Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Маскарад на улице Турнель

Сообщений 41 страница 60 из 301

1

Отправлено: 23.06.15 03:11. Заголовок: Маскарад на улице Турнель

    ... или
    Под маской жизнь - игра!

    Время: Февраль 1661 года, последний вечер перед Великим постом
    Место действия: Париж, особняк Ланкло на улице Турнель
    Действующие лица: Ее Высочество герцогиня Анна-Мария-Луиза де Монпансье, Его Высочество крон-принц Ференц Ракоши, Его Высочество принц Филипп Орлеанский, маркиз дю Плесси-Бельер, графиня Олимпия де Суассон и другие маски

    Смешала полночь краски, и в этот волшебный час
    Мы все наденем маски, никто не узнает нас.
    Итак, ура! Вот это маскировка!
    Теперь держись, плутовка, под маской жизнь – игра!

http://www.aveclassics.net/_nw/26/32907866.jpg

    Не имея возможности дать бал в своем Люксембургском дворце, опальная герцогиня де Монпансье, тайком прибывшая в Париж для встречи с Конде, решила устроить маскарад для избранных в доме своей подруги Нинон де Ланкло, "отдыхающей" в этот момент в одном из отдаленных монастырей по повелению королевы-матери. Рассылая приглашения друзьям, Мадемуазель надеялась, что Нинон сумеет вырваться из монастыря и приехать в Париж хотя бы на один вечер, но на надежды, как известно, лучше не полагаться, обманут.

41

Отправлено: 03.07.15 22:52. Заголовок: Франсуа-Анри - Яд,..

- Яд, кровь, любовь... какая проза! - фыркнула Олимпия и вновь, как и в первый раз, отставила бокал, не пригубив. - Коль уж вы начали цитировать Ронсара, сударь, грешно скатываться в банальности, достойные лишь уличных стихоплетов, что складывают дурные вирши на потеху толпы. И раз Ронсар себя исчерпал, попробуйте других поэтов.

- Поразительно, и я не ведал до сих пор, что в Италии известны французские стихотворцы, суровая синьора, - вкрадчиво заметил Черная маска, смакуя вино с видом знатока. - Яд, кровь, любовь - неужто вы и вправду находите это трио банальным? Я же вижу в нем основу если не для сонета, то как минимум для стансов.

- Стансы? - Червовый Валет, так и не решившись присоединиться к танцующим, подошел к буфету и бесцеремонно завладел оставленным сестрой бокалом. - Яд, кровь, любовь? Ну, хороших стихов из этого не сделать, но отчего же не попытать старушку-музу? Для тебя, cara!

Манчини прищурился, изучая подвеску на ожерелье графини, покусал губу и, взмахнув рукой, продекламировал, глядя, впрочем, не на Олимпию, а на окруживших ее кавалеров:

- Не люби меня, не надо - Дама Пик всегда солжет.
Поцелуй мой полон яда, кто испробует - умрет.
Станешь мне рабом послушным и в постели, и в бою,
Но однажды равнодушно я на смерть тебя пошлю.

Так беги, пока есть силы, позабудь, пока не мой.
На краю твоей могилы посмеюсь я над тобой.
На огонь моей улыбки ты, как мотылек, летел.
Не вини ж меня в ошибке: сам попался, сам сгорел.

- А где же кровь? - осведомилась Олимпия под бесшумные аплодисменты Черной маски. - Право же, в нарисованном тобой портрете я выгляжу... как это? Недостаточно кровожадной. Хотя в остальном...

Она выразительно глянула на Валета Пик, давая понять, что предостережение было адресовано в первую очередь ему.

42

Отправлено: 04.07.15 00:52. Заголовок: Не успев оглянуться ..

Не успев оглянуться в указанную кузиной сторону, чтобы собственными глазами увидеть хорошенькую нимфу, Ференц уже держал Великую Мадемуазель за руку и вел в самый центр выстроившихся в танцевальных фигурах пар. Совет Мазарини, между прочих полезных для венгерского крон-принца поучений, высказанных в пространном письме, полученном им на днях, касался как бы странно это не звучало школы танцев. Кардинал рекомендовал некоего итальянца Фольи, признанного мастера танца, дававшего частные уроки богатым мещанам и лицам дворянского звания, имевшим надежды быть однажды представленными ко двору. То, немногое из танцевальных наук, что Ференц успел ухватить в ранней юности, а потом дополнил при австрийском дворе, итальянский маэстро обозвал воробьиными потугами танцевать паванну и велел забыть напрочь, если молодой синьор Франческо желал научиться настоящему танцу. К немалому восторгу итальянца князю понадобилось всего несколько занятий, чтобы начать усваивать почти математическую науку правильных танцевальных фигур и перестать танцевать такт душевному порыву, как это требовали вольные от условностей мадьярские танцы.

- О чудо из чудес, эта музыка не вызывает у меня такого же приступа зевоты, как во время уроков у синьора Фольи, -
проговорил Ференц, после удачно пройденного раута в общем хороводе, - Мне казалось, что это безнадежное занятие... а вовсе нет!

Восклицание, вырвавшееся из груди Мадемуазель не было похоже на шутливый ответ и, как показалось князю, касалось того самого незнакомца в простой маске, вошедшего в зал без объявления.

Пары снова разошлись, обменявшись партнерами, и Ференц широко улыбнулся большеглазой нимфе, с огненно рыжими волосами, бесом разметавшимися из незамысловатой прически, скорее призванной привлекать внимание к ее обладательнице. Девушка смущенно опустила глаза, пойманная на откровенном изучении золотых шнуров и шитья, украшавшего княжескую грудь.

- Какие обворожительные нимфы водятся в здешнем омуте, -
шепнул Ласлов на ухо князю, когда они поравнялись в одном ряду и раскланивались со своими партнершами.

Князь только иронично повел бровями, поймав насмешливый взгляд Шерегия, оставшегося без пары после того, как его Прекрасная Пастушка упорхнула с другим кавалером.

Вновь перемена пар и в новой танцевальной фигуре Ференц снова оказался в паре с Анн Мари. Лицо кузины было взволнованным, хотя, со стороны могло показаться, что ее волновало лишь правильное исполнение фигур и па.

- Положитесь на меня, кузина, - ответил Ференц на шепот Мадемуазель и посмотрел в сторону дверей, оценивая диспозицию своих гайдуков - Ласлов был увлечен танцем с Прекрасной Индианкой, Шерегий переминался с ноги на ногу возле окна, ближайшего к выходу, а где же Каринти?

- Я перехвачу любого, кому вздумается сделаться Вашей тенью, дорогая Анн Мари. Но не нужно ли Вам сопровождение? - спросил он немного погодя, в очередной раз ловя быстрый взгляд, который кузина бросала в сторону Ястреба в Черной Маске.

43

Отправлено: 04.07.15 03:08. Заголовок: Франсуа-Анри слушал ..

Франсуа-Анри слушал декламацию стансов, сочиненных Червовым Валетом, прищурив глаза, словно опасался, что чей-нибудь нескромный взгляд заметит его интерес к смыслу сочиненного экспромта. Пренебрежение, выказанное певицей к его смелой попытке облечь банальные ухаживания в рифму, не задело его, хоть и подстегнуло отыскать в памяти более подходящие вирши из поэтов Плеяды.

Наградив молодого сочинителя признанием в виде снисходительного кивка, Франсуа-Анри долил вина в его наполовину опустевший бокал.

- Браво, месье. Как хорошо, что Вы не сочиняете стихи о всех дамах в Париже. Поверьте, они не благодарили бы Вас за столь правдивые портреты, - сказал он, поглядывая в глаза Дамы Пик, вернувшие ему такой выразительный взгляд, что сомнений в точности сочиненного портрета быть не могло, если только... На минуту маршал умолк, позволив Черной Маске и Валету Червей разглагольствовать о прелести размеров в стихосложении. Он повторил про себя услышанное, с сомнением отмечая, как быстро роковая красавица согласилась со сказанным о себе, как будто именно такой портрет ей хотелось видеть в своем отражении в зеркале. Или в глазах через-чур упрямого поклонника?

- Желаете других поэтов? Что ж, соглашусь, чем слух терзать Ваш низкосортными стихами, где рифмы скачут воробьями, нестройным хором требуя награды за упрямство наглеца, я лучше обращусь к поэтам, чья слава составила наследие Плеяды и в памяти осталась на века.

Поставив бокал на стол, маршал также картинно взмахнул рукой и начал декламировать строки дю Белле:

- Я счастлив! Я попался в плен!
Завидую своей я доле!
Мне ничего не надо боле,
Как грезить у твоих колен...

Его взор выхватил из толпы фланировавших по залу гостей высокого мужчину в черной маске с узнаваемым выдающимся профилем. Человек этот скрылся за стройными рядами танцевавших пар, как будто бы его вовсе и не было, но вновь появился в другом конце зала, заставив маршала запнуться перед следующим четверостишием.

- О, дю Белле прекрасен. Он друг каждого, кто хоть бы раз терял дар речи от чувств, которые излить словами невозможно, - тоном похвалы высказался Черная Маска, одобрительно кивнув Червовому Валету, словно приглашая того к импровизированной пикировке стихами, - Завидный дар уметь сложить в словах всю бурю ощущений сердца и души.

Затем он обратился к Недоступной Даме Пик и с намеком во взгляде указал движением головы на серебряные блюда, украшавшие буфет.

- Но отчего, сударыня, Вам льстят стихи о кровожадности? Эдак недолго отвадить от себя и пылких поклонников, и щедрых покровителей.

44

Отправлено: 04.07.15 11:11. Заголовок: Филиппо самодовольно..

Филиппо самодовольно улыбался, принимая похвалы за удачный экспромт, и, похоже, даде не заметил недоверчивой иронии, сквозившей в голосе Пикового Валета.

- Рад, что вы находите портрет правдивым, милостивый государь, - заметил он, поглаживая верхнюю губу, над которой пробивалась тонкая полоска усиков в подражание королю. - Значит, упрек в недостаточной кровожадности мной вовсе не заслужен. Нет, нет, carissima, не спорь, я знаю, что ты ничьей не жаждешь крови, и если убиваешь, то словами или жестоким взглядом -но зато уж наповал!

Как ни странно, эта маленькая стихотворная перепалка, в которую втянулись оба валета, вернула Олимпии и утраченное было спокойствие, и даже толику хорошего настроения. Слушать стихотворную дуэль было куда приятнее, чем отбиваться от прозаических и не в меру настойчивых домогательств - стихи давно умерших поэтов, пусть и красноречивые, превращали разговор о страсти в игру, такую же, как этот маленький домашний маскарад. И тем не менее, она испытала облегчение, когда Пиковый Валет запнулся на второй строфе сонета. Забыл или отвлекся - это не имело значения, главное, что не в меру страстный голос его умолк, перестав действовать графине на нервы и позволив вновь обратить внимание на второго кавалера, слушавшего возвышенные строки с легкой усмешкой многоопытного салоньера.

- Ба, вы и впрямь полагаете, что я боюсь лишиться поклонников и покровителей, синьор? - она заглянула в темные глаза мужчины, словно надеясь прочесть по ним, насколько он серьезен. - Что, если моя цель именно в этом? Что, если я не ищу ни тех и не других, поскольку уже имею их в одном лице и счастлива, не чувствуя нужды к переменам? Что говорит об этом мессир дю Белле?

Черная маска покачал головой и протянул Олимпии румяное яблоко, крепкое и свежее, несмотря на февраль.

- Дю Белле? О, вы поставили меня перед муками выбора, прекрасная синьора. Любуясь вами, я вспоминаю два его сонета, но... один я, пожалуй, оставлю месье Валету Пик, а вот второй, с вашего позволения... Вам ведь еще не наскучили стихи?

Не дожидаясь ее бурного и очевидного протеста, мужчина прищурился, будто художник, изучающий свою модель:

             - А вот, с повинною моей,
                     Портрет прекрасной итальянки:
                     Богини гордая осанка,
                     Лицо, изысканней камей,
                     Коса из трех сплетенных змей,
                     Сложенье царственной римлянки
                     С молочной кожею белянки
                     И черною сурьмой бровей.

                    И мякотью вишневой - губы,
                     И жемчуга ровнее - зубы,
                     И беломраморная грудь.
                     Нога, достойная Цирцеи,
                     Резцом отточенная шея...

                     
Он умолк и, выдержав паузу, наклонился к Олимпии и закончил, почти касаясь губами ее уха:

- Жаль, не могу я к ней прильнуть.

- Оччаровательно, - выдохнула "царственная римлянка", чувствуя, что краснеет под маской, и злясь на себя за это. - Страшусь подумать, что за сонет вы не решились мне прочесть, синьор, оставив его более... нескромным любителям поэзии.

Быстрый взгляд из под ресниц в сторону Бархатного Берета можно было бы счесть призывом к продолжению стихотворного турнира, но молодой человек, чуть наклонив голову, пристально изучал гостей, словно хотел разглядеть в зале кого-то из знакомых. Почувствовав укол досады - более чем неуместный, но от этого не менее ощутимый - Олимпия взяла протянутое ей яблоко.

- Слишком хорошо, чтобы съесть, - заметила она. - Пусть оно будет призом за самые меткие стихи.

И лукаво глянула на брата, который немедля приосанился и гордо развернул плечи, будучи единственным из трех мужчин, кто мог блеснуть не заемными, а собственными рифмами.

45

Отправлено: 04.07.15 14:50. Заголовок: Синие глаза вспыхнул..

Синие глаза вспыхнули в прорезях маски при откровенном намеке на покровительство, которое месье Черная Маска так упорно предлагал итальянке. Не без труда заставив себя промолчать, маршал с удовлетворением услышал ответ, отметавший все сомнения в том, что независимость и гордый нрав Дамы Пик были возведены ей в ранг добродетели, как и неприступность. Улыбка блеснула в его глазах и он наклонил лицо, осторожно смакуя вино под кружевной паутиной, скрывавшей нижнюю часть лица. Сделав всего один глоток, Франсуа-Анри почувствовал терпкую сладость, разливавшуюся по небу и напоминавшую вкус спелых ягод позднего винограда, которые крестьяне собирали после наступления первых заморозков.

- От звуков Вашего голоса, сударыня, это вино обретает более глубокий вкус, - проговорил он тихо.

Не желая уступать двум Валетам в стихотворных ухаживаниях, Черная Маска вызвался прочесть стихи дю Белле, вызвав огонек интереса в глазах Червового Валета.

Пока стихи лились неспешным потоком, отвлекая внимание Прекрасной Итальянки, Франсуа-Анри вновь отвлекся на созерцание происходившего вокруг них. Первый тур танцевального раута подходил к своей финальной части, пары вновь выстроились в два ряда друг против друга и, поочередно повторяя движения первой пары, довершали сложные фигуры танца, пока скрипки доигрывали последние аккордны испанской фолии.

Позади толпы зрителей, аплодировавших танцорам, снова показалась высокая худая фигура мужчины, чей ястребиный профиль не переставал отвлекать внимание дю Плесси.

"Зачем он здесь? Если это действительно он, то чего ради рисковать?"
- думал про себя маршал, делая вид, что прислушивался к стихам, выбранным Черной Маской для услады слуха дамы Пик, согласившейся на роль их Музы в маленькой стихотворной дуэли. Приезд Великого Конде в Париж был сам по себе непримечателен для любого, кто хоть немного был знаком с историей Бурбонов - некогда и король Генрих являлся в Париж под покровом ночи, не взирая на опасность быть арестованным или убитым. И причиной для такого риска были вовсе не заговоры, а женское тепло и внимание. "Конде мог появиться здесь ради кого-то из приглашенных дам," - подумал про себя Франсуа-Анри, в силу собственного убеждения, что проще умчаться на край земли, рискуя головой из-за любви, чем терпеть томление сердца и безысходность расставания.

Еще секунду или две его продолжало занимать любопытство, кто была та красавица, ради глаз которой Конде рискнул нарушить запрет короля, но стихи были дочитаны до конца, а последняя строфа сонета, нашептанная на ушко даме, заставила дю Плесси резко повернуть голову в их сторону.

Быстрый взгляд янтарных глаз был как предупредительный выстрел, предваряющий атаку, и последовавшее за тем приглашение к импровизированному соревнованию прозвучало как вызов. Румяное яблоко в руках Принцессы Жемчуга было достойным призом. О, к этой игре Франсуа-Анри был готов! Он повертел в руках бокал с вином, как будто черпая вдохновение в игре рубинового напитка, сверкавшего в отблесках свечей, а затем тихо, как будто и не собираясь никого удивлять и тем паче привлекать внимание, заговорил стихами дю Белле:

                      - Жар лихорадки доктора
                       Снимают влажною припаркой,
                       А пыл любви, сухой и жаркий,
                       Смягчит любовная игра.

                       Но брызнув воду внутрь костра,
                       Вы лишь взобьете пламень яркий -
                       Чтоб потушить огонь под варкой,
                       Туда плесните из ведра.

                       А есть в любви такая мера?
                       В любви подобного примера
                       Не обнаружил я, Мадам.

                       Чем больше я сбиваю пламя,
                       Тем больше увлекаюсь Вами
                       И потушить пожар не дам!

Завершая декламацию, дю Плесси склонился перед своей слушательницей и галантно обвел полукруг рукой, как будто намереваясь завладеть ее рукой для поцелуя, но не оставил даже легкого касания на ее пальчиках.

- Пусть приз назначит Ваше сердце, Очаровательнейшая из Муз. А яблоко присудит слух тому из нас, кто усладит его словами.

46

Отправлено: 04.07.15 17:09. Заголовок: - Остерегитесь, моя ..

- Остерегитесь, Ваша Прелестность, такая беспримерная настойчивость может выдать Вас, - съязвил де Лоррен и посмотрел на привлекшего внимание Месье мужчину с нескрываемой завистью.

- И что с того? - Филипп смерил шевалье надменным взглядом, в один миг поставив дерзеца на место, - Кто посмеет признаться в том, что его глаза не обманывают его? С другой стороны, что мешает всем этим любителям шалостей закрыть глаза на мою выходку, если она не угрожает их собственным, - он игриво провел раскрытым веером возле лица, выглядывая сквозь кружевные вставки, - Осторожнее, милый Адонис, здесь за каждой маской прячутся намерения куда серьезнее, нежели наши с тобой невинные шалости.

- Вы склонны видеть дальше Вашего любопытного носика, прелесть моя, - мягкий баритон месье Сладкий Голос прервал милую перепалку и Филипп обратил на него сердитый взгляд, не довольный тем, что его подслушивали.

- Как видно, Ваши уши не уступают в любопытстве моему носику, месье Сладкий Голос... или это был Золотой Голос? -
с долей издевки парировала Пастушка, подбоченившись и покачивая бедрами в такт последним аккордам музыки, - Мне следовало стребовать с Вас фант за дерзости, а не позволять оттаптывать туфельки дам, нисколько не виновных в том, что Вашим учителем танцев был синьор Медведь.

Хохот окруживших их мужчин накалил обстановку, но появление друга месье Сладкоголосого спасло его от последних колкостей Пастушки, которые могли привести череcчур смелую пикировку к непоправимому для ее спутника исходу.

- Мой друг и впрямь плохой танцор, да и беседы он привык вести только под сабельный звон. Простите ему дерзость резких слов и лучше стребуйте фант или песню

- Фант! Фант! Фант! - подхваченное восклицание Пастушки, подхватили оказавшиеся вблизи нимфы. Одна из них, обладательница роскошной огненной шевелюры, весело захлопала в ладоши и даже подпрыгнула на одной ножке, как будто готовая танцевать под звуки лютни.

- Спойте же нам, месье! Мы просим! Должно быть в тех краях, откуда Вы родом, у песен такие же зажигательные мелодии, как и глаза у Ваших земляков, - добавила вторая нимфа, выразительно посмотрев в сторону его черноволосого друга, только что танцевавшего с хозяйкой маскарада и поминутно постреливавшего жгучими взгядами в рыжеволосую нимфу.

47

Отправлено: 05.07.15 13:39. Заголовок: Сосредоточенно обдум..

Сосредоточенно обдумывая фигуры танца, чтобы отвлечься от мыслей о предстоящем разговоре, Мадемуазель рассеянно кивала заверениям Ракоши. Фолия близилась к неизбежному концу, и она поймала себя на том, что ждет каждой новой перемены партнеров с растущим волнением. Отчего она решила, что Конде решит присоединиться к танцующим, чтобы заговорить с ней или подать иной знак удовольствия от долгожданной встречи, герцогиня и сама не знала, но минуты шли, скрипки допевали последние аккорды, и пары возвращались в исходные позиции, а ее глаза снова и снова встречались с глазами трансильванского князя, с честью выдержавшего весь танец.

- Ммм... сопровождение? - переспросила она, не сразу поняв, что имел в виду Ракоши, но тут же хмыкнула с неожиданной веселостью. - Полноте, кузен, я уже не в том возрасте, когда девицы не рискуют оставаться с мужчинами наедине без свидетелей. Как раз напротив, в мои намерения входит именно сия вопиющая неприличность, и поверьте, ни в чьем другом обществе я не буду в такой же безопасности, как в компании месье...

Стоп, стоп, стоп. Ракоши, только прибывший во Францию, никогда не встречался со знаменитым военачальником, безвылазно сидевшим в Шантильи с момента возвращения из ссылки. Вряд ли он узнает Конде, а раз так, ни к чему произносить это имя всуе. Для вящего блага самого князя, собственно: кто знает, как посмотрит Мазарини на то, что его новый протеже познакомился со старым врагом кандинала.

- Простите мне мою скрытность, кузен, но уверяю вас, она продиктована самыми лучшими намерениями, - взгляд Мадемуазель, обращенный на мадьяра, потеплел. - Я и так ставлю вас в неловкое положение по отношению к Мазарини, поэтому просто поверьте, что лишние проблемы вам сейчас ни к чему. Что до меня, то я уповаю на звезды и свою удачу и надеюсь, что мой гость не привел за собой шпионов кардинала. Однако недостаток маскарада именно в том, что здесь ни в ком нельзя быть уверенным. Взять хотя бы вон ту красотку, что заигрывает с вашим другом Шерегием - это ведь его уговаривают спеть, я не ошиблась? Руку дам на отсеченье, что эта девица с таким заметным кадыком на шее еще недавно щеголяла в панталонах и при шпаге, и кто знает, как и зачем она... он... оно оказалось среди гостей.

Взвизгнув, скрипки стихли, и Анна, с облегчением ответив на поклон партнера, огляделась снова, ища в толпе знакомое лицо и несколько удивившись, когда ястребиный профиль обнаружился в непосредственной близости от только что раскритикованной пастушки в кокетливой кошачьей масочке.

48

Отправлено: 05.07.15 18:31. Заголовок: Самоуверенность кузи..

Самоуверенность кузины не задела Ференца, хоть он и был другого мнения о причинах для спокойствия. После недавнего ночного приключения в обществе Великой Мадемуазель, ему довелось слышать истории о сражениях на парижских улицах в дни Фронды из уст самих парижан. Можно быть уверенным, что Ее Высочество сумеет поставить на место любого зарвавшегося кавалера.

- Будьте уверены, дорогая сестрица, я буду последним, кто назовет Ваши намерения неприличествующими. Разве мы не выше этих глупых предрассудков? Простите, если в моем предложении Вы услышали беспокойство другого порядка.

Ну вот, они уже раскланиваются и шаркают туфельками друг перед другом, совсем как придворные притворы, скрывая то, что действительно волновало их обоих. Ференц с улыбкой выслушал Мадемуазель и склонился к ее руке - они в конце-концов на светском маскараде и толика вежливости по отношению к даме не может быть лишней.

- Ваша забота о моем будущем ценнее всех милостей для меня, дорогая кузина, - ответил он и, прежде чем отпустить ее руку, снова обвел взглядом весь зал, - М Ваше доверие. Не беспокойтесь о Шерегии, для него песни, что воздух - он может петь хоть для парижских воробьев на ступеньках собора, хоть для блистательных бездельников, - усмешка Мадемуазель, не укрылась от его взора, как и кадык на шее Пастушки, открывшийся на короткое мгновение из-за порхавшего в ее руке веера, - Хоть для щеголей, примеряющих женское платье потехи ради. Занятно, узнает ли граф, с кем ему довелось танцевать на маскараде.

Но, за шутливым намеком на недозволенные шалости некоторых молодых вельмож, о которых ходили слухи даже среди завсегдатаев таверны папаши Мекано, Ференц услышал и скрытое предупреждение. Его лицо, скрытое за улыбающейся маской, вновь сделалось серьезным. Он кивнул кузине, отпустив ее руку и поклонился.

- Да, я понимаю. Следует быть настороже. Я не вижу своего третьего друга среди гостей, шевалье Каринти. Думаю, что он как раз занят тем, что следит за всем откуда-то со стороны. Да, вот же он! - князь указал на молодого мадьяра, с кажущимся скучающим видом подпиравшего дверной косяк, так что, ему был виден весь салон и прихожая одновременно, - Что же, все на местах, Шерегий и Ласлов займут публику, а я буду зорким как сокол, высматривающий добычу в степи, и прослежу, чтобы никому не вздумалось улизнуть из зала, - он озорно улыбнулся, подхватив два бокала с подноса проходившего мимо лакея, - Как богу веселья и возлияний мне дозволено то, что не приличествует простым смертным - опаивать гостей вином.

49

Отправлено: 05.07.15 22:39. Заголовок: - Фант! Фант! Фант! ..

- Фант! Фант! Фант! - требовал хор веселых голосов и вокруг Пастушки и ее неловкого кавалера собралась группа любителей этой проказливой игры, когда у каждого есть шанс не только наградить другого глупым поручением в виде фанта, но и самому оказаться осаленным не менее глупым, а порой и даже пикантным наказанием.

Осмелев при виде внезапно свалившегося на него зрительского внимания, Филипп обвел глазами публику, предугадывая реакцию на только что пришедшую в его голову новую шалость.

- Хорошо, я не против. Я спою, - согласился меж тем кавалер, оказавшийся жертвой розыгрыша, но Очаровательная Пастушка призывно замахала веером, требуя внимания.

- Э, нет нет нет, мой дорогой сударь. Так просто спеть - ха! Да на такой подвиг готов любой из присутствующих здесь кавалеров.

- Чего же Вы хотите, моя очаровательная? - в тон ему спросил мужчина, поправляя длинноносую бауту на голове.

Филипп смерил отчаянного смельчака оценивающим взглядом с головы до пят. Веер из ярких перьев заколыхался возле его лица, скрывая не сулившую легкого задания ухмылочку. Его глаза весело поблескивали янтарным всполохом, делая его еще больше похожим на кошечку, выследившую ничего не подозревавшую мышь.

- Песня непременно же, мой сударь. Но для начала фант! А продемонстрируйте-ка нам, как ловко Вы умеете управляться с этим грозным оружием, - щелкнув веером, Пастушка указала на саблю в богато украшенных ножнах, висевшую на поясе месье Сладкий Голос.

- Умею ли? Да сколько угодно! - отстранившись от упреждающего жеста своего друга, месье Сладкий Голос высвободил клинок из ножен и проделал им несколько круговых движений кистью руки, так что, на долю секунды зрителям показалось, что лезвие исчезло из виду, растворившись в воздухе.

- Вина! -
Пастушка требовательно захлопала в ладоши, - А ну-ка, где Его Веселое Святейшество? Месье Бахус, мы просим! - кокетливый взор был обращен в сторону маски Диониса, который успел обзавестись сразу двумя бокалами вина, - Подайте-ка нам кубок, да побольше! А Вы месье, поставьте его на лезвие Вашей сабли... - коварно улыбнувшись из-за веера, Пастушка указала на блестящий клинок, - И выпейте до дна!

50

Отправлено: 06.07.15 11:50. Заголовок: Поигрывая веером, до..

Поигрывая веером, довольно странно смотревшимся в сочетании с нарядом Дианы, Мадемуазель ухмыльнулась в ответ на обещания князя.

- Ха, если отвлечением публики займется месье Ласлов, то я могу быть спокойна за внимание гостей, но буду изрядно опасаться за благополучие этого гостеприимного особняка. Постарайтесь не слишком увлекаться, дражайший.. братец Дионис, - она кивнула на бокалы из тонкого стекла. - При всей щедрости мадемуазель де Ланкло мне бы не хотелось нанести ей непоправимого ущерба, а шуточки гостей начинают принимать весьма и весьма разрушительный характер. Не то, чтобы я сомневалась в ловкости ваших рубак, но вдруг кому-то захочется повторить их подвиги? Оставляю вас гласом благоразумия в этом вертепе легкомыслия и безумства.

В этом месте полагалось сделать изящный пируэт и упорхнуть с легкостью одной из Граций, но поскольку Ее Высочество не была способна ни на то, ни на другое, она просто кивнула Ракоши и, обогнув толпящихся вокруг Пастушки и Сладкого Голоса гостей, подошла к Каринти, усердно исполнявшему избранную им роль Атланта. Или Цербера.

- Месье Каринти, как всегда, на боевом посту, бдительный и неподкупный, - она чуть наклонила голову, украшенную простой лентой Дианы-Охотницы, чтобы исподтишка поглядывать в сторону гостей, над которыми возвышалась долговязая фигура Конде. - Ваш князь позволил мне просить вас об услуге, мой друг, и я спешу воспользоваться сим щедрым дозволением. Один из гостей должен подняться вслед за мной на второй этаж, но лишь один. Вон тот высокий господин с темной шевелюрой.

Каринти понимающе кивнул, и Мадемуазель вновь устремила взгляд на Конде, чувствуя растущую досаду. Что могло так увлечь его? Желание увидеть, справится ли мадьяр с заданной ему задачкой или глубокое декольте какой-нибудь кокетки? Если выбор мадам Скаррон по части мужской половины гостей был более чем приемлем, то женщины... Герцогиня нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, не решаясь выйти в вестибюль, пока Конде не даст знак, что заметил ее уход и принял намек, но ожидание было томительным. Если бы взгляд и вправду мог прожигать дыры в камзолах...

51

Отправлено: 06.07.15 20:37. Заголовок: - Я прослежу, чтобы ..

- Я прослежу, чтобы ни одна трещинка не осталась на драгоценных бокалах нашей гостеприимной хозяйки, - заверил Ференц и обернулся на призыв Пастушки, требовавшей немедленного участия Бахуса в спонтанном развлечении.

- Эй, любезный, а нет ли в буфете бокалов покрепче? - спросил князь у мажордома, опасливо поглядывавшего в сторону разошедшихся не на шутку гостей.

- Имеются серебряные бокалы, сударь... из сервиза, подаренного мадемуазель де Ланкло самим герцогом...

- Не нужно имен, - остановил его князь и осушил до остатка один из бокалов, которые держал в руке, - Отнесите эти бокалы. И велите подать серебряные. И если есть побольше что-нибудь... - он повертел бокал в руке и показал ладонью размер втрое превышавший его, - Ну, вроде такого размера. Есть?

Глаза мажордома округлились в удивлении, но он не посмел высказать вслух свое суждение о столь чрезмерном потреблении вина, тем более, если оно не было разбавленным и крепостью превосходило обычное вино, которое подавали в парижских кабачках.

- Это могла бы быть ваза, сударь... ну, или кувшин.

- Кувшин слишком узок в горлышке. Пить не удобно. Велите принести вазу. Но не фарфор, бога ради.

- Да, я понимаю. Серебряная чеканная ваза. Ее обычно используют для розовой воды за столом.

- Подойдет, - одобрительно кивнул Ференц и направил стопы в воображаемых сандалиях в самую гущу толпы, окружившей Каринти и испытывавшую его молодецкие таланты Пастушку.

- Пей до дна, пей до дна, пей до дна! - повторяли вслед за Пастушкой гости, которых забавляла перспектива хорошенько проучить зарвавшегося кавалера.

- Стойте! - грозно выкикнул Ференц и взмахнул руками, застыв в театральной позе, - Как бог веселья и вина велю пить из серебряных кубков! Драгоценную чашу же поставлю тому, кто проиграет этот фант! Заявивший, что Маска не сумеет выпить вино из серебряного кубка, поставленного на лезвие его клинка, ежели проиграет, должен будет осушить Великую Чарку.

Веселые шуточки в адрес Шерегия мгновенно затихли, ибо никто не решался рискнуть и усомниться в том, что отчего-то стало казаться им очевидным.

- Я принимаю вызов, Ваша Наипьянейшая Божественность! -
крикнул Ласлов и салон огласился аплодисментами и одобрительными выкриками.

52

Отправлено: 06.07.15 22:25. Заголовок: Лучезарная улыбка ос..

Лучезарная улыбка осветила лицо Пастушки при виде божественного управителя питейными празднествами. Кокетливым взором из-под раскрытого веера проказница в открытую разглядывала подошедшего к ним высокого мужчину в костюме такого же кроя как и у месье Сладкоголосого, но менее вычурном и лишенном доброй половины золоченых шнурков, украшавших грудь последнего.

- Мы повинуемся воле Вашей Божественности, - повторила Пастушка и в нарочито высоком сопрано послышались смешливые нотки, - И кто же тот храбрец, что примет вызов бога?

Храбрец вовсе и не прятался за спинами зрителей. Черноволосый друг Сладкого Голоса вызвался принять вызов, причем уверенность, прозвучавшая в его голосе говорила не столько о том, что он верил в успех своего друга, сколько в собственные силы.

В салон вошла вереница лакеев с блюдами полными всевозможных закусок и пирожных, за ними шествовали два лакея с подносами уставленными до отказа серебряными кубками, наполненными до краев. Третий лакей, замыкавший торжественное шествие нес огромную серебряную вазу, также до краев полную вина. Хотя лица гостей и были скрыты под масками, но удивление при виде последнего атрибута праздничных возлияний в честь бога вина, почтившего своим присутствием вечер в салоне прекрасной Нинон, сквозило в их взглядах, голосах и жестах.

- Господа, может ограничимся двумя штрафными кубками за проигрыш? - неуверенно предложил один из гостей, но тут же был зашикан нимфами, желавшими зрелищ и веселья.

- А я брошу вызов этому месье! -
заявил из толпы де Лоррен и протиснулся вперед, - Если Вы сможете выпить всю чашу до дна, месье, я повторю Ваш подвиг.

Дерзкий и вызывающий взгляд тем не менее было обращен вовсе не в лицо черноволосого удалого красавца, а в самые глаза Пастушки, игриво хлопавшей ресницами и обменивавшейся кокетливыми взглядами с месье Сладкоголосым.

- А вот и состязания! - рыжеволосая нимфа захлопала в ладоши, заглушая взволнованное шиканье своих подруг.

- Начинайте же! - торжественный взмах веера из пышных страусовых перьев послужил сигналом к исполнению фанта.

Месье Сладкий Голос поставил серебряный кубок на лезвие своей сабли и осторожно поднес к губам. Он медленно отпивал вино по одному глотку, тихонько приподнимая саблю в обеих руках, так что к последнему глотку кубок уже был в вертикальном положении относительно его лица. Чей-то шумный вздох вызвал немедленный смешок нимф и руки кавалера дрогнули. Одной секунды не хватило ему, чтобы осушить кубок до самого дна.

53

Отправлено: 07.07.15 11:09. Заголовок: В центре зала творил..

В центре зала творилось что-то интересное, и Олимпия на мгновение пожалела, что отказалась от танцев и добровольно сослала себя в дальний угол салона, к буфету. Любопытство - один из главных недостатков графини - влекло ее в гущу толпы, окружившую пастушку в игривом наряде и ее партнера, одетого в странный длиннополый кафтан, богато украшенный шитьем и золотыми позументами. Но сколько ни вытягивала она шею, за спинами сгрудившихся зрителей решительно невозможно было что-то рассмотреть, и Олимпия нетерпеливо глянула на брата.

- Ну что же, синьор Валет Сердец, вы будете бороться за золотое яблоко Муз?

Де Невер, рассеянно любовавшийся игрой света в наполовину пустом бокале, поднял голову.

- Не торопи меня, carissima, прошу - ведь мне предстоит нелегкая задача соперничать с сонетами Плеяды. А я, увы, не дю Белле и не Ронсар, а всего лишь скромный... валет.

- Но вам никто не запрещает прибегнуть к помощи Ронсара с дю Белле или к другим светочам поэзии, сударь, - резонно заметил Черная Маска. - Нет никакой нужды напрягать собственные скромные силы. Ваш собрат по колоде вовремя отказался от сей непосильной задачи, прибегнув к бесспорным авторитетам.

- Бесспорным... О! Благодарю вас, синьор, - лицо Филиппо озарилось мальчишеской улыбкой, озорной и заразительной. - Именно этого слова мне и не хватало. И пусть другие, - легкий поклон Валету Пик, - сражаются булатом, но чужим, я предпочту клинок домашней ковки. Судите ж сами, господа, вернее ль мой второй портрет, чем первый.

И, отсалютовав сестре бокалом, Манчини пригубил вина и продекламировал:

- Цирцеи дочь, ты рождена пленять –
Луна, небес бесспорная царица,
Перед тобой бледнеет, чаровница,
Не смея ярче глаз твоих сиять.

Под маской красота твоя таится,
Но стоит только взгляд тебе поднять,
Как рой сердец загубленных опять
К стопам твоим, волшебница, стремится.

В чем твой секрет, понять мне не дано,
Но знаю, сердце перестанет биться,
Коль ты ему велишь. И пусть оно,

Сгореть в огне агатовом боится,
Страх позабыт, едва взмахнут ресницы:
Ропщу я, но сгораю все равно!

Словно ставя восклицательный знак в конце терцета, он залпом осушил бокал и обвел свою маленькую аудиторию торжествующим взглядом.

- Подозреваю, что меня сочтут пристрастной, - нарушила воцарившееся молчание графиня, - но не могу не воскликнуть: брависсимо, синьор Валет Сердец! И кто посмеет возразить, что итальянский сонет хуже, чем французский? Или оспорить мой выбор, господа?

Черная маска молча наклонил голову в знак поражения, и Олимпия с триумфальной улыбкой протянула яблоко брату.

- И все же, вы все сумели впечатлить меня, а потому позвольте мне просить вас о любезности, синьоры, - она достала из расшитой шелком сумочки, прикрепленной к серебряному шатлену на поясе, маленькую книжечку в красной сафьяновой обложке. - Я бы хотела получить на память те стихи, которые вы сочли достойными моих скромных достоинств. Если вас не затруднит, конечно. Caro, как старый добрый завсегдатай этих мест, ты наверняка знаешь, где раздобыть перо и чернильницу.

- Уже лечу! - весело отозвался Филиппо, пряча свой трофей в карман.

54

Отправлено: 07.07.15 20:34. Заголовок: - Прекрасно, - проше..

- Прекрасно, - прошептал Франсуа-Анри, невольно согласившись с суждением Музы, первой нарушившей молчаливую реакцию слушателей, - Не могу не признать, сударь, стихами Вы пишете портрет живописнее, чем господа Бобрены и даже сам Лебрэн.

Проклятая интуиция не давала покоя дю Плесси, наводя его на размышления о степени близости знакомства месье Червового Валета и Дамы Пик. Конечно же, сонет мог быть навеян вдохновением от подслушанной им пикировки маршала и Дамы Пик, и все же в нем сквозило скрытое чувство, бережное и отчасти собственническое, какое испытывает к женщине... любовник? Спокойный взгляд маршала на секунду блеснул из-за прорезей маски, когда он смотрел на Червового Валета, привычным жестом принявшего трофей. Но тут же дю Плесси с усмешкой, скрытой под глухой маской склонил голову перед просьбой их признанной Музы:

- Ваше пожелание, очаровательная синьора, закон для нас. Только повелите, и я прикажу вытеснить золотом на пергаменте все сонеты, исполненные сегодня в Вашу честь, и еще больше, те, которые теснятся невысказанными в моей груди. Вы позволите? - он протянул руку, чтобы взглянуть на маленький томик, в красной обложке без каких-либо излишеств в виде изощренного золоченого тиснения, - О, именно здесь должны храниться самые сокровенные строки... назначенные только Вашему сердцу, мадам, - прошептал он, искушаемый поднести книжечку ближе к лицу, чтобы вдохнуть едва уловимый запах... Страниц? О нет, должно быть маленьких засушенных цветков, чудом сохранивших свой аромат. Или запах рук обладательницы? Неуловимый, неясный, кажущийся незнакомым и в то же время напоминавший ему о чем-то, будораживший воображение аромат...

- Уже! - Червовый Валет возник перед ними так же внезапно и скоро, как и исчез, отправившись за пером и чернилами, взгляд его карих глаз был по-прежнему весел, но при этом он беспокойно оглядывался на двери.

Черная Маска воспользовался заминкой, пока Валет Пик был занят тем, что вспоминал процитированные им стихи, и наугад выбрал страничку среди итальянских сонетов, где было больше свободного места. Устроившись у буфета, он размашистым почерком, выдававшим служителя Пера и Музы словесной изящности, записал зачитанный им сонет дю Белле. Наблюдая за глазами Принцессы Жемчугов, следившими поверх склоненной спины Черной Маски за происходящим в центре зала, Франсуа-Анри вдруг почувствовал острое желание оставить ей маленький сюрприз в довесок к сонетам дю Белле, который быть может и окажется потерянным между страниц ее книжечки, но будет прочитан в один прекрасный день... улыбнется ли тайному посвящению неприступная Дама Пик? Какой будет ее улыбка?

Склонившись над открытой наугад страницей, Франсуа-Анри начал писать, убористым и ровным почерком, избегая лишних виньеток и завитушек. Оба сонета уместились на двух страничках прямо под итальянскими стихами, которые дю Плесси успел прочесть лишь мельком, но с легкостью представил себе, как бы они звучали в исполнении голоса очаровательной итальянки. Улучив момент, когда внимание его соперников и Дамы Пик было привлечено громкими криками "Пей до дна!", маршал перелистнул несколько страниц, отыскав свободное место, записал еще одно стихотворение.

Едва закончив записывать финальные строчки, он выпрямился и перехватил любопытный взгляд Червового Валета, пытавшегося прочесть его записи.

- Ваша очередь, месье, -
проговорил дю Плесси с усмешкой и передал ему перо, - Ваши экспромты непременно должны украсить этот великолепный сборник... как портретный диптих в честь прекрасных глаз его обладательницы, - и, едва только чернила успели подсохнуть, он раскрыл томик в самом начале.

55

Отправлено: 07.07.15 23:09. Заголовок: - Поприветствуем рук..

- Поприветствуем рукоплесканиями смельчака, принявшего вызов! - воскликнул Ференц, вживаясь в роль Бахуса.

Дружные овации заставили лакеев попятиться назад с вытянутыми от испуга лицами. Тем временем из толпы уже вызвался второй желающий, а единственный голос разума, несмело прозвучавший средь хора ликующих от радости нимф и масок, утонул в новых овациях. Прежде чем ответить согласием на вызов второго претендента, Ференц посмотрел на новичка, которому едва можно было дать лет двадцать, судя по его худощавой фигуре, тонкой в кости и слишком легковесной.

- А Вы уверены, сударь? - спросил князь и поднял вазу с вином, демонстрируя всем, что она была наполнена до краев, - Опыт в этом деле немаловажен, как, впрочем, и решимость.

- Пусть пьет, - с задором в голосе крикнул Ласлов, приглашая зрителей присоединиться, - Это будет его боевым крещением!

Скрытые под масками лица кавалеров было трудно разглядеть, а тем более узнать, но Ференцу показалось, что среди приглашенных на маскарад было несколько мушкетеров, из тех, с кем он успел завести дружбу в заведении под названием "Боевой Петух". Он одобрительно кивнул, когда в центр вышли еще трое желающих принять вызов.

- Дозволь и мне пить из кубка на клинке этого господина, о божественный, - попросил один из них, тогда как двое других поглядывали на чашу с вином.

- От всей моей божественной души дозволяю!

- Начинайте же! - раздался среди общего хора голосов фальцет Пастушки.

Под ритм дружных рукоплесканий Шерегий медленными глотками осушил серебряный кубок почти до дна, когда неловкое движение кисти руки заставило клинок покачнуться и кубок соскользнул на пол, разлив последние капли вина на драгоценный паркет.

- О! - смешанные возгласы разочарования и насмешек, заполнили зал, так что не было слышно ни игравших сарабанду музыкантов, ни требований Ласлова дать собрату по оружию вторую попытку.

- Нет! Незачет! - выкрикнул Ференц и протянул чашу Ласлову, - Я знаю, что ты чист сердцем и желаешь победы своему другу. Но уговор есть уговор. Чаша твоя! - громко объявил он, изображая трагического героя Спарты, благословляющего на подвиг своего сына.

- Моя конечно же, -
пожал плечами Ласлов, вовсе не крививший душой и не собиравшийся уступать свою очередь юнцу, на чьих гладких и выбеленных пудрой щеках, не закрытых полумаской, не было и тени зрелости.

56

Отправлено: 07.07.15 23:46. Заголовок: Вызывающее поведение..

Вызывающее поведение де Лоррена раздражало Месье и, если негодник Фило хотел задеть его своим глупым вызовом, то добился своего. Награжденный полным насмешки взглядом сквозь прорези маски Кошечки, как никогда подходившей тону его речей и кокетству, де Лоррен решил идти до конца. Его уже не смущали ни призывы нескольких здравомыслящих гостей, отменить вызов, ни ободрения других масок, подначивавших его к боевому крещению.

Квест с кубком на сабле был провален, хотя, и заслужил одобрительные аплодисменты зрителей. Мужчина, одетый в такой же длиннополый камзол с шитьем и серебряными шнурами на груди, принял чашу из рук Маски Диониса, отвесив перед тем шутовской поклон почтенной публике. Де Лоррен, забывшись, откровенно рассматривал облик незнакомца, обладателя роскошной черной как смоль шевелюры, которая выбивалась из-под меховой шапки дикой россыпью кудрей. Заметив этот взгляд, Филипп ревниво щелкнул его по плечу сложенным веером и с любезной улыбкой пропел на самое ушко:

- Не теряйте голову, дорогуша.

В прищуренных глазах Месье плескались опасные огоньки скорой бури, предвестником которой было официозное обращение к фавориту. Пойманный как говорится на горячем, шевалье покраснел, но тут же вздернул вверх подбородок и пропел таким же любезным тоном:

- Я только пытаюсь разглядеть, с чего бы Вам было потерять голову, Ваша Очаровательность.

- Дерзец! - под шиканья замершей ради веселого представления публики прошипел Месье и отошел от своего Адониса в сторону, всем своим видом демонстрируя, как глубоко его задела дерзость любимца.

Черноволосый кавалер тем временем неспешно осушал серебряную вазу, не расплескав при этом ни капельки вина, если не считать тонкой струйки, стекавшей по левому усу на заостренную бородку, украшавшую волевой подбородок. Выпив все вино до последней капли, он лихо заломил меховую шапку с фазаньими перьями на затылок и хотел было швырнуть вазу на пол, но бдящий за веселым разгулом мажордом оказался как раз рядом, чтобы подхватить опустошенную Чашу Бахуса.

57

Отправлено: 08.07.15 15:28. Заголовок: - Однако как ловок э..

- Однако как ловок этот pagliaccio, - шепнула Олимпия своему собеседнику, наблюдая за медленным опустошением балансирующего на лезвии клинка кубка, и тут же охнула разочарованно. - Ба, кажется, я спугнула удачу синьора.

- Полноте, моя красавица, ваши злые чары тут ни при чем, - губы Черной маски тепло коснулись края ее уха, и по спине Олимпии пробежала легкая дрожь, то ли отвращения, то ли возбуждения. - Готов поставить луидор на то, что этот бравый молодец нарочно упустил кубок, чтобы дать своему приятелю шанс утолить жажду по-мужски. Будь мы поближе, вы бы и сами заметили его уловку. Но представление еще не кончено, так что мы успеем занять место получше.

Его рука по-хозяйски легла на талию графини, увлекая ее в середину зала, но прежде чем Дама Пик успела возмутиться этой вольностью, досадливое восклицание за спиной заставило ее обернутся.

- Malannaggio! - Филиппо, кусая губы, отшвырнул перо, и обиженно взглянул на сестру. - Ты не поверишь, cara, но у меня кончились чернила. Прямо посреди четверостишия.

- Какой ужас, - выскользнув из полуобъятия Черной маски, Олимпия подняла перо и заложила им страничку с недописанным сонетом. - Придется искать новую чернильницу, мой милый. Не может быть, чтобы мы извели весь запас чернил в этом доме.

- Да, но... - Манчини покосился в сторону дверив вестибюль, проем которой украшал внушительный светловолосый сармат в маске. - Эти чернила я добыл в конторке управляющего рядом с кухней, потому что меня не выпустили из салона. Наверняка наверху в кабинете Нинон есть другая чернильница, но этот Цербер у дверей...

- Но разве нельзя попасть наверх из буфетной? - графиня кивнула на неприметную дверь, из-за которой то и дело появлялись слуги с подносами вина и закусок. - Если ты отыскал конторку, то и лестницу для слуг найти сумеешь, я в тебя верю. А перо тебя дождется.

- Лестница для слуг? Черт, я и не подумал. Ты чудо! - Валет Червей схватил сестру за руку в перчатке, перевернул ее, чтобы поцеловать запястье, и кинулся к двери, только что открывшейся, чтобы пропустить уносившего пустые бокалы лакея. Олимпия проводила его теплым взглядом и вздохнула чуть слышно - теперь она осталась один на один с двумя воздыхателями.

58

Отправлено: 08.07.15 23:17. Заголовок: Покончив с записью с..

Покончив с записью стихов, маршал отошел от стола, уступив место Червовому Валету. Это было сделано вовсе не из великодушия, а из желания быть ближе к предмету их общего восхищения в этот маскарадный вечер. К тому же, месье Черная Маска снова делал откровенные адвансы в сторону Дамы Пик, видимо из желания воспользоваться отсутствием конкуренции в лице соперничавших между собой Валетов. Не в правилах дю Плесси было уступать кому бы то ни было внимание дам, если они сами того не требовали. Да и в том случае он всегда оставлял за собой право последнего решения, которое конечно же согласовывалось с его собственным представлением о том, чего могла на самом деле пожелать привлекшая его интерес особа. Всем известно с незапамятных времен, что бывает два типа женского "нет" - "не желаю" и более чаще встречающееся "я желаю, чтобы меня уговаривали".

- О, женщины, - с добродушной улыбкой произнес Франсуа-Анри, воздержавшись от цитирования вслух популярной в те дни комедии одного англичанина. Как знать, может быть итальянские оперные певицы также как и парижский свет жаловали театральные представления, тщательно скрывая этот маленький милый порок.

- А я не уверен, что бедняга не пал жертвой Ваших глаз, милая синьора, - проговорил дю Плесси, вставая позади Дамы Пик и Черной Маски, так что последнему пришлось поневоле отступить на шаг. Холодный взгляд синих глаз из-под золоченой маски Валета Пик пересекся с надменным взглядом Черной Маски. От маршала не укрылось, как рука кавалера поспешно соскользнула с талии Принцессы Жемчуга, когда та резко обернулась и отошла к буфету.

Промолчав, оба кавалера, с той самой минуты, считавшиеся соперниками, оба вернулись к буфету.

- Я полагаю, - начал было Франсуа-Анри, забыв на минуту о том, что не следовало рассказывать при незнакомце о расположении комнат в особняке Нинон, - Впрочем, Вы правы, лестница для слуг, конечно же. В салоне прекрасной Нинон могут закончиться все запасы вина, особенно, если эти господа в персидском платье вздумают каждый продемонстрировать свои способности. Но запасы чернил - о нет, в это невозможно поверить, - с улыбкой в голосе произнес дю Плесси, бросив взгляд на томик в руке Дамы Пик, с заложенным между страниц пером, - Вы любите поэзию, сударыня. Не прочтете ли нам что-нибудь из Вашего избранного? Если это не слишком личное для Вас, - добавил он и, воспользовавшись моментом, поднес свободную руку итальянки к губам, чтобы оставить поцелуй, одновременно легкий и волнующий.

59

Отправлено: 09.07.15 01:28. Заголовок: - Зачтено! Воистину,..

- Зачтено! Воистину, клянусь моим скипетром и всеми бочками мальвазии в подвалах олимпийского чертога! - воскликнул Ференц.

Сомневаться в удали Ласлова не приходилось, тем более после целого дня вынужденного поста, проведенного в ожидании, когда начнут угасать блеклые лучи февральского солнца. И все же червячок сомнения закрался в душу князя, когда он подумал о крепости вина, которое подавали на маскараде, оно явно не могло сравниться с вином, разбавленным водой и приправленным соком переспелой груши для усиления запаха и вкуса.

- Браво, месье! -
самые громкие аплодисменты раздавались со стороны вызвавшихся повторить подвиг Шерегия масок. Один из них уже с интересом рассматривал блестящий изогнутый клинок мадьярской сабли, оценивая не только красоту и гравировки, но и легкость и баланс этого смертоносного оружия.

- Я следующий, господа! - неокрепший еще тенор Пастушка заставил мадьяр снисходительно улыбнуться под баутами, а господа мушкетеры и вовсе расхохотались в голос, - Смотрите же! - с багровым от досады лицом воскликнул юнец и силой вырвал серебряную вазу из рук мажордома, - Вина!

Не желая открыто отказывать молодому человеку в праве упасть замертво от перепоя, Ференц склонил голову набок и властно взмахнул воображаемым жезлом.

- Стой, смертный! Сначала я хочу, чтобы повторили подвиг с саблей!

Эта идея была тут же подхвачена нимфами, которых не позабавило зрелище пустого наполнения мужских желудков превосходным вином, не сопровождавшееся даже самой малой попыткой угодить их тщеславию заздравным тостом. Куда веселее было посмотреть, кто из кавалеров окажется способным выпить вино с диковинного клинка восточного дворянина, голос и манеры которого уже покорили сердца половины дам на маскараде.

- Господа, приступайте! - распорядился князь, оглянувшись на двери, у которых все еще скучал Каринти, бдительно следя за тем, чтобы никто не избежал питейного веселья.

60

Отправлено: 09.07.15 01:42. Заголовок: - Не прочту, - Олимп..

- Не прочту, - Олимпия отняла руку у Валета Пик и подтянула начавшую морщить перчатку.

- Ничего личного, но даже ваша беспримерная любезность, синьор, не убедит меня в том, что чтение стихов на итальянском способно усладить французский слух. К тому же, предавшись декламации, я рискую упустить все самое интересное. Хотя, конечно же, столь утонченным ценителям поэзии, - она чуть поклонилась обоим мужчинам, - не понять низменного интереса слабой женщины к состязаниям в питье, за который я с прискорбием извиняюсь. Позвольте ж мне перестать изображать возвышенное существо и спуститься с пьедестала Музы, чтобы успеть восхититься доблестями, далекими от ловкого владения пером и языком.

Не дожидаясь протестов и уговоров, Дама Пик развернулась, мазнув подолом атласной юбки по ногам брошенных ею кавалеров, и присоединилась к зрителям, уже заключающим пари на субтильного юношу с капризным ртом избалованного Амура.