Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3


Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3

Сообщений 1 страница 20 из 54

1

02.04.1661

https://d.radikal.ru/d06/1902/03/b9787ed91737.png

... утро в королевской опочивальне. Обеспокоенная слухами о нездоровье короля Анна Австрийская навещает сына в его опочивальне...

Анна Австрийская пишет:

цитата:

Время лечит… Под испытующим взглядом матери скромник Бонтан возводит очи к небу, не желая выдавать секреты своего господина. Что ж, его можно понять: вряд ли Людовик действительно спит, поэтому всякая попытка добиться откровенности от верного слуги в присутствии слышащего его слова короля заранее обречена на полный провал. И все же, даже молчание может быть красноречиво.


https://a.radikal.ru/a33/1902/f0/4c2926323d15.png

2

Отправлено: 24.08.11 18:11. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Сеть тайных коридоров. 2 //

Замок на двери, ведшей из тайного коридора в опочивальню короля, не сразу поддался. Бонтан попробовал покрутить в нем ключом, одним, другим...

- Месье де Сен-Пьер, будьте любезны, - он отдал свечу сержанту и обеими руками надавил на ключ, пока заржавевший от сырости замок не поддался, - а ведь просил... смазать, почистить, нет уж, Ваше Величество, желаете пользоваться исключительными ходами, так дайте ж им исключительный уход, - бормотал про себя камердинер, под скрип петель открываемой двери.

Узкий проход отделял вход в лабиринт от двери в опочивальню. Но с той дверью все обстояло куда лучше. Бонтан осторожно приподнял гобелен, скрывавший дверь от случайных взглядов и заглянул в комнату. Заженные с вечера свечи давно потухли, над последним огарком еще вился дымок. Из-за плотных занавесей, висевших перед окном, пробивались яркие полоски света, высвечивая столбики пыли, стремительно взвившейся вверх от колыхания ветра, когда Бонтан настеж распахнул дверь в лабиринт.

- Входите, мадемуазель... и вы, господа, не стойте там. Заприте за собой двери. Месье деСен-Пьер, выйдите через ванную комнату в кабинет. Там должно быть ждет лейтенант д'Артаньян... если он уже здесь. Попросите его подождать... намекните, что король вернулся в весьма скверном расположении духа. Более ничего. И сразу же вернитесь. И, - Бонтан посмотрел на сержанта таким взглядом, которому позавидовал бы даже палач в Бастилии, - Ни слова ни о чем, что Вы видели или слышали в это утро. Поверьте, это на благо государя. И на Ваше благо, месье, если Вы сделаете все, как я Вам сказал.

Сен-Пьер поспешно вышел в указанную ему дверь, и Бонтан обратил свое внимание на фрейлину Ее Высочества. Он прекрасно расслышал ее вопрос и еще лучше понимал беспокойство молодой особы, чем маркиз де Виллеруа, всячески старавшийся не показать свое волнение. Но Бонтану хватило увидеть покрасневшую шею молодого человека, и сжатую ладонь, в которой он держал руку своей спутницы, чтобы понять, насколько он был взволнован таинственным вызовом к королю.

- Сударыня, я не буду томить Вас в неизвестности. Но пугаться, как видите, нечего. Короля здесь нет. И Его Величество не соизволит появиться здесь еще какое-то время. Я покажу Вам лестницу из сада, по ней Вы пройдете в апартаменты Ее Высочества. Кажется, это будет небольшой коридор для прислуги. В последний раз, когда двор был в Фонтенбло, эти апартаменты занимала Ее Величество и там... впрочем, не важно. Но если Вы будете осторожны, это не помешает. Не спешите... - Бонтан удержал маркиза, едва ли не схватив его за рукав, - Вы останетесь здесь, месье маркиз. Как я понимаю, Вы не храните тайн от мадемуазель де Монтале. То, что она решилась проведать Вас в казармах, даже с риском для своей репутации и придворной карьеры, является достаточным свидетельством того, что Вы доверяете ей всецело... можете доверять. И я полагаюсь на вас обоих.

Бонтан привычным жестом раздвинул занавеси и распахнул обе створки венецианского окна, служившего к тому же и выходом в оранжерею. Свежий воздух оказался приятным разнообразием после пропахшего сыростью лабиринта и душной опочивальни. Александр мельком глянул на покачивавшиеся от легкого ветерка розовые кусты с тяжелыми шапками распустившихся бутонов, он бы не задумываясь срезал один или сразу три из них для мадам Бонтан, но возвращение в их маленькую комнатку на третьем этаже было не скорым и бедные розы успели бы трижды увянуть в его руках, прежде чем Соланж успела бы поставить их в спасительную воду.

- Сюда, мадемуазель, - Бонтан указал на маленькую дорожку в саду, ведшую к застекленным дверям, - Вот там лестница, она и приведет Вас наверх в апартаменты Мадам. И.. если Вам вздумается спуститься по ней обратно, - взгляд из-под насупленных бровей говорил о том, что Бонтан ни секунды не сомневался в том, - То убедитесь, чтобы никто не следил за Вами. Месье де Виллеруа останется в опочивальне Его Величества на весь день. Да, месье, это приказ короля, и он не обсуждаем. Вы окажете неоценимую услугу королю, если согласитесь остаться в опочивальне вплоть до последующих распоряжений. И только лично король может освободить Вас от этого заточения. А я постараюсь, чтобы оно не оказалось для Вас суровым и скучным. Вы сможете прогуливаться в саду, но только тогда, когда я скажу Вам, что это безопасно.

Пройдя к лестнице, Бонтан поднялся на несколько ступеней и прислушался к звукам, доносившимся сверху из апартаментов герцогини Орлеанской. Было ли то удачей, что на этот раз над апартаментами короля разместили апартаменты герцогини Орлеанской, Бонтан не знал, да и не был расположен к тому, чтобы оценивать достоинства и недостатки.

- Там все тихо... попрощайтесь и поспешите к себе. И не забудьте о данном Вами слове, мадемуазель. Месье маркиз, я жду Вас в комнате, - Бонтан оставил молодых людей попрощаться или договориться о новой встрече, без энтузиазма размышляя о том, насколько секретной теперь будет миссия маркиза. С одной стороны, девушка показалась ему достаточно скромной, но с другой, ей явно недоставало осторожности, а благоразумие... оно так по-разному проявляется в людях, что трудно судить о его наличии или отсутствии, зная человека всего лишь без малого одно утро.

3

Отправлено: 25.08.11 22:11. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Сеть тайных коридоров. 2 //

Тайная лестница в приватный королевский сад! Положительно, познания мадемуазель де Монтале обогащались с неимоверной скоростью. Еще вчера утром она и помыслить не могла о подобной удаче. Любопытные глазки мадемуазели внимательно следили за каждым жестом королевского камердинера, чуткие ушки ловили каждое слово разговорчивого маркиза, и все увиденное и услышанное аккуратно складывалось в практичной головке фрейлины про запас. Кто знает, когда ей могут понадобиться бесценные сведения о потайной лестнице, по которым можно незаметно попасть из покоев Мадам в королевские покои и обратно? Если в намеках, которыми обменивались девицы из свиты принцессы Генриетты была хотя бы сотая доля правды, и позавчерашний поцелуй и обморок в розовом саду действительно имели место быть и получат продолжение, Ее Высочеству непременно потребуется достаточно ловкая и преданная особа, способная не только незаметно передавать романтические послания, но и сопровождать свою госпожу на свидания с… Нет, Ора не будет делать далеко идущие предположения. Всему свое время и своя череда. Главное, в нужный момент суметь подсказать принцессе, что среди ее фрейлин есть та, кто может оказать столь важную услугу.

Болезненный возглас Франсуа и цветистые ругательства шевалье де Сен-Пьера отвлекли Монтале от размышлений об открывающихся перед ней перспективах, заставив вернуться из радужного мира придворных интриг в сырую и мрачную реальность.

- Вам больно, Франсуа? – она с тревогой заглянула в лицо маркизу, когда его пальцы на миг стиснули ее ладонь с такой силой, что девушка чуть не охнула сама. Да нет, конечно же, он не сознается, скажет, что пустяки… а голос натянут, как струна. Мужчины… Ора вздохнула и безропотно позволила увлечь себя дальше, положившись на то, что Виллеруа знает Бонтана и не имеет причин не доверять неразговорчивому камердинеру.

- Я не волнуюсь, правда, - в который раз повторила она, уже почти веря своим словам. – И мы увидимся, обязательно увидимся. Я буду ждать Вас и с радостью познакомлюсь с Вашими сестрами, если Вам будет угодно меня представить. Быть может, мне даже удастся им понравиться, как знать!

Ну да, как же. Монтале почти не сомневалась, что, какими бы очаровательными и добрыми ни были сестры маркиза, к которым он, судя по голосу, питал искреннюю привязанность, шансы маленькой провинциалки понравиться им были близки к нулю. Куда вернее предположить, что они примут ее за очередную охотницу за богатым женихом и, по-хорошему, будут не так уж далеки от истины, ибо замужество (и, по возможности, удачное), безусловно, оставалось для Оры наипервейшей задачей. Правда, маркиз де Виллеруа был слишком молод, чтобы пасть жертвой ее матримониальных планов, но вряд ли сестры маркиза примут подобный пустяк во внимание…

Однако, что пользы заранее огорчаться тому, что еще не случилось? Быть может, все окажется не так печально, и она действительно сумеет подружиться с дочерьми герцога и даже познакомить с ними Луизу. Это было бы так замечательно! Предавшись радужным мечтам и позабыв о робости, охватившей ее при мысли о королевских покоях, Монтале легко впорхнула вслед за маркизом в опочивальню Его Величества и с благодарностью взглянула на месье Бонтана, который вовсе не забыл о ней, как она опасалась. Сейчас Франсуа проводит ее до лестницы и…

- На весь день? – она недоверчиво переводила взгляд с Бонтана на Виллеруа, а мечты с тихим звоном осыпались на пол хрустальными осколками. – Но как же…

За распахнутыми Бонтаном стеклянными дверями покачивались тяжелые головки свежераспустившихся роз, но Ора не обратила на это невиданное в апреле чудо ни малейшего внимания, так тяжело было ее разочарование.

- Да, я все помню, сударь. Я буду молчать, - поникнув, пообещала она бесцветным голосом. Бонтан вернулся в королевскую опочивальню, деликатно притворив за собой двери в сад, а Монтале все разглядывала подол юбки и пестрые камешки под ногами, не находя слов, чтобы сказать маркизу, как сильно она огорчена.

- Это ведь приказ короля, да? И его нельзя... Мне так жаль… я так надеялась, - голос ее жалобно дрогнул, и Ора умолкла, чувствуя, что до слез остается буквально пара вздохов.

На весь день… даже если Его Величество из самых лучших побуждений решил спрятать Франсуа от чересчур настырного префекта полиции, запирать его на весь день было слишком жестоко.

4

Отправлено: 25.08.11 23:38. Заголовок: //Дворец Фонтенбло. ..

//Дворец Фонтенбло. Сеть тайных коридоров. 2//

Как это нечего бояться? Франсуа вдруг ощутил неведомо откуда наплывший страх, услышав слова Бонтана, говорившего о нем так, словно его как арестанта перевели из одной камеры в другую. "А как же я?" - так и подмывало спросить маркиза, пока королевский личный камердинер сухо и безапелляционно выносил его приговор, причем, даже не обращаясь к нему самому. Де Виллеруа безвольно опустил руку, выпуская ладошку Оры. Ну конечно же, Бонтан наслушался этих старых наседок из свиты королевы-матери и решил, что лучшей помощью для маркиза будет вызволение его под стражи мушкетерской с тем, чтобы поместить его в королевских покоях... по стражей... а кто же на страже у королевских покоев в это утро? Франсуа скосил глазом, чтобы хотя бы чуточку вглядеться в дверной проем, оставленный Сен-Пьером слегка приоткрытым. Но из ванной комнаты доносился только плеск выливаемой воды и шлепающие шаги слуг, готовивших ванную для королевского умывания. "Как странно" - подумал маркиз, - "Ванну ведь готовят для Его Величества, но самого его не видно... или он в розарии?"

Словно в ответ на его вопрос Бонтан позвал Ору выйти следом за ним сад. Франсуа не мешкая поспешил за ними, с нескрываемым любопытством оглядывая садовые дорожки... но где же король? И какой смысл в заточении его на целый день в пустой опочивальне, если короля в ней нет? Де Виллеруа недоверчиво покосился на Бонтана, но лицо последнего оставалось лишь слегка более выразительнее каменных изваяний святых в Нотр-Даме.

- Ора, - он замялся, вдруг подумав, а следовало ли называть мадемуазель де Монтале так запросто при посторонних, но тут же отбросил их, заметив, что Бонтан деликатно остался позади, позволив им попрощаться наедине, - Я ничего еще не знаю о приказе короля. Но... но что бы это ни было, не огорчайтесь. Пожалуйста, - добавил он с такой тоской в голосе, как будто вокруг них вдруг погасли все краски сияющего утра, - Я что-нибудь придумаю.. я сбегу к Вам на пикник... или, - щеки маркиза порозовели, а уши воспламенились, и не будь они прикрыты густой шевелюрой, то можно было бы подивиться на их ярко алый цвет, - Или Вы сбежите. Ведь Вы сможете вернуться сюда? Но как же... надо же придумать.

- Месье маркиз, я жду Вас в комнате, - послышалось из-за дверей.

Франсуа подавил вздох, чтобы не расстроить еще больше свою подругу, ведь рыцарям полагалось быть не только смелыми перед лицом неведомых чудовищ и на пороге темных лабиринтов, но и решительными, когда это требовалось для спасения дня.

- Я обязательно что-нибудь придумаю. Верьте мне, - собрав все мужество и решительность, сказал Франсуа с такой твердостью в голосе, на какую был только способен, а потом улыбнулся совсем так, как будто бы решение было у него в кармане и как ни в чем не бывало добавил, - А если Его Величество пригласит меня на завтрак, я постараюсь оставить несколько бисквитов и фрукты нам на полдень, я знаю, что король почти не притрагивается ко второму завтраку... - звяканье стекла открываемого где-то над их головами окна заставило Франсуа вернуться к действительности, - Я пошлю Вам записку. Да! Граф де Ресто сказал мне, что будет командовать караулами до полудня, так значит, он и королевские покои караулить будет. Вот его то я и попрошу помочь. Обещаете? Дождетесь?

Еще один более громкий и резкий звук заставил его оборваться на полуслове, кто-то явно решил проветрить все апартаменты герцогини Орлеанской, поочередно распахивая все окна, выходившие в розарий. Маркиз посмотрел в лицо своей подруги. Улыбка, едва тронувшая уголки ее губ, была светлой и милой, и по-настоящему дружеской, без тени надоедливой жеманности, с какой обычно говорили с ним придворные дамы, считавшие его всего-лишь неоперившимся юнцом, пажом короля.

- Мне пора. Я буду так ждать. А то... Вы не представляете, как бывает скучно... и вообще, - смутившись, де Виллеруа подтолкнул носком туфля камешек и посмотрел на Ору, - До встречи!

Отредактировано Франсуа де Виллеруа (2017-01-02 15:37:07)

5

Отправлено: 27.08.11 01:34. Заголовок: Наблюдая за бурей эм..

Наблюдая за бурей эмоций, сменявшихся на лице молодого человека со скоростью предгрозового ветра, Ора с неожиданной нежностью подумала о том, что некоторые наследники герцогских корон мало чем отличаются от своих куда менее знатных собратьев. Как далеко было искренне огорчавшемуся и радовавшемуся маркизу до опытных придворных кавалеров, на лицах которых можно было прочитать ну разве что вежливую любезность. Жаль, что через пару-тройку лет от этой искренности и открытости не останется и следа, и милый юноша сделается таким же хищником, как и другие. Но пока этого не случилось, кто-то должен о нем позаботиться!

- Я непременно дождусь Вашей записки, Франсуа, - Ора протянула ему руку, не для поцелуя, а для дружеского пожатия. – И нисколько не сомневаюсь, что мы что-нибудь придумаем, чтобы не оставлять Вас в печальном одиночестве под замком. Это было бы слишком нечестно. А если у Вас никак не получится вырваться на волю хоть на полчасика, то…

Скрип распахивающихся окон. Монтале испуганно подняла голову, опасаясь увидеть в открывшемся окне суровое лицо мадам де Лафайет, но карниз, бегущий вдоль всего фасада, удачно скрывал и стоящую у ступенек лестницы девушку, и ее собеседника. Лестница!

- Лестница! - повторила она уже вслух. – Раз уж по ней можно тайком подняться в покои Мадам, то и спуститься в сад можно с тем же успехом. Я буду ждать месье де Ресто с Вашей запиской, но если Вы напишете, что не можете освободиться, то мы с Луизой изыщем способ составить Вам компанию в королевском садике. Обещаю!

В том, что способ отыщется, Ора не сомневалась, в ее головке уже зрела парочка возможных предлогов, благовидных и не очень. Поэтому она одарила Франсуа ободряющей улыбкой и нехотя высвободила свои пальчики из его руки. Едва к ней вернулась уверенность в предстоящем дне, как очарование розового сада, наконец, пробило брешь в провинциальной практичности. Аромат роз, пенье птиц и ласковое солнце… ей вовсе не хотелось подниматься на второй этаж, и если бы не мысль о Луизе и не мрачное лицо месье Бонтана, неплохо просматривавшееся сквозь стеклянную дверь в опочивальню короля, Монтале бы с радостью осталась здесь еще на полчаса, любуясь цветами и слушая забавные рассказы Виллеруа. Но…

- Но Вам действительно пора, Франсуа… да и мне тоже. Неровен час, мадам де Лафайет решит созвать всех нас и обнаружит, что я вовсе не предаюсь утренним молитвам над ломтиком хлеба и стаканом молока. И это будет ужасно. Не скучайте и не забудьте, что я жду от Вас весточку.

Интуиция подсказывала Оре, что маркиз не тронется с места, пока она не уйдет, рискуя вызвать неудовольствие Бонтана, а, быть может, и Его Величества, и, коснувшись на прощание руки маркиза, она подобрала юбку и поднялась на пару ступенек. Остановилась. Оглянулась. И, не удержавшись от проказы, послала Виллеруа воздушный поцелуй, заслуживающий насупленных бровей всех придворных матрон разом.

- До встречи, Ваша Мокрость! –
пряча улыбку, маленькая фрейлина резво побежала наверх. Если Его Величество вызвал маркиза для того, чтобы поручить ему роль мраморного изваяния в своем саду, то выбор был сделан как нельзя более удачно!

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 3 //

6

Отправлено: 27.08.11 19:03. Заголовок: - Ну, что там? - спр..

- Ну, что там? - спросил Бонтан у появившегося в дверях ванной комнаты сержанта.

- Доложил как Вы и велели, Ваша Милость, король не в духе и ждет доклада. Но там не было графа д'Артаньяна.

- Как не было? - густые брови Бонтана взлетели вверх, о таком он слышал впервые за все годы службы во дворце, чтобы лейтенанта первой роты королевских мушктеров не было утром в приемной короля для доклада... даже во времена Фронды, буть она неладна, граф д'Артаньян всегда являлся к семи часам с докладом... другое дело, что Его Величество не всегда желал видеть кого-либо с утра, - Кому же Вы доложили? Кому, Сен-Пьер? Не томите, ради бога... я попросил Вас о малости...

- Графу де Ресто, - простой ответ сержанта нисколько не успокоил камердинера, он заходил по опочивальне короля, заложив руки за спину, насупив брови так, что они слились в одну щетинистую полоску между нахмуренным лбом и сузившимися глазами.

- Так так... значит, нет... Хорошо. Так... а кто там еще? Кто еще ждет в кабинете?

- Герцог де Невиль. И он явно, как бы это сказать... очень желает видеть Его Величество. И еще там был месье де Ла Рейни. И все. Остальные ждут в приемной.

- А граф де Сент-Эньян?

- Его Сиятельства не было в кабинете.

- Ага, хорошо. А, маркиз! Ну наконец то... эти Ваши романтические прощания... не ко времени, не ко времени. Так, живо снимайте свой камзол и туфли... давайте, я помогу Вам. Сержант, покараульте в ванной, чтобы никто... ни одна душа. И отпустите слуг. Скажите, что я и Лионель сами поможем Его Величеству.

- Но Лионель...

- Не здесь, я прекрасно знаю это и без Вас, - не слишком вежливо отрезал Бонтан и махнул рукой, чтобы сержант поторопился выйти из королевской опочивальни.

Бросив недовольный взгляд на окна, Бонтан задернул их занавесями, так что комната вновь опустилась в сумрак. Окинув все критичным взглядом армейского генерала накануне сражения, Бонтан покачал головой... для придания достоверности скверному настроению короля, обстановка была слишком... необжитой. Он спихнул с туалетного столика несколько салфеток на пол, туда же полетела ненадеванная рубашка Людовика, которая висела на спинке стула в ожидании своего часа. Несколько взмахов рук камердинера - и в комнате воцарился беспорядок, не слишком катастрофичный, но в пору, чтобы не заподозрить, что король отсутствовал всю ночь и все утро.

- Так, месье... Вы все еще одеты? - Бонтан вскинул руки, совсем как это делал небезызвестный маэстро Люлли, когда руководил репетициями балета, - Скорее! Скорее, месье маркиз! Вы должны в точности следовать моим инструкциям. Это приказ короля. Сегодня утром... и может быть весь день и вечер Вы будете изображать Его Величество. В крайне нелюдимом и скверном расположении духа. Понимаете? Вот так, да не рвите же пуговицы... - королевский камердинер с ловкостью заправского портного разоблачил недоумевавшего маркиза, оставив на нем только рубашку и панталоны, - Да... пожалуй, я бы одел Вас в ночную сорочку, но времени нет. Ладно, и так пойдет. Теперь ложитесь в постель и накройтесь одеялом до самых глаз.

Еще раз осмотрев диспозицию, Бонтан прищурил глаза, вглядываясь в лицо молодого человека. Даже в сумраке неосвещенной комнаты и почти закрытое одеялом это оставалось лицо де Виллеруа... нет, никак не короля.

- Нахмурьтесь. Вот так. Еще, месье. Сдвиньте брови. Да, вот так. Уже лучше. Укажите на дверь... - посмотрев на выпростанную из под одеяла тонкую кисть юноши, Бонтан замотал головой, - Нет нет, спрячьте ее. И отчего только Его Величество решил назначить именно Вас на эту роль? Ну-ка, попробуйте сказать что-нибудь голосом короля.

Из-за двери в ванную комнату показалась шляпа сержанта де Сен-Пьера.

- Что там?

- Я думаю, месье Бонтан, что... что если бы король был сейчас здесь, то он немедленно принял бы лейтенанта мушкетеров... а от остальных посетителей избавился бы. Мне приходилось часто стоять в карауле... не знаю, что Вы задумали, но для пущей достоверности...

- Молчите, месье! - Бонтан устрашающе выпучил глаза и двинулся к сержанту, - Молчите, ради бога! Что бы Вы там не подумали, Вам ничего не известно. Понимаете? Под страхом Бастилии!

- Понял, - шляпа исчезла за дверью, которая захлопнулась бы, если бы Бонтан не подставил носок своей туфли в проем.

- Зовите графа де Ресто, - сказал Бонтан, - Да не через ванную, Матерь Божья! Зовите из этой двери! Маркиз, готовьтесь, - камердинер заговорщически посмотрел на де Виллеруа, - Я буду называть Вас Вашим Величеством. Это Ваш экзамен. Если граф де Ресто не заметит подмены, то примете префекта и герцога.

7

Отправлено: 27.08.11 23:18. Заголовок: Франсуа просиял улыб..

Франсуа просиял улыбкой в ответ на посланный ему воздушный поцелуй. Еще минуту назад утро, казавшееся самым хмурым и холодным, вдруг стало светлым и как будто даже потреплело, а по усыпанной гравием дорожке запрыгали озорные солнечные зайчики, отраженные от окон верхних этажей. Де Виллеруа подскочил на одной ножке, и даже подвернутая лодыжка не заныла, а может быть он просто перестал замечать маленькие неудачи в предверии прекрасного дня. Его живое воображение уже рисовало картины одну за другой - вот он бежит по садовой аллее к месту пикника дам из свит обеих королев и принцессы Генритетты-Анны... а вот они вместе с Орой и ее белокурой подругой со смехом несутся прочь от собрания чопорных придворных дам, чтобы заглянуть на манеж, где королевские мушкетеры как раз начнут ежедневную выездку лошадей... а вот они все втроем упали в траве у самого озера, глядя на высокие облака. Облака в это славное утро и в самом деле были высокими и кучевыми, интересно, что они предвещали собой? Дождь? Или даже грозу? Вечерняя гроза, убившая на корню великую затею с балетом под открытым небом, была благополучно позабыта, новый день предвещал новые затеи.

Не слишком любезное приветствие камердинера Его Величества заставило Франсуа буквально свалиться с небес на землю, точнее на кровать короля. Но он тут же вскочил на ноги, поспешно отряхивая складки с покрывала королевской постели, жутко смутившись за собственную неловкость.

- А что такое? Мой камзол? Но позвольте, зачем же? Я не успел посадить ни единого пятна, клянусь Вам!

Франсуа прижал руку к груди, стараясь не поддаться испугу при виде сурового выражения лица Бонтана, в одно мгновение превратившегося в настоящего генерала армии перед сражением. Нет, перед осадой... да, что-то было в глазах камердинера такое, что заставило маркиза съежиться, он не шутил. А напротив отдавал распоряжения сержанту на полном серьезе.

- Что? Мне? Бонтан, немедленно прикажите, чтобы этот розыгрыш закончили! Вы собираетесь подставить меня лейтенантом де Ресто? И в добавок еще и перед моим отцом и этим ужасным Ла Рейни? О нет!

Тем не менее Франсуа нырнул под одеяло, не собираясь вылезать оттуда ни за какие посулы, даже если... впрочем нет, если ему сказали бы, что мадемуазель де Монтале срочно ожидает его в саду, он немедлено выскочил бы и сбежал из злополучных королевских покоях как был - в одних штанах и рубашке и будь что будет! Благо, лестница была открытой, и как он успел заметить, вела только в одном напралении, уж точно он не заблудился бы на ней.
Безапеляционный тон Бонтана не предвещал ничего хорошего, и маркиз выглянул из под одеяла, чтобы посмотреть на происходящее вокруг него. Выпостал руку по требованию камердинера и очертил ей неопределенную фигуру в воздухе, имитируя королевский жест, когда Его Величество отсылал кого-нибудь не угодного прочь от себя.

- Вы хотите, чтобы я говорил голосом Его Величества? - от удвиления маркиз вытаращил глаза и наполовину высунулся из под одеяла, - Но зачем? Да меня прямиком отправят в Бастилию... и Вы, Бонтан будете тому виной! Если уж Вам так хотелось освободить меня из под стражи в казарме, то я благодарен Вам. Но зачем этот маскарад? Да меня узнает даже последняя прачка... как я могу говорить голосом короля? Бонтан! - возопил Франсуа, когда вместо ответа камердинер велел сержанту мушкетеров позвать графа де Ресто в опочивальню, от волнения и испуга голос получился и впрямь требовательным и даже немного грозным, - Бонтан, не смейте!

8

Отправлено: 28.08.11 19:38. Заголовок: Внимание Гастона при..

Внимание Гастона привлек возглас герцога. Хотя, Его Светлость скорее всего подумал о том, что остался не услышанным. Де Ресто сделал вид, что смотрел в противоположную от окна сторону, но его разбирало любопытство узнать, что, вернее кто, сумел удивить видавшего все самое невозможное за свою долгую придворную карьеру маршала.
Лейтенант набрался смелости и шагнул к окну, якобы для того, чтобы приотворить створки для проветривания кабинета. На самом же деле он заглянул через плечо назад, туда, куда был направлен взгляд герцога. Но ничего и никого примечательного там не было. По-видимому, увиденный герцогом субъект уже успел скрыться, а может, и вовсе не скрываясь просто ушел по своим делам? И кто бы это мог быть? Гастон глянул на противоположное крыло дворца и знакомый силуэт башенки над третьим этажом напомнил ему уже виденное часом раннее. Да ведь это апартаменты герцогини Орлеанской прямо над ними, а если быть более точным, это апартаменты фрейлин Ее Высочества.

Скрипнувшая дверь опочивальни короля отвлекла лейтенанта от его внезапной догадки. Он отряхнул мундир и поправил плащ. Рука машинально потянулась к шляпе, чтобы поправить и ее. На пороге стоял все тот же сержант де Сен-Пьер, неимоверно важный и напыщенный, каким лейтенант никогда и не видел его прежде.

- Месье лейтенант, Его Величество ждут Вас, - отчеканил де Сен-Пьер, а позади него послышался голос, раздраженный и на короткое мгновение показавшийся испуганным, - "Бонтан! Не смейте!"

Гастон подтянулся и не зная зачем поправил перевязь. Гремя шпорами он прошагал мимо притихших герцога и префекта к опочивальне, вошел в двери, которые сразу же захлопнулись за его спиной. Пути к отступлению не было. Де Ресто в один миг почувствовал себя нашкодившим мальчишкой, которого вызвали в кабинет самого министра военных дел Лувуа, славившегося не только практическим умом, но и весьма острым языком, не выбиравшим выражений, если министр был не в духе или хотел произвести должное внушение.

- Сир, - Гастон был готов убить себя за голос, которым он произнес это неуместное обращение, опережая самого короля. Он склонился в низком поклоне, трижды подметя пол перед собой великолепным страусиным пером плюмажа шляпы. Ожидая, когда король позволит ему выпрямиться и заговорит с ним, лейтенант мельком посмотрел на постель, где лежал Его Величество, но тут же в величайшем смущении и стыде отвел глаза. Ему никогда еще не доводилось отдавать отчет лично королю, да еще и перед утренним подъемом. Заметив в углу комнаты Бонтана, с самым невозмутимым видом, прибиравшего белье, разбросанное возле стула и туалетного столика, Гастон едва ли не вслух прошептал ему:

- Месье Бонтан... я вместо графа д'Артаньяна.

Как будто королевский камердинер мог помочь ему! Де Ресто отругал себя за малодушие и решился выпрямиться, поняв, что "скверное расположение духа" Его Величества подразумевало и молчание. Вероятнее всего, протокол требовал от него сказать, что за ночь никаких происшествий не случилось и мирно откланяться, надеясь, что все поручения и приказы достанутся на душу капитана швейцарской гвардии.

"Возмите себя в руки, де Ресто, в конце-концов, это всего лишь доклад... не более," - ободрял сам себя Гастон, осмелившись еще раз взглянуть на кровать, где среди белоснежной горы подушек едва виднелось лицо короля, точнее его густая растрепанная со сна шевелюра.

- Ваше Величество, за ночь никаких происшествий во дворце не случилось. Если не считать побега из казарм, все спокойно, сир. Да и сбежали то... служанка, камеристка королевы, и цыган, пойманный вчера на месте убийства в таборе. Их уже розыскивают мушкетеры.

Тут он вспомнил про арест де Виллеруа. Как же он мог позабыть о нем. Ведь стоит только сказать королю, и все это недоразумение решится.

- И еще, Ваше Величество. Вчера от Вашего имени был произведен арест. Молодого маркиза де Виллеруа посадили под арест в казармах мушкетеров. Но я клянусь честью, маркиз не может быть заподозрен ни в чем плохом. И тому свидетелем может быть и маркиз де Курсийон. И Его Милость, герцог Бэкингем. Это ошибка, сир.

Ходатайство за беднягу маркиза придало смелости лейтенанту и он уже позабыл о своем первом страхе перед королем и даже придвинулся к королевской постели ближе.

- Только отдайте приказ, и я сразу же поспешу исполнить его лично. Маркиз прекраснейший человек и вернейший из подданных Вашего Величества, - продолжал Гастон, уверяясь все больше и сам в невиновности своего ночного гостя-арестанта.

9

Отправлено: 29.08.11 16:48. Заголовок: - Месье, этого хочу ..

- Месье, этого хочу не я, а король, - Бонтан даже не повернул голову в сторону маркиза, когда тот испуганно возопил, - И нечего кричать... сир. Вот и месье лейтенант до Вас. С докладом.

Даже хладнокровия Бонтана едва хватило, чтобы не расхохотаться в лицо лейтенанту, настолько смешным было выражение лица у мнимого короля, сжавшегося в комок под огромным одеялом в широченной королевской постели. Эдакая смесь львиного гнева с недоумением брошенного в поле котенка. Однако, королевский камердинер сделал над собой усилие и, оставаясь внешне бесстрастным, преспокойно начал разбирать учиненный им же самим беспорядок.
Пока лейтенант смущался и мялся возле дверей, уверяя Его Величество, что за ночь ничего существенного не произошло, Бонтан чувствовал, что все шло как по маслу. Но дернула же нелегкая графа за язык! Ходатайства за де Виллеруа перед самим маркизом звучали настолько абсурдно, что комичнее и не придумать... И это был только лейтенант, ничего собственно против маркиза и не имевший, а наоборот же, радевший за справедливость. А что станется, если в опочивальню попадут префект полиции, а за ним и батюшка маркиза собственной персоной? Вот это было непредвиденной опасностью для всей королевской затеи с переодеваниями.
Что бы сказал король на месте маркиза? Собственно, это же по его приказу де Виллеруа был приведен в опочивальню. Да и что он мог такого натворить? Жаль, что по дороге из казарм Бонтан был занят мыслями о других делах и не успел толком расспросить маркиза, в чем его собственно обвиняли.

- Месье, я полагаю Его Величеству известно о маркизе де Виллеруа... он ведь и посылал меня за ним в это утро, - Бонтан протиснулся между кроватью и лейтенантом, который осмелев, придвинулся к королевской постели настолько близко, что чего доброго сумел бы разглядеть больше, чем следовало, - Его Королевское Величество сильно не в духе. Прямо скажу, лучше бы никого не впускать... как бы чего не было. Вон и охоту велели отменить... и прогулки утренние отложить изволили. Вы очень мне поможете, граф, если возьмете на себя эту обязанность, чтобы передать остальным ожидающим в приемной, что король нынче не принимают... – лицо камердинера вдруг сделалось таким подобострастным и услужливым, как будто он говорил по меньшей мере с самим маршалом Франции, - Очень прошу Вас, граф. Мне ведь понимаете, не с руки такие вести сообщать. А Вы то другое дело – Вы начальник караула, месье лейтенант.

Бонтан подхватил мушкетера под локоть и с настойчивой вежливостью повел к дверям, не забыв при том смахнуть едва заметный налет пыли с его рукава.

- Его Величество очень ценит Вашу службу, месье лейтенант. А за маркиза Вы не волнуйтесь. Да да, не волнуйтесь. Его Величество сами велели подписать приказ об освобождении. Но вот незадача, маркиза уже успели послать с поручением. И посему его нет. А месье префекту о том и знать не надобно. Не судейское это дело заниматься провинившимися придворными из свиты Его Величества... это дело деликатное. Военные, такие как Вы, месье граф, конечно же понимаете меня. А что до месье префекта, то... пусть передаст все через Вас. А коли что важное, так и передадите... потом. А сейчас Его Величество сильно расстроен, - приподнятые густые брови Бонтана явственно свидетельствовали о сильнейшем расстройстве короля, - Понимаете, граф, дела молодые... сердечные. Я только Вам могу сказать... строго меж нами... размолвка никогда не проходит бесследно... вот и нам теперь придется натерпеться... да. Так вот бывает.

Выпроводив лейтенанта до дверей кабинета, Бонтан как мог низко раскланялся перед ним и с протяжным вздохом облегчения закрыл обе створки двери тотчас же за спиной лейтенанта.

- Бо-ооооже, - протянул он, потянувшись в карман за платочком, вышитым маленькими красными цветочками, подарком милой мадам Бонтан, - Месье маркиз... месье! – шепотом позвал он де Виллеруа, - Мне надобно подняться наверх к королю. Лежите здесь смирно. Кто бы не вошел, не отвечайте ни разу. Притворитесь спящим. А ежели уж совсем докучливы будут, так рявкните "Вон", ну как вот только что мне кричали. Да побасовитей... пожалуй, король с Вас и не вышел бы, голосом неудачно Вы владеете. Ну да ладно. На один день хватит. Главное, чтобы Вашей матушке... то бишь, хотел сказать, Ее Величеству не вздумалось навещать Вас. Уж от ее слуха не укроется... да что там, материнские глаза за версту видят то, что нам то простым смертным не видать. И ради бога, не выходите к окну. А ну как герцогиня вздумает прогуляться или кто из ее фрейлин, заметят, тогда уж разговоров не оберешься. Нам с Вами наказано самим королем разыграть эту комедию без сучка без задоринки. Не спрашивайте меня ни о чем, сударь, - предупреждая вопросы молодого человека, Бонтан приложил палец к губам и завращал глазами, давая понять, что тема не подлежала обсуждению, - Ну, с богом. Я скоро. А тогда и с завтраком велю распорядиться.

Воспользовавшись потайным ходом, Бонтан отправился по винтовой лестнице наверх и далее по витиеватому петлявшему между разных комнат и галерей коридору по направлению к Красной Комнате.

// Дворец Фонтенбло. Красная комната //

10

Отправлено: 01.09.11 22:36. Заголовок: С появлением лейтена..

С появлением лейтенанта де Ресто Франсуа занырнул еще глубже под одеяло, так что остались видны только глаза и копна всклоченных волос. Стараясь хмурить брови как можно серьезнее, чтобы выглядеть сердитым и расстроенным, как посоветовал ему Бонтан, маркиз едва сдерживал нервический смех, щекотавший горло и бурливший где-то в груди... еще минута и он расхохочется прямо в лицо графу, и тогда все пропало! От натуги лицо его покраснело, и кажется на самом деле возымело требуемое выражение. А услышав собственное имя, Виллеруа покраснел настолько, что кажется пуховое одеяло, которым он укрывался, в одно мгновение воспламенилось бы от жара его щек и ушей.

Умоляющий стон был по-видимому принят за возмущение, хотя, де Виллеруа не мог поручиться за то, насколько убедительным было зрелище в глазах мушкетера. Спасало ситуацию только волнение самого де Ресто, и на счастье Франсуа, граф никогда до того не присутствовал при утреннем подъеме Его Величества, а посему вряд ли представлял себе, как именно должен был принимать отчеты сам король.

- Бонтан, - простонал де Виллеруа из-под одеяла, как только камердинер выпроводил мушкетера за двери, - Бооооо-ооожечки мо-ооой, Бонтан! За что? Я думал, Вы меня освободить хотели, а Вы меня на галеры подписываете! Да знаете ли Вы, что меня ждет за то, что я тут в королевской постели валяюсь и строю из себя короля? Может, это и шутки такие, в Вашем вкусе, но это не по мне.

Маркиз выпрыгнул из постели и схватил жилет, вертя его в руках, соображая впопыхах, с какой стороны впрыгнуть в него. Он только успел повернуться в сторону Бонтана, удивленно раскрыв рот, когда тот исчез за гобеленом, скрывавшим потайную дверь.

- Куда же Вы? - упавшим голосом спросил Франсуа, испуганно озираясь вокруг себя. За дверью в кабинет короля послышались довольно громкие голоса, звук одного из которых заставил маркиза похолодеть - это был голос его батюшки. И можно было представить себе негодование герцога, когда тот услышал о том, что судьба его непутевого сына ни в коей мере не интересовала в данный момент Его королевское величество. Виллеруа на цыпочках подошел к двери, пытаясь прислушаться к разговору в кабинете. Но толстые обшитые дубовыми панелями двери не пропускали ничего кроме отдельных возгласов, конечно же принадлежавших Его Светлости, да редкого монотонного бубнения, вероятно графа де Ресто или их третьего собеседника.

- Ла Рейни! - догадался Франсуа и с молниеносной быстротой запрыгнул обратно в постель, ища там укрытия на случай, если кому-то вздумается войти в опочивальню короля без приглашения. Он накрылся одеялом с головой, и несколько минут пролежал без движения, пока не успокоился, вспомнив, что без особого соизволения короля никто и никогда не смел беспокоить его с утра... Бонтан не в счет, он как камердинер был вхож во все покои Его Величества... - Так он же и пошел к королю! - догадка озарила маркиза, как будто он увидел свет в конце длинной темной пещеры, - Может, и я могу попасть туда? Может, это всего навсего шутка или розыгрыш? Но над кем же хочет подшутить Его Величество, если не над мной? - спросил сам себя молодой человек, нерешительно высовываясь из-под одеяла. Его уже перестало волновать присутствие сурового батюшки за дверью, тогда как мысли о возможном большом и веселом розыгрыше полностью захватили его воображение. А если этот розыгрыш готовится для всего двора? И кто как не он будет признан лучшим актером, потому как справится со своей ролью так, что даже собственный отец не узнает его?

Де Виллеруа сел на кровати и глянул в свое отражение в большом зеркале, подвешенном над туалетным столиком. Сомнение брали верх над энтузиазмом. Он был гораздо уже в плечах, да и не столь плотного сложения, как Людовик. Это мог не заметить граф де Ресто, но кто поручится за тот же результат, если в опочивальню пожалует сама королева-мать... или Ее Сиятельство, графиня де Суассон? Или... ой нет же, Бонтан сказал что-то о размолвке короля и графини. Виллеруа опечалено посмотрел на себя в отражении и сдул со лба пряди волос. Может, вовсе и не было розыгрышей, а всего навсего король был настолько рассержен что не желал никого видеть?

Сколько бы ни было решений одному простому вопросу - почему он здесь, все они вместе взятые не могли отвлечь желудок молодого маркиза от желания разбавить внезапные переживания хоть самым скромным завтраком... пирожные, принесенные ему Орой де Монтале, уже успели перевариться. Франсуа с сожалением посмотрел на плотно задернутые занавеси на окнах, как же он выберется отсюда на пикник, чтобы встретиться с Орой? Мысль о том, чтобы передать записку с графом де Ресто, оказалась далекой от осуществления... ну не передавать же это поручение как королевский приказ? Хотя, быть может именно королевский приказ лейтенант выполнит гораздо скорее? А может, пока он тут за короля, приказать освободить от обязанностей на целый день фрейлин де Монтале и де Лавальер? Глаза маркиза загорелись от мысли, что они могут сбежать втроем на целый день, и милая Ора не станет волноваться так, если ее подруга будет вместе с ними... ах, скорее бы явился Бонтан!

11

Отправлено: 10.09.11 18:29. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Красная комната //

По дороге из Красной комнаты Бонтан вспоминал слова графини де Суассон и сам себе улыбался, бормоча под нос "Конечно же, Ваша Светлость проследит, а кто бы усомнился. Да Его Величество таким жизнерадостным с раннего утра не выглядел уж с незапамятных времен. Не знаю, винить ли Вас в том или чествовать, но пусть я буду выполнять приказы короля дурачащегося и смеющегося, чем слушать ворчания и жалобы Его Величества, когда он не в духе... даст бог, и все сойдет нам с рук," - добавил он, задувая свечу перед входом в опочивальню короля. Королевская шалость была действительно королевского размаха, и только одному Бонтану было ведомо, сколько усилий требовалось для приведения дерзкого плана влюбленных в исполнение.
"А там, глядишь, коли месье маркиз мастерски справится со своей ролью, так и нам с мадам Бонтан часок другой выдастся для прогулки" - тешил себя надеждами камердинер, ощупывая стену в темноте, чтобы найти железное кольцо, висевшее вместо дверной ручки.

Осторожно отодвинув гобелен, висевший перед дверью потайного хода, Бонтан осмотрел опочивальню короля, чтобы ненароком не выйти прямо на глазах у постороннего. Никого не было. Из ванной доносились звуки двигаемых тазов и ведер, в кабинете говорили, и судя по повышенному тону голосов, это был герцог де Невиль, а голос, бубнивший что-то ему в ответ, наверняка принадлежал префекту полиции. Бонтан настолько хорошо знал привычный уклад дворцовой жизни, что мог с точностью предположить последующие события. Герцог постарается во что бы то ни стало показать свое лицо Его Величеству, а между выражениями своего почтения и пожеланиями скорейшего выздоровления конечно же попытается протолкнуть какого-нибудь протеже или понравившуюся красотку на тепленькое местечко при дворе. Префект быть может и не решится показать лицо перед "расстроенным и не чувствующим себя здоровым" королем, но только потому, что уже наверняка составил записку со всеми кляузами и постарается протиснуть ее либо с лейтенантом мушкетеров, либо с самим Бонтаном.

То, что в комнате никого не оказалось, было как нельзя кстати. В случае неудачного выезда короля и графини, никто не обвинит маркиза и самого Бонтана в подмене.

- Полагаю, вот это уверит Вас, Ваше Сиятельство, в важности Вашей роли, - Бонтан протянул маркизу полученную от короля записку.

Протяжное жалобное урчание подсказало камердинеру, что молодой человек провел минуты ожидания не только в тревогах волнения, но и голодным. Кто бы мог усомниться, что аппетит молодого маркиза был в точности таким же, как и у короля. Бонтан с усмешкой посмотрел на нахмуренное лицо Виллеруа, изучавшего полученную записку. Первая и самая важная часть перевоплощения в короля пожалуй пройдет прекраснее некуда, завтрак приготовленный самим Вателем, будет съеден до последней виноградины. Опасения Бонтана, что расстроенный своим заключением маркиз не сумеет проглотить ни кусочка, были развеяны... оно конечно же, можно было бы утверждать, что король лишился аппетита на все утро, но даже последняя кухарка на кухне знала, что аппетит молодого короля был неистребим никакими расстройствами.

Как будто в ответ на размышления Бонтана в дверь постучали и караульный, не открывая двери, доложил, - Завтрак для Его Величества!

- Пусть внесут, - распорядился королевский камердинер, запахивая полог над постелью, чтобы лакеи, принесшие завтрак для короля, не заметили сидевшего на кровати маркиза де Виллеруа.

- А вот и завтрак, месье. Надеюсь, что аппетит у Вас воистину королевский. На обилие сладостей Вам не придется жаловаться.

Бонтан по-отечески повязал на шею маркиза салфетку и поставил ему на колени поднос с несколькими серебряными блюдами, накрытыми круглыми крышками, вместительным графином с розовым вином и высоким бокалом на тонкой ножке, выполненным легендарным венецианским стеклодувом.

12

Отправлено: 11.09.11 16:36. Заголовок: - Завтрак для Его Ве..

- Завтрак для Его Величества! - раздалось из-за двери, но Франсуа как-будто и не слышал. Он уже в третий раз пробегал глазами по строчкам письма, написанного рукой Людовика, ища какое-нибудь объяснение тому странному факту, что королю вздумалось подшутить над своими придворными и выставить вместо себя своего танцмейстера.

"Мой дорогой маркиз, Вы очень обяжете меня, если согласитесь всего на один день побыть в моих туфлях. Мне необходим этот день... вплоть до завтрашнего полудня совершенно свободным и необремененным моими королевскими обязанностями. Поэтому прошу Вас, со всей убедительностью, друг мой, подыграйте месье Бонтану, для которого Вы на этот день будете единоличным королем и властителем.
Берегитесь зоркого взгляда Ее Величества.
И да... Филипп, наш брат, хотя и беззлобен, но способен распознать подвох, так что не попадайтесь на глаза и ему также.
Вверяю свое счастье в Ваши руки, месье маркиз.
Луи."

"Но ведь меня узнают... еще до того, как здесь появится Месье, меня узнает префект, не говоря уже о батюшке" - прошептал маркиз, откладывая записку.

- Бонтан... - возражения замерли на полу-слове, когда перед маркизом как по волшебству появился поднос, заставленный блюдами и корзинками всех размеров и форм, под блестящими крышками скрывались самые изысканнные лакомства, которые только можно было представить. Франсуа по очереди снимал то одну, то другую, заглядываяся на нежные запеченые пироги с почками, с грибами, нежных перепелов запеченых в воздушном тесте с тонкой корочкой, которая наверняка таяла во рту. Под салфетками в маленьких корзиночках прятались свежевыпеченные ароматные булочки, еще дымившиеся, как будто их только что вытащили из духовки. Кусочек масла таял на одной из булочек, до того соблазнительно капая на салфетку, что Франсуа не выдержал искушения и схватил булочку, промаслив при этом все пальцы, и запустил в рот, с удовольствием зажмурив глаза...

Пусть это шутка, или очередной грандиозный план короля, сомнения подождут, а вот все это великолепие, поданное прямо в постель, не будет ждать ни одной минутки. Дожевывая первую булочку, маркиз уже потянулся к другой корзинке, в которой лежали несколько кусочкой мягчайшего сыра на свете и выудил один из них при помощи вилки.

- Бонтан, присоединяйтесь, старина! Пока короля нет, бог с ними с условностями... если уж мы вместе влипли в эту историю, так отчего же не подкрепиться перед лицом настоящих испытаний, - весело призвал Франсуа, заметив Бонтана стоящим возле постели с услужливым видом, готового услужить по первому же щелчку пальцев.

Франсуа приподнял крышку самого ближайшего к нему блюда и втянул аромат пряных трав и специй. Королевские повара несомненно превзошли самое себя... легкое жаркое из бараньей лопатки выглядело до того восхитительным, что маркиз не стал тянуть с пробой и тотчас запустил в него вилку и нож.

- Ну что же Вы, месье Бонтан? - спросил он, пережевывая горячий кусок мяса, - ох... о... воды! Вот это да... кажется, этого барашка готовил гасконец, любящий чеснок больше собственной матери!

Глаза Виллеруа налились кровью, а лицо побагровело от душившего его кашля. Он залпом выпил содержимое первого попавшегося ему кубка, который оказался чашей для омовения рук, наполненной лимонной водой.

- О, боже! Бонтан, они хотели отравить короля! - простонал бедный маркиз, между приступами кашля.

13

Отправлено: 12.09.11 17:45. Заголовок: Бонтан только успел ..

Бонтан только успел выпроводить за двери лакеев и сопровождавших их лейтенанта де Ресто и двух мушкетеров, обязанных стеречь все блюда, приносимые королю от самой плиты до покоев Его Величества, когда из-за полога постели до его слуха донеслось довольное причмокивание и восхищенные ахи проголодавшегося молодого человека. Едва ли маркизу нужна была помощь в ознакомлении с простой церемонией первого завтрака, судя по продолжительному молчанию, прерываемому только звоном передвигаемых блюд и снимаемых крышек, маркиз справлялся со своей ролью лучше ожидаемого.

- Бонтан, присоединяйтесь, старина!

Это приглашение вызвало сдержанную улыбку камердинера, отнесшего щедрость молодого человека к своеобразному способу выражения согласия со своей новой ролью.

- Благодарю Вас, Ваше Сиятельство, но я прекрасно позавтракал и не чувствую голода. Однако, будьте острожны с некоторыми блюдами. У Его Величества весьма специфичный вкус, я бы сказал, что король унаследовал некоторые привычки от своего деда, короля Генриха, а он, как известно...

Но ему не пришлось закончить свою поучительную тираду, так как из-за полога постели донеслось сначало сдавленное кашляние, затем шумные вздохи и наконец вопли о помощи.

- Ради бога, месье маркиз! Не кричите так громко, а то сюда и впрямь сбегутся и стража и страждущие увидеть Вас сановники! - воскликнул Бонтан, перепуганный криками де Виллеруа.

Он раздвинул полог королевской постели и его взору предстало весьма комическое зрелище побагровевшего от кашля маркиза со слезящимися глазами и ртом, зажатым ладонями. Трудно понять, чего было больше в глазах бедолаги - страха за свою жизнь или боязни быть пойманным на месте преступления, которое по сути своей он и не совершал.

- Да успокойтесь же, месье, - Бонтан деловито осмотрел начатое маркизом блюдо с бараньей ногой и гарниром из зелени, - Это же всего навсего баранина под чесночным соусом. Господи помилуй, неужели в доме герцога де Невиля такие блюда никогда не едятся? Выпейте вот вина. Вам станет легче... да не это, маркиз! - он отодвинул подальше наполовину опустошенную чашу с лимонной водой для омовения рук и подставил маркизу бокал с красным вином, - Вот, выпейте и вздохните как следует. Еще, - скомандовал Бонтан, наблюдая за тем, как щеки де Виллеруа сначала побледнели, затем вновь приняли ярко-розовый оттенок, благодаря залпом выпитому вину, а потом и вовсе приняли свой естественный жизнерадостный оттенок, - Вот так. Господи, Вам повезло еще, что не подали столь любимые королем устрицы... Не ешьте больше ничего горячего.

Сняв по очереди все крышки с блюд на подносе, Бонтан сам проинспектировал все принесенные кушанья, поднося к носу ложку с пробой, чтобы на нюх определить степень остроты.

- Вот это суфле, пожалуй подойдет Вам. Попробуйте еще пирожные. Они успокоят Ваш желудок и заставят позабыть о голоде до самого обеда. О втором завтраке я распоряжусь, чтобы его принесли сюда... да, так будет лучше. Завтракать прилюдно будет весьма опасным трюком. Вас разоблачат, как только увидят энтузиазм, с которым Вы накидываетесь на еду. Хотя, Его Величество также как и Вы обладает завидным апетитом, но все же куда более сдержан в своих восторгах.

Последнее было сказано с долей упрека к де Виллеруа, не в меру восторженно встретившему свой первый королевский завтрак.

- Скоро явится куафер Его Величества и доктор Ламар, месье. Вам придется отправить их самому, иначе это вызовет подозрения. Я ведь не распоряжаюсь Вашими слугами как обычный мажордом. Пробурчите что-нибудь из-под одеяла и не слишком высовывайтесь, я прекрасно знаю доктора Ламара, для него достаточно всего одной фразы - "Вы можете быть свободны, месье", чтобы понять, что его не ждут. Он будет рад отправиться в апартаменты Ее Величества, - на лице Бонтана появилось подобие улыбки, - Камерера Ее Величества давно пользуется вниманием королевского доктора, хотя, никто не примечал никаких признаков недомогания. Ах да, едва не забыл, а это важно. Пошлите Ламара справиться о здоровье королевы с наилучшими пожеланиями для Ее Величества.

14

Отправлено: 12.09.11 21:53. Заголовок: Что только подают Ег..

Что только подают Его Величеству! Маркиз никогда прежде не задумывался о крепости королевского желудка, теперь же с каждым вздохом ему казалось, что из его рта вот вот появятся языки пламени совсем как из драконьей пасти на картинках в рыцарских романах. Он изо всех сил зажал рот, чтобы не стонать о помощи и не вдыхать очередную порцию воздуха, от которого во рту еще пуще жгло и щипало. Хорошо Бонтану успокаивать его, разглагольствуя о королевских вкусах и предпочтениях, не ему же все это пробовать и есть!

- Дайте... прошу.. чего-нибудь! - Франсуа махал перед ртом ладонью, стараясь сбавить жар полыхавшего пламени, прохладное вино приятно успокоило его, хотя, и добавило к огненному эффекту чесночного соуса уже знакомый Франсуа эффект легкого головокружения. Он едва не упал на подушки от первого же глотка вина, но его удержал страх перед грохотом, который он произвел бы, если бы свалил на пол поднос со всеми блюдами, чашами и тарелками.

- И это только первый завтрак? - с ужасом переспросил маркиз, пытаясь вспомнить королевский распорядок дня. Стоит ли говорить, что сам маркиз редко поднимался до Большого приема, пользуясь привелегией придворного танцмейстера, с которой ему не вменялось в обязанность представать пред королевские очи до десяти утра, когда король по обыкновению готовился либо к Большому приему, либо к прогулке в кругу избранных приближенных, к числу которых относился и де Виллеруа.

Недоверчиво посмотрев на предложенные ему суфле и пирожные, Франсуа отодвинул поднос от себя, не чувствуя никакого голода. Лучше пусть эти чудесные пироженки и фрукты в вазочках, политые сладким сиропом, на свету похожим на мед или патоку, останутся... Ой, и правда же! Раз уже известно, что он тут задержится до самого завтрашнего утра, а то и дольше, то отчего бы не пригласить мадемуазель Ору и ее подругу Луизу де Лавальер? В одиночестве новая роль казалась ему самым настоящим заточением, но если фрейлины принцессы согласились бы разбавить его одиночество, то они могли бы весело провести время. Если только ужасная и суровая Мадам Армада не займет девушек чем-нибудь сверхважным и смертельно скучным вроде зубрежки псалмов или вырисовывания схем для вышивания.

Повеселевший от мыслей о скорой встрече Франсуа вылез из постели и пошлепал к окну, забыв о туфлях впопыхах сброшенных прямо под кровать. Он намеревался выглянуть в сад, но предупреждение Бонтана о визите королевского врача и куафера застигло его на середине пути.

- Как, врач? - его глаза округлились в удивлении, - И это что же, доктора каждое утро осматривают Его Величество? Боже! - с озадаченным лицом маркиз плюхнулся обратно на постель, так, что несколько чаш и бокал с недопитым вином подпрыгнули, расплескав все содержимое не только на подносе, но и на одеяле, - А вот куафера я бы принял, - продолжал маркиз, не заметив сотворенного им беспорядка, - Но если Вы настаиваете, то я отправлю их прочь. И вот что, Бонтан, раз уж я здесь надолго, то не потрудитесь ли Вы передать от меня записку для мадемуазель де Монтале? Должна же она узнать, что со мной все в порядке и я не под арестом, - лукаво добавил Франсуа, наивно полагая, что прожженный в конспиративных делах Бонтан не поймет, с какой целью юный маркиз собирался посылать записку к фрейлине Ее Высочества, - И да, я ведь не должен весь день неукоснительно пролежать в постели? Я хочу одеться... и я хочу выйти в сад. И оставьте эти пирожные, фрукты... и вино также. И сыр. И, пожалуй еще и булочки. Я могу проголадаться до второго завтрака. А остальное можно отослать.

Под остальным де Виллеруа подразумевал злополучную баранину и соус к ней, а также несколько чаш с неведомыми ему супами, весьма подозрительно выглядевшими и пахнущими чем-то острым и щекочащим нос.

15

Отправлено: 14.09.11 16:54. Заголовок: Бонтан только усмехн..

Бонтан только усмехнулся в ответ на удивленные вопросы молодого человека, неужели маркиз и в самом деле настолько невнимателен к утреннему распорядку Его Величества? И куда только обращено внимание молодых придворных, когда изо дня в день у них на глазах проходит одно и то же?

- А вот куафера я бы принял.

- Нисколько не сомневаюсь в необходимости принять куафера, Ваша Милость, но, боюсь, что тогда мне придется одеть на Ваше лицо маску. Будет лучше, если Вы откажетесь от услуг куафера, - Бонтан критически посмотрел на волосы маркиза и проворчал вполголоса, - Нельзя сказать, что Ваша шевелюра была в катастрофическом состоянии, если конечно Вы не намерены встретиться с той миловидной фрейлиной из свиты Ее Высочества.

Стоило ли удивляться последовавшей просьбе маркиза передать записочку для мадемуазель де Монтале? Бонтан развел руками, собираясь возразить, но речевой поток Виллеруа не прекращался, и маркиз явно был настроен на веселейшее времяпровождение в отсутствие короля.

- По крайней мере, Ваша Милость не проголодаетесь до второго завтрака. Как скажете. Я велю отослать все остальное на кухню. А теперь, если Вы соблаговолите улечься обратно в постель, я постараюсь помочь Вам как можно скорее избавиться от врача и куафера. Ради бога, не мотайте головой и не мычите в ответ, иначе куафер подумает, что Вас мучает зубная боль. Это будет чревато, поверьте моему слову.

С этими словами, Бонтан приоткрыл дверь в кабинет и поманил рукой ожидавших лакеев, чтобы те забрали недоеденный королевский завтрак. Следом за ними камердинер пригласил в опочивальню доктора Ламара и розовощекого господина с гривой черных кудрей, ниспадавших на плечи в подозрительном порядке. То был синьор Джанфранко Фиорелли, королевский куафер, ведавший также собственной придворной цирюльней, где помимо всего прочего изготавливал на заказ парики для тех из придворных господ, чья собственная шевелюра переставала устраивать их самих или их дам.

- Господа, должен предупредить Вас, что король не расположен сейчас принимать кого-либо, - важным тоном заявил Бонтан еще в дверях опочивальни, - И даже своего личного врача, - поспешно добавил он, видя, озабоченное лицо Ламара, - Хандра. Что тут скажешь. Вы знаете лучше меня, доктор, насколько упрямым и несговорчивым может быть Его Величество, когда он сильно не в духе. Но, уверяю Вас, аппетит короля нормальный, Вы и сами могли видеть, что завтрак съеден почти целиком. Это всего навсего плохое настроение. Ничего серьезного. Однако же, король настаивает на том, чтобы никто не тревожил его покой. Убедительно прошу Вас сократить Ваш визит до минимума. Думаю, что если месье Фиорелли понадобится королю позднее, его пригласят.

- Но, у меня есть договоренности, месье, - вскинул брови итальянец, отчаянно жестикулируя руками, - Как можно? Я должен быть ровно в десять часов у герцога де Немура, а потом у меня еще встреча с графиней де Ла Гарди, и кроме того, у меня срочный заказ...

- А потому, месье, я бы посоветовал Вам заняться Вашими заказами. Его Величество не собирается выходить сегодня, и посему с прической Их Величества справлюсь я сам.

- Но позвольте, синьер Бонтан, уж не хотите ли Вы сказать, что справитесь и с бритьем Его Величества? - едва ли не вскричал задетый за живое Фиорелли.

- О нет нет, ну что Вы, месье, - успокаивающим голосом возразил Бонтан, - Как можно. Но если Его Величество не желают сегодня бриться и наводить прическу, кто я, чтобы противиться королевской воле?

- Полагаю, что Его Величество не пожелают провести общий утренний осмотр? - спросил Ламар ледяным голосом.

- Полагаю что да, месье, - кивнул Бонтан, складывая на животе кончики пальцев, - Его Величество также приказал мне напомнить Вам, что обеспокоен состоянием маршала дю Плесси-Бельера. И также Его Величество ждет известий о состоянии здоровья королевы. Вы ведь не замедлите послать кого-нибудь с докладом?

- Нет, месье, не замедлю.

Ламар не удовольствовался объяснениями королевского камердинера, который хоть и являлся Первым камердинером Его Величества, но не имел в его глазах того непреложного авторитета, чтобы пренебречь его врачебными обязанностями перед королем. Он вошел в опочивальню, недовольно глядя на плотно задвинутые гардины. Не в привычке молодого короля было оставлять зашторенными окна и при этом еще и наглухо затворенными.

- Бонтан, растворите окна, здесь душно, и это не может не привести к плохому самочувствию Его Величества, - приказал Ламар и подошел на середину комнаты, - Ваше Величество, доброе утро. Желаете ли Вы, чтобы я осмотрел Вас, как обычно?

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 3 //

16

Отправлено: 16.09.11 17:46. Заголовок: А что так заметно? -..

А что так заметно? - едва не спросил Франсуа, когда Бонтан со всей невозмутимостью прошелся критикой по состоянию его прически. Вообще-то, он пытался привести в порядок свои волосы еще в казарме, и если бы сам Бонтан не торопил его, то выглядел бы гораздо лучше. О том, что у него самого не достало терпения расчесывать гребнем волосы, маркиз успел позабыть.

- Бонтан, все что угодно, но только не впускайте Ламара! Он признает меня с первого взгляда! - взмолился де Виллеруа, снова закутываясь с головой. Под одеялом было невыносимо жарко и очередной визит в опочивальню короля грозил обернуться настоящей пыткой для бедного маркиза. Он лежал повернувшись спиной к двери, ведущей в кабинет и старался не шелохнуться, притворяясь спящим. Первым он услышал визгливый голос итальянца Фиорелли. Невозмутимый тон, с каким его выпроваживал Бонтан, контрастировал с возмущением куафера, справедливо считавшего себя мастером искусств в своей области. В любой другой ситуации де Виллеруа был бы даже не прочь доверить свою голову рукам этого мастера, ведь Фиорелли славился прическами, которые делал королю и доброй половине герцогов и принцев двора. Но замещая короля, сделать это было непозволительной дерзостью и даже глупостью, только издали всклоченный волосы Франсуа можно было бы принять за густую похожую на львиную гриву шевелюру Людовика, и уж конечно мастер своего дела, Фиорелли признал бы подвох.

- Бонтан, растворите окна, здесь душно, и это не может не привести к плохому самочувствию Его Величества.

Франсуа даже бросило в жар, когда он внезапно услышал голос доктора Ламара прямо у себя за спиной. Сжавшись в комочек, маркиз зажмурил глаза, поклявшись никогда не раскрывать их до самой смерти.
Шаги доктора были слышны с такой явственностью, как будто он специально впечатывал каждый свой шаг в гладкий мраморный пол опочивальни.

- Ваше Величество, доброе утро. Желаете ли Вы, чтобы я осмотрел Вас, как обычно?

Что делать? - маркиз чуть приоткрыл один глаз и посмотрел, нет ли поблизости Бонтана, неужели камердинер оставил его один на один с Ламаром?
Повисшая тишина становилась невыносимой и еще более гнетущей, Франсуа сжался что было мочи, но потом неловко дернул ногой и высунул ее из под одеяла. Поспешно спрятав ногу, он чуть повернул голову, и увидел склоненного в поклоне доктора, смотревшего в пол, как впрочем и подобало покорному слуге Его Величества. Осмелев, де Виллеруа повернулся лицом к доктору, все еще натягивая одеяло до самого носа и заговорил, подражая баритону короля:

- Нет, Ламар. Вы свободны.

- Мне кажется, Вы слегка простужены, сир. Позвольте, я проверю, нет ли у Вас жара?

- Нет! - воскликнул Франсуа, но вспомнив о своей роли властелина Франции, сурово и непреклонно повторил сказанное, - Вы свободны.

Столько раз виденный им жест короля, когда Его Величество нетерпеливо отсылал кого-нибудь неугодного ему прочь, маркиз взмахнул рукой и указал на дверь. Ламару не нужно было повторять трижды, сказанное королем, жест оказался достаточно красноречивым. Не желая вызвать гнев короля, и без того находившегося в крайнем неудовольствии, чему он сам теперь стал свидетелем, врач попятился к двери. Открывая ее, он только мельком взглянул на Бонтана, как бы говоря ему - да, Вы правы, поклонился Его Величеству и так же пятясь спиной вышел из опочивальни в кабинет.

- Ух, Бонтан! Я сварюсь под этим одеялом! - жалобно простонал Виллеруа, откидывая ставшее ненавистным королевское одеяло на пол, - Ну что, как я справился? Это все на сегодня? Я свободен?

Он вскочил с постели и нетерпеливо забегал по комнате в поисках приборов для письма и бумаги. Никакого намека на чернила и перья не было и в помине. В опочивальне короля был только небольшой столик с зеркалом и какими-то диковинными фарфоровыми баночками и коробочками. В ящиках бельевого комода было только аккуратно сложенное белье. Франсуа недоумевающе осматривал один ящик за другим - неужели король никогда не писал? Наконец догадавшись, что в королевском дворце Его Величеству не было нужды хранить все письменные принадлежности и бумаги в опочивальне, де Виллеруа весело хлопнул себя по лбу и побежал к двери в кабинет.

- Бонтан, найдите хотя бы перочинный нож для отточки! Я хочу написать...

Он замер посреди кабинета, испуганно зажав рот и глядя на склонившиеся перед ним головы герцога де Невиля, лейтенанта де Ресто, доктора Ламара и о боже! префекта де Ла Рейни!

- Господа, доброе утро! - сказал как можно более хриплым голосом, зачем-то прикашлянул и направился к огромному рабочему столю короля, смахнул первую попавшуюся стопку бумаг под мышку, захватил чернильницу и перья, все как были и опрометью вылетел обратно в опочивальню.

Он подскользнулся на гладком полу, проехав до середины комнаты, при этом едва не разлив чернила на белый ковер с густым ворсом, расстеленный у постели.

- Бонта-ааан! Они ведь не узнали меня? - шепотом спросил Франсуа, испуганно прислушиваясь к тому, что творилось за дверью. Были слышны голоса говоривших мужчин, удивленные вскрики наверняка принадлежали его отцу, а довольно низким баритоном видимо отвечал Ламар. Прошла минута, но никто не спешил ворваться и потребовать ареста самозванца. Неужели не заметили? - Пронесло, - облегченно сказал маркиз и выложил добычу на постели.

Он уселся по-турецки и принялся выбирать перо из тех, что раздобыл в кабинете. Одно показалось ему достаточно острым и не истрепанным, он выбрал его, обмакнул в чернильницу и задумался над тем, что написать в записке. Жирная чернильная капля упала прямо рядышком с лежавшим перед ним листом бумаги. Де Виллеруа опасливо приподнял бровь и придвинул лист, чтобы прикрыть расплывавшееся пятно от глаз Бонтана.

"Милая Ора, мне велено оставаться здес..." - начал выводить Франсуа, закусив нижнюю губу и сосредоточенно засопел над посланием, - "Мне выйти нельзя. Это приказ. Но если Вам захочется..." - тут он задумался, а захочется ли Оре променять веселье пикника в саду на унылое сиденье взаперти, пусть даже и в королевских покоях? - "Если Вам и Вашей подруге станет интересно побродить по оранжерее и посмотреть на розы вместе со мной, то я буду ждать Вас во внутреннем саду. Ваш друг, Франсуа"
Подписав записку, он еще раз пробежал глазами написанное, поправил "здес", оставшееся без мягкого знака и удовлетворенно вздохнул. Пусть он и не мастер слога, но ведь не станут же его новые подруги пенять ему отсутствие таланта в эпистолярном жанре? Или станут? Он вспомнил умное и веселое лицо Оры и замотал головой самому себе в ответ. Нет, чего точно не было в характере мадемуазель де Монтале, так это занудства, так присущего его старшей сестре Катрин, выискивавшей ошибки даже в любовных записках своих поклонников.

- Готово, Бонтан! Ну же, не сердитесь на меня за простыню, - маркиз улыбнулся самой милой улыбкой, проследив за недовольным взглядом камердинера, - Передайте это для мадемуазель де Монтале. Только обязательно ей в руки. Ну Вы же умеете... ведь правда же? Ну, или ее подруге, мадемуазель де Лавальер. А я постараюсь вести себя по-королевски... - он вздохнул, - И смиренно ждать под одеялом.

17

Отправлено: 03.11.11 18:49. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 3 //

Ожидания ответа из минут плавно перетекли в четверть часа, а посланная с запиской Жанна так и не появилась. Бонтан переминался с ноги на ногу. Не привыкший к столь продолжительному безделью даже когда ему приходилось часами ожидать возвращения короля после ночных свиданий с избранной красавицей, Бонтан всегда изыскивал что-нибудь, чем мог занять свои руки и отвлечь ум от ненужных размышлений - почистить серебро, пройтись замшевой тряпочкой по позолоченным рамкам и дверным ручкам, а то и почистить оставленные королем на его попечение шпагу и перевязь, да мало ли что. Оказавшись в комнате для камеристок герцогини Орлеанской, Бонтан чувствовал себя пойманным в мышеловку котом - и сыр ему не нужен, а попавшись он оказался под градом насмешливых хихиканий и перешептываний молоденьких камеристок, несколько не стеснявшихся его присутствия и обсуждавших дела юных фрейлин, стараясь похвалиться первыми успехами придворных дебютанток. Ох, не нужно было Бонтану соглашаться на авантюру, задуманную маркизом де Виллеруа. Не ровен час, в эту комнатную заглянет сама госпожа де Лафайет, которая по слухам была поборницей тщания и порядка и держала в ежовых рукавицах не только своих подопечных, но и всю прислугу Мадам и даже с некоторых пор Месье.

Шуршание юбок прямо под самым его носом привело Бонтана в чувство. Он спохватился и едва не выронил переданные ему чертежи. Незнакомая молодая особа подбежала к нему и раскрасневшись, как будто была на публичной исповеди, зашептала в самое лицо Бонтана:

- Сударь, моя госпожа велела передать Вам, что она постарается выполнить просьбу того, кто ей написал. А ответу не будет. Госпожа не успела написать. Сообщите тому молодому господину! Ой, - девушка пискнула как мышь застигнутая в кладовой, и юркнула в одну из боковых дверей, в комнату вошла Жанна, и оглядевшись, не заметил ли ее кто, быстро подошла к кузену.

- Так тебе передали ответ? Не следует тебе дожидаться тут. Если не дай бог зайдет камеристка самой графини, то не оберешься расспросов. И так я уже слышу среди камеристок слухи о том, что король выбрал себе кого-то из фрейлин Мадам и пригласил на любовное свидание.

- Невесть что несут эти курицы, - неодобрительно проворчал Бонтан, однако, счел за благо не опровергать ложный слух, который само собой разумеется подтверждал то, что Его Величество находился во дворце, - Ну, я пойду. Ответ получен на словах. Спасибо, Жанна. Заходи, как будет минутка, проведай Соланж, она так обрадуется тебе.

- Ну это то я знаю, - усмехнулась Жанна и проводила кузена до двери на лестницу, чтобы лично закрыть за ним двери.

Бонтан спешил вниз по лестнице, ругая про себя скользкие мраморные ступеньки, по которым скользили домашние туфли. Он так и не успел сменить их с вечера накануне и в который раз уже пожалел о том. Кроме того, он с ужасом представлял себе, что мог натворить за время его отсутствия непоседливый маркиз. А если в опочивальню короля кто-нибудь зашел, к примеру тот же герцог де Невиль или граф де Сент-Эньян? Последнего еще можно было склонить на свою сторону, убедив, что затея с подменой короля маркизом всего лишь шутка и розыгрыш, но что сказать герцогу? И успеет ли Бонтан до того, как любитель сенсаций и скандальных новостей разнесет слух в приемной?

- Маркиз! То есть, сир! - позвал Бонтан, осторожно приоткрывая дверь из туалетной комнаты в королевскую спальню и оглядывая все углы, чтобы убедиться, что там не было нежданных посетителей, - Записка передана мадемуазель. Ответ получен на словах - она постарается выполнить Вашу просьбу.

Какой бы ни была просьба де Виллеруа, пусть она будет менее безумной, молил про себя королевский камердинер, вертя в руках тубу с чертежами дворца. Стоило оставить рассмотрение лабиринта на более спокойное время, когда не будет опасности неурочных визитеров, которых следовало отвадить от покоев Его Величества всеми известными ему способами. Присмотрев угол, завешанный оконной гардиной, Бонтан поставил туда тубу, прикрыв ее для верности еще и кружевным занавесом.

18

Отправлено: 03.11.11 23:19. Заголовок: Ну что же еще может ..

Ну что же еще может случиться с молодым и вполне себе жизнерадостным человеком, если его оставили наедине с шелковой подушкой под мягким одеялом, да еще и с грезами о ответе? Сон подкрался незаметно и скоро одолел Франсуа, блаженно мечтавшего о веселом свидании в розовом саду. Он даже и не заметил, как воображаемый разговор с мадемуазель де Монтале сам собой превратился в сон, в котором они сидели на мраморном бортике фонтана в окружении цветущих розовых кустов. Вот он сказал очередную удачную шутку, вызвав смех Оры и легкое смущение ее белокурой подруги. Вот они бегут на перегонки к дальней стене сада, позабыв, что из-за венецианских огромных окон за ними следят придворные, собравшиеся на Большой Королевский Прием.

- Маркиз! - раздается громкий голос и отчего-то звон стекла, маркиз в ужасе оборачивается, чтобы успеть предупредить своих подруг, чтобы те спрятались за кустами, но вместо них видит ухмыляющееся круглое лицо префекта парижской полиции, похлопывающего по пухлой ладони свернутым в трубочку приказом о его аресте, - То есть, сир!

- А! - де Виллеруа с криком замахал руками и проснулся, сел на постели и ошалело уставился на Бонтана, тот преспокойно стоял у окна, как будто и не выходил, - Бонтан, боже... Вы перепугали меня до полусмерти! Передали? Она... постарается?

Незнамо отчего щеки Франсуа залились алым цветом, а затылок и уши загорелись так жарко, что впору было поливать их холодной водой. Ора де Монтале постарается выполнить его просьбу! То есть она не сочла его приглашение за дурную шутку и даже не подумала отказаться? Ну конечно же, ведь она совсем не такая как все фрейлины обеих королев и Мадам вместе взятые, она даже не побоялась прийти за ним в казарму мушкетеров, нисколечки не сомневаясь в его невиновности.

- Чудесно, Бонтан. Ей богу, Вы самый лучший вестник. Вот только подумать, Вам удалось передать записку под носом у самой мадам де Лафайет! А что это у Вас? - небольшой сверток, поставленный Бонтаном за оконной гардиной, привлек внимание любознательного маркиза, - Что-то для предстоящего пикника? Да? Ох, как жалко, что я не могу выходить в парк... но ведь нам принесут обед? То есть, для Его Величества ведь принесут обед? Я думаю, что нам хватит его на троих... а если будет еще и десерт...

Наконец Франсуа мог мечтать и нисколько не опасаться, что над его грезами посмеются и скажут, что с его фантазиями в пору только дамские романы писать, а не мечтать о военной карьере. Впрочем, как сказать, в глазах королевского камердинера маркиз уловил легкое недоверие. Может быть, у него, как у временного замещающего Его Величества, должны быть совсем другие мысли о предстоящем дне?

- А что нам предстоит еще, Бонтан? Малый Прием мы вроде пережили. Что же еще? И да, Вы не проверите, мой отец все еще в кабинете? Было бы неплохо отправить его, - на лице маркиза появилась озорная улыбка, - А что если отправить герцога с поручением? О! Вот это будет шутка всей моей жизни! Бонтан, Вы обязаны мне помочь. Подите и скажите герцогу, что Его Величество велит...м, - Франсуа потер подбородок, - Да, вот! Скажите, что Его Величество велел герцогу де Невилю снять самолично мерки для новых балетных туфелек со всех фрейлин Ее Высочества. И записать все, как положено. И принести потом... м... и да, подать их маэстро Люлли, чтобы он неотложно сделал заказ лучшему мастеру в Марэ. Ну, что же Вы, Бонтан? Исполняйте! Пусть сейчас же приступает. Это приказ короля! - он со смехом упал на подушки и раскинул руки в стороны, пусть он и заключенный в самой дорогой опочивальне королевства, но зато он может позволить себе самые фривольные шутки, какие только могут быть позволительны королям.

19

Отправлено: 04.11.11 16:09. Заголовок: Фонтан вопросов и по..

Фонтан вопросов и последующих за ними жизнеутверждающих планов молодого человека мог ошеломить и более выдержанного человека, чем Бонтан. С замершим сердцем он отвел руку от спрятанных за гардиной чертежей, надеясь, что в бурном потоке мыслей, вопрос о них скорее всего смешается с остальными мыслями маркиза. Отряхнув для вида камзол, Бонтан с сосредоточенным видом стал приводить в порядок жилет и камзол Его Величества, которые предназначались для Виллеруа.

- Малый Прием милостью божьей перенесен, Сир, - ответил он, стараясь помнить, что хотя и говорил с мнимым королем, но даже в приватной беседе интонации и безупречная игра актеров были важны, - В десять тридцать Ваши министры будут ждать Вашего выхода в кабинет. Но, опять таки, мы успели оповестить их о Вашем плохом самочувствии, Сир, так что, я пожалуй, отдам от Вашего имени распоряжение для господ министров, занять себя текущими делами и тревожить Вас докладами вплоть до завтрашнего утра. В одиннадцать часов обычно проводится утренняя обедня, но по причине нездоровья Вы можете провести ее в своей опочивальне в присутствии только Его Высочества герцога Орлеанского и тех из принцев крови, кто находятся в Фонтенбло, - Бонтан вскинул брови, прикидывая в уме, кого из принцев следовало оповестить о неожиданной чести присутствовать на частном молебне короля, - Впрочем, по той же причини жесточайшей хандры, можно отказаться от присутствия большого числа персон. Большой Прием предполагается на полдень... и тогда же Вы обычно принимаете герцогов и пэров Франции по делам... - лицо камердинера вытянулось во всю возможную длину, когда его рассуждения вслух были прерваны самым неожиданным приказом, - Что? Вы хотите чтобы я передал Его Светлости это распоряжение? Но месье... Сир! - увещевания были тщетны, Бонтан даже успел пожалеть о том, что позволил молодому человеку и в самом деле возомнить себя королем на день, - Но герцог... Сир, это слишком. Его Светлость немедленно заподозрит неладное и пожелает услышать этот приказ лично от Вас. Вы понимаете, к чему приведет Ваше баловство, сударь? - выпучив глаза спросил Бонтан жизнерадостно улыбавшегося маркиза, но тот настолько уверенно и властно указал ему на дверь, что Бонтану ничего не оставалось как выполнять прихоть молодого человека, как приказ короля.

// Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 3 //

20

Отправлено: 06.11.11 19:40. Заголовок: Бонтан удалился, не ..

Бонтан удалился, не без ворчливого высказывания на счет шалостей де Виллеруа, а тот откинулся на понравившиеся ему мягкие королевские подушки и предался блаженным размышлениям и приятностях превратностей судьбы. Однако, по мере того, как мысленно повторял пункты королевского распорядка, озвученные Бонтано, жизнерадостное выражение постепенно исчезло с его лица. Уставившись в потолок, Франсуа всерьез задумался. "Всякое Право несет с собой Обязательство" - любил говаривать сухопарый учитель латыни и римского права в пажеском корпусе. Тогда де Виллеруа мало задумывался об истинном значении этого постулата, стараясь запомнить его звучание на латыни, чтобы без запинки повторить по первому требованию учителя.
Франсуа закрывал глаза, поддаваясь дреме, и видел огромный снежный ком, катившийся на него, грозя захватить его вместе с липким февральским снегом... Схватив руками разметанное по постели одеяло, маркиз отчаянно замотал головой и проснулся. Сев на постели, он еще раз для верности помотал головой, давая себе клятвенное обещание больше не засыпать. Кошмарное ощущение ледяного холода еще сковывало руки.

- Да уж, королевские права несут с собой не просто обязательства, а кошмары, растущие как снежный ком, - сказал он сам себе и спустил ноги с кровати, нашаривая в густом ворсе ковра королевские туфли, - Лучше быть простым маркизом и не печалиться о всяких там приемах и докладах. Обедня в одиннадцать... боже, это ведь скоро! А если не ходить, то сюда явится Месье и принцы крови... Конде или Конти, кто из них приехал на свадьбу? - размышлял вслух молодой человек, расхаживая по комнате, - А если Ора придет как раз в это время? О нет... нет, только не это! Как же быть? Нет, если у короля хандра и ему нет никакого дела до всех прочих дел, то значит, значит, надо просто послать записку к герцогу Орлеанскому, чтобы он не приходил... да, - де Виллеруа благодарно воздел глаза вверх, ухватившись за спасительную ниточку новой затеи, - А также отослать всех герцогов и пэров - пускай едут себе на охоту... нет, пусть... чего бы такого придумать?

Из кабинета послышались приглушнные голоса и шаги возвращавшегося Бонтана. На всякий случай Франсуа метнулся к постели и нырнул под одеяло, ставшее уже ненавистным, натянув его до самого носа, молодой человек опасливо смотрел на дверь, молясь, чтобы никого не увидеть кроме конечно же самого королевского камердинера.

- Бонтан, ну как? - поинтересовался маркиз, как только дверь закрылась за вошедшим, - Его Светлость не слишком удивился моему поручению?

Вопрос прозвучал без прежнего энтузиазма, так как де Виллеруа уже занимали новые идеи и ему не терпелось воплотить их в жизнь.

- Перед одиннадцатью часами необходимо послать гонца к капеллану, чтобы он провел утреннюю мессу в отсутствие короля... только для придворных, - Франсуа прекрасно знал, какой великолепной возможностью была придворная месса для любителей тайных записочек и посланий, и потому не хотел лишать двор этого маленького развлечения, - И надобно предупредить Месье, что я, то есть Его Величество не в духе и не принимает. А кто из принцев крови сейчас в Фонтенбло? Им ведь не вздумается наносить мне визиты вежливости? - маркиз сосредоточенно потер подбородок, - Большой Прием нужно отложить. Ведь слова Ламара будет достаточно для того, чтобы убедить всех в моем нездоровьи?

Раздался бой часов на дворцовой башне, отбивая девять часов или три четверти, Франсуа так глубоко задумался, что не расслышал, сколько именно ударов произвели знаменитые часы Фонтнебло, но вздрогнул при последнем ударе.

- Бонтан! А одеться? Я такой... помятый... то есть, то есть, если мадемуазель де Монтале пожалует в сад, - он повернулся к огромному зеркалу, показывавшему его отражение во весь рост и покрутил руками, повертелся, осматривая себя с явным неудовлетворением, - Я не могу в таком виде... ох, а рубашка измялась так, что и невозможно... и Бонтан! Я совсем позабыл, что у префекта Ла Рейни моя шляпа! Шляпа Его Величества то есть, мне ведь ее дали только на вечер вместе с костюмом. Вы же помните! А я случайно обронил ее. И она теперь в руках Ла Рейни. А он хотел.. он ведь меня будет искать! И грозился арестовать по подозрению в дуэли. Бонтан, Вы должны нам помочь. Пока я здесь, эту шляпу надо вернуть, - волнение маркиза усиливалось по мере того, как память возвращала ему картины вечернего импровизированного пикника в Оружейном Зале, - Если у него не будет шляпы, то не будет и возможности доказать, что я там был... и тогда, ему будет не в чем винить мадемуазель де Монтале. Понимаете?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Величества Короля. 3