Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Королевские тюрьмы. » Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости


Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

03.04.1661
    Полдень.

    Олимпия де Суассон пишет:

     цитата:
   

- Ваша проницательность делает Вам честь, маркиз, - мадам де Суассон опустилась на предложенный ей стул и серьезно посмотрела на гостеприимного хозяина Бастилии. - Меня привело к Вам отнюдь не любопытство, а дело. Но нет, оно никоим образом не касается покойного кардинала, мир его душе. Я вернулась в Париж по поручению Его Величества.


http://img-fotki.yandex.ru/get/9826/56879152.30c/0_e77d4_ba6c6562_orig

2

Отправлено: 07.06.13 22:47. Заголовок: Утро коменданта креп..

Утро коменданта крепости начиналось с точностью часового механизма. Не позднее и не раньше, а ровно в девять утра, под серебряный звон маленьких колокольчиков на каминных часах. Это маленькое послабление в ежедневном расписании месье маркиз позволил себе в день своего назначения комендантом Бастилии. Объяснил он это просто и по-своему логично - возможность нежиться в постели дольше обычного это единственное, что заставляло его забывать о том, что за высокими стенами восьмибашенной крепости он был таким же узником, как и те, кто по неволе оказались гостями Короны.

После непреложных процедур омовения холодной колодезной водой, которыми месье де Безмо не пренебрегал даже в самые суровые февральские морозные дни, он встречал начальника утренней смены караула и принимал формальный отчет о происшествиях, имевших место ночью и утром. Обыкновенно отчеты эти были настолько коротки, что месье Безмо едва успевал выпить свой утренний бульон. Тогда же начинался обход крепостных стен и осмотра башен, собственно, это можно было бы смело назвать утренним моционом маркиза. Далее комендант в сопровождении любимого пса Донацио спускался на бастионы и под видом тщательной проверки старинных фортификаций осматривал свой собственный аптекарский огород, который был разбит прямо на склонах насыпей. Затем он проходил во внутренние дворы крепости. Если первый напоминал собой каменный мешок и выглядел так мрачно и устрашающе, что редкие арестанты крепости предпочитали оставаться в своих камерах, нежели прогуливаться по двору, то второй был полной тому противоположностью. Маленький оазис среди камней и железных решеток, вот что являл собой второй дворик, в который выходили окна личных апартаментов коменданта. Разбитый во дворе цветник радовал маркиза настоящими цветочным клумбами, которые бывший кавалерист самолично пестовал и холил с завидным прилежанием истинного садовода.

К тому времени, как мы застали господина коменданта за его письменным столом в кабинете, он успел обойти все подведомственные ему владения, и выводил в реестре скупые сведения о новом дне, начавшемся в Бастилии. Собственно, сведения эти обычно сообщали о состоянии погоды над башнями Бастлии, ветрах, дувших с Сены, скудных рыночных и городских новостях, принесенных поставщиками из Сент-Антуанского предместья и намеченном на предстоящий день меню. Именно обеденное меню занимало большую частью записей почтенного маркиза де Безмо, слывшего знатоком южной кухни, включавшей не только его родную беарнскую, но и каталонскую, провансальскую и даже пьемонтезскую. И только в это солнечное и по-апрельски ласковое утро отчет господина коменданта был начат не с погодных условий, а с занесения в тюремный реестр имени нового арестанта.

"Маркиз Франсуа-Анри де Руже дю Плесси-Бельер, маршал Франции, первый маршал двора Его Величества и прочая и прочая... прибыл в сопровождении шестерых мушкетеров под командованием сержанта" - де Безмо покрутил перо, неосторожно щекотнув его кончиком щеку, усмехнулся и, прикусив кончик языка, принялся перечислять имена и регалии бравого сержанта королевских мушкетеров, - "Жак Ашиль Морис де Сен-Пьер, из роты лейтенанта Гастона де Ресто..."

- Тибо! Тибо!

- Да, Ваша Милость! - в кабинете кроме коменданта и его любимого пса почти неотлучно находился и личный слуга Тибо Жоликер, тихий и незаметный как тень ординарец маркиза, служивший у него еще со времен мушкетерской молодости.

- Опять ты прячешься... зову зову тебя, ну что ты там копаешься с камином. Поди сюда. Напомни-ка мне, по какому поводу прибыл маршал дю Плесси?

- Так это ж... по приказу короля, Ваша Милость. Да вот же он здесь, - Тибо вытащил с полки огромный фолиант с вшитыми в него приказами об арестах и содержании в Бастилии государственных преступников и с грохотом опрокинул его на стол перед самым носом коменданта.

- Так... так, - прочихавшись от пыли Безмо открыл книгу и полистал ее в поисках нового приказа, - Так... яс...апчхи.... но. Убери это. И сотри пыль, сколько уж просить.

- Так Вы же не открывали этот реестр с прошлого года, месье. К чему мне его подымать зазря? - оправдывался Тибо, перетаскивая фолиант обратно на полку.

- Приказ то есть, - бормотал про себя комендант, не слушая оправданий слуги, - Но это же просто летр каше... мало ли за что могли спровадить. А мне надобно все точно внести.

- А что Вашей Милости мешает спросить самого маршала? Заодно и компанию Вам к обеду составит. В кои-то веки у Вас общество будет посолиднее, чем эта черная бестия, - Тибо опасливо глянул в сторону Донацио, лениво развалившегося у ног хозяина.

- Пожалуй да... и поскольку сержант де Сен-Пьер не передал нам никаких устных указаний относительно содержания месье маршала, то будем считать его гостем. А гостям у нас почет и всяческое уважение, не так ли, мой милый? - де Безмо ласково потрепал дремлющего пса за ухом, вызывая сонное ворчание, которое только он один мог воспринимать как дружеский ответ, а не угрожающее предупреждение.

3

Отправлено: 13.06.13 22:05. Заголовок: - Что значит, еще не..

- Что значит, еще не изволили подняться? Это как понимать? - вскричал де Безмо, вскочив из-за стола и вплотную приблизившись к начальнику караула.

- Не изволили подняться, месье, и все тут. Караульный, что утром стоял на часах, доложил, кстати, до Вашего сведения, что господин маршал изволили писать письма всю ночь и почти до утра. Спать легли только с зарей, аккурат, когда караулы сменялись.

- Письма? Какие письма? Я ничего не видел. Жоликер! Тибо! - Безмо угрожающе посмотрел в сторону камердинера и по совместительству секретаря, ожидая немедленных разъяснений.

- Я здесь, Ваша Милость, - привычный к кратковременным грозам в комендантском кабинете Тибо Жоликер как ни в чем не бывало промакнул жирное чернильное перо на странице журнала и отодвинул чернильницу от греха подальше.

- Тибо, где почта месье дю Плесси-Бельера?

- Это арестант под номером семьдесят четыре? Так... в камеру был определен поздно вечером... - невозмутимо зачитывал записи из реестра Жоликер, слегка запинаясь на особенно длинных фразах, - Камера за номером пять. Та, которая окнами на бастион выходит, кстати. Наша лучшая, должен заметить. Да и гость поди не из неприметных будет. Сам маршал Франции. Его вчера мушкетеры привезли. Да. В личной карете, кстати.

- Да хорош мне реестр читать. Я сам его составлял. Знаю, что там. Почта где? Где письма, писанные арестантом номер семьдесят четыре? - вспылил де Безмо, напуганный тем, что письма написанные маршалом могли затеряться в его бездонном секретере и впоследствие такая небрежность может обернуться ему едва ли не пожизненным постоем в Бастилии, или где попроще.

- Так ведь насчет писем никаких указаний не было... мы и не забирали.

- А куда ж дели? - хватаясь за шарф спросил де Безмо и судорожно развязал его концы.

- Так их слуга Его Милости и забрал. Ушел еще утром. На заре беднягу подняли. Я еще ему кружку горячего вина самолично приготовил. А то они то бедняги вчера в дождь ехали. Парня на козлах совсем охолонуло.

- Заботливый Вы наш, - де Безмо вперил руки в боки и покачал головой с иронией переглядываясь с начальником караула, - Теперь Вы что же арестантам за няньку будете? Какого черта...

- Месье комендант! Месье комендант!

- Что там? - де Безмо высунулся с головой в окно и охнув тут же вынырнул обратно.

- До Вашей Милости! Сейчас же поднимусь, - послышалось из окна, но комендант уже захлопнул его и взволнованно глянул в сторону секретаря и начальника караула.

- Немедлено здесь все убрать. И, Жоликер, впредь, все письма через меня отправлять. Никаких слуг и никакой переписки без моего ведома.

- Так ведь никаких указаний...

- А кто их знает... а может быть эти указания уже везут? Осторожность, господа. Быть осторожным во всем не излишне.

// Париж, Бастилия //

4

Отправлено: 18.06.13 00:01. Заголовок: // Париж, Бастилия /..

// Париж, Бастилия //

Где-то после пятого или шестого пролета узкой и темной лестницы Олимпию, башмачки которой опасно скользили по полустертым каменным ступеням, посетила запоздалая мысль о том, что решение отобедать с комендантом было не самым удачным. Надо было сразу изложить свою просьбу, тогда ей не пришлось бы дышать сыростью и плесенью жилища, о котором Безмо отзывался с такой гордостью. Но, будучи прилежной ученицей Мазарини, графиня продолжала улыбаться и радоваться в душе, что необходимость повсюду следовать за королем в его погоне за всеми видами телесных упражнений закалила ее настолько, чтобы не опасаться добраться до гнездышка месье де Монлезена в запыхавшемся, растрепанном и раскрасневшемся виде.

- Донжон в Венсене? О, благодарение богу, синьор Безмо, что Ваши апартаменты занимают не столь высокую позицию, а главное, не имеют столь же дурной славы – ведь из Бастилии, насколько мне ведомо, никто доселе не сбегал, нанося тем самым удар по репутации недостаточно бдительных стражей. Но скажите, неужели седло барашка не остынет, пока его доставят столь высоко? Право, я волнуюсь за обещанное угощение.

С этими словами мадам де Суассон переступила порог сводчатой залы, которая служила маркизу де Безмо столовой и салоном одновременно, и сразу же направилась к окну, чтобы отдать должное открывавшемуся виду на Париж – виду, которым господин комендант, судя по всему, весьма гордился. Вид и вправду был великолепен, но, главное, созерцание его позволяло онеметь от восхищения и подумать. Слова Безмо о необычном госте и обеде на три персоны, равно как и его заговорщический и весьма самодовольный вид указывали на то, что комендант рассчитывает на общество дю Плесси, ведь помимо маршала в Бастилии на сей момент не было иных знатных узников. К тому же, у Олимпии сложилось впечатление, что господин де Монлезен отчего-то считает, будто ей ни за что не догадаться, какой сюрприз он ей готовит.

Что же делать? Подыграть коменданту, изобразив приличествующее случаю изумление, или не притворяться? Нет, делать вид, что ей, особе, максимально приближенной к королю, не известно о пребывании дю Плесси в Бастилии, было бы чересчур наивным ходом. Графиня рассеянно постукивала пальцем по стеклу, перебирая возможные варианты, но пауза рисковала затянуться, и она обернулась к Безмо, готовая к импровизации в итальянском стиле, когда актеру ведом лишь общий сюжет, реплики же рождаются в уме по ходу дела.

- Право же, дорогой маркиз, ради этого вида стоило вскарабкаться на такую высоту. А вот из моих окон видны только деревья в саду отеля Суассон, так что мне впору Вам позавидовать. Хотя… хотя полагаю, что кроме Вас никто из обитателей Бастилии не в силах в полной мере оценить красоту открывающегося из этой комнаты пейзажа, и если мне, не приведи господь, вдруг доведется оказаться Вашей гостьей, вид из моего окна будет далеко не столь впечатляющим. Ну... разве что Вы отыщете для меня местечко в соседней башне в память о нашем добром и давнишнем знакомстве, - Олимпия сняла перчатки и развязала шнурок плаща, изящным движением плеч уронив его на руки невесть откуда взявшегося слуги. - Но Вы сказали, что ждете к обеду еще одного гостя. Признаться, слова Ваши пробудили во мне любопытство. Так кто же этот гость, которому предстоит насладиться не только Вашим барашком, но и нашим с Вами обществом? Или Вы предпочтете сохранить его имя в секрете?

5

Отправлено: 21.06.13 01:21. Заголовок: // Париж, Бастилия /..

// Париж, Бастилия //

Даже ежедневные спуски и подъемы не приучили бедного коменданта королевской тюрьмы тяжести подъема в его личные апартаменты в одной из башен  Бастилии. Едва поспевая за молодой женщиной, Безмо уже на втором пролете лестницы умолк и перестал отвечать, набирая воздуху в легкие, отчаянно глотая ртом и балансируя руками, чтобы ненароком не подскользнуться на узких стоптанных за вековой давностью ступеньках.

- Да... благодарение богу, это не столь же... высоко... как в Венсене, - повторил он шутку, утратившую всю соль к тому моменту, когда де Безмо наконец оказался на верхней площадке и до заветной двери в его кабинет и приемную по совместительству с обеденным залом осталось всего лишь три ступеньки.

Войдя к себе, Безмо хотел было без памяти и без дыхания сразу же опуститься в свое любимое кресло, чтобы замереть, откинувшись на мягкую спинку и глубоко выдохнуть. Но присутствие мадам де Суассон не только не допускало подобной фамильярности, но и наоборот подстегивало гасконца в лице маркиза выказать себя нисколько не утомленным столь незначительной высотой. Право же, это ведь и в самом деле не был Донжон Венсенского замка. Всего навсего одна из башенок Бастилии. Стараясь не выпустить слишком глубокого и облегченного вздоха, де Безмо облокотился о карниз окошка рядом с тем, в которое выглянула восхищенная открывшимся ей пейзажем графиня де Суассон.

- Да, вид... о, отсюда прекрасно видно не только Сент-Антуанское предместье, но и дороги, ведущие из Парижа... а в хорошую погоду... о, вид просто завораживает, - поддакивал Безмо, старательно выдерживая паузы в тех местах, когда его легкие просто разрывались от обилия воздуха и требовали выдоха, - А вот взгляните в другое окно, мадам, - и он указал на окна с противоположной стороны, полукруглого кабинета, выходившие во внутренний дворик Бастилии, тот самый скрытый от посторонних глаз личный сад коменданта крепости. С одной из сторон садик выходил к стене, в которой была пробита маленькая дверца, выводившая на бастионы, опоясывавшие высокие стены крепости зеленым ожерельем, - Это мой личный сад.. я там выращиваю розы, жасмин... вобщем, маленький оазис среди каменных стен, знаете ли. Чтобы не забывать о красоте... о цветах. Порой мне приходится проводить здесь месяцы вдали от моей супруги и семейства. Вот я и разбил садик и сделал сообщение между этим двориком и бастионами, чтобы моя супруга могла бы наслаждаться свежим воздухом и прогулками... когда ей вздумается навестить меня здесь. А может быть со временем мадам де Безмо согласится поселиться здесь вместе со мной... - с нескрываемо глубоким вздохом завершил свою речь де Безмо и отошел к столу, предоставив графине самой любоваться видами Парижа и предместий.

- Что наш гость, Жолекер? - спросил Безмо у секретаря, принявшего плащ графини.

Не желая открывать сюрприз для своей гостьи до самого появления их третьего сотрапезника за обедом, комендант намеренно не называл имени маршала, отчаянно подмигивая секретарю. Но добродушный Тибо Жоликер не только не уловил скрытый смысл передергиваний лица коменданта, но даже напротив решил, что прибывшей в королевскую тюрьму даме непременно хочется узнать о состоянии здоровья их самого именитого и знаментого заключенного.

- Месье маршал уже изволят переодеваться. Произошла маленькая заминка с перевязкой. Наш тюремный лекарь не слишком то... кхм... по части перевязок. Он скорее... костоправ, видите ли.

- Не надо подробностей, Жоликер, - Безмо изо всех сил замахал на секретаря руками и едва ли не пинками выпроводил за дверь, - Ступай ступай... вели, чтобы уже подавали на стол. Значит, нас будет трое. И да... вина, вина пусть несут. Мадам графиня с дороги...

Выставив болтливого секретаря за дверь, Безмо насупил было брови, соображая, насколько неосторожным и опрометчивым могло быть его приглашение к обеду в обществе самой графини де Суассон опального фаворита короля. Но еще раз напомнив себе о добрых отношениях с графиней и о том, насколько он обязан ей самой и ее покойному дядюшке, Безмо решил, что и сама графиня не станет чинить ему неудобства при дворе Его Величества нежелательными суждениями о лояльности к арестантам. В конце-концов, ему все еще не было доподлино известно, прибыл ли маршал дю Плесси в Бастилию по приказу самого короля, или ордонанс был отправлен королевой без согласования с Его Величеством. А ведь это могло многое изменить. Если даже не все.

- Простите моего секретаря, мадам. Добрейшая душа это Жоликер. Ему бы в богадельне работать регистратором или в приходе каком секретарем... а он в тюрьму угодил. Следом за мною... вернейший слуга, должен признать. Да, и наш третий гость к обеду... теперь это уже никакая не тайна и не сюрприз. Это сам маршал дю Плесси-Бельер, - де Безмо развел руками как балаганный фокусник, представлявший удачно провернутый трюк.

Дверь снова раскрылась и на пороге появился слуга с подносом, одетый в отличие от караульных стражей в ливрею цветов маркиза де Безмо, невероятного сочетания ярко-оранжевого с черным и синим. На подносе красовались нарезанные маленькими кусочками сыры четырех разных видов, полоски ветчины, чаша с замоченными в вине грушами и большой серебряный кувшин с вином. Следом за первым слугой появился и второй, принесший бокалы и столовое серебро вместе с белоснежными салфетками тончайшего льна.

- Да, мадам. Маршал. Собственной персоной, - заключил де Безмо и пригласил графиню к столу, - Хоть Его Светлость и позволил себе несколько опоздать... так что, закуски мы пожалуй начнем без него, - он сам отодвинул стул для Ее Светлости, - Но, в таком случае мы можем воспользоваться данным нам временем. Ведь Вы приехали сюда с каким-то делом, мадам. Это касается дел... эхм... эхм... Вашего дядюшки? Или нечто другое?

6

Отправлено: 21.06.13 22:53. Заголовок: По приглашению комен..

По приглашению коменданта Олимпия перешла к противоположному окну, и губы ее тронула легкая улыбка. Вряд ли комендант Бастилии мог соперничать с королевскими садовниками по части грандиозности планов, но в пределах небольшого тюремного дворика он продемонстрировал недюжинный талант. Ровные линии клумб, живых изгородей и грядок, уже покрытых сочной весенней зеленью и первыми цветами, сплетались в правильный геометрический узор, особенно красивый, если смотреть на него с высоты.

- О, зовись я мадам де Безмо, я бы переехала сюда, не задумываясь, чтобы каждый день гулять по этому дивному садику! - воскликнула графиня совершенно искренне, ибо в глубине души подозревала, что супруга добрейшего Монлезена вряд ли обитает в особняке, окруженном столь же обширным и ухоженным парком, как отель Суассон, и скромные прелести комендантского садика вполне способны поразить воображение супруги коменданта, которую графиня видела лишь однажды, да и то мельком.

Она все еще любовалась плодом любви господина де Безмо к своей жене... а может, всего лишь к садоводству, когда Безмо начал расспрашивать секретаря - к счастью, потому что, стоя спиной к коменданту, ей не было нужды следить за выражением лица. Пресловутый Жоликер (мадонна, ну и имена у этих французов!) не сообщил ровным счетом ничего нового - Олимпия и сама догадалась, что единственным кандидатом на обед в их обществе мог быть только дю Плесси - но стоило секретарю помянуть о перевязке, и она начала задыхаться, словно заразившись одышкой от коменданта. Слава богу, Безмо говорил, не умолкая - она успела отдышаться, прежде чем вернулась к столу.

- Ваша проницательность делает Вам честь, маркиз, - мадам де Суассон опустилась на предложенный ей стул и серьезно посмотрела на гостеприимного хозяина Бастилии. - Меня привело к Вам отнюдь не любопытство, а дело. Но нет, оно никоим образом не касается покойного кардинала, мир его душе. Я вернулась в Париж по поручению Его Величества.

Она помолчала, дожидаясь, пока слуги разложат салфетки и приборы и удалятся за первой переменой блюд. До сих пор все, что она говорила, было сущей правдой, но дальше... да хранит ее Господь!

- Собственно, мой визит касается господина дю Плесси-Бельера, вверенного вчера Вашим заботам, месье де Безмо. Видите ли, дело это весьма деликатное, ибо касается Ее Величества королевы, поэтому я вынуждена просить Вас сохранить причину моего приезда в тайне ото всех. Ну... и не только причину, но и сам приезд - я понимаю, как приятно было бы Вам, дорогой маркиз, рассказывать друзьям и близким о том, что Вы принимали в Бастилии, графиню де Суассон, но я - равно как и король - буду весьма признательна Вам, если Вы никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах не станете упоминать о нашем сегодняшнем обеде. Даже при встречах с королем, - Олимпия пристально смотрела на коменданта, будто хотела зачаровать его взглядом своих выразительных глаз, - поскольку Его Величество знает, что и у стен Бастилии есть уши, а уж у королевских дворцов и подавно.

7

Отправлено: 22.06.13 02:18. Заголовок: Все еще улыбаясь сам..

Все еще улыбаясь самому лестному комплименту, который только могла сделать графиня де Суассон в адрес его любимого детища, де Безмо выслушал вступление Ее Светлости, глядя завороженным взором в ее прекрасные черные с янтарным всплеском глаза. Даже если бы графине и не хотелось бы зачаровывать маркиза, это вышло бы само собой, между тем как мед ее голоса очаровывал слух коменданта, подчиняя его мышление и все резоны, которые могли бы прийти ему в голову.

- Так значит... так так... - маркиз вскинул брови, сосредоточено потирая сложенные кончики пальцев, - Его Величество озабочен этим арестом. Да да, я это сразу же предполагал, - на его лбу обозначились четыре ровные бороздки, означавшие крайнюю задумчивость и внимание к беседе, - Вы можете всецело полагаться на мое молчание мадам. Я нем как могила и Вам даже не потребуется напоминать мне о важности этого разговора. Да да. Я понимаю, - естественно, быть доверенным лицом в столь узком кругу приближенных короля, само по себе было лестным и почетным для скромного маркиза, совсем еще недавно обретшего для себя дворянский титул, - Вы верно отметили, Ваша Светлость, нет ничего более лестного, чем принимать Вас в этих скромных апартаментах. Ах, если бы Вам только вздумалось после обеда прогуляться по моему драгоценному саду, - де Безмо сложил ладони как будто умоляя графиню о милости, - Если у стен дворцов и тюрем и бывают уши, то только не у моих розовых кустов! Они еще не в цвету, увы... но у меня наклевываются пара прекраснейших клумб с первоцветами. Да да, первые цветы этой весны.

Кашлянув в ладонь, Безмо понял, что отошел от темы слишком далеко и прежде чем мадам де Суассон напомнила бы ему вернуться к цели своего визита, он сам вернул беседу в прежнее русло.

- Я это к тому, мадам, если Вам требуется полная конфиденциальность для беседы. Поверьте, у меня и в мыслях нет злоупотребить Вашим обществом и удержать Вас дольше, чем Вы того пожелаете. Служить Вашим интересам, мадам, для меня еще большее удовольствие, нежели рассказать друзьям и бывшим сослуживцам о невероятной чести, оказанной мне Вашей Светлостью и самим королем. И что же...

Их прервал стук в дверь и появление все того же Жоликера, несшего в руках еще один серебряный кувшин, но вдвое меньше двух предыдущих.

- Я взял на себя смелость предложить Вашим Милостям лучшее вино прошлого года. Отобрано между прочим самим господином Вателем.

- С каких это пор господин Ватель отбирает вина для моего погреба? - недовольно спросил Безмо, сверкнув глазами на секретаря, явно не желавшего понять, что мадам де Суассон не скуки ради заглянула к коменданту Бастилии.

- Так ведь это же из той партии вина, что месье Фуке распорядился прислать лично Вам в подарок, месье. Помните, к прошедшему Рождеству. Их доставили специальной подводой. И еще тогда... тогда был тот странный заключенный. Его выпустили совсем неожиданно и почти на той же неделе. Счастливчик небось успел еще к новогоднему ужину.

Жоликер был настоящим ходячим реестром Бастилии, и порой сведения, хранившиеся в его памяти были весьма кстати для коменданта, когда тот забывал внести записи в свой журнал. Но на этот раз его пространные экскурсы в прошлое королевской темницы и упоминания бывших арестантов были более чем нежелательны. Безмо замах руками на несносного секретаря и шикнул. Его выразительное гасконское лицо мгновенно отразило одновременно желание придушить его и выставить вон.

- Удаляюсь, и оставляю компанию Ваших Милостей, - миролюбиво заключил свою речь Жоликер и как ни в чем не бывало исчез за дверью, оставив сотрапезников с наполненными бокалами.

- Порой я жалею, что как коменданту Бастилии мне не полагается налагать наказания на моих подчиненных и самолично исполнять их, - пробубнил де Безмо, принюхиваясь к букету вина, - Но ему нельзя не отдать должное, я успел позабыть про это вино, а ведь оно превосходно. Но... да, я полагаю, Вы желали бы вернуться к теме нашей беседы, мадам. Я прошу прощения за моего секретаря. Так что же поручил Его Величество?

8

Отправлено: 26.06.13 22:35. Заголовок: Предложение комендан..

Предложение коменданта посетить с инспекцией маленький садик как нельзя больше отвечало чаяньям графини. Собственно, она и рассчитывала услышать нечто подобное, осталось только придумать, как избавиться от общества Безмо на время прогулки. Но это уже было делом вторым, и Олимпия не сомневалась, что непременно придумает, куда бы отправить услужливого коменданта.

- Я буду рада познакомиться с Вашим садом поближе, маркиз, - воскликнула она, ловя удобный момент, чтобы не дать Безмо позабыть о сделанном предложении. – Как бы прелестно не выглядел он с высоты, не сомневаюсь, что вблизи он окажется еще очаровательнее. Признаюсь, любовь к цветам влечет меня в Ваш уютный уголок куда сильнее желания уединиться для приватных бесед.

Последний аргумент был выслушан Безмо с понимающей улыбкой, и Олимпия не стала с ним спорить. Пусть милейший маркиз пребывает в уверенности, что она находится здесь с наисекретнейшим поручением, ибо именно в этом она и старалась его убедить. Вот потому, вместо того, чтобы поспорить с комендантом, сделавшим немедля же далеко идущие выводы, графиня мило потупилась, водя пальчиком по белоснежной салфетки, и в смущении пробормотала в ответ на верноподданнические заверения Безмо:

- Помилуйте, господин комендант, неужели я смею просить Вас служить мне? О нет, только королю, ведь я всего лишь скромная посланница Его Величества…

Внезапное явление секретаря положило конец взаимным уверениям во всяческом почтении, к немалому облегчению Олимпии, которой уже изрядно надоело ломать комедию и нетерпелось узреть, наконец, новоиспеченного узника Бастилии, участие которого в обеде сулило стать для графини главным блюдом за столом Безмо. Услышав имя Фуке, она было нахмурилась, но тут же поспешила принять рассеянный вид, будто дела тюремные нисколько ее не интересовали, и даже начала тихонечко постукивать пальцами по столу, словно намекала коменданту поскорее отделаться от болтливого секретаря.

Однако же, смущение Безмо не прошло для нее незамеченным. Видимо, в откровениях Жоликера было нечто, что вовсе не предназначалось для посторонних ушей, и Олимпия подозревала, что коменданта смутило и рассердило отнюдь не упоминание о подарке суперинтенданта, а то, что за ним последовало. Интересно… в неожиданных арестах и столь же неожиданных освобождениях не было ничего необычного – чаще всего, для этого довольно было распоряжения короля или его первого министра, который еще был жив на Рождество. Но из слов Жоликера, высказанных столь не к месту, напрашивался совсем другой вывод – о связи между узником, которого тюремный писарь отчего-то считал «странным» и Фуке. Это следовало запомнить – на будущее.

- Бога ради, не вините себя за рвение Ваших помощников, синьор Безмо, - она пожала плечами с такой безмятежной улыбкой, будто вовсе не слышала, о чем шла беседа между писарем и комендантом. – Что же до Его Величества… Ба, полагаю, что мне лучше начать с самого начала, пока никто из слуг не потревожил нас еще раз.

Олимпия многозначительно посмотрела на маркиза с таким видом, будто намеревалась посвятить его как минимум в государственную тайну.

- Полагаю, Парижа уже достигли слухи о том, что Ее Величество позавчера объявила благую весть - Франция может надеяться на рождение дофина. Не мне рассказывать Вам, мой дорогой маркиз, как сия новость обрадовала Его Величество и королеву-мать. Однако же, Вам, быть может, известно, каковы бывают женщины в тягости… – графиня возвела очи к небу, предоставив коменданту самолично догадываться, как тяжело порой приходится мужьям, даже если они – короли. – По правде говоря, меня отнюдь не удивила ссора между королевой и маршалом дю Плесси, сделавшая маршала Вашим гостем. Представьте же теперь положение Его Величества, который отбыл в Версаль буквально на полдня, а вернувшись, обнаружил, что маркиз дю Плесси-Бельер отправлен в Бастилию без суда и следствия по воле Ее Величества. С одной стороны, наш добрый король желает всецело угождать своей супруге, которая носит под сердцем будущее государства, но с другой! С другой, Его Величество хотел бы избежать всякого скандала и вернуть маршала ко двору как можно скорее, но для этого ему надобно знать, что же случилось на самом деле. Согласитесь, версия одной из сторон, какой бы убедительной она не казалась, может быть вовсе не полна. Но вызвать дю Плесси в Фонтенбло на допрос нет никакой возможности, потому что это оскорбит Ее Величество. Ехать же в Париж с этой целью…

Распахнувшаяся в очередной раз дверь вынудила графиню умолкнуть и дождаться, пока вошедший слуга расставит принесенные на подносе блюда.

- Что ж, полагаю, теперь Вы понимаете, синьор Безмо, отчего Его Величество предпочел поручить столь непростой разговор с маршалом дю Плесси мне вместо того, чтобы послать за ним мушкетеров или объявить официальное следствие. Любые открытые действия способны обидеть королеву, поэтому столь щепетильный вопрос следует уладить как можно тише и незаметнее. Ну а чтобы у Вас не оставалось ни малейших сомнений насчет моих полномочий… - нарочито неторопливым жестом Олимпия извлекла из-за корсажа свернутый лист бумаги, на котором этим утром Луи по ее просьбе начертал собственноручно: «Подательница сего действует с моего ведома и по моему поручению. Ludovicus Rex». Сия бесценная бумага была выпрошена графиней под предлогом покупки скрипки для маэстро Люлли, и Его Величество немало бы удивился, узнав истинное назначение своего рескрипта, который должен был отворить перед мадам де Суассон дверь в камеру маркиза дю Плесси-Бельера. И, скорее всего, не только удивился бы…

-  Вот почему я намерена просить Вашего дозволения переговорить с маршалом наедине, поскольку то, что он может сообщить мне касательно недовольства Ее Величества, носит характер исключительно деликатный. Впрочем, мне не надобно объяснять это такому образцовому кавалеру и истинному дворянину, как Вы, дорогой маркиз.

9

Отправлено: 27.06.13 19:44. Заголовок: - Как? Ее Величество..

- Как? Ее Величество? О, Пресвятая Дева, храни нашу королеву! - не смотря на солидный возраст и такой же солидный послужной список прекрасных крепостей, якобы покоренных им, де Безмо краснел и бледнел одновременно, слушая откровения мадам де Суассон о благословенном положении королевы Франции, он кивал головой в такт каждому утверждению графини, дабы не вызвать сомнений в том, что он прекрасно знал "каковы бывают женщины в тягости". Про себя же он мысленно обращался к господу, вопрошая, отчего за несколько лет более менее счастливого супружества мадам де Безмо так и не соизволила осчастливить его появлением наследника и более того, со времени его становления комендантом Бастилии напрочь отказывалась переселиться в его скромное, но несомненно почетное обиталище в крепости.

- Да да, это так... - маркиз развел руками и его живое лицо выразило гримасу вроде - "мы то это понимаем", не желая показать себя полным невеждой в вопросе, он соглашался на все, что подавала ему прекрасная итальянка и только изредка прерывал свои поддакивания ради очередного глотка вина или кусочка превосходнейшей баранины.

- Допрос самого маршала... да, это недопустимо. Нет, - отчаянно качал головой де Безмо, прекрасно помнивший, что отчасти благосклонностью короля после смерти Его Высокопреосвященства был обязан и маршалу дю Плесси-Бельеру, который замолвил словечко в пользу маркиза, тогда когда принц Конти попытался провести в Королевском Совете указ о смене всех лиц занимавших государственные должности по рекомендациям или по прямому указу покойного кардинала, - Маршал здесь гость, мадам. Гость и только гость в моих глазах. Конечно же, я не могу ослушаться приказа королевы и снять всю охрану возле камеры... эм, покоев господина маршала. Но уверяю Вас, во всем, что касается его благополучия, я позаботился перво-наперво. Лично. Сам.

Несколько преувеличивая собственную роль в заботах о новоиспеченном "госте" королевской тюрьмы, де Безмо нисколько не преувеличивал свое желание оказаться в числе первых, о ком месье маршал вспомнит как только недоразумение с его арестом благополучно разрешится. История рассказанная графиней уверила его еще больше в том, что арест дю Плесси был делом не только временным, но и весьма деликатным. Не потому ли в приказе о содержании маршала в крепости не было ни слова о причинах его ареста или обвинительных заключений.

- Так Его Величество поручил Вам уладить это деликатное дело? - тоном конфиданта спросил де Безмо, не замечая ни малейшего подвоха в желании графини переговорить с королевским фаворитом наедине, - О нет нет, мадам, какие там могут быть сомнения!

Вспыхнув от одной мысли, что сам король мог предположить сомнения относительно слов фаворитки, де Безмо тем не менее протянул руку к листу бумаги, извлеченному мадам де Суассон из-за корсажа.

- Да да, без сомнения... ну конечно же, мадам. Хоть сию же минуту! Однако же... однако, месье маршал вот вот должен сам пожаловать и присоединиться к нашему обеду. Если конечно же на то нет никаких противопоказаний от врача. Вам ведь известно? - не желая показаться в глазах королевской доверенной фаворитки болтуном, маркиз сделал суровейшее выражение на лице, сдвинув черные густые брови к переносице и многозначительно вращал глазами, - Состояние маршала вчера вечером было как бы это сказать... неудовлетворительным. Но наш врач, осматривавший его, доложил, что опасений быть не должно. Месье маршалу необходим максимум отдыха...

Двери распахнулись перед новым посетителем королевского коменданта и де Безмо уже хотел сурово отчитать слуг за несоблюдение приличествовавших ситуации норм. Но на пороге он увидел самого маршала дю Плесси-Бельера собственной персоной, весьма живого на вид, если не сказать оживленного и даже чему-то очень обрадованного.

- Ах, месье маршал, Вы пришли как раз во-время! - воскликнул Безмо, торопливо вскочив с места и лично отодвигая стул для нового гостя за столом, - Ее Светлость только что интересовалась Вами, месье. Его Величество... впрочем, я уступаю самой графине поведать о поручении, возложенном на нее королем. Я Вас прошу, мадам, месье... прошу Вас, будьте как дома и отдайте должное этим прекрасным блюдам. Между прочим жаркое приготовлено по моему личному рецепту. Да да. И я с нетерпением жду Ваших рекомендаций, - "и похвал" говорили глаза неисправимого гурмана, тогда как он сам вновь занял свое место и вооружился вилкой, чтобы подцепить особенно аппетитный кусочек мяса для себя.

10

Отправлено: 27.06.13 23:35. Заголовок: // Париж, Бастилия. ..

// Париж, Бастилия. Камера маршала дю Плесси-Бельера //

Одетый, побритый и причесанный ловкими руками тюремного брадобрея, оказавшегося весьма кстати в распоряжении маршала, дю Плесси-Бельер уже через двадцать минут стоял на пороге своей камеры. К его удивлению караульный не запирал его двери на засов, отчего они легко поддались первому же толчку.

- Не стоит, господа, - шутливо приказал маршал, когда караульные выстроились в две шеренги, чтобы сопровождать его в комендантские апартаменты в противоположной башне, - Я прекрасно знаю дорогу. Да и господин Жоликер будет мне провожатым, не правда ли, месье?

- С превеликим удовольствием, месье маршал. С превеликим удовольствием. Какая досада, что для того, чтобы нам с Вами встретиться, Вашей Милости пришлось стать узником королевской тюрьмы.

- Ничего, Жоликер, я помню Вашу любовь к картам. Мы еще перекинемся с Вами, даст бог, Ее Светлость не привезла с собой указ о моем немедленном выдворении за ворота Бастилии, - весело сказал Франсуа-Анри, вдохновляемый каждым шагом, приближавшим его ко встрече с графиней и совершенно не отмечая тяжесть, с которой ему давался подъем на каждую следующую ступеньку.

- Да что Вы такое говорите, месье. Я... да я только молюсь о том, чтобы Вы поскорее покинули нас, - запротестовал не понявший его шутку секретарь.

- Полно, Жоликер, полно! Такого беспокойного арестанта Вы наверняка еще не встречали. При дворе, увы, с моим характером не нашли сладу... как видите.

У дверей кабинета де Безмо стояли два караульных. Они с удивлением воззрились на появившегося на верхних ступеньках вчерашнего арестанта, шедшего без всякой охраны и весело шутившего с секретарем коменданта так, словно он был гостем маркиза, а никак не заключенным.

- Я сам, господа. Не стоит беспокоить маркиза и его гостью лишними уведомлениями и бряцаньем Ваших алебард. Они весьма неудобственны для объявления гостей к обеду, поверьте.

С этими словами дю Плесси-Бельер сам толкнул обе створки дверей и только тогда на один миг пожалел о том, что оставил свою трость в камере.

- Жан, - он обернулся назад, но не увидев слугу, значительно отставшего на подъеме в башню, обратился к Жоликеру, - Месье секретарь, я буду Вам очень обязан, если Вы вернетесь в мои покои и принесете мне мою трость. Мне весьма не хватает этого элегантного аксессуара. Видите ли, нынче при дворе ни один кавалер не выходит без трости. Это практически как выйти без перчатки... или без шпаги. Вы же понимаете.

- О, месье! Да, несомненно. Но шпага... боюсь, я не имею полномочий вернуть Вам Вашу шпагу, месье маршал. Однако, я обязуюсь принести Вам трость. Сию минуту.

Усмехнувшись полному непониманию секретаря, Франсуа-Анри только пожал плечами. В конце-концов, если до той поры трость и вызывала сочувственные взгляды у всех, то в его же власти было изменить эту тенденцию и впредь вызывать только восхищенные или завистливые взгляды новомодным элегенатным аксессуаром.

- Итак, дорогой мой Безмо, я снова с Вами! - объявил о своем прибытии маршал и вошел в кабинет коменданта, превратившийся в обеденный зал.

- Мадам! Это Вы здесь. А я то уж было сетовал на слишком яркое солнце... я ослеплен, дорогая графиня, - с улыбкой проговорил Франсуа-Анри, склоняясь к руке Олимпии де Суассон и на мгновения ловя взгляд ее сияющих глаз, - И я безмерно рад видеть Вас. И у меня нет слов. Одно восхищение. Так что, либо Вы позволите мне осыпать Вас искренним восхищением, либо прикажете сомкнуть уста и внимать Вашим объяснениям, что привело Вас в эту обитель отшельников.

11

Отправлено: 29.06.13 00:50. Заголовок: Олимпия еще не успел..

Олимпия еще не успела по-настоящему испугаться смутных намеков Безмо на «неудовлетворительное состояние» дю Плесси, когда дверь в комендантские покои распахнулась, и виновник ее страхов и волнений появился на пороге, быть может, чуть более бледный, чем обычно, но улыбающийся и уверенный в себе. Серый камзол, голубая перевязь, серебряная бутоньерка на груди… если маршал желал всем своим видом подчеркнуть, что его легендарное непостоянство – всего лишь злая клевета, то он более чем преуспел в своем начинании.

Сладостно и томительно сжалось сердце. Олимпия быстро отвела взгляд. На ее счастье, комендант Бастилии при виде долгожданного гостя вскочил и засуетился, подарив ей драгоценные минуты на то, чтобы взять себя в руки. Так что к тому времени, когда маршал склонился к ее руке, лицо графини, еще недавно лучившееся улыбками и кокетством в адрес Безмо, сделалось холодным и насмешливым.

- Полно, сударь, Ваше восхищение уже переливается через край и рискует испортить дивный соус синьора Безмо, - она отняла у дю Плесси руку – нет, почти отдернула ее, почувствовав прикосновение горячих, сухих губ. Тюремному врачу не следовало разрешать маршалу подобные экзерсисы, однозначно. – Однако же, Вы ставите меня перед дилеммой: либо не сдерживать Ваше красноречие и рисковать сделаться его жертвой, либо наложить печать на Ваши уста, но тогда Вы не сможете воздать должное угощению, которое любезно предлагает нам наш гостеприимный хозяин. Быть может, мы сойдемся на компромиссе? Я дозволяю Вам говорить, а Вы следите за тем, чтобы Ваши комплименты были адресованы лишь тому, что действительно их заслуживает – к примеру, этому великолепному бараньему боку, который напоминает мне о том, как давно я позавтракала перед тем, как отправиться в Париж по поручению Его Величества.

Олимпия позволила льдам в ее глазах растаять на минутку, чтобы мило улыбнуться нетерпеливо ерзающему на стуле коменданту. Желание дю Плесси узнать, с чем именно она пожаловала в Бастилию, было более чем понятно, но графиня вовсе не торопилась удовлетворять его любопытство. Она и без того наговорила немало лжи, умножать которую без надобности ей вовсе не хотелось. К тому же, не в ее привычках было отказывать себе в маленьких удовольствиях, к которым относилась и возможность немного помучить маршала. Вовсе не потому, что она все еще считала его своим врагом, отнюдь – обыкновенно к недругам своим мадам де Суассон из осторожности была куда милосерднее, чем к поклонникам, и раз уж дю Плесси решился перейти из числа первых в число последних…

- Изумительно! – объявила она, справившись с первым кусочком баранины, которая действительно оказалась весьма нежна и прямо таки истекала восхитительным соком. – Маркиз, я буду просить... нет, я буду требовать от Вас рецепт этого чуда! И не отступлюсь, даже если Вы объявите его государственной тайной. Надеюсь, вино господина Фуке окажется достойным этого угощения. Вы ведь позволите мне произнести первый тост?

Продолжая улыбаться коменданту, графиня бросила быстрый взгляд на дю Плесси, чтобы увидеть, какой эффект произведет на него упоминание имени суперинтенданта.

12

Отправлено: 30.06.13 21:47. Заголовок: Деликатно отведя взг..

Деликатно отведя взгляд и слух от галантной сцены взаимных приветствий, де Безмо тут же принялся нарезать солидный кусок бараньего бока. Впрочем, отсутствие внимания и слуха были только видимостью. Как всякий гасконец господин комендант был весьма чуток ко всему и от него укрылась та холодность, с которой графиня де Суассон ответила на поток любезностей, которыми ее осыпал дю Плесси-Бельер буквально с порога. Значит, графине не была приятной возложенная на нее миссия, делал про себя выводы де Безмо, верный своей привычке запоминая едва ли не слово в слово все сказанное между графиней и маршалом.

Похвалы же посыпавшиеся в адрес приготовленного по рецепту самого коменданта седла барашка напротив были верхом любезности. Польщенный и довольный собой до крайности де Безмо поднял благодарный взгляд на графиню, отмечая, как глаза королевской фаворитки блеснули холодком в сторону маршала, удостоенного всего навсего просьбой поддержать комплименты в адрес обеденного меню.

- О, мадам, мадам... Вы возносите меня на пьедестал, столь незаслуженно, - с кажущимся смущением ответствовал маркиз, не переставая между тем отправлять солидные порции мяса в рот и поливая новые кусочки еще дымящимся и источающим аромат соусом.

- Попробуйте еще вот эту часть, мадам... ее запекали и морили на медленном огне, замаринованную в пикантном соусе... да да, вот эту самую.

Он поднялся и сам нарезал описываемый лакомый кусочек с большого блюда, скрывавшегося до самого последнего момента под серебряной крышкой.

- Это нужно есть медлено и вдумчиво... только почувствуйте, какой букет! - качая головой в такт своим словам Безмо сам уже почти исходил слюной, - Розмарин прибыл прямехонько из Беарна, поверьте, дорогая графиня. И к нему непременно вино вот из этого кувшина.

В отсутствие лакеев, де Безмо сам разлил по бокалам принесенное в последнюю очередь вино и снова вернулся на свое место, но тут же подскочил с бокалом в руке, едва не расплескав красное вино на драгоценную льняную скатерть.

- Предлагаю тост, мадам и месье! Хоть Бастилия и не самое приятное место для того, чтобы назначать здесь свидания, однако же, на все можно смотреть и с обратной стороны. Для нас с господином маршалом несомненно величайшая честь и удовольствие наслаждаться обществом прекраснейшей графини де Суассон, - он слегка качнулся, но удержал свой бокал и с любезной улыбкой наклонил голову, - За Вас, дорогая графиня!

13

Отправлено: 30.06.13 23:56. Заголовок: Заметила ли она? Ода..

Заметила ли она? Одарив Ее Светлость одной из своих самых дерзких улыбок, Франсуа-Анри с нежеланием и некоторым усилием выпрямился, выпуская ускользавшую от него руку графини. В его синих глазах, оттененных скромным букетиком маленьких фиалок, чудом сохранивших свежесть, читались все невыстреленные шутки, плясавшие на кончике его языка. Она заметила, подсказало сердце, забившееся чаще при звуке голоса Олимпии, когда она с видимой холодностью отстранилась от ухаживаний маршала, приглашая его переключить свое внимание и любезности к их гостеприимному хозяину.

Дю Плесси откинул волосы на плечи небрежным жестом руки и взглянул на де Безмо, по всей видимости, поглощенным уничтожением плодов собственного творения. Слышал ли он то, что предназначалось его ушам или умел проникать глубже в то, что действительно происходило прямо перед ним?

- Помилуйте, дорогая графиня, я всего навсего одну минуту здесь, а Вы уже готовы обвинить меня в неслучившемся потопе, - с еще более дерзкой улыбкой ответил маршал, медлено передвигаясь к приготовленному для него месту от стула графини.

Его рука все еще лежала на спинке стула графини, что было непозволительной вольностью, и его улыбка была все более дерзкой. Если не желаешь, чтобы увидели твою слабость, нападай, дерзи, бей без предупреждения, вот были несложные правила ведения придворной пикировки и дю Плесси был намерен во всем следовать им, коль скоро им с графиней де Суассон предстояло разыграть первый акт пьесы "встречи двух извечных врагов" на глазах у коменданта Бастилии. Хоть до того момента у маршала не было оснований подозревать де Безмо в нелояльности к себе, он не сомневался в том, что маркиз будет отчитываться перед королем, рано или поздно. И без сомнений речь может зайти и об этой встрече, если только...
Усаживаясь на стул, Франсуа-Анри бросил вопросительный взгляд на Олимпию, но повременил озвучивать свои догадки. По нарочитому невниманию к ним маркиза было видно, что он старался не прислушиваться к их разговору или делал вид. Его Величеству могло быть неизвестно о цели приезда графини в Париж помимо отеля де Суассон, но знал ли о том комендант? Маршал был вынужден, впрочем не без восхищения, отдать должное умению графини ловко отвлекать внимание собеседников, особенно мужчин, от главной темы разговора, когда ей то было угодно.

- Наложите на мои уста печать, дорогая графиня, но тогда Вам придется стать жертвой моих восхищенных взглядов. Однозначно, я не сумею отдать должное этому прекрасному обеду с завязанными глазами, - игриво в тон своей собеседнице ответил дю Плесси, с облегчением облокотившись на спинку стула.

Следовало отдать должное и де Безмо, ведь он мог распорядиться поставить табурет для арестанта тюрьмы Его Величества, но в противовес этому он выказывал всякое уважение к маршалу как к своему гостю. Значит, помимо злополучного приказа об аресте, привезенного мушкетерами, никаких других письменных или устных поручений относительно содержания маршала у де Безмо не было. А приезд графини скорее всего только подкрепил доброжелательное отношение коменданта к своему новому постояльцу.

- Месье де Безмо, я должен похвалить Вас и немедлено за необычайный комфорт, который Вы предоставили мне в моих апартаментах, - весело продолжал застольную беседу Франсуа-Анри, не переставая постреливать улыбками и пылкими взглядами в сторону графини, - Вы не поверите, но после двух ночей проведенных в Фонтенбло, Бастилия кажется мне сущим раем на земле. Да да, - подтвердил он, протягивая руку за бокалом, стоявшим на крайне неудобном от него расстоянии, - Здесь тишина, покой... а воздух! А вид! Из моего окна я мог любоваться половиной Парижа. Увидел бы и другую, если бы не рассветный туман, - он бросил многозначительный взгляд на графиню - он не спал до самого утра, занятый написанием писем, одно из которых неслось к стряпчему, отошедшему от дел, старинному слуге и другу семьи де Руже, другое же было отправлено в казармы мушкетеров, чтобы быть переданным сержантом де Сен-Пьером в руки лейтенанта д'Артаньяна.

- Прекрасный тост, дорогой маркиз! Я не мог бы сказать лучше! - подхватил инициативного сотрапезника маршал, хоть от него и не укрылось, что Безмо то ли по невниманию своему, то ли из желания угодить фаворитке короля, опередил ее. Он поднял бокал, до которого наконец смог дотянуться, и воскликнул вслед за комендантом, посылая очередную дерзкую улыбку Олимпии - И я желал бы только вторить Вам, дорогой мой Безмо, за графиню! За прекрасную графиню!

14

Отправлено: 03.07.13 00:33. Заголовок: Рассветный туман? За..

Рассветный туман? Забыв о твердой решимости не уделять дю Плесси ни малейшего внимания, Олимпия одарила его долгим взглядом поверх седеющей шевелюры коменданта, который, на ее счастье, склонился в этот момент к блюду с бараниной с ножом и видом счастливого любовника. Если бы Безмо не был столь занят выбором самого лакомого кусочка для своей почетной гостьи, то непременно заметил бы тревожный вопрос в бархатных очах графини.

Что не дало Вам уснуть до рассвета, Анри? Ваша рана? А может, мысли обо..

Звякнула серебряная крышка, и Олимпия тут же отвела глаза. Озабоченно сдвинувшиеся брови разгладились, как по мановению волшебной палочки, и улыбка, застывшая было на мгновение, вновь сделалась живой и текучей, придавая лицу графини капризное очарование, с успехом заменяющее ей классическую красоту младших сестер – Гортензии и Марианны. Сейчас вся сила этого очарования была направлена на коменданта, и легкий румянец, вызванный его восторженным тостом, был равноценен атаке тяжелой кавалерии. Редкий мушкетер мог устоять перед столь безжалостным штурмом, а тоскливая нотка, прозвучавшая в голосе Безмо, когда он помянул избегающую его нового жилища супругу, сулила и вовсе легкую победу над скучающим без дамского общества гасконцем.

- Льстецы! - вздохнула графиня с легким смешком и покачала головой, но безропотно подняла бокал, принимая комплимент в свой адрес. – Однако вино и вправду недурно и делает честь Вашей изумительной баранине, маркиз. Надеюсь, что оно разбудит аппетит даже в господине дю Плесси, и он, наконец, перестанет есть глазами меня и отведает этого сочного мяса. В противном случае ему очень скоро придется довольствоваться лишь ароматом, веющим над опустевшим блюдом.

За ее насмешливым тоном трудно было угадать опасение, что боль, причиняемая раной, лишает маршала аппетита. Олимпия знала, что для выздоровления нужны силы, и одной молодости и здоровья не всегда достаточно. На ее глазах немало молодых и крепких мужчин отошли в мир иной от, казалось бы, пустячных ран, и ей вовсе не хотелось, чтобы маршал дю Плесси оказался в их числе. Тем более, что в душе она считала себя главной виновницей его ранения, и мысль об этом причиняла ей некоторое беспокойство.

- Позвольте мне порекомендовать Вам вот этот аппетитный ломтик, дорогой маршал, - она ловко поддела ножом румяный кусок мяса, на который уже было нацелилась вилка Безмо, и положила его на все еще пустующую тарелку дю Плесси, сделав вид, что не замечает, как разочарованно вытянулось лицо коменданта при виде столь вопиющей покражи. – Баранина, как известно, укрепляет силы, а поскольку после обеда я рассчитываю на Ваше общество в прогулке по саду нашего гостеприимного хозяина, которую он мне любезно предложил, силы Вам понадобятся очень скоро. Вы… Вы ведь присоединитесь к нам? Разумеется, если господин Безмо не станет возражать.

Вы ведь сможете?

На мгновение у Олимпии мелькнула опасная мысль отослать коменданта куда-нибудь, не дожидаясь окончания обеда. Сослаться на волю короля и потребовать, чтобы ее оставили наедине с маршалом прямо сейчас. Слишком много ей надо было сказать, слишком много хотелось услышать – безотлагательно. Но, вспомнив про «уши», а также про чересчур разговорчивого тюремного писаря, она решила не рисковать, а потому вместо просьбы о приватной беседе подняла бокал, в котором еще осталось больше половины.

- Дорогой маркиз, прежде, чем мы выпьем за Ваше гостеприимство и Ваш великолепный стол, позвольте мне все же произнести тост, с которого в ближайшие месяцы должна начинаться каждая трапеза всех добрых французов. Я пью за здоровье и благополучие Ее Величества королевы и за то, чтобы Франция этой осенью отпраздновала рождение наследника престола.

15

Отправлено: 03.07.13 13:15. Заголовок: - Хвалите моего пова..

http://img-fotki.yandex.ru/get/3001/56879152.3f6/0_10d3dc_32eb0fb9_orig.png

- Хвалите моего повара, господин маршал, - с нарочитой скромностью ответствовал де Безмо, при этом приложив ладонь к груди и изображая благодарные поклоны сидевшей направо и налево от него восхищенной аудитории.

- Вы совершенно правы, месье! - воскликнул комендант, поднимая голову и отвлекаясь на секунду от сочного кусочка баранины, на который уже положил глаз и нацелил свою вилку, - Воздух! Да, что там понимали бы эти скучные рифмоплеты в парижских салонах. Вот поселить бы парочку из них в башни Бастлии, чтобы они так сказать на собственном опыте вкусили все прелести, которые они так любят живописать в своих баснях. Вы представляете, на днях до меня дошел слух, что молодой де Ларошфуко, да да, сын герцога, осмеивал королевскую тюрьму, сравнивая Бастилию с катакомбами древнего Рима. Он даже осмелился говорить о патрициях, якобы незаконно лишенных своих прав и чести, - возмущенный не на шутку воспоминаниями о памфлете попавшем в руки Жоликера, а потом соответственно и к нему самому, де Безмо отвлекся от темы способов маринования баранины и предварительных манипуляций со специями, чтобы усилить вкус и придать еще большую нежность парному мясу, - Нет, Вы только подумайте, дорогая графиня, эти молодые люди совершенно не имеют меры. Они думают, что коли наш добрый король решил взять правление в свои руки, то и им теперь не возбранится писать и говорить все, что ни взбрело бы в их мятежные от скуки и безделия головы.

Замечание мадам де Суассон вернуло бравого гасконца с тропы войны на мирную стезю. Он не без удивления заметил пустующую тарелку "гостя крепости Его Величества" и поспешил присоединить свои усилия к ухаживанию за маршалом. Ткнув своей вилкой в пустую тарелку, как раз туда где всего минуту назад красовался апетитнейший кусочек, де Безмо смущенно улыбнулся и отрезал для дорогого гостя другой не меньший кусок от самой середины бараней лопатки.

- Прогулка по саду это непременное удовольствие, без которого этот обед не будет совершенным, мои дорогие. Уверяю Вас, дорогой маршал, Вы просто обязаны оценить всю прелесть прогулки по саду и по бастионам, оттуда открывается не менее занимательный вид, что и с высоты Вашей ка... эм, Ваших апартаментов. Мадам, - повернувшись к графине, де Безмо с обожанием смотрел в глаза итальянки, отчаянно качая головой, прежде чем успел прожевать очередной кусок мяса, чтобы ответить полнейшим согласием, - Я буду счастлив самолично показать Вам каждый уголок моего детища.

Под веселые шутливые реплики, которыми обменивались его гости, маркиз в докончил свою порцию баранина и всех прилагавшихся к ней маленьких закусок и изысков в полном упоении от внезапно случившегося общества. Он непрестанно вертел головой, обращаясь с полным согласия взором то к Великой графине, то к маршалу, не замечая, как невзначай прерывал их немую беседу взглядами.

- Ах, мадам, я не посмею отказаться это такого тоста! Да да, и теперь я буду ежедневно, и ежевечерне поднимать стаканчик доброго вина за здоровье нашей королевы. И да благословит Дева Мария нашего будущего дофина, - он с секунду помолчал, наполняя свой бокал, - Ведь это будет дофин, несомненно? Да что там, за будущего наследника престола!

Под звон бокалов, отмечающий новый тост, де Безмо не сразу расслышал скребущийся стук в дверь. Появившийся на пороге Жоликер тут же успел окинуть любопытным взглядом благородное собрание, увлеченное обедом и веселой беседой.

- Ваша трость, господин маршал, - тихо и с необычайным достоинством провозгласил Жоликер, поднося трость маршалу с таким видом, будто передавал ему ключи от Бастилии вместе с маршальским жезлом, - Месье де Монлезен, спешу доложить. К нам только что поступил новый заключенный, - извиняющийся взгляд в сторону дю Плесси, должен был означать, что секретарь коменданта ни в коем случае не включал маршала в число оных.

- Новый? Да когда же? Когда его привезли? - оживился вдруг де Безмо, с опаской оглядывая свой кабинет, который вот вот должен был снова обратиться из жизнерадостной гостинной и столовой в скучный кабинет коменданта тюрьмы, - Пусть подождут с ним... пусть обождут. Кто он кстати?

- Из Шатле, - ответствовал Жоликер, которому не терпелось поделиться новостями, - Его арестовали в компании нескольких цыган, впрочем, сейчас любой парижанин, не имеющий честного заработка, сойдет за оного. Арестовали их под утро на улице Соваль, - брошенный мельком многозначительный взгляд в сторону мадам де Суассон должен был привлечь внимание графини, ведь это было как раз недалеко от отеля де Суассон, - Они, представьте себе занимались тем, что останавливали проезжавшие по улице кареты и врывались в них, пугая до смерти пассажиров и кучеров. И, - Жоликер заглянул в маленькую сшитую из тончайших листов бумаги записную книжечку, - Срывали вуали с дам и крали... хм... поцелуи... так утверждал этот малый.

- Так отчего же его не оставили в Шатле, этого мерзавца? - спросил возмущенный до крайности де Безмо, отложив приборы в сторону.

- Дело в том, когда их доставили для допроса в Шатле, этот малый заявил, что у него есть благородный поручитель и что он знатного рода и не желает делить компанию с простыми ворами. К тому же, со вчерашнего вечера Шатле переполнена прибывшими цыганами... Вы наверняка уже знаете о том, что недалеко от Фонтенбло мушкетеры короля разгромили целый табор и захватили под арест всех. Практически всех.

- Пожалуй, мне придется заняться этим неожиданным пополнением. Жоликер, оставьте нового заключенного в приемной. Я сам спущусь туда. Не следует отвлекать наших гостей от обеда из-за такого незначительного казуса. Мадам, месье, я приношу мои глубочайшие извинения. Пусть мой уход не отражается на этом славном обеде. Месье маршал, обещайте мне, что разгромите всю вражескую армию, - де Безмо кивнул в сторону остатков баранины, еще украшавших собой огромное серебряное блюдо, - Мадам, я надеюсь, что мой сад покажется Вам прекраснейшим местом для прогулок и без моего общества. Я сожалею, моя дорогая графиня, что мне придется уступить честь сопровождать Вас в этой прогулке месье маршалу, - он приложился губами к протянутой ему руке и оставил вместо положенного этикетом скромного поцелуя сразу три, - Я присоединюсь к Вам на бастионах, как только это будет возможным.

// Париж, Бастилия. Бастионы и внутренний дворик //

16

Отправлено: 03.07.13 21:57. Заголовок: Не волнуйтесь, это б..

Не волнуйтесь, это были счастливые часы... и счастливые мысли, - прочла бы графиня в ответном взгляде Франсуа-Анри, но в ту же секунду неожиданный поворот головы коменданта прервал их молчаливый диалог глазами. Графиня вновь улыбалась, и хоть ее улыбка, обворожительная и способная заставить замереть в невольном любовании, была адресована вовсе не ему, дю Плесси с нескрываемым самодовольством улыбался в ответ.

- И впрямь я заметно отстал от Вас, - ответил он на шутку графини, принимая подкладываемые ему на тарелку лучшие кусочки баранины, - Но право же, Вашей Светлости некого винить в этом кроме самой себя. Вы и только Вы способны увлечь внимание любого зрячего. И если Вы обещаете мне прогулку в диковинном саду месье коменданта, я немедлено наверстаю упущенное, хотя, признаюсь, мой аппетит к жаркому еще не успел вернуться из долгих странствий.

На этот раз заметив вопрос в прекрасных глазах графини, он успел послать ответный взгляд, серьезный и долгий, без капли усмешки или дерзости, и только мимолетное движение губ: - Безусловно. И сразу же после того легкое пожатие плечами и согласный кивок коменданту, пустившемуся в ворчания о недавних эскападах салоньеров.
Едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, Франсуа-Анри склонился над своей тарелкой и принялся уничтожать знаменитую баранину де Безмо, время от времени кивая головой в ответ на пассажи особенно требовавшие внимания. К счастью, большая часть жалоб и замечаний де Монлезен адресовал к графине, по-видимому, считая тему воспевания своего мрачного заведения весьма галантной и подходящей для обеда.

- За наследника престола! - дю Плесси присоединился к новому тосту, успев оценить укрепляющее действие вина из погребов Бастилии.

Пока маршал с завидным усердием и тщанием расправлялся с кусками баранины, вернулся секретарь коменданта с тростью в руках.

- О, моя трость! Спасибо, любезный. Вы очень внимательны, - поспешил ответить ему Франсуа-Анри, убирая трость за спинку стула, он мельком взглянул в лицо Олимпии, чтобы улыбкой успеть успокоить ее новые подозрения относительного его состояния, - Смешная причуда право же, но я заметил, что трости прочно завоевали лидирующую позицию среди модных аксессуаров. Оказаться в Париже без столь удобного и изящного предмета было бы крайне некомильфо.

Скудные и между тем весьма исчерпывающие сведения, поднесенные к обеду вместо десерта неисправимым болтуном Жоликером, дали новую пищу к размышлениям маршала. Он переглянулся с графиней де Суассон, когда секретарь многозначительно запнулся, назвав улицу, недалеко от которой находился отель де Суассон, и поднял бокал, чтобы запить особенно большой кусок мяса. Поторопившись закончить с обедом, маршал расcчитывал на то, что прием и занесение в реестр дела вновь прибывшего арестанта отвлечет Безмо на достаточно долгое время. Как только комендант поднялся из-за стола, дю Плесси разыграл сокрушенное лицо и с глубоким сожалением посмотрел в окно, через которое виднелся комендантский садик и бастионы. При этом он постарался прикинуть в уме, из каких еще окон можно было бы увидеть прелести садового искусства и зеленые склоны бастионных газонов. Де Безмо нисколько не преувеличивал, говоря, что это обособленный райский уголок в самом сердце мрачной крепости, в сторону садика выходили только окна комендантской квартиры и кабинета. А значит, прогуливаясь там, они с графиней могли расcчитывать на некоторое подобие уединения, если только сам комендант не поспешит присоединиться к ним.

- Не беспокойтесь, дорогой маркиз. Служба королю прежде всего, нам ли это не понимать, - подбодрил он де Безмо, поспешно засобиравшегося покинуть их общество, - Так мы дождемся Вас на бастионах, непременно, - уже шепотом добавил он, с озорной улыбкой переглядываясь с графиней.

Их оставили наедине, но надолго ли, можно было лишь предполагать. Прекрасно зная о хитроумных архитектурных решениях королевских резиденций, маршал ни минуты не сомневался, что и в королевских крепостях имелись тайные ходы и трубы для подслушивания. Не была ли поспешная ретирада де Монлезена уловкой, чтобы оставить их наедине и заставить совершить ошибку? Не зная, насколько можно было доверять гостеприимному коменданту Бастилии, дю Плесси не сказал ни слова из того, что желал бы сказать на самом деле. Он допил вино из своего бокала и поднялся из-за стола.

- Вы ведь не откажете подать мне руку, дорогая графиня? - все тем же тоном несносного насмешника спросил он Олимпию, обращая к ее глазам самый умоляющий взгляд, - простите, мы не можем говорить здесь свободно.

И как в подтверждение тому двери в комендантский кабинет открылись и в зал вошли три лакея, неся чаши с водой и полотенцами для умывания рук. Позади этой процессии шел караульный офицер.

- Мадам, господин комендант дал мне приказ остаться в Вашем распоряжении. Если Вы пожелаете, я провожу Вас и господина маршала в сад.

- Как это предусмотрительно со стороны любезного маркиза, - заметил дю Плесси и повел графиню к выходу, опираясь при этом левой рукой на трость с такой вальяжностью, что можно было подумать, он щеголял своей вынужденной хромотой и слабостью, а не страдал вследствие их.

// Париж, Бастилия. Бастионы и внутренний дворик //

17

Отправлено: 05.07.13 01:40. Заголовок: Какой восхитительный..

Какой восхитительный болтун, - думала мадам де Суассон, втихую разглядывая из под ресниц тюремного писаря, который не только с дивной бесцеремонностью прервал обед своего начальника, но и с бесхитростным видом выкладывал перед гостями коменданта подробности, без сомнения, забавные, но никак для их ушей не предназначенные.

- Улица Соваль? Подумать только, да ведь это совсем рядом с моим домом. Какое странное совпадение… - проговорила она вполголоса, поймав выразительный взгляд дю Плесси. – Мой дорогой Безмо, я отпускаю Вас отдать дань Вашему долгу, но лишь с одним условием – по возвращении Вы расскажете мне все-все-все об этом шутнике, которого так вовремя арестовали. Не хотелось бы мне стать жертвою столь дерзостного розыгрыша. И да, мы с маршалом непременно дождемся Вас в саду – ведь без рекомендаций любящего хозяина он рискует многое потерять в наших неопытных глазах.

Пылкие поцелуи коменданта были ей ответом. Однако же, Олимпия не спешила торжествовать победу – Монлезен мог быть очарован, но не настолько, чтобы вконец потерять голову и осторожность вместе с нею. Предчувствие не обмануло графиню – едва маршал, будто отвечая на ее мысли, поднялся из-за стола, как бдительность коменданта явила себя в лице офицера стражи, которому, без всякого сомнения, было поручено бдительно следить за арестантом. А может, и за самой Олимпией – кто знает, за какие именно услуги Фуке прислал де Монлезену лучшее вино из своих погребов: прошлые или будущие?

- Я принимаю Вашу руку, маршал. И Вашу помощь, синьор офицер – без проводника нам ни за что не отыскать дорогу в тайный сад синьора коменданта, - графиня обмакнула пальцы в розовую воду и, вытерев их салфеткой, едва коснулась рукава дю Плесси, стараясь никоим образом не побеспокоить его рану. Впрочем, по виду маршала никто бы не сказал, что еще сутки тому назад он метался в горячке и едва узнавал тех, кто был рядом - неисправимый щеголь вывел ее из комнаты с таким видом, будто провожал на прогулку в Тюильри, где собрался весь цвет Парижа, а вовсе не в тюремный двор.

// Париж, Бастилия. Бастионы и внутренний дворик //

18

Отправлено: 12.08.13 20:55. Заголовок: // Париж, Бастилия /..

// Париж, Бастилия //

По суетливой болтовне коменданта Арман понял, что тот из кожи вон лез, чтобы поскорее увести его внутрь крепости, откуда герцог не смог бы разглядеть владельца второй кареты, ожидавшей во внутреннем дворе. То, что гербовые значки прекрасно читались и на куда более дальнем расстоянии и де Руже прекрасно разбирался в геральдике, по-видимому, просто не пришло в комендантскую голову. Все это вместе с импровизированным гостеприимным радушием, заставили Армана улыбаться в ответ де Безмо. Он шел следом за маркизом, ни разу не оборачиваясь назад. Если визитером Бастилии помимо него самого и в самом деле была сама графиня де Суассон, то меньшее, что он мог сделать для Ее Светлости, так это напустить на себя полностью отрешенный вид, как будто он и не заметил гербы на ее карете. В конце-концов, графиня могла прислать своего врача для Франсуа-Анри по просьбе самого короля. Это было вполне логичным, если принять во внимание, что оба врача, пользовавшие рану маркиза в Фонтенбло, так там и остались.

- Вы очень любезны, господин маркиз, - сдержанно ответил Арман на приветсвенную тираду де Безмо, едва успевая вставить хотя бы слово в речевой поток, - Так маршалу уже значительно лучше, раз он прогуливался по бастионам? Это радует.

Попытка угадать причину ареста и ссылки дю Плесси-Бельера в Бастилию была настолько же наивной сколь и бесхитростной в глазах Де Руже. Он только усмехнулся, не отвечая на вопрос и оставив коменданту самому делать выводы в соответствии со своей логикой.

- У Вас довольно просторно, - обронил герцог, входя в кабинет коменданта, показавшийся ему больше похожим на обеденный зал на добрую дюжину гостей, - Мне необходимо встретиться с маршалом дю Плесси-Бельером, господин де Монлезен. Надеюсь, привелегия частной беседы не отменена для Его Светлости? - без обиняков Арман решил сразу же перейти к делу, чтобы не попасть на удочку известного гасконского гостеприимства маркиза, о котором за пределами Бастилии давно уже ходили слухи.

19

Отправлено: 17.08.13 19:44. Заголовок: Париж, Бастилия - ..

Париж, Бастилия

- Прошу, дорогой герцог! Прошу Вас, чувствуйте себя как дома в этом уютном пристанище одиного философа, - с присущей ему помпезностью де Монлезен простер руку перед генералом, как только караулившие у его кабинета офицеры отворили обе створки дверей.

На столе уже дымилась суповница с супом, разогретым в честь повторного обеденного приема. Его чесночный аромат струился по комнате, выдавая пристрастие коменданта к родной беарнской кухне. Чеснок и перец были явно в чести в Бастлии, поскольку ни один из дежуривших офицеров и взглядом не выдал своего удивления или неприязни к столь сильному и резкому запаху.

Пропустив де Руже вперед себя, де Монлезен с завидным проворством, которому нисколько не повредил подъем по крутой лестнице, подскочил к столу и снял серебряную крышку с одного из блюд, украшавших огромный письменный стол, превращенный ради высоких гостей в обеденный.

- Да! Я так и знал, что мой повар не подведет меня! Ну не чудо ли! В начале апреля у нас на столе оленина! Это, дорогой мой герцог, знак особенного к нам внимания, да да. Месье суперинтендант вообще очень печется от пребывании здесь заключенных. Не подумайте, что эта роскошь доступна исключительно мне. Для заключенных, на которых нет особых запретов, подаются обеды и ужины с той же кухни, что и на мой собственный стол.

Умышленно или нет, но де Безмо позабыл упомянуть, что таковыми счастливчиками были всего двое из его постояльцев - таинственный де Бельфлер и собственно брат герцога де Руже, маршал дю Плесси-Бельер, получивший в свое распоряжение просторную камеру с видом на бастионы.

- Вам необходимо встретиться с Его Светлостью? Так это же дело одной минуты... впрочем, нескольких минут. Вы же знаете о состоянии нашего дорого маршала, не так ли, Ваша Светлость? - на живом лице гасконца выразилась минутная печаль, впрочем не долго задержавшись, она тут же уступила место любопытству, - Должно быть у Вашей Светлости есть срочное дело к Вашему брату? Не стану препятствовать, ни в коем разе! Что Вы! Его Светлость мой гость и я только рад оказать все гостеприимство, кое позволено мне законом Его Величества. Жоликер!

Вызванный секретарь появился на пороге комнаты с быстротой, которая выдавала то, что все то время он был поблизости, точнее, прямо за дверью.

- Немедлено за месье маршалом! Пригласите Его Светлость к обеду. И даже если маркиз начнет отказываться, просите его.

- Слушаюсь, господин комендант.

- Скажите, что герцог де Руже ожидает.

20

Отправлено: 17.08.13 22:52. Заголовок: Трудно было распозна..

Трудно было распознать, что в речи говорливого коменданта Бастилии заслуживало внимания, а что было пустым сотрясанием воздуха. Де Руже поежился от одной мысли о том, что ему предстоит отобедать с этим несносным болтуном, и тут же твердо решил, что уедет из крепости сразу же после встречи с Франсуа-Анри. Пусть комендант уплетает своих каплунов и чесночные суп в обществе собственной персоны или своих офицеров, ему нет никакого дела, а тем более аппетита.
Услыхав, что в намерения коменданта входило заставить маркиза подняться по лестнице на самый верх башни ради встречи с ним, да еще и устроить обед на троих, Арман вышел из отчужденного оцепенения и позвал секретаря, прежде чем тот успел скрыться за дверьми.

- Подождите, месье! Подождите! Месье, я думаю, что будет уместнее, если я встречусь с господином маршалом в его камере. В его состоянии подъем по лестнице не рекомендован Его Светлости. У меня есть основания опасаться за его рану. Пусть Ваш секретарь проводит меня к камере месье дю Плесси.

- О, не извольте волноваться, Ваша Светлость, после встречи с очаровательной посетительницей господин маршал вряд ли вспомнит про свою рану. Бог мне свидетель, я сам видел, как он буквально впорхнул наверх в свою камеру после прогулки на бастионах.

Арман повернулся к секретарю, оказавшемуся еще более словоохотливым, чем его господин, а затем снова к де Монлезену.

- И все-таки, месье, я предпочту навестить маршала в его камере. И удостовериться, что его разместили как того заслуживает человек в его положении. А потом, если состояние маршала и впрямь позволяет ему подъемы по лестницам, мы непременно поднимемся и почтим Ваше Сиятельство компанией за обедом.

Он не умел лукавить, как и не умел обманывать ни сторонних людей, ни самого себя. Но в эту самую минуту чувствовал, что обязан был переступить через свои принципы и то, что было важным только для него самого. Ради брата и ради того, что считал важным граф д'Артаньян, отправивший к нему гонца с вестью о Франсуа-Анри и о просьбой незамедлительно отправиться в Париж. Зачем ему было оставлять Фонтенбло и вверенное ему дело, если он не сумеет выжать всю возможную пользу из своего положения и значимости герцогского титула?

// Париж, Бастилия. Камера маршала дю Плесси-Бельера //


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Королевские тюрьмы. » Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости