Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Маскарад на улице Турнель

Сообщений 61 страница 80 из 301

1

Отправлено: 23.06.15 03:11. Заголовок: Маскарад на улице Турнель

    ... или
    Под маской жизнь - игра!

    Время: Февраль 1661 года, последний вечер перед Великим постом
    Место действия: Париж, особняк Ланкло на улице Турнель
    Действующие лица: Ее Высочество герцогиня Анна-Мария-Луиза де Монпансье, Его Высочество крон-принц Ференц Ракоши, Его Высочество принц Филипп Орлеанский, маркиз дю Плесси-Бельер, графиня Олимпия де Суассон и другие маски

    Смешала полночь краски, и в этот волшебный час
    Мы все наденем маски, никто не узнает нас.
    Итак, ура! Вот это маскировка!
    Теперь держись, плутовка, под маской жизнь – игра!

http://www.aveclassics.net/_nw/26/32907866.jpg

    Не имея возможности дать бал в своем Люксембургском дворце, опальная герцогиня де Монпансье, тайком прибывшая в Париж для встречи с Конде, решила устроить маскарад для избранных в доме своей подруги Нинон де Ланкло, "отдыхающей" в этот момент в одном из отдаленных монастырей по повелению королевы-матери. Рассылая приглашения друзьям, Мадемуазель надеялась, что Нинон сумеет вырваться из монастыря и приехать в Париж хотя бы на один вечер, но на надежды, как известно, лучше не полагаться, обманут.

61

Отправлено: 09.07.15 11:25. Заголовок: В спальне Нинон было..

В спальне Нинон было темно и тихо, никто из слуг не догадался разжечь здесь свечи, и только угольки в камине слегка рассеивали зимний мрак. Анна взяла с комода канделябр с тремя свечами и, присев у камина, зажгла сначала одну свечу от уголька, а от нее и остальные. Водрузив канделябр на каминную полку, она нервно потерла сделавшиеся ледяными пальцы и обернулась к двери. Кто-то поднимался по лестнице...

Конде вошел без стука, распахнув дверь так резко, что она обиженно скрипнула и стукнулась о стену. Маску он держал в руке, и его ястребиные глаза первым делом обежали погруженную в тень комнату.

- Рад видеть вас, драгоценная кузина, - без особого тепла в голосе заявил он с порога и добавил, когда руки Мадемуазель взметнулись к шнуркам маски. - Полноте, свою спасительницу и верного друга я узнаю в любом обличье.

Досадуя на себя за то, что не догадалась снять маску сразу (неужели из жалкого кокетства и нежелания показывать, как состарили ее эти десять лет изгнания, добавив и складки у рта, и седину в густые еще волосы?), герцогиня пробормотала поспешнее, чем хотелось бы:

- Я тоже рада нашей встрече, мой принц. Слава богу, что вы не заблудились, в этой суете я совсем забыла распорядиться, чтобы вас проводил наверх слуга.

- Пустое, я прекрасно знаком с этим домом, - бросил Конде, обходя спальню и изучая расставленные повсюду безделушки, вазы и прочие мелочи интерьера. - Было время, когда мадемуазель де Ланкло дарила меня... когда я был здесь частым гостем.

- О... - только и произнесла Мадемуазель, не ждавшая от своего гостя подобных откровений.

- Вы не знали? - нервный рот принца дернулся в кривой ухмылке. - А я-то полагал, что гордо возглавляю список официальных завоеваний блистательной Нинон. Что ж, это было так давно, что не могло не порасти глубоким слоем пыли. А жаль. Хорошее было время

- Нинон мне не рассказывала, - начала было Анна, но спохватилась, сообразив, что никогда не имела особых прав на откровенность Нинон в делах личных. - Но отложим приятные воспоминания в сторону, монсеньор, нам надо многое обсу...

Она осеклась, вспугнутая неожиданным шумом за дверью в соседний кабинет. Конде, все еще ходивший взад-вперед по спальне, остановился.

- Что это было? Нас подслушивают? Проклятье, я же предупреждал вас!

Не дожидаясь ответа, он рванул дверь в кабинет и исчез за ней, чтобы тут же вернуться, таща за собой невысокого молодого человека в светлом парике.

- Месье Червивец! - воскликнула Мадемуазель в негодовании. - Как вы посмели следить за нами? И кто вас пропустил наверх?

- Кто это? Вы знаете его? А ну, сними немедля маску, мерррзавец, - прорычал принц молодому человеку, который тщетно пытался освободиться от железной хватки.

62

Отправлено: 09.07.15 18:25. Заголовок: - Где же вы потеряли..

- Где же вы потеряли своего валета, мадам?

Бархатный голос Прекрасной Индианки положительно ласкал слух, а грациозная фигура в траурном наряде – взгляд. Госпожа Скаррон, захватившая стратегическое место подле Диониса, который с величественным видом взирал на то, как следующий претендент пристраивает серебряный кубок на лезвие клинка, улыбнулась Олимпии и чуть подвинулась, приглашая Даму Пик в первый ряд зрителей. Глаза вдовы блестели азартом, а смуглые щеки украшал очаровательный румянец, сделавшийся чуть ярче, едва прозвучал ее вопрос.

- Потеряла? О, хотела бы я! – воскликнула Олимпия, смеясь. – Боюсь, эта задачка мне не по зубам, и синьор Валет исправно дышит мне в затылок, словно гончая, взявшая след лани.

Скаррон бегло глянула за плечо графини и прикрыла смеющийся рот веером.

- Прошу прощения, я, конечно же, имела в виду того валета, с которым вы изволили прибыть, сударыня. Он только что был подле вас, и вот – я более его не наблюдаю.

- Ммм… Валет Червей отправился на поиски чернил. Боюсь, что мы беспардонно извели всю чернильницу вашего управляющего, мадам, так что Фи…моему Валету пришлось подняться наверх, чтобы учинить розыск в комнате мадемуазель де Ланкло, потому что господа завсегдатаи сего райского местечка уверили нас, что там всегда имеется неисчерпаемый запас для верного служения музам. Надеюсь, это не слишком дерзкая эскапада со стороны гостей?

- На… наверх? Но…

Румянец стремительно сходил с щечек вдовы, и взгляд, который она подняла на Диониса, был полон беспокойства, если не тревоги. Олимпия прикусила губу, догадавшись, что предприимчивость Филиппо оказалась отчего-то некстати.

- О, я вижу, что наша затея зашла слишком далеко, мадам, - вздохнула она, - и уповаю на вашу доброту и милосердие. И если я – или мой спутник – можем хоть чем-нибудь загладить нашу вину, то я готова на любой фант. То есть, я хотела сказать, на любое возмещение ущерба.

63

Отправлено: 09.07.15 19:12. Заголовок: Отказ позвучал неожи..

Отказ позвучал неожиданно и вопреки тщательно разыгранной стратегии, в успехе которой маршал был уверен может быть чуть выше меры. Не успев ответить и слова, прежде чем объект его настойчивых ухаживаний не повернулась спиной к нему и его сопернику, дю Плесси так и остался стоять еще некоторое время, глупо улыбаясь под кружевом маски. А ведь маскарад и впрямь дарит многие преимущества, например трудно потерять лицо, которое никто не видит.

- Ну же, месье Валет, неужели Вы отступите без боя и снимите осаду крепости?

Наблюдавший за импровизированной стихотворной дуэлью мужчина в костюме горбуна Панталоне с носатой маской, не скрывавшей глубокие насмешливые морщинки, подошел ближе к буфету и одобрительно кивнул при виде раскрытой чернильницы. Он переложил салфетку, прикрыв расползшееся по мраморной столешнице чернильное пятно, и заговорщически улыбнулся маршалу, причем, от этой улыбки Франсуа-Анри показалось, что человек этот успел узнать его под маской.

- Не думал, что мое скромное внимание к даме будут сравнивать с военной осадой, - парировал маршал и поклонился маске с намерением уйти. Он не желал отстать от Дамы Пик, исполнившей свое намерение и успевшей присоединиться к зрителям необычных питейных состязаний.

Только оказавшись за спиной Принцессы Жемчугов, он подумал о том, что его ухаживания и впрямь были настойчивыми и переходили в разряд погони. Это уже походило на наваждение, но Франсуа-Анри решил отнести это на счет своего природного упрямства и чарующего магнетизма итальянки под маской Дамы Пик. Впрочем, такой же упрек в излишней настойчивости можно было отнести и к господину в Черной Маске, которого маршал заметил в нескольких шагах от Дамы Пик. Видимо, в отличие от дю Плесси этот человек не сумел пробиться сквозь зрительские ряды, ему просто не хватало военной настойчивости и придворного лоска, которые в одном флаконе оказались весьма пробивной силой.

- Давайте же, виконт! Клинок проверен и перепроверен тысячу раз! - подбодрил своего товарища кавалер в синей полумаске, не скрывавшей лихо закрученные усы, и, приглашая зрителей подбодрить состязавшегося, громко зааплодировал широченными руками, затянутыми в кавалерийские краги.

Тихая беседа двух женщин не привлекла бы внимания дю Плесси, но по взгляду хозяйки бала он понял, что оказался предметом их шуток. Навострив слух, чтобы не упустить возможного невольного комплимента в свой адрес, он вместо того услышал о досадном недоразумении. Что могло быть не так в том, что один из гостей поднялся в кабинет Нинон, который, как известно, никогда не был заперт на особые замки... ведь мадемуазель де Ланкло и сама бывало отправляла кого-нибудь из завсегдатаев с особым поручением раздобыть новые перья или баночку свежих чернил, когда собирала званные вечера в кругу литераторов и любителей словесности и изящных ухаживаний.

- Все ли в порядке, мадам? - поинтересовался маршал, выдав свой интерес к беседе двух женщин, - Если я могу быть полезен как-то, Вы знаете, что всегда можете положиться на меня, - сказал он, прекрасно зная, что пригласившая его на маскарад вдова Скаррон наверняка узнала его даже под маской, не смотря на все уверения мэтра Гатто.

64

Отправлено: 09.07.15 19:42. Заголовок: - Стой, смертный! Сн..

- Стой, смертный! Сначала я хочу, чтобы повторили подвиг с саблей!

Игриво порхавший в воздухе веер Пастушки резко остановился и тут же закрылся с характерным щелчком перекладин из отшлифованной слоновой кости. Восхищенный взор вместе с обворожительной улыбкой с очаровательными ямочками, едва угадывавшимися на фарфоровых нежных щечках чаровницы был адресован Божеству.

- Да он прирожденный актер, только посмотри на него, Фило! - прошептал Месье, забыв о принятой им роли скромной Пастушки, - Он даже тебя сумел осадить, а! Каково! Стой, смертный! - повторил он нараспев, - Надо будет запомнить эту фразочку и щегольнуть перед господами в Наискучнейшем Собрании, - проговорил он, имея в виду Королевский Совет, куда был вызван не далее как два дня назад для официального уведомления о его скорейшей помолвке и женитьбе на английской принцессе.

- Как бы не так, не осадил. Просто, пришла очередь этого усача повторить трюк с саблей. Подумаешь, -
недовольно проворчал Пастух, наблюдая за тем, как усач в синей маске примерялся губами к серебряному кубку, не решаясь начать пить из него. Сабля задрожала в руках, не привычных к ее балансу, и кубок опасно накренился, угрожая пролить красное вино на синий с бирюзовыми и изумрудными лентами костюм мужчины.

- Эх... не сумеет, - предрек Филипп и придвинулся ближе в первый ряд зрителей, чтобы не упустить ни одой подробности состязания.

Кубок покачнулся и заскользил вниз по гладкому лезвию сабли. Кавалер, пивший из него, не успел перехватить его зубами, чтобы удержать, и остатки вина расплескались на драгоценное шитье на его камзоле под разочарованные вскрики зрителей.

- ... можем хоть чем-нибудь загладить нашу вину, то я готова на любой фант, - послышалось справа от Филиппа и он резко обернулся, приняв покаянную тираду Дамы Пик на счет проигрыша Синей Маски.

- Да да! Фант! Фант с чаровницы с голосом ворожеи и глазами, глубокими как омут, - воскликнул он, вскинув раскрытый веер перед своим лицом, чтобы на всякий случай скрыть ликующую улыбку, - И этот фант мы потребуем вне очереди! - добавил он, ставя себя в один ранг с Его Божественностью Дионисом.

- Если я могу быть полезен как-то, Вы знаете, что всегда можете положиться на меня, - предложил свои услуги стоявший за спиной Дамы Пик кавалер в маске Пикового Валета.

- Ведь Вы не станете возражать, Ваша Веселейшая Божественность, если месье Валет примет фант от имени своей дамы? -
кокетливый взгляд янтарных глаз обратился к Дионису над порхавшими перышками раскрытого веера и тут же стрельнул в сторону Валета Пик, - До дна, месье! Серебряный кубок с клинка месье Сладкого Голоса!

65

Отправлено: 09.07.15 22:45. Заголовок: Пристально следя за ..

Пристально следя за тем, как обладатель усов, которым позавидовал бы и сам граф Вереш, пил из серебряного кубка, стараясь удержать его на клинке Шерегия, Ференц не сразу обратил внимание на завязавшийся рядом с ним разговор. Когда же он понял значение взволнованного взгляда мадам Скаррон, его взгляд устремился в сторону дверей. Невозмутимый страж по-прежнему охранял выход из салона, ни чем не выдавая опасность для уединения Великой Мадемуазель и ее гостя.

- Затея? - не понимая до конца, что именно произошло, переспросил Ференц и посмотрел в карие глаза мадам Скаррон, которая вместо ответа посмотрела на буфетную, где еще недавно крутились два Валета и Черная Маска, искавшие снисхождения Дамы Пик.

Ему хватило одного беглого взгляда по лицам гостей, теперь уже в полном составе собравшихся в центре зала, чтобы заметить отсутствие Червового Валета. Так вот оно что! Но как? Взмахнув рукой, словно собираясь высказаться, Ференц многозначительно посмотрел в лицо Каринти и указал ему наверх. Тот понимающе кивнул и тут же скрылся в темноте приемной, чтобы подняться на второй этаж и проверить, не произошло ли что-то неординарное.

- Фант! - весело кричали нимфы, размахивая задрапированными на манер греческих хитонов тканями, - Фант! - кричала надрывным фальцетом Пастушка, указывая на Валета Пик, стоявшего за спиной Дамы Пик, - Фант! - весело вторил ему Шерегий и вместе с ним, дружески обняв его за плечо, кричал и усатый кавалер, только что проигравший свой квест с саблей.

- Фант очаровательной Маски Дамы Пик пусть выполнит ее кавалер, - сурово изрек Дионис, стараясь выглядеть как и подобало богу - божественным и недоступным, наверное, кузен Луи брал уроки драматической декламации у одного из трагиков Бургундского отеля, не иначе, ведь его прозвали Богом Солнца.

- Но! - божественная длань предупредительно взметнулась вверх, - Если кавалер берет на себя фант, то даме следует поддержать его, - не выдержав паузу, полагавшуюся столь драматичному моменту, князь улыбнулся под маской и посмотрел в глаза Дамы Пик, - Пусть Вашим фантом будет стих или сонет, сударыня.

- Или песня, -
шепнула мадам Скаррон, но тут же испуганно зажала рот ладонью, словно проговорилась о чем-то очень секретном, - Сонет! Конечно же сонет!

66

Отправлено: 10.07.15 12:04. Заголовок: - По какому праву? –..

- По какому праву? – голос шпиона сорвался на высокую, совсем уж мальчишескую ноту, но тем не менее, неловкость пребывания в маске в компании людей, чьи лица не скрыты, дошла до него, и молодой человек, стряхнув руку Конде, сорвал с себя маску и швырнул ее в сторону. Еще один мальчишеский жест.

Мадемуазель прищурилась, вглядываясь в смуглое лицо с тонкими чертами и большими выразительными глазами, как у святых с итальянских полотен, и покачала головой в ответ на вопросительный взгляд принца. Нет, этого юношу она не знала.

- Филипп-Жюль Манчини, герцог де Невер и Донзи, капитан-лейтенант мушкетеров Его Величества, - бросил тот надменно, видно, решив поразить спугнутую им парочку высоким титулом и положением.

- Манчини! – процедил Конде сквозь зубы с тихой ненавистью. – Кто, кто додумался пригласить племянника сицилийской сволочи?

- Невер! – эхом отозвалась герцогиня. – Я видела это имя в списке. Это друг мадам Скаррон, но я не знала… Черт, я вспомнила! Тот самый де Невер, которого кардинал упек в Брейзах за содомитскую вечеринку в Руасси чуть ли не в канун королевской свадьбы.

- Грязный итальяшка, - Конде презрительно скривился и вытер руку о полу камзола. – Да еще и шпион кардинала в придачу. Хорошо вы поработали над списком, драгоценная кузина, ничего не скажешь.

Мадемуазель сделалась пунцовой и не нашлась, что ответить на заслуженный упрек, оставив оправдания на долю молодого де Невера, чем он немедля и воспользовался:

- Неправда, я не шпионил ни за кем. Мне нужны были чернила, - начал было он, но тут же нахохлился возмущенно. – И в Руасси не было содомитов. То есть, там были Гиш с его де Маниканом, но я-то к тому времени уже уехал. А Вивонн, Бюсси и остальные… да как вы смеете?

Голос его вновь сорвался на высокой ноте. Закашлявшись, итальянец гневно зыркнул своими черными глазищами.

- За такое оскорбление я.. будь вы мужчиной, сударыня!

Дверь в спальню распахнулась снова, и все трое обернулись к выросшему на пороге мужчине в маске и долгополом кафтане с изогнутым клинком в руках.

- Прошу простить меня покорно, Ваше… Олимпийство, - выдавил он, переводя дух. – Не знаю, как этому…

- Не важно, как, - оборвал его Конде. – Вы упустили его, сударь, вы и разбирайтесь. Уберите этого мокреца отсюда и… заткните ему рот, уж больно он болтлив, как я погляжу.

Он выразительным жестом провел по горлу, и Мадемуазель согласно закивала, не решаясь озвучить предложенное принцем решение, но целиком и полностью соглашаясь с ним.

- Но я… вы не посмеете! – взвизгнул Червовый Валет. – Я дворянин и герцог!

- Ах дворянин? – усмешка Конде была полна того высокомерного пренебрежения, которое завоевало ему столько врагов. – Что ж, дуэли всегда были делом, опасным для здоровья. Отличный клинок у вас, сударь, - повернулся он к Каринти. - Турецкий булат, полагаю? Сабля против итальянской рапиры… хотел бы я на это посмотреть.

- Только не при гостях, - вмешалась Мадемуазель, сообразив быстрее мужчин, что задумал принц. – Спрячьте его где-нибудь, Каринти. В подвале или кладовой, не важно, но так, чтобы никто не видел и не догадался. Покуда все не разъедутся. А там…

67

Отправлено: 10.07.15 21:30. Заголовок: - Фант, фант, фант! ..

- Фант, фант, фант! - весело требовала публика и громче всех в общем хоре звучал голос Пастушки, от нетерпения едва ли не выпрыгивавшей из башмачков.

- Моя очередь, - громко выкрикнул раздосадованный тем, что его лишили законного внимания, Адонис.

Протиснувшись между крепкими мужчинами в сарматских костюмах, он выхватил из рук одного из них серебряную чашу с вином.

- Что? -
уловив недоброе в голосе милого друга, Пастушка обернулась и на очаровательном кукольном личике, словно нарисованном на фарфоре кистью художника отразился испуг.

Сарматы или персы, кто они там в этих долгополых диковинных камзолах с вышивкой и шнурами на груди, Филипп возненавидел из в тот же миг, решив, что под плотными белыми баутами непременно скрывались злые насмешки в адрес его любимца.

- Нет, Фило! - восклицание вырвалось из груди герцога Анжуйского против его же воли, но он не успел протиснуться к другу до того, как тот начал пить из чаши. Жадно, зло, горько, белокурый де Лоррен пил так, словно с каждым глотком выпивал яд во имя своего непостоянного кумира.

- Вот... каналья, -
удивленно выругался усач в синей маске и это восклицание заставило обернуться всех остальных, до того занятых раздачей фантов всем желающим, число которых возросло в разы после добровольно принудительного фанта для Дамы Пик  и ее кавалера в маске Валета Пик.

- Не сможет, -
с видом знатока оценил возможности хрупкого на вид юноши мужчина с проседью в волосах, чье лицо скрывала черная маска.

- Держите его лучше, выпить то может и сумеет, да потом, как бы выносить не пришлось, - сказал один из друзей Синей Маски и кавалеры в сарматских костюмах взяли беднягу под локти.

- Да! Вот! - де Лоррен опустил чашу дном вверх, демонстрируя свою победу и, покачнувшись отпрянул на шаг, - Кто... сможет... лучше! - провозгласил он с вызовом глядя на удивленные лица зрителей.

68

Отправлено: 11.07.15 19:17. Заголовок: - Ну вот, с вашей не..

- Ну вот, с вашей нелегкой руки, синьор, я заработала примерное наказание, - прошипела Олимпия склонившемуся к ней Валету Пик, умудряясь при этом улыбаться, и мстительно добавила. - Но и вам достанется от души - какое-никакое утешение.

Она повернулась к распорядителю фантов, которому, несмотря на далеко не греческий костюм, было к лицу (точнее, к маске) и имя Диониса, и титул бога. Статен, широкоплеч, светловолос и синеглаз - графиня еще ни разу не видела глаз такого удивительного глубокого василькового цвета - он играл роль божества настолько убедительно, что Олимпия записала бы его в актеры, не отличай Диониса и его товарищей в столь же диковинных костюмах общий акцент.

Любопытство так и подталкивало спросить у Прекрасной Индианки, из каких далеких Индий выудила она своих экзотических гостей, но правила маскарада священны, и графиня не собиралась нарушать их, чтобы не спровоцировать ответный интерес к своей особе. Довольно было и того, что Черная маска уже шептался с хозяйкой бала, поглядывая в ее сторону. Догадаться, что именно он желал узнать, было не трудно, как и угадать ответ Скаррон по отрицательному кивку.

И все таки, беспокойство не оставляло - кто знает, сколько из завсегдатаев Отеля Суассон получили приглашения на этот частный вечер.

- Воля божественного Диониса - закон для смертных, - произнесла Олимпия вполголоса, глядя в поразительные синие глаза. - И раз сам бог желает, чтобы я поддержала принятый за меня фант, то вот мой ответ: я выполню его веление, если Валету Пик удастся выпить кубок с клинка, не проронив ни капли.

- А если не удастся? - звонко выкрикнула одна из нимф.

- Что ж, тогда увы ему, и никаких сонетов, - пожала едва прикрытыми кружевом плечами итальянка, но тут же охнула и покачнулась, чуть не сбитая с ног захмелевшим прелестником в украшенной цветами пастушьей шляпе, задора которого  хватило на то, чтобы бросить вызов, но не на то, чтобы твердо удержаться на ногах.

69

Отправлено: 11.07.15 22:14. Заголовок: Очередь добровольног..

    Очередь добровольного взятого на себя фанта пришлось уступить юнцу, пожелавшему повторить подвиг мужчин и испить до дна "Большую Чашу", роль которой играла серебряная ваза для омовения рук. Наблюдая за молодым человеком, маршал с беспокойством подумал о том, что следовало бы распорядиться приготовить комнату, куда придется отнести бесчувственного купидона в пастушеском наряде, ежели ему и впрямь удастся выпить всю чашу до дна. Кажется, именно такая мысль пришла в голову и мажордому Нинон, попятившемуся к дверям салона.

    И тут же, о, Франсуа-Анри был готов ликовать в душе, когда прекрасная итальянка, так и не пожелавшая указать на себя даже иносказательно, подарив ему стихотворение из своего личного томика, заговорила с ним! Это было триумфом его терпения и беспримерной настойчивости. Голос Принцессы Жемчугов был далек от радостного, но это еще впереди, с довольной усмешкой на губах думал про себя дю Плесси. Зато в словах Дамы Пик слышалась досада и легкое мстительное удовольствие, и маршал истолковал это по-своему - его поступок не был безразличен.

    - О, мои руки умеют быть легкими и нежными, - прошептал он в ответ, и если улыбка на его губах была скрыта за черным кружевом маски, то лукавый блеск синих глаз вряд ли мог остаться незамеченным, - Мой фант будет Вам утешением, сударыня? О, Вы благословили меня надеждой, - рука Валета Пик поймала тонкое запястье руки Дамы Пик, но добычу тут же пришлось отпустить, принцесса Жемчугов уже перенесла все свое внимание и, как показалось маршалу, интерес на Его Веселейшую Божественность Диониса.

    Как и следовало ожидать, неприступная красавица не пожелал принять свою часть фанта без условий. Франсуа-Анри насмешливо склонил голову, принимая вызов. Его взгляд невольно задержался на приподнявшихся в знак полного безразличия точеных плечах итальянки. Прикрытые тонким кружевом, они притягивали взгляд именно потому, что не были доступны и открыты, как у многих красавиц, имитировавших в этот вечер греческие наряды и небрежность, граничившую с пренебрежением к приличиям. Недоступна, холодна и отчужденна - чуть ли не в рифму подумалось дю Плесси, когда его далекий от созерцательного взгляд был перехвачен.

    - Я готов! - громко заявил Франсуа-Анри, желая отвлечь внимание зрителей, и особенно зрительниц, от неприглядной сцены, готовой разыграться при участии молодого человека в костюме аркадского Пастуха, которого под обе руки поддерживали друзья Диониса.

70

Отправлено: 11.07.15 23:22. Заголовок: Не успел Ференц и гл..

Не успел Ференц и глазом моргнуть как ситуация в салоне вышла из-под контроля его божественной длани - юный Адонис, повсюду увивавшийся хвостом за прелестной Пастушкой, захватил серебряную чашу с вином и принялся пить из нее, не дожидаясь дозволения на то. Оставалось лишь полагаться на невероятную для его худощавого сложения и молодость выдержку и крепость головы, впрочем, Шерегий и Ласлов оказались рядом с юным петушком еще до того, как князь успел подать им знак.

Вернувшись к состязанию с кубком и саблей Шерегия, Ференц с удовольствием отметил, что желающих не убавлялось, а ряды зрителей пополнились еще несколькими гостями, скучавшими до того у входа в столовую.

- Вы согласны, мадам? -
переспросил Ференц, скорее ради того, чтобы услышать еще раз и громче удивительно мягкий, почти поющий голос незнакомки под маской Дамы Пик, - Я буду счастливейшим из олимпийских богов, если Вы подарите нам сонет. Не воля, не закон, а пожелание, - дополнил он свою речь, величественно отведя руку с кубком, чтобы мажордом наполнил ее вином.

Однако же, вместо мажордом к нему подошел Каринти с чуть более бледным чем обычно лицом и шепнул на ухо по-венгерски:

- На два слова, мой князь. Это очень важно.

Тон голоса Каринти заставил Ференца повернуть голову и посмотреть в его глаза:

- Жди у дверей, - шепнул он ему.

- Я готов! - воскликнул Валет Пик, меж тем как за спинами зрителей разворачивалась весьма пикантная сцена с перебравшим вина молодым человеком. Это привлекло бы всеобщее внимание, если бы не возглас нового претендента на победу в состязании кубков.

- Прошу моих помощников быть судьями в этом раунде, - величественно взмахнув дланью в сторону товарищей, произнес Ференц.

Встретившись взглядом с обеспокоенным чем-то взором Дамы Пик, князь решил, что ее волновал исход попытки ее кавалера показать свою удаль. Он улыбнулся и отвесил поклон приготовившимся наблюдать за новым зрелищем маскам. Нимфы уже нетерпеливо помахивали веерами, улыбаясь кавалерам, некоторые из которых даже подняли маски, чтобы иметь возможность выпить вино из кубка, не пролив его из-за неудобной маски.

Момент для короткого отступления был самый подходящий и Ференц отошел назад на два шага. Затем он просто развернулся и вышел в прихожую, где его дожидался Каринти.

- Мой князь, здесь творится что-то неладное, - сказал Янош, поднимая маску наверх, чтобы смотреть не через прорези, а напрямик, - Один из гостей, тот что ухаживал за мадам Скаррон в самом начале. Помните его, в костюме охотника со знаками карты червей на камзоле?

- А, да, помню. Он куда-то исчез. Где же он?

- Он поднялся в кабинет мадемуазель де Ланкло и невольно сделался свидетелем свидания герцогини и человека, которого она ждала. Князь, они страшно не довольны тем, что он видел их. Смертельно! - прошептал Янош так громко, что Ференцу пришлось зажать его рот ладонью.

- Тихо! Нам нельзя и виду подать, что произошло что-то. Не при гостях.

- Но он велел мне убить его!

- Кто? - глаза князя сверкнули негодованием, кто посмел приказывать его человеку, да еще и столь низменный поступок как убийство гостя под крышей чужого дома?

- Тот человек... но герцогиня велела запереть его покуда... он требовал вызвать его на дуэль. Князь, я готов, если это необходимо ради чести Вашей кузины. Но ради бога, разрешите мне попытаться помочь другим способом.

- Что ты предлагаешь? - спросил Ференц и его тяжелый взгляд опустился на рукоять сабли Каринти.

- Убедите Вашу кузину в том, что этот человек не будет опасен для их инкогнито. Я знаю людей, мой князь. Он молод и неопытен. Но в нем говорит честь. Я потребую с него слово чести молчать.

- Черт возьми, тебе всего лишь нужно было следить за дверью, Каринти! - в сердцах высказал Ференц и отошел к дверям в салон, - Пусть он пока побудет взаперти. Я поговорю с герцогиней. А пока что... черт тебя подери, Янош! - князь с силой схватил друга за золоченые кунтуши и притянул к себе, - Следи за остальными гостями! Я не хочу, чтобы нам и впрямь пришлось расправляться с кем бы то ни было!

71

Отправлено: 11.07.15 23:55. Заголовок: - Фило, держись! - п..

- Фило, держись! - прошептал Филипп, прижимая веер к лицу, справедливо опасаясь, что в то время как его друг потеряет лицо перед всем высоким собранием гостей, он сам потеряет свою маску, - Дурачок, Фило, что же ты наделал.

Сарматские Костюмы не сумели удержать разошедшегося не на шутку де Лоррена, собравшегося продемонстрировать всем только что опустошенную им до сверкающего дна вазу. Несколько неловких шагов и шевалье едва не упал на плечо Дамы Пик.

- О, мы просим прощения у прекрасной дамы за нашего друга, -
с поклоном произнес сармат со смоляными кудрями и сердце Филиппа забилось чаще. Даже голоса в его душе, недавно еще обращавшие язвительные словечки в адрес Дикаря, запели благодарственный хорал.

Придвинувшись ближе к кавалеру, Филипп помахал веером перед лицом, стараясь сохранить хотя бы видимость веселого розыгрыша, и зашептал, прикрывая рот веером:

- Месье, я прошу Вас, если Вы знаете этот дом, то уведите моего друга в какую-нибудь дальнюю комнатку, да хоть бы и в чулан. Пусть проспится.

- Да он же крепок как черт, -
возразил кавалер с улыбкой в черных глазах, - Сейчас отсидится и придет в себя.

- Я знаю его лучше, месье, поверьте мне. Он будет играть трагические роли из Софокла, а затем перейдет к декламациям из Декамерона. О, Вы не захотите, чтобы прекрасные дамы в этом салоне слушали то, что этот юнец может посвятить во славу их глаз, поверьте.

- А что? Разве же это не литературный салон?

- О нет, сударь... далеко не настолько, - возвел невинно ангельский взгляд к потолку Филипп и похлопал кавалера по плечу, - Ну, будьте же любезным, друг мой. Я подарю Вам танец.

- Эй, кто там следующий! Я повторил Ваш подвиг, сударь... чаша... она пуста! - де Лоррен пошатываясь подошел к ним, - Видите?

- Да, я вижу, - сухо ответил сармат и ответил Филиппу, - Еще немного и он свалится с ног. Клянусь душой, я и сам слегка на взлете от этого вина, а ведь ему на вид и двадцати не дашь. Эй, Шерегий, - подозвал он друга, - Спроси у мажордома или у Берто, где можно примостить этого кавалера... часок другой крепкого сна не помешает его здоровью.

Лицо де Лоррена внезапно побледнело и он осел на поддерживавших его с двух сторон мужчин. Филипп сам дернул за рукав оказавшегося рядом лакея и кивнул в сторону шевалье:

- Любезный, моему дружочку плохо. Уж позаботиться о нем пора.

Лакей поклонился и тут же отошел к мажордому, шепнул что-то, указав многозначительным взглядом на молодого человека, который повис на плече одного из людей личного гостя мадам Скаррон.

72

Отправлено: 16.07.15 17:29. Заголовок: Едва Каринти вывел (..

Едва Каринти вывел (точнее, вытолкал кончиком сабли) из спальни взъерошенного де Невера, гневно сверкавшего глазами и плевавшегося певучими итальянскими ругательствами, Мадемуазель тяжело упала в кресло у камина и прижала пальцы к вискам.

- Племянник Мазарини, кровь Христова! – простонала она и потянулась к кувшину с вином, оставшимся от ее обеда. Щедро сдобренное пряностями, часа четыре тому назад оно было горячим, но давно остыло и приобрело горьковатый вкус. Тем не менее, крепкий напиток все равно пролился бальзамом на встрепанные нервы Ее Высочества. – Кузен, сме... можем ли мы?

Конде пожал плечами и, пододвинув к камину второе кресло, вальяжно развалился на мягких подушках.

- Одним итальянским отродьем меньше, кузина. К тому же, есть шанс, что пропажа племянника сумеет расстроить сицилийского выскочку так сильно, что до Пасхи он уже не дотянет, - принц поднял холеную руку и начал лениво изучать ногти. – Только не говорите, что вас это пугает, Анн-Мари.

- Ну, не скажу, что мне очень хочется почувствовать себя королевой Швеции, - честно созналась Мадемуазель и поморщилась, вспомнив кровожадные подробности «расправы в Фонтенбло», которыми щедро потчевали ее парижские корреспонденты.

- Ерунда, - отмахнулся Конде. – Просто представьте себе, что этот молодчик решил поразвлечься после маскарада и забрел в одно из тех парижских местечек, куда приличные люди и нос не кажут. Мы ведь можем положиться на ваших экзотических друзей, не так ли?

- О, абсолютно! – отозвалась герцогиня с горячностью, призванной скрыть ее неуверенность. В действительности она изрядно сомневалась в том, что план Конде найдет понимание у глубоко рыцарственных, пусть и чуточку наивных, мадьяр.

- Вот и славно, - сухо констатировал принц и, помолчав, добавил. – Не забудьте узнать у этой… Скаррон, как ей пришло в голову пригласить на маскарад одного из Манчини, и если окажется, что он явился не по приглашению…

- Абсолютно невозможно! Говорю же, я видела его имя в списке, - оборвала его Мадемуазель, не желая задумываться о том, что именно могло привести в ее дом племянника самого Мазарини. Только бы не история с письмами, о которой она благоразумно не стала рассказывать Конде. – Это всего лишь досадная случайность, недоразумение.

- Раз так, тогда его точно никто не хватится в ближайшее время.

- Кхм… ну разве что дама, с которой он приехал, - уныло сообщила герцогиня, чувствуя, что гениальный план героя Рокруа трещит по швам прямо на глазах. – Что, если она начнет его искать?

Конде повернул к ней свое хищное лицо и ухмыльнулся уголком рта.

- Дама? Хорошенькая, надеюсь? Что ж, о ней тоже придется позаботиться. Но вам не стоит брать это в голову, дорогая кузина. Дамой я готов заняться лично, буде в том возникнет потребность. А теперь к делу, у нас мало времени. Нехорошо, если гости заскучают в отсутствие Дианы.

Мадемуазель вздохнула, сделала над собой усилие, чтобы прогнать из головы тревожные мысли, и подвинулась ближе к кузену, обратившись в слух.

73

Отправлено: 16.07.15 21:42. Заголовок: Пока двое широкоплеч..

Пока двое широкоплечих лакея выводили захмелевшего не на шутку Пастушка, его очаровательная спутница уже порхала вокруг Маски, которого с ее же легкой руки прозвали Сладким Голосом.

- Месье, да простится мне то, что я намерен сделать, - заговорил маршал и в знак дружбы протянул раскрытую ладонь иноземцу в сарматском платье, - Я прошу Вас одолжить мне Ваш клинок, месье. Взамен предлагаю Вам мою шпагу. Разумеется, на время выполнения фант.

В ответ ему улыбнулись карие глаза, единственное, что можно было разглядеть под глухой маской с причудливым носом. Месье Сладкий Голос не только не отказался одолжить свою саблю, но и мягко отвел руку маршала от рукояти его шпаги.

- Это лишнее, месье. Не будь я дворянин, если бы сомневался хотя бы в одном из гостей нашей прекрасной хозяйки бала. Вы здесь - это лучшая рекомендация для меня. С Вашего позволения, - он протянул обнаженную саблю, любовно держа ее обеими руками, словно она была выкована не из булатной стали, а из чистого хрусталя, - Моя сабля к Вашим услугам, месье Валет.

- И кубок! Дайте ему такой же кубок! - визгливый голос рыжеволосой нимфы заставил всех собравшихся обернуться в их сторону, лишив тем самым внимания удалявшуюся из салона троицу.

- Месье, Вас, как одного из первых принявших вызов, я прошу быть моим судьей, пока Его Божественность не соизволит вернуться в наш веселый круг, -
предложил Франсуа-Анри, наблюдая за тем, как лакея наливал вино в высокий серебряный кубок.

Турецкая сабля оказалась не только диковинной на вид, но и на диво легкой, не смотря на кажущуюся мощь клинка, лезвие которого было несколько шире, нежели у обычной шпаги и тем более у итальянской рапиры, которую предпочитал Франсуа-Анри. Он с удовольствием истинного ценителя примерился к рукояти сабли и легким вращением кисти заставил ее несколько раз сверкнуть в воздухе, совершая практически полный круг.

- Баланс изумителен... это безусловно превосходная работа, месье. Мои комплименты этому оружию. Оно бесценно.

- Да, согласен с Вами, месье, -
без ложной скромности ответил иноземец и склонил голову в знак благодарности, - И она бесценна, поскольку я приобрел ее ценой жизни. Жизни ее хозяина.

- О, - брови маршала приподнялись так, что даже маска на его лице слегка приподнялась вверх, - Боевой трофей? Вы не только любитель изящного слога и увлекательной музыки, месье.

- Воистину, - но не успел месье Сладкий Голос пуститься в приятное его сердцу русло для беседы по душам, как его черноволосый товарищ подтолкнул его под локоть. В черных глазах играл огонь нетерпения, он схватил кубок с вином и поднял его над клинком.

- Мы все готовы к Вашему подвигу, месье! Прошу. Количество глотков не ограничено. Но, вино не должно упасть на ковер или окропить лезвие сабли. Разумеется, победа зачтется только в случае, если мы увидим дно Вашего кубка.

Усмехнувшись, Франсуа-Анри приподнял свою маску на лоб, так чтобы кружево не закрывало нижнюю честь лица и не мешало ему пить. Он взялся за клинок ладонью левой руки и крепко сжал рукоять в правой. Ему помогли поставить кубок ровно на середину изгиба клинка и он осторожно поднес его к губам.

- За прекрасных дам! -
воскликнул маршал и начал отпивать вино неспешными средними глотками, стараясь не думать о том, что кубок мог соскользнуть с клинка, как только вина в нем будет наполовину меньше.

74

Отправлено: 16.07.15 23:32. Заголовок: Намерение тут же под..

Намерение тут же подняться на второй этаж и переговорить с гостем Анн Мари, требовавшим крови незадачливого юнца, оказавшегося в неправильном месте в неподходящее для того время, пришлось отложить. Едва только Ференц ступил на лестницу, как в дверях прихожей показались двое слуг Нинон. Они вели под руки молодого человека в костюме пастуха, ослабевшего до практически бессознательного состояния. Свесив голову на грудь, он едва передвигал ногами, стараясь попасть в такт с шагами лакеев, не привычных к подобным процедурам.

- Господа, куда вы ведете этого беднягу. Что с ним? -
спросил Ференц, опасаясь, что уединенная беседа кузины с ее гостем будет прервана из-за нового вторжения.

- Пьян как сапожник, месье. Выпил вино из вазы для розовой воды. Дай бог, чтобы к утру проспался, а не окочурился от перепоя. Мы его в гостевую спальню снесем, - ответил один из лакеев геркулесовского сложения и примерился, сумеет ли перекинуть бессознательную ношу через плечо.

- Вот... черт, - прошептал Ференц и спустился со ступеньки, - Нет, полагаю, не стоит таких усилий, сударь.

- Да что там, я раньше баржи разгружал на набережной, пока меня Берто не заприметил и не взял в услужение к мадемуазель, - ухмыльнулся здоровяк, приняв предостережение иностранца за комплимент.

- Мой князь, -
тихо позвал его Каринти, - Позвольте на слово, - он осторожно дернул его за рукав, - Пусть они отнесут его в ту комнату, где заперли... того молодого человека. Я придумал, как нам выпутаться из этой передряги.

- Что ты задумал? -
резко спросил Ференц, но Каринти уже похлопывал слугу по плечу, дивясь крепким мускулам.

- Друг мой, я так понял, что мадам Скаррон пожелала оставить гостевую спальню за кем-то из гостей. Так что, этого молодца придется положить в другой комнате. Я позабочусь о нем.

- Ну, он хоть и не крепкого сложения. но все ж не цыпленок... тяжеловат будет для Вашей Милости, - неуверенно возразил слуга, но Каринти, уверенно перехватил пастушка под руку и повесил себе на плечо.

- Я его знаю, не раз из кабаков вытаскивать приходилось. Тот еще гуляка. Справлюсь. А вас, милейшие уже ждут, кажется, мадам Скаррон спрашивала, готово ли все к ужину.

- Да и в самом деле! - спохватился второй слуга и поспешил вернуться в зал.

- Что ты задумал? - спросил Ференц, обеспокоенно глядя в сторону дверей, - Нас заметят! Черт, я же обещал кузине, что не будет никаких скандалов!

- А их и не будет. Этот юноша мертвецки пьян. И если гость Вашей кузины хоть немного понимает в хорошей выпивке, то уж поверьте, он не станет биться об заклад, что наутро этот юнец вспомнит даже первую строчку из "Аве", тем паче лица тех, кого ему не следовало видеть.

- Да, но они то его помнят!

- Вот и нет. Там горели только две свечи и в камине тлели угли. Что они видели? Белокурого юнца и только то. Один молодчик похож на другого, одень их в одинаковую одежду...

- На том был парик, - с сомнением возразил Ференц.

- А мы этот парик и нахлобучим этому пастушку... вместе с платьем Червового Валета.

- Черт!

- А Валету придется исчезнуть пораньше и только то.

- Но его спутница, Каринти!

- Вокруг нее увиваются несколько человек ухажеров. Разве не может один из них стать ее провожатым? Да хотя бы и Вы, князь, - невозмутимо ответил Янош и поправил свесившегося с его плеча молодого человека, - Ну же, помогите мне.

75

Отправлено: 17.07.15 23:15. Заголовок: Внимание публики был..

Внимание публики было уже отвлечено очередным кандидатом в Герои Серебряного Кубка, не без содействия прекрасной Пастушки, требовавшей немедленного исполнения ритуала с клинком. Тем временем два широкоплечих лакея, которые по оценке самого Месье прекрасно сгодились бы в носильщики портшеза, даже на двух человек, вывели под руки обмякшего де Лоррена. Проводив друга долгим взглядом из-под полу-опущенных ресниц, Месье более ни чем не выдал свое беспокойство за него. Это было далеко не первое их совместное приключение и шевалье обычно выказывал больше благоразумия, оставляя право на безумные и порой диковатые шалости Месье.

- Жалко Вашего дружочка, дорогуша, -
проворковала рядом с ним одна из нимф и Филипп перехватил томный взгляд рыжеволосой красотки, провожавший беднягу Фило, - А такой хороший танцор должно быть... у него такие крепкие икры.

- Танцор языком, это да, - пожала плечами Пастушка и отошла в сторону той медленной фланирующей походкой, которой позавидовала бы и сама Маркиза Тереза, окажись она среди гостей веселого маскарада.

- За прекрасных дам! -
воскликнул Валет Пик, перед тем как приступить к исполнению своего фанта и все собравшиеся дружно зааплодировали несомненно самому удачному тосту.

- Браво, месье Валет! -
послышались отдельные выкрики, а за спинами у зрителей отдохнувшие скрипачи заиграли мелодию, приглашающую к следующему танцу.

Филипп быстро оглядел потенциальных кавалеров для менуэта, несомненно, скучнейшего из всех придворных танцев, но тем не менее дававшего простор для милых бесед и обмена шуточками с танцевавшими рядом кавалерами. Взгляд медовых глаз Месье привлекли задумчивые глаза месье Сладкоголосого, видимо, подбиравшего в уме песню, подходящую для исполнения в избранном кругу. А отчего бы и нет! Оставленная хозяйкой лютня мирно покоилась на высокой подставке из красного дерева в дальнем углу салона возле самого выхода. Филипп прошел туда, стараясь семенить ногами как это было положено примерной девице, и осторожно взял в руки лютню, издавшую глубокий звук, который поэты обязательно назвали бы вздохом.

За неплотно закрытой дверью послышались голоса мужчин, но даже если бы Филиппу пришло в голову прислушиваться к их разговору, он ничего не разобрал бы из гортанной иноземной речи.

76

Отправлено: 19.07.15 00:25. Заголовок: Наблюдая за приготов..

Наблюдая за приготовлениями к очередной попытке победить коварный кубок, Олимпия хотела было потребовать от Валета Пик если не снять маску, то хотя бы избавиться от закрывающего нижнюю часть лица кружева, чтобы исключить всякое подозрение в нечестной игре, но он, словно угадав ее намерение, слегка подвинул маску вверх. И тут же наклонился над кубком, так что графине осталось лишь гадать, действительно ли она успела рассмотреть тонкие губы и решительный подбородок незнакомца, или всего лишь нарисовала их в своем воображении, исходя из того, каким ей представлялся не в меру настойчивый ухажер.

Как ни странно, несмотря на раздражение, вызванное неустанными попытками загнать ее в угол и добиться - чего? ба, не все ли равно, если эти попытки заведомо обречены на неудачу? - Олимпия желала Валету удачи. Быть может, из тщеславного желания показать немногим присутствующим женщинам, что ее поклонник не имеет равных по части удали и куража, а может, просто потому, что ей хотелось попробовать магию своего голоса на светловолосом Дионисе, а для этого Валету Пик требовалось осушить бокал до дна. Однако пристально следить за тем, как поднимался вместе с клинком пустеющий бокал, у нее не получалось - Дама Пик то и дело озиралась по сторонам, и с каждым разом брови ее все ближе сдвигались под расписной кожей маски.

Наконец, она не выдержала и, сделав несколько шагов назад и оказавшись за пределами круга затаивших дыхание зрителей, потянула за локоть Прекрасную Индианку, которая тоже не следила за ходом испытания, покусывая губы и не сводя глаз с двери в вестибюль.

- Кажется, я и вправду потеряла своего валета, - шепотом созналась Олимпия. - Ума не приложу, куда он мог запропаститься так надолго. За это время уже можно было бы сбегать в ближайшую лавку и купить целую бутыль чернил. Боюсь, что мне придется отправиться на поиски самой.

- Нет! - воскликнула вдова Скаррон так порывисто, что графиня вздрогнула и удивленно взглянула на молодую женщину.

- Нет? Но...

- Нет-нет, вам совершенно не стоит беспокоиться, мадам, - спохватившись, Скаррон тут же взяла себя в руки и изобразила подобие улыбки. - Я уже отправила на поиски Филиппа отряд веселых олимпийцев. Ручаюсь, они отыщут вашего... Валета, где бы он ни потерялся.

- Лишь бы не в винном погребе. Кто знает, какими чернилами синьор Валет предпочитает угощать свою ветреную музу, чтобы лишить ее способности порхать и... упархивать, - Олимпия первой улыбнулась шутке, вслед за ней негромко рассмеялась и вдова.

- Полноте, я расскажу Филиппу, какого вы мнения о его музе, - глаза Скаррон лукаво блеснули, и Дама Пик запоздало вспомнила, что в последние месяцы роль музы для ее брата играла именно эта красавица с бархатным взглядом и персиковыми щечками.

- О, прошу прощения, синьора, клянусь, я не имела в виду никого из присутствующих здесь... дам, - она улыбнулась в веер и повернулась к притихшим гостям, сгрудившимся вокруг Валета Пик. - Однако как тихо, будто все маски разом затаили дыхание. Должно быть, вопрос последних капель. Мадонна, я должна это увидеть. Синьора, прошу вас, отыщите своего легконогого посланца, а еще лучше - моего Валета, иначе мне некому будет читать обещанные стихи.

Олимпия легонько постучала сложенным веером по плечу высокого брюнета в сарматском платье, и тот, обернувшись, тут же посторонился, пропуская ее в центр круга и не забыв при этом обжечь страстным взглядом маску, шею, плечи и, главное, глубокий вырез платья Дамы Пик.

77

Отправлено: 19.07.15 03:25. Заголовок: Что это, неужели ему..

Что это, неужели ему удалось хотя бы мельком перехватить заинтересованное внимание Принцессы Жемчугов? Встреченный всего на долю мгновения взгляд янтарных глаз остался в памяти, не цветом глаз и не огоньками дерзкого вызова, плясавшими в них, а тем волнением, которое они пробудили в душе. Пряча собственный взгляд под кружевом поднятой на затылок маски, Франсуа-Анри наклонился к кубку и крепко ухватился за рукоять сабли одной рукой, а другой за холодную сталь лезвия.

Веселый гомон голосов затихал по мере того, как музыка скрипок делалась все громче. Франсуа-Анри медленно отпивал вино, стараясь распределять каждый глоток так, чтобы кубок не опустел слишком быстро и не утратил заданный баланс. Вино, показавшееся вначале горьковатым на вкус, оставляло приятное послевкусие на гортани, не слишком терпкое и слегка щипавшее небо.
Кубок был уже опорожнен более чем на половину, когда маршал подумал о цели взятого им на себя фанта. А стоил ли выигрыш обещанной награды? Действительно ли он хотел услышать пение итальянской дивы или всего навсего пытался загнать ее в угол, чтобы впоследствии, узнав ее по голосу, пожурить за дерзкий флирт и неуступчивость? А если под маской итальянской певицы скрывалась известная ему дама, наслаждавшаяся игрой в комедиантку и заведомо водившая его за нос? Но кто же?

Руки чуть заметно дрогнули, когда почти пустой кубок пошатнулся и скользнул по лезвию вниз. Франсуа-Анри ухватился за край губами и осторожно подтянул кубок в исходное положение. Допить ли до конца и потребовать свою награду? Что с того, если он узнает ее позднее, они посмеются над этим маленьким приключением вдвоем. Или же сделают вид, что не узнали друг друга.

Еще несколько глотков и последняя капля вина готова покинуть серебряный кубок, не оставив Даме Пик шанса отказаться от исполнения предложенного ей фанта. Быть или не быть? Странное сомнение едва не заставило Франсуа-Анри отнять губы от кубка до того, как вино было выпито досуха.

- Неужели сумел? -
послышался голос справа и Франсуа-Анри лихо заломил голову вниз, глотая последние капли вина.

Он поднял кубок правой рукой и опрокинул его, демонстрируя тускло поблескивавшее чистое дно. Сабля в левой руке задрожала и полоснула воздух. С победной улыбкой на губах, Франсуа-Анри поспешил отвернуться, чтобы успеть вернуть маску и закрыть свое лицо прежде чем будет узнан.

- Что скажут почетные судьи, достойна ли моя победа обещанного фанта? -
весело спросил он, с интересом прислушиваясь к звуку собственного голоса, казавшегося после выпитого вина чужим и навязчиво громким.

- Отменно, сударь! Вы справились отменно, -
ответил месье Сладкий Голос, пытаясь перехватить саблю из руки Валета Пик, не дожидаясь, когда под действием вина кисть руки нового героя Серебряного Кубка ослабнет.

- Стоп! - словно угадав опасения сармата, маршал удержал рукоять сабли и вместо нее отдал кубок, - Я предложу еще один фокус... в Италии я видел фокус с шелковым платком... кажется, такой фокус некогда показывал Сулейман Великолепный... или Саладин Мудрый... да кто их помнит, этих султанов.

- Но вряд ли мы найдем здесь шелк, месье,
-
сдерживая беспокойство, возразил месье Сладкий Голос.

- А чем плох кружевной воротник? - запальчиво ответил вопросом на вопрос Франсуа-Анри, развязывая узел давившего на шею платка, и посмотрел в глаза Дамы Пик, - Сейчас же и проверим... каковы они на прочность, эти фламандские кружева.

С легкостью, которую вряд ли можно было ожидать после выпитого кубка неразбавленного вина, маршал подкинул саблю из левой руки в правую и сделал полукруг в воздухе, примеряясь к ее балансу. Затем он сорвал свой шарф и швырнул его высоко на головой. Белая пена кружева быстро опускалась вниз и накрыла пол у самых ног Дамы Пик.

- Ха! Не успел! -
злорадно выкрикнул кто-то из толпы.

Но черноволосый сармат с молниеносной быстротой наклонился и поднял шарф за концы, демонстрируя две рассеченные половинки:

- Отныне Вы, месье, будете именоваться не Валетом Пик, а Кавалер Твердая рука! - провозгласил он взмахнув злосчастными кружевами в воздухе, - Прекрасный фокус, месье. Не будь Вы французом, я бы сказал, что Вы владеете клинком не хуже османца.

78

Отправлено: 19.07.15 19:47. Заголовок: - Каринти отправит В..

- Каринти отправит Вас в моей карете на постоялый двор. Там Вы переждете, пока не будет безопасным вернуться. И, сударь, - Ференц посмотрел на де Невера, повертел в руках маску и снова одел ее, - Я всегда к Вашим услугам, когда и где Вам будет угодно. Но, помните, Вы дали слово дворянина не упоминать о причинах нашей возможной ссоры.

- К дьяволу, сударь. Если тем двоим так необходимо сохранить свое инкогнито, мне нет до того никакого дела.

- Возможно, сейчас да, - проговорил вполголоса Ракоши и отворил дверь, собираясь выйти из комнаты первым.

- Проклятье... Она не должна узнать...

Манчини оглянулся на лежавшего на постели молодого человека, переодетого в его маскарадный костюм. Белокурый парик съехал на лоб почти до самого носа, закрыв русые брови юноши, так что, его с легкостью можно было принять за Валета Червей.

- Она не узнает об этом, -
Ференц оглянулся и кивнул де Неверу на прощание, - И не забудьте, Вы должны сыграть свою роль до конца, - взяв со стола лежавшую возле зеркала маску Пастушка, он бросил ее герцогу, - Вы слишком хорошо держитесь на ногах для того, кто только что выпил целую вазу вина. Обопритесь на плечо Каринти и вспомните что-нибудь из лирических песен, чтобы кучер поверил, что и впрямь увез этого аркадского пастушка.

Сохранять спокойствие, оказалось гораздо труднее, чем он предполагал. Князь вышел из каморки привратника, держась рукой за стену. Внутри его колотило от негодования на таинственного гостя Мадемуазель, по милости которого они с Каринти были вынуждены разыграть этот фарс с переодеванием.

- Вам нехорошо, месье? - участливый голос принадлежал Берто.

- Мы тут повеселились с месье... Червовым Валетом. Та серебряная ваза... -
князь многозначительно посмотрел на привратника, а затем на дверь в каморку.

- Понимаю, месье. Смею заметить, в этот вечер это весьма популярное состязание среди гостей.

- Да. Только не всем оно по плечу, - усмехнулся князь и снял шапку, чтобы оттереть лоб, - Месье Валет мертвецки пьян. Пусть он проспится в Вашей комнате, Берто. Не нужно его тревожить.

- А что делать с тем, другим, месье?

- Каринти его проводит до кареты. Бедняге сделалось худо, его отвезут на постоялый двор и вызовут лекаря.

- Молод еще, - наставническим тоном проговорил Берто и накинул на плечи тяжелый плащ, - Так я велю подать карету.

- Пусть подадут на углу улицы, Берто. Этот юнец из свиты одного очень высокого лица, будет нехорошо, если пойдут слухи, что он бывал здесь.

- О, мне ли не знать, - понимающе кивнул привратник, не раз помогавший гостям Нинон покинуть ее особняк незамеченными.

Когда он вышел, Ференц осторожно постучал в дверь каморки, давая сигнал Каринти и Манчини, что они могли выйти, а сам направился к салону, чтобы вернуться к своей роли Веселейшего из Божеств Олимпа.

Он как раз успел застать момент чествования нового победителя фанта с кубком на клинке. Остановившись в дверях, Ференц поправил маску на лице и с улыбкой наблюдал за тем, как Валет Пик, успевший захмелеть от выпитого вина, демонстрировал недурственное владение турецким клинком.

- Браво, месье! Вы и впрямь владеете саблей не хуже турецкого янычара, - князь присоединился к рукоплесканием собравшихся и с поклоном обратился к Даме Пик, наверняка явившейся вдохновительницей этого необычного фокуса, - Во славу Ваших прекрасных очей все собравшиеся готовы повторить этот подвиг и любой другой, сударыня. И я буду первым в очереди. Вы вправе назначить следующий фант, - он улыбнулся, встретив взгляд прекрасной итальянки, оценив про себя не только ее красоту, но и ту же дерзкую решительность в глазах, как и у молодого де Невера, покидавшего особняк на улице Турнель под покровом ночи и глубокой тайны, связавшей их отныне, - Но только после исполненной Вами песни. Мы все просим!

79

Отправлено: 20.07.15 00:47. Заголовок: Филипп постоял еще н..

Филипп постоял еще некоторое время в отдалении от шумного общества, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь сквозь отражавшиеся в оконных стеклах силуэты гостей и богато украшенного позолотой интерьера гостинной Нинон де Ланкло. Но кроме тихо падавших с неба снежинок, так и не увидел ничего интересного.

- Дурачок ты, Фило... могли бы так хорошо повеселиться напоследок. И кто тебя за руку тащил, - проговорил Месье и присел на табурет возле окна.

Тонкие пальцы унизанные драгоценными перстнями скользнули по струнам лютни. Филипп дожидался конца состязаний с кубками, перебирая тихую мелодию на лютне. Импровизированное состязание перестало развлекать его после ухода Фило и он старался прогнать нахлынувшую грусть, вспоминая недавно сочиненную его любимцем песенку.

Двери в зал распахнулись и на пороге показался Дионис. Никто из гостей, увлеченно следивших за тем, как Валет Пик допивал последние капли вина из серебряного кубка, не заметил его появления. И никому не пришло бы в голову, что Божество их праздника был огорчен или раздосадован чем-то. Филипп быстро отвел взгляд в сторону, не желая быть пойманным на откровенном разглядывании статной фигуры светловолосого иноземца с таким очаровательным выговором.

Громкие аплодисменты и повизгивающие восклицания нимф ознаменовали победу Валета Пик и прекрасная Пастушка очаровательным жестом поправила локоны прически, чтобы поспешить присоединиться к сиятельному собранию. С лютней в руках она проплыла через зал следом за Дионисом и с заговорщически подмигнула Прекрасной Индианке, стоявшей рука об руку с Дамой Пик.

- Ого, да тут уже сражение на саблях! -
комично приложив ладонь ко рту, воскликнула Пастушка и протянула лютню хозяйке маскарада.

- Давайте скорее перейдем к музыкальным фантам, дорогая, пока кавалеры не решили изрубить в клочки cвою одежду. Не то чтобы я была против, - милая улыбка была обращена к черноволосому другу Диониса, лихо заломившему украшенную мехом шапку, как будто собираясь принять вызов Валета Пик и покрасоваться перед дамами своей удалью. Его взгляд полный огня и живейшего интереса, обращенный к Даме Пик, был красноречивее всех поэтических признаний, которыми забавлялись господа Валеты и Черная Маска.

80

Отправлено: 20.07.15 15:39. Заголовок: Мужчины! - подумала ..

Мужчины! - подумала про себя Олимпия, когда Валет Пик не пожелал расстаться с саблей. Но поскольку публика в салоне мадемуазель де Ланкло на три четверти состояла из мужчин, на лицах которых читалась богатая гамма чувств - от недоверия до азарта, она предпочла оставить свое мнение о мужских забавах при себе, ограничившись обменом говорящими взглядами с вдовой Скаррон. Впрочем, когда черноволосый молодец в смешной носатой маске взмахнул в воздухе двумя половинками злосчастного шарфа, графиня снисходительно улыбнулась.

- Брависсимо, синьор giocoliere. И пусть мое сердце обливается кровью при виде изрубленного шелка, должна признать, что клинком вы владеете так же ловко, как и языком, - заметила она, нарочно выбрав наименее лестное для Валета Пик слово (если он не полный профан в итальянском, даже лучше - пусть знает, что она на самом деле думает о его фиглярстве) и чуть покраснев, когда более молодая из нимф наклонилась к приобнявшему ее за талию мужчине и шепнула ему что-то, подозрительно похожее на "Надо же, она и в этом успела убедиться".

Положительно, маскарад в доме куртизанки был плохой идеей изначально, опустив графиню в такие глубины парижского общества, с которыми не следовало мешаться, и с каждой минутой положение делалось все более рискованным. Как назло, появившийся у нее за спиной Дионис не преминул плеснуть свежего масла в огонь всеобщего внимания, центром которого она сделалась с нелегкой руки Валета Пик. Борясь с желанием язвительно заметить, что она явилась сюда не для увеселения публики, а лишь ради карточной игры, которой так и не сумела насладиться, Олимпия послушно наклонила голову, как и положено беззвестной певичке, привыкшей угождать знатным господам. 

- Песню, синьор? Но мне казалось, что вы просили о сонете, - несмотря на нотки протеста в голосе, она все таки взяла из рук Скаррон лютню и быстро пробежалась пальцами по струнам, проверяя, не расстроен ли капризный инструмент. - Увы мне, я не знаю ни одной французской песни и уповаю на то, что донны и синьоры получат удовольствие от мелодии и простят мне мой родной язык.

Звезды, есть ли в ее скромном репертуаре хоть одна вещь, которую Олимпия ни разу ни для кого не пела? Подкручивая колки у пары дребезжащих струн, графиня мысленно отвергала один мадригал за другим, пока вспомнившаяся строка из Монтеверди не заставила ее быстро взглянуть на Валета Пик и так же быстро отвести глаза.

- Пусть это будет песня о любви, мучительной, но сладкой и упорной.

Она повернулась к светловолосому Дионису и, улыбаясь, запела так, будто в зале был только один слушатель:

Si dolce è'l tormento
Ch'in seno mi sta,
Ch'io vivo contento
Per cruda beltà.
Nel ciel di bellezza
S'accreschi fierezza
Et manchi pietà:
Che sempre qual scoglio
All'onda d'orgoglio
Mia fede sarà..
.*

Четыре коротких куплета, в которые Олимпия вложила все свои силы - недостаточные для оперной сцены, но способные тронуть слушателей, столпившихся вокруг певицы. В последний раз коснувшись струн, она скромно опустила лютню.

- Мне велено назначить следующий фант, не так ли? Что ж, пусть любой, кто сможет, споет лучше. Тем более, что это не так сложно, добрые синьоры.

* перевод мадригала Монтеверди "Столь сладко мучение..." можно прочесть здесь