Le Roi Soleil - Король-Солнце

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_31.03.1661.


Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_31.03.1661.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

31.03.1661

    Таверна папаши Мекано, известная своим гостеприимством и неразборчивостью к посетителям. Здесь можно встретить любого и услышать многое, если вы не боитесь соприкоснуться с темной стороной предместья.

http://img-fotki.yandex.ru/get/66745/56879152.45d/0_1198bf_4306bb2a_L

2

Сколоченная из свежих сосновых досок, еще пахнущая хвоей и лесом, столешница на стойке была предметом гордости папаши Мекано. Он гордо рассказывал всем, что ее сколотил для него сам королевский плотник, по именному заказу из дерева, которое использовали для новых кораблей атлантического флота его величества. С каждым днем история о том, как эта столешница попала в таверну "Боевой петух", обрастала новыми яркими подробностями, в то время как сама столешница по-немногу тускнела и покрывалась бурыми пятнами дешевого винца, которое папаша Мекано собственноручно подливал благодарным слушателям.

Никто не знает, когда точно родилась реклама, но можно с уверенностью сказать, что уже в те времена в Парижских кварталах бытовало правило - всякие разговоры - это лучшая реклама для заведения. И папаша Мекано не скупился на разговоры, подробности... Заговаривая первым, он обычно щедро угощял слугателей и когда языки их развязывались, внимательно слушал их, умело делая вид, что посвящает их в самые секретные тайны Сен-Дени...

- Да? Не может быть, куманек, ты сам слышал это? - плеск вина в глиняной кружке, - Нет, ну надо ж... а я вот чего слышал еще...

Но, раздобревший от щедрости хозяина слушатель сам был готов поведать Мекано, что слышал и что слышали другие... Папаша лишь поддакивал, да не забывал наполнить кружку.

- Ох, куманек... я тоже слышал об этом... нет нет... что ты, я нем как могила! Строго меж нами... уговор.

Заговорщически подмигнув правым глазом, Мекано сверлил собеседника левым, определяя, надо ли ему подлить еще, или тот успел рассказать ему все, что могло заинтересовать трактирщика.

3

Отправлено: 26.11.08 20:21. Заголовок: Тяжелый густой возду..

    Тяжелый густой воздух таверны никогда не выветривался. Наверно папаша Мекано специально хранил его, как запах Его таверны, консервируя в нем все, что происходило в богатой событиями общине Сен-Дени - вот запах зажаренного молодого поросенка - его выиграл в споре на торговой площади кум мэтра Мекано, Бошон. Остро пахнуло пряностями - свояченица хозяина утверждает что ей сбыл их приказчик интенданта налогов, и что пряности были конфискованы как контрабандный товар у одного из купцов, торговавших у Сент-Антуанских ворот. А вот распахнулось окошко и сквозной ветер поднял вверх похожие на пылинки мелкие крошки коричневого порошка - не иначе как зелье, хоть его и называют непонятным словом - какао. Маритана пробовала раз этот напиток - такой соблазняюще тягучий и густой, и столь же неожиданно горький и противный. Одно было верно, Гошер сказал ей, что после этого напитка глаз не сомкнуть, и то было сущей правдой. А вот сейчас мэтр поливает своим собственным соусом утку на вертеле. Мекано всем твердит о своем таланте в кулинарии, однако, кроме этого непонятного соуса, все остальное в таверне готовит его кузина, или кем она там ему приходится... а мэтр только дает ей указания с видом бригадного генерала на поле сражения. Как он только не схлопотал от нее удар скалкой... Маритана слышала о крутом нраве этой женщины, имя которой совершенно не вязалось со славой, гремевшей о ней - Пышка Лулу. Может, когда-то она и была пышнотелой и мягконравной - одной из мами. Но сейчас эта тощая высокая женщина с жестким взглядом жадных до денег глаз, далеко не казалась пышкой, да и имя ей больше не шло...

    Маритана устало положила голову на руки и разглядывала немногих посетителей таверны. Целый день Париж был словно опустевшим. Все господа и даже многие из городских мастеров и торговцев уехали вслед за королевским двором. Многие лавки были закрыты, а в Маре так и вообще было тихо и безлюдно. Никакого заработка и никаких новостей. Цыганка тщетно провела весь день в поисках хотя бы одного клиента для гаданий. И как назло Гошер куда-то пропал... опять. Ничего не сказав ей, ни слова. Он и всегда был молчалив и не говорил много о делах. Но даже с полу-слов, намеков, коротких обрывков фраз Маритана знала о нем. Неизвестность была тем более гнетущей, что один из дозорных мальчишек сказал ей, что целая рота мушкетеров покинула свои казармы и направилась в Фонтнебло. А Бегунок - парнишка, что шнырял обычно неподалеку от префектуры, сказал, что днем уехал сам де Ла Рейни с дюжиной своих людей, одетых в простые камзолы. Все эти новости в отстутствие Гошера вовсе не радовали, а настораживали Маритану.

    - Эй, малютка, ну-ка спляши для нас! - грубый голос оборвал ее мысли. Но Маритана лишь слегка повернула голову и одарила смеявшегося мужчину таким взглядом, что повторного приказа не послышалось. Не хотелось ни петь ни танцевать... даже за золотой. Без Гошера все вкривь... уж она ему скажет в этот раз. Скажет. Если только посмеет, когда увидит его черные глаза.

4

Отправлено: 02.12.08 17:22. Заголовок: Неуютная тишина начи..

    Неуютная тишина начинала угнетать немногочисленных посетителей таверны, кто-то громко зевнул, где-то тяжело брякнула пустая кружка, тихое бормотание старухи сменило веселый гогот гуляющих солдат. Так бывало только в самые черные дни, когда де Ла Рейни, будь ему не ладно отваживался проводить рейды по Дворам, выискивая новых квартирантов для казенных домов его ведомства. Неладно было и сейчас. Недаром мальчишка донес, что целый отряд полицейской гвардии отправился куда-то на закате. Да и мушкетеров, обычных завсегдатаев таверны, куда-то черт понес на ночь глядя.

    Папаша Мекано стоял у камина, зорко поглядывая, как жарилась его утка, иной раз поворачивал тяжелый шомпур и со смачным кряхтеньем подливал соуса на блестящие от жира бока птицы. Он бросил короткий взгляд через плечо на флейтиста, которому платил едой и крышей за не бог весть какую музыку. Тот сидел, сонно уронив голову на впалую грудь. Эх... совсем распустились... Так и прогореть можно.

    Кто-то грубо окликнул цыганку, требуя пляски. Голос явно принадлежал чужаку. Да и иного быть не могло, никто в Сен-Дени не посмел бы приказывать Маритане, невесте самого Гошера.
    Мекано обернулся, но тут же усек, что зря всполошился. Одного взгляда черных глаз цыганки хватило, чтобы унять грубияна. Какая женщина! Эх... Мекано бросил украдкой взгляд на свояченицу. Вдова его кума жила теперь в таверне. Готовила да управляла небольшим хозяйством папаши Мекано, так и норовя поставить все на свой лад. Оно то конечно, дело свойское - родня все-таки...

    Передав громадный деревянный черпак мальчишке, служившему у него на посылках, Мекано оправил складки посеревшего от времени камзола, с сохранившимися на нем военными галунами и нашивками - предмет особой гордости тавернщика. Поглаживая ладонью рыжеватого цвета жиденькую бородку, он неспешно направился к столику, за которым устроилась цыганка.

    - Что, Маритана, не весело у нас сегодня? - спросил он участливым тоном, присаживаясь напротив нее.

5

Отправлено: 03.12.08 16:32. Заголовок: За окном тихо горел ..

    За окном тихо горел костер, разведенный в корзине из железных прутьев. Возле него толпились караульные, обычное дело. Теперь всю ночь будут бубнить старые слухи да сплетни, кто чего услышал, а делее чем на квартал не пойдут, побоятся. Одно название - городская стража. Маритана презрительно хмыкнула. Пустые карманы, пустые глаза, пустые головы - что с них толку?
    В таверне было уныло и спокойно. Даже слишком спокойно как-то. На сердце скребли кошки. Будь здесь какая драка или хотя бы играла музыка да топали ноги в веселом танце, и Маритана не слышала бы этого неприятного голоса предчувствий. Что-то неладное творится этой ночью.

    Папаша Мекано подсел за ее стол. Хорошо, ему не надо врать и улыбаться. Он и сам все понимает. Прикидываясь простаком-куманьком, Мекано знал гораздо больше, чем рассказывал, и понимал больше, чем слышал. Цыган уважал его. Уважала и Маритана. Хотя, в глазах папаши она и видела иной раз неприкрытый интерес к себе, но к этому она привыкла. Нельзя быть красивой и неприметной.
    Она с детства привыкла ловить на себе пытливые раздевающие взгляды мужчин. Но одним она дарила обворожительную и в тоже время мягкую улыбку, других обливала холодным презрением. Вы можете любоваться, но не дай вам бог пожелать то, что не принадлежит вам - обожжетесь.

    Маритана никогда не звала на помощь, если то требовалось. Пламенные, как горящие угли, глаза звали за собой, она манила и увлекала не ведавшего совести и страха соблазнителя за собой вон из таверны. Если свежий воздух ночного Парижа не остужал его вожделения, то это было бедой самого мерзавца. За углом Трехглавой Башни у городской стены цыганка останавливалась, не сопротивляясь похотливым объятиям возжелавшего ее мужчины. Её острые как бритвы длинные ногти оставляли едва заметную тонкую полосу на шее похотливца, и тот издавал последний вздох.
    Если цыганка и чувствовала жалость, то это выражалось лишь в повторном движении по шее задыхающегося в собственной крови, чтобы ускорить его конец.
    Маритана собственной кровью поклялась Гошеру, что никогда не даст ему повода ревновать ее, будь то по ее вине или нет. И она держала свое слово.

    - Тоскливо... - только и проговорила Маритана, покачав головой на предложение папаши выпить вина с ним.

    Руки нервно сжимали шаль, подвязанную крест на крест на груди. Хотелось поскорее узнать, что произошло. Чтобы не сидеть больше в бездействии, бежать, действовать. Что угодно, только не это гнетущее бездействие и неизвестность.


Вы здесь » Le Roi Soleil - Король-Солнце » Парижские кварталы. » Таверна Боевой петух у ворот Сен-Дени_31.03.1661.