Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Франция. » Ле Вуэн.


Ле Вуэн.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Вечер 02.03.1661

Старинный полуразрушенный замок на острове Сеген к югу от Сен-Клу и от дороги на Версаль.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9823/56879152.313/0_ec7da_d243d81f_orig

2

Отправлено: 17.01.14 23:03. Заголовок: Обещание не пытаться..

// Сент-Антуанское предместье //

Обещание не пытаться высмотреть дорогу, по которой его везли, тяготило Жан-Люка. Только опасение, что его немедленно убьют и оставят его тело бесславно и бесполезно валяться в придорожной канаве, удерживало его от незатейливых трюков. Мысленно он то и дело предпринимал дерзкие попытки отодвинуть кожаную занавеску, висевшую на окне, и высунуться наружу. Сколько секунд он выиграет, прежде чем его затолкают обратно на сиденье? Две? Три? Сумеет ли он разглядеть хоть что-нибудь в темноте? Нет. Очевидным было то, что при даже самой отчаянной попытке, все что ему удастся, так это разозлить своих похитителей, один из которых уже предложил самый простой и радикальный выход из положения - голову с плеч.

"Черт возьми, как только отец умудрился связаться с этими людьми? В какие аферы он пустился, чтобы нажить себе таких врагов? Зачем? Неужели его состояния не достаточно для спокойной отставки? Да и была ли эта отставка, ведь он до сих пор числится в дипломатическом ведомстве и возглавляет корпус... кажется? Насколько хорошо я знаю собственного отца? Он никогда не посвящал меня в свои дела... а ведь шевалье намекал на что-то нечистое, связанное с турками или сирийцами," - размышлял виконт, пытаясь вспомнить недавнюю беседу с д'Эрланже, когда тот намекнул на некоторые дела графа де Сент-Амана, связывавшие его с нечистыми на руку торговцами с Востока и даже кем-то из парижских воров, - "Если бы я не заартачился тогда, а выслушал... Как дворянин я не мог допустить, чтобы кто-то порочил имя моего отца," - возразил он сам себе, но тут же ответил на это возражение, - "Но ведь шевалье говорил со мной как с другом... он явно что-то знает и не желал оскорбить меня."

- Не волнуйтесь, месье, наш путь не займет много времени. Может быть, Вы даже успеете вернуться к прерванному Вами ужину, - произнес Джэвед и Жан-Люку показалось, что он даже улыбнулся ему, хотя это могла быть всего-навсего игра света и тени из-за колыхавшейся на ветру занавески.

- Мне бы хотелось верить Вам, сударь. Потому что мое исчезновение не может не привлечь людей из королевской полиции.

- Еще раз повторю, месье виконт, - невозмутимо ответил перс, не расцепив скрещенные на груди руки, - Если Вашему другу вздумается искать Вас, это только осложнит Ваше положение. Не стоит вспоминать и о королевской полиции. Мой господин не любит, когда вмешиваются в его дела.

Не следовало давать этим варварам повод думать, что его испугали их угрозы, но Жан-Люк решил промолчать. Не известно, насколько хватит выдержки у его второго похитителя и не вздумается ли ему и впрямь осуществить свою угрозу. Валяться на обочине обезглавленным трупом, нет, эта перспектива не только пугала виконта, но, если бы он только посмел признаться в тому даже самому себе, заставляло сердце сжиматься до боли. Никогда еще он не ощущал страшную близость смерти настолько явно. А ведь еще недавно он намеревался подать прошение графу де Сент-Аману подать о нем рапорт в королевский драгунский полк. Правда, после того он уже сотню раз успел передумать и убедить себя в том, что бесполезная военная муштра только испортит его, ничему новому не научив. Но ведь вот же она - настоящая боевая ситуация, только погибнуть ему придется не в славном сражении. Де Сент-Аман судорожно сглотнул, предпочтя не доводить до логического окончания пришедшую в голову мысль.

- Мы приехали. Выходите. И не пытайтесь бежать, - скомандовал Джэвед, подтолкнув его к выходу.

Проморгавшись, Жан-Люк понял, что успел уснуть и не уследил за тем, как долго длилось их путешествие. То место, куда его привезли было похожим на парк, если бы не заросли кустарника по обе стороны от узкой дороги, на которой стояла карета. Перед ним был деревянный мост, спускавшийся к воде. Напротив моста был закреплен бревенчатый плот, на котором уже стояли сопровождавшие их всадники, держа под узцы своих лошадей.

- Куда?

- Вперед, месье. Только вперед. И не вздумайте прыгнуть в воду. Мы не станем доставать Вас... живым, - предупредил Джэвед и не слишком то почтительно пихнул Жан-Люка под локоть, - Стойте смирно.

Он крикнул что-то вознице и тот щелкнул кнутом по спинам лошадей, заставляя их пятиться назад. Развернувшись, карета отъехала от переправы и остановилась под раскидистым деревом, в котором Жан-Люк узнал огромный вековой дуб.

Переправа прошла в полной тишине, если не считать плеска воды под шестами паромщиков, стоявших по обе стороны плота и на удивление синхронно правивших плот к такому же деревянном настилу на противоположном берегу.

Там же Жан-Люк разглядел возвышавшееся на невысоком холме строение, похожее на замок с двумя башнями выдававшимися вперед, и еще двумя по краям. Виконт изо всех сил напрягал свою память, чтобы вспомнить, куда именно его привезли. Ведь это не могло быть слишком далеко от Парижа, от силы они ехали час или полтора. Но в какую сторону?

- Пытаесь угадать, где мы находимся? - с усмешкой, уже успевшей сделаться ненавистной Жан-Люку, спросил перс, следивший за взглядом пленника.

С берега им что-то крикнули, Джэвед ответил громким и неприятно высоким фальцетом, взвизгнув на каком-то особенном слове, как будто грозя кому-то. Сент-Аман с тревогой в сердце вгляделся в темноту, пытаясь рассмотреть поджидавших их на берегу людей. К его удивлению, там не было никого одетого столь же импозантно как те двое, что сидели с ним в карете. То были обыкновенные слуги в ливреях и шляпах французского покроя. Они сновали по берегу с факелами в руках, и только когда плот подошел ближе к деревянным мосткам, Жан-Люк успел разглядеть, что к берегу была пришвартована баржа, на которую что-то грузили. Но большее удивление виконта вызвало то, что его похититель кричал не на фарси, знакомом ему с детства, а на арабском.

- Постарайтесь не запоминать того, что увидите здесь, месье. Если только я не попрошу Вас об этом, - сказал Джэвед снова тем же угрожающим тоном без всякой тени усмешки, - Ступайте вперед. Гасум эфенди проводит Вас.

3

Отправлено: 28.01.14 23:50. Заголовок: Толпа калек и нищих ..

// Сент-Антуанское предместье //

Толпа калек и нищих окружала шевалье со всех сторон. Ему казалось, что он попал в водоворот грязных сточных вод, несущих его к плотине, которую вот вот снесет под его напором. Люди гудели, говоря о чем-то между собой. Его знания арго было недостаточным, чтобы разобрать, что именно говорили эти мытарствующие бедолаги, большая часть из которых видом своим и смуглостью лиц походила на цыган.

Его вывели из подземелья через узкий лаз, выходивший в подвал заброшенного склепа на кладбище. Почувствовав на лице дуновение ветерка, Анри Жискар вдохнул в полную грудь, радуясь тому, что вновь оказался на свежем воздухе. Кто-то сзади стянул с его лица повязку, закрывавшую глаза. Сказать, что он вылез из под земли обратно в мир божий и был озарен светом, было бы хорошей издевкой, ведь в кромешной ночной темноте не было не только света, но и божьего духа. Город мертвых, как называли это место между собой обитателя Двора Чудес, был и впрямь мертвым. Все вокруг вселяло страх и трепет. Торчавшие из земли каменные кресты, потерявшие форму и вид уже столетия назад, замершие над могилами статуи ангелов, с обрубленными крыльями и лицами, перекошенными из-за рубцов.

- Сюда, - прошелестело над самым ухом, и только тогда д'Эрланже увидел прямо перед собой лошадь и всадника, склонившегося к нему, - Твоя лошадь, шевалье... смотри, не вздумай сбежать.

- Куда там, ему его дружок нужен... этот с нами железно, - ответил за Анри Жискара человек, ведший его за руку.

Озираясь вокруг, д'Эрланже тщетно пытался угадать, в какой именно части кладбища они вылезли наружу, но понял, что это было также бесполезно, как и спрашивать у негодяев, окруживших его дорогу и подробный план местности. Он повиновался грубому толчку в плечо и запрыгнул в седло. Лошадь под ним оказалась смирной и тихой, как будто привыкла носить на себе разных седоков, меняя их каждый день. Должно быть, бродяги позаимствовали ее и остальных лошадей на конюшне почтовой службы Его Величества. Этот доселе неизвестный ему факт заинтересовал д'Эрланже, но он решил про себя сделать вид, что не придал тому никакого значения. Позднее, если ему удастся вызволить де Сент-Амана, он и виконт доложат обо всех обстоятельствах этого воистину захватывающего вечера господину де Ла Рейни. Кое-какие подробности вряд ли вызовут удивление префекта, по крайней мере, не такое же, как у самого д'Эрланже. Он никогда даже в самых смелых предположениях не мог представить себе, что источником обширных сведений о воровском мире столицы был никто иной, как сам Слепец Тэо. Мало того, его бывшего мэтра и нынешнего связывали какие-то давние дела, о которых ни тот, ни другой не обмолвились и словом с Анри Жискаром.

Вопросов было как всегда больше чем ответов на них, но Мотылек давно уже уяснил для себя, что в любом расследовании важно уметь задаваться вопросами и подвергать сомнениям все и всех. А ответы, они понемногу будут сами проистекать из все новых вопросов. То, что было вопросом в одной части огромной паутины расследования, могло оказаться ответом на вопрос в другой совершенно неожиданной части. Главное, только не забывать... не забывать вопросы и не забывать обстоятельства, при которых они появились.

- Далеко еще? - крикнул кто-то из воровской ватаги, поехавший с ним в качестве эскорта, когда они выехали за пределы города и дорога из мощеной булыжником превратилась в хлюпающую грязь.

- До реки... а там вниз вдоль берега. К переправе.

- А разве мы едем к острову? - осмелился спросить д'Эрланже, пытаясь узнать места, мимо которых они проезжали.

- И да и нет, - коротко ответил один из его спутников.

Тихий плеск воды был подтверждением того, что они и впрямь направлялись к реке. Но с которой части огромного города? Д'Эрланже тщетно пытался понять их местонахождение, всматриваясь в звезды, тускло мерцавшие в облачном небе. Свет луны то выглядывал из-за шпилей оставленного позади предместья. Что это было, церковь Всех Святых? Собор Сен-Дени? Нет... не похоже на то.

- Там... поворот на Сен-Клу будет... тогда налево свернуть надо, - подсказали едущему впереди и тут же послышалось злобное шиканье на болтуна.

Сен-Клу... да да, теперь Анри Жискар вспомнил наверняка местечко, о котором говорили люди Деревянного Зада в Нельской Башне. Ле Вуэн располагался на острове посреди Сены и был ничем иным как старинной крепостью с остатками стены и башнями, сохранившимися даже не смотря на изданный при Ришелье указ о срытии всех частных укрепленных строений.

До переправы они добрались в следующие пол-часа после того, как оставили за собой поворот на Сен-Клу. Однако же, опасное соседство было у герцога Орлеанского, вздумай он поселиться со всем своим двором в подаренном ему Сен-Клу, подумал д'Эрланже. На ум ему пришли воспоминания о принце. Решительном и суровом. Непохожим на себя и на все слухи о его характере и наружности, которые гуляли при дворе. После взрыва, прогремевшего на Лужайке перед дворцом Фонтенбло, Филипп бросился на помощь своему фавориту. А тот лежал на обломках взорванной телеги, которую геройски увез подальше от придворных, собравшихся на пикнике. Пожар полыхал совсем близко от них, освещая лицо принца, блестящее от пота и похожее на фарфор из-за густо нанесенных белил.
Зачем ему вспомнилось все это? ДЭрланже не успел провести привычный ассоциативный ряд между одним событием и тем, что происходило с ним в тот самый момент, так как кто-то схватил повод его лошади и силой заставил остановиться.

- Теперь тихо всем! Плот у берега. Но он мал. Переправиться смогут только пятеро всадников. Остальным ждать своей очереди, - зашептал главарь шайки и указал на шевалье, - Этого берем с собой в первую ходку.

Анри Жискар спешился, следуя примеру остальных, и повел свою лошадь под узцы на бревенчатый плот, заметно осевший в воду под тяжестью пятерых человек и их лошадей. Тихий плеск весел молчаливых паромщиков едва был слышен из нараставшего гомона птичьей стаи, потревоженной подъехавшими к переправе всадниками банды Нельской Башни.

С противоположного берега крикнули что-то. Один из паромщиков, которому ткнули между ребер острием ножа, ответил на незнакомом Анри Жискару языке и снова все стихло. Тишина и темнота. Клубы тумана поднимались над рекой над самой серединой переправы и Анри Жискар с трудом мог различить несколько фигур на берегу и возвышавшийся далеко позади них силуэт старой крепости.

- Стоять! - приказал вожак и весла паромщиков легли на воду, позволив плоту остановиться в нескольких саженях от берега, - А теперь тихо... к берегу причаль, - приказал он снова и ткнул ножом паромщика, - И без глупостей... а то ведь мои люди с того берега и вплавь доберутся, чтобы шкуры содрать со всех тут.

Люди на берегу видимо ожидали кого-то из своих, так как позволили парому приблизиться к берегу беспрепятственно. Но когда на берег выехали пять человек головорезов, они запоздало вскинули свои мушкеты, готовые выстрелить. Вожак предупреждающе поднял вверх руку и прокричал:

- Деревянный Зад шлет свой привет!

- Разве дела нашего господина с вашим главарем не завершены? Золото было передано, как и условились. Что нужно Деревянному Заду? - спросил один из охранников на берегу на ломанном французском.

- Проси твоего господина пропустить нас к себе или явиться самому, - не слушая возражений крикнул главный из прибывших бандитов, одновременно с тем прошептав паромщику приказ отправляться назад за следующей партией людей.

- Мы не звали никого. И господина моего тревожить не станем. Убирайтесь подобру-поздорову отсюда и дорогу забудьте.

Что-то просвистело и всадник по левую руку от толмача тихо простонал, свалившись из седла.

- Зови господина своего, басурман проклятый! А не то на ножи посадим и помянуть не успеешь своих святых, - пригрозил один из бандитов и второй свист предупредил мушкетный выстрел.

Второй всадник накренился в седле, выронив выстреливший в землю мушкет. Со стороны холма раздался злобный окрик, на который оставшийся в седле толмач выкрикнул что-то на своем языке.

- Проезжайте. И да спасет аллах ваши души, ибо когда мой господин прикажет убить вас, я начну с того, кто убил моего брата, - злобно прошипел он и указал на узкую тропинку, - Он ждет вас.

- Езжай впереди, - приказали ему двое из бандитов, - Эй, шевалье, держись позади. Деревянный Зад велел беречь тебя от пуль... мало ли что эти басурмане удумают делать.

Ошарашенный нехитрым, но жестоким ведением переговоров д'Эрланже подстегнул свою лошадь и направил ее по узкой тропинке следом за неожиданными напарниками по приключению. Позади себя они оставили двух бесцельно топтавшихся по песчанику лошадей и стонавшего басурмана, лежавшего рядом с трупом своего товарища.

4

Отправлено: 30.01.14 21:08. Заголовок: // Сент-Антуанское п..

// Сент-Антуанское предместье //

Слепой старик оказался кладезем новостей. Как-то подозрительно скоро он оказался на их пути, но как только маркиз услыхал о "белоручке-шевалье", ему не составило труда припомнить и тот факт, что господин префект не гнушался разного рода знакомствами. Видно и помощник его шел по проторенной дорожке, хоть и носил дворянский титул. Значит, для парижского префекта и его подчиненных сословное разделение имело весьма расплывчатые грани. Да и понятия о справедливом наказании кажется было весьма условным. Де Вард проглотил бы собственную шпагу, если бы слепой нищий и впрямь оказался добродетельным старичком, безвозмездно делящимся сведениями с комиссаром Шатле. Лица старика он разглядеть не сумел, но повадки и его и нехитрое умение увиливать от неудобных вопросов выдавало лукавый ум. Не иначе, этот старик был замешан в каких-то темных делишках, но был полезен префекту и потому свободно гулял по парижским закуткам.

- У меня не так уж много оснований доверять этому нищему, господин комиссар, - признался де Вард, когда они ехали в сторону версальской дороги, - Но, кажется, Вы лучше меня знаете, насколько можно довериться парижскому прощелыге.

- Я не стал бы иметь дела с человеком, готовым продать собственную мать ради наживы, господин капитан. Но я не чистоплюй. Если, благодаря наводке этого, как Вы изволили назвать его, прощелыги, мне удастся отыскать похищенного виконта де Сент-Амана, то глупо не воспользоваться его помощью. Свести его в подвал Шатле у меня будет тысяча возможностей, но, согласитесь, спасти жизнь виконта, у нас есть только один шанс.

- Может быть и так, - ответил де Вард, нехотя соглашаясь с доводами комиссара, - И все-же... я не привык иметь дело с такими проходимцами.

- Я слышал о последних событиях при дворе. До нас тоже доходят слухи и новостные сводки. И те, и другие свидетельствуют о том, что и в высшем свете достаточно таких проходимцев... правда, выглядят они гораздо лучше. Но Вы ведь не основываете свои выводы о благонадежности человека, только на основании того, сколько денег он вложил в свой костюм, сударь? Вы человек военный.

Ага, думал про себя де Вард, нашел на чем запанибрата меня держать, военный человек или нет, а война не всякого красит. Сильная у него обида на кого-то из мушкетеров, видать. Не иначе. Вслух он не стал высказывать свое предположение, что предвзятое отношение к придворным у комиссара было обусловлено собственным опытом в военной кампании и скорее всего имело касательство всего к одному или двум людям далеко не лучшего сорта. Ведь и у де Варда были свои счеты, да только, если бы одному шальному неблагодарному молокососу он судил обо всех молодых повесах, подвизавшихся при короле Людовике и его брате, то в пору было бы передавить их всех как тараканов или насадить на шпагу, презрев запрет на дуэли.

Дуэль... мысль о довольно жестоком, но в чем-то очень справедливом и честном разрешении споров между дворянами, напомнила ему о вызове, который бросил ему его бывший протеже. Де Вард не собирался скрещивать шпаги с младшим Лорреном, не тот полет, да и у него были свои причины на то. Причины, о которых он никогда не сказал бы юнцу. Но отказаться от дуэли означало бы проявить трусость, а это менее всего красит дворянина. Проучить бы наглеца до того, как его арестуют люди префекта... да как? Скрывается в бегах. Хотя... Де Вард искоса посмотрел на Ранкара, может быть эти их странные знакомства и помогли бы отыскать беглого шевалье, если он все еще топтал парижскую землю?

- Вон, там за рекой будет дорога к переправе, - Ранкар остановил лошадь на середине моста через Сену и указал рукой влево, - Скорее всего они уже там. Внезапности не выйдет если мы так прямиком и подъедем туда. Надо найти другой способ попасть на остров.

- Так ле Вуэн находится на острове? Черт подери, эти басурмане хитрые канальи, - проворчал де Вард, оглядывая берег реки в поисках лодки, - Как же Вы думаете брать эту крепость, Ранкар? Уж не вплавь ли Вы собираетесь добираться до нее?

- А отчего же... Вам то должно быть известно, как войска маршала де Грамона выкурили фрондеров с этого самого острова, - насмешливо ответил комиссар, - Мы не поедем туда по обычной дороге. Если свернем здесь же, то проехав по берегу, мы достигнем места, где на Сене есть отмели... их знают только те, кто вырос в этих местах.

- То есть Вы, сударь? - с некоторым недоверием спросил де Вард.

- Именно я. Мое знакомство с маршалом де Грамоном не ограничивалось тогда простым несением караула у его начальственной палатки. Я хоть и мальцом был, но знал эти места не хуже дикой собаки. Господин маршал умел видеть пользу в людях. И использовать ее во благо. Тоже умел, - горделиво пояснил Ранкар, подстегивая своего жеребца, - Не будем терять время, господин капитан. Для виконта это может оказаться фатальным... впрочем, и для шевалье д'Эрланже также, если он и впрямь поехал с этими головорезами.

5

Отправлено: 02.02.14 22:55. Заголовок: Если бы Жан-Люк попа..

Если бы Жан-Люк попал в эти места в пору своего беззаботного детства, то не оставил бы неисследованными ни одного уголка в развалинах крепостных стен, ни одной расщелины в береговой насыпи, ни одной лестницы в башнях. Острые шпили башен, вытянувшихся черными силуэтами на фоне яркой луны, поражали воображение, заставляя думать о давних славных временах, когда быть может этот самый форт послужил помог парижанам отразить атаки свирепых норманнов... а может, и того более, эти укрепления были построены еще во времена римских легионов, правивших в пределах тогдашних галльских племен. Невольно вспоминались строки из древних летописей времен, которые его заставлял заучивать наизусть отец-бенедиктинец, ярый поклонник латыни, но, к великому сожалению Жан-Люка, ничего не смысливший в истории и философии. Не смотря на то, что познания юного виконта в латыни заслуживали всяческих похвал, его знания истории были не систематичны и в большей мере страдали неточностью. Так что, глядя на башни полуразрушенного временем и войнами замка ле Вуэн, он всего лишь терялся в догадках, насколько древними они могли быть.

- Смотрите себе под ноги, виконт, это будет лучше для Вашего же здоровья, - усмехнулся Джэвед эфенди, когда Жан-Люк в очередной раз едва не растянулся на тропинке, споткнувшись о каменный выступ, - Это Вам не Люксембургский сад и не Тюильри, месье. Отдаю должное архитекторам ваших французских королей, они умеют сотворить оазис даже в таком кошмарном месте как Париж.

Де Сент-Аман вспыхнул от злости, ему не понравилась шутка о любимом городе, который пусть и не славился идеальной чистотой и порядком своих улиц, но имел историю куда более славную и знаменательную, чем все древние столицы мира вместе взятые. Париж, в конце-концов стоил мессы! - запальчиво подумал Жан-Люк, намереваясь уже ввести наглого басурмана в курс краткой истории любимого города и того, сколько раз его пытались захватить силой и сколько раз эти попытки оказывались бесплодными, благодаря мужеству горожан и верности его защитников. Но что там, Жан-Люк только махнул рукой, естественно гипотетически, в мыслях, поскольку, сопровождавшие его турки или сирийцы или персы, кто бы они ни были, вряд ли были настолько просвещенными людьми, чтобы оценить исторический экскурс из уст молодого пленника.

Он был несколько удивлен, когда оказавшись в просторном холле того, что представлялось ему рыцарским замком, увидел вместо звериных шкур и оленьих рогов с гербовыми щитами, коллекцию картин, собранную незаурядным знатоком живописи, вкупе с гобеленами, придавшими уют огромному залу, и скрывавших каменную кладку стен. Возле огромного камина с жарко горевшим очагом стояли два массивных кресла, в каждом из которых могли бы утонуть по два таких же молодых человека как виконт. Диваны, на которых турки предпочитали сидеть с ногами, были повсюду, равно как и подушки, разбросанные на полу и на практически всех поверхностях, где только можно было усесться. Жан-Люк с удивлением для себя отметил, что не смотря на то, что замок этот, судя по обилию экзотических кинжалов и шлемов, украшавших стены над гобеленами, принадлежал выходцам с Востока, содержание картин было мягко говоря фривольным, что больше подходило бы королевскому дворцу, точнее, той его части, которую занимали двор самого короля и свита его брата Филиппа Орлеанского.

- Вы удивлены, не так ли? - и снова усмешка прозвучала в голосе его похитителя, что не могло не вызвать досаду де Сент-Амана, он был не в том положении, когда мог бы поставить на место этого басурмана и наказать за чванство, ведь в его власти был не только он сам, но и его отец.

- Это поместье принадлежало одному французскому дворянину, чье имя наши поверенные в делах о купле этого острова просили не предавать огласке. Мы придали этому строению более менее пристойный вид, но пока еще не во всем. Как Вам моя коллекция восточного оружия, месье? Я слышал, что французы ценят хорошие клинки... но встречались ли Вам такие? - он указал на длинный тонкий кинжал с волнистым лезвием, - Чудесный образчик... входит в плоть легко и быстро даже при малейшем усилии... ведь в обращении с добрым клинком нужна не сила, а твердость, не так ли, господин виконт?

- Где мой отец и что с ним? - вместо ответа спросил виконт и впервые за все время заметил толику уважения в кивке Джэведа.

- Всему свое время, виконт. Всему свое время. А пока, прошу Вас, будьте нашим гостем.

Джэвед хлопнул в ладоши и в дверях показался слуга с лицом таким смуглым, что скорее он был похож на арапа, чем на перса или турка. Сказав что-то на все том же неизвестном ему языке, Джэвед отправил его прочь и указал де Сент-Аману на одно из кресел перед камином.

- Прошу Вас, виконт. Отпустите сомнения относительно наших намерений. Не смотря на всю суровость наших методов ведения переговоров, мы больше Вас заинтересованы в том, чтобы они закончились согласием и не стоили никому ни капли пролитой крови.

Не успел Жан-Люк присесть на краешек кресла, как в дверях показался один из сторожевых и что-то выкрикнул, при этом трижды поклонившись едва ли не в пол.

- Молчать! - это слово виконт узнал бы из тысячи, потому что грек, учивший его фарси, нередко повторял его на уроках, когда непоседливые школяры принимались за разговоры, но далее последовала непереводимая речь, по тону которой, Жан-Люк сумел понять, что случилось нечто непредвиденное и мало приятное для его похитителей.

6

Отправлено: 12.02.14 20:37. Заголовок: Пропустив своих так ..

Пропустив своих так называемых охранников вперед, Анри Жискар не слишком верил в собственную безопасность, так как за спиной оставался еще толмач, зло выкрикивавший то ли молитвы, то ли проклятия над телом убитого брата. Да и мало ли кто мог скрываться в густом пролеске между узкой тропой и остатками крепостного вала. Озираясь вокруг, д'Эрланже старался высмотреть удобное место, куда можно было кинуться в случае внезапной атаки со спины. Броситься ли напролом в кусты или вниз к обрыву? Первое грозило встречей с затаившимися в засаде басурманами, второе купанием в стылой апрельской воде, и да поможет ему бог, если течение Сены в этих местах даже вполовину не столь же сильное.

- Что оглядываешься, шевалье? Бежать тут некуда, - крикнул ему главарь, тот самый, что только что успешно свел все переговоры с противником к нулю, - Не боись, наши ребята сейчас переберутся на эту сторону реки и подчистят то, что мы не досмотрели.

От этих слов Анри Жискара передернуло. Он не предполагал, что спасение виконта окажется столь кровопролитным и лично не видел смысла в том, чтобы убивать людей, замешанных в похищении прежде, чем они узнают их цели.

С вершины замкового вала их окликнул подъехавший всадник и, заметив большую группу чужаков, приближавшихся к воротам, тут же отъехал назад, отдавая приказы кому-то позади себя на крикливом гортанном языке.

- Засуетились, канальи... видать, не все чисто.

- А с чего не суетиться, если вместо своих охранников они видят банду головорезов, - съязвил д'Эрланже, придерживая повод коня, чтобы остановиться вровень с остальными.

- Дальше не двигаться, - скомандовал главарь, не обратив внимания на язвительное замечание шевалье, - Ежели стрелять вздумают, то тут нам самое место покуда. Жанно, ну-ка, направь мушкет на дозорного на башне. Если руки вскинет, стреляй сразу. Тут без пальбы не обойдется.

- Погодите, не нужно стрелять. Они не знают, кто мы и зачем приехали.

- Да знают они все. Или думаешь, они там в кости играли, покуда мы от самого Сен-Клу берегом ехали? У них дозорные посты по всему берегу выставлены. Затем и толмача с двумя стрелками вперед выставили. Ты, шевалье, привык к своим войнам, а в наши не лезь. Я этого Джэведа как облупленного знаю. Ему пока голову его кровника не принесешь, говорить о деле не станет, собака.

Поняв, что ему не переспорить уверенного в своих действиях и решениях уличного генерала, Анри Жискар вынул из-за пояса пистолет. Незаряженным он был ему скорее обузой, но вполне мог сгодиться для устрашения противника. Если тот, кого назвали Джэведом, увидит направленные на него мушкеты и пистолеты противника, то скорее примет к сведению серьезность намерений противника.

- Кто такие? Зачем здесь? Кому нужен Джэвед ага? - отрывистая речь кричавшего со стены дозорного выдавала турка или перса, едва знакомого с французским.

- Деревянный Зад прислал! - ответили ему снизу, - Нам нужен человек, которого вы привезли сюда. Выдайте его и разойдемся с миром.

- Деревянному Заду заплатили за его услуги, - ответил другой голос, и в воротах появилась тень пешего человека, - Я Джэвед ага.

- Именем короля! - выкрикнул д'Эрланже, решив взять переговоры в свои руки, и выехал вперед, подведя коня к самому мосту, так что между ним и Джэведом оставалось всего три шага - достаточное расстояние, чтобы пистолет в его руке мог показаться достаточно веским аргументом.

- Именем короля я приказываю вам немедлено освободить виконта де Сент-Амана, - приказал Анри Жискар, направив дуло пистолета на Джэведа.

Тот спокойно сложил руки на груди и поднял голову, открывая лицо освещенное лунным светом.

- Именем короля? С каких это пор король Франции пользуется услугами парижской черни? Неужели парижский префект с его полицией лишились королевской милости? - насмешливо спросил он, видимо, приняв Анри Жискара за одного из воров банды Деревянного Зада.

- Я шевалье д'Эрланже, помощник префекта Ла Рейни. У меня есть полномочия производить аресты именем короля и короны, а также пристрелить любого, кто окажет сопротивление.

По рядам приехавших с Анри Жискаром бродяг прошелестел шепоток. Видимо, не все они были одного мнения с Деревянным Задом относительно того, стоило ли помогать полицейскому да еще и помощнику префекта. Д'Эрланже для пущей угрозы взвел курок пистолета.

- Сейчас сюда прибудет городская стража и полиция, сударь. Советую вам поспешить.

- Месье, не знаю, кто вы на самом деле, но мне крайне не интересно терять время, слушая ваши басни. Я не знаю никакого виконта. И не знаю никакого префекта. Здесь находится торговая миссия моего господина. Он крайне не доволен, когда его покой нарушают. А когда он недоволен, то за него говорят другие, - Джэвед неторопливым жестом указал на стены замка, на которых показались силуэты готовых к стрельбе охранников, - Как владельцы этого поместья мы имеем полное право защищаться.

- Вы не имеете никаких прав, сударь, когда вас обвиняют в похищении дворянина, состоящего на королевской службе. Выдайте нам нашего человека и мы оставим ваше поместье в покое, - ответил Анри Жискар, стараясь не спасовать перед реальной угрозой, - Если виконт жив и невредим, я могу гарантировать вам, что полиция Его Величества не станет преследовать вас за его похищение. В противном случае...

- Вы теряете время, сударь. Уберите ваш пистолет. И забирайте ваших бродяг. Я не стану отвечать на оскорбления и ложные наветы, - прервал его Джэвед, не показав и тени страха перед нацеленным на него оружием, - Это все. Отправляйтесь к своему господину с миром.

- Мой господин не примет мир на таких условиях, сударь!

Исход переговоров мог быть не в пользу жизни виконта. Дело было в мгновениях и решение пришло само собой. Анри Жискар спрыгнул на землю, отбросив бесполезный пистолет. Он подскочил к противнику до того, как тот успел крикнуть что-то своим людям, и схватил его за горло, приставив к груди короткий кинжал. Как ему удалось это провернуть, он и после не вспомнил бы и не понял. Наверное, это и была та самая удача. Однако, в тот самый момент он не думал о том, прохрипев в самое ухо Джэведу.

- Может быть тебе не дорога твоя жизнь, каналья? Решай, но с тобой живым или с твоей головой в руках, я пройду к твоему хозяину. А там уж мы поговорим. И запомни, этим бродягам не грозит ничего, если они перережут глотки хоть даже дюжине твоих людей. Сейчас они не действуют по приказу своего главаря. Они здесь именем короля и короны. Это говорю тебе я, помощник префекта Ла Рейни.

7

Отправлено: 16.02.14 23:47. Заголовок: Ночной туман спустил..

Ночной туман спустился на берега Сены, скрыв из виду все на расстоянии десяти шагов. Де Вард напрасно пытался вглядываться в темноту перед собой, ничего не было видно кроме узкой темной полосы тропы, по которой они ехали строгим порядком по одному.

- Не беспокойтесь, капитан, этот туман нам только на руку, - подбодрил его Ранкар, пугающим шепотом из темноты, - Еще немного и подъедем к переправе.

- У Вас тут свои метки что ли? - недоверчиво спросил де Вард, пытаясь угадать, по каким приметам Ранкар намеревался узреть правильное место.

- Так оно и есть, господин капитан. Так и есть. Ничего особенного для того, кто вырос в этих местах. Осторожнее, ветки! Смотрите в оба, господин капитан, а не то останетесь не только без шляпы, но и без головы.

Это было сказано очень во-время, так как почти в ту же минуту де Вард едва успел увернуться от хлестнувшей по лицу ветки. Следующая больно полоснула его по щеке. Решив не дожидаться третьей и последующих, де Вард пригнулся к шее своей лошади, стараясь не поднимать голову, пока они не выберутся из дикого пролеска.

Одинокий выстрел нарушил ночную тишину. Протяжное эхо повторило его, распугав уснувших в прибрежном кустарнике птиц. Де Вард немедля встряхнулся и хотел было дать шпоры своему коню, но тут же был вынужден остановиться, едва не столкнувшись с Ранкаром.

- Тихо! Эхо обманчиво... выстрел был на острове, зуб даю, - прошептал Ранкар, сделав знак остановиться.

- Тогда надо поспешить, пока там всех не перестреляли, черт подери, - ответил де Вард и не подумав понизить голос, тут же отдавшийся повторным эхом.

- Я же сказал, тихо! Наши голоса услышат на острове и на том берегу и в два счета поймут, что мы здесь. Внезапность, вот наш козырь. Это может быть единственный шанс вывезти отсюда живьем хотя бы д'Эрланже. За виконта я не поручусь.

- Вот еще, - проворчал де Вард, но счел за лучшее не сказать больше ни слова в ответ, чтобы не шептаться с Ранкаром как пережившая свою зрелость престарелая кумушка.

Ранкар направил лошадь к воде и заставил пройти по мелководью вперед, пока не отыскал брод. Там он остановился. Его люди молча последовали за ним, пустив коней друг за другом в строгом порядке, которому позавидовала бы даже королевская кавалерия.

Добравшись до острова они поехали вдоль высокого земляного вала, оставшегося после срытых укреплений бывшего форта. Прекрасно помня последние военные действия, ведшиеся под стенами замка, Ранкар направился к тому месту, где королевская артиллерия некогда пробила внушительную брешь в стене.

- Так я и знал, этим недоумкам не хватило ума, чтобы привести стены в порядок. Ну и поделом им, - комиссар указал де Варду на зиявшую черную дыру в стене, через которую внутрь замковых укреплений могли пройти не только люди, но и всадники.

- Вперед, господа! Именем короля! - не выдержав напряжения молчаливого штурма, де Вард закричал что было мочи и первым проехал внутрь, пустив коня в бешеный галоп.

Во дворе замка никого не было, или так ему показалось, но он быстро понял, что это был лишь внутренний двор между стенами бастионов и основными укреплениями. Спешившись, он бросил повод коня одному из полицейских, а сам побежал на штурм, точнее вверх по лестнице на стену. Следом за ним уже поспевали Ранкар и его люди.

- Именем короля! Всем стоять на месте! - выкрикнул де Вард, выстрелив в воздух.

Он подбежал к человеку, целившемуся из ружья в кого-то внизу и приставил второй пистолет к его виску.

- Брось мушкет, ну! - не дожидаясь, пока тот повинуется, маркиз ударил его по тюрбану рукоятью разряженного пистолета, не слишком заботясь о сохранности черепа, - Всем бросить мушкеты, тысяча чертей! Я не буду повторять приказ и следующий выстрел будет по цели. Ранкар, пусть Ваши люди держат на прицеле всех, кто находится во дворе. Здесь ли месье д'Эрланже и виконт де Сент-Аман? Я спрашиваю, черт подери! Если с хоть волос упадет с головы одного из них, я заставлю виновного пожалеть, что на свет родился!

8

Отправлено: 04.03.14 22:16. Заголовок: Невозможно представи..

Невозможно представить, что такое страх, прежде чем действительно не попадешь в переделку, столкнувшись с угрозой собственной жизни лицом к лицу. В то же мгновение, когда снаружи послышались крики и выстрелы, смуглолицый страж сделал движение, показавшееся виконту намерением выхватить из ножен кинжал. Не дожидаясь пока это не привело к очередному унижению, виконт вскочил на ноги и швырнул в турка огромную тяжелую подушку. От неожиданности и силы удара тот потерял равновесие и осел на пол, а когда опомнился, де Сент-Аман уже вскочил верхом на него и заткнул нижнюю часть лица подушкой. Дико вращавшиеся белки глаз турка выдавали его страх и ярость. Жан-Люк знал, что стоило ему только ослабить хватку и он оказался бы в том же положении. Не желая загадывать на то, во сколько оценивал его жизнь басурманин, он со всей силы, как только умел, нанес ему удар кулаком в нос и еще раз в челюсть.

- Да, сударь, да! Ибо с такими как вы у меня не может быть другого... - кричал молодой человек, распаляясь все больше, - метода... Кулаками. И благодарите бога, что я не проткну вас вашим же кинжалом... мне нет дела до вас. И руки я марать не стану.

Нанеся еще один удар правой рукой в челюсть, виконт убедился, что турок ослаб и сник. Он поднялся на ноги и вытащил из-за пояса турка пистолет и кинжал. Хмыкнув, он посмотрел на потемнения на перчатках, отметившие разбитые о твердые скулы турка фаланги кулаков, когда снаружи снова раздался выстрел и кто-то очень знакомым голосом выкрикнул его имя.

- Не стреляйте, капитан! Не стреляйте, я здесь! - закричал Жан-Люк, бросившись наружу.

Он выбежал во двор, как был с пистолетом и кинжалом в руках, в измятом камзоле и с растрепанными в драке волосами. Увидев перед собой корчившегося от боли Джэведа, виконт подивился столь драматичной переменой в ролях. У него вырвался возглас удивления, когда он разглядел, что горло Джэведа сжимал никто иной как шевалье д'Эрланже, перехвативший его сзади в борцовском захвате.

- Полагаю, господа, вам лучше капитулировать перед превосходящими силами, - проговорил де Сент-Аман, неожиданным для себя надменным тоном, - Месье Джэвед или как Вас там, велите Вашим людям сложить оружие. Я же говорил Вам, что служу королю и мое похищение не останется без внимания.

- А как Вы докажете, виконт, что Вас похитили? - скривив губы в злой усмешке спросил Джэвед и резким движением рук сбросил с себя захват.

Он выкрикнул своим людям что-то на смеси турецкого и фарси, или же на каком-то другом языке, который виконт так и не сумел распознать.

- Будьте моими гостями, господа, - как ни в чем не бывало сказал Джэвед и низко поклонился, - Здесь находится временное пристанище торговой миссии падишаха. И у нас есть все необходимые документы, которые протоколируют нахождение здесь. Мое. И моей свиты.

Жан-Люк протянул было руку, чтобы потребовать эти самые протоколы, но его бывший похититель надменно отвернулся от него и помахал в сторону капитана де Варда, все еще державшего оборону на стенах крепости.

- Спускайтесь к нам, месье. Не имею чести знать Ваше имя, но судя по всему, Вы человек благородного происхождения и прибыли сюда как представитель королевской власти. Зайдемте внутрь. Потолкуем. Выпьем хересу.

- Разве Ваша религия не возбраняет Вам пить? - спросил Жан-Люк насмешливо.

- Так и есть, дорогой виконт. Но она не возбраняет проявлять уважение к гостям и исполнять долг гостеприимства.

- Вы не слишком-то тяготились этим долгом, когда захватили меня и забрали мою шпагу, сударь.

- Это было только в интересах Вашей безопасности, виконт. Согласитесь, имей Вы при себе шпагу, Вы бы бросились в бой и тогда я не поручился бы за то, что Вас случайно не ранил бы один из моих охранников. Что скажете, благородный господин... шевалье д'Эрланже, согласитесь ли Вы разделить со мной мой скромный хлеб и питье?

9

Отправлено: 13.03.14 00:42. Заголовок: Едва только в дверях..

Едва только в дверях старого замка показался виконт де Сент-Аман и шевалье, отвлекшись, ослабил хватку, как Джэвед резко дернулся вперед и вырвался. Анри Жискар не ожидал, что в маленьком басурмане, захваченном им в железные тиски, окажутся недюжинное проворство и сила. Но еще больше его поразила наглость турка, предложившего ему и виконту свое гостеприимство, как будто они только что заглянули к нему по приглашению отобедать.

- Месье, если у Вас имеются соответствующие бумаги, удостоверяющие Ваше имя и право на пребывание в этих владениях, то я желаю видеть их. Сейчас же. Я никогда не слышал о торговой миссии в пределах Парижа. Никакой. Ни султана, ни падишаха, никакого там халифа, черт подери. Напоминаю Вам, Вы не в том положении, чтобы козырять перед нами высокими чинами Ваших покровителей. Мне доподлинно известно, что посольство Османского Султана еще не было принято при королевском дворе, а это значит, сударь, что у Вас нет никаких прав, называть себя торговой миссией под патронажем этого посла.

- Я этого и не говорил, месье, - возразил Джэвед, - Но, раз уж Вам требуются документы, то извольте...

- Нет! - выкрикнул Анри Жискар и, оттолкнув виконта с дороги, подскочил к персу, снова угрожая ему кинжалом, - Пошлите за бумагами кого-нибудь из слуг. Вы останетесь здесь. Мертвым или живым, выбирайте.

Он не шутил. Что-то в бегающих черных глазах перса заставляло шевалье насторожиться и ожидать любого подвоха. Тут не о гостеприимстве шла речь. С какой стати мирная торговая миссия расположена на острове в развалинах еще крепкого замка да с такой охраной, что ни днем ни ночью не подъедешь к ним, не рискуя получить пулю вместо приветствий?

- Капитан! - крикнул он, подняв голову вверх, - Велите своим людям стрелять при первом же подозрении на сопротивление. Я объявляю это место незаконно занятым и именем короны опечатываю замок.

- Да что Вы себе позволяете, месье? - кажется, Джэвед ага впервые потерял самообладание. К нему медлено приблизился мужчина средних лет, одетый также как и он в богато расшитый халат и черный тюрбан. Он так осторожно оглядывался и держал руки за пазухой, что это показалось подозрительным не только Анри Жискару. Один из приехавших с ним бандитов спешился и подскочил к нему, захватив руки за локти.

- А ну... крыса поганая, что прячешь там?

- Оставь его, Бернар! Если хоть двинется, я угощу его пулей в лоб, так вернее будет. Нечего марать о них руки.

Поняв, что именно пообещали с ним сделать, перс злобно сверкнул глазами и наклонил голову, чтобы прошептать что-то Джэведу. Тот хмыкнул. Отрывисто ответил что-то и посмотрел в на д'Эрланже.

- Мой наниматель предложил Вашей Милости воспользоваться его приглашением и обсудить... условия. на которых Вы согласитесь покинуть ле Вуэн вместе со всеми Вашими людьми. И позабыть о неприятном инциденте, - перевел Джэвед, двумя пальцам взявшись за клинок кинжала, наставленного к его горлу, - Хороший клинок, месье. Я ценю, что Вы желаете предупредить любые случайности. И даю Вам слово, ни я, ни мои люди не станем оказывать сопротивление.

- Лучше пошлите за бумагами, сударь, - сухо ответил Анри Жискар, отводя кинжал, но не спрятав его в ножны, - Ранкар, Вы здесь?

- Здесь, шевалье!

- Возьмите с собой четверых и осмотрите здание. Печати при Вас?

- Да, месье.

- Опечатайте досмотренные комнаты. Вы, сударь, и Ваш наниматель отправитесь с нами в Шатле. Покуда я не выясню, кто вы такие и по какому праву находитесь во Франции, вы будете содержаться под стражей. Вы и Ваши люди.

- Хм... - Ранкар кашлянул в кулак, подойдя ближе к Анри Жискару, и шепнул ему на ухо, чтобы никто не смог расслышать, - Боюсь, что на всех у нас и места не хватит... и силы. Это будет неразумно. Арестуйте этих двоих. Думаю, что их головорезы не сдвинутся с места, если им прикажут. И потом, у них ведь могут оказаться настоящие бумаги... та еще будет заварушка.

- Хорошо... берем этих двух, - согласился Анри Жискар, - Но дом все-таки осмотрите.

- Без санкции от префекта не можем, - снова хмыкнул в кулак Ранкар, - Хоть тут и с похищением все дело... но виконт ведь вот он. А ну как если эти прохвосты с послом османским связаны? А он то сейчас к королю прибудет. Нехорошо будет, если выяснится, что Вы ихнюю торговую миссию разорили.

- Черт... - прошептал шевалье, и уже громче вынес свое решение, - Сударь, велите Вашему слуге принести бумаги, о которых Вы заявили. И велите сложить все оружие. Оно будет заперто и опечатано в одной из комнат моими офицерами, - он указал на Ранкара и четырех полицейских, стоявших за его спиной, - Вы и Ваш наниматель, кто бы Вы ни были, поедете с нами. Я арестовываю Вас по обвинению в похищении виконта де Сент-Амана.

10

Отправлено: 30.03.14 03:03. Заголовок: Каким бы не было отн..

Каким бы не было отношение маркиза к канцелярским крысам, но молодой помощник префекта вызвал в сердце бывалого вояки уважение. Решительный и не чурающийся жестких мер, д'Эрланже явно потерялся в канцелярии среди полицейских и крючкотворов. Ему бы ротой командовать, а можно и батальоном, он бы далеко пошел на военном поприще.

- Шевалье, я и мои люди держим всех на прицеле. Делайте свое дело, арестуйте этих двоих. Им самое место в Шатле, чью бы миссию они здесь не представляли, хоть падишаха, хоть Великого Могола, - крикнул капитан, перегнувшись через каменный выступ, увенчивавший стену, - Виконт, Вы в порядке?

Спрашивать и не приходилось, сын графа де Сент-Амана выглядел живее живого, да к тому же отыскал недурственное чувство юмора в развалинах старой крепости. Черт подери, вот если бы всех юнцов прогонять через такие переделки, прежде чем допускать их ко двору, подумал де Вард, вспомнив другого юнца, такого же изнеженного и своевольного, как де Сент-Аман, но еще более высокомерного и возгордившегося внезапно свалившейся на него удачей.

Де Варду пришлось долго ждать, держа под прицелом охранников крепости и взирая сверху на сновавшее по двору воровское отребье, которое шевалье соизволил нанять для поисков похищенного виконта.

- Все сделано, господин капитан, - сказал Ранкар, поднявшись на стену, - Этих малых мы тоже запрем в замке, - он ткнул дулом пистолета в одного из турок, - Ну, давай вниз по одному, басурманские собаки. Мне плевать, кто вы там будете, но ежели хоть один дернется так, что мне не понравится, буду стрелять без предупреждения.

Охранники спустились гуськом по одному во двор замка и оттуда прошли в отведенную для их содержания комнату. Люди Ранкара обезоружили басурман и заперли их под охраной трех полицейских из низших чинов в одной из комнат старинного замка, оказавшегося не столь уж разрушенным, каким его можно было представить, глядя с противоположного берега. Двоих беев, которые тщетно пытались задобрить по очереди то виконта, то шевалье, то маркиза, усадили на лошадей, которых вели под узцы стражники из городской гвардии. Так они должны были ехать до самого Шатле, со связанными впереди руками и под дулами пистолетов. Все эти меры вызвали у де Варда только пренебрежительную ухмылку. Уж он то не стал церемониться с ними, связал бы по рукам и ногам и перекинул через круп лошади.

Пропустив мимо себя Ранкара и двоих из его людей, поехавших вперед, чтобы убедиться, что по пути к переправе их не ждала засада, де Вард поравнялся с д'Эрланже и заглянул в бумаги, которые тот тщился читать при свете факелов, добытых ворами в захваченном замке.

- Ну что, шевалье, могу я поздравить Вас с первым арестом? Приходилось Вам доставлять негодяев в Шатле? - спросил де Вард дружеским тоном, - Виконт, я рад, что Ваше приключение завершилось недурственным уловом. Готов поставить сто луидоров на то, что эти господа окажутся замешанными в какие-нибудь темные махинации.

Он посмотрел на д'Эрланже, когда тот развернул пергамент с пространным описанием полномочий и прав торговой миссии и представителей падишаха, и насмешливо хмыкнул.

- Ставлю тысячу луидоров на то, что бумаги, которые они вам представили, выправлены по всей форме, как надобно. Кто-то снабжает их всем необходимым, кто-то, близкий к советникам Его Величества по иностранным делам, - интуиция редко подводила капитана в военное время, да и тут не могла подвести. Де Вард бросил взгляд искоса в лицо молодого де Сент-Амана. Отчего именно его решили похитить? Выкуп выкупом, но ради денег можно было отыскать в Париже жертву и из более состоятельной семьи. А вот родство этого юноши с бывшим посланником короля в Сирии и Османской Порте настораживало.

11

Отправлено: 05.04.14 20:45. Заголовок: Понуро повесив голов..

Понуро повесив голову, виконт отпустил повод и позволил своей лошади везти его самостоятельно. Хорошая выучка одолженного у его похитителей скакуна сказывалась в том, что он ни разу не выбился вперед, ни даже на пол-корпуса, а все время послушно следовал нос к носу наравне с лошадью д'Эрланже. Мелочь, а весьма полезная, подумалось де Сент-Аману, и он со стыдом вспомнил, как в годы своего кадетства в Академии отлынивал от уроков верховой езды, предпочитая проводить больше времени за чтением, а если быть и вовсе честным перед самим собой, то в мечтах и полуденном сне под теплым солнышком в заброшенном саду бывшего бенедиктинского монастыря, что был разбит как раз у стены их казармы.

Хрусткий звук разворачиваемого пергамента привлек слух и внимание виконта. Он тут же бросил любопытствующий взгляд в сторону шевалье, задаваясь вопросом, что тот мог разглядеть при том скудном свете. что дарила им луна, скрывавшаяся в туманной дымке.

- Виконт, я рад, что Ваше приключение завершилось недурственным уловом.

- Благодарю Вас, капитан, я и сам рад, что все обошлось.

- Готов поставить сто луидоров на то, что эти господа окажутся замешанными в какие-нибудь темные махинации.

Своеобразная похвала капитана де Варда хоть и прозвучала вполне искренне, но его замечание оставило на душе Жан-Люка неприятный осадок, будто его подозревали в чем-то. В самом деле, чего от него хотели добиться? Каких услуг в качестве расплаты за его свободу ожидали от его отца? И главное, был ли здоров граф, ведь о нем самом де Сент-Аман так и не услышал. Теперь же, когда они везли в Париж арестованных персов, он не решался спросить у них про отца, опасаясь привлечь ненужное внимание к его персоне.

Впрочем, спрашивать о форме участия графа де Сент-Амана в делах этих аферистов и не приходилось. Догадка, высказанная де Вардом попала в самую точку:

- Ставлю тысячу луидоров на то, что бумаги, которые они вам представили, выправлены по всей форме, как надобно. Кто-то снабжает их всем необходимым, кто-то, близкий к советникам Его Величества по иностранным делам.

А ведь и в самом деле, граф мог воспользоваться своим положением и затребовать какие-то бумаги для этих господ. И возможно, они потребовали от него большего и когда граф заартачился, ему решили пригрозить расправой с его сыном. Так? Или нет? Такой вывод был разумным, но предполагал тщательную подготовку. А разве кто-то мог знать о том, что именно в этот день виконту было поручено приехать в Париж?

- Шевалье, мне кажется, что за нами следили. То есть, это точно. Но чтобы организовать похищение, они должны были знать заранее. Кто-то предупредил их о нашем приезде. Вам не кажется? - спросил де Сент-Аман после нескольких минут внутренней борьбы с вежливостью и застенчивостью, мало ли д'Эрланже не просто разглядывал пергаментный свиток, а действительно мог прочесть его даже в такой темноте?

- Вы намерены допросить этих господ перед отъездом в Фонтенбло? Или предоставите их полиции Шатле? - не унимался Жан-Люк, уже следуя логике собственных домыслов, - Может быть мы пошлем кого-нибудь в графу де Сент-Эньяну, чтобы передал насчет... - он прошептал, - Тех документов... и погрома в архиве, а сами допросим этих мнимых торговцев по всей строгости?

12

Отправлено: 06.04.14 02:19. Заголовок: В лунном свете пожел..

В лунном свете пожелтевший документ отливал мрачными пятнами постаревшего пергамента, исписанного витиеватым почерком со множеством закорючек и волнистых линий. Старый документ, повидавший свое, что с того? Вчитаться в написанные на нем строки Анри Жискар все равно не сумел бы, тряская поездка на затерянной в пролеске тропинке не предполагала чтения, да и скудный свет луны, едва пробивавшийся сквозь пелену облаков не помогал глазам разглядеть отдельные слова в строках.

- Ставлю тысячу луидоров на то, что бумаги, которые они вам представили, выправлены по всей форме, как надобно.

Шевалье аккуратно сложил документ и сунул его за пазуху. Он оглянулся назад, удостоверяясь, что оба их пленника ехали позади под надежным конвоем. Безразличие с надменностью было написано на угрюмых лицах турок или персов, д'Эрланже так и не разобрал, кем же они были на самом деле. Небось надеялись на то, что увидев эту грамоту их немедленно с почетом отпустят на все четыре стороны, да еще и взыщут с помощника префекта, посмевшего арестовать их.

- Вы и проиграете, и выиграете это пари, капитан, - ответил Анри Жискар де Варду, ехавшему впереди него, - Эта бумага выглядит вполне себе... даже не вчитываясь, видно, что написано мастером... своего дела, - с усмешкой добавил он и повернул голову к виконту, ехавшему бок о бок с ним, - Пергамент то больно старый. Я не думаю, что эти господа находятся в Париже настолько же долго, насколько стар этот документ. Тут какой-то подвох есть.

Вопросы де Сент-Амана прозвучали как отголосок его собственных мыслей.

- Мы должны вернуться в Фонтенбло сегодня же. Мне необходимо доложить обо всем Ла Рейни. Но и с этими господами нужно что-то делать. Кто бы мог допросить их, но так, чтобы у них не было ни малейшей возможности к подкупу или запугиванию? У меня острое подозрение на счет того, что они и в самом деле прикупили кого-то своего.

Глухой стук копыт, бивших по твердой земле, сменился цоканьем о выложенный камнем спуск к паромному причалу. Анри Жискар придержал свою лошадь, дожидаясь, пока их пленники и конвоиры спустятся первыми.

- Ранкар, пусть четверо Ваших людей едут первыми. Вместе с Вами и с этими двумя. Мы будем следить с берега. Если что-то произойдет, стреляйте, не раздумывая. Живыми или мертвыми, мы должны доставить этих так называемых негоциантов в Шатле. Как прибудете на берег, отправляйте плот назад. И следите в оба за берегом там. Люди Деревянного Зада стерегут подступы к переправе, но... мало ли что. Деревянный Зад не мне давал слово.

- Понимаю, господин д'Эрланже, - ответил Ранкар, вполне отдававший себе отчет в том, что сделки с ворами Двора Чудес имели свою цену и свои границы, - Будем следить. Этих двух я буду лично держать на мушке.

Плот двинулся от берега и медлено поплыл по реке, борясь с течением. Тихий плеск шеста, уходившего глубоко в воду и вспомогательных весел нарушал спокойствие, царившее вокруг острова. Мрачное спокойствие. Подозрительное. Анри Жискар пристально всматривался вдаль, пытаясь выхватить из туманной тьмы любое движение или замерший силуэт, покажись кто-нибудь вдруг. Не отрывая глаз от темноты, он тихо спросил де Варда:

- Вы говорили с тем тавернщиком, капитан? Что он сказал о похитителях? Знает ли он их? Эта бумага слишком хорошо справлена. Стало быть, кто-то в Париже и впрямь помогает этим лиходеям.

13

Отправлено: 08.04.14 23:54. Заголовок: - Я правильно Вас по..

- Я правильно Вас понял, месье д'Эрланже, что Вы желаете как можно скорее вернуться в Фонтенбло? - спросил де Вард, догнав шевалье и виконта у переправы.

Плот с пленниками и пятью охранниками только что отчалил к противоположному берегу. Маркиз приложил руку к глазам, скорее по привычке, чем заслоняясь от света луны, едва пробивавшегося сквозь дымку сгущавшегося тумана. В темноте был виден берег и высившиеся на косогоре черные силуэты деревьев. Но никого из людей, оставленных по словам д'Эрланже.

- А где же Ваши дозорные, шевалье? - спросил капитан, оглядываясь на подъезжавших к ним воров, вызвавшихся на подмогу помощнику префекта, - Мне кажется, или там никого нет?

- Кажется, сударь, это вам только кажется, - послышался хриплый голос позади них, но де Вард не счел себя обязанным повернуться к говорившему, - Мои люди в засаде. На то они и дозорные.

Раздался протяжный свист, на который последовал ответ. Свистевший в ответ был все тот же человек, заговоривший с де Вардом.

- Это сигнал. Все в порядке, шевалье. Можете сами переправляться.

- Может, оно вернее было бы вброд переплыть, - предложил де Вард, не слишком доверяя разношерстной компании бандитов и городской полиции, на первый взгляд не слишком отличавшейся от тех, на кого им следовало охотиться, - Но дело в не в том, шевалье, - он подвел своего коня ближе и заговорил с молодыми людьми, понизив голос, - Я знаю, что у Вас срочное дело. Если на повороте у Сен-Клу Вы свернете не к северу, на Париж, а в обратную сторону, то попадете на версальскую дорогу. Оттуда до поворота на Фонтенбло всего два часа езды. А там будет трактир "Королевские Лилии", смените там лошадей и прямиком до Фонтенбло доедете. Каких-нибудь часа четыре езды и будете на месте. Мне все равно нужно остаться покуда в Париже. Дело у меня есть неоконченное. Заодно могу и о Ваших арестантах позаботиться. Меня им не запугать, я человек военный и подчиняюсь только военным законам. А заодно разузнаю, кто в Париже справляет эдакие бумаженции... может тот тавернщик из "Боевого Петуха" и надоумит чем. Мне он не показался простаком, малый тот. Я после того, как вернулся, заметил, что он посылал за месье Ранкаром. Да только, не одного мальца посылал. Стало быть, к кому-то еще. А к кому, зачем? Вот я и выясню. Вы можете на меня положиться, шевалье.

Сколь бы неприятно ему было признавать превосходство и право решения за едва оперившимся юнцом, каким ему представлялся помощник префекта еще при первой их встрече, однако же, после небольшого вояжа в ле Вуэн, де Вард был вынужден признаться самому себе, что недооценивал этого молодого человека.

14

Отправлено: 20.04.14 01:26. Заголовок: Воспользовавшись тем..

Воспользовавшись тем, что на пароме кроме них троих с де Вардом и паромщика, налегавшего изо всех сил на весло, были только офицеры городской стражи, Анри Жискар продолжил начатый маркизом разговор.

- Я обдумал Ваше предложение, маркиз. Оно стоит того, чтобы рискнуть, - он прищурил глаза, - Я не говорю о том, что ожидаю неприятных сюрпризов на версальской дороге. Сюрпризы могут поджидать Вас, господин капитан. На пути к Шатле. Будьте вдвойне осторожны с этими бродягами. Они выполнили наказ, данный им их главарем, и дальше могут действовать по своему разумению. Постарайтесь добраться до Шатле, не затевая с ними ссоры.

Заметив гневный блеск в черных глазах де Варда, д'Эрланже кивнул ему и приложил руку к полям своей шляпы.

- Я не сомневаюсь в Вашей храбрости, месье де Вард. И в твердости Вашей руки. Но их больше, а офицеры городской гвардии хороши разве что для того, чтобы распугивать воришек на рынке. Для уличного боя с бандитами Двора Чудес у них не хватит ни мужества, ни умения. Эти двое басурман нужны нам живыми и под замком.

Паром тихо ударился о деревянные мостки и молодой помощник префекта невольно пошатнулся, схватив маркиза за локоть.

- Простите, месье, - извинился он, освобождая локоть де Варда.

- Эй, сюда! Ажаны прибыли! - раздался крик из темноты и Анри Жискар инстинктивно схватился за заткнутый за пояс пистолет.

К парому подбежали несколько человек из банды Деревянного Зада и помогли вывести на берег лошадей. Один из бандитов зло усмехнулся, заметив движение шевалье и, сплюнув себе под ноги, проговорил:

- Деревянный Зад велел присмотреть за Вами, сударь. Так что, оставьте свою хлопушку заряженной, сгодится еще. А мы присмотрим за Вами. И за Вашими пленниками тоже.

- Где они? - спросил д'Эрланже, чувствуя себя пристыженным.

- Вон они, - бандит указал на двух лошадей, нагруженных тяжелой поклажей, в которой Анри Жискар не сразу разглядел тела переброшенных через седла пленников, - Так то и скорее и надежнее довезти их будет. Тот, что помоложе, прыткий гад. Предлагал нам денег, покуда Вы перебирались через Сену. Еще до того, как Ваши Милости до середины реки добрались, он нам на каждого по целому галеону наобещал. Да только на что нам корабли, даже если они доверху золотом набиты? По Сене на них что ли плавать?

Его товарищи грубо загоготали, услыхав шутку, а сам рассказчик по-актерски раскланялся и отвесил шутовской поклон в сторону пленников.

- Не ведаю и не знаю, какие там за ними грехи водятся, да только, людям из Нельской башни не нужно басурманского золота.

- Ой ли, - протянул Анри Жискар, садясь в седло, - А за виконта де Сент-Амана небось получили неплохой куш, а?

- Мы тех денег и не увидели б. Деревянный Зад хотел выкупить наших бродяг на то золото. Вам, ищейкам господина де Ла Рейни о том знать не следовало... да и толку то. Вы вон армию готовы поднять за какого-нибудь дворянчика, не в обиду будь сказано, месье, - он сгреб с головы шляпу и поклонился де Сент-Аману, - Да только вот по наши то души, разве ж кто станет ажанов собирать? Разве что к дядюшке Шарло на свидание... а так... ай, да что там.

Анри Жискар сдвинул брови, услышав неожиданные известия о деле, которое интересовало префекта уже несколько месяцев. Похищенные бродяги. А ведь эти бандиты могли пролить свет на многие темные дела, творившиеся в Париже, будь у него время на подробные расспросы.

- Слушай меня внимательно, Слепец может поручиться за то, что все, что я скажу и что пообещаю, так и будет, - прошептал дЭрланже, наклонившись к бандиту, - Я хочу узнать больше о похищениях. Слепой пришлет за тобой, когда я буду снова в Париже. Назови мне свое погонялово.

- Слепец Тэо плохо выбирает друзей для себя, если стал якшаться с ажанами, - ответил бандит, отвернувшись от д'Эрланже, - Пусть ищет Саразена, ежели захочет узнать больше о потерянных душах.

Кивнув в ответ, д'Эрланже сделал знак де Сент-Аману следовать за ним. Он снял шляпу и махнул на прощание маркизу де Варду.

- Маркиз, желаю Вам скорее добраться до Шатле. Потребуйте от Ранкара разместить Вас в съемной квартире, что напротив ворот тюрьмы. Скромная обстановка и добрая постель, что еще нужно после целого дня в седле. Я вернусь в Париж, как только успею доложить господину префекту обо всем и получу его распоряжения. Я признателен Вам, месье де Вард. Прощайте!

Отъехав от места высадки с парома на приличное расстояние, где их не могли бы услышать или заметить посланные в дозор бандиты, д'Эрланже притормозил своего коня. Он повернулся к виконту и протянул ему руку.

- Черт подери, виконт, мы только что пережили настоящее боевое крещение. Мне еще не приходилось штурмовать замки... тем более расположенные на островах. Нам пришлось оставить Ваших похитителей позади. Надеюсь, Вы не позабыли цель, ради которой мы пустились в дорогу. Теперь нам придется наверстывать время. Так что, ужин отменяется... само собой, завтракать мы будем в Фонтенбло.

15

Отправлено: 20.04.14 23:28. Заголовок: Почти товарищеское е..

Почти товарищеское единение шевалье с капитаном де Вардом не нашло отклика в душе виконта. Он только бросил короткую усмешку в ответ на все заверения де Варда в полнейшем и почтительном отношении. Впрочем, может быть ему только показалось, что в голосе капитана прозвучало уважение к помощнику префекта. С чего бы вдруг появиться такой перемене? Сам Жан-Люк не видел ничего выдающегося в том, что д'Эрланже собрал парижских воров и приехал к нему на выручку. Разве ему, как полицейскому не были известны не только законы и устои воровской жизни Парижа, но и места, где обитали их банды, эти Дворы Чудес? Виконт не успел еще позабыть их с д'Эрланже разговор в трактире "Боевой Петух" и те намеки, которыми сыпал шевалье в адрес его отца. С кем бы ни был связан граф де Сент-Аман, Жан-Люк пребывал в твердой уверенности в том, что честь и имя де Сент-Аманов не были затронуты ни в коей мере.

Но похищение, разве могло это оставаться в тайне от короля и от его министров в случае, если бы Джэвед нашел общий язык с графом и отпустил бы виконта? Каким образом он намеревался заставить графа, да и самого виконта, умолчать о похищении? Это было странно... Жан-Люк почувствовал легкий приступ тошноты и провел рукой по горлу в попытке ослабить шарф. Значит, это приключение могло закончиться для него только одним выходом - смертью.

- Да, шевалье, мы с Вами пережили настоящее боевое крещение, - согласился де Сент-Аман и натянул повод своей лошади, - Мне еще не доводилось быть настолько близко от бесчестья и позорной смерти. Я не разобрался еще до конца, что было нужно этим господам, но твердо уверен в том, что живым они меня отпускать не собирались. И да... я тоже впервые угрожал человеку.

Он даже не смог бы передать, как был рад повернуть в противоположную сторону от Парижа и нестись прочь от всех головорезов - служивших кто своей мошне, кто закону, а кто самому себе.

- Завтрак в Фонтенбло? Я буду рад оказаться там как можно скорее, дорогой друг. Мне все еще кажется, что парижская земля жжет мне подметки, - сознался Жан-Люк и решительно хлопнул по протянутой ему руке, - Наша цель... да, жаль, что нам придется вернуться ни с чем. И все же, это похищение может оказаться куда более важным известием для господина префекта, чем отсутствие нужных бумаг на имя того шевалье... Ла Валетта кажется? Как Вы думаете, шевалье, надолго ли запомнят его имя при дворе? Этот мрачный господин не оставил после себя ничего, кроме жутких карликов, которых скупал на парижских ярмарках. Мне кажется, когда мы вернемся, месье префект будет рад закрыть папку с его именем и отправить ее в архив канцелярии.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9251/56879152.329/0_eec99_ee0e7fea_orig


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Франция. » Ле Вуэн.