Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Пустырь у Деревеньки Барбизон. Цыганский Табор. 3


Пустырь у Деревеньки Барбизон. Цыганский Табор. 3

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

02.04.1661

    - Ну так принимайте, мамаша, и нас в гости, - крикнул Ласлов, соскакивая на землю, - А чем мадьяры похуже цыган?

https://d.radikal.ru/d04/1902/7f/b8c97c405e56.png

    На пепелище цыганского табора, разоренного королевскими мушкетерами по приказу Ее Величества:

https://b.radikal.ru/b20/1902/33/92c38424f60d.png

2

Отправлено: 10.08.11 16:30. Заголовок: Скрипка тихо пела у ..

Скрипка тихо пела у догоравшего костра, так тихо, что заливавшийся утренней трелью жаворонок перепевал ее, весело вплетая нотки встававшего солнышка в грустные мотивы цыганской песни. Блестящие капли росы собрались на тоненькой паутинке, подрагивая от малейшего дуновения ветерка. Дым от угасающих углей поднимался вверх, сливаясь  сизым облачком легкого утреннего тумана.
Ночь прошла, но тревоги ее остались на сердце. Большие черные глаза Маританы покраснели от бессонной ночи. Как она ни старалась, но ни дремота, ни сон, не протянули ей своей руки, так и просидела до самого рассвета невеста барона у костра вместе с стариком Шандором, да мальчишкой караульным, то и дело обходившим вокруг кибиток, чтобы посмотреть, не принесла ли кого нелегкая в их табор.

- Что там, Лайош, видать ли кого на дороге? - усталым голосом спросила Маритана, повторяя в двадцатый раз все тот же вопрос.

- Никого, Маритана... все тихо. Вон только по Большой дороге видать как гвардейцы скачут. Да с них то что будет... скачут и скачут туда сюда всю ночь.

- С этих не убудет и до нас доскакать. Ты, малый, погодь, посмотришь, - вставил свое задремавший на минуту Шандор, - Мушкетеры это тебе обыск да с политесом и поклонами, а как гвардейцы нагрянут, так и все, что плохо лежало перевернут, а всех кто под руку попадется в кутузку. Дружкаются они со сбирами, гвардейцы эти.

- Ничего хорошего, ни в них, ни в мушкетерах, когда за своими ворами охотятся, - сказала Маритана, вороша уголья в костре, - Лайош, подними кого-нибудь, пусть сбегают за хворостом для костра, а то совсем гаснет.

- Тебе бы поспать, Маритана, - участливо сказал ей старик, поднимаясь, чтобы размять ноги. Он отошел к своей кибитке, скрылся за цветастым ковром, служившим занавесью над входом и скоро вернулся с тяжелой шерстяной шалью в руках, - На вот, накинь, а то с утренней то росой продрогнешь.

- Спасибо, Шандор. Я бы и рада поспать, да сон нейдет. Не могу я, - Маритана ласково улыбнулась старику и приняла из его рук шаль, - Дождусь барона, а тогда и глаза сомкнуть можно.

- А ежели шь он с делами не управится? А ну как остался там в "Боевом Петухе"?

- Он Одноглазого обещал послать если что.

Она с улыбкой посмотрела на Зениша, игравшего на скрипке. Верный Гошеру до гробовой доски скрипач так и просидел рядом с невестой барона всю ночь, негласно охраняя ее, и наигрывая тихие цыганские песни на своей скрипке. Маритана не благодарила его, но и не просила уйти. Пусть он будет рядом, так ей было немного спокойнее на сердце. И мысли сказывались не столь мрачными и страшными. От таборян отстала Плясунья, но этого никто не заметил, пока не улеглась суматоха из-за убийства Черного Гаудже и мушкетеры не уехали, оставив двух караульных у дороги на Барбизон. Маритана ждала всю ночь, что Плясунья найдет дорогу сама, не решаясь просить никого из цыган пуститься на ее поиски в ночь. Слишком много там мушкетеров да гвардейцев, а ну как заподозрят их в неладном и арестуют следом за Сандживом.

- Гэй, кто это там! - воскликнул дозорный и указал на перелесок, отделявший пустырь перед Барбизоном, который цыгане облюбовали для своего табора, от Большой парижской дороги. Вдали виднелись две фигуры - одна тоненькая, другая шире, та что тоньше легко перебегала от одного места к другому, то и дело останавливаясь, видимо чтобы оглядеться. Другая же фигура передвигалась медленнее, как будто сгибаясь под тяжестью чего-то.

- Это к нам, - коротко сказал Шандор, после того, как рассмотрел приближавшиеся фигуры, - несут что-то... или кого-то.

- Может, то наши?

- Да ведь рано то как. Откуда они? - засомневался дозорный, вглядываясь, чтобы рассмотреть лица.

- Наши то. Я знаю, - сказала Маритана, сердцем чувствуя своих, - То Мирела. А с ней верно и Санджив, его вчера мушкетеры с собой увезли. Верно сбежал от них. Лайош, скорее же! Хворосту! Надо и еды собрать для них. Голодные небось, продрогшие вернутся.

Маритана и сама поднялась и поспешила к кибитке, где находились скудные припасы сьестного и вина, чтобы приготовиться ко встрече с Мирелой и Сандживом. Шандор неспеша важно отряхивая выцветшую на солнце рубаху направился к своей кибитке, чтобы поднять жену, старую Нонну, лучшую стряпуху из всех цыганок в окрестностях Парижа.

3

Отправлено: 18.08.11 01:35. Заголовок: Мирела изо всех сил ..

    Мирела изо всех сил старалась держаться как можно бодрей и, кажется, ей это даже удавалось, а ее спутник, тот, похоже, и вовсе не чувствовал усталости – шагал себе вперед со своей ношей. Долорес за всю дорогу так и не проронила ни слова – то ли лишилась чувств, а то ли просто была безразлична ко всему происходящему. Ничего, вот доберутся до табора, и мудрые цыганки непременно сумеют ей помочь – кто поговорит по душам, кто песней развеселит, а кто и такой отвар сварит – враз обо всех скорбях забудешь...
    Когда вдали стали видны огни и смутные очертания кибиток – цыгане прибавили шаг, уж очень хотелось поскорее попасть к своим. Когда Баркароль проводил их к скрытой тропинке, ведущей из королевского сада, была еще глубокая ночь. Но лишь к утру сумели они, наконец, добраться до своих таборян – путь пешком, по размытой дождем дороге, да еще и в обход всех постов оказался весьма нескорым. Не раз Мирела боялась, что Долорес закричит и выдаст их – но нет, обошлось, и вот теперь, еще немного, и они будут на месте…
    Табор еще спал, лишь кое-где уже возились в кибитках те, для кого сладкий утренний сон был недостижимым благом, да суетились подле догорающего костра Маритана, Зениш и Шандор. Мирела медленно опустилась на одну из лежавших вокруг костра подушек и на мгновение закрыла глаза. Похоже, лишь теперь она поняла, насколько сильно устала за этот долгий день и казавшуюся бесконечной ночь. Веки ее отяжелели, в голове шумело, будто бы после изрядной порции крепкого вина. Сказать по правде, Мирела никогда еще не пила большого количества вина, но ей почему-то всегда казалось, что именно так и должно шуметь в голове после него… Девушка отбросила с мокрого лба непослушные волосы. Они, наверняка, ужасно запутались за время всех ее приключений. Как-то теперь она сумеет расчесать их гребнем? Следовало что-то сказать Маритане, как-то оправдаться за свое отсутствие. Не то решит, не дай Бог, что Плясунья польстилась на уговоры кого-то из благородных господ. Но, как назло, на объяснение вовсе не было сил.
    - Прости, что отстала, Маритана. Вы не задержались из-за меня?
    Только и сумела пролепетать Мирела заплетающимся от усталости языком.

4

Отправлено: 20.08.11 17:39. Заголовок: Пришли наконец-то. М..

Пришли наконец-то. Мариатана почувствовала как на сердце стало легче, немногим легче, чем было до того, ведь от Гошера так и не было известий, но все же легче.

- Храни тебя святая Сара Кали, Санджив... – она осенила знамением молодого цыгана, опуствишего свою ношу на подушки, подстеленные у костра.

Цыгане, разбуженные переполохом, вылезали из своих кибиток и наперебой привествовали вернувшегося Санджива. Мужчины степенно подходили, оправяляя жилеты и расправляя кушаки на цветастых рубахах, жали ему руку. Потом кланялись Маритане, привествуя невесту барона и после сдержанно улыбаясь кланялись Миреле. Плясунья хотя и молода годами и не родилась в их клане, но давно была принята за свою. Женщины были куда свободнее в ыыражении своей радости и если Сандживу от них достались только пощелкивания языком и улыбки, подразумевавшие то, что за его освобождение ратовали не только Маритана и старый Шандор, но и весь табор, то Миреле достались теплые и радостные объятия и поценлуи в обе щеки от каждой таборянки от самой старой Нонны, расплакавшейся от счастья, до молоденьких сестер Зениша, прыснувших от смеха, как только заметили изорванный жилет Санджива.

- Ну ну буде вам. А ну геть отседова, - ворчал старик Шандор, отмахиваясь от стайки вездесущих мальчишек, старавшихся подслушать разговоры взрослых цыган о освобождении Санджива. Слух о чудесном вызволении из казарм цыгана и неизвестной девушки, прислуживавшей в королевском дворце, племянницы дворцового карлика, пронесся по всему табору до самой крайней кибитки. Только глухой старик Миклош не расслышав о ком шла речь, помянул давно отдавшего богу душу отца Лаойша, пойманного в декабре за кражу на рынке.

- А и говорил же вам, что освободят его, - прокричал он своей жене, повторившей ему трижды о новостях, - А я же как знал.

- Да молчал бы уж, тетерев старый, - махнула на него рукой жена, высовыясь из кибитки, - Эй, Маритана, а что про барона то слыхать?

- Ничего не слыхать, - сдержанно ответила Маритана, чувствуя как к горлу подкатил ком невыплаканных слез. Нельзя, нельзя давать волю им... иначе не перестанут, пока не наплачется до беспамятства...

- А ты бы, прилегла то, - повторил ей Шандор, положив сухую, но все еще крепкую руку на плечо, - А я за всем послежу. Да и тебе, Мирела, не мешало бы отдохнуть. Всю ночь в бегах... А что за девушку привела ты к нам? Говоришь, что каталонка? Или кастильских будет? На цыганку не похожа. С чего же ты решила ее к нам вести? Она же католичка? Верно я говорю, а? – Шандор повернулся к притихшей у костра девушке, молча уставившейся на огонь, - Молчит. Чудная что ль?

- Оставь ее, Шандор, она в горе, - просто сказала Маритана. Ей и не нужно было видеть глаз незнакомки, ни ее ладоней, чтобы увидеть надломленную ветвь судьбы, умерло ее сердечко вместе с любовью к человеку... то ли Мариатане послышалось имя, то ли гаснувшие на западном горизонте звезды нашептали ей, только поняла она, чью смерть горевала молодая испанка.... черного гаудже, того самого, который к Гошеру являлся... Маритана присела рядом с девушкой и обняла ее за плечи.

- Горюешь, милая? Я знаю о ком. Но не вини нас. Нет на нашем роде его крови. Не наших рук это дело.

- На вот, выпей этого отвару... - старая Нонна принесла две глинянные кружки с пахучим отваром, настоянным на вине и травах, -  И, ты, Мирела, выпей. Да не прикладывай головку то здеся.. скоро уж и день займется. Пойдем, я тебя в кибитке уложу.

Маритана сама взяла кружку из рук Нонны и помогла Долорэс отпить из нее. Та закашлялась, поперхнувшись густым паром, подняла на цыганку покрасневшие от слез и бессонных ночей глаза – Спасибо.

- Ничего, - ответила невеста барона и поддерживая кружку помогла бывшей служанке королевы допить отвар, - А теперь идем. Идем, пусть Нонна уложит тебя. Захочешь если, то расскажешь нам о себе. А нет... так я и так знаю, что ничего худого у тебя на нас нету. Мирела, голубушка, что же ты спишь... идем. Мы то не задержались. Все так быстро закрутилось закружилось... а и мушкетеры снова тут были, все обыскали, все рыскали... так мы и не спохватились о тебе... а то ведь ты знаешь, послали бы немедля. А кто помог тебе? Неужто сама дорогу нашла? А как Санджива вызволила? – спрашивала Маритана подругу, пока они шли к кибитке следом за Шандором и Нонной, ведшими под руки обессилевшую Долорэес, - От Гошера нет вестей, вот я и забеспокоилась... он как в воду канул.. как уехал так и не вернулся больше.

5

Отправлено: 25.08.11 02:22. Заголовок: Похоже, Мирела все-т..

    Похоже, Мирела все-таки задремала возле костра, пусть и всего на несколько мгновений, ото сна ее пробудили горячие приветствия собратьев-таборян, искренне радовавшихся ее возвращению. Девушка старалась всем ответить если не парой слов, то хотя бы улыбкой. Хвала небесам – для этого у нее еще были силы. На прибывшую с ними Долорес сперва смотрели косо, но было достаточно лишь одного слова Маританы, и чужую девушку окружили заботой, не меньше, чем их с Сандживом.
    Травяной отвар, предложенный доброй Ноной, едва не обжег язык Миреле, слишком поспешно отпившей из кружки. Пришлось ждать, пока он немного остынет, вдыхая насыщенный терпкий запах и согревая руки о глиняную кружку. Тем временем в одной из кибиток была уже готова постель для них с Долорес. Жесткое ложе на деревянном настиле, укрытом цветастым ковром, сейчас казалось Плясунье лучше самой роскошной кровати в королевском дворце. Там, среди господ, гордых своим благородством, она не смогла бы уснуть спокойно даже на тысяче перин, а здесь, среди своих, среди бедняков и бродяг, ничто не сможет помешать ей видеть самые сладкие сны. На ватных ногах последовала она за Ноной. Хорошо, что Маритана взялась проводить их, Плясунье нужно было столько всего ей рассказать! Вот только мысли предательски путались в голове, а язык временами и вовсе не слушался.
    - Долорес. Девушка эта… Что мы с собой привели. Мы… Мы ведь ее, как и Санджива, из тюрьмы вызволили. Я не сумею точно сказать, зачем она была нужна законникам, но знаю, что ничего дурного она сделать не могла. Мне за нее поручились. Тот человек, что помог Санджива выручить. А ему я верю – он не стал бы обманывать. Он из тех, ну, знаешь, из маленьких людей. Я таких в Париже видела, они во дворце королеве служат…
    Мирела понимала, что говорит теперь не слишком ладно. Не важно, сможет объяснить все позже, Маритана поймет. Нужно было лишь суметь сказать самое главное.
    - За ними погоня может быть. Искать станут. Хорошо бы их спрятать где-нибудь.

6

Отправлено: 01.09.11 19:58. Заголовок: Маленькие люди... кт..

Маленькие люди... кто же из них решился помочь Миреле? Да и по силу ли это маленькому человечку, не сильному ни ловкостью своей, ни умом, вызволить двоих узников из тюрьмы? Маритана удивленно смотрела в лицо Мирелы, пока та рассказывала о своих приключениях, перебирая в уме имена тех, кого бы могла знать во дворце... Да кто же мог служить королеве и помогать цыганке вызволять друзей? Кто же? Разве что...

- Карлик? Маленький человек, Мирела, это был карлик? Да? Из тех, что этот черный человек покупал у бродячих циркачей? Но... неужели же у него хватило ума? Они ведь все немного, - Маритана отложила в сторону пустую кружку и глянула на исцарапанные колючками руки Плясуньи, - Ой, что же это с твоими руками? Через какие чащебы вы продирались? Дай-ка я тебе смажу руки маслом... оно хорошее. Вот увидишь, и дня не пройдет, как все царапинки сойдут. Ох, а ноги то... только глянь, сколько синяков ты себе насажала. И где ты только ходила?

Она вытащила из небольшого деревянного сундучка банку, обмотанную бечевкой. Вместо крышки ее закрывал лоскут толстой ткани, обвязанной вокруг горлышка некогда яркой оранжевой ленточкой потускневшей от времени и почти потерявшей свой первоначальный цвет.

- То, что привела к нам ее, то хорошо, - снова повторила она, подумав с минуту о Долорэс, - Она хоть и не цыганка, но я чувствую, что душа ее такая же гордая и свободная, как если бы сестрой нам была. Только горюет очень. Видно не только по своему дядюшке... я все поняла о ней, как только взглянула. Нужна она сбирам, как пить дать, нужна. Может, знает что худое про кого-то из благородных. Может, тайны какие. Ай, принесет нам нелегкая мушкетеров опять. Что же делать то? Были бы мы в Париже, там спрятать легко, там и потеряться легко... и забудут тебя, поминай как звали. А здесь... в кибитках найдут. Они уж наловчились все вверх дном ворошить... вон ночью опять все перевернули. Знаешь ведь, что гаудже того... черного, убили. Это милый ее и был. Она по нему убивается так.

- Маритана, а поесть то чего не хочешь? А Мирела? – спросила Нонна, заглядывая в кибитку, - Я враз сварю, чего захочешь.

- Спасибо, добрая Нонна. Но я не буду ничего. Вот барон вернется, тогда и поем... а Мирела? – Маритана посмотрела в лицо девушки, едва державшейся, чтобы не заснуть, - Поешь, или спать будешь? Нонна, а что та девушка, ты ее покорми.

- Да не стала ничего ни есть ни пить, - махнула рукой старуха, поправляя полог, чтобы его не поднимало ветерком, - Так и уснула в моей кибитке, бедняжка. Сама не своя. Все стонет во сне... плачет.

- Нонна, разбуди ее, голубушка. Одень во что-нибудь наше... цыганское. Если сбиры нагрянут искать ее или Санджива, так скажем, что из наших она. А Санджив пусть ногу себе обмотает чем-нибудь, да калекой прикинется. Как по осени он делал, когда со Слепым Тэо милостыню просил на паперти Сен-Сюльпис.

Нонна ушла, ворча про себя что-то, а Маритана взялась смазывать ноги Плясуньи пахучей травами мазью.

- Столько бы расспросить тебя хотела, Мирела... как там во дворце то? Ты ведь верно потерялась, так и нагляделась всего? А что парк? Мы то его только мимо проехали, да не увидали ничего. А правда, что у короля волосы золотые? А ты его то хоть видела? А что принц наш Безземельный? Хороший он... да судьба ему злая досталась... Ох...

Вспомнив о видении о князе, Маритана умолкла и призадумалась. Надо ли было говорить ему о том, что я увидела? А что изменилось бы, если бы я солгала, сказала бы, какой счастливой звездой он владеет? И то черное облако над его картой... то, что меня так напугало в видении, было ли то близкой бедой, или просто показалось?

7

Отправлено: 08.09.11 14:50. Заголовок: В холодной и сырой к..

В холодной и сырой кибитке, среди разбросанных тут и там лоскутных одеял и не слишком пышных подушек, Миреле было уютно и спокойно.
- Я – дома…
Устало подумала девушка. Что ж поделать, если у каждого свой дом, и Плясунья не променяла бы свою убогую кибитку на самый роскошный дворец…
- Карлики – верно! Так их называют. И ума многим из них не занимать – это они так дураками прикидываются, чтобы благородных господ позабавить. Такое уж у них ремесло. Ну да, я думаю, за глаза-то они вдоволь смеются над своими хозяевами!
Пожалев свою непутевую сестру, Маритана поспешила достать масло, спрятанное в одном из сундуков.
- Брось, что ты! – Плясунья старалась улыбнуться как можно бодрее и жизнерадостней. – Стоит ли беспокоиться! Ты меня уж и вовсе в неженки записала! Все ж я не из тех благородных дамочек, что мы во дворце вчера видели!
Девушка рассмеялась, желая  хоть  немного отвлечь Маритану от тревожных мыслей.
- Это они даже с крошечной царапиной не меньше недели  на пуховой перине проваляются! А я ведь не первый день в дороге! Через пару дней совсем заживет – и следов не останется! Можно будет и новыми обзавестись!
Миреле было хорошо известно, сколько стоило такое масло – ничего, она обойдется, лучше приберечь его для других, на случай серьезной хвори.
Тем временем Мариатана сумела рассказать Плясунье о произошедшем в ее отсутствие.
- Убили? Тут, с нами рядом? Вот уж точно не миновать нам тогда очередного мушкетерского визита! Если они убийцу скоро сыскать не сумеют, так уж наверняка нас во всем обвинят! А Барон что же говорит?
- Хоть бы не запомнили меня караульные из казарм – для них мы все едины, что цыганки, что другие уличные артистки, может, и не узнают, если пожалуют… 
Договорить она не успела – в кибитку заглянула добрая Нонна, своим предложением напомнившая Миреле, что она так ничего и не ела со времени  того самого памятного пира с Баркаролем в кладовке подле кухни.
- Я бы поела, Нонна, благодарствую. Только ты готовить не трудись. Глянь, может, что с вечера  осталось. Мне и куска хлеба сейчас хватит.
Выслушав их с Маританой, Нонна отправилась прочь, а девушки возобновили прерванный разговор.
-Ох, чего только мы не успели во дворце повидать! И тайный ход для людей маленьких тех, что карликами называют. И огонь небесный разноцветный. И парк жуткий да запутанный – там везде еще  статуи дивные стояли – вроде и на людей обычных похожи, а вроде и нет. Ох,  же мне пару раз показалось даже,  что они  и ожить могут!

8

Отправлено: 13.09.11 17:07. Заголовок: Занавески кибитки сн..

Занавески кибитки снова заколыхались и в проеме показалось доброе лицо Нонны, принесшей горшочек с похлебкой, только что согретой на костре.

- Куска хлеба? Да где ж это видано, чтобы старая Нонна встречала своих пигалиц одним куском хлеба? – старая цыганка покачала головой, - Я вот принесла тебе похлебки, поешь... а как поспишь, так я и молока принесу. И тебе Маритана поспать бы.

- Да где же ты молока раздобудешь, Нонна? Неужто, с молочником из Барбизона знакомство свела?

- Да и не сводила я ничего... но тут работка появилась у старшего сына моего. Он как раз отправился на конюшни королевские. А с собой малого своего взял. Сказал, что платой возьмет все, что дадут на кухне, да я и попросила, чтобы он кувшин молока нам принес. А про молочника, это ты хорошо сказал, - Нонна подбоченилась и игриво накрутила на палец серебряный локон, - Я и не подумала о том.

Маритана не удержалась и рассмеялась, прикрыв рот ладонью.

- Да что ты, Нонна... ты у нас красавица еще та. Смотри, как бы не увели тебя у Шандора. Он мне не простит, ежели ты за молочником останешься.

- Ай, шутить вы все горазды, - старуха шутя махнула рукой и пошла к своей кибитке.

Маритана задернула занавески и оставила только маленькую щелку для свежего воздуха. Она слушала рассказ Мирелы, не перебивая. Кое что она и сама слышала со слов Гошера, да не слишком то многословен барон, и коли рассказывал что, то только общими фразами, а все приходилось додумывать самой. О карликах, которых королева-испанка привезла с собой, о том, что Валетт служил той королеве и покупал для ее свиты уродцев у бродячих цыркачей. Говорил он раз и о таинственных коридорах, в которых можно было заплутать на всю жизнь. Но Маритана всегда думала, что сказки то, что Гошер намеренно пугал ее жуткими историями, чтобы никогда не вздумалось ей соваться в это осиное гнездо, как он называл дворцы благородных господ.

- А что же этот карлик, как ты его назвала? Из наших? Ох, всех не припомнить... много ведь уродцев увели из Двора Чудес. Кто в больнице Святого Лазаря дни окончил, на них лекари лекарства свои опробывали. Кто в балаганчики попал... а кто и к этому Валету. Знаешь, Мирела, может оно и хорошо, что убили его. Черный он. Страшный. Да и сам убить не гнушался, - едва слышно проговорила Маритана, задумавшись о вчерашней встрече Гошера с Черным Гаудже. Зачем он тогда приходил? Зачем Гошера звал? Не потому ли барон уехал так спешно в Париж? – Ох, Мирела, и не знаю я, что бы сказал баро... нет его. Как уехал вчера в ночь, так и не возвращался еще. И Одноглазого не было видно. Тревожно мне это.

9

Отправлено: 23.09.11 22:17. Заголовок: Плясунья едва ли усп..

Плясунья едва ли успела поведать Маритане о половине, произошедших за эту ночь чудес, как в кибитке вновь появилась  Нона с горшочком ароматной похлебки. Поблагодарив добрую женщину, Мирела поспешно принялась за еду.
- Ох, Нона, ты, видать, и, правда, чаровница! Такой вкусной похлебки мне даже в королевском дворце пробовать не доводилось! Хоть у них там еды всякой полным-полно! За один пир столько блюд подают, что мы всем табором могли бы не меньше недели угощаться!
Говорить с набитым ртом было не слишком-то удобно да, говорят, еще и неприлично, но юная цыганка была слишком голодна, чтобы размышлять о правилах приличия.
- Маленький человечек тот – Баркаролем его звали – рассказывал, что когда-то во Дворе чудес жил, но это, видать, давно было – мне его там уж точно встречать не доводилось. Иначе непременно бы запомнила. Он и про святого Лазаря мне рассказывал немного...
Мирела вдруг переменила в лице и отложила деревянную ложку, которой столь ловко и быстро управлялась всего мгновение назад. Рассказ Маританы о жуткой больнице не мог оставить ее равнодушной. А что если ее маленького друга отправят туда за какую-нибудь незначительную провинность? Кто знает, когда благородные господа решат, что они уже натешились своей игрушкой…
- Думаешь, их всех туда отправляют? В святого Лазаря? Мы Баркароля с собой, на волю,  звали, но он идти не захотел. Сказал, ему другая жизнь по душе…
Плясунья тяжело вздохнула, мысли о горькой судьбе нового друга не давали ей покоя. Но вот Маритана заговорила о бороне – и на душе у Мирелы стало еще неспокойнее…
- Не возвращался? И известий не подал?
Мирела решительно встала, едва не ударившись головой о верх кибитки, и направилась к задрапированному выходу.
- Идем! Идем к костру обратно! Я вместе с тобой ждать стану! И не подумаю уснуть! Честно-честно!

10

Отправлено: 28.09.11 16:32. Заголовок: - Баркароль, - задум..

- Баркароль, - задумчиво повторила Маритана, - Нет, такого странного имени я не слыхала... да и не мудрено. Я слышала, что тем из наших, кому удается попасть во дворец, приходится менять свои имена в угоду благородным. Наши простые имена, да воровские клички не подходят их сиятельным ушам, - цыганка улыбнулась и потянулась, вытягивая руки в стороны, - Хочешь ждать со мною? А что если мушкетеры вернутся, да приметят тебя у костра?

Они вылезли из кибитки и пошли к догоравшему костру, босыми ногами по мягкой молодой траве, утопая в во вчерашней грязи, успевшей местами подсохнуть корками и разводами.

- Вот если бы ты и Санджив могли менять свой облик так же, как Диего. Помнишь, был такой Челове Двенадцати Лиц? – спросила Маритана, не поднимая головы, - Он выступал на площадях с бродячим цирком, а ночами, говаривали, что он грабил богатые дома, проникая в них под обличьем то благородного какого-нибудь там графа, то под видом лекаря или ростовщика, а однажды даже переоделся священником и проник в Консьержери к осужденному на казнь и вывел его оттуда.

Сев на ствол поваленного прошлогодней грозой дерева, Маритана достала из кучи хвороста несколько палочек и подбросила в костер.

- А может, и не вывел? Легенды ходят разные, да что в них толку, правду никто не знает.

- А как ты думаешь, откуда легенда взялась? – спросил старик Шандор, располагаясь рядышком на бревне. Он вытащил трубку и постучал ей об дерево, выколачивая пепел и остаки трухи, - Вот был человек, везучий, скажем так. С легкой руки хозяина того балаганчика о нем много слухов ходило. Много того, что и не случилось никогда. Много и такого, в чем сам Диего не признался бы, случись ему попасть в лапы сбирам. А та история про священника... и правда и нет. Он пришел туда и в самом деле, но приговоренного он не увидел, умер тот... за ночь до того от пыток. Да вот, так то дело было... а чтобы толпа не взбунтовалась, сбиры сами же и придумали эту историю с побегом. Им не к чему слава мучителей...

- Да, ни к чему, - согласно кивнула Маритана, подбрасывая хворосту в огонь, - Странно, что этот человек не захотел вернуться, - она повернулась к Миреле, - Баркароль.. Не думаю я, что та жизнь ему по душе, но как знать. А нам может еще и пригодиться свой человек там. Если сбиры не найдут того, кто убил Черного Гаудже, то будут искать среди цыган.

- Ну да, известное дело, - поддакнул Шандор, набивая трубку новой трухой, смешанной с засушенными листьями табака и трухи, - Кто увел коня из табуна? Цыгане. Кто украл серебро из ризницы? Тоже цыгане. Кто подменил младенца в люльке? Опять цыгане. Все грехи на нас лежат испокон веков. А что разве и убудет коли еще один повесят?

- Не ворчи, старик, лучше б кого за водой послал, да лошадей на водопой вести пора. Сбиры нагрянут, не до того будет. А то и вовсе коней всех уведут, - ворчливо заметила старуха Нонна, высунувшись из своей кибитки, - Ой, голубчики мои, смотрите ка, там кто-то с дороги к нам скачет... у вас то глаза острее будут. Кто это там?

Маритана мигом вскочила на бревно, чтобы посмотреть на приближавшуюся фигуру всадника. Пока он ехал по большой парижской дороге, трудно было разглядеть даже какого цвета была его одежда, но вот он свернул с дороги прямо на пустырь и помчался прямиком к кибиткам цыганского табора.

- Одноглазый! – раздался звонкий голос дозорного мальчишки, сидевшего на ветке высоченного вяза, одиноко возвышавшегося посреди пустыря, - Одноглазый едет!

Маритана едва не подвернула ногу, спрыгнув на землю со скользкого бревна. Не обращая внимания на боль в ступне, она стремглав побежала навстречу цыгану, домчавшему своего взмыленного в пену коня до первой кибитки.

- Где? Где он?

- Гошер остался. Там облава. Кажется. Сбиры в таверне у Мекано, - сбивчиво ответил Одноглазый, от усталости едва не падая с лошади, - Посыл у него. К тому, что и вчера. И сказал еще, что, - Одноглазый сглотнул и отхлебнул из протянутой ему кружки с водой, - Мы девицу споймали одну. Гошер сказал, что это Колючка, - шепнул он на самое ухо невесте барона, - Сказал, чтобы условия спросили у того, к кому посыл был, сколько выкуп заплатит нее и когда.

- Посыл? Храни нас небо от того человека, - проговорила Маритана вполголоса и помахала рукой двум цыганам, - Девица? Скажи, а какая она?

- Вся бледная такая, руки белые, тонкие. Хватка очень сильная. Глаза синие, холоднее снега.

Маритана только сжала губы и уперла взор в землю под ногами. Так и есть, синеглазая красавица. Та, что оставила ей перстень вчера за гадание. Знала Ведунья, кого встретила, да что же она могла сделать? Гошер не поверил бы ее догадкам и видениям. И сама она скорее чувствовала, чем знала, какую угрозу представляла для них синеглазая красавица.

- А Гошер в порядке? Ты знаешь, где его найти?

- Да, Маритана. Когда я уехал, он был жив здоров. Мне велел как только ответ получен будет, поторопиться назад.

- Сюда! Помогите ему!

Двое крепких мужчин подхватили Одноглазого за плечи и за ноги и отнесли к кибитке. Маритана проводила взглядом мальчишек, уводивших взмыленного коня к водопою и взяла Мирелу за руку.

- Нам нужно попасть во дворец. Мирела, это важно. Но как? – голос и взгляд Маританы выдавали ее растерянность, - Я не побоюсь за барона и в пасть к самому префекту кинуться... но кто-то должен передать ответ для Гошера. Как быть? Мирела? – Маритана неосознанно сжала тонкое запястье подруги так что она побелела, - Может, так девушка, которую ты привела... Долорэс ее зовут? Может, она подскажет, как нам по замку пройти, чтобы человека того найти? Я не помню его имени. Гошер называл его Миллионщиком. А она может и знает? Расспросить бы ее. Ты сможешь? Она тебя знает, может не побоится рассказать.

11

Отправлено: 01.10.11 01:48. Заголовок: Поудобнее устроивши..

Поудобнее устроившись на уже облюбованной ранее  подушке и протянув руки к костру, Мирела изо всех сил боролась со сном.  Она обещала Маритане быть рядом и будет, во что бы то ни стало! Не такова, знаете ли, Мирела Плясунья, чтобы бросить сестрицу-цыганку, когда та в волнении и тревоге! Но, похоже, одного  страстного желания продолжать бодрствовать оказалось недостаточно. Под историю о Человеке с Двенадцатью лицами,  что начала  Маритана и  так ловко подхватил  Шандор, Мирела все-таки задремала…

Ей снился тот самый Человек Двенадцать лиц, он стоял перед нею, одетый в рясу, вроде той, что носят странствующие монахи, широкий капюшон скрывал его истинное обличье. И хоть глаза его были скрыты в темной глубине капюшона, Мирела откуда-то твердо знала -  он способен разглядеть в ее душе даже самые тайные помыслы.  Не сказав ни слова, Человек Двенадцать лиц отворил дверь в какое-то  мрачное, похожее на тюрьму здание, и вошел внутрь, поманив  за собою Плясунью. Испуганная девушка застыла на месте, не решаясь идти следом. Но вот луч солнца скользнул по стене здания, и теперь цыганка видит – это и не тюрьма вовсе, а роскошный королевский дворец. Смело ступает она под золоченые своды… И вдруг оказывается в темном коридоре, Человек Двенадцать лиц неподвижно стоит, будто ожидая ее. Неожиданно  налетевший порыв ветра срывает с него капюшон – и теперь Мирела видит, что у него  лицо барона. Неспешно трогается он  с места и скрывается за поворотом. Изо всех сил стремиться Плясунья его догнать, но как бы быстро она не бежала, медленно бредущая фигура всегда на шаг впереди. Девушка пытается окликнуть его, но человек долго не оборачивается, лишь ускоряет шаг.  И друг – колыхнулись широкие одеяния, оглянулся человек, и видит Мирела, что это вовсе не барон, теперь перед нею лицо Баркароля. Задорно рассмеявшись, он спешит прочь, и, кажется, Плясунье не за что за ним не угнаться. Но вот – впереди тупик,  и человек останавливается, чтобы вновь обернуться. Теперь перед цыганкой благородный господин.
За эту ночь Мирела успела увидеть немало лиц, и ей, наверняка, стоило бы позабыть именно  это, но память отчего-то услужливо напомнила ей – коридоры дворца, недалеко от кухни и его странный разговор с Маританой о картах. Благородный господин внимательно смотрел на нее, но вдруг, ни с того, ни с сего, закричал звонким мальчишеским голосом.
- Одноглазый! Одноглазый едет!
Вздрогнув от неожиданности, Мирела проснулась.

Маританы возле костра уже не было – со всех ног спешила она куда-то. Еще не совсем разобрав в чем дело, Плясунья все же  поспешила догнать подругу. Оказалось – прибыл гонец от Гошера. Внимательно выслушала Мирела все, о чем он говорил, стоя рядом с невестой барона. Не все сказанное  было ей понятно, но девушка пока не спешила задавать лишние вопросы…

Может, та девушка, которую ты привела... Долорэс ее зовут? Может, она подскажет, как нам по замку пройти, чтобы человека того найти? Я не помню его имени. Гошер называл его Миллионщиком. А она может и знает? Расспросить бы ее. Ты сможешь? Она тебя знает, может не побоится рассказать.

- Не побоится как же, – вздохнула Плясунья, вспоминая их странный разговор с Долорес через тюремное окошечко. – Не совладать мне с ней. Пыталась уже. Странная она, ох и странная! Воля ей, говорит, не нужна да еще и бесконечно про любовь твердит! А ты же знаешь, я в той любви понимаю, что коза в грамоте! Так что и не придумаю  даже, как с нею разговоры вести. У тебя точно  лучше выйдет. А я рядом буду, помогу, если сумею. Может,  что важное про дворец вспомню – все-таки я сегодня ночью немало там побродила, кое что увидела и запомнила. 

12

Отправлено: 01.10.11 21:54. Заголовок: Маритана посмотрела ..

Маритана посмотрела на Плясунью, потом в сторону кибитки Нонны, где спала освобожденная из казармы девушка.

- Ты думаешь, Долорэс не захочет нам помочь? Может ты и права. Потеря любимого это несчастье, огромное. Но этот гаудже, ее возлюбленный, он то был связан как-то с тем человеком, к которому меня посылает Гошер. Она должна знать, где его найти, - Маритана заломила руки и зашагала по кругу, обдумывая, как заговорить с девушкой, что сказать ей? Знала ли она, что ее любимый частым гостем у цыган? А если знала? Но нет, такое честное и открытое лицо не могло скрывать убийственные тайны. Она была верна своему любимому и оплакивает его смерть, но вряд ли она имеет даже малейшее представление о том, каким он был на самом деле.

- Но коридоры. Мирела, там столько коридоров, что можно плутать там целый год и не сыскать никого, - она с отчаяньем в глазах посмотрела на Плясунью, - А наши юбки, босые ноги, ожерелья и браслеты, да нас сразу же узнают и запрут в той самой темнице, из которой ты вытащила эту девушку и Санджива. Господи, как же быть?

Не зная, с чего начать разговор с Долорэс и начинать ли вообще, Маритана вернулась к костру и села, задумчиво уставившись на языки огня жадно лизавшие свежие ветки. Рядом сидел Шандор, раскуривал трубку и что-то бормотал про себя, но невеста барона даже не слышала, что именно, так была занята своими мыслями. Вот если бы их снова пригласил во дворец тот князь, Сокол. Он имеет власть и положение, ему можно пригласить к себе кого угодно и никто не запретит ему развлекаться под игру цыганских скрипок. Никто...

- Мирела! Мирела, а что если... Ах нет же. Сейчас только утро, тот князь наверное видит третий сон. А может и не помнит, кто был у него вчера, - она вздохнула и стала рисовать прутиком на замле диковинные знаки, символизировавшие карты таро, - Если бы нас хоть кто навестил из тех благородных господ. Скажи Шандор, а те, кого позвали в конюшни прислуживать кузнецами, уже ушли туда?

- Ушли. С первой зарей и отправились, пока ты дремала здесь. Да что с них то проку? Они окромя конских копыт ничего и не увидят там. А если бы ты сама попробовала пойти, коли нужда в том есть?

- Ну посмотри же на меня, Шандор! Я и шагу до ворот не сделаю, как меня мушкетеры схватят. Хорошо если развернут да назад отправят. А то и в темницу посадят.

- Ну так а ты маркитанткой принарядись. Мало ли подвод к ним ездит то, - Шандор выпустил колечко дыма из трубки и подмигнул Миреле, - Вы обе девицы то хоть куда, на вас кто глянет, так и забудет, зачем на караул были поставлены. А ежели что, так я могу коней править.. а что с седого старика взять? Мои кудри то и за крестьянские сойдут.

- Ежели ты рот не раскроешь, - заявила подошедшая сзади Нонна, упирая руки в бока, - А что это ты на старости лет вздумал по дворцам гулять, да с молодыми девушками?

- Ай, не кричи, Нонна, - махнул на нее рукой Шандор, - О деле тут толкуем, а ты со своими расспросами. Уж мне в землю пора, а ты все ревнуешь меня к молодым девицам!

Заработав хороший подзатыльник от жены, старик захохотал. Маритана тоже рассмеялась его шутке, да и представить только, чтобы старик Шандор шашни водил с девушками. Несколько минут все сидевшие у костра смеялись над шутливой ссорой старой супружеской пары. Подошли и другие цыгане, да молодицы, вернувшиеся из Барбизона, где просили молока, хлеба да чего бог пошлет в обмен на самодельные украшения из медных монеток да четки, вырезанные из дерева так искуссно, что их покупали даже и знатные люди.

- А что, Мирела, рискнем? Только вот где же нам одежду раздобыть, чтобы была как у девушек с ферм? Да и тебе, Шандор, рубаху то сменить не мешало.

- А что с моей рубахой? Да в ней цыгану и на праздник не зазорно пойти, не то что во дворец то ехать!

- Да. Цыгану, - поддакнула Нонна, - И сразу тебя и признают. А какой цыган станет молоко да хлеб с фермы возить? Вот что, поедем ка в деревеньку, тут на парижской дороге она неподалеку от Барбизона. Там женщина есть одна, я когда-то мальцу ее помогла от хвори избавиться. Она вам поможет. Переоденетесь в крестьянские платья, да чепцы на головы оденете вместо косынок. Может и не признают. И тебе, Шандор, может чего найдется.

- Ага, всегда мечтал раздобыть себе крестьянску шляпу... - покачал головой старик и завернул седой ус на палец, - А что, девушки? А пойдет ли мне такая шляпа?

- Хорошо, Нонна. Поедем, - коротко согласилась Маритана, - Запрягайте телегу! - крикнула она мужчинам и поднялась с бревна, - Поедем. Зениш пускай останется за старшего. Санджива нет, он в кузнецах сегодня. Смотрите, тут, если мушкетеры или другие сбиры нагрянут, так пошлите кого на парижскую дорогу, чтобы нас упредили.

13

Отправлено: 13.10.11 13:55. Заголовок: Мирела не стала долг..

Мирела не стала долго раздумывать – раз уж Маритана твердо решила, то и ей сомневаться не стоит. Ведь, правда, отчего бы не рискнуть? А ну как вдруг все у них получится, удача бывает благосклонна и к цыганам, удалось ведь им с Баркаролем сегодня вдвоем освободить Санджива и Долорес из темницы!
Поедем! – сказал Плясунья столь же решительно, как и невеста барона мгновением раньше. – Отчего ж не поехать!
Ну, а раз твердо решили, пора и делом заняться. Телегу запрягли быстро, Шандор первым взобрался на козлы, его верная Нонна устроилась рядом, да и Маритана с Мирелой не заставили себя ждать.
И вот тронулись. Как ни пыталась Мирела бороться со сном, а все ж в пути снова уснула. Для нее, выросшей в дороге, не было на свете колыбельной лучше, чем стук колес. Странные сны девушка больше не видела и  проснулась лишь тогда, когда уже добрались до деревни. Сперва цыганам пришлось поплутать по узким деревенским улочкам, Нонна была здесь давно, с тех пор уже и запамятовала, в каком доме жила та женщина. Местные жители, с спозаранку хлопотавшие по хозяйству, поспешно бросали свои дела и все – от мала до велика -   рядами выстраивались вдоль заборов, чтобы поглазеть на необычных гостей. Такой прием цыгане встречали нередко, добро хоть обижать не стали, а могли бы и вовсе из деревни погнать – случалось с таборянами и такое.
Наконец, добрались и до нужного дома. Перепуганная хозяйка выскочила им навстречу, однако, увидев среди незваных гостей Нонну, поспешила позвать их в дом. Старая цыганка так и не призналась, от какой хвори когда-то излечила сына хозяйки, но, глядя на то, с какой благодарностью та смотрела на Нонну, легко можно было понять – болезнь была не из легких… Кажется, крестьянка отдала бы им все, чтобы они теперь ни попросили – даже коровушку-кормилицу, а просьба одолжить им старую одежду казалась женщине и вовсе пустяковой.
- Сейчас, сейчас гляну! торопливо засуетилась она, раскрывая сундук. – Здесь где-то есть вещи, что я еще в девичестве носила, они вашим красавицам, пожалуй, в самую пору будут!
Предметы одежды возникали из сундука один за другим, и Маритана с Мирелой первыми сменили яркие цыганские наряды на простое крестьянское платье.
- Ничего, - одобрительно сказала Нонна, глядя на них, - похоже будет. Вот только надо обязательно волосы под косынками спрятать. А тебе, Маритана, лучше глаза и вовсе не поднимать… Хотя всякое бывает. Случается, что и крестьянка или простая горожанка влюбится в красавца-цыгана, что проходил мимо со своим табором. Вот и появляются потом от такой любви пригожие черноглазые дети.
Чуть позже нашелся в сундуке и для Шандора наряд.
- И меня уж, старуху, приодеть не забудь, - сказал вдруг Нонна. – Даже не подумаю вас одних отпускать! Вдруг  старик мой  сболтнет что лишнее да подозрение на себя навлечет.  Или на вас – красавиц кто сверх меры заглядываться станет, что я тогда барону скажу?

14

Отправлено: 19.10.11 11:14. Заголовок: Что-то тревожно цара..

Что-то тревожно царапало сердце Маританы. Предчувствия недоброго вместе с ощущением близости кровавой развязки. Ей не нужно было смотреть в карты, чтобы понять, что то, за чем они отправлялись во дворец к человеку со странным и громким именем Миллионщик, сулило череду бед и крови на плечи и незнакомых ей людей и их самих. Зачем она слепо повиновалась Гошеру? Зачем баро искал наживу там, где легче легкого было найти смерть? Если бы она хотя бы раз отважилась посмотреть в его карту, но этого она никогда не сделала бы, даже если бы он сам просил ее. Нет, увидеть когда и где будет занесен над любимым меч безжалостной судьбы - это было выше ее сил. Она знала, что это произойдет. И знала, что это будет последний час не только ее любимого, но и ее самой.

- Нонна, спасибо тебе, - мягко улыбнувшись старой цыганке, невеста барона взяла ее за кисть руки и отвела в сторону, - Слушай, Нонна, то, что мы делаем, может обернуться тяжкими последствиями. Нас могут схватить, могут без всякого суда згноить в казарме, а то и в тюрьме только за то, что мы переоделись в крестьянское платье. Ты понимаешь это?

- Девонька моя, я пожила достаточно дней, чтобы видеть страх в своем сердце и смириться с ее соседством. Что хочешь сказать, скажи.

- Да, ты понимаешь. Если хоть малейшая опасность будет, клянись мне жизнью детей твоих, что схватишь Мирелу и вместе с Шандором умчитесь оттуда без оглядки. Слышишь? Если будет плохо, то или все пропадем, или только я.

- Да о чем ты, Маритана? Ай, брось ты это, - Нонна на удивление крепко обняла невесту барона за плечи и слегка стиснула ее, - Не надумывай себе ничего. А ежели что, - черные глаза цыганки стали еще чернее из-за расширившихся зрачков, - Я знаю, что делать.

Маритана кивнула и отошла к телеге. Вид старика Шандора, красовавшегося в поношенной рубахе и воскресном камзоле, заставил ее улыбнуться. Она глянула вверх на занимавшееся солнышко, на пробегавшие по синему небу облачка. Как они похожи на барашков, пасутся себе и пасутся... и бед не знают, и зла не чуют...

- Маритана, смотри ка! Вон там, по дороге несутся, - Шандор указал ей на облако пыли, в котором виднелись фигуры всадников, - Они едут со стороны табора. На мушкетеров не похожи, едут гвалтом, а не строем.

- Кто бы это мог быть? - спросила Маритана, подставляя ладонь к глазам, чтобы разглядеть получше, - Не за нами же они едут? Мирела, ты готова? Нонна, милая, поедем. Ожидания только терзают душу.

15

Отправлено: 23.10.11 21:33. Заголовок: Группа всадников мча..

Группа всадников мчалась по Объездной дороге в сторону Парижа. В клубах пыли, поднятой из-под копыт лошадей можно было различить лишь неясные силуэты, но чем ближе они приближались, тем яснее были видны их алые куртки с меховой оторочкой, украшенные на груди золотыми шнурами. Слышались крики и свист.

- Вон там на дороге телега, мой князь! Смотрите туда!

- Где? Скорее!

Вся кавалькада перешла на бешенный галоп, повинуясь приказу всадника, ехавшего на целый корпус впереди всех, как будто преследовали кого-то. На въезде в небольшое селение, которое с натяжкой можно было бы назвать деревенькой, всадники остановили лошадей. Несколько из них спешились и взяли под узцы лошадей своих товарищей. Князь Ракоши подъехал к изгороди ближайшего к дороге дома и распахнул калитку так резко, что она едва не слетела с хлипких петель.

- Хозяин! Сюда! Чья это телега во дворе?

- И что так кричать, мил человек? - спросила хозяйка с крыльца дома, вытирая руки о подол юбки, - Откуда вас только нелегкая привела?

- Я ищу цыган, мамаша. Буду благодарен, если скажете, видели ли вы их. А может они и у вас еще?

- А если и у меня, так что с того? Разве королевским указом запрещено принимать гостей в доме? - дерзко переспросила женщина, явно не осознавая, что человек на взмыленной лошади и в запыленном камзоле, был принцем крови.

- Ну так принимайте, мамаша, и нас в гости, - крикнул Ласлов, соскакивая на землю, - А чем мадьяры похуже цыган?

- Какие такие мадьяры? Не знаю таких. Но коли не шутите, так заходите в дом, да только чем мне вас угощать, славные мои? Вас то вон сколько, а мой домишко тут стоит только потому, что не решил, на какой бок свалиться. А в доме то шаром покати, нет ничегошеньки.

- Не сердитесь на нас, сударыня, - князь Ракоши подошел к крыльцу и протянул женщине кожаный кошель, - Вот здесь деньги, столько, что хватит на два таких дома. А поить кормить нас не надо. Только скажите, где ваши гости. Застали ли мы их?

Женщина недоверчиво глянула на захвативших ее садик господ вида весьма воинственного. Ни в одном из них она не могла признать обычного солдата королевской армии, а уж тех она повидала немало на своем веку, зато черные кудри, смуглые лица и по-ястребиному загнутые носы незнакомцев напоминали ей цыган. Разве что ростом незнакомцы выходили повыше, да между собой говорили на такой непонятной тарабарщине, что ни слова не разобрать было. Выговор цыган был ей знаком, а эти, хоть и походили на ромалэ, но говорили совсем не как они.

- А вы то кто такие будете? И какой вам спрос с цыган то?

- Маритана нужна мне, - ответил Ференц, зажимая ладонью кошелек в руке женщины, - Я в таборе ее искал, а мне сказали, что она сюда поехала на телеге. И с ней еще две женщины, да цыган старый. Мне бы только с ней увидеться, а за гостеприимство я в долгу не останусь. Слово князя.

- Кого? - удивленно переспросила женщина, поднимая правую бровь, о цыганских баро она слышала, а вот кто такие князья у них? - А что сказать то? Может Маритана и не захочет тебя увидеть?

- А вы скажите, мамаша, что князь Сокол ее прибыл, - пошутил Ласлов, по-хозяйски зачерпывая воду из кадки, - Да, и друг его прибыл, скажите. Меня то наверняка помнят еще.

Все еще недоверчиво оглядываясь через плечо на странную компанию, пожаловавшую к ней, хозяйка дома вошла внутрь, чтобы позвать Маритану. Она не слишком доверяла непрошенным гостям, но их веселые голоса и лихой вид заметно отличали их от хмурых мушкетеров и шныряющих всюду ищеек королевской полиции. Кто бы они ни были, им явно не нужны были скудные пожитки бедной крестьянки.

16

Отправлено: 04.11.11 00:34. Заголовок: - Маритана, гляди-к..

- Маритана, гляди-ка, они прямехонько сюда, во двор, поворачивают!
Вслед за подругой Плясунья сумела разглядеть всадников через небольшое окошко.
- Не наши точно – я бы таборян наших еще издали признала. Да и на мушкетеров не похожи…
Мирела лишь руками развела, пока всадники суетились во дворе, она никак не могла разглядеть их как следует.
- Тихо сидите. Да и к окнам не подходите – не увидели чтоб.
Враз стала суровой да серьезною  хозяйка.
- Я сама с ними говорить стану. Мало ли кто ехать может! Не стоит понапрасну тревожиться! Глядишь, и не вы им нужны вовсе! Тут ведь и дворец королевский недалеко, может, они ко двору по делу торопятся  да с вот с пути сбились.
Плотно прикрыв за собою дверь, хозяйка вышла  во двор.
- Хоть бы то не ищейки и не солдаты были, и чтобы не по нашу душу пришли,
Тихо шепнула Мирела невесте барона. И тут же поспешила добавить
Не за нас тревожусь. Мы справимся как-нибудь. Да вот только жаль будет, если мы хозяюшке нашей за гостеприимство бедой отплатим.
Не хватало еще, чтобы Маритана решила, будто она боится!
- Ведь подумать могут, что она в делах наших замешана…
Как раз в этот момент один из всадников заговорил, и Плясунья поспешила замолчать – эту беседу стоило послушать.
- Ай, Маритана,  вот ведь чудно он  говорит!
Мирела даже негромко рассмеялась, позабыв на время о своих тревогах за судьбу крестьянки.
- Гляди-ка… Да ведь это же…
Нарушив запрет хозяйки, юная цыганка бросилась к окну, чтобы получше разглядеть говорившего.
- Так ведь это никак князь тот безземельный, которого ты Соколом звала!
Не опасаясь больше неожиданных гостей, Мирела поманила подругу к окну.
- Видишь, нам сегодня сама судьба помогает. Ты искать его думала, а  он-то, гляди-ка, сам тебя нашел! По всему видать – добрый знак!

17

Отправлено: 07.11.11 19:01. Заголовок: Услышав голос, требо..

Услышав голос, требовавший ее по имени, Маритана переглянулась с Мирелой. Испугом невесту барона не возьмешь, но удивить можно было. Разве говорила она кому-то во дворце свое имя? Если только не гостеприимному хозяину, радушно принимавшему у себя таборян и благородных господ наравне.

- Нет, Мирела, на мушкетеров они точно не похожи, - шепнула Маритана подруге, тихонько пожимая ее ладонь, - Смотри, они и не ищут ничего, не то что королевские ищейки, те бы по двору шныряли... а эти вон только лошадей повели поить.

Она прислушалась для верности к разговору во дворе и почти высунулась в окошко, чтобы получше разглядеть требовавшего ее господина. Хоть и одет он был совсем иначе, чем накануне, и отличался своим костюмом от спутников, его взлохмаченные светло-каштановые волосы и уверенную осанку Маритана ни с кем другим не перепутала бы.

- Князь Сокол! - не ведая отчего, радостно прошептала Маритана одновременно с Мирелой, - Да это он! И вовсе не сбир, а то его люди значит. Выходи, Шандор! - позвала она цыгана, прятавшегося за огромным хозяйским сундуком, - То мадьяры пожаловали. Меня кличут. Никак с пути сбились, дорогу ищут.

Маритана пошла к дверям, отряхивая крестьянский фартук, собравший на себя всю пыль, пока они с Мирелой прятались возле окна.

- Эй, добрые господа, а кого ищете, за кем гонитесь? Или счастье свое искать кинулись? - весело крикнула она мадьярам, и подошла к хозяйке дома, - Это за мной приехали господа. Видать, не задержимся мы у тебя подольше, как сердцу хотелось. Спасибо тебе за гостеприимство, да за помощь. А ты, князь, с чем пожаловал? Зачем имя мое кличешь, как глашатай на городской площади. Али делов натворили мы и за ответом ты явился?

Покуда Шандор худо бедно запрягал их лошадок, в телегу, да проверял, в порядке ли рессоры да колеса были, Маритана прикинула в уме, зачем могли пожаловать в табор мадьяры, и как использовать столь удачно подвернувшуюся возможность. Можно было так и отправиться в замок в крестьянских платьях, как задумано было, а можно бы и попросить князя провести их. Кто станет спрашивать с ветрогона, почто крестьянских девушек везет к себе? А если и станут, так разве с них будет спрос? Но, вглядываясь в ясные очи Сокола, Маритана отринула этот план. Нет, не таков он, чтобы прилюдно девок деревенских возить к себе для утех, не поверят в это никто, а сбиры и подавно подвох заметят. Но ей следовало заручиться поддержкой венгерского принца. Хорошо, если он приехал за ней по необходимости - взамен за его помощь, она окажет услугу... только о чем он спросит ее? Гадать ему Маритана не хотела, достаточно было того, что она увидила в его судьбе накануне, нечего ей ворожить дважды на одну судьбу - перемен не будет, а сказать молодому Соколу правду она все равно не решилась бы.

- Что же молчишь, князь? - с легкой усмешкой переспросила Маритана.

18

Отправлено: 13.11.11 20:25. Заголовок: - А вот вы где! - об..

- А вот вы где! - обрадованный князь вбежал в дом, оставив хозяйку выяснять свои и его права с более дипломатичным шевалье Каринти.

- Мне нужен твой ответ. Присядь. Пусть все выйдут. Это не для их ушей.

Куда делась развязанность и удаль мадьярского князя, в комнате перед изумленными цыганками и стариком Шандором стоял молодой человек, одеждой хоть и походивший на любого придворного щеголя, но язык его был сродни тому арго, на котором издревле говорили между собой обитатели Двора Чудес. Князь заметил удивление и подмигнул второй цыганке, ее он запомнил по зажигательным танцам, кажется меж своими она звалась Плясуньей.

- Я ничего не сделаю невесте барона. Но мне нужен ее совет. А вашим ушам нет нужды слышать то, за что с вас спросится потом вдвойне. Коли спросят, видели ли меня сегодня, ответ один - нет. Понятно это? Могли видеть Ласлова, вон того весельчака, что спорит с хозяйкой на крыльце. Да мои мадьяры ходоки до ваших кибиток. Но меня не видели. Это ясно? - в светлых глазах Ференца не было ни улыбки, ни мягкости.

Не дожидаясь пока старики цыгане и Плясунья послушаются его приказа, он сел за стол напротив Маританы и выложил перед ней маленький расшитый биссером мешочек из дорогой замши.

- Знаешь ли, чье это? Скажи мне, если это не из твоего табора, и я не спрошу ничего больше. Но если, знаешь, кому принадлежит, то лучше тебе сказать это мне. Чем потом отвечать префекту и его людям.

- Эй эй, князь, а полегче то, с чего это ты к нам да с такими расспросами, - Шандор кажется и не собирался оставить невесту барона наедине с Ракоши, - Давай начистоту, подозреваешь наших таборян в краже али в чем еще худом? Так и скажи. Мы ответим за всякого, кто наш, но за чужое отвесть не могем.

- Нет, старик. Не кража, - ответил Ференц, не поворачивая головы, - Это нашли в моих покоях. И нашедший клянется, что такой вот кошелек у него срезали месяца два назад в Париже. То значит, что кто-то из вчерашних гостей моих был с этим кошелем. И я хочу знать только одно - из вашего табора или нет. Скажи, что нет. Потому что я не хочу ссоры с твоим табором. Мне вы по сердцу. Но если кто виноват, то назовите мне его. И я буду знать, что вина одного не лежит на всех.

- А что сделаешь с ним? - спросил Шандор, взяв кошель со стола, он с сомнением присмотрелся к вышивке и взвесил кошель на ладони, - Полнехонек еще. Нет, был бы кто из наших, так деньгу в общий котел сдал бы. Так всегда было. Да и с кошелем таким богатым неразумно ходить нам босякам. Не наш он, князь. Маритана, скажи ему. Пусть знает, что нашим таборянам всегда доверять можно. Конокрады есть среди нас, грешны мы. Но кошельки не срезали. Не наш это промысел.

- Что скажешь ты? - Ференц испытующе посмотрел в глаза невесты барона, как будто и не слышал слов Шандора.

- Князь, пора бы и обратно поворочать, - послышалось со двора, - Вон и мушкетеры едут из Парижа, не хорошо будет, если нас здесь застанут!

Ференц не ответил на предупреждение, ему ли отчитываться перед мушкетерами кто он и где бывает. Да пусть хоть вся рота их нагрянет, а что с того. Он смотрел в упор в красивое лицо гадалки, ожидая ответа и совета, хотя и не спрашивал того.

// Фонтенбло. Охотничий парк и окрестные леса. 3 //

19

Отправлено: 16.11.11 17:13. Заголовок: Безземельный принц,..

    Безземельный принц, прозванный Маританой Князем Соколом, безо всякого жеманства и церемоний вошел в простой крестьянский дом, оставив своих людей во дворе. В ответ на знак его внимания Мирела лишь слегка улыбнулась, ничем большим не демонстрируя свое к нему расположение, а то ведь сочтет, что она ветрена и легкомысленна, как иные ее подружки! Да и при Нонне с Шандором глупо было б себя вертихвосткой какой показать!
    Тогда Сокол заговорил с Маританой, перед тем попросив оставить их вдвоем. Плясунья, однако же, с места не сдвинулась — девушке не было дела до званий и титулов благородных господ, быть может, среди них Сокол и был принцем или князем – Мирела так и разобралась что лучше – да вот только это вовсе не давало ему власти над цыганами. Ромале слушали лишь своего барона, а пока нет его – Плясунья станет слушать лишь Маритану, но невеста Гошера ни словом, ни знаком не велела им выйти прочь.
    Князь, впрочем, настаивать на своем не стал. Вскоре он явил цыганам яркий расшитый бисером кошелек, Сокол желал знать его хозяина. Точнее сказать, последнего хозяина, ведь, судя по всему, мешочек уже успел сменить ни одного владельца…
    Мирела невольно повнимательней пригляделась к яркому предмету – вроде и знаком он ей, а вроде и нет. Никак точно вспомнить не могла.
    - Можно, мне поближе на него глянуть?
    Девушка протянула тонкую загорелую руку к цветастой вещичке и поднесла ее ближе к глазам. Такой ли кошелек видела она когда-то у Алеша? Вроде и похож был, а вроде и не тот. Может, самого скрипача позвать да спросить? Хорошо бы, да только об этом не ей, а Маритане решать…

Вслед за князем и остальными ---->>> Фонтенбло. Охотничий парк и окрестные леса. 3

20

Отправлено: 17.11.11 19:10. Заголовок: - Мои таборяне остан..

- Мои таборяне останутся со мной. Ежели у тебя, князь Сокол, секреты какие есть, то так и скажи. А у меня от них секретов нету.

Маритана подернула плечами, как будто от озноба, и натянула цветастую шаль, стягивая уголки концов на груди. Не нравился ей взгляд, каким наградил ее мадьярский принц, нетерпеливый и обвиняющий. Что же ему сделалось за ночь? Или сказанное вчера пророчество начало сбываться ранее времени? Ворожея посмотрела в глаза принца, но ничего кроме нетерпения в них не увидела. Нет, не любовной истомы, ни насмешливости, ни вчерашнего любопытства в них не было.

- Что хочешь сказать, князь, скажи, - спокойно ответила невеста барона, глядя на кошель, выложенный перед ней, - Не знаю, кто бы их таборян так разжился давеча, чтобы кошели такие носить на себе. Разве что в уплату получил. Ну да ты ведь знаешь наши обычаи, или нет? У нас всякий заработок, все подарки и дары в общий котел складываются, на дни черные, когда беззаботной жизни нашей угроза приходит. А кто из котла получил что обратно - так ведь всем в таборе ведомо, кто чем владеет.

Старик Шандор вмешался в разговор. Как всегда, старый говорун начал издалека, но метил в яблочко. И то верно, что таборяне их никогда не промышляли срезанием кошелей да кражами. Коней уводили, то бывало, но и этим давно как не промышляли, в Париже все лошади заклейменные, поди угони, поутру или ввечеру уже за всем табором сбиры явятся.

- Что же я скажу тебе, князь? Ты ведь не за тем пришел, чтобы вора сыскать? Кабы в том дело все было, то сдал бы нас мушкетерам или гвардейцам, да и дела с концами. А скажи ка мне, чем тебе кошель этот знаком? Только ли тем, что месяца два назад потерян был? - черные глаза цыганки смотрели на Ракоши не мигая и не двигаясь, как будто она пыталась приворожить его, - А не был ли он отдан в уплату другим людям, а нынче ты его заприметил и спрашиваешь себя, кто мог узнать о плате, а то и еще о чем-то? Что твои дела в Париже? Не в Нельской ли башне они? - Маритана взяла Ракоши за руку, крепкую, надежную, разжала его ладонь и вложила свою, - Поверь мне князь, если дела твои были с теми цыганами, а то ведь верно, я вижу, то не ровен час, пожалеешь о том, что доверился им. А у кого кошель этот оказался и отчего, то я выведаю. Ибо нашим таборянам заказан путь к тому табору, не враги они нам нынче, но и друзьями не зовутся. Если кто с ними дело ведет, так это помимо воли баро. Я бы знала, князь, - пожав ладонь Ференца, Маритана отпустила ее, - Смотри-ка, тебя уж кличут там. Скажу тебе вот что, поедем к нам табор. Поговорим со мужчинами. Они рассудят, что и как. Им ты можешь задать вопросы напрямик. Что знают, скажут тебе. Но заклинаю, князь, сбиров не присылай к нам. Для них никаких ответов не будет. Что это там?

Маритана испуганно глянула в окно.

- Шандор, привязал ли ты нашу лошадь? А ну как она с телегой то выйдет на дорогу... Мирела, скорее! Шандор! Нонна! - телеги и в помине не было видно возле дома, а толпа мадьяров гоготали о чем-то своем на гортанном непонятном языке, распробывая вино, принесенное им хозяйкой дома.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Пустырь у Деревеньки Барбизон. Цыганский Табор. 3