Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Маскарад на улице Турнель

Сообщений 21 страница 40 из 301

1

Отправлено: 23.06.15 03:11. Заголовок: Маскарад на улице Турнель

    ... или
    Под маской жизнь - игра!

    Время: Февраль 1661 года, последний вечер перед Великим постом
    Место действия: Париж, особняк Ланкло на улице Турнель
    Действующие лица: Ее Высочество герцогиня Анна-Мария-Луиза де Монпансье, Его Высочество крон-принц Ференц Ракоши, Его Высочество принц Филипп Орлеанский, маркиз дю Плесси-Бельер, графиня Олимпия де Суассон и другие маски

    Смешала полночь краски, и в этот волшебный час
    Мы все наденем маски, никто не узнает нас.
    Итак, ура! Вот это маскировка!
    Теперь держись, плутовка, под маской жизнь – игра!

http://www.aveclassics.net/_nw/26/32907866.jpg

    Не имея возможности дать бал в своем Люксембургском дворце, опальная герцогиня де Монпансье, тайком прибывшая в Париж для встречи с Конде, решила устроить маскарад для избранных в доме своей подруги Нинон де Ланкло, "отдыхающей" в этот момент в одном из отдаленных монастырей по повелению королевы-матери. Рассылая приглашения друзьям, Мадемуазель надеялась, что Нинон сумеет вырваться из монастыря и приехать в Париж хотя бы на один вечер, но на надежды, как известно, лучше не полагаться, обманут.

21

Отправлено: 28.06.15 23:13. Заголовок: Ференц Ракоши - То..

Ференц Ракоши

- Тоже? - забыв о своих тревогах, Мадемуазель взглянула вниз и нехотя усмехнулась, оценив комизм разворачивающейся под окнами сцены. - Хотите сказать, что в ваших краях это обычная практика, кузен? Если так, вам лучше поскорей забыть о подобном обычае и не брать пример с этого кавалера, который, без всякого сомнения, не намерен нести свою добычу дальше ступенек. Однако странно, что никто не догадался расчистить двор от снега. Будь это Люксембург, подобное приключение просто не могло бы случиться, и у вас не сложилось бы столь превратного мнения о французских нравах.

Черт, она стала выражаться, как отец Бурдалу, этак нетрудно наскучить не только веселому князю, но и остальным гостям, прибывшим сюда не за нотациями, а в поисках веселья с привкусом запретных удовольствий.

- Бога ради, Ференц, простите мой высокопарный слог. Разумеется, во Франции похищают женщин, особенно богатых невест и вдов. Отличный способ для предприимчивых холостяков поправить свои расшатавшиеся финансы. Но закон преследует подобные эксцессы, и если только похищенные бедняжки не круглые сироты, у них всегда найдутся родственники, готовые их защитить.

Глаза мадьяра жарко блеснули, но прежде чем он успел брякнуть что-нибудь героическое про то, что истинную страсть шпагой не отобьешь, герцогиня поспешила набросить на его пыл мокрую тряпку благоразумия.

- В суде, разумеется. Помнится, лет четырнадцать тому назад, когда я еще была персоной более чем грата при дворе, в Париже наделал много шума граф де Бюсси. Душка-военный, вдовец без гроша в кармане. Глупец вбил себе в голову, что в него без ума влюблена богатая двадцатилетняя вдовушка, мечтающая о романтическом похищении. Мало того, что он выбросил добрую тысячу ливров на то, чтобы устроить это похищение, так ему потом пришлось два года судиться с семьей вдовы и заплатить им еще четыре тысячи отступного, не говоря уже о времени, проведенном графом в Бастилии. С другой стороны, некоторым подобные прожекты сходят с рук, так что если...

Она не договорила, сообразив, что даже шутливый намек на то, что Ракоши надумает поправлять свои денежные затруднения подобным способом, не встретит в князе правильного понимания.

- Но что же мы стоим? Идемте, не хорошо лишать гостей нашего общества.

А ваших гайдуков - присмотра, добавила про себя Мадемуазель, направляясь к двери. У подножия лестницы уже почти никого не осталось, если не считать мадам Скаррон и молодого человека в охотничьем платье времен прошлого царствования, с рукавами и коротким полуплащем, украшенными алыми сердцами.

- Мы ждем еще кого-нибудь? - осведомилась она у Франсуазы, с трудом удерживаясь от того, чтобы нарушить собственное правило и поинтересоваться именем предприимчивого кавалера, за которым они с князем наблюдали из окна. Собственные ошибки снова аукались Мадемуазель: не будь она отлучена от двора на добрых восемь лет, все приглашенные мадам Скаррон гости были бы знакомы ей не только по имени из писем Нинон, но и в лицо.

- Недостает всего двух или трех гостей, - подумав, ответила Скаррон. - И нам нет нужды дожидаться их в прихожей. Идемте в зал, друзья мои.

В силу привычки, доведенной до автоматизма, герцогиня прошествовала в салон первой, забыв, что сегодня хозяйка праздника не она, и слегка обидевшись, когда церемониймейстер объявил ее всего лишь Дианой, а не Ее Высочеством.

22

Отправлено: 29.06.15 01:15. Заголовок: - Похищение невест? ..

- Похищение невест? Обычная вполне практика, - пожал плечами князь, не видевший ничего предосудительного в том, чтобы похитить красавицу даже средь бела дня - разве не этого ждут женщины от настоящего мужчины, обладающего правом носить саблю и зваться магнатом.

Пояснительный пример того, как к этому обычаю относились во Франции слегка остудил пыл князя и заставил его воображение искать другие способы для поиска невесты. Впрочем, матримониальные заботы пока еще не давлели над головой наследника венгерской короны дамокловым мечом, от которого не смог увернуться кузен Людовик.

- То есть благородного намерения увести невесту под венец не достаточно для оправдания похищения? Ну что же, это полезный урок, - он пропустил кузину вперед и вышел следом за ней, бросив последний взгляд на догоравший закат, окрасивший ярко фиолетовым цветом черепичную кладку крыш на домах в предместьях и дворцовых башнях.

- Все это моя вина, дорогая Анн Мари, -
сказал он, воспользовавшись тем, что пока они спускались по лестнице, никто не мог услышать их разговор, - Я бы так и проговорил с Вами весь вечер, позабыв про маскарад. Вы столько знаете о нравах и обычаях королевского двора. А для меня это покуда диковинный мир. Манящий, да. Но и внушающий опасения.

Он прервал свою речь, заметив у перил лестницы пару, беседовавшую о чем-то и совершенно не замечавшую их приближения. Мадам Скаррон было легко признать даже в маске, а вот ее кавалер - сколько бы Ференц не напрягал свою память, вспоминая описания вельмож королевского двора, он не догадался бы, кто скрывался под маской Червового Валета. А посему, он отвесил незнакомцу вежливый поклон, не преминув при этом бросить беглый взгляд на собственное отражение в зеркале, украшавшем одну из стен прихожей. Вряд ли хоть один из приглашенных Великой Мадемуазель гостей смог бы узнать его под маской, хотя, со временем венгерское платье и перестанет быть диковинкой при дворе короля.

- Диана! -
объявил церемониймейстер, когда герцогиня де Монпансье величественной походкой вошла в салон, и многозначительно посмотрел в лицо Ференца, словно пытаясь угадать по его маске и тем паче костюму, кого же он представлял.

- Бахус! -
выкрикнул стоявший у распахнутого окна Ласлов и загоготал над собственной шуткой таким заразительным смехом, что собравшиеся в салоне гости невольно захохотали вместе с ним.

- Бахус? - переспросил церемониймейстер, шаря рукой по фалдам камзола, видимо, в поисках платка.

Ференц кивнул в ответ и прошагал следом за кузиной, подхватив на ходу бокал с подноса одного из лакеев.

- Он же Дионисий, брат Дианы, Бог возлияний и веселья! - воскликнул он, поднимая вверх бокал из драгоценного граненого стекла, - И приглашаю всех к тосту. Ваш тост, прекрасная хозяйка, - горевшие весельем глаза дерзко смотрели из прорезей маски в лицо притихшей от смущения Прекрасной Индианки, тогда как мадьяры зазвенели бокалами, спеша подхватить инициативу своего князя.

23

Отправлено: 29.06.15 02:05. Заголовок: Бесцеремонность, с к..

Бесцеремонность, с которой Бархатный Берет увел ее буквально из под носа у хозяйки бала, прекрасно вписывалась в то впечатление, которое уже успело сложиться о нем у Олимпии. Самоуверенный нахал, да еще и считающий себя неотразимым серцеедом. Чудесно - именно такого ей и не хватало для того, чтобы вдоволь поточить коготки и отвести душу, изъеденную беспокойством, которое овладевало итальянкой всякий раз, когда король исчезал из сферы ее притяжения, рискуя стать жертвой очередной искательницы высочайших милостей. К тому же, от Олимпии не укрылся взгляд, которым вдова Скаррон обменялась с Пиковым Валетом - взгляд, полный узнавания и снисходительного понимания. Судя по всему, ее похититель был одним из завсегдатаев салона Нинон, однако для Вилларсо он был слишком высок, для д'Альбре-Миоссанса - слишком молод, для Варда - слишком светлоглаз, а для одного из поэтов и писак, коими кишели вечера у салоньерок, слишком аристократичен. Сущая шарада, одним словом, другое дело - хочет ли она ее разгадать?

Скорее нет, чем да, поспешила ответить себе Олимпия. В конце концов, она явилась сюда, чтобы не узнавать и быть не узнанной, но главное - чтобы оказаться за карточным столом, от которого ее отлучила болезнь дяди. А значит, следовало сосредоточиться на роли, которую ей случайно назначил брат, и вести себя как певица, а не как принцесса.

- Герцогиня кто? - рассеянно переспросила она у Валета Пик, озираясь по сторонам, будто провинциалка, впервые попавшая в богатый дом. - Это герои из какой-то сказки, да?

Вот она, прелесть безымянности - Олимпия, никогда не бывавшая в домах куртизнок и литературных салонах, которые считала ниже своего достоинства, могла безнаказанно тешить любопытство, изучая убранство просторного салона, преобразованного в залу для танцев. Впрочем, ее интересовали не столько драпировки на окнах и стенах или обивка мебели, сколько наличие столов для игры в бассет или пикет, равно как наряды других гостей. Собравшаяся в салоне Ланлкло компания оказалась преимущественно мужской, хотя несколько дам в нее все таки затесались. Привычные пастушки в соломенных шляпках и кокетливых фартучках, нимфы с цветами в волосах и псевдоантичными простынями поверх корсетов и пышных юбок - графиня уже решила, что выглядит чересчур разодетой для столь скромного общества, когда в салон вплыла монументальная особа в настоящем хитоне и с колчаном на золоченой перевязи.

Пальцы похолодели - маска на лице величественной богини охоты не скрывала выдающийся нос, так хорошо знакомый Олимпии. И года не прошло с тех пор, как она видела герцогиню де Монпансье в Сен-Жан-ан-Люс, на королевской свадьбе, и могла лишь надеяться, что та не узнает графиню де Суассон, с которой несколько раз сидела за королевским столом. Стоять на виду, чуть ли не посреди зала, было сущим безумием, и Олимпия решительно высвободила свою руку.

- Полагаю, у вас было довольно времени, чтобы наиграться в похитителя, сударь, - глядя в светлые глаза, насмешливо щурящиеся в прорезях маски, заявила она. - Благодарю за эффектное явление на бал и предлагаю немного отдохнуть друг от друга. Иначе вы рискуете смертельно надоесть мне задолго до начала танцев. Отчего бы вам не попрактиковаться в искусстве похищения на других красавицах? К примеру, на той хорошенькой брюнетке, что не сводит с вас глаз?

24

Отправлено: 29.06.15 12:45. Заголовок: - Что-то я не припом..

- Что-то я не припомню, чтобы у Дианы-охотницы вдобавок к брату-стреловержцу имелся еще и брат-выпивоха, - достаточно громко процедил сквозь зубы спутник мадам Скаррон, когда на ту обратились взгляды всех гостей. - Как бы скверно ни учили меня добрейшие иезуиты, я все таки в курсе, что между Дианой и Дионисием нет ничего общего, кроме первого слога.

Мадемуазель недовольно нахмурилась. Шутки шутками, но поминать ее в паре с Аполлоном попахивало явным (и совсем нежелательным) намеком на кузена Луи. Однако Червовый Валет даже не глянул в ее сторону, и герцогиня воздержалась от комментария, способного привлечь к ней более пристальное, чем хотелось бы, внимание. Какой условностью ни были бы маски, скрывавшие лица собравшихся, определенную защиту они давали, и слава богу, хотя личность молодого остроумца в белокуром парике уже не на шутку заинтересовала Мадемуазель.  Но расспросы пришлось отложить на потом, потому что Франсуаза, не обратив ни малейшего внимания на недовольное ворчание Червивца (двусмысленность придуманного ею сокращения от Червонного Ревнивца тронула легкой усмешкой губы Мадемуазель) приняла из рук Ракоши бокал и, оглядев залитый светом зал, произнесла своим мягким чарующим голосом, чуть подрагивающим от смущения:

- Мои дорогие друзья, спасибо всем, кто принял это приглашение несмотря на то,  что наш маленький скромный бал, увы, будет лишен самого лучшего из украшений. Позвольте мне открыть его тостом в честь чудесной женщины, под гостеприимным кровом которой мы сегодня собрались. И пусть ее нет с нами, дух ее, озорной и веселый, осветит и согреет этот вечер. За мадемуазель Нинон де Ланкло, господа!

- За Нинон! - хором откликнулись все собравшиеся. Зазвенели бокалы, те, кто еще не успел разжиться вином, кинулись к лакеям, разливавшим его у буфета. Червивец подхватил два бокала и подскочил к Даме Пик с явным намерением извлечь ее  из когтей конкурента. Оставив его за сим непростым занятием, Диана-охотница подошла к кузену, который уже пополнял бокал мадам де Скаррон, не внемля ее слабым протестам.

- Брат Дианы, вот как? Ваша находчивость выше всяких похвал, дражайший братец, - она легко коснулась бокалом бокалов Франсуазы и Ракоши. - За Нинон! И если она слышит наш тост, то...

Нет, желать, чтобы Нинон де Ланкло на крыльях ветра преодолела мили, отделяющие ее от Парижа, и чудом материализовалась посреди собственного салона, было смешно и глупо, однако...

- Раз уж я оказалась между двух Францисков, надо немедля воспользоваться доброй приметой и загадать что-нибудь заветное, - пробормотала она, пригубив вино, которое Рене купил специально для бала, дабы не опустошать запасы отсутствующей подруги.

25

Отправлено: 29.06.15 14:29. Заголовок: - Расступитесь, жема..

- Расступитесь, жеманницы! - пользуясь привилегией быть неузнанным под маской хорошенькой Пастушки, Филипп игриво постучал сложенным веером по плечу стоявшей на его пути пастушки, одетой в короткое платье, едва скрывавшее тонкие щиколотки ног, обутых в самые настоящие плетеные из кожаных шнурков сандалии. Девица с недоуменным видом отступила в сторону и Его Высочество прошел в первый ряд собравшихся в центре салона масок, - Сам король Ренессанса! - вызывающе громко провозгласил он, вторя голосу церемониймейстера и, обмахивая кружева декольте веером, встал в третью позицию на пути вошедшей пары Дамы и Валета Пик.

- Не хотите ли вина, моя Прекрасная Пастушка? - послышался справа от Филиппа сладкоголосый баритон и молодой человек, одетый в длиннополый камзол, украшенный на груди золотыми шнурками и вышитыми на рукавах и воротнике диковинными птицами, подал бокал темно синего стекла с плескавшимся в нем красным вином.

- Осторожнее, красавчик, не то расплещете все вино мне на платье, - буркнул Филипп, дожидавшийся внимания к себе совсем не с той стороны, и от неожиданности едва не выбив бокал из рук незнакомца, - Но я прощу Вам Вашу прыть, если Вы удовлетворите мое любопытство.

- Удовлетворение пожеланий прекрасных дам - честь для меня, - в шепоте незнакомца отчетливо слышался грубый акцент уроженца то ли Империи, то ли немецких княжеств, что возбудило еще больший интерес Филиппа, настолько, что он на некоторое время позабыл о намерении подшутить над Королем Ренессанса и пококетничать.

- И что же, позвольте мне узнать, представляет Ваша маска?

- Золотой Голос, моя очаровательная незнакомка, - ответил в полный голос молодой человек, чей голос и выговор впрямь были мелодичны настолько, что можно было предположить, что их обладатель был недурственным певцом.

- О, так Вы поете, дорогуша? - хохотнул принц, не забыв про то, что должен был разыгрывать необремененную светскими манерами простушку, - Чудненько! Вот и музыкальный антреприз нам обеспечен, - он пригубил вино и изобразил на лице обворожительную улыбку, нацеленную на Короля Ренессанса, тут же игриво спрятал ее под колыхающимся веером, заметив появление своего Пастушка, также принесшего два бокала с вином.

В зал вошли маски Дианы и Диониса, по крайней мере так назвал себя кавалер, сопровождавший облаченную в древнегреческий хитон особу, в лице которой Филипп с первого же взгляда узнал фамильные черты Бурбонов.

- За мадемуазель Нинон де Ланкло, господа! - провозгласила первый тост мадам Скаррон и Филипп тут же присоединил свой голос к хору восклицаний - За Нинон! - о да, он от всей души выпил бы и дюжину тостов за блистательную куртизанку, не раз спасавшую его от смертной скуки в стенах Лувра веселыми затеями и шумными праздниками.

26

Отправлено: 29.06.15 22:19. Заголовок: - Это герцогиня д..

- Это герцогиня д'Этамп, сударыня, - повторил Франсуа-Анри, не упустив при этом возможность наклониться к ушку Дамы Пик настолько близко, чтобы успеть вдохнуть чарующий аромат... фиалки, жасмин? Решительно, синьор Гатто посмел утаить от него существование неведомого доселе аромата, впрочем, не столь уж неведомого, поскольку в памяти всплыли смутные ассоциации с цветущими апельсиновыми деревьями и итальянской кампанией. Разве месье Червовый Валет не представил свою спутницу мадам Скаррон, как оперную певицу? Значит, Италия.

- О, это герои самой волшебной из сказок, моя дорогая, сказки о любви всесильного короля и прекраснейшей женщины, -
ответил маршал, поправляя лихо заломленный берет при виде множества глаз, устремленных в их сторону. Немудрено, дама, которую он вел под руку, обладала не только чарующим голосом и манерами, приковывавшими к ней внимание, но прекрасной фигурой. А ее глаза... в ответ на дерзкий откровенно разглядывающий взгляд маршала янтарные глаза Незнакомки вспыхнули отнюдь не кокетливым гневом.

- Боюсь, сударыня, что похитительницей оказались Вы, -
с улыбкой возразил он в ответ на вызывающее заявление Дамы Пик, опустив глаза к соблазнительному изгибу тонкой шеи молодой женщины, он обратил внимание на украшавшую ее нитку превосходного жемчуга и маленькую черную подвеску в виде карточной пики, - Жемчужная Принцесса, пожалуй, это имя подходит Вам больше, моя прекрасная Маска, - синие глаза вновь откровенно смотрели в прорези маски собеседницы, - В своем роде я король эффектного выхода, сударыня, и буде Вам понадобится когда-либо ошеломить всех своим появлением, я всецело к Вашим услугам. Впрочем, как и в танцах... ведь первый танец остается за мной?

- Отчего бы вам не попрактиковаться в искусстве похищения на других красавицах? К примеру, на той хорошенькой брюнетке, что не сводит с вас глаз?

Повинуясь тщеславному интересу, чье внимание к его особе привлекло неудовольствие его дамы, Франсуа-Анри обернулся. Всего лишь мгновение, и вот уже рука незнакомки выскользнула с его локтя, а между ними оказался Червовый Валет, поднесший своей даме бокал вина. Позволив себе глухое высказывание из ряда тех, какие мужчины обыкновенно высказывают друг другу только когда их не слышат женские ушки, маршал и не подумал дистанцироваться от выбранной им на вечер красавицы. Проигранный раунд это всего лишь отсрочка победы в войне, так что дю Плесси приготовился к новой серии маневров.

- За мадемуазель Нинон де Ланкло, господа! -
предложила тост хозяйка вечера, окруженная вниманием молодых людей в восточных нарядах и импозантных меховых шапках.

- За Нинон! -
вторили маски, звеня бокалами в честь блистательной куртизанки, чей дух даже в ее отсутствие творил чудеса, расцвечивая унылые дни уходящей зимы в разноцветье веселого маскарада.

- За Нинон! -
присоединился к остальным гостям Франсуа-Анри, подхватив один из последних бокалов с подноса, - И да будет этот бал столь же непредсказуемым как наша дорогая мадемуазель де Ланкло! - добавил он и звякнул своим бокалом о бокал Червового Валета, не сводя при этом глаз с Жемчужной Принцессы, - А доводилось ли Вам петь в парижских салонах, дорогая Принцесса Жемчугов? Правду ли говорят, что голоса оперных див неповторимы и можно узнать певицу по ее пению? Может быть я уже имел удовольствие слышать канцоны в Вашем исполнении и узнаю Ваш голос?

27

Отправлено: 30.06.15 00:29. Заголовок: Кажется, остроумие в..

Кажется, остроумие вольнодумца в белокуром парике слегка задело кузину де Монпансье. Ференц заметил тот особенный взгляд, который Анн Мари метнула в сторону Червового Валета, и усмехнулся про себя. За то недолгое время, что ему довелось провести в обществе Великой Мадемуазель, он успел узнать не только о твердости ее характера, но и о колкости язычка внучки Генриха Великого. Так что, в том, что шутка расфранченного охотника под Червовой мастью не останется безответной, князь нисколько не сомневался.

Оставив без внимания замечание о сходстве между названными братом и сестрой только в первом слоге имен, Ференц всецело переключил внимание на мадам Скаррон, очаровательно противившуюся дополнительной порции вина. Подаренный благодарный взгляд огромных бархатных глаз заставил и без того горячее сердце мадьярского принца забиться сильнее. Он тряхнул головой, так что соболиная шапка лихо съехала на левое ухо, и воскликнул вместе со всеми:

- За Нинон!

- Вы еще не раз удивитесь находчивости мадьяр, дорогая сестрица, - ответил князь названной сестре под мелодичный звон коснувшихся друг о друга бокалов, - Я не встречал ни разу эту таинственную Нинон, но мне уже не терпится увидеть ту, кем так единодушно восхищаются не только соперничавшие между собой кавалеры, но и дамы. А загадайте-ка нам встречу, Анн Мари, - заговорщически сощурив глаза, проговорил Ференц, услышав о примете, - Меж двух Францисков должны сбываться и не столь скромные пожелания... и если гора не придет к Магомету, как говорят басурмане, то не пристало ли Магомету лететь к горе? Хотите, я свожу Вас к Вашей подруге? Мои гайдуки послужат нам надежной охраной, да и двери любого замка с легкостью открываются при виде веселой ватаги мадьяр, если подробно расписать им все способы осады, которую мы можем вести месяцами, чтобы добиться своего.

Вино, которым угощали на маскараде было превосходным, а главное, почти не разбавленным водой в отличие от того пойла, которое папаша Мекано выдавал за молодое вино с собственных виноградников в Бордо.

- А что бы загадали Вы, Прекрасная Маска? -
спросил Ференц у Франсуазы Скаррон, заметив опущенный взгляд Прекрасной Индианки, изучавшей маленький лист бумаги с запиской.

28

Отправлено: 01.07.15 01:14. Заголовок: - Замок! Ах если бы,..

- Замок! Ах если бы, - хохотнула Маземуазель, живо представив себе штурм монастыря ордой безбашенных трансильванских гайдуков. – Увы, мой отважный Дионис, все много серьезнее, и даже ваши орлы не сумеют распахнуть двери женского монастыря, не вызвав переполох на всю округу с множеством вытекающих последствий, так что отложим ваше знакомство с мадемуазель де Ланкло… а вот, пожалуй, загадаю, чтобы оно случилось как можно скорее.

В самом деле, любопытно, что скажет умница Нинон, познакомившись с ее кузеном поближе. Мнением своей прилежной корреспондентки герцогиня весьма дорожила, хотя скорее умерла бы, чем призналась при дворе, как много значит для нее знакомство с этой удивительной женщиной, обожаемой парижанами мужеска полу и осуждаемой и презираемой женской половиной светского общества. А посему решила для себя, что как только к ней с Нинон снова повернется удача (и вернется свобода делать все, что захочется в любое время и в любом месте), она непременно сведет подругу с забавным молодым венгром. И посмотрит, что из этого получится.

Пока же, Ракоши, похоже, сделал ставку на очаровательную вдову, чьи достоинства, что уж там, могли растопить и ледяную статую, не говоря уже о пылком князе. Вот и сейчас он с нетерпением ждал ее ответа, будто надеялся, что мадам Скаррон возьмет и откроет ему свое сердце. Однако вдова не торопилась откровенничать, в задумчивости сворачивая и разворачивая листок бумаги.

- Ну же, мадам, неужели у вас нет желания, которое вы бы хотели видеть сбывшимся? – решила чуток подначить ее Мадемуазель, переглянувшись с князем.

Бьюсь об заклад, что вы мечтаете о молодом и красивом… - она выдержала секундную паузу, вновь глянув на Ракоши с едва заметной усмешкой, - супруге.

Губы Франсуазы Скаррон чуть дрогнули, как показалось герцогине, от отвращения.

- Нет, нет, вы ошибаетесь, Ваше… Олимпийство, - тихо ответила вдова. – Я не мечтаю о супруге. Больше того, я надеюсь, что мне никогда не придется снова выйти замуж. Что же до желания, которое я загадала бы, окажись рядом еще один Франциск, то это пенсия. Пенсия, которую Ее Величество королева Анна некогда назначила моему покойному мужу, но затем сочла возможным отменить. К моему глубокому несчастью, потому что…

Оборвав свое признание на полуслове, мадам Скаррон всплеснула руками с виноватым видом.

- Но что же это? К чему мы говорим о моих глупых желаниях, когда наши гости наверняка желают танцевать.

29

Отправлено: 01.07.15 23:31. Заголовок: Листок бумаги, котор..

Листок бумаги, который мадам Скаррон в задумчивости то складывала, то снова раскрывала, привлек внимание Ференца. Точнее, его внимание привлекли руки мадам, светлого оливкового оттенка, тонкие и чуткие. О, они несомненно должны были быть чуткими и нежными, подумал про себя князь, невольно увлекшись созерцанием листка, пока шевалье Каринти не подтолкнул его под локоть, проходя мимо и не шепнул как бы ненароком:

- Осторожнее, мой князь, могут подумать, будто Вы пытаетесь прочесть записку, полученную нашей очаровательной хозяйкой. Такой интерес к личной жизни не в чести у французов.

Ференц мгновенно отвернулся и поднял взгляд, тут же встретив смеющиеся глаза кузины и улыбнулся ей в ответ.

- Чем больше Вы расписываете мне препятствия, которые непременно поджидают меня, пожелай я тотчас же отправиться вызволять Вашу подругу, тем сильнее мне хочется броситься в путь сейчас же, - парировал он в ответ на шутливое предостережение Великой Мадемуазель и снова обратил взгляд к Прекрасной Индианке, поспешно спрятавшей заинтересовавший князя листок. Его вопрос смутил мадам Скаррон, тогда как шутливое подначивание герцогини де Монпансье заставило ее большие карие глаза загореться.

Позволив Ласлову долить вина в его бокал, Ференц отпивал его медленными глотками, слушая тихий голос Франсуазы Скаррон. Откровенный ответ вдовы удивил и даже ошеломил князя, который был готов биться об заклад, что любая свободная от брачных уз женщина не могла мечтать ни о чем другом, кроме как о счастливом замужестве. И конечно же, кузина была права тысячу раз - мечтой любой женщины был молодой красавец в качестве супруга.

- Эх, видать, не про Вашу честь зазноба, - шепнул на мадьярском Ласлов, чертом вертясь возле собравшегося вокруг хозяйки бала гостей и подливая вино в опустевшие бокалы с проворством настоящего прислужника Весельчака Диониса.

Ференц ответил беспечному наглецу лишь взглядом, в котором читался приказ молчать, но Ласлов даже бровью не повел.

- Танцы! Господь всемогущий, наконец-то танцы! -
воскликнул неугомонный шевалье и всучил опустошенный кувшин в руки лакею, - А кто же составит счастье кавалера, сгорающего от желания дать волю ногам, - глаза его предерзко улыбались, а рука уже искала пальчики Прекрасной Индианки, вспыхнувшей до корней волос, - Гости желают танцевать, так не следует ли дать пример, выступив первой парой? - глаза мадьяра метали искры, глядя из прорезей носатой маски, он склонился перед Франсуазой Скаррон и тут же развернулся в поклоне к Великой Мадемуазель и князю, - Прошу благословения у Блистательной Дианы и ее брата Веселейшего из богов Диониса.

30

Отправлено: 02.07.15 01:41. Заголовок: Досадуя на себя за т..

    Досадуя на себя за то, что невольно задела чем-то скромную вдовицу, Мадемуазель с радостью ухватилась за ерничество Ласлова, отвлекшего гостей от неловкой темы мужей и пенсий.

    - Блистательная, кхм, Диана благословляет вас обеими руками, сударь, - она с важным видом простерла длань над кудрявой головой Ласлова. - Ступайте же и веселитесь, смертный!

    - Но как же? - робко попыталась возразить Франсуаза Скаррон. - Мой траур!

    - Остерегитесь перечить воле богини, - сурово нахмурилась герцогиня, стараясь не рассмеяться. - Да не повторит никто из присутствующих печальной участи непочтительного Актеона. И вообще, где наши скрипки?

    Словно в ответ на ее громкий возглас, из дальнего конца салона, где у камина разместился квартет музыкантов, полилась мелодия, которую Мадемуазель уже слышала сегодня: скрипки заиграли folies d'Espagne, решив, видимо, что сарабанда слишком меланхолична, чтобы открывать ей бал-маскарад в Толстый четверг

31

Отправлено: 02.07.15 23:56. Заголовок: - Не слишком усердст..

- Не слишком усердствуйте за выпивкой, мой милый Адонис, мне может быть еще захочется потанцевать, - игриво заметила своему спутнику очаровательная Пастушка, помахивая веером так, что половина ее лица лишь угадывалась в тени пышных перьев.

- Тут полным полно кавалеров, Ваша Очаровательность, - Пастушок и не думал отказывать себе в вине, тем более, что оно оказалось превосходным.

- А мне вот захочется заставить потанцевать именно Вас, - топнула ножкой Пастушка и сверкнула глазами в сторону не блиставшего почтительностью Адониса.

- Тогда прекратите стрелять глазами в сторону Пикового Валета, словно, намереваетесь прожечь дыру в его камзоле, - дерзко ответил тот и потянулся за новым бокалом, который проносил мимо него лакей.

- Наглец! Мальчишка! - прошипела в ответ Пастушка.

Раздался резкий щелчок складываемого веера. Стукнув непочтительного кавалера по плечу, Пастушка развернулась на каблуках и быстро направилась в самую гущу кавалеров, высматривавших пару для танцев. Король Ренессанса хоть и был хорош, и движениями и жестами выдавал в себе превосходного танцора, но у него был огромный недостаток - невнимание к очаровательной Пастушке, которая тщетно посылала авансы в его сторону добрых... десять минут!

- Неужели никто из присутствующих кавалеров не умеет танцевать? - с вызовом спросила Пастушка, окинув оценивающим взглядом кавалеров, и протянула руку сладкоголосому кавалеру.

- Ну что же, месье Золотой Голос, так ли Вы хороши в танцах, как и в пении?

Кавалер поклонился, перехватив инициативу в свои руки, причем, не только в смысле галантных полу-поклонов и полу-шажков, предполагаемых этикетов танцевального искусства. Он принял в ладонь руку Пастушки и провел ее вслед за первой парой танцующих, четко выполняя сложные фигуры танца и ни разу при этом не сбившись.

32

Отправлено: 03.07.15 00:58. Заголовок: Франсуа-Анри Если ..

Франсуа-Анри

Если Бархатный Берет решил, что сделал Олимпии комплимент, посулив узнать ее по голосу, то он ошибся, и ошибся прежестоко. Да я скорей умру, дружочек, чем соглашусь петь для этого сборища, - поклялась она про себя, рассеянно крутя едва пригубленный бокал в тонких пальцах.

- Не стану утверждать, что голос мой неповторим настолько, что, раз услышав, позабыть его нельзя, - длинные ресницы опустились, пряча насмешливые искорки в глазах. - К тому же, мне пока не доводилось петь для парижской публики, синьор. Его Высокопреосвященство пригласил меня в числе других певцов для новой оперы, которую должны были играть перед постом в его дворце, но этот ужасный пожар...

Она умолкла, отвернувшись, чтобы не в меру любопытный Валет Пик не успел заметить набежавшие на глаза слезы, такие неуместные в глазах заезжей певички. Весь город знал по пожар в галерее Лувра, предназначенной для очередной попытки Мазарини привить парижанам любовь к опере, искусству более возвышенному, чем фарсы и дивертисменты, составлявшие основной музыкальный репертуар парижских театров. И именно из-за этого пожара, жестоко подорвавшего состояние и без того серьезно больного кардинала, Олимпии пришлось сегодня пасть до маскированного бала в доме женщины легкого поведения. Но если племяннице полагалось горевать, то певице полагалось танцевать и веселиться. И роль следовало играть до конца.

- Ба, а вот и музыка, - быстро поставив так и оставшийся почти полным бокал на поднос, графиня подала руку брату, дернувшемуся было в сторону госпожи Скаррон, но тут же подавшемуся назад с разочарованным видом. - Carissimo, ты собирался показать мне, как танцуют в славном городе Париже.

Манчини недоуменно глянул на сестру, заставив ее прикусить губу в досаде на его недогадливость и неповоротливость.

- Ну же, идем! - она схватила его за руку, спеша заручиться партнером прежде, чем Бархатный Берет успеет силой захватить первый танец, который она ему не обещала. Первые пары уже выстраивались посреди зала, и Олимпия вздохнула при мысли о том, что могла бы сделать выбор получше, не маячь у нее под боком не в меру назойливый ухажер.

33

Отправлено: 03.07.15 02:19. Заголовок: Ужасный пожар, котор..

Ужасный пожар, который упомянула Дама Пик или Принцесса Жемчуга, как ее окрестил про себя Франсуа-Анри, был на слуху у всего двора. Кому как не ему было известно о несчастии, доведшем и без того больного кардинала до нервного срыва и заставившем Его Высокопреосвященство окончательно слечь в постель. Косвенно это послужило причиной и тому, что король неотлучно находился подле покоев своего министра вместо того, чтобы обдумывать планы праздничных приготовлений в честь близившейся свадьбы Месье. Маркиз подавил едва не вырвавшийся вздох сочувствия, заметив быстро отведенный в сторону взгляд певицы, быть может, это был ее несостоявшийся дебют при королевском дворе. Кто знает, как скоро у нее будет новая возможность попытаться покорить придворную или парижскую публику.

Скрипки заиграли увертюру к танцам и мадам Скаррон объявила первый тур, уступив просьбе импозантного кавалера в восточном костюме и длинноносой бауте, делавшей его похожим на ястреба. Вид разочарованного этим фактом Червового Валета вызвал легкую усмешку на губах у Франсуа-Анри, тут же пропавшую, когда Принцесса Жемчугов протянула руку расстроенному неудачей молодому человеку, прося о танце, словно позабыв об обещании, взятом с нее маршалом. Впрочем, обещания могло и не быть, ведь дю Плесси-Бельер редко снисходил до того, чтобы услышать ответ женщины на заданный им вопрос, особенно в тех случаях, когда он желал узнать о согласии.

- Позвольте мне показать Вам, как танцуют в Париже, сударыня.

Он поспешил отдать свой бокал лакею и мягко перехватил руку Дамы Пик, проскользнув между ней и Червовым Валетом с грацией, выдававшей в нем одного из прилежных учеников самого Бошана, нового светила парижского высшего света, привлекшего к себе внимание знати после того, как он стал личным учителем танцев короля. Оставалось лишь воспользоваться замешательством Червового Валета и увести его даму в центр залы.

- Вы родились под счастливой звездой, моя прекрасная Принцесса Жемчугов, - проговорил дю Плесси прежним шутливым тоном, хотя глаза его на некоторое время сделались серьезными, - Я знаю человека, которому небезразлична итальянская опера, как и все итальянское, впрочем.

Не замедлив закрепить успех своего маневра, Франсуа-Анри повел Даму Пик в ряд танцующих пар, при этом продолжая вести беседу как ни в чем не бывало.

- Возможно, у меня будет шанс помочь Вам с дебютом. Но, согласитесь, несколько сложно хвалить голос певицы, не разу не слышав ее пения. Мои рекомендации будут тем убедительней, если я буду восхищен не только Вашими прекрасными глазами и магнетизмом Ваших манер.

34

Отправлено: 03.07.15 12:36. Заголовок: Звезды, неужели ее с..

Звезды, неужели ее снова похищали! Олимпия чуть не рассмеялась, провожаемая беспомощным взглядом своего недотепы-братца. Воистину, дядюшка прав - там, где требуется решительность и напор, Пуччо ни на что не годен. Что ж, это означает лишь одно - придется полагаться на себя и брать защиту в собственные руки.

Дав Валету Пик увлечь себя на середину залы, графиня остановилась так резко, что следующая пара, решившая присоединиться к первому танцу вечера, чуть было не столкнулась с ней.

- В своей счастливой звезде я никогда не сомневалась, сударь, но если я все таки надумаю сменить покровителя, не извольте беспокоиться, им будете не вы, - выдернув пальцы из руки Валета, она демонстративно встряхнула ими, будто хотела избавиться от всяких следов его прикосновения.

- Ведь под любителем всего итальянского вы подразумевали себя, не так ли? Так вот, если вы не хотите слышать "нет" в намеках, услышьте его в открытую, при всех, - голос ее, до сих пор приглушенный, сделался громким и надменным, звеня от уже не сдерживаемого негодования. - Нет, я не собираюсь танцевать с вами, ни первый танец, ни последний. И петь для вас не буду тоже, засыпь вы меня всем золотом кардинала Мазарини впридачу к своим собственным богатствам.

Теперь их разглядывали не только танцующие, но и немногие гости (преимущественно мужчины), оставшиеся без пар. Губы Олимпии чуть изогнулись под полупрозрачным газом маски - ну вот, она таки ж умудрилась устроить сцену посреди чужого званого вечера. Что ж, невеликая плата за возможность отделаться от назойливого Берета, выставив его на всеобщее посмешище. Сам виноват, заключила она без всякой жалости, и, развернувшись на каблучках, прошествовала к буфету, которй был уставлен серебряной посудой с красиво разложенными закусками и фруктами.

- Если под покровителем вы имели в виду того юнца, моя красавица, вам самое время его сменить, - мурлыкнул за ее плечом приятный баритон, и Олимпия резко обернулась, ожидая увидеть ненавистного Валета Пик, последовавшего за ней в расчете на следующую порцию уколов. Но мужчина в черной маске, вальяжно опершийся на буфет рядом с нею, был старше - в его темных волосах блестела седина, а темные глаза изучали молодую женщину с красноречивым интересом.

- Я не нуждаюсь в покровителях, сударь, - вежливо отозвалась графиня, не желая ссориться со всеми гостями сразу.

- Хотя... если они будут дарить мне столь же прекрасное серебро... - она провела пальчиком по краю блюда, богато украшенного цветочными гирляндами. - Признаться, не ожидала, что дамы вроде де Ланкло и Делорм живут столь богато. Определенно, в покровителях что-то есть.

Мужчина засмеялся - тихо и искренне.

- Сразу видно, что вы не парижанка, синьора, и вас выдает не только очаровательный итальянский акцент. Никто из нас никогда не приравняет прекрасную Нинон и Марион Делорм. Делорм продавалась за деньги и вечно была в стесненном положении, а Нинон богата и свободна и всего лишь следует велениям своей души и тела, не принимая платы за свою благосклонность, что бы не судачили о ней злые языки. Но вам... о, вам определенно нужен покровитель, способный защитить вас от... - он умолк и красноречиво посмотрел за спину Олимпии.

35

Отправлено: 03.07.15 14:16. Заголовок: - Да Вы уже поете мн..

- Да Вы уже поете мне, моя красавица, да как прекрасно! Можно ли устать от звуков песен Ваших? Вы не желаете со мною танцевать? Напрасно, - с улыбкой соблазнителя в глазах Валет оставил руку Дамы Пик, точнее, позволил высвободиться от своей, настойчивость лишь взгядом проявляя.

Волна взволнованных реплик и шепотков пронеслась легким предгрозовым шумом над головами танцующих и слилась со звуками веселой музыки, не прекращавших свою игру скрипок. Оказавшись в центре внимания гостей маскарада, дю Плесси нисколько не смутился. Он вздернул вверх подбородок и проводил удалившуюся Принцессу Жемчуга взглядом, отчасти удивленным неожиданным упорством маленькой итальянки, отчасти довольным новым поворотом в их импровизированной игре в кошки-мышки.

Уступив место танцующим, Франсуа-Анри поправил берет и прошелся по залу, словно ища новую добычу для охоты. Те немногие из дам, кто еще оставались в зрительских рядах, ожидая приглашения к танцу, награждали его заинтересованными взорами, обещавшими... впрочем, маршал не засматривался в их глаза настолько долго, чтобы читать или воображать, что читал в них обещания. Не обойдя салон и до половины, он уже чувствовал, что вдохновение заставляло его ускорить шаг, то ли природное чувство ритма, заставляло его двигаться в такт веселому танцу, то ли желание немедленно приступить к следующей фазе осадных маневров Мадам Неподкупной, как он окрестил прекрасную и недоступную незнакомку.

Тихая беседа возле буфета не привлекала ничьего внимания. Неизвестный высокий брюнет в черной маске вальяжно оперся на буфет так близко к своей собеседнице, что можно было принять его за давнего знакомца или... покровителя? Почувствовав легкий укол досады, дю Плесси тут же отмел все мысли о соперничестве прочь - какие могли быть соперники на маскараде, где лица и намерения скрывались под масками. Стараясь не менять ритм шага и не спешить, как требовало сердце, забившееся в такт нетерпеливым мыслям, которые не побороть резонным рассуждениям, он приближался к паре, с насмешливой улыбкой под темной паутинкой кружев маскарадной маски.

- Вы пели мне, да так прекрасно, что я не пожелал в долгу остаться, - проговорил он, подражая мелодичности итальянского выговора, и продекламировал на память стихи Ронсара, экспромт в стратегии осады непокорных крепостей, к которому доселе не доводилось прибегать неотразимому красавцу:

Скорей погаснет в небе звёздный хор
И станет море каменной пустыней,
Скорей не будет солнца в тверди синей,
Не озарит луна земной простор,

Скорей падут громады снежных гор,
Мир обратится в хаос форм и линий,
Чем назову я рыжую богиней
Иль к синеокой преклоню мой взор.

Я карих глаз живым огнём пылаю,
Я серых глаз и видеть не желаю,
Я враг смертельный золотых кудрей,

Я и в гробу, холодный и безгласный,
Не позабуду этот блеск прекрасный
Двух карих глаз, двух солнц души моей.

Незнакомец, заметив приближение маршала, умолк и снисходительно наклонил голову, как будто позволяя неугомонному ухажеру излить стансы в честь своей собеседницы, не уступая при этом ни на йоту - вальяжность его позы стала чуть более демонстративной, а взгляд, обращенный в лицо Пикового Валета, насмешливым.

36

Отправлено: 03.07.15 15:15. Заголовок: Отсмеявшись вдоволь ..

Отсмеявшись вдоволь над находчивостью шельмеца Ласлова, который умудрился увести от него Прекрасную Индианку и заручиться при этом шутливым благословением самой Дианы, Ференц встряхнул светлыми вихрами, непослушно выбивавшимися на лоб, и весело посмотрел в лицо названной сестрицы.

- Шутки удаются Вам с такой же легкостью, как и решительные маневры, дорогая кузина, -
он позволил лакею долить вина в свой бокал, но не стал спешить осушать его до дна, - Я благодарю небо и Вас за то, что Вы решились оставить провинциальную глушь мышам и выбрались на волю. Пусть и под маской, но я чувствую здесь такую вольность духа, - в светлых глазах князя появилось мечтательное выражение, - Двор эрцгерцога настолько увлечен подражанием холодным манерам Габсбургов, что в пору опасаться вечной мерзлоты. Говорят, что северные льды, раз сомкнувшись на море, не отпускают его месяцами.

Его переполняло опьяняющее чувство свободы и вседозволенности, улыбаться сквозь маску, не опасаясь при этом показаться неучтивым мужланом, не встречая чопорных кривых усмешек в ответ, вот то малое, чего ему не хватало в Австрии. А ведь там он был далеко не изгнанником, имея все права на трансильванское княжество, помимо венгерской короны. В зал вошел высокий незнакомец с густой черной шевелюрой чуть тронутой серебром седины на висках. Из-за игравшей музыки и общего гомона голосов не было слышно ни его имени, ни маски, под которой он появился на маскарадном вечере. Но от Ференца не укрылся понимающий взгляд церемониймейстера, отложившего свой церемониальный шест в левую руку и воздержавшегося от объявления. Значит, приход незнакомца в разгар первого танца был неслучаен. Не тот ли это человек, о котором намекнула ему кузина?

Повернувшись к Анн Мари, Ференц вопросительно посмотрел в ее глаза, но не задал вопрос, сочтя за лучшее позволить кузине самой решиться заговорить с ним о своем таинственном госте. Или промолчать. Не обещал ли он ей помимо своей сабли еще и скромное неведение?

- Вы не желаете присоединиться к танцующим, дорогая сестрица? - спросил он Великую Мадемуазель и отдал свой бокал оказавшемуся рядом Каринти, - Смотри-ка, Янош, наши друзья уже успели найти для себя пары и танцуют, негоже отставать!

37

Отправлено: 03.07.15 15:56. Заголовок: - А, это снова вы, н..

    - А, это снова вы, назойливый Валет, - снисходительно обронила Олимпия, обернувшись, чтобы увидеть, от кого ее следовало защищать. - Брависсимо, синьор, сонет ваш меток и заслуживает аплодисментов, даже если сочинен не вами. Настоящая жемчужина - обидно только, что вы швыряете ее к ногам столь недостойным. Право же, мне становится жаль усердия, с которым вы теряете ваше время впустую. Говоря языком Ронсара, скорей пустыня морем обратится, чем на сонеты купится певица.

    Вельможа в черной маске вновь негромко рассмеялся.

    - Кажется, я поторопился с предложением защиты, прекрасная синьора, вы недурственно справляетесь и сами. Но если этот господин и впрямь решит забыть хорошие манеры настолько, что начнет вам докучать всерьез, я буду счастлив...

    - О, не надо, в этом нет нужды, поверьте, - поспешила оборвать его графиня, не желая делаться еще и предметом ссоры между двумя мужчинами. - Я вовсе не хочу, чтобы ради меня ломались... пики. Вряд ли это понравится хозяйке бала.

38

Отправлено: 03.07.15 17:38. Заголовок: Беспокойный нрав меш..

Беспокойный нрав мешал Филиппу сосредоточиться на фигурах танца и вопросах, которыми сладкоголосый незнакомец изволил засыпать Пастушку при каждом повороте. Смена кавалеров нисколько не разнообразила наскучившее удовольствие, ибо новая маска, черноусый высокий красавец в маске Скарамуша, также сгорал от любопытства и пытался выяснить, в какой из парижских школ танца нынче обучают премудростям светских манер столь очаровательных пастушек.

- Не спешите любопытствовать, мой друг, ибо обучение у Этого Маэстро дороже всех сокровищ Лувра, -
с ехидцей в сверкающих янтарным всполохом глазах ответил Месье, похлопав неловкого кавалера по локтю, - Не сбивайтесь с ритма, прошу уж Вас... хотя бы до перемены пар!

Выпорхнув из круга теснивших друг друга пар танцующих, Филипп одернул ленты фартучка, прикрывавшего легкомысленное декольте пеной кружев, украшенных скрученными в розочки лентами всевозможных оттенков.

- Ну где же ты пропадаешь, - прошипел он уголком рта подвернувшемуся под руку Адонису, премило улыбаясь и строя глазки двум маскам, красовавшимся в длиннополых камзолах с золочеными кунтушами, такими же как у месье Золотого Голоса, - Кажется, милой Нинон взбрело в голову пригласить на праздник ручных медведей, переодетых в восточное платье.

- Что, кавалер, источавший мед в Ваши ушки, оказался косолап и неуклюж на деле? - де Лоррен хохотнул в манжету, вызвав сердитые молнии во взгляде Месье, выхватившего у него из руки бокал с вином.

- Медовые речи и мягкие лапы еще не залог таланта к танцам, -
выдал он свою оценку, не подумав при этом понизить голос до шепота, - Но, может он и впрямь хорош в песнях?

- Уж лучше б был хорош в игре. Там кажется накрывают столы для пикета. Хотите испытать удачу? - шевалье простер изящную тонкую руку в сторону соседней с залом комнаты, где в неярком свете свечей виднелись расставленные столы и сновавшие в последних приготовлениях лакеи.

- Позже, дорогуша, - ответил Филипп, чье внимание уже отвлекло появление в зале нового необъявленного гостя, высокого, хорошо сложенного, обладавшего густой шевелюрой и выдающимся носом, который не могла скрыть даже глухая черная маска, - Я еще не утратил надежду на танцы, - шутливо ущипнув друга за предплечье, заявил Месье и поправил туго завитые локоны, уложенные в замысловатую прическу, разделенную надвое и оставлявшую свободными несколько прядей, спадавших волнистыми завитками на плечи и шею.

39

Отправлено: 03.07.15 21:57. Заголовок: - Как, братец, вы вс..

- Как, братец, вы всерьез хотите предложить мне спуститься с заоблачных высот Олимпа ради танцев? - хохотнула Мадемуазель. - Берегитесь, я ведь соглашусь, и вам придется танцевать со мной, а не с той хорошенькой рыжеволосой нимфой, что пристально изучает ваш костюм.

Чтобы не дать кузену шанс на отступление, Анна протянула ему руку и подхватила шелковый хитон Дианы, целомудренно надетый на нижнюю юбку из голландского полотна. Танцевать она любила, хотя и не считала себя образчиком грации и ловкости. Правда, последние годы ее танцевальные экзерсисы ограничивались узким кругом наиболее отважных друзей, которые решались навестить опальную амазонку в ее замках, как назло, расположенных вдали от столицы. Самое время вспомнить молодость и чуток отряхнуть накопившуюся ржавчину перед предстоящим появлением при дворе по случаю бракосочетания Месье, на которое ее просто обязаны были пригласить как ближайшую родственницу жениха и невесты.

Заняв вместе с Ракоши свободное место в середине зала, Мадемуазель обнаружила, что музыка и заученные наизусть движения все еще способны доставлять ей немалое удовольствие. Вплоть до той минуты, когда взгляд ее не пересекся с темными, колючими глазами, с холодным интересом рассматривавшими ее сквозь прорези простой, без украшений, маски.

- Кровь Христова! - охнула она громче, чем хотелось бы, чувствуя, как ноги делаются ватными и забывают самые простые из шагов. Она не ждала Его так рано, была совершенно не готова, и вообще.

Пары сдвинулись, и Ее Высочество обнаружила себя раскланивающейся с Ласловым, но тут же позабыла о нем, завертев головой в поисках привидевшегося ей человека. Неужели это всего лишь ее нетерпение сыграло с ней злую шутку?

Но нет, обойдя вокруг галантно склонившегося шевалье в смешной носатой маске, Мадемуазель вновь увидела Его, на сей раз в профиль. Вся глупость затеянного ею маскарада вмиг сделалась очевидной: смешно подумать, что в этой зале найдется хоть одна душа, способная не узнать этот профиль, худой и злой, словно у хищной птицы.

А вы совсем не изменились, месье принц, - с грустью подумалось ей. - Жалко, что обо мне нельзя сказать того же.

Фигуры танца вновь сменились, возвратив ей кузена Ракоши.

- Мне надо будет покинуть зал, когда окончится этот танец, - шепнула она князю, едва касаясь его пальцев. - Тот, о ком я вас предупреждала, здесь. Не дайте никому последовать за нами, хорошо?

40

Отправлено: 03.07.15 22:06. Заголовок: - Назойливый как шме..

- Назойливый как шмель, - улыбнулся Франсуа-Анри, впервые за время маскарада пожалев о том, что его лицо закрывала маска и Прекрасная Упрямица могла только угадывать его улыбку в глазах, видневшихся сквозь прорези маски, - Сонет не мой, то верно, но как мне удивительно узнать, что и в Италии знакомы с языком великого Ронсара.

Он подошел ближе и встал возле буфета, рядом с собеседником Пиковой Дамы, чтобы не заставлять ее оборачиваться по очереди то к нему к то к себе. Вежливость к побежденным никто не отменял, а дю Плесси уже успел списать Черную Маску со счетов. Когда же тот позволил себе пространный намек готовность встать на защиту Дамы Пик, маршал наградил его снисходительным взглядом.

- Ломать пики... я запишу это в свой цитатник, - со смехом в голосе произнес Франсуа-Анри, разливая вино из высокого серебряного кувшина в стеклянные бокалы на высоких тонких ножках, - Ломать пики мы еще успеем, - он еще раз улыбнулся Принцессе Жемчугов, словно и не понял намека на масть своей карты, и передал два бокала, один ей, второй Черной Маске.

Взяв третий бокал, он поднял его ближе к свечам, горевшим в серебряном канделябре, увитом виноградными лозами, отлитыми из золота, и вгляделся в игру света в рубиновом вине. Затем он отсалютовал незнакомцу и нараспев, будто декламировал стихи, произнес тост:

- Нам с вами, сударь, не стоит расточать те драгоценные минуты, когда нам улыбается сама Аврора вестница рассвета золотого. В ее глазах янтарь от солнечных лучей, а голос источает сладость. И даже самый сильный яд в словах кровь не заставит леденеть, лишь жажду возбуждая.

Произнеся сочиненный экспромтом речитатив, маршал дерзко заглянул в глаза Дамы Пик и отсалютовал бокалом.

- Пью в Вашу честь, Прекрасная Маска! И да будет Ваш голос всегда таким же сильным и проникновенным. Ведь если гоня меня, Вы говорите словно рассыпаете жемчуг из слов, то как сладостно должны звучать итальянские канцоны в Вашем исполнении.