Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской


Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ночь 02.04.1661

2

Отправлено: 24.07.11 19:18. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Ап..

Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской.

Фрейлины, среди которых были и Ора де Монтале с ее светловолосой подругой, покинули покои Мадам, а маркиза в сопровождении графине де Лафайет проследовали (хотя сложно было определить кто кого вел) во внутренние покои, примыкавшие к спальне Ее Высочества принцессы Генриетты Анны.

Небольшой будуар был обставлен со вкусом, хотя Габриэль показалось, что в этих комнатах еще не чувствовалось руки самой новоиспеченной герцогини Орлеанской – вероятней всего, комнаты были обставлены скорее из соображений роскоши и удобства под чутким руководством матери жениха, а мнение молодой особо никто не узнавал. Но с иной стороны, подумала маркиза, вполне вероятно, что вкусов-то герцогини маркиза де Тианж толком не знала, а потому то, что казалось ей безликим вполне могло нести отпечаток индивидуальности молодой невестки короля.

А тем временем двери в будуар затворились в дверях, которые вели в спальню Габриэль заметила двух молоденьких камеристок, ожидавших знака старших дам начать процедуру переодевания герцогини: в понимании маркизы они с графиней должны были помочь Мадам снять платье и помочь ей облачиться в ночную сорочку и произвести прочие предписанные церемониалом действия, а две неприметные особы должны были заняться непосредственным раскладыванием деталей туалета герцогини в комодах, шкафах и сундуках.

«Ну что ж, рискнем начать», - мысленно сделав глубокий вдох (на самом деле маркиза вдохнула, но не рискнула делать это через чур шумно, да бы не привлекать лишнего внимания молодой принцессы) и приблизилась к Мадам.

- Ваше Высочество, позвольте представиться. Мое имя Габриэль де Тианж, я супруга маркиза Клода Дамас де Тианжа и для меня невероятная честь прислуживать Вам этим вечером.

Ее голос прозвучал несколько тихо, но говорить громко в будуаре молодой супруги принца она не решалась не только из-за охватившего ее легко волнения, но из уважения к самой молодой супруге Филиппа Орлеанского. Свежи еще были волнительные воспоминания своего собственного приготовления к брачному ложу и Габриэль искренне желала Генриетте, да бы она не переживала и не нервничала. Все-таки касательно ее чувств к принцу маркиза была не уверена и их природа была для нее загадкой, истолковать ее неправильно которую она очень боялась.

3

Отправлено: 30.07.11 19:46. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Го..

Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской.

Мадам де Лафайет с сожалением посмотрела на лица камеристок Мадам, которые как ей показались полностью выражали безучастность своей госпожи ко всему происходящему. Одна из них, которую графиня успела запомнить после утреннего распекания за не отглаженные сорочки для Мадам, сложила руки на переднике и неуклюже присела в реверансе. Вторая, судя по всему, провинциалка, последовала ее примеру, и обе застыли в ожидании приказов. Графиня лишь подавила тяжелый вздох и приберегла упреки на последующий раз, она ни минуты не сомневалась, что поводов для упреков и распеканий девушек у нее хватит. Еще одна камеристка, рыжеволосая англичанка была уволена по приказу самой принцессы утром. Графиня вспомнила о том событии, которое сама она восприняла не без удивления, столь неожиданной и неоправданно суровой ей показалась мера наказания за длинный язычок, который, как ей стало известно, послужил причиной неудовольствия Мадам. Если нрав герцогини Орлеанской столь же резок по отношению ко всему, то мадам графиня рисковала стать самой смиренной овечкой в сравнении с Ее Высочеством.

Разоблачение принцессы из тяжелого маскарадного платья оказалось делом более нелегким, чем облачение. Если на довершение туалета Мадам потребовалось около часа, из-за обилия лент и кружев, которые приходилось пришивать прямо на ней же на живую нитку, то снимать все это великолепие оказалось еще более нелегкой затеей. В какой-то момент де Лафайет даже подумала, а не отодрать ли вовсе не поддававшуюся усталым пальцам жемчужную нить, вшитую по краю декольте и стоячего накрахмаленного воротника Генритетты-Анны. Но природное хладнокровие взяло верх, не произнеся ни слова жалоб или сетований, графиня довершила свою миссию. В чем кстати, ей изрядно помогла маркиза де Тианж, которая с такой же стойкостью помогала Мадам развязать туго затянутые шнуры корсета и отделить от каркаса ряд нижних юбок.

- Не стойте, девушки, - тихо окликнула камеристок графиня и рукой указала на разложенные на сундуках сорочки, чулки и подвязки, из которых Мадам предстояло выбрать наиболее понравившиеся ей, - Поднесите сорочки на свет, чтобы Ее Высочество могла взглянуть на них. Вот так. И подвязки с чулками также.

Хотя она и представляла себе, во что превратятся эти самые чулки по прошествии ночи, если молодожены и в самом деле намеревались провести ее должным образом, про себя она сделала выбор в пользу тонких как паутинка чулок нежного бежевого цвета, настолько нежного, что сами чулки были практически незаметны на руке державшей их девушки.

- Вашему Высочеству будут угодны эти? - переспросила графиня, видя, с какой апатией Генриетта-Анна смотрела на предложенные ей детали ее ночного туалета. Ну конечно же, бедное дитя измученно долгим днем и ожиданиями самого важного дня, точнее, ночи в ее жизни настолько, что даже демонстрация флаконов с ароматной изысканно пахнущей туалетной водой, присланной ей в подарок королевой Испании, не вызвала никакого отклика в ее глазах.

4

Отправлено: 31.07.11 17:17. Заголовок: Габриэль молча помог..

Габриэль молча помогала мадам графине справлять с хитросплетениями наряда, который был на Мадам – если первые несколько неосторожных рывков сразу же дополнялись смущенным «Простите, Ваше Высочество!», то вскоре маркиза поняла что и платье, и сама девушка были совершенно равнодушны к тому, что с ними делали. Платье просто сидело на Мадам, совершенно не желая высвобождать ее юное тело из объятий лент, завязок, нитей жемчуга и разного рода «косточек», а носившая его особа ,кажется, была безучастна и даже не выказала ни малейшего раздражения неловкими движениями самой маркизы, ни графини де Лафайет.

И вновь настойчивые воспоминания вернулись Габриэль де Тианж к тому вечеру, когда ее так же готовили к первой брачной ночи и теперь ей казалось, что тогда все вокруг было наполнено волнением, радостью, страхом и смущением  вперемешку с желанием. Будучи взволнованной до предела,  будущая маркиза сама норовила поскорее высвободиться из платья, тут же решала какой аромат выбрать и по спине ее тут же пробегали мурашки, когда матушка и еще несколько дам, прислуживавших ей той ночью, полушепотом, сбивчиво делились «ценными» советами. А тут.. Откладывающей в сторону подвески Габриэль показалось, что Генриетту Анну вовсе не волновала эта суета и дело тут было вовсе не в том, что она держала эмоции в себе, не имела под рукою ни одного близкого человека, даже матушки.

«Возможно ли, что слухи об их с Людовиком свидании правдивы? Или же она так боится, что даже дрожь уже не пробирает ее тело? Все-таки даже безучастные кокетки проявляют куда больше заботы о своем виде, чем она сейчас..»

А тем времен камеристки начали откладывать в сторону тяжелое маскарадное платье и возле мадам де Лафайет появились не только чулки, подвязки, но и наконец самое важное – сорочка из тончайшего полотна с отделкой кружевом и лентами. Нежно-белая, почти источающая свет, это изящное произведение ткаческого искусства покоилось на руках у одной из девушек и Габриэль невольно позавидовала Генриетте, которая даже бровью не повела.

- Изволите помочь Вам с прической? – переспросила Габриэль, заглядывая в глаза герцогини Орлеанской. Невестам положено было являться к брачному ложу во всей девичьей красе, а маркиза прикинула, что в две руки разобрать изящное творение будет и сложно, и долго, а потому пока была возможность присесть, она спешила заняться волосами Мадам.

5

Отправлено: 03.08.11 23:23. Заголовок: Она вздрогнула и суд..
Дворец Фонтенбло. Гостинная в покоях Её Высочества герцогини Орлеанской.

Она вздрогнула и судорожно вдохнула, словно какая-то неведомая сила выдернула ее из этого сверхъестественного оцепенения и в миг вернула обратно в комнату, где принцесса и должна была быть. Наверное, она являла собой полное безразличие, и обе помощницы уже смотрели на нее озабоченно и чуть удивленно, явно ожидая от нее более живого участия в происходящих последних приготовлениях к самой важной ночи в ее жизни - но она просто не могла. Не могла улыбаться и делать вид, что все хорошо. Только не сейчас. Но, как бы то ни было, она должна быть благодарной дамам и перестать стоять словно статуя. Генриетта замотала головой и несколько раз моргнула, чтобы окончательно прогнать это полузабытье, которое было словно наваждение. Сознание переполняли какие-то неясные образы, обрывки воспоминаний детства, которые ярко вспыхивали перед ее глазами так же неожиданно гасли. В голове стучали слова матушки и брата о ее предназначении и долге, о том, что она должна поставить свои чувства и желания на самое последнее место... И все это было вперемешку с  Филиппом, который... который... Голова начинала кружиться от быстрой смены картинок, в каждой из которых он представал перед ней с новой стороны. Она старалась видеть его добрым и хорошим, старалась гнать от себя все эти слухи, убеждая себя, что все это - лишь злые языки завистников.

"Так, мне нужно сосредоточиться и перестать изводить саму себя... Мне нужно быть сильной. Боже, ну почему я?"

Она еще раз глубоко вздохнула и, кажется, успокоилась. Ну, или сделала вид, что так и есть, потому что ей было страшно. При каждой мысли о том, что именно сейчас, с минуты на минуту, должно было произойти, ей становилась дурно. В конце концов, она была такой же девушкой, как и все, и очень нервничала. Чувствуя, что дрожит, она обвела взглядом комнату и увидела, как одна из камеристок открывает окна, должно быть, она правильно подумала, что свежий воздух пойдет на пользу переживающей новобрачной. Анна кивнула девушке и слегка улыбнулась. Затем она, наконец, обратила внимание на поднесенный ей ночной туалет и удержалась от восторженного вздоха. Это была по истине королевская красота: чулочки, подвязки, но главное - сорочка! Она была отделана тончайшим изысканным кружевом, украшена атласными лентами, на которых миллионами цветов переливались миниатюрные бриллианты.

- Она восхитительна! - воскликнула она и тут же увидела, как на всех смотрящих на нее лицах отразилось облегчение, и ей стало совестно. Все они изо всех сил старались угодить ей, а она, должно быть, показалась им такой неприветливой...

- Я благодарю вас всех, - продолжила она, подняв руки и помогая графини де Лафайет вместе с камеристками одеть себя, - Вас, дорогая графиня, и Вас, милая маркиза, и всех Вас, девушки! Вы все так добры со мной и любезны. Я очень благодарна Вам. - она искренне улыбалась, стараясь действительно выглядеть благодарной. Пока на ней разглаживали кружева и подвязывали ленты, которые вскоре должен был развязывать герцог, мадам де Тианж принялась за ее прическу. Ее руки были приятны и она совсем не дергала волосы, как ее прежние камеристки, и Генриетта сама не заметила, как немного расслабилась. Через несколько минут из зеркала на нее смотрела молодая девушка, одетая в прекрасную белую сорочку, а ее волосы были расчесаны мягкой щеткой и теперь свободно ниспадали по ее спине крупными локонами. Она всмотрелась в свое отражение и отметила, что была бледна и все еще заметно дрожала. Однако на щеках появился легкий румянец, и Генриетта вспомнила слова матушки о том, что он очень понравится ее будущему мужу. Она улыбнулась самой себе и вновь обратилась к своим статс-дамам:

- Я благодарю Вас, Вы, мадам, и мадам графиня - настоящие феи-крестные. – Генриетта позволила себе хихикнуть и почувствовала себя… умиротворенной? Да, именно так. В этот момент она ощутила, что здесь у нее есть близкие люди.

- Мадам, - обратилась она к графине, - будьте так любезны, пригласите Его Высокопреосвященство.  Я должна очиститься перед предстоящим мне таинством.

6

Отправлено: 09.08.11 12:12. Заголовок: Мадам де Лафайет с л..

Мадам де Лафайет с любовью и гордостью оглядела юную герцогиню Орлеанскую, как будто отправляла на первую брачную ночь супругу первого принца крови, а собственную дочь. Откуда-то на глазах появились и заблестели непрошенные слезы умиления. Принцесса Генриетта-Анна выглядела такой... принцессой! Если бы все было только к счастью и никаких хмурых туч несоответствия характеров и намерений, о которых любила многозначительно "предупреждать" кузина ее мужа, мать той самой мадам де Лафайет, впоследствии прославившей их имя в веках благодаря своей любви к маленьким записочкам и несусветным романтическим историям. Ах нет же, эта история не будет романтичной, но и она имеет все шансы на счастливое продолжение, уверяла себя графиня, смахивая украдкой побежавшую по щеке слезу.

- Сию минуту, Мадам, - ответила она на просьбу Генриетты-Анны и, присев в реверансе, вышла из будуара в гостинную.

- Ваше Высокопреосвященство, Ее Высочество ждет Вашего благословения, - сказала она, справляясь с волнением в голосе. Вот напасть то, да она не переживала так, даже отдавая замуж собственных дочерей, а сыновей и вовсе коротко целовала в лоб и отсылала в покои с их молодыми супругами, когда гости успевали развеселиться настолько, что переставали замечать главных виновников шумных торжеств.

Архиепископ с торжественной миной на аскетичном бледном лице удалился в будуар герцогини, а вместо него на пороге показалась маркиза де Тианж. Мадам де Лафайет едва ли не бросилась придворной даме герцога Орлеанского, подхватив ее под руку и с самым заговорщическим видом повела к окнам.

- Ну что же? А герцог? Я так разволновалась, Габриэль, Вы не представляете себе... Места не найду до утра, - наконец графиня позволила себе чуточку выплеснуть скопившиеся за вечер и день эмоции, несколько градинок слез брызнули из глаз, которые она тут же промакнула скомканым от волнения платком.

- Вы думаете, нам можно идти? Я так переживаю, так волнуюсь. Они такие еще дети... - молчаливое участие маркизы приободрило графиню и та взяла себя в руки, - Пора бы и нам отойти ко сну. Я пожалуй не стану проверять девушек. Она наверное давно уже все улеглись по постелям. Такой долгий день, - проговорила она уже набившую оскомину фразу всего вечера возле двери в свою комнату, - Доброй Вам ночи, дорогая. И благослови бог герцога и герцогиню.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Опочивальня и личные покои герцогини Орлеанской