберите.

Он успел заметить, как быстро и по-свойски оглядел зал этот молодчик, ведший себя так, словно заглянул к себе домой после долгой отлучки.

- Не может быть! - раззявила рот Жаннена, глядя на статную фигуру молодого человека, - Да это же наш Дени-Мотылек!

- Молчи, старая, с чего ты это взяла? Наш Дени давно уже рожу себе коптит на солнышке на галерах... али в каменоломнях, куда его черт послал, отуда ж нам знать теперь, - прикрикнул на свояченницу Мекано, вращая глазами и стараясь предупредить неуместные расспросы, - Давай-ка лучше вертел сооруди... да суп на огонь... что там еще. За вином сам спущусь. Этим господам только лучшего надобно. Да стой здесь. Нечего тебе соваться.

- Ты то много знаешь, где наш Дени теперь, - огрызнулась Жаннена, но все-таки послушно принялась раздувать огонь в очаге, чтобы поставить вертел с насаженным на него гусем, - А я б его признала даже из тыщи таких как он. Да хоть бы и в таком платье... богатое оно, да ведь не скроешь, - бормотала она уже обращаясь к самой себе.

- А что девок то не звать? - на веселой ноте папаша подскочил к столику, выбранному молодыми господами, и одним махом смел с него невидимую пыль, чтобы их превосходительствам удобнее было. Медяки, брошенные на стойку щедрым жестом благородного посетителя, уже позвякивали в кармане фартука папаши, вместе с золотым, который Мекано приметил особенно, но решил и виду не подавать, что узнал, покуда у благородий не было вопросов к нему, а ну кто их знает, какая нелегкая занесла их в сент-антуанское предместье, да и кто мог поручиться, что особенный луидор не оказался у них по случаю.

- А ведь славные девушки то у нас, нет нет, господа, мы тех, что на Новом Мосту промышляют и не пускаем сюда. Зачем же. У нас только добропорядочные и красавицы. Мадлон! Мадлон, говорю! Поди сюда, детка. А поиграй-ка господам, как ты умеешь, на бренчалке твоей. Зря что ли плачу тебе. Пусть потешатся. Цыганских скрипок то у нас в заведении нету, убыли все цыгане. А что до времени, так его-то завсегда не бывает, месье, дык что ж с того, и на пять минут можно на прехорошенькое личико отвлечься. А моя хозяйка уже и жаркое поставила. Гусь только вчера по двору шнырял. А как откормлен! Да я таких же как он и к самому месье Вателю на прошлые праздники поставлял. А нынче вот не случилось. Двор отбыл как есть все... и никого Вы уже не застанете, коли в Лувр путь держите, - с намеком, что господа могли бы остаться и подольше закончил свою привественную речь Мекано и наконец оставил молодых людей в покое, заметив в дверях таверны еще одного посетителя.

Он отошел от стола, про себя соображая, как и когда могло случиться, что один из воробушков Слепого Тэо, попавшись на краже, не пошел осужденным на галеры или в каменоломни на вечное искупление грехов своих, а сделался вельможей. Хотя Мотылек и не обнаружил ничем свое происхождение или то, что знаком был с порядками таверны и с самим Мекано, папаша узнал его враз. Да и мудрено ли, много ли встретишь обладателей таких же огненнорыжих шевелюр. Значит, верно было то, что слух прошел среди Человеков, будто бы у парижского префекта в помощниках затесался один из ихних... кто же он теперь, ихний или нет?

- Тебе чего? - нелюбезно и совсем не гостеприимно спросил Мекано вошедшего в таверну нищего, - Слепой прислал али просить чего хочешь?

- Слепой послал. Мне дело есть, - ответил нищий и поковылял прямиком к столику, за которым устроились только что пришедшие в таверну господа.

8

Отправлено: 18.05.13 00:51. Заголовок: Агент? Вот оно, начи..

Агент? Вот оно, начинается! О волнения у Жан-Люка даже не нашлось слов, чтобы достойно ответить на не слишком вежливый выпад Тени, как он успел прозвать незримого агента префекта полиции. В том, что это был именно осведомитель из Тайной Канцелярии, виконт нисколько не сомневался, ему и в голову не приходило, что полиция могла прибегнуть к услугам самих обитателей Дворов Чудес вместо того, чтобы внедрять в их ряды своих переодетых агентов. В воображении де Сент-Амана уже нарисовался образ бесстрашного и находчивого агента, непременно с черной повязкой на левом глазу и страшным шрамом через всю правую щеку. Без сомнения, в этот образ закрались все обширные познания молодого человека о тайных сыщиках, которые по его разумению должны были походить на корсаров, служивших под своими пиратскими флагами королю Франции.

В таверне, куда их позвал Тень, де Сент-Аману не слишком понравилось, точнее, вовсе не нравилось с первого же шага. Ему сразу же показалось, что кучка оборванцев, собравшихся за длинным столом в центре обеденного зала, пристально следили за ними с того самого момента, как они переступили порог таверны. Точнее за их карманами, да да, в этом виконт уже нисколько не сомневался.

Не смотря на заявление д'Эрланже, что у них не было времени "на девок", как только они расположились на жестких деревянных скамьях за столом, приютившимся в самом темном углу, к ним подплыли две красотки, вида такой сомнительной добродетели, что де Сент-Аман невольно похлопал себя по поясу, проверяя, висел ли там еще кошель. Живые карие глаза одной из девиц зыркнули в его сторону, как будто угадав по движению руки виконта, чего тот опасался.

- Не бойся, красавчик, за поговорить денег не берем. А развлечь дорогих гостей папаши Мекано наш долг, впрочем, иногда и приятный, если компания подходящая.

- Угостишь девушек вином, милый? - спросила ее товарка, обворожительно усмехнувшись, если так можно было назвать откровенно зазывающую улыбку, и подсела на колени к д'Эрланже.

Опешив от близости легкодоступных матрон древнейшей из известных истории профессий, Жан-Люк поспешил подвинуться к стене, чтобы освободить место. Красотка рассмеялась на удивление мелодичным и звонким смехом. Виконт покраснел, подумав о том, что услышь он ее смех в залах королевского дворца, то ни за что бы не отличил от любой из придворных дам. Мадлон, так назвал девицу старик-тавернщик, беззлобный малый, как показалось виконту, но с хитроватыми блеклыми глазками, держала в руках лютню, что немало удивило виконта.
Не успела Мадлон коснуться струн, как возле стола выросла тень человека, невзрачного на вид, опиравшегося одной рукой на клюку. Его руки и ноги тряслись, как будто от озноба или беспробудного многолетнего пьянства. По первости Жан-Люк хотел было отмахнуться от нищего и послать его собирать гроши и крохи со столов других посетителей таверны, но калека заговорил с его спутником и звук его голос заставил виконта промолчать. Он с удивлением разглядывал того, кому приписал образ бесстрашного Сорви Головы на службе у короны, ни одной чертой не походившего на то, каким он себе вообразил его.

- Сгинь, - коротко приказал Тень и обе девицы тут же послушно отошли от стола, обратив свое нерастраченное обаяние на других посетителей таверны.

- Разговор к тебе есть, Мотылек, - сказал нищий и не дожидаясь приглашения занял место напротив шевалье, заставив де Сент-Амана едва ли не вжаться в угол, - Друг твой надежен? Или лучше ему прогуляться покуда мы покалякаем?

Вспыхнув от мысли, что ему могли не доверять, Жан-Люк открыл было рот, чтобы возразить, но от волнения сумел выдавить из себя только невнятное: - Я останусь, и облокотился спиной о стену, скрестив руки на груди.

- Ну да, пусть его, - кивнул нищий, даже не поворачивая головы, - К делу. Слепой давно искал тебя. Есть у него дело до твоего головы. Глянь вот, знакомо это тебе? - он вытащил из своей хламиды сверток и положил на стол между собой и дЭрланже, - Видел такие? - он развернул холстину и на засаленном почерневшем дереве блеснули золотые монетки, - Я за свои лета немного золота в руках то держал. Но кое-что смыслю. Пистоль от луидора отличить смогу. Но эти то... глянь вон, разве на деньгах наихристианнейших королей станут такое чеканить? - он ткнул крючковатым тонким пальцем в отчеканенный знак полумесяца с узорами вроде вьюнков или преплетающихся арабесок по ободку монеты.

9

Отправлено: 02.06.13 22:55. Заголовок: - А что девок то не ..

- А что девок то не звать? А ведь славные девушки то у нас, нет нет, господа, мы тех, что на Новом Мосту промышляют и не пускаем сюда. Зачем же. У нас только добропорядочные и красавицы. Мадлон! Мадлон, говорю!

- Не звать! - Анри Жискар с силой хлопнул по тому самому месту, где только что прошлась грязная тряпка Мекано, поспешно вытиравшего стол для новых посетителей, - Дело есть у меня. Не мельтеши здесь. И девок своих...

Встретив унылым взглядом девицу, смело подсевшую к нему на колени, шевалье подкинул на протянутую к самой его щеке ладонь пару монеток и отмахнулся от путаны как от назойливой мухи.

- Угостись сама, дорогуша... пусть папаша нальет тебе. Моя компания не для твоего носа будет, - заметил он, почувствовав крепкий запах табака, пота и уличных нечистот, - Побереги свой нос, дорогуша.

Девицы ушли, не слишком довольные той жалкой подачкой, которой одарил их Мотылек, явно расчитывая на то, чтобы вернуться к молодым путешественникам немного погодя. Взгляды, которые они украдкой кидали в сторону угла, занятого шевалье и виконтом, могли бы обмануть неопытного путешественника, с легкостью готового расстаться с несколькими экю ради парижских красавиц. Но Анри Жискар насторожился, заметив на себе столь пристальное внимание. Нет, не до кошелька его было дело у тех девиц... вряд ли они разглядели бы в нем богатого дворянина, не получи они наводку. Только от кого? Мекано успел что ли сболтнуть? Или кто-то успел подсадить этих кумушек в таверну еще до того, как они успели приехать?

- Садись и говори, зачем позвал, - приказал дЭрланже нищему, брезгливо указав на дальний от себя угол, - Что еще за подарки от Слепого? - спросил он разглядывая при тусклых отсветах догоравшей свечи монетки, разложенные на столе, - Это драхмы... или как их называют. Ими венецианцы бывает расплачиваются... чеканят их вроде бы турки. Или кто там из басурман? Виконт, а Вам такие монеты не попадались? - и дЭрланже протянул одну из монеток де Сент-Аману, больше ради того, чтобы привлечь внимание рассеянного молодого человека, с подозрительным для простого путешественника видом разглядывавшего заседавших в таверне бедолаг и выпивох, - Что скажете? Видали такие?

10

Отправлено: 14.06.13 22:43. Заголовок: Жан-Люк не скрывая л..

Жан-Люк не скрывая любопытства привстал над столом и взглянул на монетки, выложенные нищим. Они и в самом деле не были похожи ни на испанские дублоны или пистоли, ни на луидоры, ни даже на виденные им в доме отца венецианские цехины. Геометрически правильные орнаменты увенчивал полумесяц, наклоненный влево, совсем такой как...

- Бог ты мой... да я же видел этот знак. Это мусульманский полумесяц. Мой отец служил послом в Сирии, оттуда он привез несколько диковинок. И в том числе была и книга...

- Попридержите лошадей, молодой человек, - требовательным голосом прервал виконта нищий, - Какой посол? Кто его отец, Мотылек?

- Мой отец? Сударь, Вы говорите с виконтом де Сент-Аманом. Мой отец, граф де Сент-Аман состоял на королевской дипломатической службе двадцать с лишним лет. Не Вам задавать мне вопросы, месье!

Он сел на скамью и демонстративно скрестил руки на груди, это шевалье привел его сюда, вот пусть он и выпутывается. Гнев всколыхнувшийся в груди Жан-Люка, успел так же быстро остыть, как и разгорелся, ему стало стыдно за собственную запальчивость. С чего вдруг ему объяснять первому встречному, кто он и кто его отец? И отчего шевалье д'Эрланже продолжал беседу с наглым нищебродом, как ни в чем не бывало? Как будто они были знакомы вечность, или по меньшей мере пол-жизни.

- Имя твоего друга напоминает мне место одно в Париже. Оттуда и денежка эта. Особняк де Сент-Амана. Вот и объясни ему, за каким чертом я тут выспрашиваю обо всем. А голове твоему передай, что с нас за утопленников спросу нет. И покражи детей и девиц не наших рук дело. Этими вот монетами платят за них.

- Что он такое говорит, шевалье? Причем здесь особняк моего отца? - не понимающе спросил виконт, когда нищий кряхтя поднялся со скамьи и проковылял прочь из таверны, - Ради бога, объясните мне, о чем он только что говорил? Говорите же!

В словах нищего виконт слышал не столько оскорбление, сколько угрозу своему отцу, а стало быть и ему. Какие темные дела могли быть привязаны к их дому и какую роль в них играл его отец?

- Не может этого быть, не может. Слышите? Граф человек чести, он предан королю и не преступит закон даже под страхом полного разорения и уничтожения семьи. Я это знаю. Ручаюсь Вам. Отчего Вы слушаете всякий сброд, сударь? Разве нам не было велено ехать в архив и после того тотчас же вернуться в Фонтенбло? - выпалил в запальчивости де Сент-Аман, - Мы должны немедлено ехать дальше, месье. Или... или я поеду один.

11

Отправлено: 16.06.13 20:53. Заголовок: На столе перед ним т..

На столе перед ним тускло поблескивали несколько золотых монет, изрядно потертых и потускневших, видимо из-за долгого кочевания из рук в руки. Анри Жискар протянул руку, что рассмотреть поближе одну из монет, а его спутник вдруг проявил неожиданные познания в области восточных диковинок. ДЭрланже молча отстранился от стола и откинулся на стену, безучастно наблюдая за разговором человека, посланного к нему самим Слепцом и виконта.

- Какой посол? Кто его отец, Мотылек?

Дернула же нелегкая этого светского болтуна распускать язык о своем отце! ДЭрланже не успел и бровью повести, как виконт успел выложить первому встречному не только собственную подноготную, но и имя и прежние заслуги своего отца. Щекотливая ситуация могла привести к непоправимым последствиям, это Мотылек почувствовал скорее затылочной частью и собственной интуицией, нежели из разговора. Он и понятия не имел, с кем был связан отец виконта и чем был знамент особняк де Сент-Аманов среди воровского мира. Но ему было достаточно услышать угрожающие нотки в голосе бродяги и перехватить опасливый взгляд, который тот бросил в сторону стойки, где поджидал указаний или свежих новостей папаша Мекано.

- Я передам, - быстро ответил дЭрланже, понимая, что не было смысла отрицать свою связь с префектом полиции, коли сам Тэо знавал об этом и успевал получать новости о его передвижениях настолько быстро, что прислал своего человека на встречу, не успел Мотылек впорхнуть в Париж.

Когда бродяга ушел, Анри Жискар молча вынул из кармана несколько медяков и бросил их на стол рядом с кружками плохонького вина, поставленного им щедротами Мекано. Он подержал на ладони одну монетку, всматриваясь в очертания вычеканенного на ней профиля короля. Странное и запутанное дело, то, что сначала показалось ему простыми разбирательствами между парижскими бандами, обретало более мрачные краски и к тому же еще менее явные очертания.

- Успокойтесь, виконт. Сейчас не время. Запомните одну важную вещь, не только у месье префекта есть агенты на жаловании. У каждого парижского головы также имеются свои осведомители и доносчики. Они уже знают о том, что мы с Вами приехали в Париж. Подумайте об этом. Если знает главарь одной шайки, то отчего бы не знать и другим, а? Тихо, тихо, виконт. Спокойно, - шевалье с силой надавил на руку де Сент-Амана, удерживая его на месте, - Сейчас мы выйдем из таверны и отправимся к Лувру, - заговорил он тихим шепотом, наклонив голову, - Будьте внимательны, виконт. За нами следят. А после того, как Вы вовсеуслышанье объявили о своем имени и происхождении, за Вами будут следить втрое. Не забывайте, у нас есть важное поручение. И как знать, сколько золота готовы заплатить за искомые нами документы те, кому перешел дорогу этот шевалье Ла Валетт. Спокойнее, виконт. Я не имею на уме и на сердце осуждать Вас и делать скоропалительные выводы о причастности Вашего отца к преступлениям, творимым в Париже. Сейчас мы об этом не станем говорить. У нас достанет на то времени на обратной дороге в Фонтенбло.

Хлопнув по столу, Анри Жискар кивнул головой виконту и показал на выход. Он поднялся и пошел первым, на ходу поправляя перевязь так, чтобы в случае необходимости в одно мгновение выхватить шпагу из ножен. Проходя мимо стойки, он мельком глянул в сторону Мекано и так, чтобы виконт не заметил того, подмигнул Жанене, помешивавшей суп в котле. Свояченница трактирщика одарила молодого человека почти материнский улыбкой и украдкой смахнула слезинку с уголка глаза. Лук, которым она щедро заправила свое варево, наверное вызвал непрошенные слезы... скорее всего так и было, успокаивал себя Мотылек, сожалея о том, что не мог по-свойски, как в былое время, поздороваться с Мекано и Жаненой.

- Ваши лошади, судари... что же Вы так скоро то? - спросил конюх, подводя дЭрланже его скакуна, лениво поглядывавшего в сторону уютного денника в трактирной конюшне, - Отдохнуть бы лошадкам то... да и Вам бы не мешало, сударь.

- Мешает, ох как мешает, - ответил Анри Жискар, бросая монетки конюху, - Попридержи для нас денники... а может и в самом деле заедем передохнуть.

- А то как же, месье... у нас всегда есть местечко... для любого мотылька, что залетит на огонек к Мекано, - конюх поймал монетки широченной ладонью и запанибратски подсадил шевалье в седло, - Для своих всегда местечки найдутся.

12

Отправлено: 17.06.13 22:55. Заголовок: Будь они в привычной..

Будь они в привычной для Жан-Люка обстановке в том же Фонтенбло или в архивных залах Лувра, виконт оставался бы в рамках своей обычной сдержанности. Но в пропахшей копотью гарью и ввезенным из Голландских портов курительным зельем таверне, где как ему казалось всем было дело до них и все старались улучить удобный момент, чтобы напасть, де Сент-Аман чувствовал себя взаперти. Нет, хуже того, загнанным в клетку с оголодавшими разъяренными волками, готовыми наброситься на него. Он говорил с шевалье голосом, срывающимся от остатков гнева и нараставшего волнения на крик.

- Не успокаивайте меня, сударь! Кто Вы такой, чтобы вот так запросто перечеркивать значение имени и чести моего отца? Да знаете ли Вы, что род де Сент-Аманов настолько же древний, как род пращуров нашего короля, Капетингов? Мои предки в семи поколениях были приближенным королей. А кто, кто были Вы? Как смеете Вы даже в мыслях судить о том, было или не было что-то совершено моим отцом? Как можете Вы спокойно выслушивать оскорбления этого человека?

Спокойствие и пренебрежение условностями не только дворянского этикета, но и простыми правилами вежливости выводило виконта из себя еще больше. Он не собирался молчать и ждать более удобного для объяснений времени. Поспешность в действиях и тоне дЭрланже воспринимались им уже как личное оскробление, он слышал только отдельные отрывочные слова шевалье, не связывая их ни с целью их приезда в Париж, ни с расследованием появления при дворе таинственного испанского идальга. Все, что доходило до его слуха было только то, что у заносчивого и невероятно какими заслугами вознесенного в высшее общество шевалье не доставало времени или храбрости взглянуть в глаза виконта и ответить на его вопросы.

- Нам не мешает поговорить начистоту, сударь, - грозно сказал де Сент-Аман, сам не узнавая собственный голос, он перехватил повод коня и удержал его, не давая лошади двигаться вперед, - Что значат, эти сведения? Да кто такие эти нищие и слепые, смеющие обвинять благородных дворян в темных делах, в которых сами замешаны по локоть? Кто Вы такой, сударь? Отчего Вас так хорошо знают даже в таком отхожем месье как эта таверна? Вы немедлено ответите мне или нам с Вами придется скрестить шпаги для выяснения более существенного вопроса. Насколько Вы цените свою честь, месье, коль так запросто отмахиваетесь от вопросов чести другого дворянина?

- Ого, да тут кажется драка назревает, - насмешливо крикнул конюх и тут же вокруг него собралась стайка мальчишек помощников, жаждущих поглазеть на то как благородные господа будут решать меж собой кто прав, а кто правее, - Вы бы господа ехали отсель по добру по здорову, неровен час, как городская стража нагрянет. Они здесь как раз вечерами заглядывают на кружку вина.

- Мы поговорим об этом, сударь, - процедил сквозь зубы де Сент-Аман, которого вовсе не остудили насмешки простолюдина, но напротив распалили еще больше. Однако, нельзя было пренебрегать советом, данным конюхом. Если бы городская стража застала их с поличным на месте дуэли, то кроме всего прочего раскрылась бы и причина поединка, а этого виконт желал менее всего, - Едемте. Черт возьми, - он подскочил вверх, держась за седло своего коня, промахнулся ногой и под дружный хохот и улюлюканье сорванцов с третьей попытки вскочил в седло и с силой пришпорил бока бедного животного.

13

Отправлено: 25.06.13 01:02. Заголовок: Давняя привычка молч..

http://img-fotki.yandex.ru/get/66745/56879152.45a/0_1196ac_8852c3c6_orig.png

Давняя привычка молча переносить насмешки и ругательства как оказалось не всегда выручала Мотылька. Чем больше он молчал, полагаясь на резонное мышление виконта, тем больше тот распалялся, делая из несказанных Анри Жискаром слов далеко идущие выводы.

Смешки мальчишек, сбежавшихся невесть откуда во двор, чтобы поглазеть на то, как благородные господа будут драться, и издевательские реплики конюха, возымели действие на виконта. Импульсивно взмахнув плетью, де Сент-Аман первым выехал на улицу. Мотылек последовал за ним после того, как кинул несколько юным зевакам и перекинулся насмешливым взглядом с выглянувшим из дверей своего трактира папашей Мекано.

- Услышимся! - крикнул дЭрланже и приложил два пальца к виску, как будто отдавая честь трактирщику и его славному заведению.

На самом же деле это был знак старику Мекано, чтобы он послал "глаза" следом за нам, чтобы при случае можно было послать с ним более внятную весточку для папаши и Жаннены, с которой Мотыльку так и не удалось перекинуться ни единым словечком.

У луврских ворот шевалье пустил своего коня наперерез де Сент-Аману, заставив его остановиться.

- Виконт, Вы принимаете все слишком близко к сердцу. Мне не нравится ни тон, которым Вы требовали объяснений. Ни тем более Ваши намерения довести это недоразумение до вражды. Кажется, Вы вознамерились вызвать меня на дуэль, месье? Я не прочь дать Вам возможность выплеснуть свою обиду в поединке. Но Вы должны помнить, что покуда мы не выполнили возложенную на нас миссию, мы сами, наши шпаги и наши жизни принадлежат королю и службе Его Величеству. И все же, я считаю своим долгом прежде чем Вы решите продолжать ли считать меня своим врагом и обидчиком, ответить Вам. Соблаговолите спешиться, чтобы выслушать меня. То что я скажу Вам, не предназначено ни для чьих ушей. Поэтому я предлагаю отдать наших лошадей стражникам, а самим пройтись немного. Дело терпит небольшой отстрочки. А Ваша честь, судя по всему, нет.

Подав сначала дорожные грамоты начальнику дворцового караула лейтенанта швейцарской гвардии барона Кранца, шевалье обмолвился с ним несколькими словами. Тут же по знаку барона слуги из дворцовой конюшни увели лошадей прибывших эмиссаров префекта полиции. ДЭрланже указал виконту на широкий внтуренний двор и пошел вперед, весело подталкивая носком сапога камешки, попадавшиеся ему на пути. Казалось, он не был озабочен решительно ничем, кроме разве что висевшей на плече дорожной сумки с кожаной папкой для документов.

- Слушайте, виконт. Я не обязан говорить с Вами об этом, но поверьте, мне не нужно объяснять понятия доверия близким людям. Семье. То, что Вы услышали имя Вашего отца из разговора с бродягой, не случайность. Увы нет. Но прежде чем я продолжу, я хочу, чтобы Вы дали мне слово дворянина, что не станете посвящать в этот разговор самого графа. И вообще, Вы никому не должны говорить об этом ни слова. Поверьте, это может привести Вас и Вашу семье к совершенно нежелательным вещам.

Для человека не знакомого с шевалье перемена в его лице и голосе могла бы показаться невозможной. Всего лишь мгновение назад это был другой человек из другой жизни. Но теперь в ярких глазах молодого помощника префекта появился холодок, а лицо его словно заострилось и сделалось жесче.

- У месье префекта уже давно были очень веские основания для того, чтобы испросить королевское дозволение для того, чтобы вести слежку за некоторыми из гостей, которых принимает граф в своем особняке. Вам должно быть не приходило в голову, что связи Вашего отца при дворе и в дипломатическом корпусе Его Величества были интересны не только как предмет для салонных бесед, но и для весьма специфических услуг. В том числе, доходило до просьб уговорить интенданта дорог не устраивать досмотр на некоторые грузы, которые проходили через Францию. Этот человек, с которым мы говорили в таверне, один из соглядатаев Ла Рейни. Он очень рисковал, встречаясь со мной в таком людном месте. Ведь стоит кому-то узнать, что это агент Ла Рейни и уже завтра мы найдем его тело в мертвецкой Шатле.

Мотылек решил, что лучше, чем не говорить ничего и тем самым спровоцировать вражду с виконтом, рассказать ему частично правду. Недоговоренные факты нельзя счесть за ложь, а значит, в будущем, если дело дойдет до ареста графа де Сент-Амана, виконту не в чем будет упрекать шевалье, дЭрланже мог и не знать всех фактов.

- Вобщем-то, это все, виконт. И теперь, если Вы все еще видите во мне обидчика Вашей чести, то я повторяю, я буду рад ответить на Ваш вызов в любое время, когда не буду занят на службе Его Величеству.

14

Отправлено: 27.06.13 21:25. Заголовок: Жан-Люк молчал. Пока..

Жан-Люк молчал. Пока они доехали до Лувра, он успел остыть от первого взрыва гнева и даже пожалел о сорвавшейся с его уст угрозе вызвать шевалье на дуэль. Какими бы чудовищными не были намеки грязного нищего попрошайки, совесть и честь виконта возопили против того, чтобы вовлекать в эту грязь шевалье, показавшего себя исключительно заслуживавшим доверие. Наивность виконта конечно же была готова видеть ореол святости над головой любого, кто заявил бы ему, что не имел помыслов иных нежели служба королю. И до сей поры у этого его отношения не было никаких "но" и никаких исключений. А может зря он так вспылил? Может, обидел шевалье и впустую? Нет, Жан-Люк не боялся скрестить шпаги с дЭрланже, хотя и подозревал, что помощник префекта был более искуссным и опытным фехтовальщиком, нежели он сам. Молодого де Сент-Амана страшило то, что из-за собственной несдержанности он и впрямь едва не поставил под удар возложенную на них миссию. И, что тревожило его совесть еще больше, он только что нанес оскорбление дворянину, а подобное не могло не остаться пятном и на его собственной чести.

Именно вследствии такой перемены в мыслях и в настроении, де Сент-Аман молча выслушал урезонивающие речи и без возражений согласился пройтись с шевалье.

- Я готов ответить за каждое брошенное мной обвинение, - хрипло проговорил Жан-Люк.

Он наклонил голову, потом резко вздернул ее вверх и распрямил плечи, он сожалел о собственной запальчивости, но не желал выглядеть школяром, только что приструненным строгим наставником.

- Я даю Вам слово, что все, что прозвучало в таверне, и все, что Вы намерены рассказать мне сейчас, я оставлю при себе. Но объясните мне наконец, что это за угрозы? И в чем собственно замешан мой отец? Это все бывшие дела моего отца? Я понимаю.

Вынужденный тоном и взглядом шевалье выслушать его до конца, виконт снова опустил голову и вперил свой взор вниз, бессмысленно разглядывая мраморную крошку рассыпанную на садовых дорожках внутреннего двора Лувра.

- Я удовлетворен Вашими объяснениями, шевалье, - ответил виконт, краснея при этом и с силой сцепляя пальцы рук между собой, - Если Вам также достаточно моих извинений, то оставим этот разговор. Скажите мне только вот еще что, месье. Это важно для меня. Даже больше чем честь семьи. Скажите, то поручение, которое нам дал господин префект, оно никоим образом не связано с моим отцом?

15

Отправлено: 30.06.13 22:40. Заголовок: - Не нужно, месье. У..

- Не нужно, месье. У меня нет никаких оснований для обид, - прервал Анри Жискар попытку виконта извиниться перед ним, - На Вашем месте я бы тоже задался вопросом, зачем какому-то нищему прощелыге склонять мое имя. Но Вы молоды и легко совершаете ошибки. Поверьте, будет куда полезнее сначала выслушать все до конца и дать себе время найти ответы самому, прежде чем бросать вызов. При дворе редко кто отказывается от возможности быть оскорбленной или обиженной стороной. Дуэли запрещены только по букве эдикта, но не по факту. Чем бы это все обернулось? Встречей в нелюдном переулке, ссорой за столом в трактире, где по случайности не окажется ни одного представителя королевской власти, чтобы помешать. Дуэль... дуэль... чем собственно она отличается от банальной драки? Вы скажете, что это способ отстоять свою честь и смыть позорное пятно, но взгляните на все глазами не оскорбленного достоинства... Постойте! Тихо.

Увлекшись нравоучениями молодому виконту, д'Эрланже не заметил как они подошли к павильону Ришелье. Окна второго этажа были широко распахнуты и оттуда доносился шорох перелистываемых страниц, эхом отдававшийся в пустынном дворе, где кроме двух молодых людей никого не было и быть не могло в тот поздний уже час. Вся дворцовая прислуга обыкновенно рано уходила на покой или в иные места, где можно было весело и с пользой провести время, тогда как дворец в отсутствие королевского двора пустел и был под охраной всего лишь одной из рот швейцарской гвардии.

- Это же... это должно быть залы архивов. Их поместили в бывшем кабинете Ришелье, если я не ошибаюсь, - спросил шепотом д'Эрланже и потянул виконта за рукав к стене, - Осторожнее с дверью... если она открыта, то нам крупно повезло. Мы успеем застать врасплох того, кто вздумал полистать архивные книги. Только придержите дверное кольцо, чтобы не звякнуло. И ради бога... Виконт! Придержите шпагу! - шикнул на товарища Мотылек и сам бесшумно проскользнул к двери.

Он осторожно надавил плечом на одну створку массивной двери. Зная обо всех доступных полиции входах и выходах из Лувра, д'Эрланже был удивлен тому, что нашел двери бокового флигеля отпертыми и без караула. Это могло быть только если кто-то специально отпер их без ведома начальника караульной службы. Значит, человек, попавший в архив, был не из королевской прислуги. Осторожно ступая по лестнице наверх д'Эрланже на ходу извлек из-за пояса оба пистолета. Он приложил дуло пистолета к губам, делая знак поднимавшемуся следом за ним де Сент-Аману молчать.

На втором этаже находилась бывшая приемная некогда всесильного кардинала Ришелье, служившая теперь графу де Сент-Эньяну, впрочем, менее помпезная и лишенная кардинальских гербов и регалий. О былом напоминала только огромная карта обоих частей света, висевшая на стене напротив входа в кабинет.

- Что Вам здесь нужно, сударь? - спросил д'Эрланже, входя в кабинет.

Как он и ожидал, их появление с виконтом было полной неожиданностью для взломщика, коим и являлся человек, склонившийся над огромным фолиантом регистратора всех внесенных в архив рекомендательных писем и документов, представленных королю дворян.

- Ищите кого-то из родни при дворе? - насмешливый вопрос не был задан по существу, Анри Жискар прекрасно видел, что палец незнакомца как раз остановился на графе обозначавшей дату "1660", прибытие во Францию испанской инфанты и ее свиты. Зато дуло одного из пистолетов шевалье уткнулось в висок взломщика, что и давало помощнику префекта значительное преимущество в беседе.

16

Отправлено: 03.07.13 23:43. Заголовок: К удивлению и успоко..

К удивлению и успокоению де Сент-Амана, шевалье не только не был забиякой и дуэлянтом, но более того, был рассудителен и склонен искать причину в злости виконта, нежели отвечать на нее таким же выпадом. Прийдя к мировой, виконт с еще большим радушием чем прежде потянулся к д'Эрланже, чтобы пожать ему руку, в то время как тот резко остановился.
Испугавшись невесть отчего, Жан-Люк едва не наскочил на шевалье и споткнулся о ступеньку крыльца. Затаив дыхание, он прислушался к звукам доносившимся из распахнутых створок знакомого ему окна в бывшем кабинете Ришелье. Это не был кто-то из лакеев, убиравших пыль с полок уставленных фолиантами с записями архивов. Невозможно. Ведь в архивы могли войти только сам граф де Сент-Эньян или тот, кому Его Светлость мог доверить ключи.

- Точнее, это главный архив, - шепнул на ухо д'Эрланже виконт и указал на лестницу, - Если мы поднимемся здесь, то попадем прямо в кабинет. В архив.

Стараясь произвести как можно меньше шума оба они прошли по стершимся от времени каменным ступенькам лестницы, некогда бывшей парадной лестницей флигеля, по которой поднимались лишь те немногие, кто удостаивались личной аудиенции всесильного министра Людовика XIII-го.

В приемной было тихо и пустынно. Опытный глаз де Сент-Амана, проведшего немало времени за переписыванием важных документов и архивацией поступающих ко двору рекомендательных писем, сразу отметил беспорядок на полке с документами датированными тысяча шестьсот шестидесятым годом. Год прибытия во Францию испанской инфанты, мелькнуло в голове виконта, но пока что он не связал это событие ни с чем другим.

Они подошли к дверям в кабинет. Жан-Люк инстинктивно сжался и напрягся. Его рука обхватила рукоять шпаги. Он ожидал, что шевалье решит поджидать вторженцев в засаде, но к его изумлению и доле страха д'Эрланже смело толкнул дверь в кабинет и ворвался туда.

Прежде чем де Сент-Аман успел опомниться и оглядеть устроенный в кабинете беспорядок, дуло пистолета помощника префекта уже уперлось в висок взломщика.

- Это же Габэн! - воскликнул Жан-Люк, но тут же отшатнулся на шаг назад, увидев угрожающий жест д'Эрланже, - Что Вы здесь делаете, Габэн? Разве Вам не было приказано следовать за двором в Фонтенбло?

- Я так и собирался, месье де Сент-Аман, - ответил старик-писарь, - Я и собирался. Вот привел в порядок все последние документы и хотел выехать сегодня до зари с подводой. Мой свояк как раз предложил ехать с ним вместе. Он поставляет муку.

- Габэн, это не объясняет, почему Вы здесь, - возразил виконт и посмотрел на своего товарища, - Шевалье, опустите пистолет. Я знаю этого человека и ручаюсь Вам за него. Габэн, это помощник префекта. И его как и меня интересует причина, почему Вы здесь. И как Вы проникли в архив без ключей?

- Так ведь дверь и была открыта. Я вошел проверить. Не поверите, виконт, но мне всю ночь не давало покоя опасение, что что-нибудь да случится. Вот я и решил проверить перед отъездом. Тут все было вверх дном, виконт. В архивной я прибрался. А тут... дверь была открыта. Эта книга лежала на столе. Я ни к чему не прикасался в кабинете. Вот, так и была открыта книга, взгляните.

Виконт наклонился над строчками, выведенными аккуратным почерком королевских писарей, оповещавших о поступлении в архив документов лиц, принятых при дворе и представленных королю.

- Это... это точно не Вы, Габэн?

- Да провалиться мне на месте, месье виконт! Матерью моей клянусь, я нашел все в таком виде, - развел руками старик, и виконту показалось это вполне правдивым, при его худощавости и сухости писарь вряд ли сумел бы произвести такой погром среди тяжелых фолиантов с архивными документами.

- Эти папки обычно переносят по двое... он не смог бы перетащить их в одиночку, - шепнул де Сент-Аман на ухо шевалье, - Тут был кто-то другой. И явно за теми же бумагами, за которыми послали и нас с Вами. Взгляните, искали документы вот по этой дате, - он указал на графу с датой.

17

Отправлено: 06.07.13 23:26. Заголовок: Анри Жискар недоволь..

Анри Жискар недовольно потирал затылок, отчего шляпа съехала на лоб, почти закрывая все происходившее. Он слушал расспросы виконта и ответы того, кого де Сент-Аман назвал Габэном. Не все так гладко укладывалось, как того хотелось бы писарю. Странный срочный вызов в Фонтенбло, еще более странное неповиновение приказу. И какое-то непонятное предчувствие. Правду ли говорил старик или выдумывал свою историю на ходу?

- Эти папки обычно переносят по двое... он не смог бы перетащить их в одиночку, - шепнул ему виконт и дЭрланже решил лично проверить правдивость этого утверждения.

Он подошел к полке с расставленными на ней фолиантами архивов и попробовал вытянуть один из них за корешок одной рукой. Тяжелая книга не поддалась его усилию и шевалье пришлось пустить в ход вторую руку, что позволило ему всего лишь сдвинуть фолиант в сторону, но не вытащить его.

- Да... пожалуй, что так. Но черт возьми, не хотите же Вы сказать, месье, что здесь орудовали сразу несколько взломщиков?

- Я только докладываю Его Милости о том, что я сам нашел, - ответил Габэн и посмотрел в сторону де Сент-Амана, в свою очередь ожидая от того объяснений, - Но Вы, господин виконт, как Вы попали сюда?

- Сейчас не время для вежливых расшаркиваний, месье, - прервал новые расспросы дЭрланже и поправил шляпу, открывая свое лицо перед писарем, - Я шевалье дЭрланже, помощник префекта парижской полиции месье де Ла Рейни. Здесь мы вместе с виконтом по прямому поручению префекта и с ведома графа де Сент-Эньяна. Нас интересуют документы касательно одного лица. Я буду очень признателен Вам, месье, если Вы сейчас же составите должный протокол о том, в каком виде Вы обнаружили архив и какие точно книги были изъяты с полок. Садитесь и пишите сейчас же, месье. На имя графа де Сент-Эньяна, разумеется, - подтвердил он вместо виконта, когда удивленный до крайности Габэн покосился на де Сент-Амана, - И подробнее, месье. Никакими мелочами нельзя пренебрегать.

Пока писарь был занят заточкой пера и открывал бюро для составления требуемого протокола, шевалье прошелся по комнате, тщательно осматривая все углы. Он искал скрытую дверь или тайник, но все было тщетно. Если подобные сюрпризы и имелись в кабинете бывшего министра, то были хорошо замаскированы за книжными панелями.

- Виконт, скажите, из этого места есть еще какой-нибудь выход? Коридор или другая комната может быть?

Он подошел к столу и посмотрел на указанную виконтом графу, где была дата приезда свиты испанской инфанты во Францию.

- Да, кто бы мог усомниться, что именно за этим сюда и приходили. Но отчего же такая спешка? Разве не безопаснее было дождаться глубокого вечера или ночи и спокойно все осмотреть и потом навести порядок? Это странно. Как будто специально обставлено как погром. Разве что... - шевалье полистал страницы реестра с внесенными данными о всех поступивших в архив документов, - А может быть никаких рекомендательных писем и не было вовсе? А нам пытаются внушить обратное... пустить по ложному следу. Смотрите, ничего нет о итересующем нас лице. Никаких бумаг. Скажите, Габэн, а все ли рекомендательные письма вносились в этот реестр? Скажем... мог ли человек быть представлен ко двору на основании усной рекомендации?

Старик потер остатки жиденькой шевелюры, пошарил в глубоком кармане своего камзола и вытащил коробочку с тертым табаком. Взял понюшку на ладонь, отправил поочередно в обе ноздри и шумно прочихался. Только после этого он снова спрятал коробочку и посмотрел на шевалье.

- Без документов? Устные рекомендации? Но... нет, это невозможно. Любой французский дворянин обязан представить свои дворянские грамоты в ведомство графа де Сент-Эньяна. И к тому же, письмо... оно должно быть написано придворным чином. Без этого невозможно. Нет. Если только это не иностранец... дипломатические чины передают свои документы и верительные грамоты через министерство. Это другая так сказать епархия, месье помощник. Не в нашем ведомстве.

- А если скажем этот человек иностранец и прибыл со свитой иностранного лица, то мог ли он находиться при дворе без каких-либо рекомендаций?

- М... насколько мне известно, протокол таков, что прежде чем просить разрешение на въезд посольства, послы обязаны передать дипломатическому ведомству списки всех входящих в посольство лиц. В том числе и прислуги. Но насколько эти тонскости соблюдаются, этого я Вам сказать не могу.

- Да... пожалуй, нам придется вернуться несолоно хлебавши и спрашивать ответы с господина де Лионна.

- Я бы направил стопы к Его Сиятельству, графу де Бриенну, господа, - подсказал Габэн, отвлекаясь от протокола, - Если я правильно понял, Вас интересует год 1660-ый, а в то время министром иностранных дел был граф де Бриенн. Если кто-то и может дать Вам исчерпывающие ответы касательно иностранных лиц, пребывающих при дворе, то это скорее всего он. Или подчиненный ему интендант дипломатического корпуса.

18

Отправлено: 07.07.13 14:20. Заголовок: - Всем стоять на мес..

- Всем стоять на месте! Не двигаться. Тысяча чертей, виконт, Вы то что здесь делаете?

Маркиз коршуном подлетел к склонившемуся над докладной запиской Габэну и бесцеремонно поднял его голову к себе, ухватив за подбородок.

- Вы, Габэн, что Вы здесь делаете? - спросил он, не обращая внимания на двух молодых людей. Да собственно ему и не было нужды отвлекаться на мямлю-виконта, который был что две капли воды похож на своего слабохарактерного отца дипломата, и рыжеволосого молодчика, который успел примелькаться в его глазах еще в Фонтенбло.

- Осмотритесь и спуститесь кто-нибудь вниз. Осмотрите все замки. Я желаю знать, как эти молодцы проникли сюда, - отдавал распоряжения маркиз, не отходя от писаря, - А Вы, милейшие, чем так заняты, что у Вас не достает времени отвечать на мой вопрос? Что Вы здесь делаете?

- Господин капитан, я здесь по той же причине, по-видимому, что и Вы. Я увидел, что дверь внизу была открыта и вошел посмотреть, что здесь произошло.

- Вот прямо так - прогуливались и заметили открытую дверь? Разве не должны Вы быть сейчас у себя на квартире, сударь? Или в Фонтенбло? Какие указания дал Вам граф де Сент-Эньян?

- Я должен был являться в архив ежедневно к восьми утра. Что я и делал. До трех часов пополудни я переписывал документы из архива. А потом я запирал все двери и уходил.

- Что-то мне подсказывает, сударь, что со временем у Вас не все хорошо. Сейчас уже близко к девяти вечера, а Вы все еще здесь. Не подскажете, зачем?

- Так я и сказал, - опешил Габэн, теряя нить логических объяснений и сам уже изрядно запутавшись в происходящем, - Меня вызвали срочным приказом в Фонтенбло. Перед отъездом я хотел убедиться, что все двери архива заперты и наложить печати.

- Печати? Это к чему еще?

- Как же, месье, ведь никто не имеет права ступить в архив без ведома графа де Сент-Эньяна в его отсутствие.

- А как Вам удалось навести весь этот бедлам здесь, сударь? - вдруг спросил де Вард, переиначивая ответы Габэна, чем заставил старика изрядно поволноваться, - И Вы господин виконт, какого дьявола Вы здесь делаете? Где Ваши приказы, месье? Известно ли Вам, что никто из придворных не может покидать Фонтенбло без письменного приказа от самого префекта?

Последнее утверждение было блефом чистейшей воды, но де Вард, зная нерешительность и вялость характера де Сент-Амана младшего, решил взять его лобовой атакой прежде чем его товарищ подоспеет на помощь с объяснениями.

- Вывести всех троих отсюда. И да, Габэн, наложите печати на все окна и двери, раз уж Вы здесь. До приезда графа де Сент-Эньяна, чтобы никто не входил сюда. Двое караульных, ты и ты, - он указал двоим швейцарцам вооруженным пиками и внушительных размеров палашами, - Стоять на карауле внизу. Еще двое останутся на входе из галереи. Кажется, Вы хотели узнать, есть ли другие выходы отсюда и куда они ведут, месье? - он с издевкой посмотрел на рыжеволосого молодого человека, знакомого ему по расследованиям в Фонтебло, - В Бастилию. Туда ведут все выходы из этого дворца. Ваше имя и звание, черт подери. И я желаю видеть письменные приказы, дозволяющие вам обоим находиться здесь.

19

Отправлено: 09.07.13 11:20. Заголовок: Жесткий и решительны..

Жесткий и решительный тон помощника префекта отрезвили Габэна и помогли ему собраться с мыслями, чтобы составить докладную записку на имя графа де Сент-Эньяна. Жан-Люк слушал указания дЭрланже и не переставал удивляться тому, как молодой полицейский расставил все на свои места и не упустил ни одной мелочи из того, что необходимо было предпринять. Сам же виконт все еще недоумевал и испуганно оглядывал кабинет, пытаясь вообразить себе, как взломщики могли проникнуть туда и навести такой чудовищный переворот.

- Что? Никаких писем? - переспросил он шевалье, не сразу сообразив, о чем толковал дЗрланже, - Нет, этого не может быть. Куда же они по-Вашему девались?

Но его не слушали, а Габэн и вовсе поддержал невероятную чепуху, предложенную помощником префекта и даже указал на графа де Бриенна, к которому следовало обратиться за объяснениями.

- Да Вы что! Станет граф отвлекаться от забот с новым посольством из Османской Порты ради каких-то там рекомендательных писем Шутолова, - отмахнулся от несуразицы де Сент-Аман и скрестив руки на груди отошел от стола.

И тут на его глазах развернулось целое представление с участием маркиза де Варда, буквально на днях возвращенного особым указом короля из ссылки в одном из гарнизонов в провинции для того, чтобы занять должность капитана гвардии. Де Вард не был из числа близких друзей ни самого виконта, ни тем более его отца, графа де Сент-Амана. Но скандальная репутация задиры и бретера была известна далеко за пределами злачных кабачков и театра в Бургундском отеле, где капитан гвардии слыл завстегдатаем.

Нелюбезное обращение маркиза ко всем троим задело виконта за живое. Он уже успел отвыкнуть к пренебрежительному тону в свой адрес, поскольку граф де Сент-Эньян помимо образцовой точности в исполнении обязанностей ценил в себе и других безупречно вежливое отношение к любому чину, назависимо от положения и древности рода.
Вспомнив о графе и о данных ему полномочиях, Жан-Люк подтянулся и распрямил ссутуленные плечи, так что оказался почти вровень ростом с дЭрланже и на целую ладонь вышел маркиза де Варда. Он выступил вперед, встав между маркизом и столом, за которым писал Габэн.

- Сударь, мы здесь по личному приказанию графа де Сент-Эньяна. И я уполномочен графом изъять из архива требуемые для следствия бумаги, - тут виконт кивнул в сторону дЭрланже, - Господин помощник префекта представляет здесь Королевскую Канцелярию. Наши полномочия не только позволяют нам находиться здесь, но также дают право обязать Вас и Ваших людей выполнять наши приказы. Вы должны поставить караулы у дверей в павильон и во всех прилегающих галереях, сударь. То, что взломщики ворвались в архив в самом Лувре, находящимся под Вашим контролем, это и Ваша вина, - голос де Сент-Амана предательски дрогнул и он сглотнул под пристальным взглядом черных глаза маркиза, какие колючие, казалось, они могли просверлить насквозь.

Жан-Люк сглотнул и отвел взгляд на лежавший на столе раскрытый фолиант. Ему был неприятен тон беседы, а еще больше взгляд де Варда. Он понимал, что размахивание полномочиями было последним делом и если бы оно и в самом деле понадобилось, то дЭрланже сразу прояснил бы расстановку фигур в этой партии.

- И, сударь, извольте дождаться за дверьми, пока мы с шевалье наложим печати на окна и замки в самом кабинете, - произнес де Сент-Аман, не глядя в сторону капитана и его гвардейцев, насмешливо наблюдавших за беседой из-за распахнутой двери в приемную архива.

20

Отправлено: 09.07.13 22:38. Заголовок: А у маленького викон..

А у маленького виконта был норов, не без удовольствия заметил Мотылек, наблюдая за тем, как де Сент-Аман изменился буквально на глазах и из ссутуленного щуплого юноши с трепетным нравом, перед почтенной публикой появился уверенный в себе молодой человек, знавший цену не только своим полномочиям. Кажется, дЭрланже допустил промах, сбросив со счетов гордость виконта и умение поставить на место зарвавшихся вояк вроде капитана де Варда. Собственно, и сам он нисколько не смутился при появлении капитана и его гвардейцев.

- В Бастилию, Ваше Сиятельство, можно отправить только при наличии летр кашэ с подписью самого короля. Эта процедура непреложна и как я помню, никогда еще не нарушалась. А Шатле находится в ведомстве господина префекта, чьим помощником я и являюсь. Так что, не тратьте попусту свое и наше время на пустые угрозы. Лучше и в самом деле объясните, каким образом средь бела дня кто-то мог проникнуть в запертые помещения в Лувре? Если караульная служба находится в Вашем ведении, то я не позавидую Вашей участи, господин капитан. Вряд ли мне стоит напоминать Вам о том, какие события уже потрясли двор в Фонтенбло. В свете всего того, что произошло, это попустительство не сойдет с рук начальнику охраны.

Насмешливо глядя на потупившихся гвардейцев, поспешно отодвинувшихся от дверей, чтобы не оказаться на глазах у невесть откуда свалившихся на их голову представителей высочайшей власти, Мотылек вынул из сумки кусочек красного воска и печать с гербом в виде орла, держащего в лапах меч и стрелы и обрамленного венком, сделанную по его собственному рисунку.

- Габэн, как только Вы покончите с отчетом, будьте любезны, раздобудьте мне набор для плавки воска и бечевку для печатей.

Оглядевшись, Анри Жискар мысленно прикинул, сколько печатей потребуется наложить и хватит ли его воска на всю эту процедуру. Если полагаться на бдительность караульных, то можно ограничиться печатями только на дверях и окнах. Но что если взломщикам для прониконовения в архив вовсе не понадобились обычные двери? А искать тайник и скрытые механизмы дверей не было времени. Если только... тут он решился на хитрость. Идея была проста и не требовала усилий. Мотылек отмотал кусок бечевки и прилепил один ее конец к одной стене, так что она почти касалась заставленных фолиантами книжных полок, и протянул к другой стене, залепив ее печатями с обоих концов. То же самое он проделал и с другой стеной, которая казалась глухой и непроницаемой. Теперь если бы кто-то и проник в кабинет через потайную дверь, то по сломанной печати, они бы узнали о том и можно было бы искать следы потайного хода на той стороне.

- Если документов не было, то те, кто побывал здесь вряд ли вернутся еще раз. Но... мало ли, - объяснил свои манипуляции шевалье, - Ну а если они не успели отыскать то, что им было нужно, то наверняка попадутся. Пожалуй, не следует ставить караулы вблизи. Они только спугнут взломщиков. Пусть следят за окнами в павильоне с противоположной стороны. Господин капитан, велите Вашим людям внизу оставить пост, - крикнул дЭрланже де Варду, - И велите вести наблюдение за окнами всю ночь. И кстати, позвольте узнать, что Вас то привело в Париж? Разве Вы не должны быть сейчас в Фонтенбло?


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Сент-Антуанское предместье