Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 3


Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 3

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

02.04.1661

https://a.radikal.ru/a27/1902/01/a3d257aaff58.png

    В глубине дворца Фонтенбло находился небольшой внутренний сад и розарий. Садовые дорожки, укрытые от посторонних глаз, были излюбленным местом для уединенных прогулок короля и изредка для членов королевской семьи. Единственным, пожалуй, местом, где их не беспокоили взгляды многочисленной придворной знати.

    Сюда можно было попасть из личных апартаментов Его Величества короля, Её Величества королевы, Его Высочества принца Орлеанского и Её Высочества принцессы Орлеанской. Только окна апартаментов Её Величества королевы-матери выходили на противоположную часть дворца, давая прекрасный вид на Большую Лужайку.

2

Отправлено: 02.06.12 23:46. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3 //

Никого! На всякий случай, осторожная мадемуазель выждала еще полминуты, но тянуть долее было неловко: служанка, упершая руки в бока с выражением крайнего подозрения на лице, действовала Оре на нервы, и девушка решилась. Нервно сжимая в руке чужой веер и изо всех сил стараясь выглядеть уверенной в себе и невозмутимой, она вышла в сад и чинно сделала два десятка шагов по посыпанной крупным речным песком дорожке. Однако у первого розового куста выдержка покинула мадемуазель де Монтале. Она обернулась и, встретившись взглядом с наблюдающей за ней служанкой, сморщила нос в высокомерно-презрительной гримаске. Стеклянная дверь в покои дю Плесси тут же захлопнулась с возмущенным стуком. Качнулись, закрывая окно, тяжелые гардины.

-Вот так-то лучше! – фыркнула Ора и, преисполнившись бодрости после столь явной победы в войне взглядов, тут же забыла о чинности и вприпрыжку помчалась туда, где оставила подругу.

- Ты не поверишь, с кем я только что чуть было не столкнулась! – весело воскликнула она, подбегая к Луизе и ловя ее за руки. – С самой королевой-матерью! Я еле увернулась. Смею надеяться, что Ее Величество не успела меня разглядеть. Уж больно не хотелось бы объяснять, что это я делала в королевском розарии и как вообще здесь очутилась.

Смеясь над собственной незадачливостью, она упала на скамейку рядом с подругой.

- Что за день такой сегодня! Неприятности с самого утра, прямо и не знаю, что и думать.

Ора чуточку лукавила: утро началось для нее вполне счастливо, неприятные сюрпризы посыпались лишь с церемонии подъема Мадам. А ведь она так надеялась, что улыбка мадьярского принца принесет ей удачу! Видно, зря записала она случайные встречи с Его Высочеством в разряд счастливых талисманов. И все же, хорошо бы… Монтале встряхнула кудрявой головкой, прогоняя неосторожные мысли. Взгляд ее упал на веер, свисающий с запястья, и, чтобы отвлечься от воспоминаний о прекрасных принцах, она развернула изящную безделушку. Яркими красками сверкнула роспись на шелке.

- Смотри, что я нашла, - она протянула веер Луизе. – Мне кажется, или мы с тобой уже видели этот веер позавчера? Мадемуазель Блюм показывала его Маргарите де Вьевиль и рассказывала, что он расписан сценами из какой-то знаменитой английской комедии.

Веер украшали воздушные создания с радужными крыльями, полевые цветы и странное существо с телом человека в античном хитоне и ослиной головой, увенчанной длинными серыми ушами. Монтале с интересом разглядывала тонко выписанные сценки в медальонах, окруженных золочеными завитками. Вещица была не только красивой, но и баснословно дорогой: спицы веера были вырезаны из черепаховой кости и инкрустированы золотом, а перстень на конце ручки украшал крупный красный камень.

- Надо будет вернуть его хозяйке, - Ора сложила веер и неуверенно добавила: - При условии, что нас к ней допустят. Правда, всегда можно отослать веер с кем-нибудь из горничных, но мне, право же, страшно доверять служанкам такую драгоценную вещь.

С другой стороны, если пытаться возвратить веер лично, придется отвечать на вопрос, где она отыскала пропажу. Представив неловкость подобной ситуации, Ора тут же решила, что лучше положиться на честность прислуги, чем выдать неуместную осведомленность.

- Нет, все таки, надо передать его с кем-нибудь из слуг, мало ли что. Не стану я объясняться с мадам де Лафайет, зачем это мне понадобилось увидеться с мадемуазель Блюм. Бедняжка, каково ей сейчас совсем одной?

На мгновение живое личико Монтале погрустнело. Она представила себе бедную англичанку, запертую за неизвестную провинность в покоях английской королевы и ожидающую высылки за Ла-Манш. И это после такого блистательного дебюта при дворе! Вот уж правда, колесо Фортуны поворачивается порой внезапно и ужасно.

3

Отправлено: 11.06.12 22:17. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3 //

Свободен! От радостного возбуждения Франсуа высоко подпрыгнул, буквально вылетая в сад. Тонкое венецианское стекло задрожало и тихонечко зазвенело из-за того, что локтем маркиз задел позолоченную раму двери. Де Виллеруа только мельком глянул через плечо, убеждаясь, что стекло оставалось на своем месте и никаких новых разрушений он причинил. Не в это утро, весело подумал он, представляя себе посеревшее лицо королевского камердинера. Голос Бонтана как раз донесся до ушей маркиза, предупреждая его о всех несчастьях, которыми грозило появление князя и его свиты в покоях короля.

- И вовсе не такие они и болтуны, - подумал Франсуа в ответ на ворчания, но не стал вступать в новый спор, торопясь поскорее отыскать Ору, наверняка ожидавшую его в саду вместе со своей подругой Луизой де Лавальер.

Внутренний сад хоть и представлял собой замкнутое пространство в периметре внутреннего дворика, но на самом деле оказался огромным и достаточно запутанным, чтобы заблудиться. Гравиевые дорожки лабиринтом разбегались во все стороны, манящие сладковатые запахи розовых кустов так и призывали остановиться и принюхаться к их роскошным полураспустившимся бутонам. Проходя мимо куста с розами нежно розового цвета, Франсуа мимоходом провел ладонью по лепесткам цветка и тут же одернул руку, оцарапавшись острыми шипами. Прижав указательный палец к губам, он продолжил путь к центру розария, прислушиваясь, не раздастся ли за плотной стеной остриженных кустов знакомый голос. Журчание воды привлекло его внимание. В самом центре розария был устроен небольшой фонтан, вокруг которого стояли несколько мраморных скамеечек. Там то Франсуа и увидел разговаривавших о чем-то подруг.

Осторожно шагнув назад, маркиз скрылся за кустом. Не решаясь прервать девичий разговор, который мог вообще-то вестись и о нем самом, Франсуа попытался выглянуть, но неловко задел плечом ветку куста боярышника и почувствовал как капли недавно пролившегося дождя просочились сквозь атласную материю курточки.
Хрустнули маленькие камушки под каблуком и перепуганный маркиз попятился назад.
Ну вот, он сам же пригласил их в сад, а теперь боится выйти? Насколько просто ему было заговорить с Орой, даже когда она застала его в ливрее Бонтана, даже танцевать посреди переполненного гостями Большого зала в насквозь промокшем костюме. А вот теперь, только он заметил Ору разговаривавшую с ее лучшей подругой, как его охватило непонятно откуда взявшееся стеснение. Но ведь Ора не станет прогонять его только ради того, чтобы вдоволь наболтаться с подругой? Ну подумаешь, что мадемуазель де Лавальер не столь же привычная к несчастьям случающимся с маркизом и наверняка посмотрит на него свысока.

Решив не отправляться на встречу с подругами безоружным, Франсуа потянулся к кусту с самыми большими бутонами роз и попытался совать одну из веточек. Розы оказались не столь хрупкими и податливыми растениями, какими выглядели до той поры. Веточка согнулась под нажимом, но не спешила переломиться. Пришлось покрутить ее и стиснув зубы оторвать от гибкого ствола. Посмотрев на полученный трофей, маркиз обрадованно улыбнулся, но вспомнил, что подруг было две и оказалось бы сущим невежеством предложить цветок только одной из них. Ярко бордовая похожая на бархат роза привлекла взгляд маркиза. Со счастливой улыбкой он кинулся к кусту и протянул руку, к веточке, на которой красовались сразу три полураспустившихся бутона. Послышался хруст обламываемой веточки и треск рвущихся кружев, маркиз зажмурился от пронзительной боли и рванул веточку на себя. Прижимая к груди драгоценный трофей, он выставил перед собой руку, с сомнением оглядывая исцарапанное запястье в обрамлении изодранных кружев. Что скажет Бонтан? Эти кружева бесценны... Не долго думая, Франсуа отодрал манжеты с одного рукава, переложил драгоценные трофеи в другую руку и точно также поступил с манжетой второго рукава. Отшвырнув ставшие никчемными кружева в сторону, де Виллеруа отряхнул капли воды и листья с камзола и громко кашлянул, чтобы дать о себе знать. Конечно же, он и не предполагал, что увлеченные разговором девушки могли бы услышать треск отламываемых веточек или шуршание гравия под туфлями маркиза.

- Ора! А вот и я! Вы не долго ждали меня? - радостно возвестил о своем появлении маркиз, выскакивая из-за кустов на дорожку, ведущую к фонтану и скамеечкам.

- Доброе утро, мадемуазель, - поприветствовал он Луизу де Лавальер и протянул ей веточку с розовым бутоном, - А вот эта для Вас, Ора, - он вытянул перед собой веточку с тремя бордовыми бутонами, которую прятал до этого за спиной, и улыбнулся девушке, - Вот увидел их и сразу же подумал, что они чудесно подойдут к Вашему платью... или к прическе. И вообще, - засмущался он, увидев улыбки в глазах обеих девушек, - Они так чудно пахнут. В комнатах от их запаха будет как будто бы в Волшебном лесу... ну или в маленькой оранжерее. Правда же?

4

Отправлено: 13.06.12 21:42. Заголовок: Заканчивая рассказыв..

Заканчивая рассказывать в лицах и красках о своем приключении в покоях маршала дю Плесси-Бельера, Ора все чаще поглядывала туда, где над крышами дворца возвышалась башня с часами. Полдень. Вся молодежь, должно быть, собралась на лужайке, а они с Луизой все еще ждут маркиза де Виллеруа здесь, в королевской оранжерее, где им, по хорошему, вовсе даже не след находиться без Мадам. И хотя голосок мадемуазель де Монтале оставался по-прежнему смешливым, в глазах ее все чаще проглядывало беспокойство. Чем закончился тет-а-тет маркиза с королевой-матерью? Простое воспоминание о бледном лице, так неожиданно появившемся в окне королевской опочивальни, гнало по позвоночнику целый табун ледяных мурашек, а каково же было бедняге Франсуа?

Луиза, и не подозревавшая о снедавшем подругу беспокойстве, безмятежно улыбалась забавному рассказу, разглядывая яркие картинки на расписном веере, а Ора уже готова была кусать пальцы от тревоги. Останавливало только то, что Лавальер ничего не знала о порученной Франсуа задаче изображать самого короля в его отсутствие, и озабоченность подруги невольно могла бы выдать сей государственный секрет. Потому Монтале продолжала улыбаться и развлекать себя и Луизу пересказом сценки между нею, Виллеруа и де Вьевилями, разыгравшейся в караульной мушкетеров.

Однако выдержка ее была почти на исходе, и Ора уже готова была отбросить притворную веселость и пожаловаться подруге на затянувшееся ожидание, когда где-то поблизости вдруг хрустнула веточка, и вслед за тем из-за розовых кустов послышалось неуверенное покашливание. Встрепенувшись, Монтале устремила на дорожку полный надежды взор, и ожидания ее не обманулись: в обрамлении блестящей темно-зеленой листвы нарисовался знакомый долговязый силуэт.

- Ну наконец-то! – воскликнула она, радостно потягивая маркизу обе руки. – Долго? Вы еще спрашиваете! Я уже почти отчаялась Вас дождаться, милый Франсуа, и не переставала спрашивать себя, все ли с Вами в порядке.

Веселые искорки в глазах мадемуазель были вызваны, надо сказать, не только радостью по случаю долгожданного явления королевского пленника. Маркиз опять был одет с чужого плеча и выглядел презабавно. Оре потребовалась пара минут, чтобы сообразить, что именно в новом обличии Виллеруа показалось ей необычным, и лишь когда он с изящным поклоном протянул Луизе розовый бутон, маленькую насмешницу осенило: вместо пены кружев, в которой обычно тонули руки придворных модников, запястья маркиза, по-юношески худые, без всякого прикрытия торчали из узких манжет, сквозь которые были продернуты атласные ленты бантов. При более пристальном рассмотрении цепкий взгляд практичной девицы Монтале, только что переворошившей почти целый сундук превосходных кружев, углядел разлохмаченный обрывок, выглядывающий из под одного манжета. Остальное сообразительная мадемуазель дорисовала сама и невольно вздохнула, представив себе плачевную судьбу бесценных кружев. Камердинеру Виллеруа можно было только посочувствовать: воистину, платье горело на маркизе сизым пламенем, и о размерах счетов от портных и белошвеек лучше было не задумываться.

Однако же все практичные соображения и язвительные замечания мигом улетучились из кудрявой головки Оры, когда Франсуа, отчего-то краснея и смущаясь, подал ей веточку с полураспустившимися розами глубокого винного цвета. От их великолепия у девушки перехватило дух, и она не сразу сумела ответить благодарной улыбкой на застенчивую усмешку маркиза.

- Какая… какая прелесть! – она с трепетом приняла тяжелую веточку и заторопилась приложить ее к корсажу, ища одобрения в глазах Луизы, которую Ора считала самым авторитетным arbiter elegantiarum* в вопросах стиля. – Правда же, красиво? Ах нет, какое там красиво – восхитительно! И аромат, аромат просто божественный!

К корсажу запасливой Монтале всегда была приколота парочка булавок «на всякий случай», поэтому она немедля пришпилила подарок к платью. Раскрасневшись от удовольствия, Ора вовсе не задумалась о том, что скажут статс-дамы Мадам при виде роз, которые в апреле могли взяться лишь из одного источника: личной оранжереи Его Величества, закрытой для простых смертных, таких как скромные фрейлины Монтале и Лавальер.

- Но что же Вас так задержало, Франсуа? – в приливе благодарности Ора вмиг позабыла о всех недостатках туалета маркиза и помнила лишь о том, что он только что избегнул смертельной опасности. – Расскажите мне, что королева-мать? Как Вы от нее избавились?

Тревожная мысль омрачила ее живое личико, и, не дожидаясь ответа молодого человека, она нервно добавила, невольно снизив голос.

- А… что, Ее Величество не узнали меня, как Вы полагаете?

*арбитр элегантности

5

Отправлено: 17.06.12 20:16. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества крон-принца Ференца Ракоши. 3 //

- Вы уверены, что это приглашение не ловушка, мой князь? - тихо спросил Каринти на венгерском, - Разве мы не видели короля в обществе мадам...

- Не нужно имен, Янош, не нужно даже если мы говорим на нашем языке, - остановил его Ференц, - Госпоже де Моттвиль нет необходимости выдумывать подобные шутки. И если она передала, что Его Величество ждет меня в своих покоях, то никакого другого смысла в ее словах и быть не может. Она не из тех людей. В конце концов, Людовик мог вернуться раньше... кто знает, к чему привела их эта прогулка... и может быть они вернулись вместе...

- Но графиня... Вы слышали, о чем ходят слухи при дворе? Покуда Вы переодевались, я был в приемной герцога Орлеанского...

- Вот как? Зачем же, Каринти?

- Чисто случайно... - густо покраснев шевалье отвел взгляд себе под ноги, сделав вид, что сосредоточен на подсчете ступенек лестницы, - Не это важно. Важно то, что при дворе все пребывают в уверенности, что графиня, да да та самая графиня отбыла еще рано утром после бурной сцены, имевшей место между ней и королем. Вот так то. А еще...

- Право же, Янош, я не знал, что Вы такой любитель сплетен и слухов, - прервал поток новостей князь, - Если Вам так нравится слушать последние дворцовые новости, то я рекомендую Вам впредь навещать приемную Ее Величества королевы-матери, там то уж точно Вы услышите и о конце света и о рождении трехголового младенца и бог знает что еще.

Они спустились по узкой винтовой лестницей, предназначенной для срочных курьеров и прислуги, и последовали за слугой, одетым в ливрею цветов королевы-матери по незнакомому им коридору.

- Куда Вы ведете нас, сударь? - спросил Ференц, недоверчиво оглядывая пустые побеленные стены коридора, лишенные каких-либо украшений, - Нам нужно попасть к Его Величеству, а этот коридор... я не нашел бы его достойным королевских аппартаментов.

- Ее Величество велели проводить Ваше Высочество к королю тайным ходом.

- О... так значит, мой арест все еще в силе? Интересно, что нам скажет на этот счет кузен.

- Ее Величество пожелали, чтобы Вы прошли через сад, Ваше Высочество. Но только один. Ваша свита должна остаться здесь, - ответил слуга, нисколько не смущенный словами князя о аресте.

Они как раз вошли в маленькую комнатку, видимо, принадлежавшую королевскому садовнику, так как все в ней было заставлено полками с горшками с цветочной рассадой, на стенах повсюду были развешаны садовые инструменты. У небольшой кадки, наполенной до краев водой, стояли лейки и ведра всевозможных размеров.

- Ого! Да это же прелестнейшая идея, мой князь! - воскликнул воодушевленный очередной идеей Ласлов и сорвал с крюка соломенную шляпу, - Вот возьмите эту шляпу.. она будет куда лучше на Вас, - не замечая протестующего взгляда безукоризненно одетого в свой лучший наряд князя, он сорвал с его головы шляпу украшенную белоснежными перьями и нахлобучил вместо нее широкополую потертую на краях садовничью шляпу, - О! Теперь Вы можете выдать себя за садовника и никто и не узнает Вас. Ну, почти никто, - добавил он после секундного молчания, притворяясь, что критически осматривает творение рук своих.

- Ласлов!

- Да полноте, Янош! Это же шутка... а мой кузен любит шутки подобного рода. Помнится мне, он как-то рассказывал о том, как переодевался садовником, чтобы встречаться в оранжерее с кем-то из придворных дам, - он деликатно умолчал о графине де Суассон, не желая подбросить еще одну кость любителям сплетен, как знать, может быть этот молчаливый слуга из свиты королевы-матери, один из тех, кто разносит подслушанные разговоры статс-дамам Ее Величества на закуску к полуденному чаю, - Господа, ждите меня здесь. И ни в коем случае не выдайте свое присутствие. Что бы не происходило в саду, Вы не должны ни увидеть, ни запомнить ничего. Это мой приказ.

Надвинув шляпу набок, Ференц подмигнул лакею, поспешившему скрыться за дверью, чтобы не оказаться под градом насмешек не слишком учтивой мадьярской свиты.
В саду было свежо и совсем по-весеннему ярко от распустившихся цветов. Проходя по усыпанной гравием дорожке князь разглядывал диковинные для его взора роза, распустившиеся раньше обычного для них времени. Розовые, темно красные, нежные едва только тронутые розовым цветом на концах лепестков, белоснежные... винные...
Вдруг из-за кустов он услышал звуки голосов и он был готов поклясться, что один голос точно принадлежал Смугляночке! Неужели и юная мадемуазель была здесь в королевской оранжерее? Но как? Ференц оглянулся вокруг себя. Видимо, разговаривавшие были прямо в двух шагах от него, но их скрывали густые ветви розовых кустов. Не решив еще, сделать ли ему вид, что он никого не услышал и не заметил, или же объявить о своем присутствии увлекшимся собеседникам, князь сделал несколько шагов вперед, кляня шуршащий под туфлями гравий.

- Ого! Так вот Вы где, кузен! - воскликнул он, когда за поворотом увидел высившуюся у фонтана фигуру в знаком костюме, - А мне передали, что Вы  больны и оказались в постели с приступом мигрени. Право же, я и подумать не мог...

Покуда он приближался к небольшому фонтану, окруженному мраморными скамеечками, князь разглядел сидевшую там мадемуазель де Лавальер, которую крепко запомнил благодаря инцинденту с шутливым похищением ее из кареты маршала дю Плесси весельчаком Ласловом. Рядом стояла мадемуазель де Монтале собственной персоной, радостно улыбавшаяся стоявшему спиной к князю Людовику.

- Милые дамы, вы несравненны, а в обрамлении этих прекрасных цветов просто очаровательны, - не удержался от комплимента Ференц и поклонился, размахивая перед собой соломенной шляпой, - Кузен, Вы посылали за мной? Если бы я знал, что Вы несколько заняты... - он улыбнулся мадемуазель Смугляночке, выглядевшей такой заразительно счастливой, хоть и несколько встревоженной, что впрочем Ференц со всем свойственным ему чистосердечием принял на свой счет, - Я несказанно рад видеть Вас, мадемуазель.

6

Отправлено: 17.06.12 22:44. Заголовок: Как красиво смотрели..

Как красиво смотрелись розы, добытые ценой порванных кружев, на платье мадемуазель де Монтале! У Франсуа даже не нашлось слов, чтобы сделать приличествовавший случаю комплимент девушке, заслуживавшей не только подарка в виде скромного букета из роз, но и благодарность за то, что она решилась выйти из покоев герцогини Орлеанской несмотря на данное ей поручение, и даже дождалась маркиза в саду, хоть это и грозило встречей с самой королевой-матерью.

- Ой, Вы не представляете, Ора, что было! Сама королева-мать явилась! То есть, ну да, Вы же были тому свидетельницей... ой, что было!

Франсуа покраснел, вспомнив, как Ее Величество не подошла ближе чем на три шага к постели, дав мнимому больному Величеству понять, что ей далеко не приятно общение со страдающим от похмелья сыном.

- Мне было так стыдно, что пришлось разыгрывать комедию. Ведь Ее Величество так переживала из-за болезни короля, - искренне признался де Виллеруа и опустил глаза, как будто был виноват не только перед королевой-матерью, но также и перед Орой и Луизой.

- Ее Величество спросила, кто там был в саду, но ничего более того. Я солгал. Это так ужасно. Я солгал самой королеве, - со вздохом повторил он и продолжил рассказ, машинально накручивая на палец ленту от распустившегося банта, - Я сказал, что то была кузина месье Бонтана... что она принесла лекарство, - тут маркиз сглотнул и поперхнувшись закашлялся, - От похмелья. О господи, что же Ее Величество теперь думает о короле! Мне не следовало так говорить, да?

Маленький камешек соблазнительно лежал у самого носка туфли, Франсуа долго смотрел на него, покуда рассказывал Оре о визите королевы, смотрел, примериваясь как бы поддеть его и подбросить носком. Но когда он уже собрался было поднять ногу, чтобы запустить камешек высоко через близлежащие кусты, сзади послышались чьи-то шаги. Маркиз настороженно прислушался, кто-то осторожно приближался к ним. Может, это Бонтан с докладом о накрытом обеде, который ждал незадачливых друзей в кабинете короля?

- Ах да и вот еще! - вспомнил вдруг де Виллеруа и посмотрел в глаза Оры, - Я... как бы это сказать... я пригласил князя Ракоши. То есть не я. Король. Просто, его посадили под домашний арест. А мне стало... ну, не по себе что ли... и я попросил Ее Величество вызвать князя сюда. То есть к королю. Ох, не знаю, что меня дернуло за язык. Вот теперь Его Высочество явится, а тут я.

И как воплощение всех его страхов из-за спины послышался веселый голос мадьярского принца, да так близко от них, что де Виллеруа едва не выпрыгнул из королевских туфель вместо того, чтобы пнуть наконец ожидавший того камешек.

- Это он? - с расширившимися глазами спросил Франсуа, не сразу решившись повернуться к кузену короля лицом, - Что же делать? Не убегать же  в самом деле, - прошептал он, от волнения покрываясь гусиной кожей.

Его Высочество успел подойти к ним настолько близко, что маркиз почувствовал спиной легкий ветерок от взмаха шляпы. Не отвечать на вежливое и вобщем-то нисколько не выражающее обиду привествие князя было бы крайне грубо и король никогда так не поступл бы. А посему... де Виллеруа набрался смелости и медлено, чтобы не показаться неестественным, развернулся к князю полубоком, в ожидании поддержки поглядывая на Ору и ее притихшую подругу.

- Добрый день, Ваше Высочество, - вырвалось у маркиза помимо его воли, и он не подумав по привычке снял шляпу перед князем, так как сделал бы это при встрече с любым дворянином.

7

Отправлено: 20.06.12 17:50. Заголовок: Из сбивчивого расска..

Из сбивчивого рассказа маркиза о том, «что было, что было», Ора поняла только одно: -инкогнито ее не было раскрыто Анне Австрийской. А вслед за облегчением к хохотушке Монтале вернулся и озорной настрой.

- Да что Вы такое говорите, милый Франсуа! Право же, мне впору обидеться на Вас за сравнение с кузиной господина Бонтана, дамой, без сомнения, превосходящей меня обширностью достоинств. Неужели нас действительно можно перепутать? Ох, сомнительно мне это. Ну разве что Ее Величество никогда не видела эту пресловутую кузину.

На самом деле, сравнение не обидело ее нисколечки, потому что Монтале хорошо знала, что  в минуты душевной тревоги, когда совершенно не знаешь, что сказать, а сказать хоть что-то надо немедля, язык сам собою выдает неожиданные вещи, редко имеющие нечто общее с действительным ходом мыслей. Но как упустить такую возможность чуточку куснуть молодого человека, когда он так заразительно смущается, принимая шутки маленькой насмешницы за чистую монету.

Однако же, куснув, Ора по доброте душевной готова была и немедленно утешить, тем более, что весьма несчастный вид маркиза недвусмысленно намекал на то, что капелька ободрения ему не помешает.

- Ой, не волнуйтесь за реноме Его Величества, бога ради. Неужели королева Анна так строга, что запрещает сыновьям пить? Ну не знаю, как Месье, а Его Величество точно не производит впечатление человека, отказывающего себе в таких маленьких радостях жизни, как доброе вино или вкусная еда. Напротив, все наслышаны о королевском аппетите. А где аппетит, там и перебор случается, чего уж там.

Проблема, терзающая Виллеруа, и впрямь казалась ей не стоящей и выеденного яйца. Куда больше Ору беспокоило то, что в пылу волнения Франсуа, казалось бы, совсем забыл о том, что Бонтан строго-настрого наказывал хранить королевскую тайну ото всех. И вот, после того, как она перенесла столько душевных терзаний из-за невозможности рассказать Луизе о том, что же, собственно, происходит, маркиз с каждым оброненным словом был все ближе и ближе разоблачению. Напрасно она делала ему большие глаза, не решаясь вслух призвать молодого человека к осторожности. Услышав же о том, как неосторожно Франсуа пригласил к себе князя Ракоши, Монтале и вовсе лишилась на минуту дара речи, что с ней случалось крайне редко и только по особым случаям.

- Князь? Вы пригласили князя Ракоши? Сюда? Но как же… - обуреваемая двумя весьма противоположными чувствами, она уже собиралась спросить у Виллеруа, зачем, ради всего святого, ему понадобился мадьярский принц, когда, подняв глаза, увидела за спиной маркиза предмет их разговора, в комичной соломенной шляпе и с озорной улыбкой на лице.

- Ааааа, - вырвалось у нее нечто нечленораздельное, потому что говорить, глядя на неописуемое выражение на лице маркиза, не было никакой возможности. Рядом сдавленно кашлянула Луиза, пряча смеющиеся глаза в ладонях.

- Ваше Высочество! – воскликнула Ора, отвечая на цветистое приветствие Ракоши, раскращившее ее щечки в тон приколотым к корсажу бутонам. – А Вы легки на помине: не поверите, ведь мы вот только что говорили о Вас.

Господи, еще секунда, и князь спросит Франсуа, что тот делает в королевском розарии, да еще и в королевском платье! И маркизу придется объяснить свою игру в переодевание здесь, на глазах у них с Луизой. О нет, только не это! То есть, в том, что ее честнейшая Лавальер, поклявшись хранить тайну, будет держать свое слово свято, Монтале не сомневалась, но, зная подругу, в чем-то удивительно схожую с де Виллеруа, всерьез опасалась, что подобное испытание окажется Луизе не по силам, и та проговорится где-нибудь невольно, а потом будет мучиться из-за нарушенного обещания. Зато в Ракоши она не сомневалась ни минуту, хорошо запомнив, с какой охотой мадьярский принц вызвался вчера скрыть внезапное возвращение маршала дю Плесси во дворец и даже не выразил при этом никакого удивления. Мужчины всегда лучше понимают друг друга.

- Князь, Его Величество просил маркиза передать Вам нечто важное, не так ли? – она настойчиво  взглянула в глаза Франсуа и для верности даже взяла его за руку, жалея, что пожелания нельзя передавать через пальцы. – Думаю, будет лучше, если Его Светлость сообщит Вам это известие приватным образом, пока мы с Луизой подождем вас здесь.

Но тут в кудрявую головку Оры закралась тревожная мысль: а что, если причина, по которой Виллеруа вызвал князя на «аудиенцию» такова, что Ракоши придется немедля отправиться куда-нибудь еще?

- Обоих! – вырвалось у нее.

Кажется, Франсуа говорил о полднике на троих? Но ведь где трое, там и четвертому перепадет в достатке. Ах если бы…

8

Отправлено: 20.06.12 23:13. Заголовок: - Добрый день, дорог..

- Добрый день, дорогой... маркиз? Маркиз, это Вы? А я то ломал голову, каким образом кузен мог вызвать меня к себе, если он, - уловив повисшее неловкое молчание, князь оборвал себя на полуслове и обратил сияющее улыбкой лицо к мадемуазель де Монтале, из всех троих она единственная выказала радость его появлению и казалось бы нисколько не удивилась.

- Вы говорили обо мне, дорогая Ора? Наш уговор о дружбе еще в силе? - спросил он заговорщическим тоном, поймав порхавшую в воздухе ручку мадемуазель, - Ведь мне простится вольность и пренебрежение придворными ритуалами. Хотя бы здесь, - он окинул взглядом окружавшие их со всех сторон ровные ряды аккуратно подстриженных кустов, образовывавших затейливый зеленый лабиринт в королевской оранжерее, - Меня утомляет необходимость расшаркиваться при каждой встрече... но, слава богу, теперь мне определен законный отдых от всех придворных ритуалов и церемоний. С сегодняшнего утра я под домашним арестом, друзья мои!

Он с усмешкой на губах оценил эффект, произведенный его словами. Ну да, аресты еще не стали повседневной практикой при дворе Людовика, но кажется, все шло к тому. И судя по тому, что маркиз скорее испуган их встречей, нежели удивлен, он уже свыкся с мыслью о том, что любой может оказаться взаперти против своей воли.

- Так Вы желали передать мне что-то, месье? - обратился Ференц с вопросом к Виллеруа, следуя наводящей мысли Оры, к его радости нисколько не растерявшейся при новой встрече с ним, - Но право же, что может быть столь приватным, что мы должны лишать себя общества двух милых и очаровательных мадемуазелей? - он вопросительно смотрел на маркиза, читая в его глазах скорее нерешительность, нежели желание сообщить ему нечто приватное. Если только дело не касалось его недавней встречи с кузеном в заброшенной деревушке у парижского тракта. Но разве он успел обидеть Людовика? Или... нет, это совершенно абсурдно и невероятно - графиня де Суассон не могла и никогда не восприняла бы его вежливые пусть и несколько пылкие ухаживания как оскорбление чести и достоинства. Тогда что же? Ведь с ними ничего не случилось?

- Вы подождете нас, слово чести? - спросил он, глядя по очереди то на Ору, то на ее разрумянившуюся от смущения подругу, - Тогда мы не заставим Вас заскучать в ожидании.

Выкрикнутое им вдогонку слово заставило Ференца обернуться, он приложил пальцы к губам и послал шутливый воздушный поцелуй Оре. Вот с кем ему было по нраву и по сердцу, легко и непринужденно, без надобности сдерживать очередную шутку или скрывать улыбку за вежливой миной, опасаясь, что красавица воспримет его веселое обхождение как насмешку или что хуже низменное ухажерство. Эти милые провинициалки не были испорчены вывернутой наизнанку придворной моралью, и что-то было еще в этой де Монтале... что-то вольнолюбивое как у него и легкое, можно сказать легкомысленное, но только в том благом смысле этого определения, которое означает нрав свободный от предрассудков и лицемерия.

Лицо князя посерьезнело, когда они оказались за плотной стеной высокого боярышника, невидимые глазам девушек, и кажется не слышимые также. И все-таки Ференц понизил голос до шепота, снова заговорив с маркизом.

- Что случилось с Его Величеством, маркиз? Говорите же, ради бога? Я видел короля этим утром и клянусь Небом, он был в здравии. И насколько я могу судить о нраве своего кузена, ничто не предвещало внезапной болезни или хандры. Так что, избавьте меня от этих слухов, ими полнятся стены дворца и я уже в курсе всех сплетен. Но мне то Вы можете сказать, как все есть на самом деле. Им необходима моя помощь? Скажите же! Несмотря на арест, я могу сбежать из Фонтенбло на выручку. Только говорите, говорите же, или клянусь Святой Марией я решу, что Вы играете со мной злую шутку.

Сузив глаза, князь с самым решительным видом смотрел в лицо маркиза, отмечая не только нерешительность последнего, но и явную душевную борьбу, словно его связывала какая-то тайна, которую он не смел окрыть даже кузену короля.

- Да говорите же! Силы небесные! Я знаю, что Луи сбежал из дворца, если это и есть то, что Вы не можете открыть мне сами, - не выдержал князь и сам выложил то, что поклялся хранить в тайне. Да простит ему кузен и тем паче прекрасная графиня, но бог тому свидетель, иначе он не смог бы заставить де Виллеруа открыть ему ту же самую истину.

9

Отправлено: 21.06.12 19:15. Заголовок: Пожатие руки вывело ..

Пожатие руки вывело Франсуа из ступора, он обратил отчаянный взгляд к Оре, улавливая в ее глазах только что возникшее решение. А в самом деле, зачем еще он мог вызвать князя, как не с тем чтобы передать Его Высочеству нечто важное от имени короля... только вот что? Неужели Ора предлагает ему раскрыть розыгрыш с переодеванием, предав тем самым обещание сохранить в тайне отъезд Его Величества?

В словах князя маркиз уловил скрытый намек на то, что Его Высочество хоть и позабавился переодеванием маркиза в королевское платье, но не обманулся и не был слишком удивлен к тому же. И с какой же завидной легкостью мадьярский принц констатировал новость, ужаснувшую самого маркиза, что по приказу королевы-матери Его Высочество оказался под домашним арестом, лишенный не только привелегии принимать участие во всех придворных увеселениях, но даже и выходить из собственных покоев. Вот уж не думал Франсуа, что кто-то еще в это утро попадет в такую же засаду как он.

- И Вы под арестом, - повторил маркиз, непонимающе глядя на усмехавшегося над собственным несчастливым положением принца, - Это ужасно... я не мог ничего сделать, - попытался он оправдаться, но упреждающий взгляд Оры молнией брошенный в сторону Луизы и потом на князя, заставил его оставить извинения при себе, - Да, князь... мне действительно поручено передать Вам... пройдемся...

Напутствие Оры заставило де Виллеруа покраснеть и с приятностью для себя вспомнить о готовящемся для них троих обеде. А отчего бы и в самом деле не пригласить князя остаться на обед вместе с ними? За столом будут две дамы и два кавалера, ну чем не изысканное общество? Тем более, что они с князем в каком-то роде теперь сотоварищи по несчастью, оба привязанные к своим или в случае маркиза к королевским покоям, оба под фактическим арестом.
Торопясь поскорее вернуться к ожидавшим их фрейлинам, Франсуа спешил следом за князем, увлекшим его за поворот аллеи.

- А что случилось с Его Величеством? - непонимание де Виллеруа превзошло все возможные пределы, а что собственно могло случиться с королем, чтобы князю так переживать из-за того? - Как, Вы видели Его Величество? Но, тогда Вы должны знать... - не решаясь раскрыть королевский секрет, маркиз умолк и вместо того, чтобы разрешить все беспокойства кузане Его Величества одним ответом, слушал предположения князя одно страшнее другого, покуда тот не встряхнул его за плечи и не ошарашил собственным признанием.

- Так Вы все знаете, Ваше Высочество? - не веря своим ушам переспросил Франсуа и тут же залился краской, - Ну да... то есть, так и есть. И я здесь просто затем, чтобы все думали, что Его Величество во дворце. Ну, чтобы не случилось чего.

Как же быть? Что еще требовалось для объяснений с князем и следовало ли ему признаваться в маскараде? Или это было очевидным и без его слов? Франсуа в замешательстве взглянул на порванные рукава и тут же заметил брошенные им кружева, валявшиеся белоснежной пеной на гравиейвой дорожке. Хорошо же он выполнял свои обязанности, нечего сказать - изодрал королевскую рубашку и камзол... испачкал штаны, когда неловко спрыгнул с лестницы... что еще? Впрочем, это все не занимало так уж много внимания маркиза, только лишь столько, сколько времени он уделил рассматриванию ущерба нанесенного шипами розовых кустов королевской одежде, красовавшейся на нем.

- Этот камзол... одежда... Его Величество велел мне переодеться, чтобы не вызывать подозрений. Но мне вряд ли удастся кого-нибудь обмануть, случись какому-нибудь министру короля или придворному проникнуть в покои, - со вздохом признался Франсуа, - Месье Бонтан помогает мне. Кстати, он распорядился об обеде. А Вы не желаете остаться с нами на обед, князь? - совершенно непроизвольно предложил маркиз, радуясь возможности разделить томительные часы ожидания возвращения короля в компании Оры и ее подруги и к тому же такого известного весельчака и затейника как князь Ракоши, - Оставайтесь, ради бога, князь! К тому же, если кто-то пожелает востребовать аудиенцию у Его Величества, Вы сумеете отвадить любого, даже самого настойчивого просителя. То есть, Ваше слово будет более весомым.

Что бы такого еще добавить в пользу обеда? Маркиз провел ладонью по подбодку и задумчиво потер его. Вот Ора непременно нашла бы тысячу предлогов для мадьярского князя, да для любого, чтобы уговорить остаться с ними. А что же он сам? Неловко улыбнувшись маркиз обернулся в сторону оставленных в ожидании девушек.

- Я думаю, что демуазели де Лавальер и де Монтале будут рады, если Вы согласитесь, Ваше Высочество. Они не простят мне, если я вернусь один, - добавил он, вспомнив, как Ора сама крикнула им вдогонку "Обоих!", - Идемте же... и к тому же, надо еще найти выход отсюда. Когда я выходил в этот сад, я вообразить себе не мог, что здесь самый настоящий лабиринт, а не оранжерея... удивительно, как только маркиз дю Плесси-Бельер никогда не теряется здесь.

Де Виллеруа набрался смелости и первым пошел обратно к фонтану, где их ждали Ора и Луиза, ожидая, что после таких убедительных доводов князь не найдет что сказать в качестве возражения его просьбе. К тому же, в душе Франсуа надеялся, что улыбка Оры и ее убедительные доводы окажутся куда более весомыми и уж непременно убедят князя. Его еще волновал вопрос, где князь встретил Его Величество и не получил ли он какие-либо указание касательно дальнейшего маскарада, но вопросы так и зстряли, незаданными вслух.
Стук растворяемых оконных рам эхом раздался по всему саду, отраженный от стен дворца. Де Виллеруа поднял голову, но никого не заметил. Однако же, это не могло означать, что их не видели. А если видели, то кого именно? Прогуливающегося по саду короля в сопровождении... о, да ведь на князе была надета широкополая соломенная шляпа королевского садовника... значит, все что увидят сверху - это прогуливающегося в сопровождении садовника короля... и еще двух фрейлин... щеки де Виллеруа вспыхнули. А ведь оранжерея, находившаяся посреди дворца была далеко не таким безопасным и огражденным от любопытных взглядов местом.

- Мне кажется, нам лучше всем пройти в покои, - предложил Франсуа, когда они с князем вернулись к фонтану, - Обед накроют в королевском кабинете... там никого кроме нас и месье Бонтана не будет. Я приказал принести побольше десертов, - добавил он с улыбкой глядя на Ору, всем своим видом выражая - я ведь пообещал Вам и Луизе, что мы повеселимся на собственном пикнике!

10

Отправлено: 24.06.12 17:03. Заголовок: - Как все удачно скл..

- Как все удачно складывается, - воскликнула с довольным видом Монтале, едва молодые люди скрылись за стриженными кустами. – Королевский обед, да еще и в такой веселой компании. И пусть мне не рассказывают о том, как чудесно было в парке, я все равно не поверю, что под присмотром королевы-матери можно почувствовать себя счастливой.

- Ора, милая Ора, но ведь это же нехорошо! – в голубых глазах Луизы плескалась укоризна. – Нельзя отзываться о матушке Его Величества так неосторожно. И потом, подумай, что будет, если мадам де Тианж хватится нас и не найдет в гардеробной. Знаешь, я уже жалею, что согласилась пойти с тобой, оставив кружева без присмотра.

Беспечная брюнетка лишь пожала плечами на строгое замечание подруги.

- Глупости. Бьюсь об заклад, душа моя, что маркизе де Тианж сейчас не до нас и, тем более, не до чужих кружев.

- А вдруг? – Лавальер поднялась со скамейки и расправила юбку. – Я не могу так. Надо хотя бы сходить и глянуть, как там дела с сундуками Ее Высочества. В конце концов, их оставили под нашу ответственность, и это наш долг.

- Ну ладно, ладно, сходи и убедись своими глазами, что там все в порядке, все приданое Мадам давно разложено по ящикам, весь список сверен, и беспокоиться ровным счетом не о чем, - Ора вздохнула, покоряясь неизбежному: спорить с совестью подруги всегда было занятием бесполезным. – А потом возвращайся, мы будем тебя ждать. Только поскорее, а то бедный маркиз рискует умереть с голоду, аппетит у него тот еще. И смотри, не вздумай остаться в своей комнате и бросить меня тут одну с двумя кавалерами, это будет очень нехорошо с твоей стороны.

За поворотом уже слышались голоса молодых людей, и Ора замолкла, опасаясь, что ее услышат. Однако маркиз с князем были заняты беседой и вряд ли успели расслышать ее негромкую жалобу.

Услышав приглашение Франсуа, Ора улыбнулась, а Луиза, напротив, прикусила губу в замешательстве.

- Нам всем? – переспросила Монтале и обернулась к князю с немым вопросом в глазах. – Да, давайте же скорей уйдем отсюда: мало ли кто увидит нас из окон.

Она тоже встала и протянула подруге руку, но Лавальер отрицательно качнула головой и отступила на шаг, протестующе подняв руки.

- Орочка, милая, мне надо обязательно вернуться в покои Мадам, иначе совесть моя не даст мне покоя. Ваше Высочество, маркиз, - Луиза присела в грациозном реверансе, легко качнувшись вперед.

Ора шутливо нахмурилась и погрозила подруге пальчиком, но Луиза только глянула на нее с немым упреком и, развернувшись, заторопилась по дорожке в направлении потайной двери. Слушая, как поскрипывает гравий под неровной походкой подруги, Монтале невольно поежилась, сердясь на себя за то, что отправила Луизу одну разбираться с горничными и злосчастными сундуками. С другой стороны, если бы они ушли вдвоем, оставив Франсуа, это было бы еще хуже, без всякого сомнения. Маркиз наверняка почувствовал бы себя брошенным. Решив, что поддержка нового друга в его заточении может считаться вполне веским аргументом, фрейлина чуточку успокоилась сердцем.

- Мадемуазель де Лавальер переживает, что мы сбежали, оставив горничных разбирать приданое Мадам, - объяснила она. – Право же, я даже не знаю, как поступить. Думаю, будет лучше, если мы дождемся ее здесь, вряд ли она задержится больше чем на десять минут. Нехорошо будет пойти обедать без нее, ведь правда же?

В том, что Луиза, не найдя их у фонтана, ни за что не осмелится одна отправиться в королевские покои, не было ни малейшего сомнения, уж слишком хорошо Ора знала свою робкую сердцем подругу. Оставалось надеяться, что ни Виллеруа, ни Ракоши не станут сердиться на неожиданную задержку. Она демонстративно опустилась на скамейку, всем своим видом подтверждая намерение ждать Лавальер, не сходя с места.

- Как это получилось, что Вы здесь совсем одни, без свиты, Ваше Высочество, - вид князя в соломенной шляпе был так забавен, что не улыбаться было решительно невозможно. Лишь бы только он не обиделся, решив, что дерзкая фрейлина смеется над наследником венгерского престола. Но нет, такая нелепость не может прийти Ракоши в голову, особенно после вчерашнего приключения.

- Ой, я не рассказывала Вам, Франсуа, как князь спас вчера нас с Луизой?

Глаза Монтале заблестели при одном воспоминании о «похищении сабинянок» из засевшей в грязи кареты и, вспомнив о танцах в таборе, она, наконец, задала вопрос, мучивший ее со вчерашнего вечера.

- А почему Вас не было на вчерашнем маскараде, князь? Неужели королевские балы для Вас слишком скучны?

Никто и никогда не поставил бы ее в пару с трансильванским принцем, но все же Ора хорошо помнила легкий укус разочарования в тот момент, когда взгляд ее обегал великолепную бальную залу Фонтенбло.

11

Отправлено: 24.06.12 22:54. Заголовок: Сбивчивые и несвязны..

Сбивчивые и несвязные слова объяснений маркиза заставили Ференца недоумевать точно также как и минуту назад недоумевал сам маркиз. То, что Людовик был тот еще любитель веселых розыгрышей, князь узнал еще задолго до своего прибытия во Францию со слов королевского посланника при аугсбургском дворе. Но ему еще не доводилось лично или косвенно принимать участие в выдумках кузена. Даже похищение невесты в день свадьбы Месье, свидетелем которому был Ференц, как и добрая половина двора, теперь казалось всего лишь невинным розыгрышем.

- Как, Вы подменили короля? - округлив глаза переспросил Ференц, - Но ради бога, зачем это нужно Луи? Его Величеству, я хотел сказать...

Впрочем, расспросы были излишни, стоило только вспомнить, с кем именно он и его свита встретили короля в деревушке на парижском тракте. Мадам Олимпия, о да, это объясняло все. Значит, все слухи о произошедшей размолвке и отъезде графини из Фонтенбло были всего навсего дымовой завесой! Ай да Луи! Ай да...

- Но, маркиз, как же Вы умудрились обмануть членов Королевского совета, не говоря уже о Ее Величестве? - со смехом спросил Ференц, представляя себе танцмейстера двора, пытающегося изобразить короля, превосходившего его и ростом и статью, что тут говорить, Людовик хоть и не был ни полным ни плотным для своего роста, но все-же выглядел солиднее и куда заметнее чем его фаворит. Князь присмотрелся к костюму, буквально висевшему на плечах маркиза и снова захохотал, представляя себе комичность ситуации, если бы сам батюшка маркиза, герцог де Невиль оказался утром в королевской опочивальне и признал бы в новоявленном короле собственного сына.

- Но Вас не узнали, не так ли? Что же, тем лучше, в таком случае, выходка короля и в самом деле возымеет успех. Но чем я то могу Вам помочь, маркиз? Я под арестом. Хоть это не по Вашему приказу, то есть не по королевскому, я хотел сказать, и все-же приказы королевы-матери пока что еще имеют силу и власть. Но будь что будет. Я к Вашим услугам, маркиз. Тем более, что общество мадемуазель де Лавальер и де Монтале мне очень приятно, - он подмигнул Франсуа и по-дружески хлопнул его по плечу, - Мадемуазель де Монтале милая девушка. И славная.

Кажется, приглашение маркиза де Виллеруа отобедать по-королевски удивило не только князя. По лицам обеих девушек было видно, что до возвращения кавалеров они обсуждали наиважнейший вопрос всего человеческого бытия - быть или не быть, поступиться ли своими обязанностями фрейлин или вернуться к оным. А ведь все дамы из свиты герцогини Орлеанской по слухам, переданным Ласловом, должны быть сейчас на развлекательном пикнике вместе с обеими королевами. Отчего же Ора и Луиза остались во дворце? Князь быстро глянул на де Виллеруа, светившегося улыбкой и удовольствием, как будто обещанный дессерт уже радовал его взор. А может быть это от того, что одной из двух девушек было важнее увидеться с юным маркизом и вторая просто составила ей компанию ради дружбы. Но кто из двоих? Ференц приподнял правую бровь и улыбнулся объяснениям Оры, сыпавшимся с ее губ как из рога изобилия. Решительно, такую находчивость еще поискать!

- Так вот оно что! - воскликнул князь, когда мадемуазель де Монтале завершила свою речь и села на скамеечку возле фонтана с самым решительным видом, - Ну так зачем же дело? Маркиз, Вы никуда не спешите? Лично мне некуда торопиться. Мы дождемся Вас здесь на этом же самом месье, мадемуазель Луиза. Не спешите, любование розами и вдыхание ароматов тоже весьма приятное занятие. Заодно, нагуляем аппетит перед обедом. Не правда ли, маркиз? Да и я, пожалуй, отпущу мою свиту, - он улыбнулся Оре и с видом сообщника, - Откровенность за откровенность, дорогая Ора. Я пришел не один, а со свитой. Нас провели ко входу в оранжерею, поскольку Ее Величество категорически не желает, чтобы я разгуливал по дворцу. Увы, за мои прегрешения я приговорен к домашнему аресту и буду вынужден сидеть взаперти, если конечно, исполняющий роль моего кузена месье де Виллеруа не откажется от моего скромного общества...

Он поймал насмешливый взгляд девушки на своей голове и поднял руку, чтобы поправить шляпу.

- Ах да, я позабыл. На мне позаимствованная на время шляпа, - Ференц от души и весело рассмеялся теперь уже вместе с Орой, - Надеюсь, что месье садовник не станет сердиться на меня. Мои люди  ждут меня в комнате садовника, я мигом схожу предупредить их, чтобы они не ждали меня, и вернусь.

Но в противовес собственным словам князь вовсе не спешил оставить маркиза и Ору, его забавляли вопросы девушки, а ее смех был таким заразительным, что невольно Ференц смеялся вместе с ней. Неожиданным теплом на душе отозвалось и воспоминание о случайной встрече на объездной дороге, когда Ференц и его свита помогли вынести девушек из застрявшей намертво в грязи кареты маршала дю Плесси-Бельера. Перепуганное побледневшее лицо Луизы де Лавальер. Отчаянное и решительное лицо Оры, когда ее подруга оказалась в на грани обморока. Веселье последовавшее за их прибытием в табор... гадания...

Нет, о гадании он вспоминать не хотел. Ференц встряхнул головой, как будто отводя неприятное наваждение от себя и тут же новый вопрос Оры заставил его снова улыбаться ей.

- А... но мы же прибыли на маскарад! Да еще как! Я пригласил на вечер плясуний и скрипачей из табора. Они устроили целое представление в Большом Зале. О, видели бы Вы лица придворных! Вот это было представление, - князь расхохотался вспоминая вытянувшиеся от удивления лица, особенно статс-дам Ее Величества, о... да за такую удачную шутку стоило попасть в кратковременную немилость королевы-матери, - Нет нет, дорогая Ора, поверьте, я нигде не заскучаю, если не пожелаю того. И королевские балы мне по душе. Мы только немного запоздали. И кажется, разминулись с Вами? - все еще смеясь продолжал князь, глядя в лицо девушки, неужели он заметил тень разочарования в ее взгляде? - Мы так и не танцевали с Вами менуэт, - нотки сожаления были вовсе не наигранными, ведь Ференц прекрасно помнил, что просил у мадемуазель де Монтале танец на балу, - Простите меня. Если бы я не задержался допоздна со своими гостями, то непременно застал бы Вас на балу.

Неловкость возникшая вдруг на пустом месте заставила Ференца почувствовать укол совести, такой редкой гостьи в его душе, что он уже и позабыл, когда слышал ее голос в последний раз.

- Но Вы же не лишите меня обещанного Вами танца на ближайшем балу, Ора? Я клянусь исправиться, - неуверенно добавил князь, как будто фрейлина герцогини могла бы возразить ему, князю и наследному принцу Венгрии, но именно потому, что это была самая необычная из всех девушек при французском дворе, и именно потому, что голос совести неожиданно громко и настойчиво твердил ему, что именно он должен просить прощения и милости еще одного обещания, которое он не нарушит, - Так мы уговорились? - нетерпеливо переспросил князь, не умевший слишком долго ожидать ответы, особенно девушек, - Простите меня на одну минуту, маркиз. Я всего лишь скажу своим людям чтобы они не ждали меня. Ора, ради бога, дождитесь меня.

Наверное не следовало просить мадемуазель де Монтале дожидаться его, как-то это негалантно выходило - он просил ее остаться, когда по сути она была гостьей маркиза. Поправляя на ходу соломенную шляпу, Ференц спешил по запутанным аллеям оранжереи, находя подтверждение словам Франсуа о том, что в этом лабиринте было легко заблудиться и потеряться на целый день. Кажется, он уже дважды обходил один и тот же куст с бархатистыми розами глубокого винного цвета, точно такими же как те, что красовались на корсаже Оры де Монтале.

- Вы не заблудились, мой князь? - послышался насмешливый голос Ласлова.

Ференц обернулся и заметил блеснувшие на солнце окна как раз стеной из зеленевшего ярко зеленым буйством боярышника.

- Наконец-то! Я уже потерял надежду отыскать вас! - радостно ответил князь и поспешно обошел кусты, - Шавалье, и вы, господа, все можете быть свободны, - объявил он, - Можете идти, куда вам заблагорассудится. Я останусь гостем у Его Величества. Король пригласил меня на обед.

- Ого!

- А Вы уверены, князь? - недоверчиво спросил шевалье Каринти один из всей свиты Его Высочества не принявший его слова с радостным энтузиазмом.

- Я уверен. Идите и найдите себе развлечение. Это мое желание. Приказ, если хотите.

- Как изволите, воля Ваша, - все также сдержанно ответил Каринти.

Убедившись, что его свита послушная приказу скрылась за дверью, оставив пустой комнату садовника, Ференц вышел обратно на садовую дорожку, намереваясь как можно скорее отыскать дорогу обратно к фонтану. Дорогой он мало обращал внимания на диковинные розы, расцветшие в начале апреля вопреки всем законам цветоводства и природы, не замечал и того, что сворачивал по второму, а то и по третьему разу на одни и те же дорожки. Его занимали веселые воспоминания о танцах в таборе, о чардаше... о сияющих неподдельной почти детской радостью глазах мадемуазель де Монтале... мелькающих в воздухе тоненьких руках девушки... о тонкой талии... о том, как он обнял ее и закружил, подняв в воздух... А какой визг она подняла! Нет, не испуганный, а восторженный, такой задорный и заразительный, что невольно хотелось смеяться и кружить ее сильнее...

- А, вот и я! - воскликнул Ференц, заметив в самом конце дорожки фонтан и фигуры ожидавших там Оры и Франсуа.

12

Отправлено: 25.06.12 09:49. Заголовок: - Мы разминулись? О!..

- Мы разминулись? О! - живое личико Монтале на минуту вытянулось при мысли о том, что не поспеши она вернуться к Луизе… Но сожаления о содеянном никогда не были сильной стороной характера мадемуазели, и глаза ее тут же опять засияли всегдашним лукавством.

- А Ваш менуэт достался Его Светлости, князь, - она весело взглянула на Франсуа, чуть наклонив пушистую головку. – Так что и нам с маркизом не довелось поскучать на балу.

О да, скучным их недолгое пребывание в Большой зале назвать не посмел бы никто. Да и последующий вечер был каким угодно, только не скучным. Нет, положительно, жизнь при дворе начинала нравиться Оре все больше и больше, даже с поправкой на строгости и придирки графини де Лафайет.

- Вы просите у меня танец на следующем балу, Ваше Высочество? – если слова князя о менуэте, брошенные в таборе после веселой пляски, вполне могли быть обычной шуткой, то сейчас его просьба, произнесенная при свидетеле, прозвучала как-то очень серьезно, заставив Монтале порозоветь от удовольствия. Но не посерьезнеть, нет, нет и нет. - Только если мы с Вами вновь не разминемся волей случая, князь.

В глубине души юная кокетка вовсе не жалела о том, что Лавальер оставила ее одну в мужской компании. Не имев возможности привыкнуть к галантному обществу в замшелом Блуа, Ора с наслаждением купалась в комплиментах и восхищенных взглядах, и даже мысль о том, что их, по хорошему, вовсе и не след принимать за чистую монету, не могла испортить ее невинного удовольствия. Она любезно пообещала Ракоши ждать его столько, сколько может потребоваться князю, и, дождавшись, когда шаги его стихнут среди розовых кустов, с довольным видом улыбнулась Франсуа.

- Ну вот, наконец-то мы одни! Скажите, скажите же мне скорее, Вы признались Его Высочеству во всем, или мне следует делать вид, будто я ничего не знаю? Ох, милый Франсуа, Вы не представляете, как это тяжко и неловко. Я чувствовала себя такой виноватой перед Луизой за то, что все время недоговариваю и замалчиваю то, что обещала хранить в тайне.

Взгляд Монтале невольно обратился туда, откуда должна была явиться ее подруга, и пальцы ее сплелись в волнении.

- Никогда не думала, что у меня будут секреты от моей милой Луизон. Мы знакомы всего пару лет, а кажется, что дружили всю жизнь. Я ей всегда рассказывала все-все-все, и она мне тоже. Но сейчас… - нахмурившись, Ора расплела пальцы и принялась теребить кончик банта, украшающего мысок корсажа. – Удивительно, но вчера, когда я придумывала всякие глупости и беспощадно врала, чтобы сбить с толку этого несносного префекта, меня ни разу не посетило ни одно угрызение совести. Я ужасно дурная, да? Господи, да что же это я все о себе, когда Вам еще более тяжело и неловко! Нет, право же, задумав подшутить над своей свитой, Его Величество сыграл с Вами совсем недобрую шутку. Вот так заставить человека лгать и изворачиваться целый день – о, я бы не вытерпела и получаса, маркиз! А ведь Вы выдержали даже испытание матерью! Какой же Вы смелый и находчивый.

Веселый голос возвращающегося Ракоши отвлек мадемуазель от малоприятных мыслей о собственной нечестности, но взамен напомнил ей о другом. Князь помянул домашний арест, быть может, в шутку, но, может, и всерьез. Но за что?

- Но Вы так и не сказали, что заставило Вас пригласить Его Высочество на аудиенцию, Франсуа? Вы хотите отменить наложенный королем арест? Но возможно ли это? Не будет ли это, - она замялась, подыскивая подходящее слово, - узурпацией королевских прерогатив?

13

Отправлено: 25.06.12 23:41. Заголовок: Франсуа был готов ид..

Франсуа был готов идти первым, не в качестве мнимого короля, но как провожатый, гордый тем, что ему предстояло ввести в королевские чертоги самых лучших друзей при дворе. Обеих фрейлин герцогини маркиз причислил к кругу своих самых лучших друзей еще накануне вечером за веселой беседой во время их скромного но ужасно вкусного и главное уютного ужина в комнатке у одной из девушек. Что же касалось князя Ракоши, то во время их короткого разговора де Виллеруа поверил всем сердцем, что можно было доверить князю не только свои секреты, но и самое честь - Его Высочество казался ему воплощением той рыцарской настоящей дружбы, какую описывали авторы античных сказаний. Конечно же, точно так же маркиз относился и к королю, и даже отчасти к маршалу дю Плесси-Бельеру. Но Его Величество был прежде всего королем, а Его Светлость был слишком поглощен собственными делами при дворе, чтобы обращать внимание на молодого человека. И кроме того, принц заметил, какая славная девушка мадемуазель де Монтале! Ну разве же они не друзья?
Итак, приглашение отобедать в королевских покоях было принято, это было видно в глазах Оры и к тому же Ракоши выразил однозначное согласие. Но не тут то было, Франсуа не успел еще повернуть стопы назад к королевской опочивальне, через которую он намеревался провести компанию в кабинет Его Величества, как мадемуазель де Лавальер неожиданно запротестовала и отступила на шаг назад.

- Почему? - вырвалось у маркиза, он не понимал, что же еще могло препятствовать им для веселья, если даже сама Ее Величество благословила вызов князя в королевские покои, а Луиза и Ора в качестве наказания были отстранены от пикника никем иной как самой графиней де Лафайет.

Однако возражать против того, что мадемуазель де Лавальер называла совестью, было невозможным. Франсуа с достаточной легкостью относился к собственным обязанностям, полагая, что все сойдет и так, как оно плывет само собой - к чему делать усилия... если конечно же это не относилось к танцам и балетным постановкам. Пожалуй, это было единственное, к чему юный сын маршала де Невиля относился со всем прилежанием и серьезностью, уступая лишь самому маэстро Люлли в строгости к самому себе и постоянстве в репетициях и танцевальных упражнениях, коими маркиз занимался обычно в утреннее время, если его не обязывали присутствовать на одном из королевских приемах.

- Мы подождем Вас, Луиза! Не спешите так, - крикнул Франсуа вдогонку мадемуазель де Лавальер, которая поспешно удалялась от них, слегка прихрамывая на одну ногу.

- И Вы тоже, князь? Ой... я и не подумал о Вашей свите, - покраснел незнамо отчего маркиз, - Простите, если бы я подумал, о том что Вы придете в сопровождении свиты... хотя тогда, - он вздохнул, - Нам было бы трудно оставить в тайне отсутствие Его Величества.

А между тем Ора уже успела перейти к рассказу о чудесном спасении их с Луизой из кареты, засевшей в грязи. Маркиз слегка зарумянился, представив себе, как бы он подхватил на руки мадемуазель де Монтале и вынес... а вот бы еще и из горящего замка! нет... из озера... или... Заметив насмешливый взгляд Оры, Франсуа окончательно раскраснелся, подумав, что девушка читала его тайные чаяния о подвигах.
Князь пригласил в свои покои цыган! Так вот почему Ее Величество была так разгневана! Еще бы, ведь весь дворец и даже мушкетерские казармы только и говорят что о цыганах, приписывая им все страшные события последних трех дней. А князь пригласил их прямо во дворец, да еще и вывел на бал. О... как его только не арестовали прямо там же на маскараде? Видимо, гвардейцы месье де Варда были так увлечены поисками таинственного кавалера в черном плаще и дорогой шляпе, или как там его описывал сам префект?

Удивленный новым открытием Франсуа не расслышал, точнее не успел обратить внимание на приглашение, которое князь сделал Оре, попросив ее танец на первом же бале. Маркиз только рассеянно улыбнулся, отвечая на веселый кивок князя и посмотрел на Ору. Неизвестно отчего щеки девушки порозовели, что делало ее еще красивее и придавало невероятный шарм. Де Виллеруа потупил взгляд, принявшись разглядывать камешки под ногами, чтобы не оказаться снова пойманным на слишком пристальном любовании мадемуазель де Монтале.

Впрочем, это продолжалось недолго. Князь ушел разыскивать комнатку садовника, где его ожидала свита, и Франсуа остался наедине с Орой.

- Да... то есть нет, - запинаясь отвечал де Виллеруа сначала сбитый с толку фразой мадемуазель о том, что наконец-то они одни, кажется его сердце едва не выпрыгнуло из груди, но маркиз поспешил вернуть себе прежний веселый настрой, чтобы не смутить девушку, и без того, обремененную необходимостью сохранять его секреты.

- Я рассказал князю о том, что Его Величество решил подшутить и приказал мне остаться в опочивальне и выдавать себя за него. Мне кажется, что князь встретил короля, - многозначительно прошептал Франсуа, сделав огромные глаза, - Но только... - он пожал плечами, - Он не сказал мне где они встретились. Видимо, он тоже дал слово держать все в тайне. Так что мы трое знаем о том, Его Величества нет во дворце. А Луиза? Она не знает, - ответил за Ору маркиз и в задумчивости ковырнул камешек носком туфли, - Может быть нам не следует говорить при ней то, что ей неизвестно? И то, что мы здесь в королевских покоях... мало ли Его Величеству захотелось сделать нам приятное, - ухватился за внезапную мысль де Виллеруа и с горящими взором посмотрел в глаза де Монтале, - Какая собственно разница? Мы нисколечки не лжем перед мадемуазель де Лавальер... а потом, Вам ведь не обязательно рассказывать об этом обеде кому-то еще. Ну, до той поры хотя бы, пока Его Величеству не вздумается объявиться и раскрыть свой розыгрыш.

Он обернулся на голос князя, одновременно почувствовав и радость от того, что он так скоро вернулся, и легкую досаду, ведь так хорошо было поговорить с Орой наедине. Особенно когда их связывала такая ужасно важная даже чуточку опасная тайна! Но ничего не поделать, приходилось делить внезапное и что уж говорить веселое приключение, в какое вылился этот маленький королевский розыгрыш, с кузеном Его Величества.

- Ой, Вы напомнили мне! Приказ был отдан Ее Величеством. Так что отменять его я не могу... ну... не объяснив королеве причин и вообще, - Франсуа замялся под пристальным взглядом Оры, сам то он понимал, каково это оказаться арестованным, и всем своим сердцем желал бы помочь князю избежать такой участи, - Позвать его было первым порывом. Я собственно ни о чем таком и не подумал... только вот... помните, в комнате маркизы де Тианж была лесенка, спрятанная в подоконнике? Вот я сразу вспомнил о ней. А может быть у князя в покоях тоже есть где-то такие же тайники. Тогда он мог бы тайно выходить из своих покоев. Это же не будет узур... как это называется? Узурпированием? - он вопросительно взглянул на смеявшуюся де Монтале.

14

Отправлено: 26.06.12 17:10. Заголовок: - Ах нет, Франсуа, э..

- Ах нет, Франсуа, это уже будет не узурпированием, - Ора медленно повторила умное слово, смакуя повторяющиеся «р». – Это будет самым настоящим пособничеством к бегству из под ареста. Даже и не знаю, что хуже, но думаю, что Бастилия в обоих случаях неминуема.

Она весело фыркнула при виде того, как вытянулось лицо Виллеруа при упоминании грозной парижской тюрьмы, куда Его Величество имел обыкновение отсылать провинившихся придворных отдохнуть чуток в обществе гостеприимного месье де Безмо, и помахала приближающемуся Ракоши.

- Как жаль, что Вы уже отослали Вашу свиту, милый князь. Месье де Виллеруа как раз придумал для нее занятие: взломать все подоконники в Ваших покоях. Вчера маркизу несказанно повезло случайно отыскать в наших фрейлинских апартаментах запрятанную в подоконник веревочную лесенку, и он решил, что в Фонтенбло такие удобства должны быть повсеместно. Хотя мне отчего-то кажется, что появись у Вас желание подышать ветром свободы, Вы справитесь и без тайников.

Бурное монастырское прошлое девицы де Монтале включало немало побегов из запертой монахинями кельи, в которых не последнюю роль играли простыни, связанные в длинный жгут с узлами для ног, поэтому она нисколько не сомневалась, что в случае надобности веселые мадьяры сумеют выбраться из заточения при помощи подручных средств. Было бы время. Спасительная ценность вчерашнего открытия прежде всего заключалась в том, что у них с Франсуа времени как раз не было, и бежать надо было немедля. Мысленно Ора пообещала себе в следующее воскресенье непременно поставить свечку святому Николаю, заступнику за беглецов и заключенных, за то, что столь своевременно послал маркизу уже готовую лестницу.

- Кстати, надо бы и мне проверить, не припрятаны ли лестницы в наших с Луизой окнах. На тот случай, если Вам вдруг снова придется ужинать в нашей компании, маркиз. Всегда полезно иметь пути к внезапному стратегическому отступлению.

При слове «ужин» лицо Виллеруа приобрело такое мечтательное выражение, что Монтале почувствовала себя виноватой в том, что из чувства ответственности перед Лавальер морит голодом бедного маркиза. Должно быть, в мыслях он уже видел перед собой накрытый стол с десертами и тем, что еще полагалось королям в полдень.

- Ну где же Луиза? – пробормотала она вполголоса, в тревоге оглядываясь на пустующую дорожку. Не случилось ли в покоях Мадам чего-нибудь, не дающего Лавальер вернуться? Нет, только не сейчас!

15

Отправлено: 26.06.12 20:13. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3 //

Мэтр Ватель не позволил себе задержаться с выполнением заказа, поступившего из королевских покоев ни на минуту. Его не отвлек даже тот факт, что его внимания требовали на Большой Лужайке, где по вине Месье невнимательного ко всему окружающему кроме собственной персоны обвалился шатер, установленный для пикника дам. Поглощенный сооружением пирамиды из засахаренных фруктов, которые он умудрился сохранить в первозданном свежем виде с осени по ему одному известному рецепту, Ватель едва только двинул густыми бровями, услыхав, что Его Величество ожидает полуденный обед на трех персон. Пожалуй, это можно было назвать из ряда вон выходящим, ведь насколько было известно Вателю, в полдень король всегда обедал один, если только не принимал кого-то из важных персон.

- И просили передать, что король изволил потребовать больше десертов, - добавил лакей и Ватель ответил согласным кивком и только едва слышно пробормотал что-то недовольное относительно мешающих ему "всяких тут", кто говорили под руку совершенную чушь. Последняя вишенка увенчала пирамиду и Ватель отошел на шаг, любуясь творением своих рук. Оставалось лишь полить сооружение специальным сиропом, чтобы оно не развалилось прежде времени, а фруктовые и ягодные материалы строительства пропитались ароматом и сладостью.

- Мишель, велите выносить закуски, - скомандовал Ватель с видом генерала готового начать сражение.

- Горячие блюда еще не опробованы королевским дегустатором, месье.

- Что они тут возомнили себе? Что я, Ватель, травлю своих заказчиков? Чушь! Чушь собачья, судари мои!

- Но, месье... это королевский обед, - неловко возразил Мишель и щелкнул пальцами, указывая подмастерьям Вателя на серебряные подносы с готовыми закусками.

- И передайте распорядителю...

- Это месье Бонтан, месье. Королевский личный камердинер.

- Так вот, передайте ему, что десерты готовы. Но мы приготовим особенные пирожные, и это будет сюрпризом для Его Величества. Если королю хочется непременно больше десертов, для Вателя это честь и закон.

Наряду со скромностью и строгим нравом в честном кулинаре уживалась и падкая на лесть натура. А что может польстить кондитеру лучше чем пожелание отведать больше его творений, да еще и за королевским обедом? Кроме того, Ватель рассчитывал на то, что его мастерство не останется незамеченным и стало быть приглашения обставлять празднества и торжественные обеды для придворных вельмож посыплются на него как весенняя лавина в горах.

Вереница лакеев, несших в королевский кабинет подносы с блюдами разных размеров, величин и достоинств, протянулась от дворцовой кухни по коридорам дворца. Соблазняющие пряные запахи не могли не привлечь внимание, но видя грозного вида швейцарских гвардейцев, по двое охранявших каждого из лакеев, никто не решился бы даже чихнуть в семи шагах от заветных кушаний.

Бонтан с почтительным видом принял заверения кулинара, подумав про себя, что означало в понимании Вателя - дополнительный десерт и во что это выльется для месье суперинтенданта. Впрочем, по тому размаху, с каким развлекали королевский двор в Фонтенбло, вряд ли стоило сомневаться в том, что королевская казна, а точнее толстые сумы и кошельки месье Фуке не могли позволить дополнительной роскоши к королевскому обеду.

Приподняв крышку над одним из блюд, Бонтан заглянул внутрь, почти нырнув своим мясистым чутким к запахам носом, на что, принесший поднос лакей поспешил со всем подобострастием заверить его:

- Месье, все блюда были досмотрены дежурным королевским врачом и опробованы королевским дегустатором.

- Я и не сомневаюсь в этом, сударь, - сухо ответствовал Бонтан, не польщенный тем, что его любопытство истолковали как подозрительность, - Поставьте ка на поднос вот это блюдо с паштетом из оленины... паштет из гусиной печени туда же. Добавьте сыры...

- Какие именно, месье?

- Не умничайте, сударь, все... всех понемногу... я отнесу легкие закуски Его Величеству в сад. Распорядитесь чтобы накрывали стол, - Бонтан нахмурил брови, припоминая, на скольких персон маркиз де Виллеруа велел подать обед - на троих или на него и троих гостей? - На четыре персоны, пожалуй... лучше больше чем меньше, - проговорил он про себя и повесил на руку белоснежную салфетку, - Положите на поднос еще фруктов... Кувшин вина...

- Но Вы не унесете это все, месье!

- Мне не в первой обслуживать короля, сударь мой, - надменно ответствовал Бонтан и с самым невозмутимым видом поднял поднос нагруженный всевозможными закусками, приборами и даже кувшином с вином и четырьмя серебряными кубками одинаковой с кувшином чеканки, - Это обычный полдник короля. Только и всего. Позаботьтесь оставить кабинет как только обед будет накрыт, господа. Я буду прислуживать королю один. Это приказ короля, месье, - последнее относилось к гвардейскому сержанту, недоумевая взглянувшему на камердинера - разве не требовались королевские телохранители за обедом, за которым присутствуют гости короля?

Поднос был настолько тяжелым, что Бонтан крякнул под его весом, как только переступил порог застекленных дверей ведших в сад. Он огляделся, но маркиза и его фрейлины подруги нигде не было видно. Шагая с величайшей осторожностью по гравиевой дорожке, тяжело отпечатывавшей каждый его шаг, Бонтан двинулся к центру оранжереи, предположив, что друзья нашли приятным для себя устроиться у фонтана.

- Месье! Месье маркиз! - позвал он, но тут же опомнился и чуть громче выкрикнул еще раз, - Ваше Величество! - к счастью больше кричать не пришлось, так как за поворотом он увидел фонтан в конце аллеи и три фигуры, - Я подумал, что Вы проголодались, месье, и решил вынести Вам немного закусок прежде чем обед будет накрыт и Вы сможете пройти в кабинет. О, месье принц, Ваше Высочество, - Бонтан несомненно поклонился бы князю Ракоши, не будь его руки заняты тяжелым подносом.

16

Отправлено: 27.06.12 20:15. Заголовок: - Узупирование? И чт..

- Узупирование? И что же Вы вознамерились узурпировать, друг мой? - насмешливо улыбнулся Ференц и подмигнул помахавшей ему де Монтале, - Кажется, я невольно подслушал Ваши заговорщические планы, так что, Вам ничего не остается, как посвятить меня во все и положиться на мое молчание.

Не выдержав князь расхохотался, так как лицо де Виллеруа при словах "Бастилия" и "заговор" вытягивалось и бледнело все больше. Право слово, если маркиз принимает все за чистую монету, то ему придется очень тяжко при дворе без понимающего друга... или подруги, закончил свою мысль Ференц, заметив как Ора весело поглядывала на маркиза. Да, где недостает сообразительности молодого сына маршала де Невиля, ее с лихвой восполнит живой ум девушки. Хотя, мадемуазель и выросла в провинции вдали от придворных игр и интриг, Ференц безошибочно угадывал в ней азарт игрока, и игрока не из необходимости или отчанного положения, в котором оказывались многие искатели милостей при дворе. Нет, в ней была искра задора, а в веселых глазах так и светились огоньки бесшабашности, выдавая в ней любительницу приключений.
Все свои наблюдения Ференц оставил при себе, угадывая правила игры юных фрейлин, над которыми давлела грозная власть первой статс-дамы двора герцогини Орлеанской графини де Лафайет. Догадываться и молчать, а лучше всего еще и научиться делать самый невинный и наивный вид... вот хотя бы как у де Виллеруа. Правда, в отношении маркиза князь был уверен, что тот и в самом деле был наивен и если и виновен то только в том, что притягивал к себе курьезы и приключенческие случайности как магнит. Такому везению пожалуй стоило и позавидовать.

- Веревочные лестницы? - разыграл удивление Ференц и тут же рассмеялся, раскрывая свою игру, - Да что Вы говорите! Неужели во дворце все окна оснащены подобными приспособлениями, облегчающими жизнь любителям прогулок и свиданий под луной. Но, Ора, ради бога, ни слова при моей свите. Иначе они пустятся во все тяжкие и мне будет не сыскать их в тавернах и игорных домах на сотни миль в округе. Мой домашний арест это несказанное везение для их кошельков и здоровья. Ну и возможно для здоровья некоторых особенно суровых блюстителей порядка.

Сказав это, князь снова перемигнулся с Орой и весело хлопнул слегка приунывшего маркиза по плечу.

- Полноте, друг мой! Выше нос! Считайте, что Вы ничего мне не сказали. А я если и услышал, то только ту часть истории мадемуазель де Монтале, в которой говориться о Вашем веселом ужине в обществе двух самых очаровательных девушек двора. Вот этому стоит позавидовать от души, - князь поклонился Оре и помахал перед собой соломенной шляпой, впрочем без тени насмешки.

- Но в самом деле, что случилось с мадемуазель де Лавальер? Ее ведь не испугало мое появление здесь? - но проследив за взглядом Оры, Ференц тут же отмел эту мысль как нелепость, нет, скорее всего застенчивая скромница Лавальер заплутала как и он сам в лабиринте садовых дорожек и не наберется смелости позвать на помощь, - Может быть следует поискать ее в оранжерее?

Со стороны королевских покоев до них донесся голос королевского камердинера. По привычке Бонтан позвал маркиза по его титулу, но сразу же после этого выкрикнул имя короля, да так громко, что услышать могли пожалуй и на Большой Лужайке по другую сторону дворца.

- А, месье Бонтан! Вот и Вы! Очень кстати Вы подумали о закусках, месье, - судя по сдвинутым к переносице густым бровям и настороженному взгляду, королевского камердинера озадачило его появление не со стороны приемной, а из оранжереи, но что сделано то сделано, Ференц с усмешкой кивнул Бонтану и дождался пока тот поставит свою ношу на парапет фонтана, - Вы уже знакомы с мадемуазель де Монтале, я полагаю? Мы ждем только мадемуазель де Лавальер, чтобы приступить к нашему маленькому пикнику, - добавил князь, поняв причину замешательства Бонтана - тот просто не знал, как обращаться к мнимому королю-маркизу при Ференце, - Можете не опасаться, месье. Секрет Его Величества остается наглухо запертым в моем сердце. По счастливой случайности я в курсе... маленькой прогулки моего кузена. И его сопровождения, - князь многозначительно посмотрел в глаза Бонтана, скрывавшимися под кустистыми бровями, - Так что же скажете, милая Ора, дозволено ли страждущим пригубить вина и попробовать эти восхитительные явста в ожидании мадемуазель де Лавальер? Или это будет нечестным и не по-дружески? Мы с маркизом готовы во всем последовать Вашему примеру, не так ли, Франсуа?

17

Отправлено: 29.06.12 00:54. Заголовок: Явление месье Бонтан..

Явление месье Бонтана с подносом, тяжело нагруженным всяческими яствами, на миг заставило Ору забыть о снедавшей ее тревоге. Мысль о том, что Луиза могла заблудиться в крошечном розарии, как-то даже и не приходила ей в голову, но слова принца заронили в ее душу семена сомнения. Самой Монтале лабиринт тропинок, петляющих среди стриженного самшита, казался весьма простым, тем более, что она имела возможность рассмотреть его сверху, из покоев Мадам. Но что, если Лавальер и вправду заплутала в трех кустах? Рассмотрев это маловероятное предположение со всех сторон, Ора уже почти пришла к выводу о том, что надо отправляться на поиски подруги, когда вид щедро выложенных на подносе закусок направил ее размышления в совершенно ином направлении.

Не последнюю роль в этой перемене сыграло выражение лица маркиза, как зеркало, отражающее его душевные переживания. При виде того, как посветлело чело и зажглись глаза Франсуа, у девушки сразу потеплело на душе, и холодок, рожденный беспокойством за подругу, растаял сам собой. Ну правда же, если бы Луиза действительно заплутала, разве не окликнула бы она подругу, взывая о помощи в дебрях розовых кустов? Да нет, безусловно, у ее задержки были куда более простые и прозаические причины, и Лавальер вот-вот присоединится к ним.

- Ах, до чего же Вы любезны, господин Бонтан, - в голосе Монтале звенело искреннее восхищение. – Как Вы это замечательно придумали принести нам что-нибудь закусить прямо в сад.

«Что-нибудь» было явным преуменьшением: снеди, разложенной на огромном подносе, хватило бы, чтобы угостить всю свиту герцогини Орлеанской, и Ора впервые серьезно задумалась, а так ли преувеличены слухи об аппетитах Его Величества.

- Князь, князь, неужели Вы могли предположить, что я окажусь столь жестока, чтобы настаивать на строгом воздержании до возвращения Луизы? Ну нет, мое сердце вовсе не из камня, и я не готова вынуждать месье де Виллеруа томиться и страдать в опасной близости от всех этих аппетитных закусок. Это было бы бесчеловечно, согласитесь. А посему я предлагаю всем страждущим пригубить и отведать незамедлительно, потому что у моей Луизы золотое сердце, и она непременно простит нам досрочное начало маленького пиршества.

Надо заметить, что еще до того, как мадемуазель де Монтале изрекла свой окончательный и решающий вердикт относительно судьбы вынесенных в сад угощений, все четыре бокала были прилежно наполнены, и ей осталось лишь принять из рук Бонтана тяжелую серебряную чашу.

- Если мне будет позволено, господа, - глаза Оры блеснули задорно, - я бы хотела произнести первый тост. Пусть он будет за здравие Его Величества. Точнее, за скорейшее, так сказать, выздоровление, которое принесет свободу Вам, Франсуа, и, надеюсь, и Вам, Ваше Высочество, какие бы прегрешения ни дали повод для Вашего ареста. Да и господину Бонтану станет беспримерно легче, не правда ли?

Ох, здесь бы спросить, где это Ракоши умудрился встретиться с королем, но из слов князя Монтале успела понять, что тот намерен хранить обстоятельства встречи с кузеном в тайне. С кузеном и его сопровождением? Нет, с этими шутниками она точно умрет от любопытства. Но еще раньше она умрет от опьянения.

Фрейлина опасливо взглянула на бокал в руках и подумала, что называть свою здравницу первой было с ее стороны непростительной ошибкой. Если за этим бокалом последует второй и третий, дабы оба кавалера смогли потягаться с ней по части тостов, последствия могут быть печальны и малопредсказуемы.

18

Отправлено: 30.06.12 00:20. Заголовок: Франсуа сосредоточен..

Франсуа сосредоточенно насупил брови, раздумывая над тем, какой из двух способов попасть в Бастилию будет наиболее почетным - узурпация королевской власти и отмена приказа, отданного королевой-матерью или пособничество к бегству князя Ракоши из под ареста? Но он так и не успели прийти ни к одному из решений, так как в разговор вмешался сам князь и Ора весело смеясь поведала Его Высочеству планы Франсуа. Смущенно улыбаясь де Виллеруа был благодарен девушке за то, что она так легко помогла ему разрубить этот гордиев узел, высказав князю все в форме пересказа и собственных предположений. И кто же теперь пособник?

- Только, Ваше Высочество, прошу Вас помнить, в случае неудачи, что эта затея полностью и всецело плод моих решений и мадемуазель де Монтале никоим образом не причастна, - вставил свое рыцарское слово Франсуа, краснея как рак, в самом деле, если дело дойдет настолько далеко, то это он должен разделить с князем все плоды неудач.

К тому же, ему вовсе не хотелось, чтобы его имя умалчивалось в то время как вся слава дерзкого побега достанется только князю Ракоши. Хотя Его Высочество уже успел завоевать себе прочную славу самого отчанного и безрассудного храбреца при дворе, маркиз не собирался уступать королевскому кузену ни йоту риска в новом предприятии, пожелай князь устроить для себя прогулку на свободу.

Впрочем для такого рыцарского поступка была и еще одна причина, которую маркиз тщательно скрывал даже от самого себя. Ему до смерти хотелось выглядеть старше и рассудительнее в глазах мадемуазель, а покуда за без малого один день их знакоства с Орой он то и дело попадал в нелепейшие ситуации и конечно же выглядел сущим простаком и мальчишкой. Вот если бы ему довелось блеснуть своим мужеством и отвагой перед Орой, или хотя бы доказать свою способность принимать смелые и умные решения. Ведь он же король! Ну, подумаешь, что только на пол-дня и только в пределах королевской спальни. Зато сколько всего хорошего он может совершить в неожиданно свалившейся на его голову роли монарха!

- Месье! Месье маркиз! Ваше Величество!

Стоило де Виллеруа услышать голос королевского камердинера, как все радужные мечты и надежды проявить себя в качестве милостивого и справедливого монарха мгновенно улетучились из его светлой головы. Он опасливо оглянулся назад и вжал голову в плечи. Бонтан не стал бы звать его, если бы не случилось нечто серьезное. Из ряда вон выходящее. Ужасное. Смертельное?
Впрочем нет. Уже через секунду Франсуа сам посмеялся над своими невольными страхами и расправив плечи выпятил грудь, горделиво красуясь великолепным камзолом с королевского плеча. Что могло случиться смертельно опасного? Даже если и случилось, то он примет любой удар и самую страшную опасность с радостной улыбкой на губах. Он улыбнулся Оре и небрежно смахнул конец ленточки от развязавшегося банта на плече, он готов бесстрашно встать между ней и любой опасностью, хотя и осознавал в глубине души, что таковой не могло быть, если это только не по воле самого короля.

- Месье Бонтан! Мы здесь! - ответил Франсуа, умело подражая интонациям Его Величества, - Что заставило Вас покинуть свой пост, месье?

Отодвинув слегка правую ногу, Франсуа уперся правой рукой в бок, довольно точно копируя позу статуи древнеримского императора, стоявшего в одной из галерей Пале-Рояля.

- А с кем это Вы видели... - не удержался от вопроса маркиз, в то время как Бонтан расставлял перед ними прекраснейший натюрморт - пикник в оранжерее у фонтана собственного приготовления мэтра Вателя, - И в самом деле, а может быть Луиза потерялась? - поспешил он загладить свою оплошность в надежде, что забота о их скромной подруге отведет мысли князя в другое русло и никто не обратит внимание на невольно вырвавшееся наружу любопытство маркиза.

Между тем Ора оказалась прекрасной союзницей и подхватила мысль о Луизе, смягчив тем самым урон, который мог бы нанести маркиз всей секретной затее короля. С кем бы Его Величество не решил отправиться на прогулку, это не должно было пролиться на свет. А что как не досужие разговоры может выдать любую тайну как раз тогда, когда думаешь, что никто не слышит и не видит?

С противоположной королевским покоям стороны раздался легкий звон стекла и хлопок распахиваемых настеж створок окна. Молодой человек сразу же поднял голову, высматривая в сверкающем ряде окон, кто мог нарушить покой их безмятежного и веселого собрания. Ничего не разглядев, маркиз отвел глаза, ослепленный солнечным зайчиком, блеснувшим из одного окна. Но повернувшись к нему снова он не увидел ничего и никого и успокоенный переключился всецело на произносимый Орой тост.

- За здоровье Его Величества! - воодушевленный мыслью о скором избавлении Франсуа с энтузиазмом поддержал тост и улыбнулся Оре.

Выпив все содержимое вместительного королевского кубка, маркиз почувствовал, как затаившийся было голод проснулся с невероятной силой. В животе грозно заурчал требовательный и хищный голос. Юный танцмейстер благо что был всего лишь семнадцатилетним подростком, но по части аппетита и способности поглощать еду в неимоверном количестве нисколько не уступал своему королю. Франсуа только выждал требуемое вежливостью время, чтобы Бонтан подал Оре первой тарелочку с паштетом и несколькими кусочками разнообразных сыров для начала. А дальше будущий маршал со знанием дела вонзил огромную вилку в холодну тушку  запеченого в яблоках и лимонной подслащеной цедре фазана. Разделав его с ловкостью королевского кравчего, Франсуа переложил несколько кусочков для Оры и князя и наконец с сияющими от голода и радости глазами воодрузил скромную горку из явств на собственной тарелке.

- Предлагаю тост, друзья! - едва успев справиться с фазаньим крылышком провозгласил маркиз и тотчас же как по мановению палочки мага из восточных сказок в бокалах веселой троицы появилось вино, наполнившее их до краев, - За Вас, Ора! - он покраснел под взглядом девушки и поспешил добавить, придав своему голосу более низкий тембр, чтобы не выдать волнение, - Ваша дружба, это моя самая невероятная и прекрасная удача. Вот, - закончил он и коснулся своим  кубком о кубок Оры.

19

Отправлено: 30.06.12 17:12. Заголовок: Вино принесенное Бон..

Вино принесенное Бонтаном было недурным и хорошо выдержанным, однако, сделав первый глоток Ференц ощутил знакомое покалываение в области неба и горячую веселящую волну, разливающуюся по телу. Вино, не слишком крепкое для молодого мужчины, вселяло в сердце веселые и освобождало  мысли от уз предписываемых этикетом и тем, что принято называть вежливой галантностью. Князь допил до дна и весело глянул на розовеющие щечки мадемуазель де Монтале. Опасливый взгляд, которым девушка смерила кубок, еще наполовину полный в ее руке, насторожил Ференца. Может быть для него рапистие превосходного бургундского и было приятным времяпровождением в обществе новообретенных друзей, но не для молодой и неопытной девушки. Подумав об этом, князь тут же под видом галантного услужения, поспешно подвинул к Оре вазочку с фруктами, чтобы захаренные и обильно политые густым карамельным сиропом сладости помешали действию винных паров.

- Спасибо за Ваши чаяния, мадемуазель Ора, нам всем не помешала бы свобода от нынешнего положения. Особенно, я полагаю, Вам, Франсуа, не так ли?

Раскрасневшееся лицо маркиза выглядело смехотворным, но князь сделал над собой усилие не замечать, как глаза его юного друга заблестели опасным блеском - оставалось только угадать, во что мог вылиться этот внезапный энтузиазм - в битву с мельницами или поиски спрятанных сокровищ. Князь мельком взглянул в лицо королевского камердинера, но решил оставить упреки при себе, в конце концов, это же всего навсего королевский обед, и если маркиз учится быть королем и управителем, то отчего бы не начать с практики поглощения королевского обеда в полном меню, включая и самые превосходные вина.

- Браво, месье Бонтан, Вы умудрились отобрать такие закуски, что аппетит разгорается из тлеющего огонька в пожар, - подшутил Ференц и одобрительно кивнул камердинеру, молчаливо прислуживашему им. Как только ему удавалось быть одновременно и нянькой для маркиза и таким великолепным метрдотелем? В пору позавидовать Луи, вокруг которого воистину не только самые прекрасные женщины, но и самые лучшие слуги и придворные. Впрочем, о придворных князь несколько поспешил. Вслед за неожиданной и приятной встречей с графиней де Суассон на память пришла стычка с гвардейцами во главе с маркизом де Вардом. Вот уж кого Ференц не пожелал бы себе не только в друзья и придворные, но и во враги. Слишком уж горячным и мнительным показался ему капитан гвардейцев, не известно, чего ожидать от такого человека.

Маркиз прикашлянул, приглашая своих сотрапезников ко вниманию и провозгласил новый тост. Глядя с легкой усмешкой в глаза де Виллеруа, влюбленно смотревшего на подругу, произнося слова тоста, Ференц призадумался, а не слишком ли крепким было вино даже для маркиза? Благодарение за дружбу это прекрасно, но раскрасневшиеся щеки и шея Короля На Час выдавали его волнение и растущее возбуждение. Не дошло бы до нелепых случанойстей.

Ференц опустил свой кубок в фонтан и наполнил его прозрачной водой, бившей ключем. Отпив глоток, он сглотнул, оценивая вкус и чистоту воды. Прохладная, почти ледяная, но удивительно чистая.

- Позвольте, дорогой маркиз! - князь взял с подноса чистый кубок, наполнил его водой и подал де Монтале, - За такой прекрасный тост нельзя пить ни одно вино. Ни одно вино во всем мире не может быть настолько же превосходным и кристально чистым, как дружба, которой наградила нас мадемуазель Ора. За мадемуазель Ору! За дружбу и нашу невероятную удачу! Ура ура! - с этими словами князь осушил свой кубок и весело подмигнул девушке.

- Однако, где же и в самом деле наша мадемуазель Золотое Сердце, - спросил Ференц, нанизывая на длинную вилку одну за другой сначала несколько оливок и следом за ними два кусочка сыра, - Вас ведь не могли внезапно вызвать... на лужайку к примеру? Вдруг герцогиня вспомнила о Вашем заключении в гардеробной и в порыве лучших намерений решила отменить наказание?

Кто потянул его за язык? Высказав вертевшееся на языке предположение князь недовольно закусил оставшуюся на вилке оливку и подумал о том, что отдал бы все и отсидел бы под домашним арестом хоть целый месяц, лишь бы его дурацкая догадка осталась всего навсего пустой небылицей.

20

Отправлено: 01.07.12 16:17. Заголовок: Милая улыбка мадемуа..

Милая улыбка мадемуазель де Монтале была подарена Бонтану с такой детской непосредственностью, что камердинер привычный к сухому тону даже самых любезных благодарностей принятому при дворе расцвел в ответной улыбке. Ворчливые замечания в адрес непоседы маркиза и его подруги мгновенно была позабыты практичным месье и он уже собственноручно раскладывал приборы и салфетки, сервируя импровизированный обед аль фреско прямо на широком окаймлении мраморной чаши фонтана.

- Аппетит приходит во время еды, мадемуазель, я смиренно надеюсь, что после таких закусов Вам всем тем более захочется отведать главные блюда сегодняшнего обеда. Он превосходен, поверьте моему слову, - приложив ладонь к груди Бонтан церемонно раскланялся, как театральный распорядитель, готовый скомандовать - Занавес! С Вашего дозволения, мы начинаем! - Только беспокойство, что Вы здесь так долго и без обеда, Ваша Светлость, заставило меня оставить мой пост.

А вообще-то, маркизу не следовало спрашивать его о покинутом посте, так как сам маркиз по понятным причинам тоже не спешил вернуться к исполнению своих "королевских" обязанностей. Но Бонтан решил не журить молодого человека за то, что было объяснимым и вполне заслуженным им после утренних приемов и честно сыгранной им роли "болеющего" монарха. Де Виллеруа взглянул куда-то поверх головы камердинера, и от выражению его лица Бонтану сделалось не по себе. Неужели за ними кто-то следил? Немедленно обернувшись, Бонтан не увидел ничего подозрительного в трех рядах однообразных оконных проемов. Разве что блеснувший и резко угаснувший луч отраженного света, как будто кто-то только что закрыл внутреннюю оконную раму... Может быть показалось?

А последовавшее за тостом маркиза предложение князя выпить за здоровье мадемуазель де Монтале чистой воды моментально вернуло Бонтана к явному его упущению! Как он мог позабыть о графине с чистой водой! Девушкам, таким как де Монтале и приглашенная вместе с ней подруга, не полагалось пить такое вино на равне с кавалерами, даже если один из них был всего навсего подростком, только еще постигавшим науку распития веселящих напитков. Покраснев как вареный рак Бонтан поспешил ретироваться к стеклянным дверям кабинета, чтобы принести графин с водой и дополнительные бокалы для девушек.

В кабинете камердинера встретил радостный возглас успевшего изрядно  примелькаться за утро шевалье де Сент-Пьера.

- Месье Бонтан! А вот Вы где!

- А Вы искали меня, сержант? - непонимающе спросил Бонтан, собирая очередной поднос для веселой компании молодых людей, ожидавших в саду у фонтана.

- Я уже сменился на посту. Шевалье де Гарнье примет мои обязанности до самого вечера.

- Что же, славно, славно, дорогой сержант. Вы прекрасно послужили, теперь надобно и отдохнуть.

- Мушкетеры только что вернулись в казармы... не знаю, куда это они всей ротой выезжали, но вернулись злые как собаки, - добродушно продолжал Сен-Пьер, любитель побалагурить, - И лейтенант дАртаньян изволили вернуться. Он сейчас на лужайке. Поговаривают, что с докладом к самой королеве-матери. Не ровен час и к Его Величеству с докладом заглянуть пожелают.

- Вот как? - Бонтан едва не уронил графин с водой и со звоном опустил его на серебряный поднос, - Господа, господа, вы все можете быть свободны, - скомандовал он лакеям сервировавшим обед, - И прошу покорнейше передать, что Его Величество плохо себя чувствуют и будут обедать без присутствия королевского кравчего и виночерпия. Месье дегустатору также нет надобности являться. Все аудиенции позже... позже.

- Ну так и я пойду. Говорят, что на Большой Лужайке собрались все дамы двора... хоть глазком гляну на новеньких красавиц, - бросил Сен-Пьер как бы невзначай глядя в сторону оранжереи.

Бонтан проследил за взглядом мушкетера, внутренне похолодев от страха, что тот мог заметить мадемуазель Ору или ее подругу некую Луизу де Лавальер, заблудившуюся в садовых аллеях.

- Ступайте и Вы, сержант. Ступайте, голубчик, - с радостью согласился камердинер и был готов выпроводить мушкетера чуть ли не до дверей.

Следовало ожидать появления лейтенанта д'Артаньяна, но в душе Бонтана теплилась надежда на то, что Ее Величество сама примет отчет и сделает необходимые распоряжения, так что графу не придется беспокоить Его Хворающее Величество. Герцогиня де Ланнуа наверняка успела уже предупредить королеву-мать о полученных Бонтаном чертежах, так что, графу только оставалось прислать за ними. С такими точным планами всех переходов и даже подземелий дворца было бы невозможно заблудиться в них, так что господа мушкетеры могли бы прочесать все коридоры и опечатать все двери, не прибегая к помощи королевского камердинера.
Убедившись, что кабинет короля опустел и караульные мушкетеры стояли на страже, готовые не впускать никого без особого распоряжения на то самого короля, Бонтан подхватил поднос с графином воды, бокалами и вазочками с душистым вареньем, и понес новую порцию снеди к фонтану.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Внутренний Сад и Розарий. 3