Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маэстро Люлли, 2


Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маэстро Люлли, 2

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

02.04.1661

https://b.radikal.ru/b28/1902/b1/da36d6b4d35b.png

2

Отправлено: 07.12.12 22:50. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 2 //

Новость о саботаже произведенном в конюшнях далеко не обрадовала д'Артаньяна. Будь то отдельный случай с капитаном королевской гвардии, он махнул бы на то рукой, усмехаясь себе в усы. Де Вилькье не снискал дружеского отношения к себе, будучи человеком посаженным на свою должность, как обычно подсаживают уток на охоте - сидит себе такая деревянная болванка и подманивает доверчивых уток, а там бац бац и охотничья собака шлепает по болотным кочкам, чтобы схватить подстрелок. То, что толстяк де Вилькье помимо прочего нашептывал кому следовало интересные и наиболее пикантные подробности из мельком услышанных им разговоров еще с кадетских времен не было открытием для графа. Он знал это, но предпочитал молчать. Пусть молодые научатся на собственных ошибках, что не след говорить о всяком и со всяким. Но из рассказа маркиза д'Антрага следовало, что случай с де Вилькье был не единичным и не был похож на шутку, сыгранную с капитаном одним из его же молодчиков, кому он насолил своей болтливостью. Сбитые подковы, подрезанные подпруги... это похоже на партизанщину... в Пиренеях горцы точно также строили козни королевской кавалерии, нанимаясь в конюхи да в кузнецы, а что было делать, когда своих то и дело подстреливали из засад и с горных круч. Но тогда хоть ясно было, кто... и зачем. А что же творится в доселе мирном и спокойном Фонтенбло? В понимании д'Артаньяна эти происшествия никак не вязались с убийствами и взрывом.

Если только кто-то отчаянно желает подставить месье маршала, - размышлял граф, бродя по анфиладам гостевых покоев в поисках комнаты, занимаемой маэстро Люлли, - А если и это ложный след? Цыгане тут непричем, и кто мог заранее знать о похищении Жаклин и приказе королевы? А если подставить хотят кого-то еще? Кто у нас из шутников самые непредсказуемые? Месье? Ракоши? Лозен? Кому-то из них скорее всего хотели насолить... а что, свалили бы всю вину на шутников и все тут... но зачем? Одна сбитая подкова для шутки... подрезанные ремни... но еcли это стихийно...

- Вам сударь кого? Ой, простите, господин лейтенант, не признал, - слуга в ливрее королевского дома низко склонился перед мушкетером.

- Где тут комнаты господина Люлли?

- Вам следует идти на звуки, месье, - насмешливо ответил слуга и кивнул в левую сторону, - Только не музыки, этого Вы не услышите, маэстро не в духе. Прибежал злой что собака главного ловчего... лаялись со своим камердинером на тарабарщине ихней, флорентийской.

- Умен то ты больно, - отшутился д'Артаньян, не слишком то строго посмотрев на наглеца, - Ты сам здесь что делаешь? Ливрея у тебя королевского дома. Кому служишь?

- Я здесь по надобности, господин лейтенант. Месье Бонтан послали в комнаты маркиза де Виллеруа с поручением.

- А мне на кой черт говоришь? - шикнул д'Артаньян.

От неожиданной суровости в голосе мушкетера лакей в миг вытянулся и утратил прежнее запанибратское выражение на лице.

- Так Вы же знаете... зачем. Вот Вам и сказал.

- И более никому. Ни ни. И поскорее мне. Чтобы никто не заметил. Тоже мне... порученец, - пробурчал д'Артаньян, не отвечая на почтительный поклон лакея круто развернулся на каблуках и направился к указанной части коридора, откуда и в самом деле доносились крики и ругань, более похожие на скандал супружеской четы, чем на разговор хозяина со своим слугой.

- Маэстро! Откройте! Это граф д'Артаньян с поручением к Вам! Откройте немедлено! - прокричал гасконец, настойчиво барабаня в дверь, чтобы добиться внимания маэстро, исполнявшего непонятный ему речитатив на итальянском.

3

Отправлено: 08.12.12 19:42. Заголовок: - Хватит! Джованни, ..

- Хватит! Джованни, хватит! Что ты причитаешь над этим несчастным графином, как курица над разбитым яйцом! Он не стоит того, а будешь продолжать, так я добавлю к нему с десяток этих бокалов... они все равно не нравятся мне... вот, прислушайся только!

Тонкостенный бокал из дорогого венецианского стекла скатился со стола и упал на деревянный паркет, издав жалобный хруст. Маэстро притопнул по осколкам каблуком своей туфли и посмотрел на камердинера.

- Слышишь? Вот и я не слышу ничего. Никакой мелодии. Никакой!

- Вы бы лучше прислушались к голосу разума, синьор. Стоит ли бить посуду, если все дело только в том, что у Вас нет этой самой музыки в голове? Ну переживали же, и нынче переживем.

- О... филистимлянин! Ты не понимаешь, как я могу творить, если в моей голове пустота! тишина... это страшно, Джованни, это невозможно... это моя смерть, - заломив руки, шептал маэстро, отчаянно пытаясь уловить хотя бы одну вдохновляющую его ноту в звуках, раздававшихся вокруг него, - Ничего. Ничего!

Еще один бокал полетел на пол и с громким хрустом был безжалостно раздавлен каблуком композитора. Камердинер бросился к столу, чтобы убрать оставшуюся посуду, но замер и прислушался. Громкий грохот и крики за дверью наверное принадлежали одному из потерявших терпение соседей.

- Ну вот, по Вашу душу ломятся, черти окаянные... как пить дать, уведут Вас в Канцелярию, а то и вовсе в казармы посадят за дебош, - проворчал Джованни и вопросительно взглянул на своего господина, - Открывать, прикажете?

- Что? Двери? Шли всех к дьяволу. Я работаю. Мне нужен покой!

- Кто бы говорил о покое, - пробормотал Джованни и украдкой подошел к двери. Он приоткрыл ее ровно настолько, чтобы просунуть кудрявую голову наружу и выпучил глаза, для пущей важности сдвинул косматые черные брови к переносице, - А Вы что тут шумите? Господин лейтенант? Mamma mia! Santa Madonna!

Немедлено захлопнув дверь, Джованни навалился на нее спиной.

- Синьор д’Артаньян! Злой как черт. Вам бы лучше принять его, синьор...

- Проси, проси его, Джованни! Граф должно быть от короля, о, будь благословенна Дева Мария, это за мной! - в отличие от своего слуги маэстро принял весть о появлении лейтенанта мушкетеров как явление Предтечи, он просиял счастливой улыбкой и в несколько изящных па затолкал осколки бокалов и драгоценного фарфорового графина под стол прочь с глаз долой.

- Проходите, проходите, господин лейтенант! Боже, как я рад Вас видеть. Эти недоумки нынче утром не желали впускать меня к королю. Но будь Вы на их месте, о, Вы то знаете, как я люблю нашего короля. Какие новости, граф? Джованни! Presto! Принеси нам еще вина и чего-нибудь... Вы отобедаете со мной, граф?

4

Отправлено: 10.12.12 22:08. Заголовок: Дверь поддалась под ..

Дверь поддалась под очередной серией барабанной дроби, которую граф выдал в полную мощь своего кулака. Звон разбиваемой посуды и громкий спор в комнате маэстро вполне могли бы оправдать такое непочтительное отношение к покою гостей двора Его Величества, случись кому-нибудь оказаться поблизости. К счастью, дверь комнаты маэстро открылась и на пороге возник слуга флорентийца, коренастый малый с лицом таким подвижным, что невозможно было с первого же взгляда определить его выражение - то ли насмешка, то ли испуг, то ли немой вопрос.

- Мне нужен маэстро, живо!

Дверь захлопнулась перед самым носом д'Артаньяна, глухо выругавшегося, помятуя всю армию Нечистого, но через несколько секунд снова отворилась и итальянский прохвост низко поклонившись пригласил лейтенанта пройти.

- Маэстро, я хочу чтобы Вы немедлено переоделись и были готовы отправиться в путь. Вы и любых четыре скрипача на Ваш выбор, - отчеканил с порога д'Артаньян без всяких привественных вступлений, - Не нужно вина, любезный. Маэстро очень торопится.

Уловивший непререкаемые нотки королевского приказа слуга тот час скрылся за дверью, оставив лейтенанта один на один с синьером Люлли. Оглядев беспорядочно разбросанные листы нотной бумаги, исписанные и перечеркнутые, многие только до поливины, некоторые всего на нескольких строчках, лейтенант пришел к выводу, что маэстро пребывал в том состоянии души, которое среди артистов и поэтов принято называть творческим поиском. К чему было битье посуды да еще и такой драгоценной как высокие бокалы тончайшего стекла, граф не понимал, но решил ни под каким предлогом не вступать в переговоры или уговоры строптивого маэстро. Даже если ему понадобилось бы схватить Люлли и вынести его на плече, он сделал бы это не задумываясь, зная вспыльчивый характер взбаламошного итальянца, вспыхивающего как фитиль скоро, но быстро. В дороге все можно объяснить, в конце-концов, д'Артаньян полагался на опыт графа де Сент-Эньяна, умевшего найти особенный подход к менявшему свое настроение как апрельский ветер маэстро.

- Его Величеству нужна Ваша музыка, маэстро, и он ждет Вас с Версале, - кратко пояснил отданные распоряжения лейтенант и бросил шляпу на стол, - Я подожду Вас здесь же. Отъезд не требует отлагательств и промедлений, так что отсюда мы с Вами последуем сразу же карете.

Камердинер Люлли вернулся, неся в руках камзол и панталоны от дорожного костюма. Д'Артаньян неодобрительно покосился на обилие лент и кружев, которые явно могли пострадать в дороге, тем более, что королю могло прийти на ум отправиться на охоту с раннего утра, но он промолчал, хмыкнул в кулак и откашлялся. Может, зря он отказался от обеда? Этому бесконечному дню конца края не видать, а верховая езда на пустой живот далеко не лучшее развлечение.

- Маэстро, с Вашего позволения, пусть принесет закуски... нам с Вами стоит подкрепиться перед дорогой. И вот еще что, - добавил он собравшемуся выйти камердинеру, - Загляните в приемную Ее Величества королевы-матери и пригласите сюда графа де Ресто. Очень важное дело. Спешное.

5

Отправлено: 11.12.12 21:22. Заголовок: Запыленные ботфорты ..

Запыленные ботфорты мушкетера тускло отсвечивали от солнечных лучей, светивших в распахнутое окно, несколько комочков грязи откатились по гладкому паркету, вызвав у Люлли недовольную гримассу. Не смотря на то, что сам он не чурался иной раз швырнуть на пол блюдо прямо со стола, маэстро не выносил грязь и терпеть не мог тяжелые кавалерийские ботфоты за грохот, который они создавали, когда господа мушкетеры или гвардейцы проходили караульными отрядами по галереям и лестницам дворца. Невообразимый шум и кокофония звуков вызывали зубной скрежет у музыканта.

- Месье... Ваши ботфорты, - стиснув зубы протянул Люлли, но привественное вступление лейтенанта лишило его дара речи ровно настолько, чтобы господин Д'Артаньян успел высказать цель своего визита.

- Скрипачи? В путь? Santa Madonna, куда? Зачем?

Он бросил отчаянный взор в сторону Джованни, но плут, прекрасно знавший крутой нрав гасконского дворянина, уже поспешил к дверям, чтобы не замешкаться с исполнением приказа.

- Его Величество звал меня? В Версаль? - все также удивленно переспросил Люлли, пытаясь увязать мысли воедино, - Но ведь... он мне только что отдал приказ писать новый балет... не прошло и часа... ну может быть два часа. Время летит без моего внимания, когда я занят музыкой, понимаете ли, месье, - добавил он, перехватив оценивающий взгляд Д'Артаньяна, рассматривавшего осколки разбитых им бокалов и фарфорового графина, - Это так... неловкость... Джованни. Он славный малый, но неуклюжий как медведь. Я прощаю ему его промахи за преданность. Земляк все же.

- Джованни, мое платье! Живо! - крикнул он вдогонку слуге.

Зашагав по комнате взволнованный донельзя принесенным ему приказом, Люлли заламывал руки, взъерошивал всклоченные волосы, бросал выискивающие взгляды на Лужайку, вид на которую открывался из окна его комнаты.

- Но музыканты... кого? Но Его Величество! Король уже здоров? Почему Версаль? Месье лейтенант, Вы что-то недоговаривате мне. Это какой-то подвох? - флорентиец недоверчиво посмотрел в непроницаемое лицо гасконца, нет, не мог же сам Д'Артаньян служить этому негодяю Камберу и согласиться сыграть с ним неприглядную шутку, но что если? В одну секунду Люлли опрометью бросился к дверям, чтобы выбежать, но как раз в ту же минуту раздался стук, и кто-то позвал его и лейтенанта по имени.

- Я пропал, - обескураженно простонал Люлли, падая на стул, по счастью оказавшийся прямо за его спиной.

6

Отправлено: 21.12.12 20:49. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Приемная Её Величества Анны Австрийской //

Пока Гастон коротал время, дожидаясь графа д'Артаньяна, он расхаживал взад и вперед по приемной Ее Величества. Громкий звон его шпор, бряцавших об пол при каждом шаге, не отвлекал его от размышлений о том, что именно хотел сообщить ему граф, а также, каким образом принц де Монако и его спутница оказались в тайных коридорах. И если на первый вопрос у Гастона имелись все шансы найти ответ, то со вторым было сложнее. Положение принца освобождало Луи де Монако от необходимости отвечать на вопросы лейтенанта, если ему того не хотелось. А принуждать или объявлять форменный допрос принцу крови без достаточных оснований было немыслимо. Правда, можно было поделиться сомнениями с графом д'Артаньяном, у которого было больше веса при дворе и связи с теми, кто мог ненавязчиво выяснить природу похождений принца без скандальных осложнений.

- Месье де Ресто! К синьору Люлли! Вас ждут!

Гастон едва не споткнулся о стоявшую на его пути скамеечку, услышав свое имя и имя маэстро. Что могло произойти с итальянцем, чтобы немедлено требовалось его присутствие. Он обернулся к звавшему его и увидел полноватого коренастого итальянца, слугу маэстро.

- Месье. А по какому поводу маэстро просит меня к себе?

- Это не синьор Люлли, это синьор лейтенант просит Ваше Сиятельство, - пояснил слуга, смешно потрясая при этом руками, как будто эта нелепая жестикуляция могла послужить достаточным пояснением для де Ресто.

- Хорошо, я буду у маэстро, - ответил де Ресто, сообразив, что синьором лейтенантом тот назвал графа дАртаньяна, - Господа, я отлучусь на некоторое время. Приказ все тот же - никого в часовню не пропускать без приказа от самой королевы-матери. Будь то даже сам принц или герцог.

Слуга Люлли побежал впереди Гастона, но вместо чтобы идти к гостевым покоям, он направился по лестнице на первый этаж, так что де Ресто пришлось самому отыскивать комнату, занимаемую Люлли. Это не составило большого труда, так как караульный, стоявший у входа в анфилады гостевых покоев назвал номер нужной двери.

- Месье Люлли! Это лейтенант де Ресто, - объявил о себе Гастон вместе с энергичным стуком в дверь, голос маэстро был настолько громким, что он отчетливо слышал его сетования, произносимые наполовину по-французски и на-половину по-итальянски.

7

Отправлено: 22.12.12 21:53. Заголовок: - Мои ботфорты? А чт..

- Мои ботфорты? А что с ними? - удивленно спросил лейтенант, глядя себе под ноги.

Беспокойство смешанное с легкой брезгливостью рассмешило бы графа, не будь он настолько уставшим. Он сел за стол в кресло, которое по-видимому, только что занимал сам маэстро, и с видимым удовольствием на лице вытянул ноги.

- Кстати, как Ваша лихорадка, Люлли? Вы выдержите путь в три часа езды в карете? Ваши музыканты могут поехать в телеге с провиантом и необходимыми мелочами. Кстати, не трудитесь собираться для долгой отлучки, месье, полагаю, уже завтра к вечеру мы вернемся. Вы вернетесь.

Д'Артаньян не стал озвучивать собственные домыслы относительно планов Его Величества, придерживаясь истины в том, что лейтенант предполагает, а король располагает. Что могло взбрести в голову молодого человека, желающего сбежать от круговерти внутриполитических и придворных интриг, никто не сумеет предугадать. А если он к тому же наделен властью, по крайней мере уверенностью в собственной вседозволенности, то кто или что остановит его от осуществления сиюминутных капризов, будь они его собственные или нашептанные кем-то очень близким ему?
Может быть все, что было нужно Людовику, так это немного иллюзии походной жизни, которая как ничто другое помогает молодым людям чувствовать себя героями рыцарских романов. Д'Артаньян прекрасно помнил какие перемены вызывали даже самые незначительные выезды и походы в меланхоличном отце короля, а ведь Людовик был наделен куда более пылким и энергичным характером. Золоченая клетка, в которую так ловко превратили двор Мазарини и его хитроумный ставленник, Никола Фуке, долгое время удерживала Людовика в обманчивом представлении о королевском могуществе, тогда как в действительности все решения на любом даже самом незначительном уровне принимались за него его министром.

- Да успокойтесь же, Люлли! - резко воскликнул д'Артаньян, которого мало помалу начала раздражать суета и непонятно чем вызванное волнение итальянца, - Можно подумать, что Вам приказали исполнять реквием на собственных поминках, сударь. Все дело всего лишь в том, чтобы занять Его Величество и гостей в версальском замке музыкой. Может быть это сулит Вам новые королевские заказы, а Вы выискиваете в этом какой-то подвох. Плохо же Вы знаете нашего короля, если предпололагаете, что он способен обманом вызвать Вас из Фонтенбло и бросить пропадать невесть где.

- Откройте, это ко мне, - приказал он Люлли, услышав за дверью голос лейтенанта де Ресто, - И бога ради, возьмите себя в руки, месье. А, граф, прошу Вас, входите! - пригласил молодого человека граф таким хозяйским тоном, что оказавшийся за спиной мушкетера слуга Люлли с удивлением разинул рот, - Закройте дверь, как Вас там... Жан! И господа, ни слова о том, что здесь будет сказано, не должно выйти за пределы этой комнаты. Вы поняли меня? Маэстро, Вам лучше сейчас же переодеться, время не ждет. Де Ресто, садитесь, у меня есть к Вам весьма необычная просьба. И весьма конфиденциальная, - последнее граф добавил почти шепотом, покосившись на итальянцев, - Слушайте меня внимательно, Гастон. Речь идет о жизни и смерти одного известного нам лица. Я не решусь передать Вам все детали сейчас же. И это не только потому что эти музыканты так же говорливы как попугаи, которых так любит держать у себя Месье. У дворцовых стен есть уши и глаза, этому Вы уже были свидетелем. Все гораздо опаснее, чем мы даже могли предположить, граф. Один человек сейчас здесь в Фонтенбло находится под угрозой убийства. Но мне известно немногое. Точнее только то, кто он. Но не личность угрожающих ему лиц. Меня вызвали в Версаль по весьма срочному делу. Смею надеяться, что оно действительно стоит того, чтобы оставить расследование убийств и предотвращение смерти еще одного человека. Вы остаетесь командовать обеими ротами мушкетеров. Со мной поедут только двенадцать человек. Я знаю, что это несправедливо сваливать на Вас весь груз, не оставляя никаких объяснений, но поверьте мне, я не могу сказать Вам большего, я просто не располагаю для этого временем. Но одна особа может посвятить Вас во все детали. И этой особе нужна Ваша помощь. И защита.

Д'Артаньян говорил шепотом и отрывисто, то и дело оглядываясь на занятых переодеванием Люлли и его камердинера. Он старался вложить как можно больше в свои слова не только в содержание их, но и в тон своего голоса, чтобы у его молодого друга не оставалось никаких сомнений в отчаянной важности того поручения, которое он ему оставлял.

- Это мадемуазель де Лурье. Да да, та самая, кого похитили этой ночью цыгане. Я боюсь рецидива, граф. Маркизе известно слишком много о планах на покушение и о том, кто на самом деле замешан в деле об убийствах в парке. И поэтому она в опасности. Поговорите с ней, Гастон. И не принимайте на веру ее уверения в том, что она способна позаботиться о себе. Поверьте мне на слово, люди, охотящиеся за ней, бескомпромиссны и не погнушаются никакими средствами. Их цель... впрочем, об этом Вам расскажет сама маркиза. Ступайте. И да... вот еще что. Кто-то решил подставить наших придворных шутников, то ли месье дю Плесси, то ли маркиза де Лозена. На конюшнях были жалобы на порезанные подпруги и сбитые подковы. Все бы ничего, но дело вылилось в официальный доклад. И упомянутые лица могут оказаться под обвинением... разберитесь с этой головоломкой... я думаю, что она для Вас будет легче легкого в сравнении с тем, что я поручаю Вам. И да, шкатулка. Судя по всему, с ее возвращением во дворец начнется возня среди тех, кто заинтересован в ее содержимом. Следите за каждым, кто проявит хотя бы малейший интерес к ней. Даже если это будет Ваша собственная невеста. Впрочем, - д'Артаньян усмехнулся испуганному виду лейтенанта и побарабанил пальцами по столу, - Вы же не помолвлены еще. Тем проще для Вас.

Граф взял шляпу со стола и стряхнул пылинки с ее полей, потом окинул взглядом закуски принесенные слугой и ухватил крылышко холодного цыпленка.

- А теперь, с Вашего позволения, дорогой Гастон, я пообедаю. Чертовски голоден. Особенно после получасовой беседы с неутомимым искателем выгодных партий для своих отпрысков. С герцогом де Невилем. Кстати, остерегайтесь столкнуться с этим господином в узком коридоре, - смеясь добавил гасконец, отрезав себе солидный ломоть хлеба, - Он заговорит Вас до смерти.

Двор Источника (Cour de la Fontaine) 4

8

Отправлено: 23.12.12 18:48. Заголовок: - Успокоиться? И это..

- Успокоиться? И это говорите мне Вы, месье? - Люлли взмахнул руками и обратил отчаянный взгляд пылавших негодованием глаз на лейтенанта мушкетеров, - И это мне говорит человек только что ворвавшийся в мою жизнь как ураган! Да Вы предвестник всех переворотов моей карьере, месье!

В дверь постучали и судя по настойчивости и громкости ударов кулака это был кто-то из мушкетеров.

- Ах, а вот еще один! Входите, господин де Ресто, проходите и располагайтесь, моя скромная обитель к Вашим услугам, - с комической вежливостью пригласил мушкетера Люлли, раскланиваясь словно паяц на сцене комедии дель арте, - По-видимому, господа, вы решили устроить здесь военный совет с целью лишить двор моей музыки. Так не стесняйтесь. Пожалуйте.

На счастье и самого Люлли, не успевшего сказать слишком много и его нежданных гостей, не желавших услышать и половины уже сказанного разгневанным маэстро, в комнату вернулся слуга, неся кувшин с вином и поднос полный снеди, которой можно было прокормить целую роту.

- Ставь все на стол, Джованни! - махнул рукой Люлли, потерявший аппетит и всякий интерес ко всему, - Прошу Вас, господа, будьте как у себя дома, впрочем, захвачикам не полагаются приглашения.

Спрятавшись за ширмой из китайского шелка, натянутого на деревянную раму в форме бамбуковых жердей, маэстро позволил своему слуге помочь ему переодеться в форменный камзол главного дирижера королевского камерного оркестра.

- Да не так, не здесь... выше, выше! - капризно воскликнул Жан-Батист, взмахнув кистью руки, - Не на локте, этот бант должен быть на предплечье... вот так, здесь. И не завязывай его слишком туго, болван!

- Да, синьор Люлли...

- И не называй меня синьором, идиот! Сколько раз тебе говорить, я месье Люлли. Месье!

- Да, синьор, месье. Да месье Люлли. Брависсимо, месье! Вы бесподобны, маэстро! - как всякий прирожденный подхалим, Джованни прекрасно знал слабые места чувствительного к лести композитора, - Кружевной воротник прекрасно оттеняет цвет Вашей кожи. А свежий румянец на щеках... ах, кто скажет, что это следы недавней лихорадки? Вы бесподобны, синьор... маэстро!

- Лжец! - возразил Люлли впрочем безо всякой злобы, он посмотрелся в зеркало, встряхивая черными кудрями, - Отправляйся к музыкантам моего оркестра. Да не ко всем, нет. Только три первые скрипки и виола да габма. Передай им королевский приказ немедлено быть в репетиционном зале с инструментами готовыми к вояжу. Мы поедем, куда прикажут эти господа, - обреченным тоном добавил Жан-Батист.

- А Ваш инструмент, маэстро... Ваша скрипка безнадежно погибла... но что же Вы возьмете с собой?

- Моя вторая скрипка цела, Джованни. Она споет для короля. И возьми еще мою лютню... Его Величество любит послушать ее на своих вечерах. Если там будут те, о ком я думаю, то лютне будет оказан самый теплый прием, даже горячий.

- Стоит ли везти оркестр... ради одного вечера, - пожал плечами Джованни, направляясь к двери.

- Это приказ короля, болван. Не нам рассуждать о его мудрости, - возразил Люлли и торжественно подперев бока, вышел на середину комнаты, - Господа мушкетеры, я всецело в Вашем распоряжении. Если Вам будет угодно.

// Дворец Фонтенбло. Двор Белой Лошади //

9

Отправлено: 28.12.12 20:00. Заголовок: Одно сверхважное пор..

Одно сверхважное поручение сменялось другим, Гастон даже удивлялся собственной невозмутимости и тому, что так скоро научился принимать сюрпризы придворной жизни как должное. Не об этом ли предупреждал его господин де Тревиль, отправляя из Парижа? Старый капитан королевских мушкетеров, теперь уже почивавший на лаврах почетной отставки, как в воду глядел, когда пожелал Гастону не терять головы в первые же три дня его нового назначения.

- Вы хотите сказать, месье граф, что помимо уже совершенных убийств, готовится покушение на еще одно?

Маркиза Жаклин де Лурье, да да, ее то он помнил. Гастону не потребовалось и секунды, чтобы вспомнить свое маленькое геройство на Объездной дороге, когда ему посчастливилось помочь маркизе. Ее лошадь споткнулась и пала, едва не придавив ногу самой маркизе. Вот же повезло ей тогда. Но каким образом эта синеокая красавица могла быть замешана в дела об убийствах? От неожиданности такого предположения у Гастона даже глаза расширились, а привычная насмешливая ухмылка уступила неподдельному удивлению.

- Но... ах, так это же ее похитили сегодня ночью. Да, понимаю, - молодой человек скомкал тонкую щегольскую перчатку с краями из нашитых кружев, - То есть, я не понимаю ровным счетом ничего, месье. Но я так понимаю, эта особа, - он остерегся также как и д'Артаньян произносить имя маркизы вслух, на случай, если стены в гостевых покоях были такими же тонкими как гобелены в приемной Ее Величества, - Она введет меня в курс, если я обращусь к ней за разъяснениями?

Головоломки сыпались этим днем как из рога изобилия. Вот и еще одна, подрезанные подпруги и сбитые подковы лошадей, де Ресто улыбнулся было, подумав о удачной шутке кого-то из придворных умельцев, но кажется, сам лейтенант дАртаньян был настроен куда суровее в отношении предполагаемых шутников, не усматривая ничего легкомысленного. Обвинение и правда могло пасть на головы уже известных шутников, но разве это и не освобождало их от вины? К тому же, маркиз дю Плесси, как известно, был прикован к постели и вряд ли был в настроении и в состоянии шутить. А маркиз де Лозен? Стал бы этот господин пачкать свои руки о лошадиные подковы? Нет, тут явно был подвох, и вот черт бы побрал его интуицию, но Гастон затылком чуял подвох, шутку, но гораздо более дурную. Может быть диверсия? Но отчего на королевской конюшне?

- Нынче ведь не готовился никакой выезд? - спросил де Ресто, сминая в кулаке перчатку, - Вас вызвали в Версаль. И это все? Странное дело. Думаю, что о том, что приказано Вам, Ваше Сиятельство, никто знать не мог. Не успели бы... ничего сделать. А для шутки это слишком... хлопотно, что ли. То есть, не подумайте, я со всей строгостью взыщу, как только разыщу, чьих это рук дело. Но кажется мне, что тут умысел был. А не пустое легкомыслие. Но, мне пора, месье граф. С Вашего позволения я вернусь в приемную Ее Величества. И... эта особа, она ведь состоит в свите королевы-матери? Я побеседую с ней. Можете положиться на меня, граф.

Усмешка дАртаньяна на тот счет, что сам де Ресто еще не состоял ни с кем из юных дам помолвке, заставила Гастона покраснеть невесть отчего. Он звякнул шпорами ботфорт и широкими шагами направился к двери, не обращая внимания на вышедшего из-за ширмы маэстро. Шутливое, но между тем очень дельное предупреждение лейтенанта о разговорах с герцогом де Невилем, Гастон услышал уже на пороге комнаты маэстро. Он обернулся к дАртаньяну и отсалютовал, коснувшись полей шляпы.

- А вот этот Ваш совет я не стану принимать в шутку, месье. Слава богу, что у меня нет особых тем для бесед с герцогом... ну разве что, Его Светлости захочется узнать, свободна ли рука Маргариты... но тут уж я сумею выгородить сестру. Прощайте, граф. И будьте осторожны. Трижды осторожны, черт подери, - пробормотал Гастон уже за дверью, не зная отчего, не слишком то полагаясь на охрану из двенадцати человек.

// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты маркизы Жаклин де Лурье. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маэстро Люлли, 2