Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин Её Величества Марии-Терезии. 3


Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин Её Величества Марии-Терезии. 3

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

02.04.1661

    Маркиза Франсуаза д'Отрив

https://b.radikal.ru/b04/1902/1d/0a99aa97be07.png

2

Отправлено: 28.10.11 15:57. Заголовок: // Парк Фонтенбло. 5..

// Парк Фонтенбло. 5 //

- Кажется, я настоял на своем, - ответил Арман, наклоняясь вместе с Франсуазой, чтобы помочь ей собрать рассыпавшиеся цветы. Они едва не столкнулись лбами, что вызвало смех генерала, - О таких, как мы, говорят - одного поля ягоды, не правда ли? Прошу Вас, - он вложил в руку маркизы тоненькие стебельки фиалок, подул на лепестки и удержался от проявления еще большей фамильярности, хотя, мог бы и поцеловать руку своей спутницы.

- Я думаю, что наше давнее знакомство освобождает нас от необходимости объяснять нашу совместную прогулку, как и появление во дворце рука об руку. Если нам встретится кто-то из старших статс-дам Ее Величества, то я всегда могу сослаться на то, что выполняю обязанности своего брата и явился справиться о здоровье королевы. Думаю, Его Величество простил бы мне подобную инициативу. Только я прошу Вас, дорогая Франсуаза, об одном усилии, - Арман замялся перед тем как высказать свою просьбу, его взгляд невольно скользнул по череде окон той части дворца, где находились покои герцогини Орлеанской, - Мне как и Вам непривычна придворная жизнь и притворство, но ради успеха нашего предприятия, нам следует вести себя также как и все - улыбаться и вести себя непринужденно, как и подобает старым друзьям. Я прошу Вашего прощения, что навязываю Вам такую роль. Надеюсь, Вы понимаете меня.

Не сказал ли он лишнее? А следовало ли вообще затевать этот разговор и отвлекать маркизу де Виньи от ее прогулки и от ее личных раздумий? А если у маркизы есть кавалер, ухаживающий за ней и до его ушей дойдут слухи о том, что маркизу видели в обществе герцога де Руже? Но спрашивать Франсуазу об этом Арман не посмел. Он не хотел услышать утвердительный ответ, зная, что совесть и чувство долга не позволят ему  продолжить маленькую авантюру, если она бросит хотя бы маленькую тень на Франсуазу.

- Компромиссы... - проговорил он тихо, как будто бы про себя, - При дворе всегда есть смертельная необходимость находить компромиссы.

Они прошли огромную парадную залу и поднялись по Королевской лестнице, чтобы пройти к входу в половину дворца, отведенную для апартаментов свиты Ее Величества. Если слухи о ранении маршала и о назначении его брата временным маршалом двора не успели еще облететь все уголки дворца, то приказ о неукоснительном подчинении гвардейских и мушкетерских караулов генералу де Руже уже был передан. Все караульные посты, утроенные со времени переселения двора в Фонтенбло, пропускали герцога де Руже и его спутницу, не задавая никаких вопросов. Такая вседоступность и вседозволенность пугали Армана. А что если бы на его месте был кто-то, имевший больше личных амбиций и целей, и обладавший куда в меньшей степени чувством долга? Да нет же, этого не могло быть. Король назначил на должность маршала двора его брата, а кто как ни Франсуа-Анри более всех достоин доверия Его Величества? И как его брат, Арман сделает все, чтобы оправдать это доверие.

- Мы уже пришли? - спросил он, когда за ними почти бесшумно закрылись двери салона в апартаментах фрейлин королевы.

Он огляделся на запертые двери, ведущие в комнаты фрейлин и статс дам королевы. Какая из этих комнат могла быть свободной? А если по ошибке они воспользуются чье-то комнатой?

- Может, нам лучше воспользоваться комнатой одной из горничных? Хотя бы Вашей горничной? Можем ли полагаться на ее скромность и преданность Вам?

Позади них скрипнула дверь, но не распахнулась, а только слегка приоткрылась, открывая узенькую щелку. Арман оглянулся, но не увидел никого, кто бы мог подглядывать за ними, хотя был уверен, что слышал затаенное дыхание. Взгляд опустился ниже привычного человеческого роста, и только тогда де Руже заметил темную тень и сверкающий в темноте белок глаза, пристально следившего за ним.

- Смотрите, - Арман указал на щелку приоткрытой двери, - Кажется, за нами следят. Мы не напугаем этого мальца, как Вы думаете?

3

Отправлено: 12.11.11 18:24. Заголовок: Настанет момент, ког..
Парк Фонтенбло. 5

Настанет момент, когда вам обязательно захочется попросить прощения, именно  в это мгновение нужно вспомнить, что не всё в этом мире зависит от вас...

- Кажется, я не имею ничего против, - совсем неожиданно в тон  герцогу добавила Франсуаза, почти осознанно подшучивая этим замечанием над собеседником. Эта шалость, не имевшая ничего общего с кокетливым флиртом, тонкости которого были хорошо знакомы любой придворной даме, имела целью лишь одно - в очередной раз уверить Армана, что ему не в чем виниться перед маркизой. Найди Франсуаза его просьбу недостойной или его обхождение сколько-нибудь невежливым, она непременно сказала бы об этом герцогу, нисколько не смущаясь отказом. Не было бы её согласие столь же скоропалительным, если бы Арман де Руже не вызвал в ней искреннего, непререкаемого доверия.

Генерал был прав, применив к ним обоим сравнение "одного поля ягоды". При дворе Людовика было приятно совершенно иное обхождение, манеры более свободные и общение куда более открытие, чем позволяли себе маркиза и герцог. Однако лишь истинные ханжи считают скромность недостатком, что впрочем не мешало добродетели смиренного нрава оказываться не в чести у придворной братии. Властолюбие и стяжательство сделали бы для молодых людей много более удачную придворную славу, если бы только сии черты были свойственны их характерам.

- Я в самом деле рада, что так уместно могу сделаться Вам полезной... то есть для Вашей семьи... Мне хотелось сказать, Ваш брат, Ваша матушка и, конечно, Вы, Арман, любой, кто может похвастать знакомством с вами не станет сомневаться в добродетельности и преданности Его Величеству... она остановила себя вовремя, раньше, чем её попытка -  сказать от души, превратилась в скучный диферамб их фамилии. - Простите, мне только трудно иногда сказать напрямик, не рискуя при этом задеть чьи-то чувства - поправилась она, чувствуя себя воистину неуклюжим медведем средь тончайшего фарфора.

Франсуаза привыкла, что её косноязычие при дворе остаётся никем не замеченным. По большей части с момента вступления в должность фрейлины маркизы д'Отрив оставалась тенью сестры, и потому не удостаивалась чтим-то пристальным вниманием или долгой беседой. И менее всего, думая о будущности своей при дворе, могла Фани ожидать, что окажется кому-то другом, которому доверят важную тайну. Она не могла не заметить смущение герцога тем фактом, что он может поставить её в неловкое положение, это трогало её, но она не решилась вслух опровергнуть догадку, возможно не имевшую место, а лишь спутанную с вежливым участием Армана, с которым он вел беседу. Она могла заверить герцога, что её персона гарантирует безопасность их предприятию, потому как не вызовет чьей-либо интерес. Впрочем слова Армана заставили и саму маркизу задуматься, а не станет ли она обременительной компанией для герцога в чьих-то глазах. Он был свободен, а маркиза д'Отрив не так давно состояла в штате фрейлин, чтобы её вдовствующее положение было известно все.

- Вам не стоит об этом беспокоиться, если только возникнет малейшее подозрение, разве не станет достаточно того, что по случаю давнего, почти младенческого знакомства, мы можем обращаться друг к другу без упоминания регалий... Компромиссы... - согласилась она с Арманом, когда он помог ей подняться по Королевской лестнице.

Тем не менее, все опасения их оказались напрасными. По дороге до апартаментов фрейлин королевы им не встретился никто, кроме слуг, привычно не обращавших внимания на высоких господ. Судьба оказалась милостива, избавив их, столь не приемлющих криводушие, от вынужденного притворства на потребу светской молвы.

Однако Франсуаза волновалась, и чем ближе были они к комнатам фрейлин, тем крепче сжимались её пальцы на стебельках цветов."А что если маленький человек откажется говорить, или того хуже - спрячется так, что они не смогут его найти? Она ведь не сможет принудить несчастного напуганного карлика?! Но тогда, она подведет Армана, а ведь посмела дать надежду, даже уверить его, что будет полезной!!!
Фани тревожилась, не зная как быть, а тем временем, они оказались в апартаментах фрейлин королевы и Арман задал ей вопрос...

- Ох нет, увы я едва ли могу поручиться за горничную...к тому же....к тому же...Видите ли, Арман, - ей стало неловко. - Аннет...служанка моей сестры, я ещё не успела обзавестись своей здесь при дворе. Она хорошая девушка, но немного...болтлива - Фани закончила почти шепотом, будто боясь, что ошиблась в предположении и оскорбила этим хорошего человека.
- Я только хочу сказать,что безопаснее никому не рассказывать и можно воспользоваться моими покоями...- пожалуй, если бы дверь позади не скрипнула, Фани рисковала в буквальном смысле сгореть со стыда, выговорив это почти непристойное по её мнению предложение.

- Ах, - Фани обернулась разглядев блестки маленького камзола в темноте дверного проёма - это он!- прошептала Фани, прежде чем схватить Армана за руку и присесть на корточки перед дверью. - Малыш не бойся, Баркароль, ведь это ты? - её рука потянулась к темной щели.

Фани не поддерживала распространённого мнения о том, что в свите Марии-Терезии были сплошь злые карлы, и хотя собратья Баркароля, возможно, питали не слишком добрые чувства к людям, чему подтверждением была утренняя встреча с похоронной процессией, это малыш был весьма приветлив. Накануне днём, когда все суетились вокруг Её Величества, он тайком принёс ей пирожное, зная, что из-за поручений сестры с самого утра Франсуаза ничего не ела.
По чести сказать, этот карлик оказался в отношении маркизы куда  добрее, чем иные дамы.

- Ну же, это я- Франсуаза ты не узнал меня? Со мной мой друг Арман, мы только хотим поговорить с тобой, не бойся - её пальцы скрылись в темноте дверного проёма - пожалуйста месье Баркароль - она улыбнулась, ни минуты не сомневаясь, что за дверью именно тот, кого они искали.

4

Отправлено: 14.11.11 18:48. Заголовок: - Темный темный кори..

- Темный темный коридор, света нету нету жизни жизнь ушла по темноте в темноте одни лишь мыши... темный темный коридор, наши маленькие жизни жизнь прожили и ушли...

Напевая сочиненную на ходу песенку, Баркароль семенил по коридорам маленького дворца, той половины жизни двора, где жили только карлики и уродцы из свиты Ее Величества. Здесь и только здесь они были в своем собственном мире, куда Большим людям доступ был закрыт.

Черный бархатный камзол для траурной процессии нравился Баркаролю, он то и дело выглядывал то в один, то в другой зал через маленькие дверцы, спрятанные за гобеленами, чтобы посмотреться на себя в огромных зеркалах. Важно отставив ногу в высоченном сапожке, он откидывал на плечи кучеряшки каштановых волос, смотрелся в свое отражение, хмурил брови, выдвигал вперед подбородок и смешно вздергивал нос - вот так, чем он хуже короля? Подбоченившись Баркароль покачивался и наблюдал за игрой света и тени на складках камзола и блестящих камешках, нашитых на тоненькой ленточке, служившей ему перевязью для его игрушечного меча.

Шаги со стороны неплотно запертых дверей вспугнули карлика. Нахлобучив шляпу с широченными полями до самых ушей, он метнулся к гобелену, чтобы укрыться за дверью. Но кто бы это мог быть? Все придворные должны быть в это время в Приемной королевы или короля, а карлики ушли хоронить Дуэнде... не свои! Не свои!

Тихий голос, позвавший Баркароля, заставил его обернуться. Любопытство было сильнее опасений. Он сделал несколько шагов обратно и посмотрел в щелку.

- Баркароль не боится ничего, мадам Франсуаза, - с достоинством трагика, выступающего на сцене королевского театра, ответил Баркароль и выступил в просвет, - А кто это с Вашей Милостью? Мы никого не звали. Зачем нам говорить с незнакомцем? - он посмотрел из-подлобья на склонившееся к нему лицо молодого мужчины, которого мадам маркиза назвала Арманом, - Что Вы желаете, сударь? - повторяя точь в точь фразы и жесты, подсмотренные не раз у короля, Баркароль и не думал поясничать перед незнакомцем.

Маленькая дверца скрипнула и распахнулась шире. Баркароль вышел в зал, опасливо оглядывая углы. То, что незнакомый кавалер и маркиза де Виньи заинтересовались его маленькой персоной, уже не вызывало его опасений, но привычка быть настроже, чтобы не получить пинок или щелчок со спины.

// Дворец Фонтенбло. Покои маркизы Франсуазы д'Отрив, фрейлины Ее Величества Марии-Терезии //

5

Отправлено: 19.11.11 19:37. Заголовок: Какой он странный, м..

Какой он странный, маленький человечек был похож на ребенка, если бы не черные жесткие усы и подстриженная на испанский манер бородка. Арман с интересом разглядывал карлика, представшего перед ними. Впервые пожалуй за всю его жизнь при дворе, де Руже обратил на карлика внимание в прямом смысле этого слова. Ему и раньше доводилось видеть маленькую свиту королевы Марии-Терезии, но они мельтешили среди юбок статс-дам Ее Величества, носились наперегонки друг с другом, собачились и дразнили левреток, никогда не вызывая к себе интереса со стороны герцога и его редких собеседников.

- Что я желаю? - переспросил Арман, невольно сняв шляпу, выказывая уважение маленькому человечку, как если бы перед ним стоял обычный придворный, - Я друг маркизы де Виньи. Мое имя Вам ничего не скажет, но не годится говорить, не зная имен. Вы Баркароль? Будем знакомы, я - герцог Арман де Руже. У меня есть вопросы к Вам, если Вы будете любезны уделить нам свое внимание.

Кажется, вежливость герцога возымела действие на Баркароля, раз тот не поспешил укрыться и даже не сгримасничал в ответ. Де Руже слегка сжал шляпу, сдерживая себя от того, чтобы не затеребить ее в руках, как он обычно делал, когда нервничал или обдумывал что-то. Брат частенько говаривал, что самое главное в деле дознавания это правильно задавать вопросы.
С чего же начать? Попросив помощь у Франсуазы, он даже не подумал о том, что вопросы, задаваемые карлику могут шокировать ее, если не перепугать до смерти. Как много было известно среди фрейлин королевы об убийствах, что она могла знать, а что прозвучит для нее ужасающей новостью? Но обращаться на попятный было поздно. Послав ободряющую улыбку Франсуазе, Арман присел на корточки перед Баркаролем и протянул ладонь тыльной стороной вверх, по-дружески, доверительно.

- Давайте условимся, месье Баркароль, я доверяю Вам, а Вы доверитесь мне. И о нашем разговоре Вы не скажете никому. Даже друзьям. Что говорят среди Ваших, - он опустил слово карлики, не желая обидеть собеседника, - О том, как умер Дуэнде? Он ведь погиб, я знаю. Мы с маркизой видели процессию в парке. Можете не скрывать это от нас. Кто убил Дуэнде? Знают ли остальные? Было еще два убитых. Их нашли вчера ночью. Но были ли они из Ваших?

Смышленное лицо карлика смешно наморщилось, когда он задумался об ответе, а де Руже в свою очередь задумался, насколько безопасно было разговаривать в комнате, завешанной гобеленами и гардинами, за которыми могли скрываться потайные двери, глазки для наблюдений, не говоря уже о том, что кто-то мог наушничать за дверью. Найти шпиона во дворце не столь трудно, трудно не быть подслушанным.

- Скажите мне, Баркароль, в этой комнате есть еще двери? - приглушенно спросил Арман, прикладывая палец к губам, - Кивайте мне, а я буду задавать вопросы. Итак, Вы знали о том, кто убил Дуэнде? А остальные карлики? Те двое, кого убили вчера, они из свиты королевы? Нет? Где они жили, тоже во дворце? Скрытые комнаты? Где это, наверху? Высокий человек может попасть туда? Как?

Сосредоточенный на ответах карлика, Арман не услышал легкий скрип и вздрогнул, когда дверь в приемную королевы приоткрылась. Обернувшись, он не успел заметить того, кто открыл дверь и заглянул в комнату, дверь захлопнулась в тот же самый момент.

- Нас видели? - спросил он у Франсуазы, ощущая неприятное покалывание в ногах. Поднявшись с корточек, Арман расправил полы форменного камзола.
Что делать? Выйти немедлено в приемную и показать, что не скрывал свое присутствие в апартаментах Ее Величества? Или оставаться в комнате вместе с Баркаролем, позволив Франсуазе выйти?

- Вы не заметили, кто это был?

Вот оно, хождение по лезвию рапиры - любимое выражение брата о жизни при дворе. Арман никогда не стремился к ней и всеми способами отгораживался от любых интриг, дружеских, любовных и придворных, сторонясь даже карточных игр в салонах, куда младший брат настойчиво приглашал его. И все же, чтобы помочь Анрио выполнить его долг до конца, ему приходилось принять правила суетливой и порой безпринципной игры, называемой придворной жизнью.

// Дворец Фонтенбло. Покои маркизы Франсуазы д'Отрив, фрейлины Ее Величества Марии-Терезии //

6

Отправлено: 24.11.11 21:09. Заголовок: Как хорошо было бы –..

Как хорошо было бы – выдохнуть с облегчением,  когда отважный малыш Баркароль вызвался ответить на вопросы Армана. И хотя маленькие плечики в тугом камзоле всё ещё подрагивали, а сам он опасливо озирался по сторонам, вперив руку в бок, карлик представлял собой «короткое» подобие знатных придворных вельмож. И всё же, маркизе д’Отрив не пришлось освободиться от волнения.

Так или иначе в этих апартаментах что-то незримо мешало, успокоиться и увериться в том, что герцог е Руже узнает то, что ему столь необходимо, а его нежданный союзник не окажется дискредитирован своей посильной помощью. Фани взглянула в лицо карлика, отметив на нём любопытство и явную искорку страха. О, конечно, она понимала его, разве привыкли люди маленькой свиты ожидать, что их защитят или проявят заботу, скорее уж отвесят подзатыльник. Стараясь ободрить храброго малыша,  она коснулась рукой его плечика и одобрительно улыбнулась. Франсуаза была уверена, что Арман не намерен причинять вред их собеседнику, и если её не попросят удалиться, она всецело поддержит друга в его попытке выяснить правду.
Как было необычно её осознавать себя  в этом новом качестве – впервые за долгое время, она не чья-то вдова или чья-то сестра, не покорная дочь, а настоящий друг! Ах, Фани, она ведь даже привыкла быть невидимкой и вдруг её помощь может оказаться необыкновенно важной, а поддержка незаменимой. Её переполнял восторг этими странными обстоятельствами, однако оно было оборвано внезапным холодком, пробежавшим по коже с первым вопросом герцога.

Смерть Дуэндэ – не случайность, убийство! Постойте, Дуэндэ убит?! Как, кто посмел, известно ли об этом королеве, как сообщить ей столь ужасную весть!? Выходит этим котором, похоронная процессия карликов была не спектаклем, а настоящим прощанием с мертвым собратом.

Глаза Фани испугано метались от Армана к Баркаролю, ей казалось она слышит совсем не то, что они говорят. И тем  не менее она старалась вспомнить при каких обстоятельствах накануне вечером слышала о смерти в Фонтенбло.
Да, конечно, лекарь Её Величества, Дэрион…его нашли в королевском гроте, но только его.

Отвлёкшись от пугающих догадок, Франсуаза пыталась понять, как связано это с теми вопросами, которые Арман торопливо задавал малышу «Те двое, кого убили вчера…» Она дернулась, испуганно вскрикнув, и тут же прикрыла рот ладошкой.
- Арман…почему Вы не сказали раньше…это…этого – её бледнеющее личико выражало испуг и растерянность. Убийства в стенах дворца, так будто здесь не было сотен мушкетеров и гвардейцев, и не слуг, а приближённых обеих королев! Как же это!?
- Как же это? – повторила вслух Франсуаза, чувствуя как против воли глаза наполнятся слезами, а к горлу подкатывает дурнота. Ведь только вчера вечером она сидела на берегу озера в шатре принцев,  тогда, когда должна была находиться здесь подле королевы. И возможно, осмелей она отказать милости Их Высочеств, кто-то из маленькой свиты остался бы жив! Никуда не исчезло её привычное самобичевание, и хотя ей приятно было вспомнить необыкновенно нежные, красивые песни о пуште и светлые смеющиеся глаза, она не могла не корить себя, узнав о смерти карликов.

- Нет, нет, ужасно, а ведь Её Величество не догадывается, не знает – она зажмурилась, мотая головой. Одна её ладонь всё ещё касалась лица а другая нервно сжала стебли синих цветов, служивших подтверждением недавней безмятежности утра. – Разве можно оставить королеву в стороне от таких вестей? Можно ли что-то сделать? – Франсуаза и не заметила, как сама начала засыпать Армана вопросами, также как он карлика минутой тому.
- Простите – хрипло осеклась она, опускаясь на одно колено перед Баркаролем. Её извинение и шелест платья совпали со скрипом закрывающейся двери. Она оглянулась и вслед за герцогом мгновенно поднялась во весь рост, не замечая как один цветок, выпав из её ладошки упал рядом с пухлым креслом.

- И  в самом деле…если кто-то…нет, нужно скорее уйти, Арман, идёмте – она коснулась ладони генерала пальцами увлекая за собой к узкому гобелену. – здесь дверь в коридор, он ведёт к комнате моей сестры, а та, в свою очередь – смежная со моей…Это Катрин, она когда-то рассказала мне об этом ходе…сказала «на случай»- смущённо пояснила Франсуаза, растворяя небольшую дверь прикрытую от посторонних газ высоким, узким гобеленом.
Когда герцог взял её под руку, а малыш Баркароль ступл вперёд бодро и знающе вышагивая маленькими каблучками по тёмной лесенке, Фани шепнула Арману, касаясь украшением в волосах его щеки:
- Если мы были замечены или кто-то найдёт нас в комнате сестры, мы сможем сказать как условились раньше, я уверена Баркароль не выдаст -  впереди мелькнула полоска яркого света и дверь в гардеробную Катрин беззвучно отворилась.

Крадучись почти на цыпочках, все трое переместились к двери в соседние комнаты и в два щелчка замка на двери комнат Фани они оказались в безопасности.
- Мой Бог, как же это всё странно – маркиза наконец отпустила руку Армана и прислонившись спиной к двери едва удержалась от желания опустить на пол.
– Простите, всё волнение. Скажите Арман, Вы ведь позволите сообщить моей госпоже об этом, мы ведь не можем, не должны держать Её Величество в неведении. Она может пожелать оплакать своих слуг не меньше тех малышей, что нынче утром устроили похороны с помпой… -  но, обняв себя за плечи, Франсуаза обошла карлика и герцога и рассеяно опустилась на краешек стула.
– но как, наверное, теперь таких новостей совсем нельзя, да и Вы лишь начали расследование…как это всё могло случиться здесь, – глаза полные слёз поднялись к лицу генерала вопрошая о том, чего он сам наверняка не знал. Но в нём и только в нём сейчас видела маркиза того, кто скажет правду, кто подскажет как быть ей со всем тем, что довелось услышать в это утро.

Дворец Фонтенбло. Покои маркизы Франсуазы д'Отрив.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин Её Величества Марии-Терезии. 3