Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Королевские тюрьмы. » Париж, Бастилия


Париж, Бастилия

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

03.04.1661

Басти́лия (историческое название la Bastille Saint-Antoine) — изначально крепость, построенная в 1370—1381 гг., и место заключения государственных преступников в Париже.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9166/56879152.205/0_d0f5a_9b21d4e8_orig

2

Отправлено: 12.06.13 01:23. Заголовок: 3 апреля, после полу..

// Версаль. Сады вокруг замка и старый пруд //

3 апреля, после полудня

Путь от Версаля до Парижа был много короче, чем от Парижа до Фонтенбло, а голова мадам де Суассон была полна самых разных мыслей, поэтому графиня пропустила тот момент, когда ее карета проехала парижскую заставу. В другое время сей знаменательный факт вряд ли остался бы незамеченным, но эскорта из двух мушкетеров, любезно выделенных ей королем, оказалось довольно, чтобы городская стража «не заметила» въезжающий в город экипаж.

Из глубокой задумчивости Олимпию вывели все те же мушкетеры, один из которых подъехал к окошку кареты и, склонившись к шее коня, что должно было изобразить поклон, спросил графиню, желает ли она, чтобы они с товарищем сопроводили ее до самого отеля де Суассон.

- Нет, нет, зачем же, - Олимпия выглянула в окно и немало удивилась, разглядев впереди стены Лувра. – Не хватало только, чтобы мои домочадцы решили, будто я возвращаюсь домой под арестом. Благодарю вас, господа, и не смею более задерживать.

Две шляпы взметнули смрадный парижский воздух, и мушкетеры развернули лошадей в сторону Сен-Жерменского предместья, где квартировалась их рота. Горничная Лаура проводила их долгим взглядом и еще более долгим вздохом.

- Да, я бы тоже не отказалась от такого ареста, - хихикнув, Симонетта ущипнула товарку за пышный локоток.

Олимпия тоже провожала мушкетеров взглядом, но совсем по другой причине. Дважды прозвучавшее слово «арест» направило ход ее мыслей в направлении, которого она старательно избегала со вчерашнего вечера. Как странно, что эти мысли настигли ее именно сейчас, когда карета графини катилась по набережной Сены и должна была вот-вот свернуть к отелю Суассон. Кучер уже натянул поводья, притормаживая перед поворотом. Карета качнулась, Олимпия подняла руку, чтобы ухватиться за бархатную петлю, но вместо этого пальцы ее сомкнулись на шнуре, протянутом к козлам.

- В Бастилию! –мадам де Суассон откинулась на подушки, закусив губу, словно уже пожалела о вырвавшемся у нее приказе. Собственно, так оно и было, но карета уже выворачивала обратно на набережную, и ей оставалось лишь смириться с последствиями своего импульсивного решения.

Горничная и камеристка недоуменно переглянулись.

- Быть может, синьоре контессе лучше сначала отобедать и переменить платье? – спросила, наконец, Симонетта.

- Я не голодна, - солгала Олимпия. – Что же до моего платья…

Выразительный взмах руки должен был означать, что для визита в Бастилию сойдет и дорожный наряд, не успевший безнадежно измяться и запылиться за время короткой поездки из Версаля.

Лисья мордочка Симонетты по-прежнему выражала недоумение и нечто, близкое к неодобрению столь легкомысленного решения ее госпожи.

- И потом, стоит только вернуться в отель Суассон, и только небу будет известно, смогу ли я выйти оттуда без королевского приказа, - пояснила графиня. – А у меня еще слишком много дел, чтобы так безрассудно пожертвовать свободой. Так что воссоединение семьи чуточку подождет.

Двойной вздох – вот все, чем ее маленькая свита посмела выразить свое несогласие и разочарование нежеланием синьоры контессы воссоединиться с уютом, комфортом и роскошной кухней собственного дома. Олимпия пропустила его мимо ушей, поскольку была занята решением важной задачи – под каким соусом (нет, положительно, обед бы не помешал и ей) добиться свидания с человеком, брошенным в Бастилию на основании letter de cachet? Пока сия непростая задача занимала ее голову, карета графини потихоньку пробиралась сквозь полуденную толчею, пока копыта лошадей не застучали, наконец, по дереву – экипаж мадам де Суассон въехал на мост через ров, отделявший старинную крепость от бурления парижской жизни.

Явление знатной дамы в карете с герцогской короной на дверцах было встречено привратниками тюрьмы с таким невозмутимым спокойствием, будто подобные посетительницы наезжали в Бастилию пачками. Впрочем, не исключено, что так оно и было, ведь добрую часть заключенных составляли лучшие люди Франции. Пока один из привратников, получив от Симонетты серебряную монетку, гремел ключами у тяжелых ворот, его товарищ взял на себя роль Меркурия и отправился обрадовать коменданта крепости известием о том, что с ним желает самолично побеседовать Ее Светлость графиня де Суассон.

Забившись вглубь кареты, чтобы не устраивать тюремщикам бесплатное представление, Олимпия надеялась, что господин де Безмо не заставит себя ждать и поспешит на ее зов, как и положено галантному кавалеру, роль которого он исправно исполнял всякий раз, когда встречал племянниц кардинала во дворце Мазарини. Одного воспоминания о бравом гасконце, любившем самонадеянно покручивать ус, было довольно, чтобы губы графини тронула улыбка. Безмо был человеком, договориться с которым было нетрудно – по крайней мере, так казалось.

3

Отправлено: 13.06.13 22:14. Заголовок: // Париж, Бастилия. ..

// Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости //

Де Безмо подошел к небольшому овальному зеркалу оправленному в позеленевшую бронзовую рам и поправил свой шарф, затем камзол. Стряхнулся. Оправил камзол еще раз. Тибо, не ведая еще, отчего его хозяин вдруг решил отдать внимание своему костюму, тем не менее тут же подхватил платьяную щетку и прошелся по спине и плечам маркиза, стряхивая пылинки и разглаживая складки.

- Кто прибыл? Чья карета? Это... не может быть... на ней герб мадемуазель де Манчини, Матерь Божия, да что же это я... то ведь герб де Суассонов. Ну да, собственно графини и есть.

- Так и есть, Ваша Милость. Да вот и привратник уже бежит сам с докладом.

- К кому интересно пожаловали... -

Любопытство не считалось пороком в стенах Бастилии, камеры которой подолгу пустовали, и для охраны появление новых арестантов или визитеров было сродни балаганному представлению на праздничной ярмарке.

- Месье комендант! - привратник начал доклад с порога, даже не выждав и секунды, чтобы отдышаться, - Ее Свестлость, Великая графиня де Суассон, собственной персоной. В карете, во дворе. Ждут.

- Живо! Тибо, мою шпагу! Да не плащ, разиня, шпагу мою давай.

- Сию минуту, сейчас же, месье маркиз! А что же с маршалом дю Плесси-Бельером делать? Будить прикажете?

- Обед, Тибо! Ну не одному же мне за стол садиться. Пусть к обеду прибудут. Впрочем... для начала я узнаю, с какой целью пожаловала мадам Великая графиня.

- Так будить или не будить? - пробормотал Жоликер, разводя руками как будто взвешивая на невидимых весах наиболее верный вариант, - Пожалуй, дело то молодое... пусть отоспится, покуда у нас гостит. С другой стороны, а если Великая графиня к ним приехала? Эй там, каррраульный! Будить арестанта в пятой камере. И пусть в порядок себя приведут.

Шурша туфлями по гравиевой дорожке, ведшей через небольшой внутренний дворик, маркиз де Безмо на ходу поправлял перевязь, перевернувшуюся на плече, и придерживал шпагу, цеплявшуюся за недавно высаженные им кусты розового шиповника. Неожиданный арест маршала дю Плесси-Бельера хоть и удивил маркиза де Безмо, но это входило в общую практику придворных интриг при молодом короле. Следовало ожидать, что кто-то из молодежи пустится во все тяжкие, успеет надерзить королеве-матери или самому королю и тем самым заслужить краткосрочный отпуск с полным содержанием в Бастилии с последующей высылкой в родовой замок. Да что там, дуэли разрослись как грибы после осеннего дождя, маркизу едва ли не каждое утро сообщали о новых стычках и ссорах, попахивавших дуэльными поединками за милю. Могло статься, что и младший из братьев де Руже не поделил чего с кем-то при дворе. Да видать, попались голубчики.

- Ваша Светлость, мадам, - комендант склонился в глубоком поклоне перед дверцей кареты, удостверяясь, что на ней была эмблема дома де Суассонов.

Де Безмо склонился еще раз в поклоне, на этот раз подметя перьями плюмажа своей шляпы гравий у себя под ногами и галантно протянул руку графине, как только привратник откинул подножку со ступеньками вниз и отворил дверцу.

- Что привело Вашу Светлость в нашу скромную обитель? Неужели кто-то из наших постоянных гостей мог заинтересовать Вас, мадам? Прошу Вас, окажите честь старому солдату. Не каждый день мне доводится привествовать первую красавицу французского двора. Надеюсь, Вы останетесь к обеду, дорогая графиня? Мой повар готовит отменную баранину. Седло барашка под нежнейшим соусом.

4

Отправлено: 15.06.13 22:05. Заголовок: Дожидаясь явления ко..

Дожидаясь явления коменданта, Олимпия с любопытством разглядывала тюремный двор, в котором остановилась карета, проехав под низким сводом надвратной башни и сквозь узкий каменный мешок, со стен которого доблестные защитники Парижа некогда должны были осыпать вторженцев стрелами и камнями. Ее собственное вторжение на территорию королевской тюрьмы обошлось без подобных эксцессов – экипаж графини без всяких приключений добрался до высоких деревянных дверей, щедро обитых разнообразнейшим железом и украшенных, вдобавок, парой стражей с пиками, которые, при виде нежданной гостьи немедля побросали карты и кинулись занимать свои места по обе стороны величественного и угрожающего входа.

Если не считать этой достаточно комичной интерлюдии, вызвавшей чуть приглушенный для приличия смех у маленькой аудитории в лице первой статс-дамы королевы и двух ее прислужниц, Бастилия произвела на мадам де Суассон достаточно гнетущее впечатление. Крепость и снаружи не отличалась особыми архитектурными изысками, в отличие от Консьержери и других парижских укреплений, украшенных изящными средневековыми башенками, и оттого напоминала скорее огромный каменный сундук, чем замок. Внутри же… Олимпия вздрогнула от непонятного предчувствия и ощутила, как руки ее пошли гусиной кожей.

На ее счастье, обитые железом двери распахнулись, пропуская знакомую с детства фигуру, прежде чем графиня успела прочувствовать в полной мере гнетущую тень Бастилии.

- Синьор Безмо! Я рада видеть Вас не в столь печальных обстоятельствах, как в последний раз, – воскликнула она с неподдельным облегчением, намекая на предыдущую встречу у гроба кардинала Мазарини, и протянула руку коменданту. – Приветствую Вас в Вашем маленьком королевстве и надеюсь, что Вы непременно меня с ним познакомите.

С этими словами Ее Светлость выпорхнула из кареты, обдав коменданта нежным ароматом весенних фиалок. Предложение отобедать, высказанное де Монлезеном с некоторою робостью в голосе, было вознаграждено благодарным взглядом бархатных итальянских очей и явлением прелестных ямочек на щеках.

- Я только что приехала в Париж по поручению Его Величества и еще даже не была дома, так что с радостью приму Ваше приглашение и не сомневаюсь, что предложенный обед окажется весьма нескромным и сделает Вам честь, синьор комендант, - проворковала графиня, позволяя Безмо увлечь себя к дверям, отделяющим мир свободных людей от собственно тюрьмы. - Седло барашка! Мадонна, это звучит delizioso!

Симонетта, робко выглянувшая из кареты, бросила вслед госпоже тоскливый взгляд, сопроводив его достаточно громким и выразительным вздохом, в котором слились все муки Тантала и графа Уголино.

- Но я была бы безмерно благодарна Вам, маркиз, - Олимпия еще раз улыбнулась, произнося титул, который, как ей было хорошо известно, скромный гасконский шевалье походя присвоил себе без всякого зазрения совести, - если бы Вы распорядились накормить и мою маленькую свиту. Мы так спешили и так устали в дороге! А посему я всецело уповаю на Ваше гостеприимство и намерена беззастенчиво им злоупотребить в надежде, что Вы, в память о нашей давнишней дружбе, простите мне это маленькое злоупотребление.

Интересно, связал ли добрейший Безмо ее визит с арестом дю Плесси или предполагает, что графиню де Суассон привели в Бастилию дела ее покойного дядюшки? Ей было известно, что за господином де Монлезеном все еще числится долг по ссуде, которую Мазарини предоставил ему на покупку комендантской должности. Будь наследницей дяди она, а не Гортензия, Олимпия придумала бы, как использовать сей долг в свою пользу. Но поскольку денежные дела Мазарини ее нисколько не касались, это оружие было графине недоступно. Что отнюдь не обескураживало, поскольку за корсажем у ловкой итальянки пряталось куда более мощное средство сделать господина коменданта шелковым и податливым, как теплый воск.

// Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости  //

5

Отправлено: 17.06.13 00:47. Заголовок: - Да да, мадам, кака..

- Да да, мадам, какая неприятность, да покоится с миром душа Вашего дорогого дядюшки. Его Преосвященство был так добр ко всем нам, - поспешно перекрестившись, Безмо возвел очи к ярко-синему лоскуту неба, просвечивавшего в узком дворе крепости, он был рад видеть графиню де Суассон, вместо ее сестрицы Гортензии, унаследовавшей вместе с титулом и состоянием Мазарини долговые обязательства облагодетельствованных покойным кардиналом лиц, - Я рад это встрече, дорогая графиня. Как хорошо, что Вы не позабыли о верном друге. Право же, находясь на службе в Бастилии, я уже отчаялся встретить в этих стенах хотя бы одно дружеское лицо. И тут вдруг! Это невероятно, но так и есть - чистая случайность, мадам. Я называю такие совпадения королевскими.

Милостивая улыбка Великой графини окончательно очаровала не старого еще сердцем бывшего мушкетера, де Монлезен немедленно подтянулся и даже подкрутил ус левой рукой, предоставив правую в качестве опоры своей нежданной гостье.

- Это невероятно, дорогая графиня. Да Вы и сами не поверите, пока я не представлю Вам своего другого столь же неожиданного гостя. Что Вы скажете о скромном но весьма весьма изысканном обеде на три персоны, дорогая графиня? Дело в том...

Мягка рука мадам де Суассон уже покоилась на его руке и де Безмо собирался проводить графиню в свои личные покои, когда ее просьба слегка ошеломила маркиза. Он обернулся к начальнику караула и поспешно помахал ему рукой.

- Живее, живее, сержант! Распорядитесь немедленно! Позаботьтесь обо всем. Пусть напоят лошадей и зададут корма. А слуг мадам графини велите проводить в кухню. Там все-таки не столь зябко, как общей приемной, - пояснил он, поворачивая лицо к графине, - Вы не поверите, Ваша Светлость, но даже в самый жаркий июльский день, в стенах Бастилии так же зябко и сыро, как зимой. Но я распорядился каждое утро топить камины в моих квартирах, а также в тех камерах, где у нас... эм, - он пожевал губами, подбирая более мягкое слово, чтобы не шокировать свою гостью, - Где у нас размещены постояльцы... да. И в кухнях, там светлее, ведь окна выходят прямехонько на бастионы, а там и площадь видна. В хорошую погоду, как сегодня, там самые роскошные виды. Да да. Идемте же. И да, сержант! - строгое лицо коменданта Бастилии указывало на важность последнего распоряжения, - И поторопите там Жоликера! Я хочу, чтобы наш особенный гость успел к обеду.

Безмо решил сохранить в тайне имя последнего прибывшего в Бастилию арестанта ради маленького сюрприза для графини де Суассон, которая вряд ли ожидала встретить в стенах королевской тюрьмы самого маршала двора, некогда бывшего фаворитом короля. Впрочем, маршал мог вполне оставаться в сердце Его Величества, разве не было в истории Бастилии случаев, когда туда попадали даже друзья королей всего навсего за неудачную шутку.

- Еще несколько ступенек, мадам, - едва переводя дух, не переставал говорить маркиз, ведя графиню в комендантскую квартиру, - За удовольствие иметь прекраснейший обзор Сент-Антуанского предместья и наслаждаться свежим воздухом с высоты, приходится платить таким маленьким неудобством... мои апартаменты находятся на уровне четвертого этажа обычного парижского особняка... да-с, можно сказать мансарда... но ведь это еще не Донжон в Венсенском замке, не так ли?

// Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости //

6

Отправлено: 09.08.13 18:48. Заголовок: С тяжелыми мыслями о..

3-го апреля, около двух часов дня.

С тяжелыми мыслями о неразрешенных загадках, оставленных ему братом, де Руже так и не сумел уснуть за все время, что он провел в пути от Фонтенбло. Он мысленно перечитывал лаконичные строки написанные ему графом Д'Артаньяном и пытался представить себе задуманный им план. Из опасения перехвата его записки, граф не написал ничего конкретного о том, чем именно герцог мог помочь своему брату. Да и вообще, кроме настоятельной рекомендации срочно приехать в Бастилию и потребовать свидания с маршалом, в записке не было ничего. Или же он ничего не разглядел?

"Его Светлости маршалу дю Плесси во благо любая поддержка. Обеспокоенный состоянием здоровья маршала и узнав о его аресте, я положил себе за должное настойчиво рекомендовать Вашей Светлости лично навестить Вашего брата. Во благо короны и ради скорейшего разрешения всех проблем, в том числе и здоровья"

Либо у графа не было времени на более пространное письмо, либо он полагался не только на братскую преданность де Руже, но и на его смекалку. Во благо короны, это было единственным упоминанием, хотя и косвенным, о короле и долге. Писал ли д'Артаньян эту записку с соизволения короля? Но в таком случае, отчего же Его Величество не отдал приказ лично? И почему не велел разобраться в этом скандальном деле?

Хмуря и без того непрестанно сдвинутые брови, де Руже то и дело разворачивал записку, присланную ему с мушкетером, и перечитывал заново, пытаясь проникнуть в дебри мыслей гасконца, писавшего это послание. О чем думал лейтенант? Чем именно, по его мнению, Арман мог быть полезен своему младшему брату там, в Бастилии? Не имея ни малейшего представления о ходе мыслей мушкетера, равно как и о том, что именно ему было известно о аресте Франсуа-Анри и от кого, де Руже только оставалось строить предположения и от делать нечего выдумывать планы один безумнее другого, как помочь брату выбраться из заточения.

У городской заставы карету остановили и, не смотря на герцогскую корону, украшавшую гербы на дверях и попонах четверки лошадей, потребовали подорожные грамоты.

- В чем дело, господа? - спросил де Руже, протянув караульному офицеру бумагу, полученную им у Ла Рейни, в которой не видел никакой надобности.

- Беглые цыгане, Ваша Светлость. Вот уже всю ночь как их ищут по всему Парижу.

- Так а что же Вы требуете бумаги у въезжающих?

- Приказ был, месье, никого из Парижа не выпускать и не впускать без должных бумаг.

- Кто отдал этот приказ? От чьего имени?

- Говорят, что именем короля. Ну да мы то знаем, что наш молодой король всем чем угодно занят, только не делами о беглых висельниках, - ухмыльнулся офицер, возвращая грамоту, - Этот приказ привезли еще вчера вечером из Фонтенбло. Подписан он господином Ла Рейни, префектом Парижа. Велено досматривать все кареты.

- Даже придворных?

- Даже самого маршала двора, появись он здесь, месье. Вот так то.

- Ну, месье маршал въехал в Париж еще вчера, разве нет?

- Так то оно так... но ведь мог бы и выехать, - брякнул караульный, внимательно оглядывая углы кареты, - А без должной грамоты ему из Парижа не выехать.

- Ах вот оно что, - Арман откинулся на спинку сиденья, чтобы его лицо оставалось в тени, - Служба есть служба, месье. А теперь позвольте моему кучеру продолжить путь, если у Вас нет более вопросов.

Хлыст кучерского кнута весело просвистел в воздухе, щелкнув по крупам лошадей, и карета двинулась дальше, заметно сбавив ход на узких улочках Сент-Антуанского предместья. Арман не выглядывал более в окно кареты, так и доехав до самых ворот Бастилии. Если бы Франсуа-Анри вздумалось бежать из Бастилии, каким бы сумасбродством это ему не казалось, то одной кареты с герцогскими коронами ему будет мало. От него потребуют бумагу, подписанную Ла Рейни. Но отчего, черт возьми, префекту понадобилось вводить подобные строгости? И кто надоумил его на это? Ведь еще вчера префект был едва ли не самым заинтересованным лицом при дворе, желавшим скорого освобождения маршала.

- У Вас есть разрешение на визит, месье? - послышался строгий окрик и возле дверцы кареты показался стражник королевской тюрьмы.

- Я генерал де Руже, временно исполняющий обязанности маршала двора. Вот дорожная грамота, выданная для Вашего коменданта от имени префекта Ла Рейни.

- К господину коменданту? - стражник заглянул в карету и осмотрел ее таким же внимательным выискивающим взглядом, как и караульный у ворот, - А приказ у Вас имеется, господин генерал? По какому делу в Бастлию?

- Вас это не касается, - ответил Арман, не шелохнувшись и протянул бумагу, полученную им от префекта, - Я желаю видеть коменданта и немедленно.

- Да вот он и сам уже бежит, не извольте беспокоиться.

Когда стражник отошел на приличествовавшее расстояние от кареты, де Руже мельком глянул в окно, обнаружив рядом со своей каретой другую карету, также запряженную четверкой лошадей. На дверцах кареты красовались гербы Великого графа де Суассон с княжеской короной, а из окошек то и дело выглядывала любопытная молодая особа с огненно рыжими волосами, убранными в кокетливую прическу. Не подав и виду, что удивлен, герцог снова откинулся на спинку сиденья, дожидаясь коменданта Бастилии, маркиза де Монлезена.

// Париж, Бастилия. Квартира коменданта крепости //

7

Отправлено: 11.08.13 22:42. Заголовок: Париж, Бастилия. Бас..

Париж, Бастилия. Бастионы и внутренний дворик

Стоило отдать должное де Безмо, он умел слышать нотки меняющихся интонаций в  голосе собеседника. Когда графиня де Суассон тихо переспросила его, действительно ли приехавшим был герцог де Руже, маркиз тотчас же уловил в слабом голосе Ее Светлости не столько удивление, сколько неподдельное волнение. Не долго размышляя о том, чем именно это могло быть вызвано, комендант поспешил в кордергардию, которая по совместительствую являлась и приемной, неким предверием сродни Чистилищу. Оттуда визитеры Бастилии либо отправлялись обратно за ворота ни с чем, либо препровождались в покои коменданта для более интимной и спокойной беседы, не отвлекаемой гомоном голосов крикливого населения близлежащих кварталов сент-антуанского предместья, и лязком амуниции и пик караульных офицеров, совершавших обход коридоров Бастилии каждые пол-часа.

- Жоликер!

- Да, месье комендант, здесь. Всегда рядом, - отозвался секретарь, невесть каким чудом и впрямь оказавшийся как раз за спиной у Безмо.

- Поторопитесь в мой кабинет... обед еще не убран?

- Убран, Ваша Милость.

- Ну так накройте на стол еще раз. Герцог наверняка нигде не останавливался по пути из Фонтенбло. Хороший обед убдет приятной новостью... а за столом все остальные новсти будут тем приятнее.

- А Вы полагаете, герцог привез Вам неприятные известия, Ваша Милость?

- Не полагаю, Жоликер, только предполагаю, и не нам, а скорее всего месье маршалу, - бросил на ходу комендант, поправляя перевязь с рапирой внушительных размеров и шляпу с пышным плюмажем, который соперничал даже с тем, который украшал щегольскую шляпу маршала дю Плесси.

Вылетев пулей во внутренний каретный двор, где останавливались все прибывшие в Бастилию арестанты и визитеры, де Безмо окинул строгим взглядом замерших перед ним караульных, вооруженных помимо обычных пик еще и короткоствольными мушкетами на случай внезапной попытки к бегству вновьприбывающих арестантов.

- Спокойно, господа. Его Превосходительству известны правила королевской крепости и вряд ли он даст вам возможность поупражняться в поимке беглецов сегодня, - весело окликнул офицеров Безмо, бравым маршем выступая на встречу карете герцога.

- Рад привествовать Вашу Светлость! - торжественный взмах шляпой и поклон был адресован генералу еще до того, как лакей отворил дверцу кареты и де Безмо увидел лицо дожидавшегося приема генерала, - А мы вот с Вашим братом, маршалом как раз любовались видами Парижа с бастионов... - хмыкнув де Безмо спохватился, что едва не выдал их с дю Плесси прекрасную спутницу, но во-время осекся и со всем подобающим герцогскому титулу подобострастием протянул руку, - Прошу Вас, месье генерал, прошу! Будьте моим гостем. Хотя, полагаю, Вы здесь не столько ради моей скромной персоны, сколько ради Вашего брата. Его Светлости значительно лучше, поверьте. Отдых, лечение, все обеспечено в лучшем виде. Ведь именно затем Его Светлости и предписали приезд сюда, не так ли? - в улыбке гасконца промелькнул сарказм и он прищурил карие глаза, делая заговорщический вид, - Ведь строго между нами, некоторых озорников только так и можно убедить со всей серьезностью отнестись к собственному здоровью. Наш лекарь заявил мне с полной убедительностью, что маршал идет на поправку, но покой... покой, вот что требуется молодому организму. Только то и всего.

Ведя под руку своего высокого гостя к дверям, де Безмо мельком обернулся и краем глаза заметил метнувшуюся ко второй карете тень Великой графини. Веселый вздох был адресован высокопоставленной беглянке. Будь его воля, де Безмо и присвистнул бы, провожая мадам де Суассон, как это водилось в военной компании гасконских авантюристов вроде него или графа дАртаньяна. Но времена не те, да и место не то, не говоря уже о просьбе графини не выдавать ее присуствие никому.

- Вот здесь по ступенькам и наверх, Ваша Светлость, - суетливо подсказывал дорогу де Безмо, уводя своего гостя наверх в комендантскую квартиру, временно игравшую роль столовой и приемной для высоких гостей.

Париж, Бастилия. Квартира коменданта


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Королевские тюрьмы. » Париж, Бастилия