Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Маскарад на улице Турнель

Сообщений 1 страница 20 из 301

1

Отправлено: 23.06.15 03:11. Заголовок: Маскарад на улице Турнель

    ... или
    Под маской жизнь - игра!

    Время: Февраль 1661 года, последний вечер перед Великим постом
    Место действия: Париж, особняк Ланкло на улице Турнель
    Действующие лица: Ее Высочество герцогиня Анна-Мария-Луиза де Монпансье, Его Высочество крон-принц Ференц Ракоши, Его Высочество принц Филипп Орлеанский, маркиз дю Плесси-Бельер, графиня Олимпия де Суассон и другие маски

    Смешала полночь краски, и в этот волшебный час
    Мы все наденем маски, никто не узнает нас.
    Итак, ура! Вот это маскировка!
    Теперь держись, плутовка, под маской жизнь – игра!

http://www.aveclassics.net/_nw/26/32907866.jpg

    Не имея возможности дать бал в своем Люксембургском дворце, опальная герцогиня де Монпансье, тайком прибывшая в Париж для встречи с Конде, решила устроить маскарад для избранных в доме своей подруги Нинон де Ланкло, "отдыхающей" в этот момент в одном из отдаленных монастырей по повелению королевы-матери. Рассылая приглашения друзьям, Мадемуазель надеялась, что Нинон сумеет вырваться из монастыря и приехать в Париж хотя бы на один вечер, но на надежды, как известно, лучше не полагаться, обманут.

2

Отправлено: 23.06.15 03:14. Заголовок: «Мне очень жаль, но…..

«Мне очень жаль, но…»

Ее Высочество Анна Мария Луиза Орлеанская чертыхнулась, в досаде скомкала надушенный листок бумаги и запустила бумажным комочком в зеркало. Итак, мадемуазель де Ланкло не готова рискнуть гневом королевы-матери и почтить своим присутствием маленький приватный бал-маскарад, который затеяла в ее доме мадемуазель де Монпансье. Что ж, тем хуже. Без блистательной Нинон, на дерзость которой в душе уповала Мадемуазель, испрашивая у ссыльной подруги разрешение устроить бал в ее доме, дабы не раскрывать своего присутствия в Париже, вечер будет далеко не так весел, как хотелось бы. Но тут уж ничего не поделаешь, полагаться на ни к чему не обязывающее «может быть», которым завершался отказ Нинон, было бессмысленно.

В дверь поскреблись, и в господскую спальню, отданную высокой гостье на время ее неафишированного пребывания в Париже, заглянула госпожа Скаррон, румяная, сияющая и донельза довольная суетой, которую привнесла в ее одинокую вдовью жизнь внезапная затея герцогини де Монпансье. Вслед за Франсуазой Скаррон в спальню просочились зажигательные звуки скрипок: квартет, нанятый Мадемуазель по случаю импровизированного маскарада в последний день святок, играл на первом этаже что-то танцевальное. Кажется, фолию, вновь вошедшую в моду с прибытием в Париж очередной испанской королевы.

- Фолии, сарабанды, па-д’эспань. Скоро мы все заделаемся сущими кастильцами, - герцогиня усмехнулась краем губ и покачала головой в ответ на невысказанный вопрос, плескавшийся в огромных бархатных очах мадам Скаррон. – Вам, милочка, это не страшно, черный цвет вам изумительно к лицу, а мне что делать? Нет, не смотрите на меня так, Нинон не приедет. Предвкушаю разочарование мужчин и радость женщин, но ничего поделать не могу.

- Какая жалость, - голос у Франсуазы Скаррон был таким же бархатным, как и взгляд. – Я так надеялась, что Нинон что-нибудь придумает и сумеет ускользнуть. Без нее…

- Все будет хорошо, - поспешила оборвать назревающую панику Мадемуазель. – В конце концов, все мы все равно будем под масками, и пусть гости сами гадают, есть ли среди нас хозяйка дома. Вот так.

Она взяла со столика черную маску из тонкой кожи, расписанной золотом, и протянула ее вдове, на долю которой выпала почетная роль камеристки, поскольку герцогиня де Монпансье прибыла в столицу без багажа, слуг и свиты, с одним лишь кучером и по совместительству телохранителем. Мадам Скаррон молча затянула ленты маски на затылке Мадемуазель. Ее собственная маска была куда проще, но зато закрывала чуть ли не все лицо, делая молодую женщину почти неузнаваемой.

- Я пойду вниз, - вдова наклонила голову, прислушиваясь к доносящимся снизу звукам. – Кто-то уже прибыл. Должно быть, это месье де Невер, он всегда приходит раньше других.

- Никаких имен, слышите! – палец герцогини лег ей на уста повелительным жестом. – Сегодня мы все инкогнито. По крайней мере, до полуночи. Не забывайте об этом, милочка. Знаю, это ваш первый маскарад, но сделайте над собой усилие и постарайтесь никого не узнавать. Вслух. Таковы правила.

- Я буду стараться, Ваше Высочество, - мадам Скаррон с неожиданной грацией присела в глубоком реверансе и, легко выпрямившись, черной тенью скользнула из комнаты навстречу первым гостям, чьи голоса уже перекрывали скрипки.

Мадемуазель повернулась к зеркалу, еще раз критически оглядела костюм лесной нимфы, наспех собранный из всего, что отыскалось в сундуках Нинон, поправила маску и величественно выплыла на площадку второго этажа, с которой можно было наблюдать за прибывающими ряжеными, не рискуя быть замеченной раньше времени. И, разумеется, пытаться угадать, кто именно прячется под каждой маской, ведь именно в этом и заключается главное удовольствие маскарада.

3

Отправлено: 23.06.15 12:23. Заголовок: Письмо, адресованное..

Письмо, адресованное парфюмеру Франсуа Рагнару, содержателю скромной лавки неподалеку от квартала Марэ, нашло своего истинного адресата с некоторым запозданием. Посыльный мальчишка принес его в трактир со звучным названием "Боевой Петух", где долго препирался со свояченицей трактирщика, мадам Жанненой, уверяя ее, что искала месье Рагнара и никому другому письмо отдавать не велено. Наконец, вопрос решился сам собой, когда в дверях трактира появился князь Ференц Ракоши собственной персоной.

- Вы то и должны быть тот самый месье Рагнар! -
мальчишка просиял победной улыбкой, тогда как мамаша Жаннена одарила новоявленного парфюмера удивленным взглядом.

- Предупреждали б, сударь, коли Вы еще и призванием новым обзавестись успели. Парфюмер, как же!

- Ну, не парфюмер, скажем, а подмастерье, - улыбнулся в ответ Ракоши, протягивая посыльному честно заслуженные шесть су, - Ответа ждут?

- Ждут, сударь. Но сказано, что можно на словах.

Пробежав беглым взглядом по аккуратным строчкам старательно написанного от руки письма, о, с этой рукой Ференц был знаком - у уголков его губ уже играла веселая улыбка, он сложил письмо обратно и кивнул посыльному.

- Тогда передай на словах - будем во-время.

Отослав мальчишку с ответом и добавочными десять су - передача послания на словах требовала, как видно, большего усердия, князь поднялся на второй этаж, где он и его свита занимали скромные покои в виде трех комнатушек, отряженных для них щедротами папаши Мекано.

- И как Вы думаете выполнить условия этого письма, князь? - недоумевающим тоном спросил Каринти, четырежды перечитав приглашение на святочный маскарад, - Маски... это ж не какие-нибудь черные полумаски для ночного налета, я полагаю. Там и костюмы понадобятся.

- А чем наши мадьярские жупаны не костюмы? - возразил князь, забирая письмо, чтобы надежно спрятать его во внутреннем кармане, вшитом в его жупане и замаскированном под украшенными серебряной нитью витыми кунтушами, - Все сойдет как надо. Маски закажем у Ростоцци - он мне должен за то, что мы с Ласловым его телегу с товаром от грабителей отбили. Случайность, а полезная, однако. Ласлов, поедешь с заказом. Четыре маски. Мне, чур шахматную - черными и золотыми клетками.

Спустя три дня в тот час, когда ранние февральские сумерки только начали сгущаться над узкими извилистыми улочками славного Парижа, к особняку на улице Турнель подъехали четыре всадника. Под черными плащами с меховой опушкой виднелись диковинные для французской столицы длиннополые камзолы, иначе именуемые жупанами. На перевязи у каждого висела внушительных размеров кривая сабля. Лица трех из них скрывали причудливые носатые маски, сильно напоминавшие венецианские бауты, тогда как четвертый кавалер скрывал свое лицо под черной маской с шахматным узором.

- Эй, Берто! Отпирай ворота, старый прохвост, мы замерзли как черти и для согреву подпалим всю улицу! -
весело прикрикнул на привратника молодой человек со всклоченными смоляными кудрями, выбивавшимися из-под меховой шапки.

4

Отправлено: 24.06.15 10:57. Заголовок: Непривычному глазу т..

Непривычному глазу трудно было бы узнать туалетную комнату молодого принца в хаосе разбросанных на табуретах и приземистых диванчиках батистовых рубашек отделанных кружевом, рукавов и корсажей из дорогой парчи, расшитых тончайшим узором, шелковых чулок, тонких как осенняя паутинка, запутавшаяся в листве боярышника. На туалетном столике Месье помимо обычного беспорядка из баночек и флакончиков с притираниями, драгоценной пудрой и духами всех даже самых невозможных ароматов лежали около дюжины масок различных форм и раскрасок. От строгой бауты до игриво подмигивающей кошечки, некоторые маски были богато украшены жемчужными нитями и мельчайшими едва заметными глазу бриллиантами, сверкавшими при малейшем движении, другие были из черного с золотым узором бархата, третьи увенчивались пышными султанами из разноцветных перьев.

- Я не могу сосредоточиться, Фило... что же мне выбрать? - нахмурив выбеленный до фарфоровой белизны лоб произнес Филипп, вертя в руках маску украшенную шахматным узором из черных и бордовых квадратов.

- Для костюма Прекрасной Пастушки, мой принц, Вам скорее подойдет вот эта кошечка.

Молодой человек, одетый в короткие панталоны, подвязанные ярко голубыми бантами и небрежно висевшую поверх них рубашку с пышными туго накрахмаленными рукавами, подошел к туалетному столику и повертел перед лицом принца зеленой с золотым узором маской, отличавшейся от остальных наличием острых ушек.

- Взгляните-ка, ну чем Вам не нравится Кошечка? Муррр, кошечка Катарина... звучит! - шевалье поднес маску к лицу Его Высочества и заставил его посмотреться на себя в зеркало, подняв за подбородок двумя пальцами.

- Жуть!

- Какие у нас игривые ушки! - не слушая принца, промурлыкал де Лоррен и положил маску на столик, - Берите ее, мой принц. Ну право же, где Вы видели пастушек с баутой на лице?

- Но тут половина лица открыта, - капризно оттопырив нижнюю губу, возразил Филипп.

- Зато, сможете ни в чем себе не отказывать за столом, Ваше Высочество, - усмехнулся шевалье и развалился на диванчике рядом с туалетным столиком.

- Во сколько нас ждут? - спросил принц, сосредоточенно смотрясь в зеркало, чтобы отыскать подходящее место для бархатной мушки, - Не следует приезжать слишком рано.

- А мы и не приедем рано. В приглашении сказано "вечер", а за окном уже сумерки. Пока прибудем, будет уже достаточно поздно.

- Ты распорядился, чтобы заложили мою... прогулочную карету, Фило? Никаких гербов, слышишь? В прошлый раз нас видели у отеля Бенуа на рассвете, а в полдень я уже выслушивал нравоучения от господина кардинала.

- Все будет в полном ажуре, мой сладкий принц, - напоминание о малоприятной беседе с бывшим опекуном, прибывшим в Париж ради того, чтобы призвать к порядку и морали непутевого воспитанника, лишь на долю секунды стерло ухмылочку с лица де Лоррена, - Я велел нанять карету на постоялом дворе. Кучер, вестимо, Ваш, проверенный.

- Старик Лашанс? - презрительно скривив красивые губы, спросил Филипп и, поплевав на мушку, приложил ее чуть пониже уголка губ.

- Он лучше всех знает укромные местечки в Париже. Вдруг Вам не понравится на маскараде и Вы решите сыграть в полуночную красавицу, исчезающую в разгар бала.

- Ха! Вот еще, кузина де Монпансье обещает веселый вечерок, а значит, так и будет. Ну, как я выгляжу?

Филипп Анжуйский вышел на середину комнаты, без раздумий ступая на валявшиеся на полу кружева и сорочки, и покружился, позволяя пышным юбкам пастушьего костюма вздыматься вверх подобно яркому колокольчику, открывая на обозрения стройные длинные ноги, затянутые в шелковые чулки нежно розового цвета.

- Вызывающе прекрасен. Неотразим! - похвалил де Лоррен, впрочем, без излишнего энтузиазма, - Возьмите Кошечку, мой принц. Она будет в самый раз.

- Мне прическа мешает, - буркнул Филипп, поправляя пышный парик, уложенный в замысловатую прическу, разделенную на ровный пробор, с волнистыми завитками, свисавшими на слишком широкие для пастушки плечи, целомудренно прикрытые цветастой косынкой.

- Я помогу, - охотно согласился шевалье и подскочил к принцу, пока тот не успел опомниться, - Всего лишь завязать тесемки в правильном месте... и подколоть шпилькой. Готово!

Повертевшись перед огромным напольным зеркалом еще несколько минут, принц наконец решил, что был готов к выходу. Он щелкнул пальцами и чуть громко прихлопнул в ладоши. В комнате появился камердинер с длинным дорожным плащом и широкополой шляпой в руках. Не обратив никакого внимания на эпатажный наряд принца, Дюпон помог Его Высочеству водрузить шляпу поверх пышной прически, а затем накинул на его плечи плащ, аккуратно подвязав его под самым горлом.

- Там все тихо, мы можем выйти через восточное крыло, через кухни, - доложил де Лоррен, успевший не только одеть свой плащ и шляпу поверх маскарадного костюма аркадского пастушка, но и проверить, свободен ли путь к бегству из дворца.

- Ну и славно, - ответил принц, задувая одну за другой свечи в канделябрах на туалетном столике, - Идем!

После недолгого вояжа по улицам стремительно погружавшегося в вечерние сумерки города, карета без гербов, запряженная парой гнедых, показалась на улице Турнель и под бой часов на колокольне Святого Жерве подъехала к воротам особняка мадемуазель де Ланкло.

5

Отправлено: 25.06.15 00:03. Заголовок: - Ну что, ты готова,..

- Ну что, ты готова, наконец? – смуглое подвижное лицо двадцатилетнего Филиппо Манчини в красивом обрамлении белокурого парика выражало крайнюю степень нетерпения, фамильной черты молодого поколения семьи Манчини.

Старшая сестра молодого герцога де Невер, застывшая перед зеркалом в позе глубокого раздумья, вздрогнула, обернулась и метнула в юношу гневный взгляд, не возымевший особого эффекта.

- Боже правый, Пуччо, сколько можно! – вспыхнула Олимпия, убедившись, что одним взглядом от брата не избавиться. – Вон из моей спальни! Да будет проклята та минута, когда я сдалась на твои дурацкие уговоры и согласилась на эту авантюру!

- Сдалась? А кто целую неделю хныкал и жаловался на смертную тоску и скуку? – Филипп ткнул пальцем в кружевную ленту на груди сестры. – Кто? Уж конечно, не я. И вот теперь, когда я, по доброте душевной, готов вывезти тебя в свет вопреки всем соображениям приличий – тебя, сестрица, а не Марию – ты медлишь! Нет, хуже, ты про-кра-сти-нируешь! Иными словами, ты хочешь, чтобы я опоздал и позволил другим захватить мое место подле Прекрасной Индианки. Экая черная неблагодарность за столь щедрое предложение. Что ж, оставайся. Оставайся дома, а я поеду один, и немедля.

Не забыв демонстративно хлопнуть дверью, де Невер отправился исполнять свою угрозу, оставив Олимпию в смятении. Ее дядя кардинал лежал при смерти в Венсене, и приличия требовали от семьи Манчини соблюдать хотя бы видимость горя. Прочь, веселые карточные вечера и пышные суаре в отеле Суассон, прочь променады в Тюильри и конные прогулки с Его Величеством. Прочь наряды, украшения, музыка и смех. Невыносимый режим для женщины, привыкшей к празднествам и развлечениям, азартным играм и толпе поклонников, оббивающих порог ее салона. К тому же, король, встревоженный состоянием Мазарини, отбыл вместе с королевой и матерью в Венсен, оставив Олимпию одну. Совсем одну!

Удивительно ли, что неожиданное предложение Филиппо поехать с ним на тайный бал-маскарад в доме женщины полусвета показалось мадам де Суассон соблазнительным, дерзким и восхитительно опасным. Бросить вызов всем правилам и остаться не узнанной и безнаказанной – это ли не развлечение, достойное предприимчивой римлянки? В мгновение ока был придуман и создан наряд, выбрана маска, духи, украшения, прическа – но в самый последний момент мужество покинуло Олимпию.

Что, если ее узнают? По фигуре, голосу, манерам – ба, по чему угодно! Кто знает, что за общество соберется у девицы де Ланкло, сомнительная репутация которой не позволяла приличной светской даме даже помыслить о том, чтобы переступить порог ее дома. Среди завсегдатаев Нинон де Ланкло довольно именитых придворных, и Филиппо может оказаться не единственным, кого не обманет маска на лице графини.

И все же, все же – завтра начинается Великий пост, и ее ждут еще целых сорок дней без привычных удовольствий. Так стоит ли упускать последний шанс?

Решившись, Олимпия бросилась к окну, распахнула его и высунулась во двор. Над головами лошадей, впряженных в простую карету без герцогских гербов, поднимался легкий пар, смрадно чадили факелы в руках лакеев.

- Филиппетто, подожди меня, я еду! – крикнула она появившемуся на крыльце брату и, схватив со стола белую кожаную маску с шелковой вуалью, прикрывающей всю нижнюю часть лица, выбежала из спальни.

6

Отправлено: 25.06.15 02:27. Заголовок: Закат последнего дня..

Закат последнего дня перед Великим Постом маршал дю Плесси-Бельер застал в полутемной лавке мэтра Гатто, флорентийского парфюмера, известного на весь Париж самыми восхитительными ароматами, которые он с легкостью настоящего чародея разливал в маленькие флакончики венецианского стекла и продавал по баснословно высоким ценам избранным клиентам, обладавшим внушительными состояниями, звучными именами и титулами, занимавшими порой несколько строк в огромном гроссбухе учета клиентов и поставок.

- Баута. Хм, Ваш портной постарался на славу. Мой костюм безупречен. Но эта маска... Надеюсь, что название этой безделицы не происходит от каких-нибудь чудищ, месье Гатто? - пошутил маршал, примеряя маску из выкрашенной золотой краской кожи к своему лицу, - Я намерен повеселиться в обществе первых красавиц Парижа, но не перепугать их до полусмерти.

- О нет, синьор марчезе! Как можно! Да кто же не знает нынче про бауту - это друг любовников, спешащих на свидание к красотке, друг веселых студиозе, прогуливающих последние су прежде чем похоронить себя в коллежских библиотеках. Даже друг отчаянных брави, не желающих встретить судьбу слишком рано, - таинственным шепотом напевал флорентиец, помогая молодому человеку завязать тесемки полумаски на затылке.

- А это кружево обязательно, друг мой? - спросил дю Плесси, недовольно сдувая тонкую паутинку из золотистой нити, закрывавшую нижнюю часть лица до самого подбородка.

- О, как же! -
взмахнул руками парфюмер, - Это необходимо, если синьор марчезе желает быть неузнанным никем, тем более дамами. Известно ли Вам, что женские глаза способны узнать мужчину даже по его губам?

- Конечно же, - дю Плесси провел пальцем по рукаву камзола из темно красного бархата, скроенного по моде эпохи Франциска Великого, - Любая женщина сумеет узнать губы, целовавшие ее хотя бы раз... Если это был я, - он выправил пышный рукав белоснежной сорочки из прорези рукава.

- Брависсимо, синьор дю Плесси! - восхищенно прошептал Энцо Гатто, поднося маршалу зеркало в массивной отлитой из бронзы раме, - Взгляните! Настоящий кавалер, сошедший с картины неповторимого маэстро Да Винчи! Если бы не баута, я бы принял Вас за великого короля Франческо, великого благодетеля искусств. О, благодаря ему Челлини сотворил свою неповторимую...

- К делу, месье Гатто, к делу, - прервал разглагольствования щедрого на комплименты флорентийца дю Плесси, - Уже темнеет. Вы обещали мне свою карету и слугу на эту ночь.

- Карета уже ждет Вашу Милость во дворе моего дома. А мой слуга всецело к Вашим услугам, синьор марчезе! Микеле, сюда!

В комнату вошел юноша лет двадцати или младше на вид, черноволосый, с такими же как у мэтра Гатто живыми угольно черными глазами. На его подвижном смуглом лице замерло выжидательное выражение, но как только парфюмер заговорил с ним на своем родном тосканском, тут же просияло в понимающей улыбке. Поклонившись в пояс одетому в маскарадный костюм маршалу, он тут же подхватил со стула длинный черный плащ и накинул его на плечи.

- Он готов, Ваша Милость. Микеле, мой племянник. Он прекрасно понимает французскую речь и говорит достаточно хорошо. Ему знакомы все парижские улочки, синьор марчезе. Он укажет вознице кратчайший путь к...

- Не нужно имен, дорогой Гатто. Он знает, куда везти меня, этого достаточно.

Подхватив собственный плащ с меховой опушкой на воротнике, маршал сунул под мышку черную шляпу без какого-либо намека на привычную для него щегольскую роскошь и направился к дверям.

- Ах да, Ваш гонорар, мэтр! - увесистый кошель перелетел в руки флорентийца, с видом знатока, оценившего щедрость своего постоянного клиента, - Остальное я пришлю завтра с посыльным. В обмен на обещанный флакончик с новым парфюмом. Не забудьте!

- О, синьор дю Плесси, как можно! Вы мой лучший клиент! Мой самый дорогой клиент, - жестикулируя с удвоенной энергией заверил его парфюмер и проводил до самой кареты, зябко ступая по неглубокому снегу, выпавшему в честь последнего дня зимы, - Желаю Вам хорошенько повеселиться, синьор марчезе! Да пребудет с Вами господь!

- Я бы охотно согласился на компанию купидона с его стрелами, - улыбнулся в кружевную паутинку своей бауты маршал и устроился в просторной карете без гербов, одолженной ему в честь званного маскарада в салоне мадемуазель де Ланкло.

7

Отправлено: 25.06.15 22:38. Заголовок: Зычные голоса, сочны..

    Зычные голоса, сочные проклятья и звон шпор.
    На мгновение Мадемуазель показалось, что вместо уютного особнячка Нинон она, как в старые недобрые времена, снова попала в гущу сражений и принимает в своем орлеанском жилище военный совет армии принцев во главе с вечно ссорящимися Бофором и де Немуром, светлая ему память. Но уже в следующий миг иллюзия рассеялась, хватило пары гортанных фраз, сменивших приветствия в адрес Франсуазы Скаррон.

    - Кузен! Кузен Ракоши! - Анна перегнулась через перила, забыв и о намерении незаметно наблюдать за гостями, и о необходимости хранить в тайне их имена, и в голосе ее прозвучала неподдельная радость. - И целый отряд лихих гайдуков в придачу! Мне следовало догадаться, что вы не явитесь без охраны, кузен, но так оно даже лучше. Поднимайтесь сюда, пока особняк не осадили гости, мне надо перемолвиться с вами парой важных слов.

    Мадам Скаррон, поднявшая было голову на ее голос (явно с намерением укорить Мадемуазель за нарушение ею самой установленных правил), посторонилась, пропуская к лестнице высокого мужчину в забавной меховой шапке с фазаньим пером. Ай да князь, вот кому нет нужды, тратиться на маскарадные костюмы, венгерское платье само по себе лучший маскарад в Париже. А вот Скаррон следовало уговорить сменить траурное платье на что-нибудь менее узнаваемое. Хотя ей нет надобности таить свое имя от гостей. Разве что только для того, чтобы безнаказанно пококетничать с одним из них, не ставя под угрозу свою репутацию добродетельной вдовушки. Интересно с кем? Не зря же вдова так очаровательно краснела, подписывая карточки для приглашенных.

8

Отправлено: 25.06.15 23:30. Заголовок: - Ласлов, побойся бо..

- Ласлов, побойся бога! - осадил нетерпеливого товарища Каринти, боготворивший этикет пуще всех святых апостолов вместе взятых, - Ты же не трактир штурмуешь.

- Да, Ласлов, поостерегись. А то перепугаешь до смерти очаровательную хозяйку этого особняка. Если слухи верны, мадемуазель де Ланкло прекрасна как восход луны над Дунаем, - мечтательно изрек граф Шерегий, - Кто знает, может быть и я найду в этом цветнике свою розу...

- Как тот соловей из песенки господина Ронсара, которую ты давеча положил на музыку? - хохотнул Ласлов, потешаясь над романтизмом сквозившим во взгляде и в речах друга.

- Тихо, тихо, друзья, никаких имен. Это маскарад, не забывайте. Главное правило - мы не знаем и не узнаем никого, и нас никто не узнает.

- Да ну, мой князь, так таки и не узнают! -
недоверчиво усмехнулся Ласлов и указал на привратника, с трудом распахнувшего тяжелые ворота, украшенные кованными чугунными прутьями, - Старина Берто уж точно узнал нас. Так ведь?

- Истинная правда, Ваши Милости, - согласился мажордом, - Вообще-то, все гости изволят прибывать с парадного крыльца. Но такой уж нынче вечер - каждый чем-то особенный.

- А что, много ли гостей ожидается? - поинтересовался Ференц, соскакивая с коня на недавно выпавший снег.

- Немного немало, а человек с дюжину соберется, - уклончиво ответил мажордом, поздно спохватившись о том, что герцогиня де Монпансье вряд ли похвалила его за разговорчивость.

Не успела шумная ватага мадьяр оккупировать огромную прихожую особняка, как с лестницы послышался знакомый князю голос кузины де Монпансье:

- Кузен! Кузен Ракоши!

- Ждите меня в салоне, друзья! - отшвырнув мигом сорванный плащ на руки слуге, князь побежал наверх по ступенькам, едва не сбив с ног посторонившуюся к самым перилам женщину в скромном черном платье и в полумаске.

- Это я, дорогая кузина! Бог мой, зачем же мне охрана? Я взял с собой только друзей. Ведь Вы написали, что будет веселый вечер навроде маскарадов. Ну, а тому, кто угадает кто из нас четверых кто, я лично подарю свою соболью шапку, клянусь Святой Короной!

Оказавшись наверху, где их не могли бы услышать друзья князя и немногочисленная прислуга, сновавшая в комнатах на нижнем этаже в суете последних приготовлений, Ференц сорвал с головы шапку и поклонился кузине. Он с чувством приложился губами к руке Анн Мари и после того заглянул в ее глаза.

- Есть новости, дорогая кузина? Что до меня то... - он умолк, оглянувшись на шорох платья поднимавшейся наверх мадам Скаррон.

9

Отправлено: 26.06.15 00:08. Заголовок: Знакомые глаза в про..

Знакомые глаза в прорези маски смотрели прямо и открыто, и Мадемуазель в который раз подумала о том, что князь Ракоши - один из редких представителей вымирающего сословия честных людей, которые так редко попадаются на улицах Парижа.

- Идемте в мою комнату, кузен. Чертовски рада вас видеть живым и здоровым, - она ответила таким же прямым взглядом и повернулась к поднявшейся следом вдове. - Мадам, я смело доверяю вам прием гостей, памятуя о том, с каким восторгом Нинон отзывалась о вечерах в вашем доме. Мы с князем скоро к вам присоединимся.

Госпожа Скаррон послушно наклонила голову: приказ оставить их с Ракоши в покое был более чем очевиден, и настаивать на том, что герцогине де Монпансье не годится уединяться с молодым мужчиной, было бы по меньшей мере немудро. Подхватив кузена под руку, Мадемуазель без особых церемоний увлекла его в спальню Нинон, все еще благоухавшую пудрой, притираниями и духами, призванными придать Великой Амазонке чуток женственности.

- Ваши дела пошли на лад, князь? Вижу, вижу. Мои, должна признаться, тоже, то маленькое недоразумение, что стало началом нашего знакомства, не слишком повредило моим планам. Более того, скажу вам по секрету, что нынешняя вечеринка затеяна мной не из праздной любви рядиться в маскарадные костюмы. Сегодня вечером я жду одного человека... вы не знаете его, и это к лучшему, потому что человеку этому, как и мне, вовсе не след быть сейчас в Париже. И хотя я надеюсь, что ему удастся прийти незамеченным, кто знает... осторожность, знаете ли, не бывает лишней. Если что, могу ли я рассчитывать на помощь ваших людей, князь? Если вдруг моему гостю придется в спешке покинуть этот дом, могли бы вы устроить нечто вроде пьяной драки или иной суматохи, чтобы дать ему время и занять тех, кто может попытаться испортить нам невинное веселье?

Она испытующе смотрела на князя, не сомневаясь в его согласии, но немного стыдясь собственных корыстных целей. Куда проще было бы просто дать событиям течь своей чередой и воззвать к помощи лишь в случае необходимости, но подобное притворство было чуждо прямой натуре Мадемуазель. Лучше выложить все карты сразу, чтобы не обидеть неискренностью гордого мадьяра.

10

Отправлено: 26.06.15 02:32. Заголовок: Оказавшись в комнате..

Оказавшись в комнате, куда увлекла его кузина де Монпансье, Ференц с удивлением отметил, что то была спальня, а вовсе даже не строгий кабинет с привычным набором из массивного письменного стола, секретера со множеством замочков на маленьких выдвижных ящичках и тайниками, скрытыми за резными панелями. Не было там и коллекции клинков, которые по его мнению, могли украсить обиталище настоящего дворянина, уважающего традиции и кодекс рыцарской чести. Вместо всего того центр просторной комнаты занимала огромная постель под роскошным балдахином, удерживаемым четырьмя колоннами толщиной в обхват здорового мужчины. Размеры этой постели впечатлили даже видавшего королевские и герцогские дворцы нескольких европейских дворов, князя. На прикроватном столике стоял золоченый канделябр в виде закрученных спиралью колонн, увитых листьями дикого винограда. Под ним на стопке исписанных листов бумаги лежала раскрытая книга. Это было единственным, что не смутило взгляд молодого мужчины, тогда как разбросанные на туалетном столике пуховки для пудры и притираний, салфетки и угольные карандаши, заставили его улыбнуться и сделать вид, что скромно отводит глаза. Впрочем, тон кузины и ее решительный жест, приглашающий закрыть за ним дверь, не оставляли места для шутливого настроя, его пригласили вовсе не для легкомысленного обмена новостями.

- Слава богу, Ваши глаза куда зорче моих. Мои дела и впрямь обещают подвижку. Из Сен-Жермена пришло письмо от господина кардинала, - ответил Ференц, понизив голос, чтобы ненароком не быть подслушанным кем-нибудь из слуг или гостей, забредших на второй этаж, - Он советует набраться терпения и ждать приглашения ко двору от самого короля. До той поры мне предоставлен неограниченный, хоть и скромный, кредит у одного ростовщика флорентийца. Он ссужает меня деньгами по приказу, - князь красноречиво скосил взгляд в сторону окон, которые выходили на юг, где за рядами остроконечных крыш можно было разглядеть силуэты луврских башен, - И без обязательств. Видимо, до Его Высокопреосвященства дошли вести от моих трансильванских распорядителей о том, что я имею полное право на наследство моей матушки.

Склонив голову под испытующим взглядом герцогини, Ференц выслушал ее, не проронив ни слова. Следовало ли ему знать, кого именно пригласила к себе на вечер кузина Анн Мари, и отчего кто-то мог помешать ее гостю покинуть ее или Париж? С другой стороны, подобные расспросы могли навести кузину на мысль, что князь не доверял ее слову, а хуже того, ожидал некой платы за услуги своих товарищей. В светлых княжеских глаза вспыхнул огонек и он гордо вскинул голову, отринув все сомнения разом - разве кузина де Монпансье не доказала, что на ее слово можно было полагаться?

- Только дайте мне знак, когда, дорогая Анн Мари, - ответил Ференц без излишнего рыцарского энтузиазма, - Вы можете всецело положиться на меня и на моих людей. Если понадобится больше чем отвлекающий маневр, то четыре сабли к Вашим услугам уже сейчас. Коли потребуется больше, одно Ваше слово и я пошлю за моими гайдуками в таверну папаши Мекано.

Его вовсе не смутил тот факт, что ни самой герцогине, ни ее таинственному гостю не следовало находиться в Париже, ведь он и сам до третьего дня пребывал в столице инкогнито. Причины тому могли быть самыми необъяснимыми и все их можно было подвести под один гриф - политика. Наверняка за неудобствами кузины стояли соображения всеподозрительнейшего кардинала-министра, точно также как и за его собственным вынужденным положением полу-ареста полу-содержания в "Боевом петухе".

11

Отправлено: 26.06.15 21:33. Заголовок: - Чертовски признате..

- Чертовски признательна, кузен, но искренне надеюсь, что до сабель дело не дойдет, - тепло улыбнулась Мадемуазель. - Да и вообще не дойдет ни до чего такого. Однако осторожность прежде всего, мой милый князь, и потому я рада заручиться вашей поддержкой заранее. Если опыт и научил меня чему, так это необходимости всегда быть готовой к худшему. Спасает от многих разочарований, знаете ли.

Она рассеянно потерла висок и подошла к окну, из которого открывался вид на двор особняка. Две кареты без гербов стояли друг за дружкой у крыльца, ожидая возможности высадить закутанных в плащи и скрытых масками гостей, но герцогиня смотрела поверх них на черепичные крыши домов, спускающиеся к берегу Сены. Перспектива предстоящей встречи смутно беспокоила ее. Не столько опасностью, сопряженной с опасностью нарушения королевского приказа не приближаться к столице без особого дозволения, сколько тем, кого предстояло увидеть через десять лет разлуки. Письма письмами, но никакие выражения почтения и всегдашнего уважения не стоило принимать за чистую монету, и пусть даже женское кокетство казалось Анне занятием пустым и смехотворным, сейчас она дорого отдала бы за то, чтобы, подобно Нинон де Ланкло, выглядеть моложе своих лет. Хотя бы годков на десять, что уж там. С другой стороны, и Он состарился на десять лет, утратил ореол военной славы и, главное, был  по-прежнему женат. Так от чего же у нее щемило сердце?

Женщина подавила невольный вздох, усмехнулась собственной глупости, от которой, казалось бы, избавилась за столько лет в тоскливом отлучении от света, и повернулась к молодому князю, который явно чувствовал себя неловко в пышной опочивальне куртизанки.

- Ну вот, я озадачила вас, кузен, а ведь звала в гости сугубо с желанием познакомить с удовольствиями Парижа и немного подготовить к тому, что ждет вас при дворе. Куда вы обязательно попадете, помяните мое слово. Мазарини медленно запрягает и осторожничает по поводу и без повода, но раз вас не выслали из Франции в первую же неделю, значит, дела ваши вовсе не безнадежны. Забудьте о моей просьбе до поры и чувствуйте себя как дома. Видит бог, я бы предпочла принимать вас в Люксембургском дворце со всей роскошью, которой мы оба достойны, но здесь, в этом скромном - в определенном смысле слова - жилище у вас есть шанс познакомиться с лучшими людьми Франции. Мы с мадам Скаррон позаботились о том, чтобы под этой крышей собрались не те, кто поражает свет богатством и титулами, а те, кто по праву составляет славу парижского общества. Не сомневаюсь, что вы извлечете из этого вечера куда больше пользы, чем из официального приема в Лувре.

12

Отправлено: 26.06.15 22:55. Заголовок: - И кстати, дорогуша..

- И кстати, дорогуша, не забудь, мы ничего не знаем о возвращении хозяйки этого особняка. Ну и о ее гостях соответственно, - напомнил принц своему спутнику, когда карета въехала в широко распахнутые ворота особняка на улице Турнель.

- А кто она такая? - умело разыграв непонимание в голосе, спросил де Лоррен и отвел от лица позолоченную маску вольту, прикрепленную к деревянной ручке с костяным наконечником.

- Вот так. Прекрасная Незнакомка, вот кто... и как знать, может быть среди гостей окажутся и достойные моего взора Прекрасные Незнакомцы.

- Это вряд ли, - вальяжно развалившись на подушках ответил шевалье, тут же прикрыв маской недовольную гримасу на своем лице, - Нам известны все Незнакомцы Парижа, Монсеньор. Не думаю, что кто-нибудь свеженький может удивить Ваш взор.

- Никаких монсеньоров! - прошипел принц, подавшись вперед.

Карета подпрыгнула на выбившемся из мостовой камне и оба собеседника едва не столкнулись носами своих масок.

- Черт! Лашанс! - вскричал принц, одергивая сбившееся с плеч кружево, богато украшавшее корсаж его платья.

- Не рычите так, милая Катрин, не то все заподозрят, что под маской Кошечки прячется сам лев, - не переставал шутить шевалье и отодвинул занавеску из плотной кожи, закрывавшую дверцу кареты, - Ого, гости уже прибывают... целых четыре всадника. Лошади недурственны, но вряд ли они взяты из королевских конюшен, - он снова развалился на подушках, - Кавалерия уже прибыла.

Послышался легкий скрип успевшего слежаться снега и к карете подошел мажордом:

- Добро пожаловать, господа, -
сказал он, открывая дверцу и откинув ступеньки, - И дамы. Прошу Вас, мадемуазель, - он протянул крепкую широкую ладонь Филиппу и тот положил на нее изящную кисть, затянутую в кремовую перчатку из тончайшей кожи.

- Благодарю, сударь, -
проворковал Месье, подмигнув под маской едва удерживавшемуся от смеха спутнику, - Поспешите, мой Адонис, не то мы окажемся в числе опоздавших!

Ледяная свежесть снежного сугроба, в который угодила обутая в легкую туфельку ножка принца, быстро стерла довольную улыбку с его губ. Едва не зарычав от неожиданности, он издал наигранно веселый визг и, подхватив юбки своего платья одной рукой, а другой придерживая развязавшиеся ленты дорожного плаща, пронесся через двор к ступенькам крыльца.

- Канальи, не могли ковер расстелить для гостей, - донеслось из кареты ворчание юного Адониса, одетого в костюм аркадского пастушка, - Туфли не замочить бы.

13

Отправлено: 27.06.15 00:02. Заголовок: На повороте на улицу..

На повороте на улицу Турнель карету тряхнуло - кучер подстегнул лошадей, чтобы обогнать экипаж, приближавшийся к перекрестку с противоположной стороны. Филиппо тихо выругался сквозь зубы: нервы его, изрядно потрепанные за время, проведенное в карете с сестрой, были натянуты до предела.

- Dio mio, se lo sapesse la nostra mamma!* - поморщилась Олимпия. - И вообще, что толку в наших масках, fratellino, если даже слепой сможет угадать в нас итальянцев? Зачем, зачем...

- Ну хватит, - огрызнулся ее брат. - Я уже сто раз слышал твое "зачем". Держи язычок за зубами, и никто тебя не узнает. Ни по голосу, ни по итальянскому выговору. Знал бы, сколько крови ты мне попортишь, заставил бы тебя надеть вместо обычной маски моретту. Что до меня, то я вовсе не прочь быть узнанным. Особенно дамами.

Олимпия притихла, ругая себя за то, что не догадалась выбрать изысканную черную маску без завязок, которые заменял зажимавшийся в зубах штырек. Идеальный предлог загадочно молчать весь вечер, не подвергая себя риску. Но все хорошие мысли приходят слишком поздно - карета замедлила ход, вальяжно вкатившись в распахнутые ворота и остановившись посреди двора, уже забитого лошадьми и экипажами. Манчини распахнул дверцу и спрыгнул наземь, не дожидаясь, пока кучер слезет с козел, чтобы разложить подножку. Вдохнув полной грудью морозный воздух, он лихо заломил шляпу и, обойдя карету, галантно подал руку сестре.

Графиня спустила ногу на подножку, посмотрела вниз и содрогнулась.

- Снег! Звезды, да здесь по щиколотку снега!

Манчини, одетый в охотничий костюм валета червей, взглянул на свои ботфорты, утонувшие в грязном снегу, затем на бархатную туфельку сестры и пожал плечами.

- Сочувствую, дорогая. К крыльцу не подъехать, сама видишь, мы чуть ли не последние. Придется немного промочить ноги, не на руках же тебя нести.

- Но... - Олимпия беспомощно огляделась в поисках какого-нибудь крепкого лакея, способного перенести ее через снежные просторы, но вокруг лошадей суетился только пожилой слуга, явно не готовый к тринадцатому подвигу Геракла.

- Куда ты меня заманил! Это же сущая дыра! - прошипела она сквозь зубы, подбирая повыше юбку, расшитую черными пиками и отделанную горностаем, достойным не только карточной, но и настоящей королевы. - Вели хотя бы принести соломы, я не собираюсь губить чулки и туфли ради сомнительного удовольствия прогуляться по снегу. Иначе я немедля возвращаюсь домой.

Судя по лицу Филиппо, с его губ было готово сорваться: "ну и поезжай", но он все же кивнул кучеру, отсылая его на поиски соломы. Истинный кавалер на его месте швырнул бы плащ под ноги даме, мрачно подумала графиня, ежась на февральском ветру, но разве дождешься такой любезности от родного братца.

* Бог мой, что сказала бы наша мама! (итал)

14

Отправлено: 27.06.15 02:08. Заголовок: Карета содрогнулась ..

Карета содрогнулась на повороте и резко остановилась, въехав передними колесами в не накатанный сугроб снега в углу двора, пропустив мимо себя лихо прокатившую почти к самому крыльцу карету.

- Приехали, синьор, - выкрикнул со своего места возница, - Тысяча чертей, застряли, придется выкатывать колеса до полуночи!

- Cavvo! A che punto siamo arivatti! - вторил вознице на своем тосканском наречии племянник синьора Гатто.

Его всклоченные кудри появились в проеме окошка дверцы кареты. Предвкушавший веселенькое приключение маршал только усмехнулся в ответ на его сетования и распахнул дверь, прежде чем молодой флорентиец соизволил отворить ее и спустить приступку.

- На, держи. Отдашь половину возницу, пусть согреет душу где-нибудь в близлежащем кабачке. До полуночи вы мне не понадобитесь, судари.

- О, благодарю Вас, синьор... -
в глазах Микеле блеснул радостный огонек, но красноречивый жест маршала, приложившего указательный палец к губам, заставил его умолкнуть, - Мы явимся ровно к полуночи, будьте уверены, синьор.

Выпрыгнув из кареты прямо в сугроб, маршал оказался в липком снегу, облепившем голенища начищенных до блеска ботфорт. Следовало бы поставить свечку в благодарность святым, почитаемым его верным Жаном, за то, что камердинеру удалось уговорить его обуться в кавалерийские ботфорты вопреки намерениям щегольнуть новой парой модных туфель с пышными бантами из лент, закрепленных на носках серебряными пряжками.

- Прошу сюда, месье, -
прямо перед его лицом оказался пожилой мужчина, вопросительно глядя в его руки, как будто ожидая чего-то.

- Да... приглашение... вот, подписано мадемуазель де Ланкло. На имя... на мое имя, - проговорил маршал, вытащив из-за пазухи сложенный втрое лист, - Довольны? Я оставлю его себе. Как автограф.

Спрятав приглашение, маршал стряхнул снег, налипший на полы его плаща и направился к крыльцу особняка, в обход кареты, которая прибыла всего за несколько минут до него. Возле дверцы кареты нетерпеливо пританцовывал молодой человек в белокуром парике и в охотничьем костюме, стилизованном под маскарадный. Он что-то ответил даме, не спешившей покинуть карету, и по тону их разговора, дю Плесси догадался, что причиной заминки был свежевыпавший снег, устлавший весь двор перед особняком.

Со стороны конюшен показался коренастый крепыш с охапкой соломы в руках. Стоило только представить себе изящные маленькие туфельки, утопавшие в снегу вперемежку с соломой, и веселая улыбка тронула уголки губ маршала. Паутинка кружев, прикрывавшая нижнюю часть его лица, спасла ситуацию, тогда как молодой человек, сопровождавший даму, обернулся в сторону дю Плесси и резко взмахнул руками, будто намереваясь обратить на него поток бурных проклятий.

- Позвольте, сударыня! - не долго думая, маркиз оказался у ступеньки кареты и протянул руки к даме, успев только заметить уложенные в замысловатую прическу темные волосы и блеск темных глаз, мелькнувший в прорезях маски.

Не теряя время на представления и просьбы довериться ему, Франсуа-Анри обхватил молодую женщину за талию и вытянул из кареты, чтобы подхватить на руки. Он обошел топтавшегося у кареты кучера с соломой, и понес свою добычу к крыльцу, не обращая внимания на отчанную жестикуляцию и красочные выражения недоумения со стороны ее кавалера, прибегнувшего к языку Данте и Петрарки, но, судя по выражению глаз, сверкавших из-за прорезей маски, далеко не столь же поэтичному и высокохудожественному.

- А теперь в знак того, что Вы не сердитесь на меня за дерзость, я прошу позволения поцеловать Вашу руку, сударыня, - без тени раскаяния заявил маршал, как только они достигли ступенек, - Я Вас похитил и в качестве выкупа требую первый танец на сегодняшнем маскараде.

15

Отправлено: 27.06.15 11:08. Заголовок: Они появились перед ..

Они появились перед Олимпией одновременно - кучер с охапкой соломы, которой хватило бы едва ли на пару шагов по несвежему снегу, и высокий мужчина в маске и бархатном берете, словно сошедший с портретов, развешанных в королевских апартаментах Лувра. Баута скрывала его лицо так же надежно, как и маска, выбранная графиней, но будь на нем узкая полумаска, она и тогда не успела бы разглядеть наглеца, столь ловко и быстро он сдернул ее с порожка кареты. Олимпия охнула, решив, что сейчас будет бесцеремонно перекинута через плечо и доставлена в дом куртизанки, словно куль с овсом, на потеху гостей, чьи голоса доносились из распахнутой двери. На ее счастье, бесцеремонность незнакомца не простиралась так далеко - и в его сильных руках нехуденькая мадам де Суассон ощутила себя на удивление безопасно и даже уютно. Что, впрочем, не слишком смягчило ни ее собственный гнев, ни возмущение Филиппо,  кинувшегося было защищать сестру от новоявленного Несса, но лишь беспомощно бранившегося на родном языке, не то из нежелания увидеть Олимпию сброшенной в снег, не то из страха перед мужчиной, который, как показалось итальянке, был не только на голову выше  но и чуть ли не вдвое шире в плечах изящного герцога де Невера, грозного более на словах, чем на деле.

- Итак, это все таки похищение? Если бы я знала, что мне выпадет роль сабинянки, я бы не стала выбирать маску дамы пик,  - злым шепотом сообщила она в ответ на самоуверенный тон незнакомца, в котором явственно слышался сдерживаемый смех. - Следовало бы приложить руку к вашему лицу, сударь, в знак того, как мало я сердита. Но боюсь, это будет уроком для вашей маски, а не для вас, а она не виновата, что вынуждена прятать лицо наглеца. Немедля опустите меня. И тогда, быть может, я не откажу вам при всех, когда вы вздумаете просить меня о танце.

Злиться в мужских объятиях было неловко и опасно - кто знает, как Бархатный Берет мог интерпретировать ее требование быть отпущенной. С такого и уронить станется. К тому же, кипятясь и шипя, Олимпия подспудно наслаждалась положением - не каждый день ее носили на руках, да еще и публично. Не удержавшись, она бросила тщеславный взгляд на подоспевшего брата, раскрасневшееся лицо которого представляло разительный контраст с бело-золотой маской.

- Право же, сударь, это переходит все пределы, - возопил тот, вспомнив про свой французский, -  Немедля извольте отпустить мою... синьору ди Пикка. Какое вопиющее наха... неприличие.

- Извольте Ваше приглашение, кхм... - протиснувшийся между ними мажордом с поклоном, но решительно протянул руку.

- Синьор Фанте ди Куоре, - тут же перейдя на напыщенный тон, молодой петушок протянул дворецкому карточку, присланную ему вдовой Скаррон.

16

Отправлено: 27.06.15 14:01. Заголовок: Шепот маски Дамы Пик..

Шепот маски Дамы Пик приятно ласкал слух Франсуа-Анри, что вовсе не способствовало тому, чтобы он тотчас же внял смыслу сказанного. Вместо того, чтобы освободить от своих объятий далеко не обрадованную нежданному похищению даму, он приподнял ее на руках и только крепче прижал к груди, едва сдерживаясь от того чтобы не расхохотаться прямо в лицо подоспевшему на помощь своей даме Валету Червей.

- О, не наказывайте бедную маску за грехи ее обладателя, - ответил маршал и вопреки установленным правилам маскарада заглянул в прорези для глаз маски, наглухо закрывавшей лицо незнакомки, - Я готов снять ее ради встречи Вашей прелестной ручки с моим лицом по первому же требованию, - веселый огонек блеснул в дерзких глазах маршала, оказавшегося в свете последних лучей февральского солнца, выглянувшего напоследок из-за низко стелившихся над городом снеговых туч.

На крыльце у входа в просторную прихожую уже столпились прибывшие раннее гости, не без интереса наблюдавшие за происходившим. Среди оброненных вскользь веселых шуточек послышались пари на то, кому же первому достанется танец с Прекрасной Дамой Пик - сопровождавшему ее кавалеру под маской Червового Валета или Валету Пик, несшему ее на руках. Со звоном распахнулись сразу несколько окон салона и двор огласился веселыми свистками и гортанной речью мадьяр.

- Но фант за фант, сударыня. Моя щека соприкоснется с Вашей ручкой без перчатки, - добавил он, прежде чем выпустить Даму Пик из своих объятий под вызывающие вопли ее кавалера, перешедшего на французский язык.

- Сударыня, синьор Фанте ди Куоре, Валет Пик, к Вашим услугам, - сорвав с головы бархатный берет, украшенный роскошным страусиным пером, Франсуа-Анри взмахнул им в воздухе и очертил полукруг, отвесив при этом изящный поклон, свидетельствовавший о недурственных манерах и дарованию к танцам в придачу к недюжинной силе.

- Так я буду искать Вас к первому же танцу, сударыня, - сказал он Даме Пик, не обращая внимания на попытки Валета Червей протиснуться между ними, - После обмена фантами или до того, как Вам будет угодно.

17

Отправлено: 27.06.15 15:07. Заголовок: - Валет Пик? О... - ..

- Валет Пик? О... - Олимпия чуть не задохнулась от неожиданности, и ладонь ее испуганно метнулась к черной подвеске в виде карточной пики, украшающей нить жемчуга на точеной шее графини. Мысли ее заметались столь же испуганно - кто мог знать? Кто?

- Валет Пик? - повторил вслед за ней Филиппо - надо сказать, с несколько озадаченным видом, но тут же взял себя в руки и отвесил незнакомцу снисходительный полупоклон. - Ба, мне следовало нарядиться королем, тогда вся козырная масть была бы в сборе. Теперь же остается радоваться тому, что никто, по крайней мере, не спутает мою карту с вашей, сударь.

- Господа, господа, прошу вас в дом! - мягкий женский голос прервал обмен любезностями между двумя валетами, и Манчини, вмиг забыв о нахале, посмевшем посягнуть на его сестру, бросился целовать руки изящной женщине в скромном черном платье и такой же скромной полумаске, не скрывавшей ни ее огромных глаз, ни безупречного носа и красиво очерченного рта.

Воистину, Прекрасная Индианка, - не без досады подумала Олимпия, невольно любуясь пышными волосами и дивным цветом лица молодой вдовы бывшего фрондера и лютого врага ее дяди-кардинала. И пусть роскошное платье графини выгодно подчеркивало ее соблазнительную фигуру,  открывая взгляду точеные плечи и руки, она слишком хорошо знала свои недостатки, чтобы от души позавидовать красоте бедной приживалки. Отведя, наконец, взгляд от хозяйки дома, Олимпия обернулась к Бархатному Берету, который не спешил влиться в толпу гостей, и утихшее было раздражение вспыхнуло в ней с новой силой.

- Признаюсь, сударь, искушение немедля ознакомить вашу щеку с моей рукой так велико, что вам бы лучше не попадаться мне на глаза весь вечер. Иначе я и впрямь не удержусь и потребую от вас снять маску посреди бального зала. Ищите лучше других любительниц танцев и веселых фантов, я же предпочитаю иные развлечения, менее утомительные для ног и более полезные для кошелька.

- Кто это? - шепнула меж тем мадам Скаррон, которую Филиппо без особого успеха пытался увлечь в дальний угол вестибюля, чтобы сунуть в руку свернутый в трубочку лист со стихами в честь "волшебных южных очей". - Вы все таки сумели уговорить Марию? Нет, это не она...

- Это... - молодой человек запнулся было, но тут же расцвел улыбкой. - Всего только одна из моих знакомых. Возможно, вам доводилось слышать ее пение.

- Певица? О... - мадам Скаррон кивнула, зная, что де Невер покровительствует итальянской труппе, и протянула руку Даме Пик. - Прошу вас в салон, сударыня, здесь слишком холодно, а вам надобно беречь ваш голос.

Обнаружив себя сведенной до ранга оперной певички, Олимпия де Суассон, Великая графиня и принцесса Савойского дома, лишь усмехнулась и позволила хозяйке взять себя под руку. Актерка, авантюристка, карточная мошенница - довольно ли, чтобы несносный и назойливый Валет Пик, в котором легко угадывалась знатная особа, утратил интерес к своей добыче?

18

Отправлено: 27.06.15 16:48. Заголовок: О, вот оно торжество..

О, вот оно торжество! Мысленно дю Плесси благодарил Фортуну и своего парфюмера за столь редкостную удачу приведшую в его руки столь счастливое совпадение мастей.

- Валет Пик, - поправляя берет, ответствовал маршал, улыбаясь под паутиной черного кружева бауты Прекрасной Незнакомке, заинтересовавшей его мысли и воображение настолько, что он успел позабыть про свое намерение очаровывать всех незнакомок на балу, при этом не очаровываясь лично никем из них.

- Червовая масть Вам к лицу, сударь, - с ответной снисходительностью произнес он и склонил голову, принимая поклон Червового Валета. Он хотел было добавить что-нибудь менее колкое, чтобы закрепить мирное решение мимолетной стычки с ревнивым кавалером Дамы Пик, но тот успел перепорхнуть в приемную навстречу к хозяйке маскарада, мадам Скаррон.

Оглянувшись лишь мельком в сторону Прекрасной Индианки, на которой была черная полумаска в тон ее вдовьему платью, нисколько не скрывавшая ни черт ее лица, ни приступа очаровательного волнения при виде прибывшего гостя. Червовый Валет успел перехватить внимание мадам Скаррон, оставив свою спутницу на попечение Валета Пикового, чему последний был только рад.

- Вашу руку, сударыня. Позвольте, я поухаживаю за Вами. Согласитесь, благословение самой Фортуны, приведшей нас под одной мастью, невозможно отрицать.

До его ушей долетел изумленный шепот мадам Скаррон, похожий на дуновение ветерка - Кто это? Ответ кавалера, привезшего Даму Пик в своей карете, нисколько не удивил маршала, а скорее подсказал верную разгадку маленькой тайне, которую он тут же принял на вооружение. Пение? Если помимо прекрасно сложенной фигуры и бесконечного самомнения, выражавшегося в манерах настолько величественных, что таинственную незнакомку можно было легко принять за принцессу крови сродни самой Великой Мадемуазель, она обладала еще и талантом к пению, то несомненно это была одна из тех актрис итальянской оперы, к ногам которых пала половина мужчин Парижа. Да, итальянский темперамент, завидная смелость и высокомерие, граничившее с заносчивостью - все это в одном флаконе не могло не привлечь любопытного внимания не только со стороны маршала, но и заглядывавшихся на них гостей.

Не дожидаясь отказа или согласия, между которыми он никогда не делал для себя особенной разницы, маршал с приличествовавшей вежливостью и между тем настойчиво предложил полусогнутую в локте руку Даме Пик и направился ко входу в салон, минуя выстроившихся в два ряда то ли по случаю, то ли намеренно, лакеев, державших в руках дополнительные канделябры, которые разожгли по случаю официального наступления вечера.

- Маска Дамы Пик и маска Валета Пик, -
объявил нанятый по случаю церемониймейстер, гулко отстукивая на каждом слове высоким шестом.

- Мы прямо как король Франциск Первый и  герцогиня д'Этамп, - шепнул на ушко своей даме Франсуа-Анри, польщенный вниманием оказанным их приходу.

19

Отправлено: 27.06.15 22:31. Заголовок: Великая Мадемуазель ..

Великая Мадемуазель

Разочарования, о, Ференц прекрасно понимал, о чем шла речь. Стоило ему вспомнить собственное бегство из Буды, когда турецкие янычары уже брали приступом стены королевского замка, а союзники его отца продолжали слать почтовых голубей с обнадеживающими посланиями. Следовало бы отыскать каждого из них и отсечь голову, чтобы потом вывесить на ярмарочной площади с табличками "Вот те, кто обещали помощь и не спешили", но покуда в руках князя были лишь скудные подачки от милости кузена французского короля и обещания его первого министра. Что мог он сам, не имея даже этих обещаний, которые хотя бы можно было обернуть в средних размеров мешочек с золотыми луидорами для себя и ватаги верных гайдуков, не оставивших его в скитаниях по европейским столицам?

- Да, кто предвидит разочарования заранее, тот имеет солидный шанс избежать его, -
проговорил Ференц, обращая взгляд в сторону черепичных крыш домов, выстроенных по берегам Сены, и вслед за Анн Мари вглядываясь в горизонт.

- Для меня удовольствие снова видеть Вас, дорогая кузина, - возразил он, с улыбкой встречая вспыхнувший огоньком недоверия взгляд Великой Мадемуазель, - Но мне и впрямь не терпится узнать поближе парижское общество и удовольствия, какими славится Париж.

Запоздалое осознание двусмысленности звучания последней фразы в стенах опочивальни самой знаменитой из куртизанок Франции заставило князя смущенно опустить голову и ковырнуть носком сапога короткий ворс драгоценного ковра, устилавшего не менее драгоценный паркет.

- Я очень признателен Вам за это приглашение, дорогая кузина, - проговорил он, стараясь загладить возможное легкомысленное впечатление, буде то сложилось о нем в сердце герцогини, - Ну же, что же мы стоим? Ваши гости уже прибывают. Смотрите-ка, внизу разворачивается настоящая комедия - высокий кавалер, похищает из кареты даму на глазах у соперника, - обратил он внимание де Монпансье  на веселую сценку посреди заснеженного двора, - Во Франции тоже принято похищать понравившихся красавиц средь бела дня? - со смехом спросил Ференц, забыв о только что принятом решении держаться подальше от легкомысленных тем и фривольных намеков, - Или это касается только веселых маскарадов? Да, пожалуй, мне многому следует обучиться загодя. И благодарение господину кардиналу, времени у меня вдоволь.

20

Отправлено: 27.06.15 23:32. Заголовок: В спешке поскорее вы..

В спешке поскорее выбраться из мокрого и леденящего щиколотки снега, Филипп козочкой проскакал через весь двор, смешно удерживая в приподнятых руках пышные юбки маскарадного платья. Ободряющие свистки молодых людей, выглянувших из окон салона, злили его еще больше, чем забившийся в туфли снег. Уже на ступеньках крыльца Филипп весело постучал каблучками туфелек одна о другую, сунул в руку семенившего следом за ним мажордома пригласительное письмо и ринулся прямиком к дверям салона.

- О, какая хорошенькая мамзель! - послышалось ли ему или высокий молодой человек с остроносой баутой на лице, говорил с нарочитым акцентом?

Филипп остановился у порога, дожидаясь, когда неженка Фило доскачет по проторенной им дорожке в снегу, старательно ступая след в след в оставленные туфельками принца углубления.

- Фило, мог бы и пожертвовать своими туфлями, я жду уже с минуту, - прошипел Месье, щелкнув раскрытым веером перед самым носом своего спутника, - Негодник, не вздумай кокетничать с Червовым Валетом, я все вижу!

Появление кавалера в белокуром парике не осталось без внимания очаровательного пастушка, да и сам Месье не без интереса пытался разгадать, кто же скрывался под маской Валета Червей в стилизованном охотничьем костюме.

- Не иначе, как явился сам Король Охоты на хорошеньких наяд... помните, мой принц, один известный нам, -
разоблачительные речи де Лоррена были тут же прерваны ощутимым ударом ребром сложенного веера по запястью.

- Негодник! Я же предупреждал, никого не узнавать. Если последуешь этом простому правилу, то можешь быть уверен, к тебе отнесутся с той же любезностью.

Качнув бедрами, Пастушка подхватила двумя пальчиками юбку, приподняв ее ровно настолько, чтобы взорам представился хорошенький каблучок ее туфельки, украшенный фривольным рисунком Рогоносца с трезубцем, и прошла несколько шагов навстречу спускавшейся по лестнице мадам Скаррон. Однако, Валет Червей успел опередить этот маневр и первым подлетел к Прекрасной Индианке, отвлекая ее внимание от прибывших гостей приветственными комплиментами. В прихожей появились слуги с канделябрами, заполонив все пространство, так что Пастушке и ее Пастуху пришлось перейти в салон, не дожидаясь своего объявления. Пожилой церемониймейстер все еще откашливался в платок, настраивая голосовые связки, когда на пороге появились новые маски, выбравшие себе костюмы Дамы Пик и Валета Пик.

- Маска Дамы Пик и маска Валета Пик, -
объявил церемониймейстер, громко отстукивая шестом по натертому до зеркального блеска паркету.

- Прямо как король с королевой, - хмыкнул в плечо принца Филипп де Лоррен, провожая пару любопытствующим взглядом, - Все бы отдал, чтобы угадать...

- Я тебе уже сказал, Фило, оставь эту манеру заглядывать под маски, - шикнул на него Месье и летящей походкой впорхнул на середину салона, нисколько не смущаясь откровенных разглядывающих его взглядов молодых людей, одетых то ли на восточный, то ли северный манер, напоминавший Филиппу виденные в исторических хрониках гравюры.