Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 3


Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 3

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

2 апреля 1661 года

https://c.radikal.ru/c22/1902/28/b47efc4e9783.png

2

Отправлено: 21.01.12 20:54. Заголовок: // Дворец Фонтенбло...

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 3 //
Примерно три четверти одиннадцатого утра.
возможны поправки во времени

- Ан гард, господа!

- Монсеньер, Вы действительно хотите этого?

- А Вы наблюдаете сомнения на моем лице, милый мой?

Филипп потрогал острие шпаги кончиком пальца. Маленькое красное пятнышко крови на месте царапины заставило его поморщиться и тут же удовлетворенно улыбнуться, видя как его противник поморщился в свою очередь.

- Вы готовы, Арман? Потому что я да, - герцог сделал шаг вперед, вставая в меру, готовый нанести первый удар. Де Гишу не оставалось ничего кроме как встать в боевую позицию, ожидая первого выпада.

- Вот так уже лучше, - процедил сквозь зубы, Филипп и резко выступил вперед, достав шпагой груди своего фаворита, - Защищайтесь, сударь, я намерен нарезать симпатичные полоски из Ваших кружев, прежде чем перейду к более действенным мерам. Защищайтесь же!

- Монсеньер, - провел вольт и отступил на шаг назад, - Вы желаете сказать мне что-то? Отчего бы нам просто не поговорить?

- Мы беседуем, мой дорогой граф, разве Вы не слышите моих вопросов? Разве я задаю их так мягко? Попробуем еще раз! - шпага герцога описала полукруг, отведя на секунду застывшую шпагу де Гишу, и полоснула ровно по пышным волнам кружевного шарфа, разрезав их пополам, - А вот так? И еще! Еще! - наступая на противника, Филипп не терял бдительности и тотчас же отвел несмелую попытку графа провести купе, отсек его выпад и ответил фланконадом, - Еще!

- Месье, я в замешательстве, - защищаясь ответил де Гиш, не решаясь перейти к более решительной контр-атаке.

- О, вот вы где! - послышалось радостное восклицание де Шатийона, - А я уже сбился с ног, разысквивая Вас, Монсеньер. О, да Вы решили поупражняться? Андраш, составите мне пару? Я тоже не прочь...

- Месье, покиньте зал! - выпалил в ответ Филипп.

- Шевалье, Вам лучше удалиться, - спокойно предложил Андраш, не оставляя свою позицию рядом с противниками, чтобы следить за ведением боя.

- Останьтесь за дверьми, Антуан. А не желаю чтобы нас отвлекали... от упражнений, - добавил герцог и продолжил атаковать своего любимца, вынуждая того отвечать все более серьезными выпадами, - Вот так, мой милый Арман, теперь Вы деретесь как положено мужчине. А то я уже начал сомневаться, что для Ваших изнеженных рук годятся противники сугубо на женской половине. Итак, мой дорогой граф, я желаю знать и немедлено, отчего роза, которую Вы подарили мне этим утром, как две капли воды похожа на ту, которую я заметил на корсаже Ее Высочества? Отчего Вы были мрачнее тучи, когда мы беседовали с Анриетт? И отчего, черт возьми, Вы решили, что Вам дозволено ревновать меня?

Вольт от парирующего удара шпаги де Гиша, батман и блестяще выполненное кроазе. Выбитая из руки графа шпага со звоном упала на пол. Разбуженное эхо прокатилось по старинной галерее Франциска Первого, вторя звону тяжелой инкрустированной камнями гарды боевой шпаги.

- Монсеньер, Вы все превратно поняли, - ответил де Гиш, отступая от все еще наступавшего на него герцога, видимо, решившего, что обезоруживание противника еще не есть конец боя.

- Господа! Разойтись! - крикнул Андраш и встал между противниками, нисколько не боясь острого наконечника шпаги Месье, - Бой окончен, Монсеньер. Дайте графу возможность поднять оружие или отступите и мы сочтем дуэль завершенной. Сдаетесь ли Вы, месье? - он обернулся к де Гишу с вопросительным взглядом.

- Сдаюсь, - глухо ответил де Гиш, наклоняясь, чтобы подобрать шпагу.

- А я нет! Андраш, ты не должен быть на его стороне. Ты служишь мне! - капризные нотки выдавали злость герцога даже больше, чем все опасные выпады со шпагой, проделанные до этого, - Он обидел меня. И должен ответить.

- Месье, я прошу прощения. Я правда велел срезать для меня две розы. Одну для Вас, Монсеньер. И одну для Ее Высочества... в этом нет ничего плохого или предосудительного. Вы и сами пожелали бы...

- Это не тебе судить, что бы я пожелал, а что нет, - процедил сквозь зубы Филипп, в одно мгновение превращаясь из капризного баловня в рычащего льва, - Я сам решу, когда подарить моей супруге что-либо. И сам это сделаю. Или ты думаешь, что я не способен на это? Эта роза была приколота к твоему камзолу, де Гиш, ты все еще будешь утверждать, что нес ее для меня?

- Да, Монсеньер, - все также тихо, но уже более твердым тоном ответил граф.

- Андраш, отойди. Не мешай нам беседовть. Все. Я прекратил. Можешь не бояться за кружева моего милого Армана... Мишель возместит ему эту потерю.

Мадьяр ничем не выдавая своего личного отношения к выяснению отношений принца и его фаворита, отступил на шаг назад.

- Запомни, у меня есть любимчики, но никому, слышишь, никому не дозволено быть моим вторым я. И если тебе захочется сделать подарок или оказать знаки внимания моей супруге каким-либо другим способом, то впредь, ты будешь спрашивать на то мое соизволение. Я ясно выразил эту мысль? И я не желаю видеть твое лицо в своей свите, когда твое настроение мрачнее грозы.

Из-за раскрытого окна послышались раскаты грома и шелест молодой листвы высаженных вдоль дворца кустов возвестил начало дождя. Его Высочество расстегнул камзол и расслабил шарф, глубоко вдыхая свежесть ворвавшегося в окна ветра. На разгоряченном от поединка лице играл яркий румянец. Он провел платком по лбу, собирая капельки выступившего пота, и неожиданно улыбнулся, протянув шпагу притихшему в ожидании де Гишу.

- Ох, бедная матушка, неужто придется отложить пикник? Верните шпаги на надлежащее им место, любезный Арман. И дабы ни Вы, ни Андраш не думали, что я не способен быть милостивым и отходчивым, я предлагаю завершить наши упражнения легкой трапезой. Кто знает, удастся ли нам позавтракать в обществе нашей матушки и невестки в королевских садах.

Взъерошенная голова де Шатийона показалась в дверном проеме, как только герцог заговорил о трапезе, - Монсеньер, Вы ведь не забыли про меня?

Воспользовавшись объявленным перемирием, де Шатийон вошел в зал и повесил шляпу и плащ на Железную Деву, хранившуюся в оружейном зале со времен Франциска как напоминание о суете сует и некогда всевидящем оке Священной Инквизиции.

- Следующая беседа подобного рода будет в компании этой очаровательной девы, господа, - произнес Филипп, то ли шутя то ли всерьез, собственноручно откупоривая бутылку красного бургундского.

3

Отправлено: 27.01.12 21:22. Заголовок: Люди в черном и в че..

Люди в черном и в черно-белом спешили по анфиладам королевского дворца, наводя ужас на всех, кто попадался им на пути. Еще не успели улечься слухи о вечерних арестах и допросах в Тайной Канцелярии, и многие из тех, кому довелось получить "приглашение на беседу" с господином префектом, старались избежать прямых взглядов глаза в глаза с этим человеком. Непонятно было, какой властью обладал этот приземистый немного полноватый для своего возраста человек, с лицом излучающим то благодушное внимание, то холодную угрозу, но от встречи с ним открещивались даже самые отъявленные забияки и азартные игроки, за свою жизнь при дворе успевшие познакомиться с распорядком казематной жизни в Бастилии и Шатле.
Сам же префект не обращал никакого внимания на бросаемые в его строну косые взгляды. В спешке он поднимался по лестницам, бежал по коридорам и залам, даже не снимая шляпы в ответ на привествия.

- Как всегда, я узнаю новости последним. Распан, если у Вас были подозрения, то отчего Вам потребовалось целых сорок минут для того, чтобы донести их до моего сведения? Дуэль... опять эти дуэли, как будто господам придворным мало убийств совершенных в этом дворце всего за два дня. Идемте же, идемте, господа! - приказным тоном не терпящим возражений позвал он за собой гвардейцев из роты швейцарской гвардии капитана де Варда, как раз выходивших из гвардейского зала для смены караулов.

- Но, Его Сиятельство капитан де Вард не отдавал нам приказа...

- И что?

- Прошу прощения, господин префект. Мы к Вашим услугам, - поняв по выражению лица префекта, что неподчинение его воле грозит еще большими неприятностями, нежели оставление поста, сержант махнул рукой и восемь человек гвардейцев последовали за Ла Рейни.

- Скорее господа! Скорее. Дуэли как правило не требуют много времени для зачина, а если станет известно о наших намерениях арестовать забияк, раньше чем мы прибудем на место преступления, то они успеют улизнуть и все что нам достанется это шляпы и пятна крови.

Впрочем, господин де Ла Рейни лукавил о незначительности улик, оставляемых любителями поединков чести. Не далее как накануне вечером ему посчастливилось найти весьма ценную в самом прямом смысле этого слова улику. Маленькая подвеска, судя по отломанному креплению, часть броши или подобного украшения, сверкала на зыпаленном полу в галерее Франциска. После того, как сверкающая бриллиантами шляпа, явно принадлежавшая одному из самых больших франтов при дворе, была изъята из канцелярии по приказу короля, Ла Рейни незамедлительно послал за королевским ювелиром Шейманом, венецианским евреем, выполнявшим заказы самых высокопоставленных и богатых домов Франции. Ювелиру хватило всего одного взгляда на подвеску, чтобы признать в ней часть творения своих рук. Бедный ювелир со вздохом сожаления объяснил, что это была часть оправы для бриллиантов, заказанных никем иным, как самим маршалом де Граммоном в подарок для своих сына и дочери. Две совершенно одинаковые броши, богато украшенные бриллиантами и занменитыми изумрудами де Граммонов. Ла Рейни чувствовал себя на вершине своей мечты - вот теперь он прижмет к стене действительно крупную дичь, и никакие королевские указы не спасут виновного.

- Прошу прощения, господа, но мне поступил доклад, что здесь только что состоялась дуэль, - громким голосом заявил Ла Рейни еще с порога, пока двое гвардейцев отворили перед ним двери в Галерею Франциска I-го, - Не спешите месье, позвольте мне, - с неожиданной поспешностью Никола подскочил к графу де Гишу и перехватил две шпаги, которые тот как раз собирался водрузить на место, - Я так полагаю, Вы только что попытались воспользоваться ими? В каких целях, господа? - пухлый палец префекта осторжно ощупывал кончик одной из шпаг, - Колющие шпаги... и без наконечников. Это не походит на упражнения, - покачивая головой проговорил он, обращаясь к трем молодым людям, собравшимся у распахнутого окна, - Монсеньер! Как и Вы? - удивленно спросил Ла Рейни, узнав в человеке, выглядывавшем в окно самого Брата короля, впрочем, удивление длилось не долго и на лице почтенного служителя закона вновь появилось решительное выражение, - Но это не меняет дела. Значит, господа, не удовлетворив свои обиды вчера, Вы принялись за свои так сказать упражнения с раннего утра? Знаете ли Вы, чем грозит каждому из присутствующих участие в дуэли? Королевский эдикт, недавно дополненный Его Величеством, очень точно описывает должные наказания и ответственность для каждого участника, будь то зачинщики или секунданты или проходившие мимо, - входя в раж, Никола де Ла Рейни порой забывал что находился не в зале парламентского суда, и был готов произносить обвинительные речи пока хватало духу. Даже насмешливые с явным вызовом взгляды графа де Гиша и черноволосого камердинера Его Высочества не остужали его пыла. Тем паче сам Месье, чьи фавориты не раз увязали по самые уши в скандалах и склоках.

- Не соизволите ли Вы объяснить мне, господа, чем именно Вы были заняты здесь и сейчас? А также вчера, не далее как в десять часов вечера, в то время как все придворные танцевали на балу? - Ла Рейни наконец прервал свою речь для того, чтобы задать вопросы, стараясь однако не допрашивать напрямую Месье, сохраняя уважение к королевской семье.

4

Отправлено: 28.01.12 21:41. Заголовок: Дополнение к нескром..

Дополнение к нескромно веселому обществу молодых людей, собравшихся позавтракать изысканными закусками и вином найденными Андрашем в буфетной, было также кстати, как мокрый снег в ясный апрельский полдень. Не скрывая свое неудовольствие при виде людей "в черном", Филипп Орлеанский отпил прямо из горлышка бутылки и снисходительно усмехнулся в ответ на вступительную речь префекта.

- И это все, месье? - спросил принц, но Ла Рейни вместо ответа перевел дух и собирался продолжить свою речь в духе наискучнейшего фарса, приводя эдикт, запрещающий дуэли, как аргумент своему крайне невежливому и неуместному появлению.

- Месье префект, Вы утомляете нас своим присутствием, - сказал Филипп, прикрывая нисколько ненаигранный зевок ладонью, - Где я и мои придворные были вчерашним вечером Вам может рассказать любой во дворце. Тут к гадалке не ходи, а известно всем, что я едва не проигрался в пух и прах своему мадьярскому кузену. И вместе со мной были и эти господа.

Его Высочество обвел рукой, указывая на невозмутимо разбиравшего содержимое корзинки для пикника Андраша, мило улыбавшегося де Шатийона и де Гиша, с нахмуренным лицом уступившего одну из шпаг префекту. Впрочем, насчет третьего и у самого Филиппа были сомнения, так как он прекрасно помнил, что граф выходил во время званного вечера с цыганами и карточной игрой у князя Ракоши. Де Гиш провел неизвестно где около часа. Но что более всего занимало Филиппа с того самого момента, как он увидел злополучную розу, приколотую к платью его супруги, так это, с кем провел все то время обворожительный наглец?
Однако, какими бы не были подозрения герцога Орлеанского относительно верности своего фаворита, это никоим образом не касалось префекта и приведенных им гвардейцев.

- Я не считаю необходимым объяснять Вам, месье, чем мы здесь только что занимались. Более того, я вижу Ваше присутствие чрезвычайно неуместным. Вы прервали мой завтрак.

Это было сказано тоном, не допускавшим никаких "но" в ответ и лицо Филиппа сделалось суровым, напоминая сходство с его братом королем.

- Игра в карты хоть и принадлежит к числу грехов, не является преступлением сама по себе. Азарт, вот что греховно, господин префект. А упражнения в фехтовании надлежит поощрять среди придворной молодежи. Дабы такие как Вы и Ваши вынужденные телохранители помнили свое место, сударь. Имеете Вы к нам вопросы или нет, я не желаю их слышать, тем паче отвечать на них. Если Вы соблаговолите выйти до счета три, то быть может я позабуду об этой неприятноси. Всего хорошего, господа гвардейцы. Месье, - ироничная улыбка принца намекала на то, что отсчет уже был начат.

5

Отправлено: 29.01.12 18:30. Заголовок: Самоуверенность Месь..

Самоуверенность Месье вселяла уважение к его особе даже не смотря на экстравагантность и изнеженность, сквозившие во всем его облике. Контр-атака была проведена с полной уверенностью в собственных силах и Ла Рейни уже успел заметить, как бравые гвардейцы господина де Варда неуверенно переминались с ноги на ногу за его спиной. "Прекрасная стратегия, Ваше Высочество" - одибрительно улыбнулся префект складывая на груди переплетенные меж собой пальцы рук, - "Дерзость однако не умаляет ответственности... что же, прибегнем к нашей излюбленной тактике. Как говорили древние - разделяй и властвуй" От Никола-Габриэля не укрылся быстрый испепеляющий взгляд, которым принц наградил своего любимца. Значит, собаки лаяли под нужным деревом - и если кто и был виновен из присутствовавших господ, так это де Гиш. Миловидный, очаровательный любимец как дам, так и кавалеров... впрочем, эта часть характеристики сына маршала де Граммона мало интересовала префекта. Он был рад тому обстоятельству, что упустив из сетей сына одного маршала, заполучил другого, еще более известного своими скандальными похождениями, а потому не имевшего никаких шансов увернуться с такой же легкостью, как это удалось маркизу де Виллеруа. А если славный граф де Гиш был и в самом деле связан с каким-то новым сканадалом, на что красноречиво намекал суровый взгляд Филиппа Орлеанского, то расчитывать на закулисные ходатайства к королю он вряд ли имел основания. Ведь если дело касалось ревности герцога к своей супруге, то имелись все резоны полагать, что это не оставит равнодушным и короля.

- Я покорнейше прошу простить меня, Ваше Высочество, - Никола-Габриэль, являя собой самое смирение, шаркнул ножкой и отвесил низкий поклон герцогу, как будто и впрямь собираясь исчезнуть из поля зрения недовольного принца на счет три, - Но... но есть одно маленькое обстоятельство, Монсеньер, из-за которого я не могу вот так просто закрыть глаза. К моему величайшему прискорбию, я вынужден просить Вашего разрешения задать вопросы месье де Гишу. И если это не может быть сделано сейчас, - разведя руками, префект отвесил еще один поклон, всячески выражая покорность судьбе, - То, я прошу месье графа проследовать за мной, дабы мы могли продолжить беседу в более приватной и подходящей обстановке. У меня в кабинете в Тайной Канцелярии, быть может?

Что бы ни было причиной раздражительности герцога Орлеанского, префект прекрасно понимал, что в случае отказа ему не оставалось бы ничего кроме открытого неповиновения слову принца, пока еще не только Сына Франции, но и Дофина, что автоматически делало его персону неприкосновенной. Ну, не арестовывать же де Гиша вопреки капризам Месье! И все же, Ла Рейни был готов идти до конца, имея на руках весомые улики причастности де Граммона младшего к дуэли, произошедшей в Галерее накануне. И кто знает, может быть помимо дуэли, Арман де Гиш был замешан и в темных делах, творившихся во дворце. Бегство Филиппа де Лоррена, состоявшееся только накануне во время охоты, не выходило из головы префекта. С одной стороны он прекрасно понимал очевидную нелепость обвинения против шевалье, которое было уже опровергнуто нападением на маршала дю Плесси. Но бегство это совершенно другое. Никто не сбегает из-под стражи, не имея на то оснований. Не был виновен в одном, не значило, что был чист во всем остальном... и к тому же...

- И к тому же, Монсеньер, меня беспокоит отсутствие Ваших компаньенов, - префект постарался назвать де Лоррена и д'Эффиа самым деликатным образом, - Не так давно я видел в Вашем окружении шевалье де Лоррена и маркиза д'Эффиа. Но вот уже второй день, как мы ничего не слышали и не знаем ни об одном, ни о другом. Не могли бы Вы успокоить наши тревоги, Месье, и открыть нам о местонахождении обоих кавалеров?

Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца. 2

6

Отправлено: 03.02.12 02:03. Заголовок: - Вы еще здесь месье..

- Вы еще здесь месье? - спросил Филипп с полуоборота, - А мне казалось, что обвинения уже были сняты с шевалье... раз ваши люди нашли этого, де Гиш, кого там нашли убитым у цыган? А впрочем, откуда тебе знать, ты все утро витал у розовых кустов, - легкомысленно хохотнув, герцог повернулся спиной к префекту и занялся дегустированием сыра, флегматично нарезая его одинаковыми выверенными кусочками.

- Месье, я думаю, Вам и Вашим людям лучше уйти, - Андраш встал между своим господином и Ла Рейни и сделал шаг вперед, - Позвольте я провожу Вас. Галерея является залом для упражнений и Его Высочество не любит когда прерывают его утреннее фехтование. Мы примем во внимание Ваше замечание о наконечниках шпаг. Они должно быть соскочили.

- И вот еще что, Ла Рейни, - не оборачиваясь к префекту Филипп вскинул тонкую кисть руки и задумчиво приложил указательный палец ко лбу, - Все, что касается маленьких обстоятельств месье де Гиша, передайте моему секретарю... нет, лучше Андрашу. Он в моей когорте поборников прекрасного самый здравомыслящий. Он разберется со всеми, как Вы их называете, обстоятельствами. Пришлите кого-нибудь. Только позже, Ла Рейни. Позже. В такую рань ей-богу, неприлично задавать вопросы сложнее тех, что касаются выбора чулок или кружев для полуденного туалета. Я Вас более не задерживаю, господа, - эффектно повернувшись на щегольских каблуках расписных туфель, герцог помахал платком гвардейцам и сыщикам, окружавшим префекта, - Никаких вопросов более, месье.

Игриво обведя румяную щеку де Шатиона, Филипп сощурил глаза, как будто был всецело поглощен любованием. Легкий потреп щеки и шлепок должен был означать благодушное настроение Месье. Пожалуй, такая игривость могла бы обмануть любого непосвященного, но только не ближайшее окружение герцога. Де Гиш мрачно вперил взгляд в пол, раздумывая, что мог иметь в виду префект, говоря об "особенных обстоятельствах". Обласканный Монсеньером Антуан де Шатион хотя и улыбался Его Высочеству, не спешил однако делать далекоидущие выводы и поспешил отвлечь внимание принца и свое на остатки содержимого корзинки, выгрузив все на широкую мраморную скамью. Только Андраш оставался внешне невозмутимым. Он прошел следом за удалявшимся префектом и запер двери в галерею, убедившись, что никто не стоял по ту сторону.

- Ну-с, милостивый сударь, что скажете? - все также лучезарно улыбаясь, спросил герцог, как только двери захлопнулись за последним из гвардейцев, - И как это понимать? Сегодня розы, вчера дуэль... а с кем, позвольте спросить? Уж мне то можете отвечать как на духу, не таясь. Я не святой отец, епитимью накладывать на Вас не стану.

Де Шатийон, не удержавшись прыснул от смеха, но на Армана де Гиша шутливый тон Филиппа произвел обратное впечатление.

- Монсеньер, я не знаю, о чем говорил только что этот господин... Ла Рейни, - от высокомерного тона де Гиша фамилия префекта прозвучала насмешливо и небрежно, как будто речь шла о муже дворцовой кухарки или младшем конюхе, убиравшем конюшни, - Мне как и Вам не понятны эти намеки. Вчера вечером я выходил в Большой Зал, чтобы убедиться, что ни Ваше Высочество, ни князя Ракоши не дождались там. И вообще... я не помню, чтобы заходил сюда.

- Ну ну, полно де Гиш, - успокаивающе проговорил Филипп, подходя к графу, - Ну а что в самом деле то случилось? Ну проткнули кого-то сгоряча, с кем не бывает? А вдруг по ошибке кого из англичан? Стал бы этот парижский ищейка искать простого бретера? Как будто у него других забот нету. Тут что-то не то, судари мои, что-то не так. Ну, Арман, не таясь, выкладывайте все, - герцог доверительно похлопал фаворита по плечу и предложил бокал вина, - Я знаю, как здорово можно ошибиться. Знаю, - он сурово посмотрел в глаза графа, - Но еще большей ошибкой будет держать секреты от меня. Я единственный, кто стоит между Вами и дознанием. Один одинешенек.

- Но, Месье, мне не в чем сознаваться. И я не понимаю, что за обстоятельства имел в виду месье префект. Я ничего не понимаю, - буркнул де Гиш и нехотя отпил вина, - Между прочим, у меня и свидетели имеются, что я был все время в Большом Зале... и потом, - он вдруг осекся, поняв, что единственными свидетелями, которые могли узнать его на балу, были сама Мадам, с которой он танцевал, и генерал де Руже, также танцевавший с Ее Высочеством, вот уж о ком не следовало бы говорить с Филиппом в минуты его раздражения.

- Да да, я весь внимание, мой милый Арман. И кто же это может подтвердить? В конце концов прибегнем к свидетелям и делу конец. Андраш разыщет их и обо всем расскажет префекту. Я не думаю, что он станет упрямиться перед свидетельством высоких лиц. Итак, кто же они?

Глядя в улыбающееся лицо герцога, де Гиш мысленно взвешивал за и против - назвать только генерала де Руже или пойти ва-банк и выложить все карты разом, погибать так единожды за все. Но с другой стороны, в голосе герцога слышалась скука и желание поскорее покончить с надоевшей ему темой. Быть может, Его Высочество и вовсе позабудет об утреннем инцинденте с окаянными розами и перестанет дуться на него? К чему тогда будить новые подозрения рассказом о танцах с Ее Высочеством?

- Ну же, граф, - не унимался Филипп и снова отошел к окну, наблюдая за бегущими по небу облаками, - А может и пронесет? Если гроза прольется где-нибудь, минуя Фонтенбло, то скажу Вам, есть господь на небесах... я хочу попасть на пикник. Даже если для этого мне придется вырядиться самому в платье. А что... а может? Впрочем, вряд ли Анриетт сумеет оценить эту шутку... пожалуй, явимся просто выразить наше почтение матушке и кузине Марии-Тересе... она ведь носит будущего дофина. А мы еще не успели поздравить ее с этой приятнейшей новостью... да да, -  внезапная мысль увлекла деятельный ум принца и он уже сосредоточенно размышлял над ней, позабыв о допросе с пристрастием.

Де Гиш молча переглянулся с Андрашем и подошел ближе к расставленным на скамье закускам к их общему завтраку. Де Шатийон деловито разделял булки надвое и нарезал ломтики ветчины, не обращая никакого внимания на допрос, видимо, так и не поняв, был ли серьезен на самом деле Филипп или как всегда дурачился, разыгрывая своих друзей.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 3