Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. Большой шатер


Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. Большой шатер

Сообщений 1 страница 20 из 287

1

Полдень, 2 апреля, 1661

Анна Австрийская пишет:

- Ну же, - милостиво кивает Анна, маня человечка пальцем. – Если послание Ваше не для чужих ушей, шепните мне его на ухо, сударь.

https://d.radikal.ru/d37/1902/9c/706338d955fc.png

2

Отправлено: 25.04.12 19:59. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

О только не говорите мне о том, что Вы были ошеломлены, герцог! - с таким выражением на лице графиня выполнила чисто формальный реверанс перед маршалом и поспешила возглавить процессию, уже выступившую на зеленую лужайку перед самым дворцом. Что бы она не говорила, вряд ли герцог де Невиль изменит свои намерения. Что там еще за тандем и в каком именно качестве выступает принцесса де Монако - только поддержкой новых легкомыслий затеянных королем или же вдохновительницей? Покуда все это не преступило все возможные границы приличий, нужно было положить этому предел. Но покуда мадам де Лафайет заботили другие мысли. Из двенадцати фрейлин, девять должны были присутствовать на пикнике, в то время как из статс-дам свиты Ее Высочества на лужайке была только она сама, Катрин де Монако и где-то впереди она отчетливо слышала голос и характерный итальянский выговор мадам дель Кастаньо. Этого было явно недостаточно, чтобы уследить за всеми девицами, только и мечтающими что о встречах и свиданиях с молодыми повесами, так охотно берущими пример с престарелого ветрогона герцога де Невиля.

- Габриэль, милочка, скажите ка мне, а где мадемуазель де Вьевиль, отчего я не вижу ее? - спросила графиня, поравнявшись с мадемуазель д'Артуа, которую успела зачислить в свои любимицы.

- Маргарита? - такое обращение выдавало дружеское или по крайней мере приятельское отношение девушки к герцогине, впрочем, обе были наследницами довольно состоятельных семей и носили титулы, доставшиеся им от своих отцов, чего не скажешь о некоторых, бесприданницах, - Я думаю, что она задержалась в своей комнате... когда бегала за шалью... а может быть...

- Может быть что, моя дорогая? - услышав секундную паузу мадам де Лафайет тут же угадала в ней нерешительность девушки, - Что может быть?

- Я... право же, я не знаю, мадам. Может быть Маргарита заглянула проведать своего брата, графа де Ресто, - промямлила Габриэль, стараясь не смотреть в лицо графини.

- Ах вот как, - протянула мадам, растягивая слова, - Я полагаю, что нет ничего предосудительного в сестринской заботе, - еще бы, ведь граф де Ресто являлся ко всему еще и лейтенантом роты мушкетеров короля, не то чтобы графиня одобрительно относилась к близкому соседству караульного зала мушкетеров с аппартаментами фрейлин герцогини Орлеанской, но ведь граф де Ресто пока что зарекомендовал себя только как почтительный молодой человек, внимательный брат... надо бы присмотреться к нему по-ближе, мало ли к кому еще из ее воспитанниц мог бы заглядывать молодой и неженатый лейтенант мушкетеров, будущий герцог де Вьевиль.

- Однако, будьте любезны, Габриэль, пошлите кого-нибудь из прислуги за мадемуазель де Вьевиль... чтобы она не заблудилась ненароком.

Облеченная доверием статс-дамы да еще и столь важной миссией, мадемуазель д'Артуа поспешила отыскать кого-нибудь из прислуги герцогини Орлеанской, чтобы выполнить поручение графини. Щеки девушки зарделись румянцем и мадам де Лафайет едва сдержала усмешку.

- Сюда, мадам, - перед графиней де Лафайет выросла широкая фигура Вателя, главноего кулинара придворной кухни и распорядителя празднеств, - В саду все уже готово для пикника. И Вы будете первыми.

- Как, свиты Их Величеств еще не прибыли? Ах, какая бестактность с нашей стороны появиться первыми.

- Дамы свиты королевы уже здесь, Ваше Сиятельство, но вот свита королевы-матери еще не прибыла. Полагаю, Ее Величество задержится из-за визита к королю. Я только что из приемной Его Величества...

- Ах да, да да, - рассеянно отвечала графиня, оглядывая собравшихся в саду, - Конечно же, месье Ватель. Я благодарю Вас. Все выше всяческих похвал. Эти цветы в вазах... боже, откуда Вы только достали их в такое время!

- О, это личный подарок месье суперинтенданта. Из его собственной оранжереи в Во, мадам. Они в самом деле прекрасны. Мне оставалось только собрать их в букеты. Природа, вот лучший художник, - польщенный похвалами статс-дамы Ватель пустился было в пространные рассуждения о красоте, но графиня жестом остановила его.

- Прекрасно, прекрасно, Ватель. Я не сомневаюсь, что Вы поможете Ее Высочеству занять надлежащее ей место... как и принцессе де Монако... возьмите на себя роль распорядителя пикника, будьте любезны.

Отправив Вателя от себя, графиня с улыбкой оглядела лица своих подопечных, которые с неприкрытым восхищением любовались цветами, украшавшими столы. Несколько цветущих гирлянд украшали столбы, на которых был закреплен огромный балдахин, скрывавший от солнечных лучей кресла, приготовленные для королев и принцессы Орлеанской. Вокруг столов были установлены постаменты с высокими вазонами, в которых были высажены розовые цветы, видом своим походившие на розы, но с более маленькими бутонами и темной не заостренной как у роз листвой.

- Восхитительно, не правда ли, Ваше Высочество, - графиня и сама не удержалась от восхищенного комплимента и посмотрела на приближавшуюся к саду парочку. Княгиня де Монако выглядела настолько же счастливой и веселой, насколько красноречиво описывала свое несчастное состояние из-за вывиха, а ведший ее под руку маршал де Виллеруа и вовсе был олицетворением самой беззаботной радости.

3

Отправлено: 25.04.12 21:59. Заголовок: Люлли! И как ни стра..

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

Люлли! И как ни странно но ни упоминание имени Лучезарного Солнцеликого короля, который в гневе вполне мог бы сойти за Зевса, в молодые годы греческого божества, заставило маршала вздрогнуть. Да и не в самом Люлли было дело, а в том, что де Невиль не позаботился о том, чтобы узнать, был ли здоров маэстро и сможет ли он взяться за новую постановку не только в музыкальной и постановочной части, но и декорационной, точнее костюмной. Де Виллеруа растопырил пальцы свободной руки и принялся загибать их, сосчитывая про себя шедших впереди них фрейлин Ее Высочества. Дважды он сбивался со счету. Ни дать ни взять, эти молодые пигалицы были вертушками похлеще его сына, вертелись и перескакивали от одной группы к другой, сбивая бедного герцога со счету.

- Простите, Катрин, не просветите ли Вы меня, сколько девушек будут нынче на пикнике? - приглушенным голосом, чтобы не быть услышанным шествовавшей впереди них графиней де Лафайет, спросил герцог у своей спутницы после того, как сбился со счету в очередной раз, - Сдается мне, что здесь далеко не все, ведь их должно быть двенадцать, не так ли?

Да, несомненно их должна быть дюжина, как и полагалось принцессе крови, к тому же невестке короля, но кроме фрейлин Его Величество говорил и о статс-дамах и дамах свиты герцога Орлеанского. Сколько же тогда выходит всего? И если к этому числу добавить самого Филиппа, заинтересованного обновкой и пожелавшего получить свою пару "балеток от Люлли". И де Невиль не был склонен считать выходку принца за шутку или розыгрыш, кто же не знал о любви Филиппа Орлеанского к модным туалетам и новинкам от самых дорогих домов кутюрье Парижа.

- Боюсь, что мне придется сообщить нашему маэстро не только воодушевляющие вести. Как бы его не хватил удар от таких известий. Написать музыку, соорудить новую постановку, да еще и сшить туфельки для практически всех участников, - сам герцог и слыхом не слыхивал, как шились туфли и каким образом маэстро исполнял заказы Его Величества, наивно полагая, что вся королевская семья получала туфли собственноручно стачанные итальянцем.

Достигнув места пикника, герцог слегка замедлил шаг, чтобы не оказаться на Лужайке в числе первых. Ватель уже показывал графине де Лафайет места для фрейлин герцогини и что-то говорил ей, поминутно раскланиваясь. Розовеющие ярким румянцем полноватые щеки кулинара выдавали его смущение и удовольствие от щедрых комплиментов расточаемых графиней. Да и было отчего! Де Невиль едва не ахнул, когда приблизившись вплотную к колыхающемуся на ветру полотну, обнаружил, что это был вовсе не искуссно написанный на канве натюрморт, как это виделось издалека, а настоящая живая картина, составленная из цветов и зеленых веток, умело прихваченных и впелетнных в панно из частой сетки.

- Поразительно, - не сдержал удивленный возглас герцог, подумывая про себя о несметной сумме денег, которая должно быть была потрачена суперинтендантом ради того, чтобы поразить и пленить женское воображение в этот полдень, - Они же живые! Это невероятно! В апреле!

Услышав комплимент герцога, Ватель обернулся и отвесил низкий поклон, прикладывая руки к сердцу и покачивая головой, выражая благодарность и смирение художника.

- Это на самом деле достойно восхищения, графиня, - де Невиль согласно кивнул графине де Лафайет, обратившей на них с Катрин свое благосклонное внимание. И ведь он не лукавил нисколько - восхитительной была и та перемена, которая приключилась с лицом мадам де Лафайет, излучавшим восторг и чисто девичью радость при виде живых цветов. Герцог только подмигнул смеющейся принцессе де Монако и слегка пожал ее локоток, обращая ее внимание на чудесные метаморфозы, происходившие с Великой Армадой, - Как мало нужно, чтобы поразить юных девиц в самое сердце, но мадам графиню... Воистину это гениальное творение. Мои комплименты, месье Ватель, Вам и садовнику, вырастившему эти прекрасные цветы.

4

Отправлено: 08.05.12 18:49. Заголовок: //Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //

Воистину это было великолепное зрелище, которое заставило бы покраснеть от зависти даже святую Инесс: никакие локоны, явившиеся за одно мгновение, что бы скрыть наготу набожной патрицианки, не смогли бы произвести большего впечатления на саму Габриэль, чем зрелище распадающейся людской толпы при появлении их пары. Конечно же, маркиза отдавала себя отчет в том, что на самом деле все эти почести оказывались Его Высочеству и не быть этому, если бы Единственный брат короля не сопровождал ее! Ну, не он ее, а Габриэль Филиппа, но женское самолюбие было невероятно польщено таким количеством обращенных взоров, сдавленных шепотков и перемигиваний, что маркиза невольно залюбовалась самой собой в этом прекрасном ореоле всеобщего внимания – по всей видимости ни что иное, как дружественная рука, особенно мужская и легкий флер маленького скандала, рождавшегося при появлении столь необычной пары как принц крови и слегка подзабытая придворная дама, сулили стать бальзамом, призванным излечить душевные раны мадам де Тианж. Ибо в эти минуты, когда они шествовали по лестнице, Габриэль так и распирало от собственной гордости, тщеславия и толики кокетства, которые заставили ее против воли вчерашних терзаний на маскараде, приосаниться и улыбаться людям самое очаровательной из всех своих улыбок.

- Ваше Высочество, я полагаю, что не стоит мучать себя подозрениями относительно всех вокруг, - придерживая верхнюю юбку, маркиза аккуратно спускалась по мраморным ступеням.
- Так Вы только наживете себе новых врагов, отпугнете друзей, но не решите столь насущной проблемы. Несомненно, Ее Величество, Ваша августейшая матушка должна быть в курсе происходящего в Вашей жизни, но я понимаю как это скверно, когда все проходит через третьи руки. Тем паче, что сплетни порою могут быть неправдивы или того хуже – жестоки, а никто не смеет рисковать здоровьем Ее Величества. Думаю, я могла бы подсказать Вам решение, если Вы изволите выслушать еще один совет от меня за это утро.

Соглядатаи в свите обоих братьев, как и любого иного придворного или близкого родственника королевской фамилии были всегда: как не возможностью чутко слышать, зорко глядеть и быстрыми ногами или серебряным язычком были обязаны своим положением очень многие при дворе? Но чья-то зоркость и чуткость часто приобретала весьма уродливый характер и тут уже было не до изящных «шпилек» в салоне – такие люди могли пойти дальше и дав волю своей фантазии придумать то, чего и в помине быть не могло, но сказанное не там и не тому человеку могли бы разрушить не одно хорошее дело или человеческую судьбу. О том, что люди префекта или сам префект могли действовать по воле и распоряжению Людовика маркиза так же догадывалась: зная эксцентричный нрав своего брата, король вполне мог принять меры, что бы обезопасить Филиппа от себя самого или, по крайней мере, иметь возможность вовремя принять меры против последствий его сумасбродства.
А потому предлагать план, который бы подразумевал бы полное открытие всей «агентуры» маркиза де Тианж не собиралась, но вот припугнуть или открыть наиболее активных он мог бы.

- О, да, - полушепотом подтвердила маркиза, когда их пара спускалась вниз и женщина невольно зажмурилась как кошка на летнем солнце от приятного чувства собственной важности, безмятежности и .. ощущения прежней себя, которая на время гармонично соединялась с нею нынешней.
Несомненно, что возникали вопросы, множество вопросов и женщине стало несколько неловко за то, что мадам де Лафайет увидит «ответственную» маркизу под руку с Его Высочеством и что вообще Его Высочество появились без Ее Высочества в первый свой подобный выход, но стоило только Габриэль бросить мимолетный взгляд на Филиппа, как ей тут же делалось легко на душе: ее старый друг, эксцентричный и ветреный принц, теперь был рядом или же позволял ей быть рядом, но как не странно в любом из случаев Габриэль де Тианж чувствовала себя под его опекой и защитой, которая вселяла в ее сердце покой и уверенность в своих силах.

Все еще деликатно удерживая свою руку на локте герцога Орлеанского, маркиза ступила на
зеленый ковер парковой лужайки, где уже маячили первые люди из свиты королев и возможно, молодых супругов.

5

Отправлено: 08.05.12 23:09. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //

Игра, игра во всем, в том как надежно и уверенно он ведет под руку маркизу де Тианж, в том, как внимательно прислушивается к ее голосу и любезно улыбается. О, он то знает, что каждой его улыбке, каждому прищуру веселых глаз ведется точный счет. И это не только ревнивые и в то же время верные ему друзья, следят за тем, как внимание их покровителя все больше и больше захватывает почти позабытая отошедшая от придворной суеты маркиза де Тианж. Стоит только чуточку внимательнее присмотреться в толпу, расступающуюся перед ними, чтобы заметить, с какой жадностью впиваются в каждую деталь его туалета, в каждое движение его лица, придворные льстецы и сплетники. Вот кого стоит на самом деле опасаться, злые языки, скорые на новую сплетню и самые фантастичные слухи. Уж в этом то маркиза права как никогда, слухи могут оказаться такими жестокими и скверными. 

- Совет? Еще один? - изогнув тонкую бровь, Филипп весь внимание посмотрел на Габриэль, - Боюсь, что разочарую Вас, мой друг, но если это еще один, то каким же был предыдущий? Или их было несколько за это утро? - уголки красивых губ скорбно опустились, - Когда я расстроен, то пропускаю все мимо ушей... привычка. Иногда весьма спасительная. Но чаще всего пагубная до неприличия. Но ведь я небезнадежен? Я постараюсь внимать советам с большим прилежанием. И может даже попробую следовать им, - многозначительный шепоток Его Высочества с его новой конфиданткой уже привлек любопытное внимание, так что Филиппу ничего не оставалось как играть свою роль беспечного и легкомысленного принца, Единственного Брата короля, избалованного любимца судьбы.

Стоило им выйти на свежий воздух, как разговоры и грохот вокруг них мгновенно растворились в одно шумное волнение, ни эха громких голосов, ни цоканья каблучков, ни грохота прикладов мушкетов у отдающих честь караульных. Филипп со счастливой улыбкой вдохнул полной грудью. На его лице было такое облегчение, как будто он был узником, только что освобожденным после двадцати лет заключения в подземелье.

- Ах, солнышко... какое чудо, какая прелесть, не так ли, Габриэль? Ну так и что же за совет Вы мне хотели подарить? Это безкорыстно, чисто по-дружески? Не люблю быть в долгу... давайте так, Вы мне совет, а я Вам прелестнейшую компанию на этот полдень - меня, - он рассмеялся собственной шутке и тут же резко повернул голову и прицыкнул на хохотавших позади них фаворитов, - А ну, кыш, противные! Этот пикник строго для дам.

- Но, Монсеньер ведь отправляется туда, - де Шатийон позволил себе замечание и подмигнул зазевавшейся фрейлине из свиты Мадам, которой не посчастливилось оказаться в самом хвосте шествия свиты герцогини Орлеанской.

- Что позволено... впрочем, я больше не люблю эту фразу. Бог с вами, - Филипп махнул рукой, обдав ароматов тонких духов всех находящихся рядом с ними на расстоянии семи шагов, - Антуан, будьте умницей и не создавайте излишний ажиотаж. Я Вам не прощу, дорогой мой, если все внимание, которое я заслуживаю по праву своего обворожительного шарма и несомненного таланта порождать сплетни и сенсации, переключится на Вас. Прочь, прочь!

Шутливо отмахнувшись от собственной свиты, легкомысленный принц увлек за собой свою спутницу и впорхнул в толпу слонявшихся без дела дам свиты супруги и невестки.

- А вот теперь, можете говорить о чем угодно, дорогая Габриэль, - его тон посерьезнел, хотя на лице по-прежнему играла улыбка, - В толпе можно говорить сколь угодно громко без опасений быть подслушанными. Взгляните, здесь все заняты самими собой и тем, чтобы ненароком не приблизиться неподобающе близко к нашей персоне. Я согласен с тем, что матушке полезно быть в курсе наших дел. Это лучше, чем теряться в догадках. А сплетни и слухи... Небом клянусь, я задушил бы своими руками этих старых кумушек со змеиными языками. Вот кого нисколько не заботит ни здоровье ни переживания Ее Величества. Но заставить сплетников замолчать невозможно. Увы. Это все равно что ветер руками ловить.

Приближаясь к раскинутым посреди лужайки шатрам, Филипп улыбался все больше, а его походка становилась при этом все более медлительной и вальяжной. Он не спешил прибыть к месту главного представления отчасти потому что не хотел оказаться сразу же в центре внимания дам двора своей невестки королевы, отчасти и от того, что не желал давать лишний повод для Генриетты-Анны краснеть и потуплять взор. Интуитивно он чувствовал, что молодая супруга была только рада приглашению свекрови на пикник, чтобы отвлечься от общества Филиппа и его друзей.

- Быть может, Габриэль, Вы поможете мне куда больше, чем думаете, - добавил Филипп, наклоняясь к маркизе, краем глаза он уже поймал на себе несколько любопытствующих взглядов, - Так в чем же Ваш совет? Вы еще успеете поделиться им, а я обещаю внять Вам с должным вниманием. Ну а потом... только посмотрите, какая аудитория здесь собирается. Сдается мне, что приближаясь к этой маленькой сцене под шатром, мы будем вынуждены разыграть спектакль и отвлечься от нашей беседы.

6

Отправлено: 10.05.12 13:52. Заголовок: Теплый солнечный лу..

Теплый солнечный лучик нежно поцеловал ее в щеку и Габриэль довольно улыбнулась это проявлению любви природы к своим непокорным детям, каковыми были люди.
Людская толпа, увы, не уменьшилась с выходов на лужайку, расцвеченную пестрыми дорогими нарядами придворных дам и некоторых кавалеров подобно цветочному ковру на заливных лугах Луары, но маркизе де Тианж до этого было уже мало дела. Внутренне смирившись с тем, что она снова становиться частью придворного водоворота и, что греха таить, ей вновь начинало льстить это всеобщее внимание, она предприняла новую попытку убедить себя в том, что это должно доставлять ей удовольствие, а не тревоги.

Доверительно склонившись к принцу, Габриэль продолжала улыбаться и при этом поведала детали внезапно пришедшего ей на ум плана.

- Я всегда рада поделиться с Вами, Ваше Высочество, если Вам интересно узнать. О деталях мы сможем поговорить чуть поже, но в целом он прост и изящен. Все достаточно легко: среди определенных приближенных Вам стоит распространить совершенно разные слухи и посмотреть которая из них первой дойдет до ушей Вашей августейшей матушки. Вы можете выбрать кого-то из придворных, кого подозреваете, но можете разделить всех на небольшие группки – во втором случае будет куда легче понять с кем работать дальше. Но думаю, что по одной индивидуальной сплетне будет легче узнать направление в любом случае.

Давать советы принцу крови было занятием рисковым, но выгодным, хотя в этот раз Габриэль не преследовала цели заполучить вознаграждение в виде некого подарка или иной милости. Со сплетниками и сплетницами было невозможно бороться, но особо злостные порою приносили столько вреда, что лучше было употребить для их искоренения волю герцога Орлеанского, чем ожидать, когда особо любопытствующие доберуться до собственной персоны. Маркиза де Тианж была не первой женщиной при дворе с проблемным браком и отсутствующим супругом в столице, но в любом случае ей совершенно не хотелось, что бы легкий слух становился всеобщим достоянием и приобщался к назидательным примерам, которыми придворные «старые девы» потчуют своих юных товарок.

Шатер, подготовленный для пикника приближался и маркиза заметно приосанилась, отпрянув от высокой фигуры принца, тем самым обозначая окончание их разговора и начало придворной игры с ее представлениями и пояснениями. В конце концов, маркиза сопровождала Филиппа вместо жены и вид у нее должен был быть по крайней мере приличествующий виду придворной дамы – тесные дружественные связи, восстановленные утром, могли внести в ее образ ненужной легкомысленности. Особенно учитывая, что особо преданные Его Высочеству спутники не побоялись присоединиться к своему кумиру даже на сугубо женском мероприятии.

- Давайте подумаем об этом поже, Ваше Высочество, - одними губами и не поворачивая головы произнесла Габриэль.
- Такие каверзы лучше не доверять даже этому изысканному обществу.

7

Отправлено: 11.05.12 17:31. Заголовок: Эти знакомые духи, а..

Эти знакомые духи, аромат, который он узнает из тысячи, так как каждый раз боролся с искушением вопросить у Ее Высочества принцессы де Монако источник ее парфюмерных изысков. Плутовка Катрин никогда не отвечала ни прямым отказом назвать адресок своего парфюмера, ни согласием поделиться хотя бы пузыречком духов. А еще несколько раз Филипп улавливал этот же тонкий аромат при появлении брата мадам де Монако. Откуда у де Гиша могли оказаться те же самые духи, которыми пользовалась его сестрица, герцог в толк не мог взять, впрочем ему не была понятна и загадка с пропавшими бриллиантами де Гиша, которые по утверждению префекта были найдены в Оружейной Зале на месье дуэли, несомненно имевшей кровавый исход.
Впрочем, кровавый ли? Это Филипп мог додумать и сам, но уж очень хотелось ему, чтобы если его фаворит и был замешан в каком-нибудь неприличном скандальчике, то чтобы это была непременно дуэль и непременно с кровавым исходом... только вот за кого бы мог драться дорогуша Арман? мысли сами собой летели к Генриетте-Анне, чей хрупкий изящный силуэт виднелся под огромным канапе, установленном в центре лужайки.
Филипп поджал губы и мотнул головой, отгоняя непрошенные мрачные мысли как назойливых весенних мух. Нет, он пообещал Габриэль и себе самому, что больше ни словом ни мыслью не пригласит хандру и все упаднические мысли... о ком бы то ни было. И в первую очередь он позабудет о де Гише.
Но не о его блистательной сестрице!

- Да, пожалуй, мы лучше обговорим это позднее, - он игриво похлопал ладонью по пальчикам маркизы де Тианж, и одарил встречающую их толпу придворных дам лучезарной улыбкой, - Но затея восхитительна, душа моя. Вы все больше нравитесь мне, Габриэль! Это будет розыгрыш достойный Вашего возвращения! Наконец-то, - добавил он чуть тише и улыбка была подарена только его собеседнице, - А теперь нам придется... а впрочем нет, я люблю импровизацию, а не игру. Не станем притворяться, что надеялись отыскать ромашки на лужайке и случайно наткнулись на пикник нашей супруги и матушки.

Герцог Орлеанский вошел в тень канапе и широко распахнул руки, намереваясь привествовать собравшихся там дам самым торжественным образом. Его веселый заразительный смех заставил обернуться к ним всех собравшихся. Изобразив смущение, Филипп церемонно снял шляпу и описал ей три полукруга, отступая назад. Левой ногой он зацепился за канат, привязанный к одному из шестов, поддерживаших канапе. Разноцветная ткань над головами собравшихся заколыхалась. Филипп поспешил отдернуть ногу, но широкая пряжка туфли намертво зацепилась за канат и потянула его за собой.

- Катрин, и Вы уже здесь! - воскликнул принц, не заметив как шест позади него опасно покачнулся и накренился в сторону, - Душечка, Вы все-таки должны сказать мне, кто Ваш парфюмер. Ей богу, он поставляет Вам не духи, а приворотное зелье! Ваш аромат притягивает к себе... - Филипп как раз отпустил руку маркизы де Тианж и протянул холеную пятерню к принцессе де Монако, когда по лицу стоявшей рядом фрейлины из свиты Ее Величества, понял, что позади него творилось что-то неладное.

Если бы над его головой разверзлось небо, то и тогда наверное Филипп не услышал бы таких воплей, как в тот момент, когда шесты, поддерживавшие канапе один за другим попадали вниз, и огромный шатер для пикника рухнул как карточный домик. Его Высочество чудом оторвался от злополучного каната, оставив на нем драгоценную пряжку, украшенную несколькими бриллиантами и бантом, и едва не упал на накрытый прекраснейшим сервизом стол.

- Посуда! Фарфор! Берегитесь! - среди криков раздававшихся из под развалившегося шатра Филипп со смехом узнал и собственный вопль, - Любимый матушкин сервиз!

8

Отправлено: 12.05.12 17:54. Заголовок: Каждый пальчик хол..

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

Каждый  пальчик  холеной ручки удостоился сиятельного внимания принцессы Монако, пока  неожиданная встреча с распорядителем увеселений и пиршеств двора развлекала её спутников. Конечно, после вынужденной ссылки, Катрин не могла не проникнуться красотами изящных убранств дворца и окрестностей меньше, нежели глупенькая дебютантка, вошедшая впервые в тронный зал Лувра. Однако зов крови, повелевал ею не менее бурного нрава, и именно поэтому она кокетливо улыбалась тогда, когда могла бы в искреннем восхищении разинуть рот и любоваться на невесомые своды шатра, установленные для пикника.
- Не могу не согласиться с графиней, месье искусник! Вы непревзойдённый мастер, по части услады не только наших требовательных желудков, но и взыскательных взоров, месье Ватель. И даже не думайте, что посильный вклад садовников из поместья виконта нас обманет, я вижу Вашу руку всюду, дорогой друг, и потому все почести Вам, - широкая улыбка и чуть ли не по-матерински одобрительная ласка во взгляде принцессы, заставила распорядителя окончательно поплыть под дамскими комплиментами. Его лицо залил яркий пурпур, что собственно не переменило его по-кошачьи довольного и даже тщеславного выражения. – Но, кроме того, мне сдаётся, Вы ещё удивите нас чем-то весьма необычным, – она подмигнула Вателю и закусила нижнюю губку, будто и впрямь ей было известно о каких-то тайнах.
- Не считайте юных овечек пока пастушок рядом, – дернув герцога за рукав, полушепотом сказала Катрин, и тут же совсем тихо, склонившись к уху маршала, добавила – Вы увидите всех, если только красоты парка достаточно смягчат сердце…пастушка и девиц не станут мучить в гардеробной Анриэтт… - Кэт затихла, присматриваясь к незнакомой ей фигуре дирижёра. На лужайке во всю старался придворный оркестр, однако же, руководил им не Маэстро, что сразу насторожило княгиню Монако, ожидавшую встречи с придворным музыкантом, обласканным Лучезарным королём, и наказанным за это Зевсом-громовержцем, загубившим накануне его грандиозный балет.
- Взгляните Никола, ведь это не наш Жан-Батист, ах, этого быть не может! Ведь  он не мог настолько обессилить печалью, чтобы пропустить первый пикник герцогини Орлеанской, да ещё и отдать свой оркестр в  руки…этого, - она небрежно и беззастенчиво указала пальчиком, украшенным изумрудным колечком, на человека в темном камзоле с надорванным на правом лацкане кружевом. Её румяное личико недовольно скривилось, но высказать маршалу де Невилю свои подозрения она не успела.

Ропот, окруживший в мгновение ока всю процессию, вышедшую на лужайку, донёс до её слуха знакомые титулы. Украдкой окинув взглядом толпу, и вполне ожидаемо не встретив тёплого, карего взгляда, среди жадного блеска и сладких улыбочек, Катрин обратила внимание в ту сторону, где вычурная толпа расступалась подобно водам красного моря, пропуская перед собой гостей, будто и впрямь к шатру выходил пророк с «волшебным» посохом.
Его Светлейшее Высочество, единственный брат короля, в своей неизменно очаровательной и надменной манере, вышагивал в их сторону под руку с мадам де Тианж, будто бы даже посвежевшей лицом в таком сиятельном сопровождении. Катрин стало понятно, отчего появление этой пары породило тот гул голосов, что отвлек её от разглядывания лиц придворных. Появление счастливого молодожена в сопровождении не супруги, но её счастливо одинокой в Фонтенбло статс-дамы, ни в коем случае не наводило на какие-либо мысли, но, безусловно, было поводом для жарчайших дискуссий.

- Ваше Любезнейшее Высочество, а где же мне быть, как не подле дорогой Анриэтт, коль уж мне выпало счастье быть её статс-дамой – она даже не отвела взгляда, давая принцу намёк на его появление в компании Гибриэль. Впрочем, Катя не имела ничего против такой вольности, и говорило в ней лишь сострадание к мукам, которое, судя по личику подруги, претерпевала юная герцогиня Орлеанская.
- Но Ваше появление, как и сопровождение месье де Невиля, для нас безусловный подарок, ведь Вы помните, мы рисковали провести весь полдень в сугубо дамском обществе, а теперь же волею проведения и моей неуклюжести у нас появилась очаровательная компания в Вашем лице ,– Кэт и не подумала отступать от маршала, дабы не лишится его поддержки, а вместе с тем и подтверждения его учтивости в сопровождении подвернувшей ногу дамы.

- Однако Вы всё ещё настаиваете на том, чтобы заполучить мои ароматы в свою коллекцию, право же Ваше Высочество, разве мы не уговорились с Вами сохранить самые дорогие сердцу тайны – она звонко засмеялась, и глаза её заблестели почти радостно. – Вы ведь не станете подобно Арману красть из моих покое флакончик парфюма, чтобы потом пристыжено смотреть в глаза моих камеристок? – она раскрыла брата раньше, чем тот успел измыслить оправдание, тем самым, отыскивая новый повод для их противостояния. – Ведь если я раскрою Вам имя моего парфюмера или состав этих духов, чем же ещё я смогу очаровать Вашу Милость… - Произошедшее далее, было достойно актёрской постановки, хотя тогда оно выглядело бы менее комично. Катя успела протянуть ладошку и тут же отдёрнуть её, вместе с герцогом де Невилем будто по сговору делая шаг в сторону. Их неожиданная слаженность не спасла шатра и изящных приборов прекрасного сервиза, однако, оказавшись в стороне, Кэт и маршал замерли на короткое мгновение, укрытые краем полога шатра.

- Мой Бог и я сетовала на суровость проведения, – сказала принцесса, тут же разразившись весёлым смехом, - вот теперь мне понятно, почему Её Величество пожелала устроить пикник только для дам. Дорогой Филипп, вы самый милый слон, которого только можно встретить в наших, искушённых диковинками, краях – Катя так искренне веселилась, что, позабыв о регалиях, обратилась к Месье по имени и на короткий миг почувствовала свободу от тоски, которая грызла её с момента её расставания с обер-камергером короля.

9

Отправлено: 14.05.12 20:00. Заголовок: Вазоны с живыми цвет..

Вазоны с живыми цветами, украшавшие полукруг вокруг кресел приготовленных для королев и герцогини, не могли не вызвать возгласы восхищения! И не только у провинциалок-дебютанток, которых было сравнительно немного, ведь в основном в свите герцогини Орлеанской были девицы, выросшие если не при дворе, то достаточно привычные к роскоши и таким невиданным диковинам как цветущие среди зимы клумбы в дворцовых оранжереях. Но такие свежие и сочные цвета поражали воображение и даже самые капризные глаза, а их разнообразие и оранжировка - переходы цветовых тонов в подражание цветам радуги, все это заставляло хотя бы на миг поверить в чудеса.

- Они провсто великолепны, - прошептала мадам де Лафайет, любуясь цветами.

На самом деле ее так и подмывало процедить сквозь зубы - "Я все слышала, дорогой герцог", но в то же время благостность цветущих гирлянд и радужного полукруга вазонов с цветами, свежий наполненный цветочными ароматами воздух и яркое ласковое солнышко заставляли позабыть о досаде. Видимо, у герцога де Невиля были свои основания для того, чтобы воспользоваться мнимым недомоганием принцессы де Монако и препроводить ее к лужайке. Ну да ну да, если принять во внимание то, что у герцога имелся недоросль сын, еще ни с кем не помолвленный, то старания де Невиля можно было оправдать. Кому как не мадам де Лафайет знать сколь делакатное это дело подбирать достойную невесту для единтсвенного наследника.
Прощающая и понимающая улыбка была немедлено адресована герцогу де Невилю, про себя же графиня решила, что во время пикника она ни разу более не отвлечется на ветренного папеньку молодого маркиза, и будет всецело занята другим не менее важным и значимым вопросом. Он не был озвучен королевой Анной накануне, но сквозил в подтексте всего предприятия связанного с пикником. Да и мог ли кто-то произнести вслух или помыслить подобное! В уголках губ Франсуазы-Арманды мелькнула улыбка - мог, увы, могли и не только помыслили, но и задумали. Впрочем, дело это было не только семейное, но и государственное. Как бы то ни было, но все что касалось королевской семьи, даже за пределами ее, так или иначе становилось делом государственной важности.

- Ах, посмотрите, как он хорош, жалко что его интересы...

- Габриэль, о чем ты говоришь, Месье ведь идет под ручку с мадам де Тианж!

- Ну да, не хватало, чтобы Его Высочество показался под ручку с кем-нибудь вроде шевалье де Лоррена или с этим рыжим д'Эффиа...

Насмешливые замечания фрейлин герцогини Орлеанской, хоть и высказанные вполголоса, были немедленно услышаны чутким ухом мадам де Лафайет, да и не не только. Сразу несколько голов обернулось как по команде и их взорам предстало зрелище столь же невероятное сколь и восхитительное. Его Высочество шествовал танцующей походкой под ручку с маркизой де Тианж, беседуя с ней о чем-то с таким легкомысленно счастливым видом, что это сразу же породило миллионы вопросов в прекрасных головках подопечных графини де Лафайет, еще не слишком уверившихся в "интересных" вкусах Месье.

- Ваше Высочество? - полу-привественно полу-вопросительно произнесла графиня, приседая в реверансе перед принцем, - Маркиза? А я и не преполагала, что Вы проявите интерес к этому пикнику. Рада видеть, что Вас так живо интересует общество Вашей супруги, матушки и невестки, Месье.

Неделикатность Филиппа уже была притчей во языцах и его неприкрытое пренебрежение пожеланиям Ее Величества провести сугубо женский пикник послужило еще одним кирпичиком в стене отчуждения между ним и всеми блюстительницами нравов из свиты королевы Марии-Терезии и герцогини Орлеанской, успевшими собраться под огромным навесом. Склоняясь в вежливых реверансах, требуемых этикетом, многие дамы задавались одним и тем же вопросом - почему с де Тианж? Чем она так привлекла принца?

Что она услышала первым, звон опрокидываемой посуды или шелест наспадающего на их головы полотнища? В одно мгновение все перевернулось с ног на голову и под канапе образовалось столпотворение, вернее сказать столпоопрокидывание. Графиня попыталась ухватиться за ближайшую точку опоры, чтобы не оказаться на траве, и это оказалось чьим-то плечом.
Смех, звонкие повизгивания и причитания раздавались со всех сторон. Крик герцога Орлеанского о фарфоровой посуде был бы трогателен, если бы не насмешливое замечание Катрин де Монако. Вот уж не думала графиня де Лафайет, что согласится хоть в чем-то с мятежной сердцем и душой принцессой, но не могла не поддакнуть, услышав слова Ее Высочества о слоне.

- Месье, ради бога, не пораньтесь осколками, - послышался озабоченный вкрик и в темноте под упавшим балдахином графиня скорее угадала чем разглядела фигуру распорядителя Вателя.

10

Отправлено: 15.05.12 16:30. Заголовок: Расточение похвал им..

Расточение похвал именитому управителю суперинтенданта было отнюдь не данью любезной вежливости, столь прижившейся при французском дворе, герцог де Невиль не без доли зависти любовался роскошью убранства шатра. Его взгляд привлекла тонкая роспись на сервизном фарфоре, расставленном на столах в ожидании именитых гостей. Китайские чашки даже издалека казались такими хрупкими и невесомыми, а какими прекрасными они должны быть наполненные ароматным восточным напитком в руках прелестной красавицы... де Невиль сделал неуверенный шаг к одному из столиков, чтобы поближе взглянуть на чудо восточного искусства.
Шепоток Катрин заставил его позабыть о своем намерении, и маршал застыл на месте, обдумывая высказанное озорной принцессой предположение. Мучить девиц в гардеробной? Он не ослышался?

- Но разве... помилуйте, Катрин, времена пыток и заточений в донжонах давным давно миновали. Вы должно быть наслушались вчера сказок от одного небезызвестного нам графа, любителя историй, - де Невиль шутливо подмигнул Ее Высочеству, как бы договаривая неозвученную им мысль.

Но долетела ли посылка до ветренной головки очаровательной сумасбродки, герцог так и не понял, так как саму Катрин уже занимала личность дирижера камерного оркестра, услаждавшего слух собравшейся под шатром молодежи. В самом деле, присмотревшись, де Невиль также обратив внимание на тот факт, что вместо Жана-Батиста Люлли перед оркестрантами стоял коренастый слегка располневший субъект, ожесточенно бивший дирижерским жезлом по нежной зеленой поросли у себя под ногами.

- Это и в самом деле не Люлли! - удивленно поддакнул герцог и переглянулся с принцессой, - Неужели с маэстро случилось несчастье? Нет, его не могли отстранить... не сегодня. Его Величество сам приказал мне оповестить его. Вы же знаете. Это кажется, если я только не ошибаюсь, это кузен мадам Люлли. Скажу Вам по секрету, Катрин, - черные брови маршала заговорщически поднялись вверх, - Они не в ладах с Люлли, ибо кузен Мадлен Люлли сам подавал прошение королю на разрешение женитьбы на своей кузине... и поговаривают, что он метит на место Люлли. Да... интриги под солнцем, да и только. Интриги всюду. Даже среди музыкантов.

Он не стал сетовать на времена и нравы, кому как не герцогу было известно, что при дворе интриги были и будут всегда и во всех сферах, будь то высокая политика, борьба за епископские митры, закулисная сутолока за лучшие партии в балетах или вот же, соперничество за руку миловидной кузины и наряду с тем за место перед королевским оркестром. Да, это не времена, это нравы французского двора.

- А вот и герцог Орлеанский, собственной персоной! - воскликнула одна из фрейлин герцогини, достаточно смело и уверенно, чем обратила на себя внимание маршала, бойкие девицы это интересно, но... не слишком ли опрометчиво так себя вести будучи всего без году неделя при дворе? на всякий случай де Невиль поставил себе на заметку навести справки о обладательнице темно-каштановых локонов и светло-розового платья.

- Ваше Высочество!

А вот привествие Месье и шестовавшей с ним под руку маркизы де Тианж продолжилось вовсе не под рукоплескания восторженной публики, крики и взвизгивания, оглушившие маршала были обращены скорее к Небесам, и кто-то помянул нечистого, а кто-то во всю мочь кричал о фарфоре. Повинуясь скорее инстинктивному чувству самосохранения, нежели страху, маршал схватил Катрин де Монако за плечи, закрывая собой от возможного удара одного из шестов, поддерживавших полог шатра и заставил ее отскочить в сторону вместе с ним. Край матерчатого полога все-таки успел накрыть их, но они оказались достаточно близки к краю, чтобы без труда выбраться наружу. Вокруг того, что только что было шатром, столпилось множество народу. Слуги и мушкетеры суетились, пытаясь поднять упавшие столбы и высвободить попавших под навес. Кто-то звонко смеялся, кто-то суетливо кричал и звал на помощь, кто-то ругал и клял устроителей пикника.

- Вы в порядке, Ваше Высочество? - озабоченно спросил герцог свою спутницу, но, видя улыбку на ее лице тут же успокоился и рассмеялся вслед за ней, - А ведь и в самом деле наш герцог непревзойденный мастер эффектного появления! Помилуй бог, Ваше Высочество, я то уже подумал о конце света!

- Не конец света, всего лишь плохо вбитые колья и перетертые канаты, ага, - буркнул один из помогавших рядом мушкетеров и показал герцогу на истертый конец оборванного каната.

11

Отправлено: 17.05.12 19:10. Заголовок: - На то была воля Е..

- На то была воля Его Высочества, - кратко и скромно заметила Габриэль в ответ на реплику мадам де Лафайет и почтительно отступила на шаг в сторону, давая тем самым знак всем, что ее появление с Его Высочеством, в столь резкой и неожиданной форме поднявшей волну голосов, нынче было законченно и она, так сказать, знала свое место. Мадам де Монако, с которой ее свела судьба этим утром в покоях Ее Высочества герцогини, смерила ее столь придирчивым взглядом, который она не посчитала враждебным, Габриэль лишь слегка поклонилась и про себя заметила, что она явно ратовала об интересах Мадам, которой к слову мадам де Тианж не заметила ни на лужайке, ни где-либо рядом. Отчего-то верная подруга оставила принцессу..

Она в достаточной мере ощутила на себе взгляд всех и каждого в отдельности из присутствующих и не без удовольствия отметила для себя, что немой вопрос, застывший во многих взглядах, пойдет на пользу не только ей, но Филиппу, даже если рано или поздно Его Высочество будет столь любезен что бы пояснить всем отчего решил появиться на пикнике не в одиночество и отчего его выбор пал на мадам де Тианж. Но то обстоятельство, что к ней начнут присматриваться совершенно иначе и ее персона теперь будет окружена новыми, куда более интересными и удобными для женщины сплетнями, раззадорили маркизу настолько, что бы она не стушевалась под внимательными взглядами, как это было недавним вечером на бале-маскараде.

- Любимый матушкин сервиз! – и все благословенные мысли о том, что это мероприятие пойдет в относительно мироном русле канули в воду с той же скоростью, с которой тяжелое полотно шатра преодолело расстояние, которое отделяло его от вознесенной шестом высоты до земли и с шумом, перемешанным с охами, вскриками и нервными комментариями разного толка, и скрыло под собою не только любимый матушкин сервиз, но и часть дам и их спутников. Иным же повезло чуть меньше и окружившие шатер придворные повалились наземь подобно легким тонким деревцам, представ перед изумленными свидетелями в весьма курьйозных позах. Ткань тем резко вздыбилась и возмущенные, испуганные вопли и причитания из-под них заполнили лужайку, давая знак лакеям и слугам поспешить на помощь тем, кто невольно разделил участь «любимого матушкиного фарфора».

Еще мгновение и мадам маркиза, сумевшая удержать равновесие и не упасть благодаря стоявшей рядом пышной даме в синем, лишь неловко оступилась, но не упала и поспешила к Его Высочеству, ошеломленно (или проказливо ) взиравшего на творение ног своих с легкомысленной улыбкой.

- Ваше Высочество, Вы в порядке? – она не решилась прикоснуться к Его Высочеству, но судя по довольному виду Филиппа, взиравшего на внезапную кутерьму, в которую погрузилась еще минуту назад идеально прекрасная лужайка с чертогом для их величеств, ничего серьезного с ним не случилось и маркиза перевела свое внимание на мадам де Лафайет.
- Мадам, Вы не ушиблись? Право слово, вот так .. сюрприз. Что же теперь будет? - несколько нервно заметила Габриэль, хотя она и улыбнулась , отчасти из-за реплики смешливой Катрин де Монако, которой уже галантно предложили не одну руку что бы опереться.

12

Отправлено: 20.05.12 21:52. Заголовок: Вот так всегда, стои..

Вот так всегда, стоит только ему встать на путь истинный с самыми благими намерениями, как что-нибудь пойдет наперекосяк. Падение шатра при появлении Месье было закономерным, задумайся он хотя бы за одну секунду до своего появления на Лужайке, чем все обернется... но нет, разве бывает в жизни хотя бы один шанс на миллион подумать и перейти свой ход, как это случается в шахматной игре, с позволения снисходительного противника. Обдумывать и переиначивать свои планы Филипп не любил, да и размышлениям, начинающимся с союза "если" предпочитал не предаваться.

- Монсеньер, Вы в порядке? - послышалось сразу несколько голосов, вот что могло ущемить гордость Единственного Брата короля, к счастью Филипп не услышал или сделал вид, что не услышал эти вопросы. Все его внимание было занято упавшими прямо в его руки блюдцами и чашками тончайшего фарфора. Именно с ними он и выбрался из-под упавшего навеса шатра и тут же был встречен под руки сбежавшимися на шум и крики лакеями и разносщиками сладостей.

- Кто-то назвал меня слоном? - со смехом вопрошал герцог, передав драгоценный фарфор подвернувшемуся под руку де Шатиойну, - Головой отвечаете за любимый матушкин сервиз, дорогой Антуан. Не вздумайте оступиться. Катрин, может быть Вы и правы и мне не следовало появляться здесь хотя бы до наступления грозы.

Под смех его миньонов несколько осуждающих взглядов было брошено в сторону бесшабашного принца. Филипп с удовольствием показал бы им язык, но приличия требовали хотя бы видимость раскаяния и малую толику извинений в адрес Ее Высочества герцогини Орлеанской, оказавшейся в самом центре обрушенного шатра. Филипп пожал руку Габриэль, стоявшей рядом с ним с таким обеспокоенным видом, будто возле них разорвалась бомба. Смущенная видимо собственным проявлением волнения, которое было бы мгновенно воспринято вкривь и вкось повеселевшей свитой принца, маркиза поспешила отойти от Его Высочества на почтительное расстояние. Филипп улыбнулся ей и ободряюще подмигнул, пресекая собственным поведением все неуместные шуточки своей легкомысленной свиты.

- Я то в порядке, Габриэль. Но не уверен, уцелел ли матушкин сервиз помимо тех чашек, которые я успел подхватить. Это расстроит Ее Величество, - он вздохнул, - А что может быть хуже того, чтобы расстроить матушку. Господа бездельники, - строгим голосом воззвал он веселившимся за его спиной придворным, - А ну-ка проверьте, осталось ли что-нибудь целое под этим шатром. И позовите сюда моих слуг, пусть они помогут восстановить шатер.

Что же теперь будет - услышал он вопрос маркизы де Тианж, уже пролезая под навес шатра, чтобы отыскать супругу. Что будет? Да, его пожурят за несоблюдение приличий и ослушание матушкиного приказа, но и улыбнутся... уж он то постарается смягчить сердце матери какой-нибудь безделицей или шуткой. Ну право же, всякое случается, с кем не бывает.
И как бы в подтверждение его собственных мыслей послышался голос маршала де Виллеруа:

- Помилуй бог, Ваше Высочество, я то уже подумал о конце света!

- Не конец света, всего лишь плохо вбитые колья и перетертые канаты, ага.
А вот это было новостью, неужели не случайность? Опять чьи-то злые происки, или ему уже начинают повсюду мерещиться окровавленные мальчики, взрывы и несущиеся без разбора дороги лошади с телегами? Филипп оглянулся и смерил взглядом мушкетера, помогавшего поднять шатер, вряд ли он бросил столь серьезное обвинение шутки ради.

- Придержите Ваши домыслы при себе, сударь, - процедил сквозь зубы принц, - Здесь дамы.

- Прошу прощения, Ваше Высочество. Но я счел своим долгом доложить.

- Так доложите об этом Вашему лейтенанту, месье, - отрезал Филипп и прошел под навес, поднятый объединенными усилиями лакеев и мушкетеров достаточно высоко, чтобы можно было стоять под ним не опуская головы.

Герцогиня Орлеанская сидела в предназначенном ей кресле в окружении охающих на все лады дам и фрейлин. Кто-то успел подать Ее Высочеству бокал с водой, одна из дам усиленно махала кружевным платочком. Разрумянившееся личико Генриетты выражало пережитый испуг, она сидела, слегка склонив голову на плечо, не обращая внимания на суетившихся вокруг нее дам. Хмыкнув в кулак, Филипп прикашлянул, потоптался на месте, но не решив, что именно сказать супруге, развернулся и вышел на солнце.

- Скажите ка мне, сударыни, - обратился он одновременно к Катрин де Монако и Габриэль де Тианж, - Как звали того библейского героя, который развалил храм иерусалимски на головы пленивших его врагов? Кажется, у меня есть превосходная идея для нового балета маэстро Люлли. Кстати, а где же он? Под обломками сего храма Весны я не заметил его. Где же он?

Он подошел ближе к графине де Лафайет, которой помогали подняться, поддерживая с обеих сторон, и протянул руку.

- Мадам, я надеюсь, Вы не ушиблись?

13

Отправлено: 22.05.12 12:56. Заголовок: Ну уж это слишком! П..

Ну уж это слишком! Первая волна страха прошла, пришедший на смену ей истерический смех был быстро подавлен железной волей графини и уступил место возмущению. Ну как, как такое могло произойти над ее головой и над ее милыми девочками?

- Сударыни, прекратите визг немедлено! Всем оставаться на местах. Господа мушкетеры уже поднимают шатер.

Командный тон не удавался графине и в ее голосе то и дело прорывались срывающиеся нотки гнева смешанного с беспокойством.

- Где Ее Высочество? - бросила она в воздух, машинально принимая чью-то помощь.

Оказавшись на ногах, мадам де Лафайет оперлась на подставленную ей руку маркизы де Тианж и благодарно улыбнулась ей. Теперь следовало оглядеться и оценить степень ущерба, нанесенного неловкостью герцога Орлеанского.
Но только ли герцог тому виной? До острого слуха статс-дамы донеслись слова мушкетера и ее внимание тотчас же привлекла реакция на них самого герцога. Не мальчик, но зрелый муж... да уж, лучше бы он проявлял подобную осмотрительность относительно своих друзей и того, где и как им следовало появляться.

- Благодарю, Габриэль, - сказала графиня, переступив с ноги на ногу, чтобы убедиться, что не подвернула лодыжки и не ушибла колени при падении, - Надо помочь Ее Высочеству, - добавила она, оглядываясь на шатер, который медлено вздымался вверх усилиями прибежавших на шум мушкетеров и слуг.

Однако, ее волнения кажется были напрасны, герцогиня Орлеанска сидела в своем кресле с безучастным видом, видимо от шока, а вокруг нее суетилось сразу несколько фрейлин и придворных дам, обмахивая Генриетту веерами и наперебой предлагая выпить воды, вина, чего угодно.

- Кажется, там все в порядке, - удовлетворенно проговорила Франсуаза-Арманда и взгляд ее случайно упал на лицо Филиппа, бедняга, теперь он будет терзаться самобичеванием и обвинять самое себя в том, что супруга не пожелала принять его извинения.

Вопрос герцога Орлеанского о библейском герое прозвучал также неожиданно как и ко времени, услышавшие его смех фрейлины, не занятые приведением в чувство герцогини Ореланской, рассмеялись и принялись наперебой пересказывать друг другу впечатления от пережитого. Катрин де Монако смеясь и улыбаясь поочередно сопровождавшему ее герцогу де Невилю и герцогу Орлеанскому, являла собой тот Счастливый Случай, который избирает любимцев не разбирая. Вот уж кто совершенно не умеет грустить над обломками даже самого дорого сервиза, подумалось графине.

- Ваше беспокойство совершенно излишне, Месье, - ответила графиня де Лафайет подошедшему Филиппу и приняла протянутую ей холеную руку с такой прохладной и мягкой кожей, которой позавидовала бы любая девица, - Ваши шутки... о, Месье, куда они приведут нас. Ваша затея о новом балете несомненно понравится маэстро Люлли. Мне кажется, Вам вспомнился Самсон, Ваше Высочество. Это он развалил дворец пленившего его царя, расшатав колонны, подпиравшие крышу. Но он погиб под обломками, если память не изменяет мне.

14

Отправлено: 25.05.12 19:44. Заголовок: Маркиза с укоризною ..

Маркиза с укоризною посмотрела на Его Высочество, которого кажется совсем не мучили угрызения совести за свою маленькую шутку. Конечно же, никто не пострадал, но бегло взглянув на личико его юной супруги, которую окружили ее дамы и активно приводили в чувство, Габриэль решила, что следует проследить за тем, что бы Филипп принес свои извинения Ее Высочеству хотя бы на словах, если это было возможно. Все же не было ничего менее приятного, чем внезапно накрывший вас огромный шатер в столь ответственный и важный день.

- Совсем как несчастный сервиз, - вставила мадам де Тианж и не смотря на улыбку на устах, вид ее был весьма серьезным. Все еще стоя по леву руку от мадам де Лафайет, она тем самым выражала свое подчинение ей и теперь уже и слова не могло быть о возвращение под сень Его Высочества.
Что ж, она явно успела позабыть о том, каков порою бывает день и настроение ее принца, хотя в этом случае Габриэль могла бы поспорить на собственный гардероб, что злого умысла в этом деянии было не больше, чем в шалости трехлетнего ребенка, но если дитя ненароком ломает в своем усердии чужую игрушку, которую затем легко починить, то такое внезапное происшествие для Генриетты Анны и ее не привыкшей к развлечения своего новоиспеченного супруга душе придется весьма трудно. Привыкнуть к подобному сразу или же навсегда запереться в тиши своих комнат – по сути у герцогини было лишь два варианта, но в силу возраста, красоты и статуса Габриэль считала, что Генриетта изберет путь стойкого противостояния  и совсем скоро шутки ее супруга будут вызывать у нее меньше страха из-за их внезапности. К тому же говорили, что английская принцесса обладала живым характером , так что возможно что она вполне была бы в силах удивлять своими поступками не меньше Филиппа и тут-то бы они составили прекрасную пару в подобных соревнованиях.
В любом случае сейчас маркизе было интересно останется ли Генриетта Анна на пикник и не поспешит ли сказаться больною, хотя вспоминая сегодняшнее утро и таинственную розу, принесенную Мадам, маркизе хотелось думать, что юношеский пыл и любопытство пересилят испуг и страх и новоиспеченная герцогиня останется с ними.

- Может быть стоит вызвать Ее Высочеству лекаря? – шепотом переспросила маркиза у мадам де Лафайет, пока свита была поглощена активным обменом мнениями на счет пережитого и утоляла испуг отменным вином и водою.
- Все же Ее Высочество еще немного .. непривычна к таким происшествиям, а обмороки столь коварны в этом возрасте, тем более что Ее Высочество должна предстать перед августейшими дамами. Вы не находите?

Габриэль перевела встревоженный взгляд на герцогиню, к бледному личику которой начала наконец приливать кровь и взгляд ее сделался более живым, чем всего лишь минуту назад. Возможно вода и свежий воздух подействовали на нее лучше, но маркизе совсем не хотелось что бы столь милое создание покинуло их общество из-за неловкости собственного супруга, в действиях которого не было злотого умысла.

Тем временем на лужайке появилось бесчисленно количество прислуги, которая спешила определить потери и восполнить их: то тут, то там собирались осколки, расправлялись складки, поднималась заранее приготовленная мебель. Разве что никто не смел отогнать Его Высочество с его замечательными пряжками на туфлях подальше от восстановленных канатов, но и бегло взгляда было достаточно, что бы понять, что теперь их прикрепляли в два раза крепче.

15

Отправлено: 30.05.12 18:14. Заголовок: - Беру свои слова о..

- Беру свои слова обратно, дорогой Филипп, Вы – не слон, а медвежонок, её Богу, самый настоящий и даже тонкий фарфор, вызывающий у вас священный трепет не сделает  это событие менее запоминающимся,   – вокруг лакеи и мушкетеры суетились, вбивая в землю колья, чтобы снова поднять над гостями шатёр. Катрин отыскала глазами Генриетту и,  получив неуверенный кивок, вернула своё внимание маршалу, графине и принцу, находящимся в непосредственной близости.
- Знаете, герцог, я начинаю думать, что месье Люлли вовсе не случайно уступил своё место этим утром своему сопернику. Если это не последний конфуз королевского пикника, то его противник без шпаги и аркебузы будет повержен высочайшей немилостью. – Катя незаметно сжала руку маршала, шепотом передавая ему свои слова. Были ли это вполне серьёзные предположения, или лишь шутливый повод поддержать беседу, принцесса не слишком обременяла себя раздумьями на эту тему. Впервые с тех пор, как утро оставило её в окружении придворных дам, с пряными воспоминаниями о тёплых, запретных объятьях, Катрин ощутила лёгкость и даже расслабленность.

Произошедший конфуз, на самом деле, в глазах принцессы, не был злостным покушением на августейших особ или саботажем невыспавшейся прислуги. Стечение обстоятельств, неловкий поворот и повод для веселья. Ах, маленькая Анриэтт совсем бледна и хорошо бы подойти к неё…Нет, хорошо бы, супруг подошёл к ней и со всем своим шармом и отблесками лучезарной славы брата, заставил юную жену улыбнуться. У неё такая прекрасная улыбка. – Катя внезапно тряхнула головой, даже в угоду нежной дружбе не желая уподобляться старым наседливым нянькам, что умиляются даже зевку воспитанников. Она обернулась к Филиппу, который уже услужливо подавал руку графине Лафайет, винясь перед нею, как вихрастый юноша. И тем не менее, вся разыгравшаяся трагедия и последовавшие за ней извинения, раскланивания и библейские сравнения вызывали улыбки и даже весёлый смех.
- Боюсь, Его Высочества, пожелавший сравнения с Самсоном, рискует обратить в руины всё вокруг ещё до появления Её Величества, которая, к слову, запаздывает, заставляя невестку нервничать – Катрин в пол голоса обратилась к герцогу, занятому созерцанием юной кареглазой прелестницы.   – Ах боже мой, маршал, если Вам и впрямь так невтерпеж, я поручу Вас мадам де Лафайет немедля, и Вы займетесь поиском невестки, обзаведясь воистину незаменимой советчицей – Катя опустила руки, расправляя юбку, и вздёрнув носик, хмыкнула в сторону разрумянившейся фрейлины, привлекшей внимание герцога. В её голосе отчётливо слышалась та ревность, которая искрой обиды зажигается в детях, стоит им перестать быть центром внимания. Пухлые губки чуть надулись и принцесса, уже не пытаясь сделать вид, что её беспокоит подвёрнутая нога, двинулась в сторону герцогини Орлеанской.

- Дорогая Габриэль, что скажите, наше присутствие в плеяде сочувствующих Её Высочеству так уж необходимо? – выплывая сбоку от мадам де Тианж, Катя ловко поймала статс-даму под ручку,  весело поглядывая в сторону юных дебютанток свиты Мадам. – Мне думается, что это неплохая возможность, для Её Светлости, ощутить не только положение при дворе, но опробовать свои силы в качестве Герцогини, повелевающей свой свитой – зная, что Габриэль де Тианж не так склонна к веселью, как сама Катрин, княгиня Монако постаралась придать тону серьёзность, не сумев, однако, хотя бы немного уменьшить лучезарную улыбку.
- Увы, если нам и дальше придётся ждать появления Их Величеств в компании наших кавалеров, – с усмешкой она посмотрела поочередно на Месье и маршала де Невиля, - мы наскучим им прежде, чем подадут сладости. Ведь так, дорогой маршал, мы уже не вызываем того вящего интереса, которым загорается взгляд любого кавалера в присутствии юных прелестниц, не искушенных в светских беседах? – в своей обычной манере шутливой обиды, Катя возвела очи горе, подобно престарелой матроне. В действительности её нисколько не задевало чье-либо невнимание, но ей становилось скучно, а в поисках развлечения Катрин де Граммон была способна на сумасбродства куда более опасные, нежели битьё королевского фарфора

16

Отправлено: 03.06.12 23:42. Заголовок: - Ах, так это был ду..

- Ах, так это был душка Самсон, тот самый, который избивал филистимлян сотнями и тысячами? Помилуй бог, так это был мой кумир! - воскликнул Филипп, услыхав ответ графини де Лафайет, - Но отчего же столько суровости в Вашем приговоре моей будущности, мадам? Мои шутки столь же безобидны сколь и не преднамерены. Я только пожелал лично засвидетельствовать свое почтение матушке и моей невестке королеве... кстати, а где же Их Величества?

Не смотря на самодовольную улыбку сиявшую на его лице, разрумянившемся как у юного херувима с картинки, Его Высочество почувствовал некоторое беспокойство, не узрев среди высоких гостей ни королеву Марию-Терезию, ни королеву-мать. Хорошо, конечно, что он не обрушил шатер на только что объявившую о своем благословенном положении невестку, но отчего это Мария-Терезия, славившаяся своей точностью задерживается? Не случилось ли чего с ней или... Филипп поморщился при мысли о женских секретах, о которых мужчинам не положено и неприятно было знать и догадываться. Вскоре вот точно также на их празднества будет опаздывать и Анриэтт. А говорят еще, что женщины в такое время особенно капризны и своенравны и любят дуться на своих супругов без всяких на то причин. Впрочем, Филипп вполне допускал и то, что в его случае, Генриетте-Анне всегда будет вдосталь причин для обид больших и малых.

Он одернул полы камзола и смахнул кажущиеся травинки с рукава. Лакеи, повинуясь приказу статс-дамы Ее Высочества суетились вокруг, разнося бокалы с водой и вином и другими прохладительными напитками, судя по их цветам, изготовленные Вателем из сока свежевыжатых ягод и фруктов. Филипп схватил бокал с подноса у проходившего мимо лакея и взмахнул рукой, расплескивая вино на драгоценные кружева и ленты камзола. Глядя на игру пузырьков золотистого вина он поднял бокал выше и посмотрел сквозь него на солнце.

- А знаете, через призму вина даже солнце не так жжется, - констатировал он и сдержанно улыбнулся смеху своей свиты. Его чуткие к музыке лести и лживых комплиментов уши уловили фальшивые нотки в голосах льстецов, с готовностью подхвативших свежую шутку принца. И только маркиза де Тианж не услыхала ничего веселого, напротив ее лицо было серьезным до суровости.

- Лекаря? К Мадам? - Филипп оглянулся для верности и присмотрелся к лицу супруги, о чем-то беседовавшей со своими фрейлинами, рука герцогини коснулась ярко алой розы, закрепленной на корсаже и к своему неудовольствию герцог почувствовал как загорелся в глубине души уснувший было огонь подозрений, - Вы полагаете? Лично я не нахожу Ее Высочество близкой к обмороку... Но если Вы считаете это необходимым. Но за кем же послать? Мой личный лекарь... - Филипп снова поморщился, - Он же ничего не ведает о обмороках... или? - бросив вопросительный взгляд сначала на Габриэль, Его Высочество резко обернулся и метнул уничижительный взгляд на развеселившихся за его спиной де Шатийона и подоспевшего к "балаганному представлению" с участием Месье виконта де Креки, брата одной из фрейлин герцогини Орлеанской, - Габриэль, мне не ловко просить Вас об этом, - зашептал Филипп, чтобы их разговор с маркизой не стал поводом для новых насмешек и шуток, - Не распорядитесь ли Вы от моего имени, чтобы лекарь... ну, чтобы он освидетельствовал... или боже мой, что они делают в таких случаях? Пусть хотя бы принесет пузырек с солями на всякий случай. Пожалуй, любой лекарь, служащий при королевском дворе, сгодится. Ламар... Валло... кто угодно. Скажите, что это приказ от моего имени, если будет упираться. Обещайте любое вознаграждение. Скажите, что он просто необходим здесь. Что же еще?

Шутки Катрин де Монако прозвучали в сопровождении нового взрыва хохота и шутники за спиной принца тотчас же подхватили мысль о медвеженке. Филипп то ли изображая смущение, то ли на самом деле испытывая его, развел руками, нечаянно расплескав остатки вина из своего бокала на траву.

- Ну что Вы, право, Катрин! Вот увидите, теперь с Вашей легкой руки меня прозовут Медвежьим Высочеством, а то и вовсе Косолапым... о, я не переживу такой славы! - он воздел брови домиком и попробовал рассмеяться, но вышло слишком наиграно, даже он сам вынужден был признать это, взгляд Филиппа уловил то, как одна из девушек из свиты герцогини склонилась к ней и что-то прошептала на ушко. А что? А вдруг это... почувствовав жар в оболасти шеи и затылка, герцог решил не поддаваться провокационным мыслям и с радостью переключил все свое внимание обратно к Катрин де Монако. Ее Высочество как раз со свойственными ей легкостью и шармом отправила герцога де Невиля на поруки графини де Лафайет. По заинтересованным взглядам, которые обращал маршал на фрейлин герцогини Орлеанской, Филипп догадался, что Его Светлость более всего заботило будущее наследника, а еще точнее сказать - его будущая невестка. Ну что же, каждому свое на этом пикнике... думал Филипп, улыбаясь уже от всей души Катрин, шутками и смехом вернувшей его мысли от неприятных подозрений.

- Покуда Габриэль ищет лекаря для Анриэтт, мы можем преспокойно насладиться плодами моей оплошности, - новая волна шпилек, которые надо сказать, миньены герцога Орлеанского любили пускать в ход нисколько не меньше дам королевского двора, получила одобрительный взгляд Филиппа, но вслух он не приминул одернуть шутников, - Господа, господа... мы здесь гости, и даже незванные... и может статься нежеланные. Будем вести себя подобающим образом.

Со стороны парковой аллеи к ним приближалось серебристое облако. Филипп удивленно открыл рот, и только прикоснувшись губами к прохладе стекла, осознал, что смотрел на лужайку через пустой бокал. Это было не облако, а фигура женщины, бежавшей к шатру со стороны парковой аллеи.

- О, да это же королева!

- Королева здесь! Ее Величество! - пронеслись взволнованные восклицания, как будто никто не ожидал в эту самую минуту увидеть на лужайке королеву Марию-Терезию. Филипп был готов поклясться, что в возгласах он слышал не только ожидание, но и любопытство. Интересно, чего ожидали нынче от королевы? Уж точно не того, что она презрев приличия и собственную значимость как супруга короля будет нестись с криком через лужайку на виду у всего двора.

- Ваше Величество, - Филипп сделал несколько шагов к невестке, но не сумел опередить ее, Мария-Терезия бежала куда быстрее, чем того можно было ожидать, - Что случилось, дорогая кузина? Уж не пожар ли? А мы вот проверяли шатер на прочность... покуда наша матушка не появилась. Вы ведь волновались из-за Ее Величества? - спросил он уже без всякой иронии, понимая волнение Марии, - Все в порядке, уверяю Вас, - он протянул руку королеве и склонился в надлежащем поклоне, - Вы позволите мне, дорогая кузина проводить Вас к креслу в шатре? Там тень... и меньше любопытных глаз. А Вам бы следовало обзавестись запасным платочком для... избытка пудры, - привыкший следить за собственным обликом, Филипп не мог не заметить светлых бороздок от слез на щеках королевы. Он осторожно, не привлекая ничьего внимания протянул ей свой платок.

17

Отправлено: 04.06.12 16:47. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 3 //

- Боюсь, Ваше Величество, этот день останется в нашей памяти дольше, чем даже памятный День Одураченных, - не без сарказма проговорила герцогиня, покуда вся свита королевы Анны Австрийской шествовала к выходу на Большую Лужайку.

- Эти музыканты, они так эмоционально переживают малейшие потрясения, - с долей сочувствия ответила герцогиня де Ланнуа, провожая взглядом Люлли, который снова показался в поле их зрения, не проведя в опочивальне Его Величества и пяти минут, - Однако же, королю не потребовалось много времени на то, чтобы урезонить этого Громовержца с Музыкального Олимпа. Любопытно узнать, чем нынче успокаивают расшалившиеся нервы при дворе, я бы нижайше попросила пузырек для собственных нужд, - герцогиня вздохнула, прекрасно понимая, что имейся в королевском распоряжении и в самом деле подобное снадобье, Ее Величество была бы первой, кто непременно опробовала бы на себе его действие, - Нервы и потрясения. После визита к месье маршалу, признаюсь, Ваше Величество, я стала еще больше сочувствовать бедной маркизе де Руже. Какая выдержка, какое самообладание. Будь моя воля, я бы этого негодника, - герцогиня сдержанно улыбнулась, предпочтя оставить при себе наказание, к которому она прибегнула бы на месте матери бравого маршала дю Плесси-Бельера, впрочем, по лучикам морщинок, образовавшихся вокруг ее глаз, можно было понять, что самое большее, что грозило бравирующему крестнику это нагоняй и лежание взаперти без права на свидания и переписку с трепетными молодыми поклонницами его героизма и нисколько не убавившегося шарма.

Они как раз вышли на крыльцо перед лужайкой, свежее дуновение ветерка обдало легкой прохладой, ласково коснулось щек. Привыкшие к спокойному освещению внутри дворца глаза были ослеплены лучами полуденного солнца, достигшего зенита и освещавшего все вокруг бескомпромиссно ярким светом. Герцогиня замешкалась, подбирая юбки своего платья, прежде чем осторожно спуститься по ступенькам крыльца на гравиевую дорожку. Приятное тихое шуршание под каблуками напомнило о далеких днях, когда прогулки в садах Люксембургского дворца были далеко не каждодневным времяпровождением и являлись событием для всего двора нелюдимого и скучающего короля Людовика XIII-го.

- У меня слов не хватает, чтобы высказать свое возмущение поведением маршала. Но, довольно о нем. Тем более, что здоровье его поправляется и под наблюдением двух лучших лекарей, Его Светлости не грозят никакие скрытые опасности. Более ничего, - заметив вопросительный взгляд королевы, мадам де Ланнуа утвердительно кивнула, - Да, Ваше Величество, двух врачей. Его Величество лично приказал доктору Ламару осмотреть раненого еще ночью. Но после того, как на маршала напали во второй раз, в трактир приехал сам Фуке и привез с собой своего лекаря, некоего Жерара Колена. Он был там, кстати. Я заметила его выходившим из комнаты маркизы. Полагаю, у Ее Сиятельства снова обнаружились симптомы ее старого недомогания, и Колен занялся ее лечением. Примечательно. Весьама. Я то думала, что врачи, пользующие обычные недуги не сильны в лечении ран. Но сдается мне, этот Колен, знает свое дело. Хотя, я уловила некоторое недоверие к нему от самого дю Плесси. Но молодые люди так бескомпромиссны в своих суждениях, нам ли не знать, - герцогиня смиренно сложила руки перед собой, - Маршалу, впрочем и мне также, показалось странным, что лекарь месье суперинтенданта прописал ему сильнодействующее снотворное. По мне так это попросту дурман. Отвратительнейший запах опия и еще чего-то такого, от чего даже у меня едва не закружилась голова. А бедного Франсуа-Анри потчевали этой дрянью все утро. Немудрено, что он едва не выставил вон этого лекаря.

Покуда обе женщины неторопливым шагом приближались к центру полуденных событий дня, на лужайке творилось самое настоящее столпотворение, разве что вместо Вавилонской башни над зеленым лужком раскинулся высокий шатер из ярких лоскутов парусины, натянутых на шесты и укрепленных канатами. Что-то по-видимому произошло, что заставило переполошиться караульных мушкетеров, швейцарцев и всю обслугу, занятую обустройством готовящегося пикника. Герцогиня, не обладавшая особой остротой зрения тщетно пыталась разглядеть, что именно происходило на лужайке.

- Но самое главное, Ваше Величество, - поспешила подойти к заключительной и наиважнейшей фазе своего отчета герцогиня, улавливая нетерпение в ускорившемся шаге королевы-матери, - Маршал уверял меня в том, что цыгане, которых он встретил на Объездной дороге, когда его карета застряла в грязи, не связаны с убийствами. Но среди них мог скрываться тот, за кем гнались мушкетеры два дня назад. И именно этого человека могла опознать маркиза де Лурье в одном из похитителей. И самое важное, что этот сообщник мог быть вовсе и не цыганам, а только выдавать себя за такового. Да, не слишком много. Состояние Его Светлости покуда не располагает к здравым рассуждениям... он был слишком взволнован. Говорил что-то о свидетелях, которые находятся под угрозой. Случайные люди, случайно увидевшие то, что им не следовало увидеть. Может быть это был просто лихорадочный бред? И да, Франсуа-Анри говорил и о лабиринте, - герцогиня понизила голос и зашептала, - Что им пользуются далеко не те, кому следует доверять. И еще, он как-то с намеком упомянул о том, что Ваши покои нынче находятся на месте бывших покоев суперинтенданта. И выходит, что маркиза де Лурье не случайно услышала разговор Фуке с похитителем. Скорее всего виконт воспользовался своим обычным местом для встречи, которое теперь оказалось за стенами Ваших покоев.

Каким бы медлительным не было передвижение королевской свиты, они уже наполовину приблизились к месту пикника, когда герцогиня довершила свой рассказ. Оставалось добавить немногое, как всегда, верная себе, герцогиня оставила самое важное на последок.

- Чертежи, Ваше Величество. Покуда Вы были у короля, Бонтан сообщил мне, что по приказу Его Величества некий месье Лево передал ему чертежи дворца и парков Фонтенбло. Мне показалось примечательным, что Бонтан счел важным указать на одну мелочь. На чертежах имеются пометки сделанные собственноручно виконтом Фуке. Может быть это связано с размещением двора на дни празднеств. Как знать. А может быть, это пометки в местах, особенно важных для неких дел. Как бы то ни было, но королевское распоряжение опечатать все тайные ходы во дворце уже было отдано. И теперь этим делом ведают лейтенанты мушкетеров. Бонтан отдаст чертежи им в руки, как только господа мушкетеры вернутся.

Гомон голосов возрастал и надвигался на них как шум волнующегося моря, толпы придворных, не только дам, но и кавалеров праздно прогуливались вокруг шатра. Подозрительный к всякого рода всполохам и происшествиям слух герцогини сразу же уловил легкую панику в разговорах.

- Что уже успело произойти, - проговорила она, с беспокойством взглядываясь в лица, чтобы разглядеть среди присутствовавших королеву, - Господи, только бы не новые... - ей не хотелось произносить вслух то, о чем несомненно подумала и сама королева-мать, - Ах нет, с Ее Величеством все в порядке. Я вижу Его Высочество ведет ее под руку... слава Богу, слава Пречистой Деве... - Мари-Луиза одними губами прошептала благодарственную молитву за спасение их королевы и будущего наследника, видимо ей только показалось и весь переполох был поднят только из-за появления свиты герцога Орлеанского. Ах, вот проказники! Ну, конечно же, кто бы сомненвался, что виновником треволнений оказался сам герцог Орлеанский и его свита.

18

Отправлено: 05.06.12 16:59. Заголовок: Коротенькая интермед..

// Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 3 //

Коротенькая интермедия, разыгранная итальянским маэстро на потеху скучающим царедворцам, недолго развлекает Ее Величество.

- Дорогая, мне хорошо известно, какими способами мой сын лечит приступы итальянских нервов, - не без горечи в голосе бросает Анна, думая в этот момент не только и не столько о Люлли. – Щедрый подарок или новая милость, вот что утешает не в меру нервных и столь же капризных уроженцев Рима и Тосканы. Боюсь, что в нашем случае сей элексир бессилен, ибо нервы наши расшатывают не мнимые несправедливости, а куда более реальные угрозы.

Не поворачивая головы, она, тем не менее, внимательно слушает краткий, но емкий отчет своей статс-дамы. Но все старания проникнуться сочувствием к Сюзанне де Руже, которой достался столь неприручаемый и беспокойный сын, тщетны: в мыслях королевы-матери упорно звенит брошенная герцогиней фраза. День одураченных. О, она хорошо помнит тот день, столь мало похожий на сегодняшний. Сравнивать значимость готовившейся отставки Ришелье с замешательством, вызванным недомоганием молодого короля, было бы смешно, и все же Анну не оставляет ощущение меткости избранного мадам де Ланнуа сравнения. Одурачены. Все, не исключая и саму Анну Австрийскую. Она пока не знает, в чем, но от этого ощущение, что ее разыгрывают, не делается слабее. Где-то во время ее разговора (точнее, монолога) с Людовиком промелькнула фальшивая нотка, которую Анна вовремя не заметила, а теперь память упорно отказывается отыскать причину этого смутного беспокойства.

Королева-мать морщится, недовольная собой, и пытается переключить внимание на отчет герцогини. Так значит, Фуке приставил к маршалу своего врача? А тот немедля воспользовался опием? При мысли о богопротивном дурмане Анну передергивает.

- Любопытно. Господин суперинтендант не доверяет королевским медикам или же хочет иметь при молодом дю Плесси своего соглядатая, способного, к тому же, ненавязчиво выводить маршала из строя вполне невинным и оправданным в глазах близких способом? Очень любопытно. Но мы вряд ли узнаем истинные намерения Фуке от его врача… как его? Колена? Личные врачи обычно дорожат своим местом и ни за что не выдают своих патронов. Ну разве что на дыбе, но до этого дело пока не дошло.

Жаль. Жаль, что дело не дошло до этого. Если бы расследованием пропажи занимался Ла Рейни, можно быть уверенной, что он-то выбил бы признания у всех, на кого упало подозрение. Быть может, ей следовало с самого начала отбросить щепетильность и обратиться напрямик к префекту. Тот с радостью бы ухватился за возможность скомпрометировать всесильного суперинтенданта. Анна обещает себе подумать над этой возможностью, не забывая кивать в такт словам мадам де Ланнуа.

- Хотела бы я знать, - язвительно замечает она, - откуда у господина маршала такая уверенность в непричастности цыган. Он что, внезапно научился читать не только дамские сердца, но и мужские мысли? Подумать только, какая беспечная самоуверенность! Мальчишка! Да даже если лишь один из них виновен, круговой порукой повязано все племя мерзостных язычников.

Ей стоит силы обуздать свой гнев. Лицо маркизы де Лурье с просвечивающими сквозь белила и пудру кровоподтеками еще живо в ее воображении.

- Человеку, за жизнью которого цыганские разбойники пришли во второй раз, следовало бы быть осторожнее в своих суждениях о том, кто причастен к преступлениям в Фонтенбло, а кто нет. Но в состоянии Его Светлости трудно ожидать разумных суждений, тут Вы правы, - добавляет Анна уже спокойнее и с пристальным вниманием выслушивает последнюю часть доклада.

- Чертежи с собственноручными пометками Фуке? – голос ее делается чуть ли не тише, чем шепот мадам де Ланнуа. – Вот оно! Клянусь Небом, это ли не улика, способная изобличить злодея? Первая реальная улика, попавшая нам в руки! Главное, не выпустить ее случайно. Надеюсь, что мушкетеры поторопились исполнить приказание, и более никому не удастся воспользоваться тайным лабиринтом Фонтенбло на вред нам и Его Величеству. Я поговорю об этом с лейтенантом д’Артаньяном при первом же случае.

Анна уже жалеет, что затеяла этот несчастный полдник в парке именно сегодня, когда события несутся с такой скоростью, что любое промедление кажется опасным. Но данное королевой слово свято, да и разноцветная толпа дам, в которой даже слабый глаз Ее Величества усматривает парики и пышные наряды вовсе не предусмотренных планом кавалеров, означает, что отменить обещанное развлечение не удастся. Укрепив дух свой коротенькой молитвой, королева Анна уже готова сделать хорошую мину при плохой игре и превратиться из встревоженной матери в добродушную и гостеприимную хозяйку, когда в голову ей приходит чуть было не забытое обещание, данное всего несколько минут назад Людовику.

- Ах да, - спохватывается она и, обернувшись, жестом подзывает к себе мадам де Моттвиль. – Франсуаза, дорогая, извольте немедленно послать кого-нибудь в покои князя Ракоши и известить его о том, что Его Величество желает видеть своего кузена.

Тут память услужливо напоминает Анне о том, что она своим же повелением поместила князя под домашний арест, а следовательно, не стоит дозволять молодому человеку предположить, что приглашение короля означает возвращение ему свободы и права расхаживать, где взумается.

- И да, распорядитесь, чтобы Его Высочество провели в королевскую опочивальню окольными путями, дабы никто не видел его в приемной. Пусть воспользуются… - она думает о тайных ходах. Но нет, негоже раскрывать их секрет еще и бесшабашным мадьярам. Особенно в свете предстоящего появления в Фонтенбло турецкого посольства, легко способного сподвигнуть лихого принца и его свиту на опасные шалости. – Пусть воспользуются дверью в сад, там князя не увидит никто. И тем же путем сопроводят его обратно.

Последнюю фразу она подчеркивает особо, и Моттвиль, бросив на свою госпожу понимающий взгляд, удаляется на поиски подходящего посланца к мадьярскому князю. На мгновение в сердце Ее Величества воцаряется покой и довольство выполненным долгом, но и то, и другое вмиг улетучиваются, стоит ей лишь заметить озабоченное выражение на лице герцогини де Ланнуа.

- По Вашему, здесь что-то произошло? - беспокойство заразительно, и Анна в тревоге всматривается в пеструю толпу, выискивая взглядом обеих невесток и не скрывая удивления, когда ее пытливый взгляд обнаруживает среди дам младшего сына.

- Филипп! Филипп! Что Вы здесь делаете? Идите же сюда, - не дожидаясь, пока Месье услышит и исполнит ее просьбу, Анна спешит на встречу сыну и невестке, ужасаясь растрепанному виду молодой королевы. - Боже мой, Мария-Тереса, дорогая, что с Вами? Вы так бледны! Филипп, сын мой, что случилось? Что за переполох Вы учинили? И где Ее Высочество?

Последний вопрос оказывается лишним: вглядевшись пристальнее в кучку дам и девиц, суетящихся в тени шатра, королева-мать догадывается, что центром их внимания и забот должна быть Мадам.

19

Отправлено: 05.06.12 18:06. Заголовок: Деликатность Её Вели..

// Парк Фонтенбло. 5 //

Деликатность Её Величества или же близорукость инфанты, не заметившей за занавесом пышных кудрей статс-дамы слёз, спасла Франсуазу от того унизительного разоблачения собственной слабости. Королева довольно сдержанно поддержала её идею о том, чтобы оставить Долорэс на попечение Баркороля и отправить самого идальго с поручением для обновок. Коротко взглянув на малыша, она одобрительно кивнула и не смогла скрыть выдох облегчения, когда тот понимающе улыбнулся маркизе. Конечно, всё разрешившееся скорейшим повелением Её Величества не умоляло вины Франсуазы, но хотя бы одно оправдание даже в собственных глазах, Фани находила достойным. Ей не хотелось лгать, но стать причиной слёз и переживаний своей госпожи казалось буквально смертным грехом, теперь маркизе думалось, что она начала понимать суть выражения «ложь во благо». Она двинулась вслед за королевой, без труда ускоряя шаг и радуясь, что не повредила своей неловкостью колена, а лишь запачкала платье. Пока Её Величество уверенно шествовала впереди, скромной статс-даме оставалось лишь поспевать за ней и, отирая щёки от слёз, уверять, что их опоздание будет понято и принято как должное.
- Я полагаю, если мы и задержались, то совсем не долго, возможно Её Высочество и Её Величество только что прибыли на лужайку. Они подошли к небольшому пригорку, за которым и раскинулась предназначенная для королевского пикника лужайка. Фани успела пожалеть, что не запаслась ещё одним платком, хотя и могла предположить такую нужду, как восклицание Марии-Терезии заставило её вздрогнуть и во все глаза взглянуть в ту сторону, куда взволнованно указывала королева.

Огромный шатёр, напоминавший причудливые фигурки, в которые складываются на небе облака, вздохнул, будто живое существо, и опустился на землю, овивая белоснежной тканью многочисленные фигуры собравшейся свиты.
Маркиза дОтрив не успела издать изумлённый возглас или вскрикнуть, её руки взметнулись к щекам, а губы раскрылись в немом удивлении. Развернувшееся действо выглядело столь необычно и происходило с таким завидным изяществом, что вполне походило на запланированный  экзерсис, одна вскрики, доносившееся от упавшего шатра, как и звон битого фарфора, свидетельствовал явную несчастливую случайность. Пока Фани в изумлении взирала на открывшийся пейзаж, Её Величество, с прытью свойственной разве что юным сельским девицам, бросилась наперерез к шатру. Подняв серебряные юбки, по сухой, короткой траве Мария-Терезия бежала на помощь свекрови так, будто могла своей поспешностью спасти королеву, от чего бы то ни было. Франсуаза опомнилась непростительно запоздало. Набрав воздух в грудь, чтобы крикнуть вслед своей госпоже, и остановить её неразумную поспешность, она тут же передумала и закашлялась свежим прохладным воздухом. Кричать на королеву, да ещё и требовать от неё остановиться было немыслимым непотребством, несмотря на благую цель такой дерзости. Франсуазе более ничего не оставалось, как, собрав подол платья, поспешить следом. Однако, спустившись с небольшого пригорка, Фани поняла, что бежать как Её Величество, при всём рвении она не сможет, так как недавняя неуклюжесть, отозвалась небольшим но болезненным вывихом щиколотки. Ускорив шаг, насколько это было возможно, едва успевая переводить дыхание, маркиза следовала за супругой короля. Локоны её совершенно рассыпались из причёски, а блестящие головки шпилек будто дождевые капли тут и там блестели на солнце в каштановом беспорядке.

Достигнув лужайки вслед за своей королевой, Франсуаза д’Отрив представляла собой зрелище весьма жалкое. Раскрасневшиеся щёки скрывали румянец смущения, когда в испачканном платье в отсутствие прически и чуть прихрамывая, она оказалась  в окружении свиты. Почему то даже те, кто только поднялся и смог выбраться из-под шатра выглядели для Фани куда лучше, чем она сама. Она оглянулась, ища глазами сестру, и надеясь, что та сообразит подойти и помочь, когда Марию-Терезию соблаговолил взять под руку герцог Орлеанский весьма услужливо успокаивая невестку. Катрин её заметила, закатила глаза и прыснув в кулачок развела руками, указав взглядом в сторону стоявших поодаль придворных. Старшая сестра смиренно потупила взор, продолжая улыбаться.
Когда Франсуаза подняла взгляд, и увидела рядом с графиней Лафайет отца, то чуть не потеряла сознание. Появившись в таком виде она, безусловно, являла собой позор для герцога де Невиля. Смеющееся лицо принцессы Монако, благодушие герцога Орлеанского и даже общий гомон не могли заглушить для мадам де Винье её позор. Она судорожно откинула волосы назад и сделала единственное, что не противоречило приличиям в этом случае – последовала за своей госпожой, опустив голову. Пожелания Её Милости о том, чтобы Фани была её сопровождением, всё ещё оставалось в силе.

20

Отправлено: 05.06.12 19:46. Заголовок: Нежная ручка принцес..

Нежная ручка принцессы де Монако невесомо легка на кисть руки маркизы и от этого прикосновения Габриэль невольно вздрогнула: во истину эта женщина была столь же ловкой, как и красивой.
И если честно, то впервые она имела возможность рассмотреть лучшую подругу Ее Высочества, как говорили при дворе. Что ж, придворные не врали: Катрин де Монако была весьма хороша собою, глаза лучились яркими искорками веселья, на щеках разлился здоровый румянец, воссоздать который не под силу ни одним румянам, а хорошенький чуть курносый носик придавал ей то незабываемое очарование юности, которое и с годами не померкло бы как бы его обладательница не старалась. Все в этой молодой особе говорило о том, что страсть к жизни и жизни красивой пересиливала в этой женщине все иные страсти и ничто не могло встать на пути мадам принцессы.

- Я полагаю, что Вы совершенно правы, Ваше Высочество, - маркиза старательно делала вид, что все это время не рассматривала с любопытством провинциалки по велению Судьбы одну из первых красавиц двора и даже попыталась улыбнуться более дружелюбно, чем она это делала для Его Высочества.
- Просто мне показалось, что Ее Высочество могла с непривычки дурно себя почувствовать. Было бы скверно так скоро вернуться во дворец после этой .. каверзы.

«Которую устроил ее супруг, который нынче старался выглядеть агнцем Божим!» - закончила мысленно фразу Габриэль, но вместо этого она одарила Филиппа еще один многозначительным взглядом, говорившим о ее осуждении этого происшествия, и тут же улыбнулась мадам де Монако.

Но видимо маркиза де Тианж слишком скверно подумала о принце, так как едва только внимание Катрин де Монако переключилось на кого-то другого и невесомая ладонь слетела с ее руки, Его Высочество шепотом обратился к Габриэль с весьма неожиданной, но приятной ее замужнему сердцу мыслью.
Что ж, все было не столь скверно, как она подумала в начале и видимо Филипп не был столь холоден, как об этом шептались при дворе. Хотя и сама маркиза никогда не считала, что единственный брат короля был способен на жестокие и злые шутки, но в данном случае все же такое поведение было не уместно – страшно было предположить как могла испугаться Мадам от такого «сюрприза», который, без всякого сомнения, был бы неприятен даме любого возраста и положения.  Да и сама мадам маркиза с оттенком легкого волнения вспомнила собственные треволнения когда она впервые появилась при дворе в статусе маркизы Дамас де Тианж: ни одной девушке или женщине не хотелось бы пожелать, что бы столь волнительное и важное событие было омрачено подобными происшествиями, как, впрочем, и какими-нибудь другими.
А потому забота, выраженная ее непутевым покровителем вселила в Габриэль радость и даже нотку гордости присовокупила и маркиза кратким кивком ответила на предложение Его высочества.
- Конечно же, Ваше Высочество, - так же, шепотом, ответила она и едва заметно коснулась пальцами его ладони, тем самым выразив свою поддержку и одобрение.

Так что когда на поляне внезапно в облаке серебряной ткани появилась королева Мария-Тереза, Габриэль де Тианж отдавала распоряжения молодому лакею, который стоял ближе всего к раю поляны. Увы, за время своего отсутствия при дворе сменилось несколько лекарей и названные Месье имена были ей не знакомы – еще одна неприятная сторона длительного отсутствия при августейших особах сводила на нет все связи и их крепость, так что не желая пропускать пикник, на котором она все же оказалась волею принца, и не желая подводить его ( тут ей просто хотелось доказать, что не так скверен был портрет Его Высочества как супруга), маркиза избрала наиболее простой способ и предложила выполнение этой задачи многочисленной челяди.
- Передайте мсье Валло или мсье Ламару, что Его Высочество герцог Орлеанский  велел оказать немедленную помощь Ее Высочеству герцогини. И постарайтесь разыскать одного из них как можно скорее и привести его к Ее Высочеству. Скажите ему о том, что тут случилось и попросите его появиться, что бы быть около Мадам, - сжимая ладони, она увещевала молодого человека, который тут же кивнул и растворился в гуще толпы придворных.
Но едва посыльный исчез из виду, как плотная толпа всколыхнулась и в едином порыве загудела: « Ее Величество! Королева здесь!» и лужайка наполнилась шелестом юбок, звоном бокалов, отставляемых в сторону и гулом голов, которые должны были быть благоговейным шепотом, но вылились в нечто, напоминающее гудящий улей.

Габриэль де Тианж поддалась общему волнению и обернулась в сторону, откуда доносились эти возгласы,  одновременно подобрав юбки и направившись к основному кругу придворных, окружавших шатер.
Королева Франции всегда представляла собою огромный интерес для всех жителей королевства, Парижа и в частности – двора. Так или иначе, но по сложившейся традиции супруги монархов славились определенной репутацией, их окружал флер тайны и большой любви, как порою и большой ненависти и по чести сказать Габриэль всегда считала, что затмить столь ярких женщин как королева Анна Австрийская или Екатерина Медичи юной испанской инфанте будет сложно. Испанский двор слыл чрезвычайно строгим в отношении всего, что касалось жизни монаршей семьи, но имея пример матери Людовика и Филиппа, женщины, которая вела весьма активную жизни при дворе и играла заметную роль в политики королевства, всем было любопытно какое же место займет юная Мария- Тереза и что уготовано ей судьбою. Но говорили, что королева была очень набожна, любила своего супруга искренне и сильно, но привычек своей свекрови не переняла, а потому скорее была примером прекрасной жены, чем примером спутницы светского толка. Еще девушкой Габриэль считала, что королю следовало бы жениться на принцессе иного воспитания, но после собственного замужества и последних событий маркиза изменила свою точку зрения и теперь считала, что наверное такая «тихая гавань» страстному королю Франции и Наварры и нужна была, что бы набираться сил под сенью чертога столь скромной и примерной жены.

С этими мыслями и воспоминаниями маркизе наконец удалось протиснуться сквозь плотный строй придворных и она оказалась за спиной мадам де Лафайет как раз в тот момент, когда все присутствующие благоговейно склонились перед королевой Франции и так же внезапно присоединившейся к ним королевой Анной.

- Вы видели как она бежала? – шепнула за спиною маркизы какая-то дама полушепотом своему соседу.
- Королева бежала и бежала быстро. С чего бы это? И откуда?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. Большой шатер