Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Генриетты Марии. 3


Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Генриетты Марии. 3

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

02.04.1661

    Для Её Величества королевы Генриетты Английской были отведены особые покои рядом с покоями ее дочери принцессы Генриетты-Анны.

2

Отправлено: 08.02.12 17:18. Заголовок: Утро в покоях вдвовс..

Утро в покоях вдвовствующей королевы Англии проходило строго согласно протоклу, не нарушавшемуся даже в тяжкие времена изгнания королевы и ее детей. Первыми после краткого приема докторов и секретаря, были привечены статс-дамы Ее Величества и лорды Великого Посольства, прибывшие вместе с огромным кортежем, сопровождавшим невесту, а ныне супругу, герцога Орлеанского. Вслед за ними в опочивальню королевы были допущены фрейлины королевы и две ее камеристки, помогавшие Ее Величеству с совершением утреннего туалета. Генриетта-Мария не любила долгих церемоний подношения сорочек и чулок, предпочитая свести до минимума количество участниц ритуала. И даже во время этих нехитрых церемоний то одна то другая из дам успевали замолвить словечко за кого-нибудь из своих родственников или протеже. Королева не любила просить, особенно после более десятка лет, проведенных в изнаннии, не любила она и просителей, отчасти от того, что те напоминали ей о унизительных просьбах, которые ей приходилось подавать некогда могущественному кардиналу Мазарини, всецело находясь в зависимости от его решений и, как она считала, прихотей.

- Что еще, леди Кэвиндиш? - тон королевы предполагал скорый ответ о том, что более не было никаких прошений, - Я полагаю, на этом все?

- Прошу прощения, Ваше Величество, в приемной ожидает герцог Бэкингем. Вы желали видеть Его Светлость в числе первых лиц, как только он появится.

- Ах да... милорд Бэкингем. Да...

Услышав из отчета лорда Чрезвычайного Посла Его Величества Карла II-го сэра Райли о том, что герцог был на грани ареста по обвинению в зачине дуэли под окнами герцогини Орлеанской, королева тут же прервала речь посла, велев послать за герцогом. У Ее Величества уже были плохие предчувствия относительно поездки Джорджа Вильерса во Францию и кажется они начинали оправдывать себя.

- Просите, милорда Бэкингема сейчас же, - кратость приказа королевы не сулила ничего хорошего вызываемому, а также подразумевала, что все присутствовавшие при туалете королевы дамы, были свободны.

- Доброе утро, герцог, мы ждали Вас. Подойдите ближе, милорд, чтобы мне не пришлось отчитывать Вас слишком громко, - строго, но вместе с тем мягко и не без теплоты сказала королева вошедшему, - До меня дошли известия о Вашей ссоре с неким маркизом де Виллеруа. Позвольте спросить Вас, милорд, чем именно досадил Вам этот молодой человек? Как Вы вообще могли допустить ссору при французском дворе, да еще под самыми окнами Ее Высочества?

Выразительный взгляд черных глаз королевы, унаследованных ей от матери-итальянки, говорил куда больше, чем заключала в себе тщательно обдуманная и сдержанная речь.

- Вы же понимаете, Джордж, что своим поступком Вы не только бросили пятно на собственную репутацию, но едва не погубили репутацию Генриетты-Анны. Это непростительная горячность, как будто Вам всего лишь семнадцать. Не оправдывайтесь, милорд, - королева укоризненно посмотрела на герцога и предупреждающе подняла вверх указательный палец, - Вы сейчас же отправитесь к Их Высочествам и добъетесь аудиенции. От моего имени. Так Вас скорее примут, - добавила она с улыбкой, смягчая свой тон, - Передайте Его Высочеству и Ее Высочеству мои поздравления и наилучшие пожелания доброго дня. А также то, что я получила приглашение от Ее Величества королевы Анны.  Я буду счастлива встретить мою дочь и ее свиту на пикнике в саду. И ради всего святого, Джордж, не делайте и не говорите ничего, о чем впоследствии нам придется глубоко сожалеть.

Не будь в комнате ее старшей фрейлины, леди Кэвиндиш и двух камеристок, делавших вид, что всецело заняты расстановкой приборов и блюд для завтрака королевы, Генриетта-Мария сказала бы куда больше. И тогда она позволила бы себе излить все эмоции, от гнева и разочарования в поведении любимца своего царственного сына, до нежной кротости собственного благоволения к этому баловню судьбы, привыкшему, что все самое прекрасное, включая и Английскую Розу, как называли льстецы Генриетту-Анну, должны были принадлежать только ему.

3

Отправлено: 08.02.12 19:17. Заголовок: "Милорд, вчерашн..

"Милорд, вчерашнее дело благополучно разрешено, насколько мне известно, волею самого короля. Я надеюсь, что Вы вскоре позабудете об инцинденте и впредь не будете питать к известному Вам лицу, равно как и к Вашему покорному слуге, никаких обид. Засим, кланяюсь, искренне Ваш, Филипп де Данжо, маркиз де Курсийон, секретарь Его Величества."

Это короткое послание воскресило в памяти герцога неприятный эпизод, произошедший с ним около полуночи. Он был бы рад позабыть о глупой ссоре с молодым человеком, имя которого едва успел запомнить с момента стычки. Была ли в том рука Господня или по воле чистой случайности, что мимо них проходил маркиз де Курсийон, здравые рассуждения которого охладили гнев Джорджа Вильерса и спасли ситуацию на грани дуэли. Что на него нашло? Выпитое ли французское вино было тому виной или негодование на самого себя за то, что за весь вечер он не сумел обратить на себя внимание Генриетты-Анны, танцевавшей попеременно то с генерал-атташе герцогом де Руже, то с одним из миньенов Филиппа Орлеанского, этим выскочкой и наглецом де Гишем, чье имя уже успело стать притчей во языцах среди английской свиты королевы Генриетты-Марии, причем, равно как среди дам, так и среди кавалеров. Расточительность французского графа, наследника одного из богатейших и влиятельнейших сановников при французском дворе по слухам далеко превосходила самого герцога Бэкингема, давая Его Светлости еще один повод невзлюбить его.

- Что еще передавал маркиз де Данжо? - спросил герцог, не отрывая взгляд от аккуратных строчек записки.

- Более ничего, милорд. Маркиз спешил, как я понял, только велел передать для Вашей Милости записку.

- Хорошо, Стенли. Я напишу ответ Его Сиятельству позже. Что еще?

- Вас ждет у себя Ее Величество, милорд.

- Когда?

- Тотчас же, милорд. Осмелюсь предположить, что королева была недовольна Вами.

- Вот как? Это объяснимо.

- Лорд Годфри Уэнтворт ожидает встречи с Вашей Милостью.

- Передайте Его Светлости, чтобы он подождал, Стенли, - ответил герцог уже на ходу пристегивая шпагу к перевязи, - Мои перчатки!

- Здесь, Ваша Милость! - лакей в черном молниеносно подал герцогу пару перчаток из тонкой замши, расшитых по краям крупным жемчугом и с вышитыми на них золотыми вензелями леди Вильерс.

- Отлчино, Томас, - герцог взмахнул перчатками, отсылая от себя камердинера, - Я буду у королевы, если меня будут спрашивать.

Прием, оказанный герцогу Ее Величеством был вполне ожидаемым им. Не могло не быть так, чтобы о ссоре двух вельмож не узнал бы весь двор. И как известно, чем больше времени проходит со времени происшествия, тем больше невероятных деталей добавляется к рассказам, как обычно, из первых рук. Очевидцев его ссоры с маркизом де Виллеруа, по-видимому, было гораздо больше, чем Джордж мог заметить в момент самой ссоры. Еще проходя по коридорам гостевых покоев и приемной зале перед кабинетом Ее Величества, он успел услышать отрывки истории дуэли "английского джентельмена с французскими мушкетерами". Того и гляди, к полудню, в этой истории окажется больше участников, чем мушкетеров в обеих ротах, расквартированных в Фонтенбло, думал про себя герцог с долей веселья.

- Доброе утро, герцог, мы ждали Вас. Подойдите ближе, милорд, чтобы мне не пришлось отчитывать Вас слишком громко, - обратилась к нему королева, но уже по тону ее слов, Джордж понял, что Ее Величество больше волновалась за его судьбу, чем сетовала на горячность. Он покорно склонил голову, слушая выговор от королевы.

- Я сожалею, Ваше Величество, - ответил герцог, поднимая взгляд серых глаз на королеву, но тут же умолк, повинуясь жесту Генриетты-Марии, не желавшей, чтобы ее прерывали.

Приказ королевы отправиться с поздравлениями к новобрачным прозвучал как гром среди ясного неба. После всего произошедшего меньше всего Джордж надеялся на то, что ему вообще будет дозволено встретиться с Генриеттой-Анной и высказать ей свои извинения в неподобающем поступке. Он в изумлении слушал королеву, не веря своим ушам. Усыпленная было надежда на встречу и разговор с принцессой, вновь всколыхнулась. Легко сказать королеве - не делайте и не говорите ничего, о чем впоследствии нам придется глубоко сожалеть - но как ему это выполнить. И главное - о чем он будет сожалеть меньше, о том что сказал или о том, что промолчал?

- Да, Ваше Величество, - ответил герцог и поклонился королеве, - Я немедленно иду к Их Высочествам. Еще раз прошу простить меня за случившееся накануне. Мы не имеем никаких претензий друг к другу, ни я, ни маркиз де Виллеруа. Этот инциндент уже улажен, и Ваше Величество можете спокойно позабыть о нем.

// Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Её Величества Генриетты Марии. 3