Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

    ГостямСобытияРозыскНавигацияБаннеры
  • Добро пожаловать в эпоху Короля-Солнца!

    Франция в канун Великого Века, эпохи Людовика XIV, который вошел в историю как Король-Солнце. Апрель 1661, в Фонтенбло полным ходом идет празднование свадьбы Месье и Мадам. Солнечные весенние деньки омрачает только непостоянство ветров. Тогда как погода при королевском дворе далеко не безоблачна и тучи сгущаются.

    Мы не играем в историю, мы записываем то, что не попало в мемуары
  • Дата в игре: 5 апреля 1661 года.
    Суета сует или Утро после неспокойной ночи в Фонтенбло.
    "Тайна княжеского перстня" - расследование убийства и ограбления в особняке советника Парламента приводит комиссара Дегре в Фонтенбло.
    "Портрет Принцессы" - Никола Фуке планирует предложить Его Высочеству герцогу Орлеанскому услуги своего живописца, чтобы написать портрет герцогини Орлеанской.
    "Потерянные сокровища Валуа" - секрет похищенных из королевского архива чертежей замка с загадочными пометками не умер вместе с беглым управляющим, и теперь жажда золота угрожает всем - от принцесс до трубочистов.
    "Большие скачки" - Его Величество объявил о проведении Больших Королевских скачек. Принять участие приглашены все придворные дамы и кавалеры, находящиеся в Фонтенбло. Пламя соперничества разгорелось еще задолго до начала первого забега - кто примет участие, кому достанутся лучшие лошади, кто заберет Главный приз?
    "Гонка со временем" - перевозка раненого советника посла Фераджи оказалась сопряженной со смертельным риском не только для Бенсари бея, но и для тех, кому было поручено его охранять.
  • Дорогие участники и гости форума, прием новых участников на форуме остановлен.
  • Организация
    Правила форума
    Канцелярия
    Рекламный отдел
    Салон прекрасной маркизы
    Библиотека Академии
    Краткий путеводитель
    Музей Искусств
    Игровые эпизоды
    Версаль
    Фонтенбло
    Страницы из жизни
    Сен-Жермен и Королевская Площадь
    Парижские кварталы
    Королевские тюрьмы
    Вневременные Хроники
  • Наши друзья:

    Рекламные объявления форумных ролевых игр Последние из Валуа - ролевая игра idaliya White PR photoshop: Renaissance
    LYL Реклама текстовых ролевых игр Мийрон Зефир, помощь ролевым

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 2


Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 2

Сообщений 41 страница 54 из 54

1

02.04.1661

    Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои Её Высочества герцогини Орлеанской. 2

    Катрин де Монако пишет:

     цитата:
   

- Кстати, роза ведь и впрямь достойна ответа, но ты уверена, что не ошибёшься с благодарственным даром? – лукаво шепнула подруге принцесса. Она с совершенной уверенностью сомневалась в источнике столь приятного подарка, будучи неплохо осведомлённой об амурных пристрастиях четы Орлеанских.

https://c.radikal.ru/c14/1902/b6/c4e47b84808a.png

41

Отправлено: 04.01.12 18:31. Заголовок: Смущение красит юных..

Смущение красит юных девиц и придает шарма замужним, кажется, так любил говаривать синьер Фарина, некогда учивший танцам малолетнего короля Людовика и его младшего брата герцога Анжуйского. Что же касается мужчин, то им негоже смущаться ни при каких обстоятельствах. Красивые губы Филиппа улыбнулись в ответ на изысканную лесть маркизы де Тианж, он и не думал смущаться ее словам, однако, был рад тому, что хотя бы на минуту ему удалось заметить смущение в лице Габриэль, на острый язычок которой некогда попадался и сам.

- Очаровательно, милая моя. Очаровательно сказано, ну как мне не простить Вам легкий ореол задумчивой грусти, - наслаждаясь игрой света на бриллиантовом перстне, герцог напустил на себя вид пойманного внезапной рифмой поэта, - Слишком много времени вдали от двора это не есть хорошо, маркиза, и не только для Вас. Мы скучали, - капризно надутая нижняя губа должна была послужить подтверждением великого скучания Месье.

Выдержав театральную паузу, Филипп улыбнулся еще раз, однако удержал себя от того, чтобы ущипнуть Габриэль за щеку. Этот фривольный жест был бы вполне расценен как легкое заигрывание и шутка, не будь они мишенью для пристального ледяного взгляда мадам первой статс-дамы и не будь в комнате почти дюжины молоденьких девиц, практически незнакомых ему и точно не знакомых с легкостью нравов маленького двора Его Высочества. К тому же, Филипп уже второй раз поймал на себе сверлящий взгляд де Гиша. Впрочем, раздосадованный внезапным вниманием принца к дамам, граф изо всех сил старался сохранять внешнее безразличие к происходившему.

- Мы еще поговорим, душа моя, - сладко проворковал Филипп нисколько не заботясь о том, насколько двусмысленной прозвучала его фраза, - Не хмурьтесь... вот возьмите пример хотя бы вот... с Катрин, сияет как солнышко. И видно есть причины. Катрин, это Вы радуетесь тем бриллиантам, которые я проиграл Вам накануне? Ах, если бы всякая грусть могла бы решаться таким лекарством, то милые дамы, я бы каждой из Вас проиграл бы по ожерелью с дюжиной бриллиантов на Ваш вкус! - Филипп игриво взмахнул рукой, отчего халат окончательно съехал с левого плеча, обнажив едва прикрытую ночной сорочкой грудь, - Мадам, я прошу прощения за столь поспешное вторжение. Мне не терпелось высказать свое непременное да в пользу всех подарков, которыми намерен нас порадовать Его Величество. Интересно, какую роль мне подберут в новом балете? Может быть веселого пастушка?

Хихиканье девиц было тут же прекращено, и Месье не потребовалось даже оборачиваться, чтобы понять причину того, спиной он чувствовал негодование графини де Лафайет. Воспользовавшись минутной тишиной и тем, что все отвлекли свое внимание на статс-даму герцогини, видимо, собравшуюся выдать реприманд всем присутствовавшим, герцог запахнул свой халат и перевязал пояс.

- Ну что же, тогда мы отправимся к герцогу и передадим наше согласие. М... мадам графиня, я назначаю Вас главнокомандующей. Доверяю Вам ножки наших милых фрейлин. Вам и никому более, - повернувшись к мадам де Лафайет, Филипп улыбнулся ей при этом глядя прямо в глаза, - И передайте маэстро Люлли, чтобы для моих туфель он выбрал банты в тон моей новой броши с аметистами. Я намерен заказать вторую такую же и прикрепить ее к туфлям. Да. И пожалуй... ах нет нет, не скажу, - приложив тонкий холеный палец к губам, Филипп лукаво обвел взглядом покрывшиеся румянцем личики девушек, отчаянно делавших вид, что не были заинтересованы происходящим, - Пожалуй, это будет сюрприз. Пригласите маэстро ко мне в покои. Нам есть, что обсудить в свете новой постановки и вообще.

- Мадам, я отнял и без того много времени у Вас от столь важных приготовлений, - перепорхнув обратно к супруге Филипп склонился к руке Мадам с видом самого огорченного разлукой возлюбленного, - Мы ведь еще встретимся с Вами, Ваше Высочество. А пока что я пожелаю всем Вам прекраснейшего утра и полудня. Ах да, совсем запамятовал, мои дорогие. Мадам, Вы что-то говорили о гардеробной и новой партии кружев, которые нам подарили ко дню свадьбы. Пришлите двух фрейлин в мои апартаменты и Мишель покажет им все в гардеробной, - принц хохотнул и тут же добавил, - Увы, пока мы здесь в Фонтенбло, наши гардеробы хранятся в двух смежных комнатах, какие бы это неудобства не доставляло нам... но как только мы соизволим вернуться в Париж, Пале-Рояль уже полностью переустроен... на наш вкус. Де Гиш! Перестань дуться за новые бриллиантики твоей сестры, они честно выиграны ей. И нет, я не подарю тебе такие же, если ты будешь хмуриться все утро, - к своему любопытству Филипп поймал испепеляющий взгляд своего любимца, обращенный на черноглазую де Монтале, с чего это графу так взъесться на милую хохотушку, так занятно развлекшую принца накануне вечером, - Дамы, я более Вас не задержу, был счастлив увидеть мой двор в полном его блеске, - он не договорил, но весь вид герцога Орлеанского говорил о том, что еще более он был счастлив блеснуть собой прекрасным перед своим двором.

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //

42

Отправлено: 11.01.12 01:56. Заголовок: Душевное расстройств..

Душевное расстройство, в которое поверг мадемуазель де Монтале неожиданный инцидент с де Гишем, было главной причиной того, что сия обыкновенно расторопная и внимательная к поручениям девица впала в несвойственную ей рассеянность прямо посреди опочивальни Мадам. Рука болела нещадно, и Ора напрочь позабыла о злосчастной записке, обеспокоенной Луизе и тоскующем в золотой клетке Виллеруа. Право же, когда едва сдерживаешь слезы, невозможно думать обо всем сразу. По той же причине распоряжение мадам де Лафайет, произнесенное шепотом достаточно громким, чтобы быть услышанным даже в приемной, пролетело мимо розового ушка девицы Монтале, вовсе не задев его и не вызвав должного отклика.

Надо ли добавлять, что, обнаружив графиню в полушаге от себя и услышав из ее уст восклицание, своим тоном однозначно выражающее упрек в нерадивости, Ора вздрогнула и в недоумении подняла на мадам де Лафайет полные слез глаза. Вряд ли та заметила выходку де Гиша, и все же, маленькой фрейлине показалось, что в глазах суровой статс-дамы мелькнула тень сочувствия. Мелькнула и исчезла.

- Прошу прощения, Ваша Светлость, что замешкалась, - Ора чуть слышно хлюпнула носом и укоризненно глянула на Маргариту де Вьевиль, сдержанно улыбающуюся шуткам Месье. Могла бы и толкнуть тихонько в бок, видя, что приказ графини остался невыполненным.

К счастью, допущенный Монтале промах оказался сущей мелочью, дело было всего лишь в не завязанной ленте. Ора безучастно наблюдала за тем, как мадам де Лафайет завязывает злополучный бант, и столь же равнодушно выслушала известие о предстоящем балете, который предполагал – о чудо! – участие всех фрейлин. История с обмером ножек, немедля вызвавшая волну смешков и перешептываний в опочивальне, также не сумела ни поразить ее, ни смутить. Его Величество, с очевидностью, решил сделать Мадам дорогой и не слишком приличествующий кузену подарок, избрав для этого довольно изящный способ. Перспектива же участия в балете, столь взволновавшая большинство дебютанток, Монтале отнюдь не привлекала. Танцы были стихией Луизы, а не ее: имея перед глазами постоянный пример грации и изящества в лице подруги, Ора не питала на свой счет никаких особенных иллюзий.

Зато долгожданное «Благодарю!» Мадам прозвучало как нельзя кстати, ибо герцог Орлеанский, изволивший одарить своим вниманием маркизу де Тианж и тем самым прервавший столь важный диалог, яркой птичкой порхнул прочь. Ора проводила Его Высочество долгим взглядом, искренне восхищаясь изяществу, с которым принц кутался в свою импровизированную тогу, нося нескромное неглиже с таким видом, будто это одеяние римских цезарей, и сделала маленький шажок назад. Осторожно. Незаметно. Ежесекундно опасаясь, что Мадам или ее статс-дамы передумают и решат обременить находящихся поблизости фрейлин новым поручением. Но Мадам ворковала с супругом, а прочие дамы с умилением созерцали сию трогательную сцену, и на Монтале никто не обращал внимания. Никто, кроме мрачно надувшегося графа де Гиша, который явно решил испепелить не угодившую ему фрейлину злобным взглядом. Чувствуя себя в безопасности за спинами дам, мадемуазель ответила дерзецу презрительной гримаской и продолжила стратегическое отступление, стараясь не повернуться спиной к молодоженам во избежание очередного реприманда.

Наконец, Ора достигла заветного окна, где ее поджидала Луиза, и аккуратно вписалась в просвет между Габриэль де Тианж и подругой, замкнув полукруг выстроившихся вдоль стен фрейлин.

- Подумать только, Его Высочество разговаривал с Вами, как со старым другом, - шепнула она Габриэль. – Я и не знала, что вы с ним так близки. И должна сознаться, вовсе не ожидала, что мне придется служить при дворе столь... - она на миг замялась, подбирая не слишком рискованный эпитет, -  необычного принца. Месье всегда таков, или это всего лишь желание поразить воображение новобрачной? Но каков злодей этот граф де Гиш! Представьте, он ущипнул меня, причем пребольно! Хотела бы я знать, какая муха его укусила?

Она приподняла прикрывающее руку кружево, демонстрируя Луизе и Габриэль изрядный синяк, и губы ее сложились в беззвучное: «Ну что?», обращенное к Лавальер.

43

Отправлено: 11.01.12 19:23. Заголовок: - Конечно, Ваше Высо..

- Конечно, Ваше Высочество. Дела не ждут, - смягченное добротою и участием Филиппа лицо маркизы просветлело и голос ее, пускай и звучал все так же тихо и немного не так, каким его привык слышать Его Высочество в далекие годы юности, но все же куда приятнее и ровнее, чем это было давеча, когда настроение Габриэль сменялось от эйфории до истерики.

Отступив чуть в сторону, маркиза де Тианж позволила себе со стороны наблюдать за ярким принцем и предаться воспоминаниям. Время шло и Габриэль конечно же о многом грустила, о чем-то скучала, а что-то желала вернуть, но несмотря на изменчивую природу благосклонности августейших особ и то количество искавших их милости людей, женщине весьма польстило, что после стольких лет Его Высочество столь скоро выделили Габриэль де Тианж из общей толпы придворных дам и обратился к ней с такими участием и добротою.
Это неожиданное приветствие и изъявление чувств придало Габриэль немного больше уверенности в своих силах и ладони, до этого крепко сжимавшие друг друга и свидетельствовавшие о напряженности маркизы, теперь мягко легли на корсаж и вся фигура жены маркиза де Тианж стала выглядеть более естественно – что не скрылось от глаз пары кавалеров и дам из свиты обоих супругов, которые сейчас были всецело заняты друг другом. Легкая зависть, ревность, укор и даже любопытство прибавили уверенности Габриэль относительно ее решения оставить прошлое позади, несмотря на его цепкие когти, и продолжать делать попытки жить дальше. Хотя, что лучше приводит женщину в хорошее расположение духа, как не всеобщая зависть относительно расположения такого неоднозначного человека, каким был Филипп Орлеанский?

За этими приятными мыслями она вовсе не заметила как к ним присоединилась Ора де Монтале (о том, что подле нее еще минуту назад стояла встревоженная Луиза маркиза, к своему стыду, и думать забыла) и ее шепот прозвучал еще более приятно, когда Габриэль поняла, что девушка восхищенно говорила о только что произошедшем разговоре.

- Да, это так, - не без гордости ответила маркиза, все так же шепотом и не отводя взгляда от герцогской четы.
- Волею судьбы мне довелось провести все время до своего замужества при особе Его Высочества, хотя изначально я была представлена ко двору Его Величества и имела честь быть в числе его свиты. Но поже я оказалась среди приближенных его брата и могу со всей уверенностью сказать, что Его Высочество герцог не так прост как кажется и не так сложен, как о нем думают, дорогая Ора, - с хитрой улыбкою заключила маркиза и обернулась к своей собеседнице.
Ах, если бы все напоминания о собственном возрасте и прошлом имели столь же приятный оттенок, каковым оказалось восхищение мадмуазель де Монтале! Тут не зазорно было бы покидать и возвращаться ко двору в любое время года, если бы быть уверенным, что в любом случае тебя будут считать что удивительной персоной. Особенно при Его Высочестве и особенно учитывая, что ты – женщина.

- Не берите в голову поведение де Гиша, дорогая Ора. Он таков по природе и тут ничего не сделаешь. Если его сестра все говорит как есть и ни одна эмоция не остается не замеченной, то этот молодой человек мастер выказывать свое отношение в самый неподходящий момент и самым странным образом. И поверьте, он не один такой при дворе, - успокоила девушку Габриэль, но в душе ее закралось подозрение, что вполне возможно, что любимчик герцога мог не просто выказать свое легкое раздражение юной Орой относительно какой-то мелочи, но и мог приревновать. Хотя зачем ревновать малознакомую Филиппу девушку?

- А позвольте узнать почему он на Вас взъелся, милая моя Ора? Вы знакомы? Я верю в случайности и капризы этих молодых людей, но чаще всего причиною их недовольство является некий факт, событие или поведение. Вы что-то сделали, что провело к их недовольству?

Габриэль теперь могла обернуться к раздосадованной Оре и взгляду в ее лицо: все остальные были заняты молодыми, которые , кажется, собирались покинуть комнату и Габриэль имела возможность улучить минутку для де Монтале.
К своему огромному удивлению и смущению маркиза заметила, что Луиза де Лавальер с ее бледным личиком и поджатыми губками все так же стояла подле маркизы де Тианж, ожидая решения проблемы со злополучною запискою.

- Бог мой, Луиза, улыбнитесь же, прошу Вас, - маркиза попыталась приободрить девушку и дотронулась до ее плеча ладонью.

44

Отправлено: 11.01.12 20:43. Заголовок: Луиза очнулась лишь ..

    Луиза очнулась лишь тогда, когда Ора оказалась рядом. Ее присутствие подле, ее дыхание, улыбка и взгляд позволяли маленькой страдалице легче дышать. И сейчас мимолетное дуновение, смежное с ароматом любимых духов Монтале, встрепенуло ее, словно это был леденящий душу утренний порыв. Ее чернокудрявая подруга не замедлила оживить ситуацию не только своим появлением, но и звонким шепотом, хотя сейчас Лавальер показалось, будто в ее речи мелькают и грустные нотки. Она чуть повернула голову в сторону горячо любимой фигурки, но ни выражения лица, ни дум не изменила.

Однако фраза, до произношения которой девушке так упрямо чудились обидчивые нотки, все же заставила крошку Лу, наконец, полноценно выйти из своего молитвенного оцепенения. Она с тревогой взглянула на подругу, пробежав глазами по всему силуэту, остановив свое внимание на приподнятом кружеве. Ее брови вздернулись в ответно-немом возмущении, а глаза наполнились сочувствующей влаги. Девушка аккуратно взяла руку Оры в свои чуть увлаженные от волнительной беседы с мадам де Тианж ладони и бережно погладила.

- Каков негодяй, - чуть слышно пролепетала она, продолжая нежно-влюбленно разглядывать свою любимку, но потом вновь вернулась в немое оцепенение, еще плотнее поджав свои тонкие губы. Теперь она не бездумно скользила взглядом по покоям, а целенаправленно сверлила взглядом фигурку графа де Гиша, посмевшего так фамильярно поступить с ее незабвенной Монтале. И, казалось, еще немного и девушка буквально лопнет от раздирающего изнутри негодования, как вдруг спасительная ладонь ангела коснулась ее плеча.

Луиза вздрогнула и устыдилась своей злобы. Она виновато взглянула на мадам де Тианж.

- Простите меня, глупую, я задумалась, - сокрушенно прошептала она, крепко сжимая ладонь Оры, после чего шепнула подруга на самое ухо, тем самым обдавая ее горячим волнительным дыханием, - родная, что же делать? - она пытливо посмотрела на нее, надеясь, что в свете последних событий Монтале еще помнит про ту маленькую оплошность с запиской.

45

Отправлено: 14.01.12 22:33. Заголовок: Габриэль де Тианж Л..

Габриэль де Тианж
Луиза де Лавальер

- Не так прост, как кажется, и не так сложен, как о нем думают? - Ора взглянула на маркизу с новым интересом, отдавая должное тонкому юмору ответа. – Отчего это мне кажется, что Вы с Месье некогда были хорошими друзьями? О, не отрицайте, Его Высочество так тепло и искренне Вам улыбнулся, все это видели.

Открытие, что мадам де Тианж была близка с братом короля, так поразило Ору, что, прежде чем она успела вспомнить об осторожности, приличиях и прочих важностях, с губ ее сорвалось чистосердечное признание:

- Если бы Вы знали, о скольком мне хотелось бы расспросить Вас, Габриэль! Но я даже не знаю, с чего начать, а главное, где. Не посреди покоев Мадам, это точно, - добавила она с усмешкой, оглядев опочивальню герцогини.

Почти все взгляды были прикованы к принцу, любезно целовавшему ручки Мадам на прощание. Почти, поскольку несколько пар глаз, устремленных в их с маркизой сторону, тут же поспешили опуститься, будучи застигнутыми врасплох. С очевидностью, тихое перешептывание их троицы привлекало внимание.

- Так значит, месье де Гиш попросу невежа? – живое личико Оры изобразило презрительную гримаску, поскольку названный господин как раз соизволил взглянуть в их сторону. – За что же герцог терпит его, интересно? Ведь сам Месье, напротив, образец изысканных манер.

В Блуа фрейлинам не раз приходилось слышать жалобы старших дам на то, что двор молодого короля вовсе не похож на двор его отца. Если при Людовике Справедливом среди кавалеров царила мода на любезность, и они вовсю состязались друг с другом в галантном обращении с дамами, то при его сыне, наоборот, среди придворной молодежи процветала невежливость, граничащая с грубостью. Обыкновенно Ора списывала подобное ворчание на вечную привычку утверждать, что «раньше было лучше, чем сейчас», но теперь склонялась к тому, что упрек, адресованный молодому двору, был заслужен. При дворе вдовствующей герцогини Орлеанской ни одному из потертых и поеденных молью, но бесконечно любезных кавалеров не пришло бы в голову заводить знакомство с девицей подобным странным образом.

- И я положительно не знаю, что такого могла ему сделать! Я с ним и словом не обменялась за вчерашний вечер и сегодня. Бьюсь об заклад, он даже имени моего не помнит.

Ну как же, «мадемуазель Как-Вас-Там», подсказала услужливая память, и Монтале обиженно нахмурилась, поворачиваясь к Луизе.

- Негодяй, солнышко, как есть негодяй! Но мне почти не больно. Все прошло уже, правда.

Не нужно было быть лучшей подругой, чтобы угадать, что ее милая Лавальер пребывает в смятении. Причина могла быть лишь одной: записка так и осталась у Габриэль. А может, Луиза не осмелилась спросить? Не зная, как обстоят дела между ней и мадам де Тианж, Ора не решалась предпринять новую атаку на маркизу, чтобы невзначай не ляпнуть что-нибудь, идущее вразрез со словами Лавальер. Но ее взволнованное «что же делать?!» требовало действий.

- Ой, у тебя локон откололся. Не шевелись, я сейчас поправлю, - Монтале быстро зашла за спину подруги и зашептала в противоположное от маркизы ухо, делая вид, что перекалывает шпильку. – Не говори ничего, просто кивни, если да, или качни головой, если нет. Ты спросила Габриэль о записке? Она у нее? Маркиза не хочет ее отдавать? Ты сказала ей, от кого она?

46

Отправлено: 22.01.12 12:27. Заголовок: Простите за долгое м..

Утренний туалет Мадам, ставший тяжелым испытание для неопытной Маргариты, был прерван самым неожиданным образом. Девушке с детства внушали, что при дворе соблюдается строжайший этикет, а потому поведение Его Высочества, как раньше принцессы де Монако, стало для юной фрейлины настоящим потрясением. Впрочем, не для нее одной - шокированы были почти все дамы. Тем не менее, поскольку внимание вышестоящих особ отвлеклось от скромных фрейлин, Маргарита оказалась не более чем наблюдательницей происходившего в спальне. Небольшой инцидент между напарницей и мужчиной из свиты графа - как его? де Гиш, кажется - не прошел незамеченным. Девушке стало физически неприятно, словно это ей в ухо дышал щеголь с тяжелым взглядом. Вспомнилась собственная встреча с одним из фаворитов Его Высочества шевалье де Лорреном - ее окатило тогда такой же волной отвращения, иначе Марго не могла назвать свое чувство к фаворитам принца. Погруженная в свои мысли, она даже не пришла на помощь де Монтале, за что сама на себя рассердилась. А ведь напарницу не только обидел де Гиш, но и от статс-дамы влетело за пропущенное приказание... Поймав обиженный взгляд, Маргарита тихо шепнула:
- Простите...

В этом момент раздалось небрежное "Благодарю" Мадам, и девушки, еще раз присев, отошли - Маргарита к толпе фрейлин, а Ора - к мадам де Тианж и своей подруге Луизе, между которыми последнее время шла весьма оживленная (насколько позволяли обстоятельства) беседа. Видимо, подруги пытались получить обратно замеченную Маргаритой записку. А ведь она не хочет отдавать записку. Интересно, вдвоем они смогут ее убедить? Впрочем, мысли девушки немедленно покинули пресловутую записку - ее затмило сенсационное сообщение графини де Лафайет. Балет? Новые туфельки? Больше всего на свете... Нет, не больше всего, но близко к этому, Маргарита любила танцевать. Танцевала она очень хорошо и гордилась этим. Конечно, у скромной фрейлины будет небольшая партия, однако и в ней можно будет блеснуть.

Реакция фрейлин была предсказуемой - восторженный шепот за спиной не могло умерить даже присутствие высоких особ. Разумеется, все предвкушали балет, как и она сама, но в голове у Марго вдруг мелькнула странная мысль: "А почему речь идет о примерке? Ведь вовсе не предстоящая постановка - главная тема сообщения графини, не на нее просили разрешения у Мадам - на примерку туфелек. Его Величество хочет... Но что это значит? Зачем?" Больше всего хотелось обсудить животрепещущую проблему, которая, конечно же, весьма опосредованно касалась юной фрейлины, но не теряла от этого занимательности.

А Его Высочество, развернувшись, покинул наконец сцену - во всяком случае, у Маргариты сложилось именно такое впечатление. Он действительно сыграл в написанном и срежиссированном им самим спектакле. "Весь мир - театр, и люди в нем - актеры..."
Ну что же, туалет Мадам закончен, визит Его Высочества состоялся - что теперь?

Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты. 5

47

Отправлено: 23.01.12 16:11. Заголовок: Сердце Луизы екнуло ..

Сердце Луизы екнуло и, казалось, остановилось. Драгоценная подруга коварнейшим образом приблизилась к ней, якобы желая поправить прическу, и тут же осыпала градом вопросов. «Непослушный локон» был переколот с места на место уже четыре раза, а девушка все не решалась, а точнее не находилась, как ответить. Кивнуть просто. Но как без подозрений со стороны мадам де Тианж ответить сразу на четыре вопроса, когда и кивать и качать головой придется несколько раз.

Лавальер тихонько хихикнула, когда на придыхе последнего слова Ора обожгла ее ухо своим дыханием. Но улыбка стремительно исчезла с ее губ, когда немая пауза слишком долго звучала вместо ответа. Лу легонько прикусила губу и подняла взор на подругу, всеми силами пытаясь простому взгляду придать особое значение. Слишком много вопросов сразу, эмоции опять берут верх над разумом. Девушка уже было хотела укоризненно покачнуть головкой, как вдруг вспомнила значения каждого движения. Поэтому она поспешно кивнула головой.

Да, я спросила Габриэль о записке. Маленькая фамильярность была разрешена самой себе. Монтале положительно отзывалась об этой девушке, и Лу, доверчиво поклоняясь подруге, тоже подарила ей свои симпатии. И пусть еще с запиской многое было нерешено, маленькая фрейлина знала в глубине души, что плохого им ничего не сулит. Ора общительнее своей товарки, а значит, лучше умеет разбираться в людях.

Локон аккуратно заправился в прическу, наверное, уже в шестой раз. Он был, по всей видимости, возмущен до глубины души таким беспричинным насилием со стороны, поэтому уже исключительно из вредности не хотел укладываться. Луиза вздрогнула, когда ухо в очередной раз невыносимо защекотала, и невольно улыбнулась.

Как можно было сказать и не да, но и нет? Находится ли записка у мадам де Тианж, или нет. Отдаст она ее, или нет... Лавальер аккуратно взяла ладонь подруги в свою и, прижав ее к груди, бесслышно прошептала одними губами «не знаю». Взглянув на Ору грустно-грустно, она быстро поцеловала ее ладонь и отпустила, беспокоясь, как бы мадам де Лафайет лишний раз не расстроила такая вольность со стороны озорниц.

Принц и его подданные покинули покои новобрачной, кругом все засуетились. Новость о балете и примерке туфелек взбудоражила мечтательные головки девиц, но были здесь и другие умы, которых эта весть обрадовала бы больше всех, но сегодня, видимо, не их день.

48

Отправлено: 27.01.12 12:37. Заголовок: Габриэль де Тианж Л..

Габриэль де Тианж
Луиза де Лавальер

Засыпав подругу градом вопросов, Ора и сама устыдилась своей поспешности, но кто мог знать, какое распоряжение раздастся в следующий момент, и куда повлечет подневольных фрейлин их счастливая судьба в лице Ее Высочества или злой рок в лице старшей статс-дамы. Промедление в сей деликатной ситуации было гибели подобно. Ой нет, оборвала она ход собственных мыслей, начавший приобретать уж больно мрачную окраску. Это всего лишь записка, маленькая ничего не значащая записка, опасная лишь тем, что на ней карандашом нацарапано нескромное «Дорогой Франсуа».

«Не лукавь, моя милая», сурово осадил Монтале внутренний голос. «Дело отнюдь не в ответе, а в том, кто и откуда его написал». Ну что можно было сказать на это? Горестный вздох, вот и все, чем могла возразить Ора гласу собственного разума. Если об аресте маркиза де Виллеруа знал наверняка почти весь двор, то об его утреннем спасении с гауптвахты вряд ли было известно кому-то кроме Бонтана, мушкетеров, ее самой и… мадьяр князя. Стиснув зубки, она в сотый раз прогнала из памяти и насмешливый взгляд Ракоши, пойманый ею, когда она, не выдержав, обернулась, и ужасный вопрос: что же будут думать об ней после этого утра. Без сомнения, то же, что подумает и мадам де Тианж, если прочтет поднятую в приемной записку. К тому же, маркизе придется объяснить, каким образом попало к Монтале письмо от арестанта, а ведь Ора дала слово никому не рассказывать о том, что случилось утром.

Положительно, злосчастную бумажку надо было заполучить до того, как Габриэль узнает, от кого она. Тогда ей не придется лгать и изворачиваться. От мысли о том, что ей надобно будет обмануть маркизу, Оре делалось не по себе. Пусть лучше думает что угодно, ведь и до Габриэль наверняка дойдут слухи о королевском камердинере, раз уж об этом шушукаются фрейлины. Пусть. Что не дозволено маркизам, дозволено Юпитеру, и да будет стыдно тому, кто дурно о сем подумает.

Тихонечко хихикнув при мысли о возможных подозрениях, Ора в последний раз нагнулась к уху Лавальер.

- Все будет хорошо, солнышко. Вот увидишь, все будет хорошо.

Однако, поворачиваясь к мадам де Тианж, сама мадемуазель де Монтале вовсе не была уверена в справедливости своего предсказания. Но надобно было спешить, пока не вернулась из приемной графиня де Лафайет, под чьим зорким оком вести переговоры будет намного сложнее, а ведь каждое промедление чревато тем, что записочка будет прочитана. Сейчас, когда придворные дамы и фрейлины Мадам сгрудились вокруг нее разноцветной кучкой, взволнованные и щебечущие, будто стая воробышков, обнаруживших просыпанное зерно. Сейчас, или будет слишком поздно.

- Прошу Вас, милая Габриэль, умоляю, сжальтесь же над нами, - смятение в сердечке Монтале было так велико, что ей даже не надобно было делать над собой никаких усилий, чтобы выглядеть напуганной и несчастной. – Сущий пустяк, клочок бумаги, но только верните его нам, пожалуйста. Не губите нас. Клянусь Вам, я порву его в клочки немедля, дабы не нарушать запрет писать письма.

49

Отправлено: 28.01.12 19:32. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //

- Я передала Его Светлости согласие Вашего Высочества, - торжественным голосом объявила мадам де Лафайет, появившись на пороге опочивальни герцогини Орлеанской.

Опытной статс-даме хватило секундного замешательства всех присутствовавших, чтобы окинуть самым внимательным взглядом опочивальню и сделать единственно верные выводы о положении дел в свите Мадам. С дисциплиной был полнейший разлад и это следовало пресечь на корню, пока девушки, не приняли как поощрение заразительный пример развязности и фривольного обращения от Месье и его миньенов. Впрочем, и в рядах свиты Мадам наблюдался явный раскол, верховодила которым Катрин де Граммон. Покуда мадам де Лафайет отстаивала мораль и нравственность вверенных ей девиц, принцесса да Монако успевала посеять вокруг себя не меньше веселья и сдавленных смешков, чем сам Месье. Интересно бы узнать, что было на уме у вольной нравом и характером принцессы. Но увы, если шептания и перестрелку взглядов фрейлин статс-дама еще могла пресечь одним лишь поворотом головы в сторону уличенных во грехе хохотушек, то негромкие реплики Мадам и ее ближайшей наперстницы оставались вне досягаемости огневой мощи Великой Армады. Обе принцессы о чем-то беседовали, не обратив внимания на возвращение мадам де Лафайет.

- Мадам де Тианж, я полагаю, что с одеванием Ее Высочества покончено, - не понижая голоса спросила графиня, стараясь привлечь тем самым к себе внимание не только затихших как по команде фрейлин, но и Мадам вместе с принцессой Монако, - Не стоит ли дать девушкам время привести себя в надлежащий вид для предстоящего пикника? Я полагаю, что возможны перемены в погоде. Апрельские утра хоть и кажутся солнечными и теплыми, но все так же свежи. Позаботьтесь о накидках, дорогие мои, они вам очень пригодятся. Мадемуазель де Лавальер, Вам уже лучше? Вы так бледны, словно у Вас мигрень. Не вздумайте заболеть, милочка. Но если необходимо, мы можем устроить Вам день без выхода на улицу. Для профилактики.

Сама не зная, отчего, мадам де Лафайет решила и на этот раз выбрать в качестве жертвы для показательного наказания малышку Лавальер, кротко потупившую взор, покуда ее проворная подруга де Монтале перекалывала шпильки в ее прическе. А в самом деле, отчего бы не быть последовательной в деле воспитания этих двух провинциалок. Выходить в свет им еще явно рановато, а наказания в виде лишения права присутствия на пикнике научат их большему смирению и покорности. К тому же, поскольку скрытой целью предстоящего пикника были неприкрытые смотрины свиты Мадам для королевы-матери и заинтересованных в подборе партий для своих многочисленных крестников матрон, никого не озабодит отсутствие там явно не подходящих кандидатур. Впрочем, сказала себе Франсуаза-Арманда, раскрывая веер, на все воля божия, и если кому-то вздумается и впрямь заметить этих девиц, то как знать, не будет ли им на руку их простое и не обремененное приданным положение. Многих из молодых людей, ищущих руки и сердца молоденьких фрейлин при дворе, мадам де Лафайет сама с радостью избегала бы.

- Мадам, доложили, что прибыли Ваши кружева и белье из Пале-Рояля. Я думаю поручить мадемуазель де Лавальер и мадемуазель де Монтале разобрать сундуки и привести Вашу гардеробную в порядок. Конечно же, их камеристки сумеют помочь им в этом пустяке. А потом, в оставшееся время мадемуазели могут присоединиться ко остальным фрейлинам Вашего Высочества на пикнике.

В конце концов, какое дело Генриетте-Анне до двух девушек, которых она едва успела запомнить по именам. Мадам де Лафайет была полностью уверена в успехе своей уловки.

50

Отправлено: 29.01.12 20:10. Заголовок: - Дорогая Ора, я уже..

    - Дорогая Ора, я уже говорила Вашей подруге, что не могу отдать ни одной из вас эту записку, ведь не знаю является ли она предназначенной именно вас. Тем более, что сущий пустяк не может вызывать в вас столько участия в его судьбе…

В доказательство того, что маркиза де Тианж не разыгрывала роль пылкой моралистки, мадам поджала губы – но в глубине души Габриэль почувствовала, что ее уверенность в правильности столь строгого отношения к судьбе злосчастной записки начинала рассеиваться подобно утреннему туману. На самом деле ее мало интересовало то, была ли записка адресована именно Оре или Луизе и она с легким сердцем в тот же миг отдала бы злосчастный клочок бумаги одной из девиц, но искреннее нежелание еще больше ввязываться в потаенные дела королевского двора, без которого немыслимо было его существование, столь скоро после своего возвращения заставляло Габриэль принимать на себя обязанности Целомудрия и Осмотрительности в одном лице.

Маркиза хотела добавить еще что-то, но именно в этот момент госпожа де Лафайет решила взять в руки бразды правления маленьким двором Ее Высочества герцогини и ее настойчивый голос воззвал к порядку в гостиной подобно голосу святого отца в маленькой приходской церквушке, когда его прихожанки, разгоряченные последними сплетнями, забывали о том, что находились в доме Божьем.

Ах, да, пикник! Об этой части утра молодой герцогини Габриэль совершенно не забыла, но какое-то странное и далеко теперь уже не новое чувство пустоты в желудке заставило женщину нервного сцепить пальцы. Увы, несмотря на то, что она не считала себя более затворницей,  такое количество общественного внимания и столько скорое возвращение к людям, которые знали ее несколько иной, взволновали маркизу не на шутку. Нет, пока она не была готова, что бы встретиться с королевой-матерью и супругою Людовика, пускай эти две дамы вряд ли бы вообще вспомнили о том, кем была маркиза де Тианж в свите Филиппа до своего замужества и отъезда.

А посему, не теряя времени, Габриэль решительно направила свои столпы к мадам графине и едва та отвлеклась от внимательного рассматривания своих «угодий», и обратилась к ней как можно более спокойным тоном, который бы не выдал потаенных страхов маркизы.

- Любезная мадам, прошу Вас позволить остаться с вышеназванными молодыми особами. Я могла бы присмотреть за ними и за разборкою вещей Мадам в надлежащем виде. Да и к тому же мое отсутствие совершенно никак не скажется на течении дел – я сомневаюсь, что эти юные особы будут столь бойки в присутствии Их Величеств.

Хотелось бы маркизе де Тианж добавить, что «две королевы для меня этим утром – это уже слишком, если не считать английской принцессы и брата короля!», но она благоразумно решила сдержаться и совершенно искренне пожелала, что бы Господь исполнил ее просьбу – в крайнем случае Армада могла бы позже послать за нею, хотя сама Габриэль не сомневалась, что это не понадобиться, ведь половина из присутствующих тут девиц явно будет скована священным страхом перед Анной Австрийской и Марией Терезой, так что прекрасное поведение на пикнике было уже заранее обеспечено. Да и к тому же станет ли себе отказывать статс-дама в том, что бы кто-то благоразумный присмотрел бы за ящиками с тончайшим кружевом и двумя юными особами, охи и вздохи которых могли бы смутить половину челяди под дверями покоев Мадам?

Дворец Фонтенбло. Гардеробная Их Высочеств герцога и герцогини Орлеанских

51

Отправлено: 31.01.12 12:12. Заголовок: Благоразумная осторо..

Благоразумная осторожность мадам де Тианж была похвальна, но в данный момент мадемуазель де Монтале менее всего была склонна оценить пути добродетели и разума. Нельзя сказать, что отказ маркизы сделался для Оры такой уж неожиданностью: еще в процессе наблюдения за ходом переговоров между Лавальер и маркизой она сделала для себя малоутешительный вывод, что записка будет прочитана, так или иначе. Услышав из уст Тианж подтверждение тому, что маркиза желает собственнолично убедиться, кто является ее владельцем, Ора лишь вздохнула и обреченно взглянула на подругу. Легкое движение плеч, сопровожденное взглядом в потолок, долженствовало означать безнадежное: «По крайней мере, мы попытались». Мысль о том, что мадам де Тианж затеет чтение компрометирующей записки прямо на пикнике, была отметена Орой как невозможная, ибо девушка все еще верила в доброжелательность маркизы. Не то, чтобы Монтале считала себя такой уж великой проницательницей человеческих натур, но и вчерашнее поведение Габриэль и ее сегодняшняя забота о подругах указывали на желание скорее помочь, чем навредить двум неопытным в делах двора провинциалкам.

Обращение к их троице графини де Лафайет делало продолжение переговоров невозможным, и Оре оставалось лишь с возрастающей тревогой прислушиваться к лишенному всякого сочувствия тону, коим мадам графиня выговаривала бедняжке Луизе за ее бледный вид. Чувство вины куснуло больно, и темная головка Монтале опустилась чуть ли не так же низко, как белокурая головка ее подруги. Не она ли с ее дурацкими выходками и склонностью впадать в неожиданные истории была причиной бледности и расстройства для нежной Лавальер? И вот теперь…

Они не идут на пикник? От неожиданности Ора чуть не подпрыгнула и, вмиг позабыв и о собственной вине, и о надлежащем этикете, в изумлении воззрилась на мадам де Лафайет. Разбирать кружева, пока остальные фрейлины будут наслаждаться весенним солнцем, угощениями, оставшимися после Коронованных Особ, и вниманием кавалеров, кои непременно налетят на сей цветник, как мотыльки? Монтале хорошо помнила, что маркиз де Виллеруа собирался известить о пикнике Его Величество, да и на лице явившегося с Месье молодого человека (кажется, принц назвал его Шатийоном?) были написаны далеко идущие планы. К тому же, как знать, кого еще мог выманить в парк веселый смех дюжины молоденьких девиц? Почувствовав, как заливает краской щеки, Ора поторопилась вновь повесить головку с неподдельно скорбным видом. Только этого ей не хватало для завершения горестей утра: теперь из-за нее Луиза лишается прогулки.

- Быть может, Мадам не стоит оставлять Луизу в замке? – шепнула она, надеясь, что будет услышана и поддержана мадам де Тианж. – Свежий воздух будет ей лишь на пользу. А с кружевами я управлюсь и одна.

Качнув юбками, маркиза поплыла к Великой Армаде, и в сердце Монтале на миг забрезжил лучик неистребимого оптимизма. Однако напрасно.

- Я могла бы присмотреть за ними и за разборкою вещей Мадам в надлежащем виде, - в серьезности намерений Габриэль сложно было усомниться: она и вправду не оставит из без присмотра ни на минуту. Вот так бесславно рушатся все планы, так много обещавшие вначале.

- Прости, солнышко, - сколько раз за сегодняшний день она еще будет просить прощения у своей великодушной подруги, терпящей невзгоды из-за взбаламошного характера мадемуазель Непоседы? – Я право ж не хотела, чтобы все так вышло. Если бы не Тианж, мы бы могли сбежать в королевский розарий, где нас ждет маркиз, и с лихвой возместить отстранение от прогулки, но теперь я даже и не знаю. Ну что же, придется нам утешиться лицезрением герцогских кружев.

Правда, Мадам еще не сказала последнего слова, но никаких особых поводов рассчитывать на то, что юная герцогиня отменит разумное распоряжение своей статс-дамы, не наблюдалось. Скорей наоборот, по взгляду, пойманному Орой в момент, когда Его Великолепное Высочество адресовал фрейлине очередную шутку, можно было бы предположить, что отсутствие Монтале в саду отнюдь не огорчит принцессу.

52

Отправлено: 31.01.12 18:55. Заголовок: Да, конечно, глупо б..

Да, конечно, глупо было бы рассчитывать на иное окончание разговора с супругом. Ничья - спасибо и на том. Позже, в спокойной обстановке, возможно, с помощью Катрин, она обдумает сегодняшний разговор - и необычную идею Его Величества, которую герцог непонятно почему горячо поддержал - искренне ли? И его странный взгляд на розу - кто все-таки прислал этот дар? Если не Его Высочество - в этом Генриетта была теперь убеждена - то кто же? И что этот дар должен был означать - попытку примирить ее с супругом, скомпроментировать в его глазах или что-то иное? Вопросов было много, а еще ведь оставалась Катрин - она с самого утра пыталась что-то поведать, а теперь, наконец, появился шанс спокойно все обсудить - до пикника оставалось время, и идея графини де Лафайет отпустить девушек была как нельзя кстати.

- Ах, так вещи наконец-то прибыли? Очень хорошо... - взгляд Генриетты скользнул по упомянутым статс-дамой фрейлинам, которым предстояло заняться работой вместо пикника. Та самая де Монтале и эта белокурая очаровательница - обе они не слишком-то нравились Мадам. Пусть посидят взаперти за работой - хотя, конечно, предстоящий пикник трудно было назвать развлечением, скорее - испытанием. Предстояли официальные смотрины, и от этой мысли Ее Высочество герцогиня Орлеанская поежилась - вспомнилось разом все, что она слышала про вдовствующую королеву, ее суровый нрав и влияние на сына... Непременно надо будет ей понравиться! Если подружимся с Ее Величеством - крепче опоры у меня не будет. Если поссоримся - не будет врага страшнее!
Может, все-таки на этом пикнике надо быть со всей свитой? Ведь приглашение было весьма недвусмысленным. Впрочем, без двух фрейлин, да еще и не самых знатных, да еще и провинциалок, не слишком-то умеющих себя вести - обойтись можно. Так что пусть остаются, правильно решила статс-дама. Пока Генриетта еще не вполне разбиралась в окружающих ее людях, она предоставляла решения другим, себе оставляя роль зрительницы. Нельзя вступать в игру, не поняв расклад, а она его пока слабо себе представляла. Нет, непременно надо все обсудить с Катрин!

- Хорошо, пусть будет так, - кивнула она статс-даме. - Благодарю, вы все можете быть свободны до пикника.
Взгляд, брошенный на подругу, говорил: к тебе это не относится, разумеется.

53

Отправлено: 31.01.12 20:36. Заголовок: В удивлении графиня ..

В удивлении графиня вскинула брови, но почти сразу взяла себя в руки. В конце концов просьба мадам де Тианж не была чем-то из ряда вон выходящим и скорее всего в ее просьбе позволить ей остаться в покоях звучало именно то, о чем она говорила без всякого прикрытого тайного умысла. К тому же, по беглой оценке мадам де Лафайет, из всех фрейлин в свите Ее Высочества разборка кружев вряд ли займет много времени у этих двух девиц, по-видимому, привыкших к фрейлинским обязанностям и достаточно хорошо обученных в свите вдовствующей герцогини Орлеанской. А присутствие старшей дамы двора герцога Орлеанского прибавило бы им внимания и аккуратности. Как знать, быть может при Ее Светлости у девушек будет меньше соблазнов улизнуть куда-нибудь из покоев Мадам в поисках развлечений в оставшееся время.

- Право же, я не думала, что есть надобность. Но если Вы так настаиваете, маркиза, я не буду против. И пожалуй, Вам будет лучше воспользоваться временем и отдохнуть, - шепнула она, отмечая уже не в первый раз за утро бледность щек Габриэль, - Наверное это у Вас от непривычки. Большие и шумные собрания могут вызывать сильнейшие головные боли, и Вам это совершенно не к чему. Не беспокойтесь за остальных, дорогая, я пригляжу за ними. Мне это не в первой... тем более, что кавалерам вход на пикник запрещен, - мадам де Лафайет заговорщически подмигнула маркизе из-за веера, уж им то была известна доподлино причина волнения их подопечных по поводу того, как одеться и приготовиться к пикнику, - Ее Величество королева-мать пожелала провести строго дамский праздник в саду без какого-либо присутствия мужчин. Разве что, смельчакам придется одеть лакейские ливреи.

Однако, не всем оказывается было по душе новое назначение, объявленное мадам де Лафайет, чей голос пока еще был если не решающим, то предполагающим в свите герцогини Орлеанской. Слева от графини послышался негромкий шепот де Монтале, попытавшейся выгородить подружку и освободить Луизу от скучного занятия за разбором кружев. Бедняжка. Может быть она и не права, но графиня ни единым жестом и виду не показала, что услышала просьбу Оры. Она отошла к герцогине Орлеанской, даже не оборачиваясь к де Лавальер и де Монтале, всем видом показывая, что ее предложение, только что поддержанное Ее Высочеством, теперь обретало силу принятого решения и изменению не подлежало.

Ах, с каким удовлетворением де Лафайет смотрела на приседающих по очереди остальных фрейлин, только что получивших долгожданное разрешение герцогини отправиться по своим комнатам, чтобы привести себя в порядок перед пикником. Ну вот, только то и всего - два утра уроков хороших манер и ее пташки уже делают реверансы не хуже придворных дам Ее Величества. Еще немного лоска и за каждую из них можно будет поручиться перед потенциальными сватами.

- Я только покажу девушкам, где они могут найти прибывшие сундуки и помогу маркизе де Тианж осовоиться в гардеробной Вашего Высочества, - доложила графиня, в свою очередь приседая в реверансе перед герцогиней.

В ту самую минуту двери в опочивальню герцогини снова отворились и на пороге появился высокий несколько худощавого сложения молодой человек приятной наружности и с глазами томными как у любующегося собой Нарцисса на одной из картин в галерее. По виду его холеного и гладкого лица, тщательно уложенных светлорусых кудрей и щегольского наряда, изобиловавшего лентами и кружевами, можно было безошибочно судить, что он принадлежал к свите герцога Орлеанского.

- Прошу прощения, Мадам. Я Мишель Дюпон, распорядитель гардеробной Его Высочества. Вышло досадное недоразумение, все кружева, присланные для Ваших Высочеств, были упакованны в одни сундуки. Мне не остается ничего, как просить Вашего позволения открыть их и разобрать.

- Предоставьте это мне, Мадам, - графиня де Лафайет решила подсуетиться, чтобы утро в опочивальне герцогини не переросло далеко за полдень из-за очередной заминки с принятием решений, - Это личный распорядитель гардероба Месье, и поскольку он сам отбирал украшения и кружева для герцога, я полагаю, он скорее разберется со всеми деталями на месте.

Теперь присутствие мадам де Тианж при разборе кружев было просто необходимостью, и графиня мысленно благословила Небеса и маркизу. Как только герцогу в голову могло прийти прислать этого напыщенного и напомаженного, и кажется, нет, она не ошибалась, надушенного, щеголя разбирать кружева, платья и даже белье Мадам! Впрочем, надо было учесть, что появление месье Дюпона спасало и мадемуазелей от скандального по своей сути разбора белья Месье, которое могло попасть в их руки, коль скоро по словам Дюпона все было перепутано при укладывании сундуков.

- Месье Дюпон, Вам предстоит разобрать прибывшие сундуки под руководством маркизы де Тианж. А эти две мадемуазели будут заняты укладкой кружев и белья Мадам в надлежащие им места. Я вас прошу за мной, пожалуйста, - она сделала знак де Монтале, де Лавальер и маркизе де Тианж следовать за ней, полагая, что распорядитель гардероба не нуждался в отдельном приглашении.

54

Отправлено: 16.03.12 22:21. Заголовок: Нет испытанья горше ..

Нет испытанья горше непоседе,
Чем безучастной быть в беседе
И торопить привычный шум
Исчезнуть, для приятных дум оставив место.

Сегодня как жена, не как невеста - уверена, исполнена смирения и стати, душечка Анриэтт, совсем не походила на кроткую и робкую англичанку. Наконец, расположение к роскоши и праздности высочайшего сословия взыграло в крови юной принцессы, отражаясь на личике новым, совершенно необыкновенным выражением превосходства. И если таким же молоденьким и неискушенным фрейлинам эта перемена была незаметна, Катя, вынужденная ожидать окончания спектакля "супружеское утро в кругу верных придворных", увидела как приподнялся подбородок , и глаза Мадам засверкали яркими искорками. Балеты и комплементы, что угодно, лишь бы ей не пришло в голову вернуться к образу очаровательного ангела, и поддаться влиянию мадам де Лафайет, одним голосом обратившей всю свиту в бегство. Когда затихли все "Мадама, мадмуазели, месье и шевалье", а переливы герцогских рассуждений почти погасли за дверьми опочивальни, Катрин вернулась из созерцательного забытья.

- Снова постановки? Нет, моя милая, не вздумайте радоваться, верьте слову, наш гениальный итальянец сумеет Вас утомить быстрее, чем пустые беседы на дамском пикнике. А уж о туфельках Вы и вовсе забудьте, коль скоро он всерьёз вознамерится взять реванш за давешний "грозовой провал"... Он так чувствителен к неудачам наш милый Маэстро.. Я слышала, что одна из фрейлин матушки Вашего супруга, на репитиции едва не убилась, а мне ну нисколечки не хочется калечить ножки, даже во славу сиятельнейшей Терпсихоры и Нашего Лучезарного Государя. - Отвлекшись от главной цели визита, заговорила Кэт, перебирая кружево нежно-лилового платья.

- И потом, что за блажь? Зачем снимать мерку у всех фрейлин, нет, тут что-то нечисто и Арман, ты заметила, мой злюка-брат был явно чем-то раздосадован?! - Её личико недовольно скривилось. Конечно, она заметила как скалился её брат и даже как будто ущипнул маленькую фрейлину за руку. Гадкий, гадкий жадина, ему всегда было мало внимания, почёта и власти.
Когда мадам де Тианж, в сопровождении "неугодных" фрейлин покинула комнату, вознамерившись заняться гардеробом Её Высочества, Катрин разве что не выдохнула в голос. И хотя распоряжение герцогини Орлеанской  уже не имело значения, поскольку все дамы торопливым гуськом вышли за Великой Армадой, она с одобрением взглянула на подругу, ловя её красноречивый взгляд.

- Мой Бог, тебе надо скорее научиться давать отпор мадам де Лафайет, а то рискуешь обратиться в ещё одного цыплёнка из её дрессированного выводка, - Катя широко улыбнулась, откинув с плеч пышные кудри. - И не смотри с укоризной, душа моя, я знаю, что нынче чрезмерно нетерпелива, но как только ты узнаешь, что тому причиной, благословишь меня и на большие дерзости! - теперь, когда Катя добилась желанного тет-а-тета, её забавляла возможность продлить интригу и в отместку за долготерпение принудить Генриету-Анну к расспросам.

- И не вздумай меня расспрашивать, откуда взялась эта роза, клянусь непорочной Девой, я ума не приложу, кто, кроме твоего супруга, способен на такую искренню дерзость, уж наверняка, не застенчивый вояка - они никогда не упоминали имени поклонника Анриэтт. Сама принцесса от того, что не слишком желал этого восхищения, а Катя из уважения к скромности и молчаливости герцога, не смевшего проявить своё чувство к невестке короля. Военные слишком прямолинейны для таких жестов, как правило...
- Вот если бы это была дохлая крыса или птица со свернутой шеей, я сразу узнала бы руку моего братца. Сегодня у него был такой взгляд, знаешь, мне даже стало не по себе - она искренне делилась подозрениями с Генриеттой, поскольку и та не слишком жаловала де Гиша, а значит могла отметить его недовольство.

- Так ты не спросишь, что застаивло меня меня броситься на амбразуру и  превратить себя в глазах твоих статс-дам и фрейлин в невоспитанную смутьянку?! Твой супруг привык ко мне, но и он был удивлен,  - она хихикнула, прикрывая ладонью рот, а потом  внезапно обняв подругу за плечи, прошептала ей на ухо хрипло и восторженно: - Я влюблена, друг мой, но как и в кого, ты не поверишь! - лицо её вспыхнуло, и она задрожала всем телом, освбождаясь наконец от груза своей тайны. Возможность поделиться этим, вдруг приобрела для Катрин глубокий смысл, и в мгновение она будто преобразилась, посветлев лицом и сильнее сжав плечи Генриетты.

- Драгоценная моя Анриэтт, предчувствуя твоё осуждение к особе, поразившей моё сердце, скажу тебе, что прежде такого не бывало, и чтобы я не говорила раньше, всё - вздор. Это совсем иначе..Я лишь увижу его и...словами не передать, дух захватывает, а кто бы мог подумать, буквально вчера, ещё вчера, должно быть, я и впрямь ветренная и несерьёзная, скверная, тщеславная моя душа, но как я люблю - она отпустила подругу и отступила к окну, унимая стук сердца. До того, как она открылась юной герцогине, Кате и в голову не приходило, какой силой над ней обладает чувство к де Сент-Эньяну, раз она даже не в силах взять себя в руки. На мгновение дочери маршала Грамонна стало страшно, она не исптывала ничего подобного прежде, и теперь казалась себе уязвимой и беспомощной перед натиском нового, обескураживающего чувства.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской. 2