Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 3


Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 3

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

02.04.1661. Ночь.

Двухэтажное строение казарм находилось в дальнем конце парка. От Дворца к нему вела широкая аллея с огромными вековыми дубами, посаженными еще при короле Франциске Первом.
Франсуа де Виллеруа пишет:

Он неуверенно провел пером по виску, обдумывая последние фразы записки.
"... когда у Вас будет возможность. Передайте мои приветы Вашей подруге и нашей общей знакомой. Ваш..."
Маркиз закусил перо, раздумывая как подписать записку.
"Ваш друг"

https://d.radikal.ru/d09/1902/87/a93d7d15b8ef.png

В тот же вечер маркиз Франсуа де Виллеруа получает свое первое боевое крещение в компании мушкетеров короля.
https://b.radikal.ru/b10/1902/62/2b2009695727.png

Баркароль пишет:

Он просунул кулачек через решетки и потряс ладошкой, стараясь привлечь к себе внимание узницы. То, что это должна была быть девушка он не сомневался, ведь всхлипы были девичьи, стал бы мужчина плакать таким тоненьким голосом?
- Уходи.
- А вот не уйду, -
упрямо огрызнулся Баркароль и вместо кулачка снова протиснус через решетки свою голову, - Ты Долорэс? Не видать ни зги... а мы тут пришли вызволять тебя.
- Уходи! Не хочу ничего. Оставь меня! -
резко и зло ответила узница и Баркароль обижено высунулся наружу.
- Не хочет. Что же теперь делать то? Клещ ее в Париж увезет, а там... - он показал пальцем вокруг шеи, - И не далеко. И придумывать не станут за что - да вон перстенек какой пропащий припишут в вину и прости прощай. Дура! - обиженно крикнул он в окошко, - Давай с нами, пока можно еще!
- Уходи! Мне ничего не нужно теперь!

https://c.radikal.ru/c07/1902/20/6149a336242c.png

2

02.04.1661.
После полуночи.

// Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия. 2 //

Боевая тревога в казармах мушкетеров замечательно вписывалась в гвалт пушечных залпов, запускаемых последних фейерверков в честь свадьбы Месье. Кто бы мог подумать, что в то время как весь двор и дворцовая челядь с восхищением наблюдали за фейерверками, мушкетеры его величества были подняты по тревоги еще одним убийственным известием. Впрочем, тревога была объявлена не только для военных чинов, но и для судейских. В Канцелярию буквально ворвался гвардейский сержант с донесением от Гарнье, ординарца лейтенанта ДАртаньяна. Ла Рейни так и не успел отдать должное скромным изыскам, приготовленным для него Вателем. Как жешь, попробуешь тут расслабиться, когда этим придворным щеголям не терпится перерезать друг друга на дуэлях, да еще и ввязаться в ссоры с цыганами...

- И не говорите мне, сударь, что это связано с делом, которое мне поручено расследовать... Вы расстроите меня превелико, - ворчливо ответил Ла Рейни на просьбу гвардейца тотчас же отправиться вместе с ним в мушкетерские казармы.

Портшез, поданный ради того лишь, чтобы никто из праздно гулявших по парку придворных не обратил внимание на появление префекта, был стареньким и шатким. Сев на непокрытую дощатую скамейку, префект с сомнением посмотрел в окошко и подал знак нести его, не слишком веря в то, что портшез не развалится на пол-пути к казармам.

- Привезли уже? - спросил Ла Рейни вместо приветствия, как только портшез поставили на землю, - Спрашиваю, убиенного привезли?

- Да, господин префект. Там в лазарете положили. Доктор Фурье там. Осматривает его.

Префект, и два писаря, бежавших следом за его портшезом прошли следом за мушкетером в лазаретное помещение. На широком столе посреди комнаты лежало тело убитого, наполовину прикрытое простыней. Доктор Фурье, полковой врач, прослуживший с мушкетерами еще со славных времен, когда ротой командовал сам граф де Тревиль, рассматривал голову и шею покойника, делая какие-то замеры и пометки.

- Не долго ж протянул голубчик... не долго...

- Изверги... какой сволочи, прости господи, вздумалось убивать на ночь глядя? Попозже не могли свои дела обстряпать? Ну, показывайте... что у вас там, - не выказывая никакого уважения к смерти, проворчал Фурье.

- Не что, а кто, доктор.

- Теперь уже что. Поверьте мне, в этом трупе нет души уже как час. Это я вам и на глаз сказать могу. Ну-с... проверим... хм... кажется, этого господина я встречал при дворе... да-с. И осматривал по его просьбе карликов из свиты Ее Величества. Н-да... да... чистая работа... пардон. Месье, отойдите от света... да. Ничего не попишешь. Умер от удара ножом. Рассечено горло. Перерезана артерия. Умер захлебнувшись кровью. Видите... ага. Да, точный удар. Это удар мясника. Понимаете, милейший? Мясника в смысле, мастера своего дела. Знает, где ударить и как. Рука не дрогнула... вот только наклон пореза... дайте-ка мне вон тот нож... ага. Да... так и есть. Наклон пореза таков, что я могу предположить борьбу. Ну, то есть, если вам это важно знать, то вот - убийца был на равных с убитым. И удар нанесен снизу вверх... вот так. Да что вы, сударь, я вас не трону. Только показать хотел. Вот так. Понимаете? Нет? Ну я вам объясняю - была борьба. И мы с вами все равно нашли бы труп. Его ли... или его противника. Ну, тут чисто на везение. Рискованный удар. Чуть чуть промашка и лезвие бы только полоснуло горло, не войдя вглубь. Да-с... чистая работа. И чистое везение. Если вы хотите знать мое мнение, то я вам скажу - человек опытный и хладнокровный. А вот кто... да кто угодно. Силы этот удар не потребует. Но ловкости, да. Где нашли то его? У цыган? Ну... может быть и цыган убил его. Скажу вам наверняка, от такой раны много крови. Она бы брызнула фонтаном. Так что пятна крови ищите на одежде. Такую не выведешь. Разве что успели сжечь.

- Исчерпывающе... - процедил сквозь зубы Ла Рейни, следя за всеми манипуляциями врача, - Ну что же, остается передать его душеприказчикам. Что, родные то у него имеются? Кто таков по званию чину? Титул есть?

- А этого никто и не знает, господин префект, - ответил один из писарей, - Я как раз аккурат смотрел протоколы представлений ко двору. Так вот у этого... э.. Ла Валетта, да, Валентин Ла Валетт, так его звали, так вот никаких рекомендаций не имеется. Никаких документов о представляющем его лице. Как будто призрак. Вроде был при дворе. А откуда и как, никто не знает.

- Ну кто-то то знает. Надо только знать, кого спросить, - проговорил префект, стуча пальцем по деревянному столу, - Наутро мне составьте список его карликов. Всех. И тех, кого привезли из Испании, и тех, кого здесь нашли. Кто, откуда, зачем. Всех. Будем допрашивать.

- Да они ж юродивые, - насмешливо протянул Фурье, вытирая руки полотенцем.

- И что? Мои ребята свое дело знают. Из любого правду выпишут, - ответил Ла Рейни, не обращая внимания на тон доктора, - Ну да что же, пора и на покой? Нам то тоже не мешало бы. Хоть и не вечно. но таки ж до утра.

3

Отправлено: 27.05.11 15:58. Заголовок: Если бы Гастон встре..

//Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. 5//

Если бы Гастон встретил маркиза в салоне или на королевском приеме, то ни за что не принял бы этого веселого малого за заговорщика. Да он даже к возможной дуэли относился как к игре, сведя на шутку даже оскорбительные выпады английского вельможи. Повторный вызов прозвучал тем более угрожающе. Ведь только что граф де Ресто как лицо официальное предупредил всех троих о нешуточных последствиях возможной ссоры. Оставалось только увести незадачливого шутника поскорее от жаждавшего крови и мести англичанина, пока тот действительно не оскорбил маркиза своими выходками. Явно в деле была замешана женщина. И де Ресто даже подозревал, кто именно. Но не выдал свои догадки ни единым словом.

В казармах, куда он привел маркиза де Виллеруа, царил переполох сроди тому, какой произошел после взрыва на Лужайке во время пикника.

- Что произошло? - спросил Гастон у караульного, стоявшего на посту у входа во двор казармы.

- Привезли еще один труп, господин лейтенант.

- Еще один? Кто? Откуда?

- Не могу знать, месье. Но кажется, из табора, или с дороги. Разъезд только что оттуда вернулся. Сержант Гарнье велел перенести труп в лазарет. Тут и сам префект подоспел. Вон его портшез стоит. С ним его люди. Дело серьезное выходит.

- Маркиз, кажется, вечеринка по поводу Вашего визита откладывается. Думаю, что нам лучше пока определить Вас в мою комнату, - Гастон настоятельно посмотрел в лицо де Виллеруа, чтобы тот сумел понять серьезность своего положения, попасть под горячую руку Ла Рейни, когда лазарет казармы, превращенный в покойницкую, пополнился еще одним трупом, было бы гибельным делом, мало ли что взбредет в голову префекту, и на кого решат скатить все бочки.

- Господа, вы свободны. Будьте на месте к утренней поверке. Вы можете располагать собой, как пожелаете, но упаси вас бог даже попасть на глаза господину префекту. Надеюсь, вы понимаете, что военное положение не терпит гуляний и даже мелких неурядиц.

Де Ресто говорил спокойно и ровно, зная, что его мушкетеры не любили штатских и полицейских чинов больше, чем соперничавших с ними в славе гвардейцев. Ввязаться в ссору или драку с последними было делом чести для мушкетеров, но ни они, ни гвардейцы при этом не желали иметь дел с людьми префекта полиции, и потому на время, пока последние шныряли во всех владениях Фонтенбло, было объявлено временное перемирие между соперничающими между собой ротами.

Но увести маркиза подальше от глаз вездесущего префекта не удалось, так как раз тогда, когда де Ресто и де Виллеруа вошли в главный зал казармы, Ла Рейни шел к ним на встречу, выходя из коридора, соединявшего главное здание казармы с лазаретным корпусом.

4

Отправлено: 27.05.11 18:58. Заголовок: - А, месье де Ресто,..

- А, месье де Ресто, Вы привели его! Ну вот и славненько. Значить, пускай пока поразмышляет на гауптвахте, а утречком мы обо всем и потолкуем. Месье маркиз, мое почтение. Надеюсь, Вы не слишком расстроены? Вас ведь не сорвали с очередного рандеву или не оторвали от танцев с очередной шаловливой красоткой?

Ла Рейни внимательно посмотрел на выражение лица маркиза, выжидая ответной реакции. Оно конечно же, воспитанный в пажеском корпусе молодой человек, сын самого маршала Франции, товарищ по играм самого короля, не мог не уметь скрывать свою досаду. И все же, легкое покраснение в области щек и шеи не ускользнуло от префекта. Попался, голубчик. Где оно, записное бравада? Теперь они среди военных, и нет никого, перед кем можно красоваться и бравировать, как нет и секретарей Его Величества, чтобы подсказать правильный контр-аргумент на допросе. А стоило ли ждать до утра, чтобы начать расспросы этого юнца? Префект взглянул в луковицу часов, драгоценной безделушки, подаренной ему тестем на день его введения в должность парижского префекта. Время близилось к часу ночи. Сон был не в сон. А как знать, может утром у него уже будут твердые и солидные как гранит факты для представления королю на утреннем докладе.

- Однако, месье маркиз, я готов сделать Вам поблажку. Да, да. Не благодарите. Но в память дружбы Вашего батюшки... такое вот дельце понимаете ли... деликатное. Да-с. И не требующее отлагательств. Вы под арестом, месье, по моему приказу. И я нисколько не заинтересован продержать Вас в казематах дольше, чем Вы сами это позволите. А позволить или не позволить... понимаете, мой юный друг, все в Ваших же руках.

С неожиданной дружелюбной улыбкой лице, Ла Рейни едва ли не подхватил молодого человека под локоток.

- Месье лейтенант, где мы можем побеседовать с Его Светлостью в так сказать приватной обстановке? Я бы хотел уяснить некоторые вопросы прямо сейчас. В свете последних событий, Вы же понимаете. Промедление может оказаться фатальным. Да-с, судари мои? - развернулся он к подошедшему писарю, - Что там еще?

Худощавый человек лет сорока на вид с небритыми щеками и всклоченными длинными волосами, разметавшимися на засаленном пожелтевшем воротнике, подошел к префекту и подал бумагу.

- О... - брови префекта подскочили вверх, но тотчас же его лицо вернуло себе прежнее дружелюбное выражение, - О... ну вот, дела дела... месье, Вы должны извинить меня. Маркиз, будьте гостем у господ мушкетеров, и я беру с Вас слово, что Вы не покинете пределов казармы вплоть до моего распоряжения. Если Вы готовы дать мне слово чести, то я не буду настаивать на том, чтобы Вас содержали на гауптвахте.

Полученная записка была некстати, но не обратить внимание на всплывшие новые факты Ла Рейни не мог. Допрос де Виллеруа можно было и отложить. Пока он был под охраной де Ресто, префект не волновался, что молодой человек сбежит или ввернется в непредвиденные приключения. Подозрения подозрениями, но нажить себе врага в лице Никола де Невиля герцога де Виллеруа Ла Рейни не желал. Ему всего лишь был нужен рычаг для возможного давления на самого герцога. И таких рычагов чем больше имеешь под рукой, тем лучше.

Откланявшись, Ла Рейни вышел во двор и с недовольным лицом влез в ожидавший его портшез. Он предпочел бы пройтись пешком до дворца, вместо того чтобы еще раз трястись в старой конструкции, готовой вот вот развалиться в руках носильщиков. Однако, веселые и раззадоренные вином и вниманием дам придворные не вселяли в него уверенности в том, что путь через парк обойдется без неприятных встреч или даже столкновений.

// Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия. 3 //

5

Отправлено: 27.05.11 23:57. Заголовок: Пока мушкетеры вели ..

//Фонтенбло. Лужайка перед дворцом. 5//

Пока мушкетеры вели Франсуа к казармам, точнее, по его мнению, сопровождали его и лейтенанта де Ресто, маркиз пытался собрать воедино картину происходящего. Что могло послужить поводом для его ареста? Ну разве что префекту и в самом деле вздумалось привлечь его к незначительному делу о возможной дуэли в Оружейной зале? И даже это казалось слишком раздутым делом. Де Виллеруа в очередной раз перебирал в уме все увиденное им в зале, пытаясь вспомнить хоть что-то мало-мальски указывавшее на тех, кто оставил на полу рапиры с окровавленными лезвиями рядом с пятнами крови, и кому могла принадлежать корзинка с провизией. Все это никак не увязывались в разумении маркиза. Зачем дуэлянтам брать с собой вино и еду на место предполагаемого поединка? Разве дуэли не заканчиваются обычно сухим рукопожатием или выносом тел поверженных противников? И отчего эти горе дуэлянты не унесли с собой корзинку? Куда же они спешили?

Франсуа попытался вспомнить все предположения, которые они строили вместе с Орой, но память как на зло выдавала ему то образ смеявшейся над его шутками девушки, то холодную и склизкую от сырости кладку каменного карниза, по которому он карабкался, чтобы незамеченным выбраться из злосчастного Оружейного зала, то оцарапавший его палец тайник в карнизе комнаты маркизы де Тианж. Все что угодно, но не то, что было действительно необходимо ему.

На пол-пути к казармам де Виллеруа пришел к выводу, что если все дело было в шляпе, то волноваться следовало вовсе не из-за разбросанных в зале рапир, и не из-за его приключений с Орой. Они как раз пересекали Королевскую Аллею, когда мысли Франсуа вернули его на три часа назад, когда он шел по этой же аллее, сопровождая короля и таинственную незнакомку. Он вспомнил, с какой силой сжала его запястье дама, скрывавшая свое лицо под вуалью, как ловко она проскочила сквозь кусты, ничуть не испугавшись замочить подол своего платья, с какой прытью побежала к карете, ожидавшей ее у постоялого двора.

Может, все дело было в той даме, которую они проводили, помогая ей скрыться от глаз мушкетеров, карауливших выезд из парка? В ушах прозвучал голос Его Величества:

- Небеса! Маркиз, Вы не скажете никому, слышите? Никому. Ни слова.

В чем бы его не обвинили, он не мог нарушить приказ короля. Маркиз только сглотнул и опечаленно опустил голову, прийдя к выводу, что совершенно не понимал сути всего, что происходило с ним. Он знал наверняка только одно. То, что эту ночь он завершит в компании мушкетеров короля, и хорошо еще, если не на знаменитой гауптвахте, в сыром и темном подвале, где в изобилии водятся мыши и крысы, а вместо скамеек и постели набросана прошлогодняя солома.

- Привезли еще один труп, господин лейтенант, - донеслось до ушей де Виллеруа, когда они подошли к казармам.

Все внутри похолодело и съежилось то ли от холода, то ли от противного ощущения близости покойников. Франсуа остановился рядом с графом де Ресто, пока тот распрашивал караульного. Казалось, что все его существо превратилось в слух, настолько внимательно он внимал каждому слову из разговора.

Еще одно убийство? Но кто же на этот раз? И главное - почему? Неужели заговор и в самом деле? А где же король? - де Виллеруа пытался воссоздать в памяти последний разговор с Его Величеством в буфетной перед Большим залом. Людовик был явно рассержен и разбил бокал с вином, а потом запустил пустую бутылку в кого-то за спиной Франсуа. Что же было потом? Кажется, граф деСент-Эньян увел короля в его личные покои. Но потом?

Неверными от волнения шагами маркиз прошел следом за де Ресто в казарму и там они нос к носу столкнулись ни с кем иным как с самим префктом полиции. Франсуа моментально ощутил предательское жжение в области ушей и шеи. Ну нет, что угодно, но только не выдать свое беспокойство и страх при этом напыщенном себе на уме господине. Он ведь считает что знает все и обо всех. И еще вечером грозился вывести маркиза на чистую воду. А о чем он собственно говорил? Ведь тогда на совести Франсуа не было ни единого греха. Если не считать сломанных веток персиковых деревьев в саду Пале-Рояля...

Но то было таким давним делом, что даже сам маркиз не мог припомнить, когда именно они с Его Величеством и еще двумя пажами из его свиты забрались в сад, чтобы нарвать персиков в подарок фрейлинам Ее Величества. Кажется, тогда Людовик переоделся в плащ одного из мушкетеров карауливших у дверей его опочивальни и проник в покои фрейлин, произведя своим появлением немалый фурор. Де Виллеруа невольно заулыбался, вспоминая восторженные смешки и перессуды за его спиной, не умолкавшие еще около двух недель после происшествия. Ведь ему посчастливилось быть одним из двух пажей, карауливших в дверях приемной королевы на случай, если появятся кто-то статс-дам королевы-матери...

Веселье маркиза моментально улетучилось, равно как и счастливые образы пажеских приключений, когда его ушей достиг пренеприятнейший голос префекта Ла Рейни.

- Месье префект, я не понимаю, на каком основании Вы изволили отдать этот приказ? Соблаговолите хотя бы выдвинуть обвинение, коль скоро Вы собираетесь оставить меня под стражей!

Франсуа даже удивился собственной смелости и уверенности. Даже если господин префект и был наделен полномочиями именем короля арестовывать любого подозреваемого, он был обязан поставить маркиза в известность о том, в чем его подозревали.

Внезапная перемена в тоне Ла Рейни настрожила Франсуа. Это еще больше отвратило от общения с префектом, и отнюдь не расположило к доверительному разговору. Ну да, без сомнений этот напыщенный весь из себя важный чиновник прекрасно понимал, что говорил с сыном герцога, и что стоило ему ошибиться в обвинениях, это не только не сошло бы ему с рук, но могло бы и стоить всей его карьеры. Хотя, и самому де Виллеруа вовсе не улыбалась перспектива объяснений с отцом по поводу его приключений в тот вечер.

Не успел Франсуа собраться с духом, чтобы сделать соотвествующее ситуации заявление, как подобало первому танцмейстеру двора и сыну маршала Франции, как Ла Рейни поспешил откланяться, предоставив его попечению графа де Ресто.

- Вы полагаете, граф, у месье префекта есть серьезные обвинения против меня? - спросил де Виллеруа лейтенанта, как только префект повернулся к ним тылом, - Я не против того, чтобы провести ночь в Вашей компании. Но, мой долг быть рядом с Его Величеством. Я бы все отдал, чтобы узнать, в чем таком ужасном меня обвиняют. Хотя нет. Еще больше я хочу узнать о том, что произошло. Кого убили? Его Величество в безопасности? Вы ведь можете сказать мне? И вообще-то я хотел еще попросить Вас об одном отдолжении, граф. Надеюсь, Вы не откажете мне?

6

Отправлено: 28.05.11 21:55. Заголовок: Редкое умение нагово..

Редкое умение наговорить с три короба любезностей и при этом ровным счетом не сказать ничего полезного. Гастон посмотрел вслед удалявшемуся портшезу господина префекта и неодобрительно хмыкнул. Судейский до мозга костей, таких не то что видно, слышно за версту. Они говорят вперед себя, обещают впереди дел, объясняют улики, даже не видя их. И разумеется, отдают приказы арестовать человека, даже не имея ничего конкретного против него.

- Не обращайте внимания, маркиз. Считайте, что Вы были приглашены на вечер в нашу неотесанную мушкетерскую компанию. Вы ничего не имеете против? Ну и славно. Я уверен, что у господина префекта просто духу не хватило слепить обвинение из воздуха. Завтра утром он пришлет кого-нибудь из своих писак с уведомлением освободить Вас из под стражи. Я уверен в этом. Также как и в том, что мы проведем недурно эту ночь. Месье Фуке прислал нам целую подводу с бочками анжуйского вина. По-видимому, от щедрот королевского поставщика вин. Так что, гуляния будут шумными. И грозными, - де Ресто улыбнулся, - В смысле, по-мушкетерски лихими. Да Вы и сами увидите. Не волнуйтесь, каждый из моих мушкетеров также родовит, как и храбр и безрассуден. Так что, компания для Вас будет не хуже той, к которой Вы вероятно привыкли в Академии. Проходите в мою комнату. Если желаете умыться, там в углу есть ведро и умывальник. Мой ординарец подаст Вам все необходимое. А я, пожалуй, пойду разузнаю, что стряслось и кого к нам привезли.

Предоставив в распоряжение маркиза де Виллеруа свою комнату, Гастон направился прямиком в лазарет. Стоявшие на карауле часовые громко щелкнули каблуками ботфорт, отдавая честь лейтенанту, на что де Ресто только кивнул в ответ.

- Что сказал доктор? - спросил он у одного из караульных, - Пройдите со мной.

- Доктор Фурье сказал, что убитый был зарезан. По его словам произошла драка. Убитый сопротивлялся. Порез сделан не нечаянно. То есть, направлено. То есть, убийца точно знал, как убить его.

- Понятно... и кто же это? - Гастон нерешительно приподнял белое полотно, накинутое на труп.

- Поговаривают, что это испанский идальго, прибывший ко двору в свите Ее Величества, - подсказал караульный.

- А... помню. Да да, помню его. Странно, а он то что забыл у цыган? Ведь его там нашли?

- Странно то странно, но Мишель де Варен сказал мне, что за обедом на Королевском Холме и сам маршал дю Плесси хвастал, что побывал в таборе. И поговаривают, что венгерский принц нашел среди цыганок красотку для себя.

- Ну да. Слухи, - Гастон вернул полотно на место, закрыв лицо убитого, и отряхнул ладони друг о друга, как будто смахивая невидимые частицы смерти со своих перчаток, - Слухи не всегда верны. Пойдемте. Вряд ли этому бедолаге можно помочь рассуждениями. А кстати, кто у нас гауптвахте содержится?

- Да никого, Ваша Светлость. Привели тут одну служанку из дворца. Говорят, она та самая, которая на шевалье указала. Ну, на того, что утром сбежал то под мушкетерским плащем.

- Ах да, да. Интересно. А ее то в чем таком уличили? Ну да ладно. Благодарю за службу. Оставайтесь на часах. Мали ли что.

- Да уж покойник то никуда не денется, - ухмыльнулся мушктер, но под строгим взглядом лейтенанта вытянулся во фрунт, - Слушаюсь, Ваша Светлость. Виноват.

Прежде чем вернуться в комнату де Ресто совершил формальный обход всех постов вокруг казарм, проверил караульных на гауптвахте, пожурил часового у арсенала, задремавшего за столом заставленным опорожненными бутылками и блюдами со всякой снедью. Он прекрасно понимал, что вино и закуски были принесены товарищами караульного, чтобы помочь ему скоротать время. Будь на его месте граф ДАртаньян и разнос был бы неминуем, а вместе с ним может быть и несколько дней заключения на гауптвахнет. Но де Ресто был молод и сам только недавно получил звание лейтенанта. Он хорошо помнил каково это нести караульную службу, когда все вокруг веселятся или, что еще завиднее, участвуют в боевых разъездах и охраняют самого короля.

- Не оплошайте, старина, если кто посторонний встретится. И лучше бы Вам смениться. Второй раз увижу, разговору не будет, так и знайте.

- Виноват, месье лейтенант! - отчеканил в ответ караульный, краснея до самых кончиков ушей.

7

Отправлено: 29.05.11 20:43. Заголовок: Граф так и не ответи..

Граф так и не ответил на вопросы Франсуа, да и о просьбе как будто бы и не услышал. Франсуа опустив плечи и с поникшей головой прошел в комнату де Ресто, набираясь смелости, или точнее сказать, дерзости, чтобы повторить вопрос, но так и не успел. Зато, лейтенант оказался весьма гостеприимным хозяином и отдал в распоряжение своего невольного арестанта комнату и даже отрядил ему в помощь своего ординардца. Маркиз успокоил себя, подумав, что возможно и сам де Ресто хотел выяснить, что еще успело произойти в беспокойном Фонтенбло, и потому поторопился уйти.

Комната лейтенанта мушкетеров почти ничем не отличалась от обычной гостевой комнаты во дворце. Разве что окно было гораздо уже и меньше, да вместо ширмы и дорожного сундука в углу в распоряжении графа был настоящий гардеробный шкаф с резными дверцами и стойка с несколькими рапирами и шпагами, которым бы позавидовал любой коллекционер старинных клинков. Франсуа подошел ближе, чтобы полюбоваться тонкой икрустацией на эфесе одной из рапир, но заметил на себе взгляд ординрдца. Тот выжидательно стоял у умывальника, видимо, полагая, что месье будет угодно освежиться коль скоро время было к ночи и вряд ли его выпустили даже на легкую прогулку перед сном. Де Виллеруа молча снял с себя камзол и отстегнул перевязь с бутафорским кинжалом. Достаточно было бы просто умыть руки и лицо, и он машинально подставил ладони над огромным керамическим умывальником, который, надо заметить, осчастливил бы и более изнеженных господ, навроде тех, что состояли в свите Месье и бывших более причными к комфорту и удобствам, чем мушкетеры.
Для Франсуа все еще оставалось загадкой, каким именно человеком был Гастон де Ресто. Кроме того, что отец графа был так же как и его отец военным и дослужился до чина генерала, маркиз ничего о нем не знал. Кажется, у графа была младшая сестра, попавшая ко вдору в качестве фрейлины герцогини Орлеанской.

- О да, да ведь это же она предупредила нас о возвращении Мадам в свои покои! - вспомнил Франсуа и просиял. Перед глазами появилась картина их веселого ужина в комнате Оры, смущенное лицо молчаливой и, как показалось ему, стеснительной Луизы де Лавальер, снисходительная улыбка мадам де Тианж, которую он оказывается пригласил на танец на балу... - И ведь она видела, как меня арестовывали в первый раз... Боже... ну да, тогда это еще могло сойти за шутку. А что если до ушей маркизы долетит слух о втором аресте? Что же она подумает обо мне? А если вместо того, чтобы пожурить Ору за неосмотрительность, мадам де Тианж решит сделать ей выговор, да еще и расскажет обо всем графине де Лафайет?

Вода с веселым звоном лилась в керамическую посудину, обдавая Франсуа брызгами. Он даже не заметил, как душистое мыло, которое он нашел рядом на полочке, уже давно пенилось у него в руках.

- А если графиня заподозрит Ору в чем-то непристойном? Я то лопух, еще и в клумбу упал... меня могли увидеть... а потом и арест. Что же будет с Орой? Про нее начнут говорить, что она укрывала заговорщика... как же быть? Если б можно было послать кого-то с запиской к маркизе де Тианж, чтобы она ничего дурного не подумала... и не выдала нас.

- Месье, осторожнее!

Вода пролилась из переполненной посудины прямо на пол и выплеснулась на штаны и туфли Франсуа. Вокруг его ног медлено раслывалась лужа.

- Простите... я задумался.. Боже! Граф!

В дверях как раз появился де Ресто и Франсуа кинулся к нему, едва не подскользнувшись в луже воды.

- Граф, прошу Вас, помогите мне. Это важнее всего. Мне просто необходимо немедленно передать записку. Одной особе, - чуть поостыв добавил маркиз, оборачиваясь к ординардцу графа, чтобы взять у него из рук полотенце.

- Я напишу записку, ведь это не возбраняется? Поверьте, в этом нет ничего противного Его Величеству. И я верен королю. Но арест. Это могут не так понять. И я очень опасаюсь за репутацию одной очень важной особы. Важной для меня.

8

Отправлено: 30.05.11 14:30. Заголовок: Гастон остановился к..

Гастон остановился как вкопанный на пороге собственной комнаты, с удивлением глядя на маркиза де Виллеруа.

- Записку? Уже? Маркиз, да Вы не перестаете удивлять меня. Право же, Вы всего пол-часа как под арестом, а уже собираетесь писать прощальные записки. Успокойтесь, ради бога. Я уже сказал Вам, что у префекта нет никаких серьезных обвинений против Вас, иначе мы не разговаривали бы с Вами в моей комнате. Поверьте мне, с государственными преступниками обходятся совсем по-другому, независимо от их положения. Даже независимо от личного к ним расположения короля. Так что, перестаньте волноваться и не вздумайте волновать кого-то еще. Фердинан, подайте еще одно полотенце и распорядитесь, чтобы здесь убрали.

Де Ресто по-дружески похлопал по плечу де Виллеруа, пытаясь ободрить его. Желание немедлено передать записку какой-то очень важной особе он воспринял как должное. Ну конечно же, маркиза ожидало приятное свидание с молодой особой, и он боялся, что его непоявление в условленное время сочтут за измену или забывчивость. Чего только не придумают юные мадемуазели, когда что-то происходит не так, как им хочется. Граф прекрасно знал о таких переживаниях, благодаря своей сестре, хоть та и не охотно делилась с ним подробностями сердечных пустяков.

- Ну, если Вы и правда думаете, что эта записка может спасти чей-то сон, то будь по-Вашему. Ради бога. Напишите. Я велю кому-нибудь из заступающих в караул во дворце передать ее по назначению. На моем столе Вы найдете бумагу для отчетов и чернила. Перо заточено. Так что, пишите. А как только закончите, я имею честь пригласить Вас к скромному ужину мушкетеров. Я познакомлю Вас с нашей братией.

Вид забрызганного водой маркиза вызывал неучтивый смех, и де Ресто едва сдерживался, чтобы не расхохотаться. При всей своей комичности де Виллеруа успел заслужить уважение графа, и лично он не воспринимал маркиза как своего арестанта, хотя и понимал, что даже под маской наивности и юношеской беспечности мог скрываться хитрый заговорщик.

9

Отправлено: 31.05.11 18:42. Заголовок: Франсуа как был в ра..

Франсуа как был в расстегнутом камзоле и жилете, в расхристанной рубашке, сел на краешек стола и положил перед собой чистый лист плотной бумаги с вензелем канцелярии второй роты королевских мушкетеров. Обмакнув перо в раскрытую чернильницу, он написал первую закорючку витиеватой заглавной буквы и задумался... а кому же писать? Маркизе де Тианж? И что же писать? "Ни в чем не повинен, чист как голубь и уверяю в искренном..." Брови маркиза сдвинулись в недовольстве самим собой, какие избитые выражения, и ровным счетом ничего искреннего в том нету. "А если написать Оре?" Сердце подпрыгнуло от радости, а шея немедлено загорелась, как будто ненаписанные им строки мог прочесть сидевший в глубоком кресле граф или его ординарец, вытиравший лужу, расплесканную маркизом. "А что же я напишу тогда?" - кончик пера щекотнул щеку Франсуа, заставив его вздрогнуть. Тяжелая чернильная карля упала на девственно белый лист, украсив его расползшейся во все стороны кляксой.

- Ох, - пробормотал маркиз, но лист менять не стал, чтобы не злоупотреблять любезностью лейтенанта, - Минутку, Ваша Светлость.

Он бросил извиняющийся взгляд на де Ресто и перо заскрипело на бумаге, выводя аккуратные строчки записки.

"Дорогая Ора..."

Да нет же, нельзя писать имен! А вдруг записка попадет не в те руки? Де Виллеруа скомкал лист и взял новый. Слова никак не хотели складываться в хоть сколько-нибудь суразные фразы. Он мучительно вспоминал правописание, стыдясь собственной неграммотности перед девушкой, перечитавшей все книги из библиотеки герцога Орлеанского.

"Вы не волнуйтесь, я у мушкетеров. Это арест, но говорят, что ничего серьезного нет. Завтра утром меня отпустят. Только не подумайте, что это из-за Вас. Я сам расскажу при встрече..."

- При встрече, - перечитал Франсуа, подняв перо над листком и рискуя посадить еще одну кляксу, - А вдруг она не захочет больше встречать меня? - его глаза, только что горевшие энтузиазмом, вдруг потускнели, сверкнула навернувшаяся влагой грусть, - А если ей скажут, что я скандалист и дуэлянт? И еще невесть чего? А если из-за меня отправят в поместье к родителям?

Он неуверенно провел пером по виску, обдумывая последние фразы записки.

"... когда у Вас будет возможность. Передайте мои приветы Вашей подруге и нашей общей знакомой. Ваш..."

Маркиз закусил перо, раздумывая как подписать записку.

"Ваш друг"

Закончив послание, Франсуа щедро присыпал его песком. Грусть успела улетучиться, растворившись в радужных мыслях о том, как это письмо передадут в руки мадемуазель де Монтале и она возможно сразу же прочтет его и рассмеется над очередным приключением Франсуа. Да он и сам уже был готов посмеяться над собой, если бы не строгое выражение лица графа де Ресто, ожидавшего его.

- Готово, граф! Это нужно передать мадемуазель де Монтале, фрейлине Ее Высочества герцогини Орлеанской. Ох, так поздно... вероятно все фрейлины уже отправились спать. Но может, Ваш мушкетер сумеет встретить кого-то из служанок и позовет Ору... то есть мадемуазель де Монтале? Я не пишу имени на письме... на всякий случай. Но ведь его так легко запомнить - Ора, как.. как Аврора... такое яркое вот.

Франсуа улыбнулся придуманному им  сравнению. Передав сложенный вчетверо лист с запиской графу, он обратил все свое внимание на маленькое зеракальце сделанное из начищенного до блеска медного блюда, подвешенного на стене. Оставалось поправить воротник рубахи и вернуть на место кружевной шарф, справиться с завязыванием которого де Виллеруа не составило труда, так как он тайком тренировался завязывать шарфы точь в точь, как это делал маршал дю Плесси. Пуговицы жилета пришлось перезастегнуть дважды, так как в спешке Франсуа пропускал то одну, то две, но в конце концов и жилет оказался в полном порядке. Камзол оставалось только отряхнуть. Впрочем, это не спасло его от налепившегося от стены мха и пожухлых листьев, которые он похватил на себя, когда выбирался из окна маркизы де Тианж.

- Я готов, граф!

Щелкнув каблуками, как в давешнии дни, когда де Виллеруа служил в пажеском карауле в свите Его Величества, Франсуа выпрямился, грудь колесом, плечи развернуты, лицо гордо, хотя нет, скорее весело поднято вверх, в глазах предвкушение встречи и ужина с теми самыми знаменитыми мушкетерами короля.

10

Отправлено: 31.05.11 23:05. Заголовок: Две кляксы по одной ..

Две кляксы по одной на каждый вариант записки заставили Гастона улыбнуться. Не то чтобы маркиз не был похож на человека, владеющего пером, но он не был виртуозом, что было похвально в глазах мушкетера. Военному ни к чему перо и изящные слова. Крепости этим не возьмешь, да и в прямой атаке не спасет. А дамы одинаково благосклонно воспринимают грубоватое и простое внимание мушкетеров, и вычурные как фламандские кружева словоизлияния придворных щеголей. Все дело в решительности. Вот с этим у юного отпрыска маршала де Невиля кажется немного напряженно, констатировал про себя граф, следя за изменяющимся каждую секунду выражением лица де Виллеруа, пока тот старательно и вдумчиво выводил строки записки.

- Готовы? - спросил Гастон, когда маркиз отдал ему письмо и даже успел привести себя в порядок без помощи ординардца, все еще неодобрительно поглядывавшего на молодого человека.

- Тогда идемте. Письмо при мне. Мое дежурство будет с шести утра и вплоть до полудня. Так что, если хотите, я могу передать записку лично. Мадемуазель де Монтале? Вы можете отказаться, но я намерен прибегнуть к помощи моей сестры. Маргарита состоит в свите Ее Высочества, и мой визит к ней не вызовет ни у кого вопросов.

Гастон распахнул дверь своей комнаты, приглашая маркиза на выход. Здание казарм было построено не так давно, но уже успело прийти в изрядное запустение, так как при покойном короле Людовике XIII-ом, в Фонтенбло приезжали только для охотничьих забав и обычно малый королевский двор сопровождала только швейцарская гвардия, квартировавшаяся в самом дворце. Кое где с потолков свисали тонкие нити паутины, а под тканью старой обивки произрастала плесень. Тенистый парк, окружавший казармы, закрывал здание от солнечных лучей, отчего даже днем в казармах было довольно темно и сыро. Де Ресто недовольно хмыкнул, но не стал указывать на явный непорядок при госте. Да и к чему пугать королевского танцмейстера, который наверняка привык к роззолоченным обитым дорогими тканями стенам королевских покоев.

- Сюда, ваше сиятельство, - граф показал рукой на широкий коридор, ведший в восточное крыло здания, где располагалась кухня и огромный обеденный зал. Грубо сколоченные столы и скамьи напоминали обстановку обычной таверны. Вместо изящных канделябров и люстр, украшавших залы королевского дворца, тяжелые факелы были воткнуты в железные скобы на стенах мушкетерского обеденного зала, служившего им также и гостинной и приемной, и просто местом для отдыха и дружеских попоек.

- Господа, прошу любить и жаловать, наш гость на сегодняшнюю ночь, маркиз де Виллеруа! - объявил де Ресто громким голосом и несколько голов обернулись к ним. Раздались привественные крики, кто-то воскликнул "Виват" и в руках замелькали медные кружки с вином.

- Добро пожаловать к мушкетерам, маркиз!

11

Отправлено: 03.06.11 22:58. Заголовок: Баркароль стянул с г..

// Парк Фонтенбло. Озеро. 4 //

Баркароль стянул с головы шляпу и потянул ее вниз, закрывая лицо, как будто бы маской. Вряд ли она помогла бы ему укрыться от караульных, прохаживавшихся вдоль невысоких кустов. Эти кусты были высажены по всему периметру вдоль здания казарм. Карлик примерился на глазок, чтобы издалека оценить, смог бы он скрыться за кустами. С его ростом это было вероятным и даже больше возможным, чем нет, но вот рост Мирелы точно не подходил. Ей бы пришлось идти следом за ним вприсядку, и все равно она бы выдала себя и его.

- Что же делать? Мама небесная... что же делать? Долорэс здесь, я знаю. Там в комнате Клещей, они говорили, что ее сюда приведут. А утром будут допрашать. У... - карлик выпучил глаза и сделал забавную рожицу, однако в глазах его не было смеха. Он плюхнулся на землю, что младенец, когда тому надоест стоять на ножках, положил рядом с собой шляпу и вздохнул. Тяжко и протяжно. Потом еще раз. В третий раз вышло довольно шумно, так что из-за куста рядом с ними поднялась вверх птаха и с испуганным щебетом унеслась прочь. Караульные возле казарм остановились и вгляделись в темноту парка.

- Да, пичуга ночная...

- Может спугнул кто?

- Да брось, Клод, кто тут будет гулять? Все сейчас, кого ноги держат, веселятся на Большой Лужайке, да на озере. Только мы, как проклятые тут в карауле должны всю ночь напролет стоять.

- А ты не стой, де Лувье. Маршируй себе, - с усмешкой ответил на ворчания друга мушкетер, перекинул мушкет на другое плечо и шурша гравием вразвалку неспеша побрел вдоль стены.

- А вчера то занятно было. Мы аккурат с караула снялись к полуночи. Успели повеселиться во Дворе Фонтанов. Там актерки танцевали на барабанах. Занятное зрелище, тебе скажу.

- А что же ты ни с одной не станцевал?

- Сам принц там был, он и танцевал с актерками?

- Да ну, - последовал насмешливый ответ со стороны. К караульным приближался еще один мушкетер, - Ну что, господа, ничего подозрительного? Никого?

- А кто же здесь будет, господин сержант? Все подозрительные нынче кто в лазарете почивает, кто на большой дороге. А у нас тут все тихо.

- Да да, все да не все. Слыхали, что говорили? Что того малого, что в лазарете отдыхает, двое из дворца до самого трактира провожали. Одного, говорят арестовали. Второго ищут. А ну как на помощь придет?

- Правда что ли? Это тот молоденький кавалер, сын маршлала де Невиля?

- Да не, богом клянусь, тот не мог. Да и граф де Ресто с ним запанибрата. Станет он что ли с изменником так обходиться?

- Станет или нет, не знаю. Но только имейте в виду, один или два сообщника все еще на свободе. Смотрите в оба.

Гравий остро зашелестел под сержантскими ботфортами и он пошел продолжать обхот караульных постов, пройдя совсем рядом с кустами, за которыми прятались Мирела с Баркаролем.

- Ой ой, вот беда то, - шепнул карлик, потянув девушку за руку, - Еще двое... страшно то как.

О прислушался к голосам мушкетеров, те как видно решили обойти свою территорию и направились по дорожке к дальнему углу здания.

- Бежим сейчас! Спрячемся за кустами и там около стены пойдем. Эта самая гаупта... вахта.. она в подвале у них. И там окошки есть. Покликаем Долорэс, она откликнется.

Натянув шляпу до самых ушей, чтобы ненароком не свалилась, Баркароль поднялся и полез прямо через кусты. Тяжелое облако проплыло по небу, открывая полноликую луну, мигом осветившую все вокруг. Сгорбившись в три погибели, чтобы хоть как-то слиться с тенью, отбрасываемой посаженными вдоль казарм деревьев, Баркароль сиганул наперерез через дорожку и нырнул в самую гущу кустов, больно оцарапавших его лицо и руки.

12

Отправлено: 07.06.11 22:16. Заголовок: - Благодарю, благода..

- Благодарю, благодарю Вас, господа!

Франсуа смущенно поклонился, отвечая на привествия мушкетерской братии и прошел к указанному графом де Ресто месту за головным столом. По своему убранству обеденный зал господ мушкетеров мало чем отличался от парижских кабачков и трактиров, разве что, посетителями здесь были исключительно военные, облаченные в голубые с серебряными крестами плащи.
Под всеобщий дружный гогот, де Виллеруа осушил полную чашу в форме скрученного рога, которую ему поднесли на медном подносе вместе с блюдцем с нарезанными дольками лимона и какими-то невиданными им до той поры длинными и узкими стручками ярко алого цвета. Острая как огонь жидкость обожгла горло и легкие. Франсуа попробовал вдохнуть воздуху, чтобы не задохнуться, но от этого пожар внутри него заполыхал еще жарче.

- А Вы лимончиком, да перчиком закусите, Ваша Милость! - посоветовал кто-то справа.

Доверчиво воспользовавшись советом хохочущего мушкетера, Франсуа запустил в рот то, что оказалось на самом деле перецем, и отважно проглотил его целиком. Тотчас же из глаз брызнули слезы, лицо побагровело от огня, а во рту зажгло так, как будто бы там взорвали целый ящик артиллерийских зарядов.

- Боже... воды! воды! что это?

- Пожалуйте лимону, маркиз!

В поисках спасения от неминуемой смерти в эдаком адском пламени, де Виллеруа схватил несколько долек лимона и под завывания и гиканье мушкетеров отправил их в рот. Тут же кто-то подал ему кружку воды. Франсуа дрожащей рукой схватил глиняную кружку и взахлеб начал пить спасительную воду.

Со всех сторон послышались одобрительные крики "То то же! Так и надо! Гуляй, молодежь! Так держать, маркиз! " и Франсуа не успел вздохнуть, как несколько сильных рук подняли его вверх и без всякого воззрения на чин и статус почетного арестанта подбросили его вверх, заставив возопить от неожиданности.

- Господа! Господа! А!

Крики маркиза только раззадоривали хохочущих мушкетеров, от души веселившихся представлением боевого крещения бывшего кадета пажеского корпуса. Де Виллеруа брыкался и что было сил пытался отбиться от чрезмерно сильных дружеских объятий, тем самым еще больше раззадоривая их подкинуть своего новообретенного товарища повыше к потолку. С облегчением молодой маркиз отметил, что в отличие от дворцовых залов, с потолка обеденного зала мушкетерских казарм не свисали люстры, и он по крайней мере не рисковал подхватить огонь на свой костюм вдобавок к тому, что нещадно жег его легкие, желудок и горло.

13

Отправлено: 09.06.11 16:05. Заголовок: Глаза Гастона слезил..

Глаза Гастона слезились от смеха, когда он смотрел на беднягу, захлебнувшегося чистейшей перцовкой, поданной ему в бокале в форме закрученного рога. Такое количество могло бы свалить и здоровяка Анри Тридцать Три Бургундца по весу и плотности своей превосходившего королевского танцмейстера втрое. А этот малый еще и брыкался, когда мушкетеры подхватили его на руки, чтобы качать.

- Эй эй, осторожнее с гостем, господа! - прикрикнул для виду де Ресто, смеясь вместе со вмеми.

- Маркиз, отныне Вы почетный член мушкетерского братства. Поздравляю Вас с принятием крещения.

Ординарец поднес на серебряном блюде мягкий паштет и хлеб, нарезанный ломтями. Гастон велел поставить его на стол рядом с маркизом, когда того наконец отпустили, вернее поставили на ноги.

- Возьмите немного хлеба, маркиз, и побольше паштета. Да, и ради бога, больше никогда не слушайте совета, закусывать перцовку красным перцем. Эта испанская дурь, как у нас ее называют. Жжет как огонь преисподней. Ее разве что обмакнуть в питье или в суп, и того будет много. Но, раз Вы так бесстрашно проглотили его целиком, то почет Вам уважение. Виват, маркизу де Виллеруа! - граф поднял вверх свой бокал, наполненный до краев красным вином, и в ответ ему по залу прокатилось громогласное троекратное "Виват!"

Веселье шло далеко заполночь, но никто и не думал уставать или уходить. До следующего караула оставалось всего четыре часа и мушкетеры, кто не успел еще толком отдохнуть от дневных караулов, не променяли бы веселую попойку в кругу сослуживцев на четыре часа сна, который все равно не был бы так крепок из-за постоянного шума голосов и музыки, доносившихся из парка.

- А что, маркиз, расскажете нам, чем это Вы так не угодили господину префекту, что он велел Вас разыскивать по всему дворцу? - спросил кто-то из мушкетеров, по-видимому один из тех, кто участвовал в аресте маркиза.

- А не связано ли это с дуэлью, что случилась в таборе?

- Какая дуэль, Арно? Бедняге горло перерезали тесаком.

- А разве ж не драка была? А что говорят, что там трое подрались из-за таборной красотки?

- Тихо! - крикнул де Ресто, пресекая неуместные разговоры, за которые никому бы не поздоровилось, дойди они до канцелярских ушей, - Пусть маркиз расскажет, чем он провинился! - Гастон подмигнул де Виллеруа и чуть тише прошептал, - Расскажите ту часть, которая была очевидной... все равно о Вашей ссоре с милордом Бэкингемом узнает весь Фонтенбло уже к утру.

14

Отправлено: 11.06.11 22:53. Заголовок: Кажется, пора было п..

Кажется, пора было последовать мудрому совету маркиза де Данжо и обдумать план ответов на вопросы подобные тем, которыми его засыпали со всех сторон мушкетеры, развеселившиеся от вина и еще больше от комичного представления де Виллеруа в их братство. В голове уже не просто роились бессвязные мысли, а со свистом летали целые тома ненаписанных объяснительных грамот на имя... и маркиз едва успевал уловить за хвостик показавшуюся ему удачной мысль, как она взрывалась прямо перед глазами, обращаясь в мыльные пузырьки... или звездочки... или... Франсуа закатил глаза и откинулся на жесткую вертикальную спинку стула. Головокружение от выпитого вина начинало брать его в полный оборот. В животе слегка подташнивало. Хотелось пить... но только воды, чистой, колодезной, как та, которой его угощали в батюшкином охотничьем поместье...

- Вам плохо, маркиз?

Кто потряс его за рукав, тут же чья-то рука подлила в его кружку вина, сзади брызнули водой. Маркиз встряхнулся, рассыпая брызки по кружевному воротнику своего камзола и неловко улыбнулся.

- Все хорошо, господа... я в порядке.

Однако, даже собственные слова вызывали в ушах огрушительное эхо, троекратно отдаваясь назад, как будто он был в огромном ущелье. Он обвел глазами озабоченно смотревших на него сотоварищей и помотал головой. Ну уж нет, он не позволит себе раскиснуть на первой же мушкетерской попойке в его жизни. Рванув на себя скатерть для пущей подмоги, он поднялся на ноги. Передвинутые от его рывка стаканы, кружки и бутылки дружно зазвенели и посыпались, образовывая на скатерти багровые лужи от пролитого вина.

- Так вот... Значит, я танцевал на балу с маркизой, впрочем, не важно, с какой маркизой. А в это время мимо проходил капитан де, впрочем, не важно, какой капитан... со своими гвардейцами, значит.

- Эй там, дайте мальцу отпить, глотка высохла небось!

- Благодарю, месье.

Громкое "ик" благостно заглушилось, когда Франсуа закрыл рот глиняной кружкой, сделав вид, что пьет. Больше вина он пить не мог. После неудачной дегустации в покоях маэстро Люлли у него уже сложилось достаточно сильное впечатление о последствиях таких излишеств, и потому он решил, что с него вполне хватило крещенского рога перцовки.

- Ну, стало быть капитану не понравилось, что маркиза... Н, да, что Ее Сиятельство предпочла меня...

Громогласный гогот прервал речь новоиспеченного оратора и Франсуа поискал глазами воду, пока мушкетерская братия передавала из уст в уста слова маркиза, дополняя их своими не менее красочными, а порой и более детальными эпитетами. Никакого намека на чистую воду на обеденном столе мушкетеров и впомине не было. Зато всюду были бутылки с вином всех форм и размеров. Де Виллеруа вздохнул, набрал в легкие воздуху и уперся ладонью о стол, чтобы не слишком шатало.

- Ну вот и приказывает своим гвардейцам арестовать меня... ик... и маркиза... впрочем, неважно, какого маркиза.

Еще одна волна хохота буквально оглушила молодого человека, слегка побледневшего от столь неожиданной и бурной реакции на его историю.

- Ну, нас и привели в канцелярию. А там префект...

Маркиз помнил неприличные и невежливые расспросы префекта и уж точно не повторил бы их даже родному отцу, он замялся, поводил рукой по столу, наткнулся на кружку, машинально поднес ее ко рту и отпил...
Звезды вспыхнули перед глазами, белый занавес сменили черным. Аплодисменты. Пора на поклон. Да. Это был полный успех! Кажется, Франсуа даже качали восторженные зрители. Все поплыло, и он сам тоже... в неизвестность. В неизведанное море головкружительного успеха.

15

Отправлено: 12.06.11 00:50. Заголовок: Пробираться меж г..

Пробираться  меж густых кустов даже Баркаролю было непросто, что уж говорить о Миреле – невысокая и хрупкая среди обычных людей, рядом с карликом она казалась едва ли не сказочной великаншей. Ветки, большие и малые, крохотные сучки да едва заметные колючки – все они теперь норовили ухватить так некстати явившихся людишек, оторвать от их одежд кусочек побольше, царапнуть побольнее. А, кроме того, им с Баркаролем никак нельзя было себя выдать, оттого и приходилось сдерживать возмущенные высказывания и стоны боли. Вот так с горем пополам им удалось преодолеть расстояние до другого конца здания.  Из окна одной из комнат доносился шум, звон посуды и заздравные речи.
- Слышишь? Будто бы гуляют там. А разве им можно вселиться, когда на посту? Ну, да нам это только на руку.
Прежде чем идти дальше, Мирела прислушалась, не вернуться ли сейчас  караульные. Но те, похоже,  были заняты иными делами, а значит, у них с Баркаролем сейчас есть  хоть немного времени.
- Вдвоем не пойдем. Увидят сразу же. Я первой взглянуть пойду, у меня глаза зоркие,  а если что увижу – сразу тебя кликну.
Цыганка не дала Баркаролю возможности возразить – если сейчас они станут спорить, только время зря потеряют. Чтобы еще меньше шуметь, Мирела скинула с ног туфли с полыми каблуками и, оставив их на попечение карлика, осторожно ступая, зашагала босыми ногами по еще мокрой после недавнего дождя земле.
Подвальные окошки девушка заметила не сразу, чтобы разглядеть, что там, за ними, ей пришлось опуститься на колени, окончательно измарав при этом свою цветастую юбку.
За первым окошком была кромешная тьма, ничего не разглядеть. И тихо.
- Посвятить бы чем… Да вот только, нас бы со светом в два счета поймали…
Таким же оказалась второе окошко. А вот третье… Едва взглянув в него, Мирела испуганно отпрянула прочь. Кто-то неведомый смотрел оттуда ей прямо в глаза. Да как смотрел! От такого взгляда враз душа холодеет! Сердце цыганки бешено заколотилось, и ни одно мгновение прошло, прежде чем сумела она успокоиться.
Кто или что было там, во мраке, девушка не знала. Быть может, и вовсе никого не было, а лишь воображение,  утомленное событиями этого безумного дня,  просто сыграло с нею злую шутку? Однако снова заглянуть и проверить свои догадки Плясунья не решилась. Поспешно переползла она к четвертому окошку, и, опасаясь вновь увидеть что-то странное, заглянула внутрь. Ничего. Снова темень. Мирела совсем уж было собралась отправиться дальше, когда сквозь шум мушкетерского гуляния ей удалось расслышать доносившиеся из-за окошка звуки. Девушка замерла и прислушалась – там, в темноте кто-то тихонько всхлипывал. Повернувшись туда, где остался Баркароль, цыганка помахала ему рукой, надеясь, что он сможет разглядеть ее в темноте. Если там действительно Долорес, стоит заговорить с нею, карлик сможет узнать ее голос.

16

Отправлено: 13.06.11 20:13. Заголовок: Де Ресто сдвинул бро..

Де Ресто сдвинул брови, глядя на то, как пошатывался маркиз, стараясь удержаться на ногах и при этом сбивчиво рассказывая о своих приключениях. Не нужно было даже называть имен, чтобы понять, о ком именно шла речь. Судя по всему, капитан де Вард первым арестовал незадачливого танцмейстера двора. Даже сквозь веселую беззаботность, с какой маркиз описывал свой первый арест, сквозила обида. Пока еще только юношеская, обида на один вечер, может, на два. Но стоило посмотреть в глаза юноши, чтобы понять, что ни хмельные пары, ни взрывы веселого смеха, прерывавшие то и дело его и без того бессвязную речь, не застилали в его памяти первое серьезное оскорбление, насенное ему. Арест ведь произошел на глазах у дамы. Неважно какой дамы, - эта присказка сразу же отложилась в памяти Гастона. Кто бы ни была партнерша маркиза на балу, он явно дорожил ее мнением больше, чем хотел показать.

- Держите его!

Хлоп, и бедняга упал на пол, потянув за собой скатерть и стоявшие рядом бутылки, стаканы, кружки и злополучный кубок из крученого рога. Гастон едва успел подхватить драгоценную мушкетерскую реликвию, подаренную роте господина де Тревиля самим королем Людовиком XIII-ым в юбилей назначения роты личной охранной гвардией короля.

- Поднимите его за плечи! Отдышаться дайте! Воды плесните! - раздавалось со всех сторон.

- Господа, господа! Спокойнее! Пусть отлежится.

- Перцовки ему, вмиг придет в себя! - посоветовал кто-то из ветеранов.

- Да Вы что? Не сметь! - крикнул Гастон и поспешил на выручку своему горе-арестанту, - Он молод еще, какая перцовка? Убъете же. Возьмите его на руки двое и несите в мою комнату. Пусть проспится.

Разочарованные лица мушкетеров замелькали перед лейтенантом, кто-то сочувственно вздыхал, кто-то поминал нечистого в компании с капитаном де Вардом, кто-то вспоминал былое, когда происки гвардейцев достопамятного кардинала Ришелье приводили к отравлениям. Позвали за врачом. Гастон отряхнул камзол, изрядно забрызганный вином из поваленной на пол посуды, и пошел следом за двумя рослыми мушкетерами, несшими за плечи и за ноги беспамятного де Виллеруа.

Крики и шум стихли, как только за Гастоном закрылась дверь в его комнату. Удивленный Фердинан поспешно отошел назад, освобождая место для принесенного маркиза. На лице ординардца была смесь неодобрения с испугом. Поймав предупредительный взгляд лейтенанта, он оставил при себе все восклицания и молча отправился за холодной водой.

- Положите его на мою постель, господа, и можете быть свободны. Передайте наши извинения остальным. Вряд ли маркиз присоединится сегодня.

- Ничего, господин лейтенант, парень крепкий, отойдет. Вы ему дайте нюхнуть соли то. Пусть оно и женское лекарство, а от беспамятства ого как помогает. Вмиг очнется.

- Да, благодарю Вас, - сухо ответил де Ресто, и сел на табурет рядом с кроватью. Побелевшее от обморока лицо маркиза выглядело по-детски умиротворенным и даже, как показалось графу, счастливым. Гастон осторожно взял руку де Виллеруа за запястье и нащупал пульс. Ровный. Нормальный. Скорее всего это был просто сон. Глубокий и крепкий. Назавтра об этой злосчастной попойке в мушкетерской компании маркизу напомнит разве что головная боль. Де Ресто улыбнулся, вспомнив собственное крещение, когда его вывернуло на мостовую незнакомой площади в парижском предместье, прямо под ноги лошади самого лейтенанта Д'Артаньяна. И натерпелся же конфузу тогда новоиспеченный мушктер...
Хлопнула дверь и шумовая волна гогота и застольных песен хлынула в комнату лейтенанта. Вошел его ординарец, неся чан с холодной водой.

- Кстати, Фернан, а где граф? Он не возвращался еще?

- Его люди вернулись из табора с покойником, месье. А сам граф не изволил еще, - ответил ординарец, со знанием дела промакивая в холодной воде полотенце и укладывая его на лоб де Виллеруа, - Может, Его Сиятельство сразу же отправился в замок? Это ведь его дежурство ночью?

- Да, может быть... может быть, - проговорил де Ресто, потирая подбородок.

17

Отправлено: 14.06.11 19:08. Заголовок: Капля холодной воды ..

Капля холодной воды скатилась со лба и медлено поползла по виску, норовя попосать в самое ухо маркиза. Вовсе не холодный компресс, наложенный знающим свое дело ординрдцем графа де Ресто привел де Виллеруа в чувство, а непреодолимо желание рассмеяться из-за щекотки в ухе.

- Ох... боже... - только и сумел произнести молодой человек, обнаружив себя в чужой постели, в чужой комнате и с мокрым полотенцем на лбу.

Туман перед глазами рассеивался, превращаясь в два темных силуэта, в одном из которых Франсуа узнал арестовавшего его лейтенанта де Ресто. Он попробовал вглядеться в лицо второго, но тут же был вынужден зажмуриться, так как из-за поворота головы ледяные капли от компресса потекли по бровям и грозили залить глаза.

- Надеюсь, я не сделал ничего... такого?

Спрашивая графа, де Виллеруа и сам силился вспомнить, что привело его в постель, и что случилось после того, как он услышал аплодисменты мушкетеров... или это было еще до того, как он отключился? А если он сказал что-то такое, что могло бросить тень на мадемуазель де Монтале? Но как узнать? Если он спросит о ней, а на самом деле граф ничего и не слышал про милую фрейлину Ее Высочества? Как выяснить, не спрашивая имен?
Франсуа отвел взгляд от сосредоточенного лица де Ресто, который кажется был занят собственными мыслями, и посмотрел на его ординардца, недовольно качавшего головой, отжимая над тазом мокрое полотенце.

Головная боль горячей волной хлынула к вискам, со звоном разбилась о лоб и окатилась назад, оставляя ощущение тысяч маленьких иголочек, впивавшихся в его мозг. Даже от простейшего зажмуривания к горлу подкатывала тошнота, а в глазах начилась бешенная пляска разноцветных узоров.

- Я не подвел Вас, как моего рекомендателя, граф?

Вымученная улыбка должна была свидетельствовать о лихой готовности пройти хоть с десяток ритуалов крещения, но даже сам Франсуа понимал, что плачевное положение, в котором он оказался говорило само за себя. Что же он скажет королю, если опоздает к утреннему туалету Его Величества? И что отвечать префекту, вопросы которого, в отличие от мушктеров, требовали точных ответов, а не уклончивого бравадства? Успеет ли маркиз де Данжо повидать короля и прийти к нему на помощь? Де Виллеруа не боялся оказаться на гауптвахте или за решеткой в настоящей тюрьме, как не боялся тот, кто никогда не бывал в таких серьезных переделках и просто не знал, что худого ожидать от подобного поворота судьбы.
Но все это было решаемо, или нерешаемо, касаясь только его самого и отчасти короля, который, понятное дело, был над законом, и следовательно мог не опасаться скандалов и разоблачений. Так, по крайней мере думал маркиз. Но вот о решении других вопросов, тех, которые касались их с Орой приключения в Оружейной зале, он имел весьма смутное представление. И как назло, головная боль усиливалась с каждым разом, когда он пытлася напрячь свои мыслительные функции, чтобы обдумать их. Все вокруг то обращалось во вращающуюся карусель, то наоборот поворачивало вспять и медлено уплывало из виду. Борясь со сном, Франсуа то и дело пытался поднять ладонь, чтобы протереть глаза, но рука каждый раз опускалась на простынь, не слушаясь своего хозяина... сон, тяжелый, черно-белый, полный шума и быстро сменявших друг друга образов окутал маркиза.

18

Отправлено: 15.06.11 15:43. Заголовок: Вопросы пришедшего в..

Вопросы пришедшего в себя маркиза рассмешили де Ресто, но он постарался спрятать улыбку и отвечал со всей строгостью и серьезностью, чтобы боровшийся со стыдом и тяжелым похмельем маркиз не обрел еще большей головной боли и мог уснуть со спокойной совестью.

- Вы не сказали ничего... лишнего, если Вас волнует именно это, дорогой маркиз. А то, что послужило причиной для ареста вполне понятно любому мушкетеру. Мы издревле соперничаем с господами гвардейцами, а у Вас, должен сказать, сердце самого настоящего мушкетера. Я горжусь тем, что рекомендовал Вас.

Заметив удовлетворение в вялой улыбке Франсуа, граф пожал его руку и поднялся, чтобы оставить его в покое.

- Фернан, останьтесь при маркизе. Нет, не сторожем, ради бога, снимите это суровое выражение. Он наш гость. И точка. Но последите, чтобы он крепко спал... и не натворил еще чего-нибудь, - пробормотал Гастон, уже достаточно уверившийся в способности де Виллеруа попадать в переделки даже там, где нормальный человек и глазом не моргнул бы.

Оставив маркиза де Виллеруа на попечение своего ординардца, де Ресто отправился к комнатам, занимаемым мушкетерами Первой роты, чтобы разыскать сержанта Гарнье, бывшего личным адьютантом лейтенанта д'Артаньяна и расспросить его о том, что произошло в цыганском таборе и куда направил свои поиски лейтенант.

- Гарнье, Вы здесь? - де Ресто тихо постучал в дверь комнаты, занимаемой сержантом. В ответ послышался скрип кровати и сонный голос спросил:

- Кто там?

- Лейтенант де Ресто.

- Сию минуту, месье.

Сержант не зря был выбран в адьютанты самого дАртаньяна, так как славился не только точностью в исполнении всех приказов своего командира, но и строжайшей дисциплиной и настоящей боевой выправкой. Уже через минуту он стоял на пороге своей комнаты, одетый и готовый к любым приказам. Де Ресто уважительно посмотрел на бывалого мушкетера, отмечая тяжелые мешки под глазами и вытянувшее от постоянного недосыпа лицо.

- Сержант, где лейтенант д'Артаньян? - без лишних вступлений спросил Гастон.

- Граф оставил нас в таборе, месье лейтенант. Он велел мне привезти убитого в казарму. А также доставить сюда всех подозреваемых. И оставить караул в таборе. Это все, месье лейтенант, - коротко и четко отрапортовал Гарнье, стоя перед начальством на вытяжку как по команде "Смирно".

- Ясно.

То есть, ничего не ясно. Если граф заподозрил неладное и решил расследовать убийство Ла Валетта сам, то почему просто не сказал об этом Гарнье? Почему не взял с собой людей?

- Гарнье, я подозреваю, что лейтенанту понадобится... содействие. Понимаете меня? Это не приказ. И не просьба. Я бы отправился сам со своими людьми, но у нас караульная служба с шести утра во дворце.

- Понял, месье лейтенант. Я свободен от караула до шести вечера. Отправлюсь сейчас же.

- Да. Скорее всего граф пустился в погоню. Я думаю, что он знал убийц и хотел догнать их. Возможно, что они будут искать убежища в Париже. Там достаточно притонов, где любой бандит с большой дороги может укрыться и залечь на дно.

- Так и есть.

- Ну вот. Я выпишу Вам пропуск, Гарнье. На случай, если поиски задержат Вас дольше. Пропуск на троих. Выберите лучших.

- Будет сделано, месье лейтнант. Отправляемся через четверть часа. Пропуска на имена - Гарнье, Варенн и Годар.

- Вы получите их. Спасибо, - Гастон от души пожал руку мушкетера, с полуслова понявшего, что от него требовалось. Теперь он мог быть уверенным, что подмога, о которой лейтенант д'Артаньян возможно и не просил бы, но в которой несомненно нуждался, подоспеет. Если бы он мог догадаться часом раннее, нет, еще раньше, как только заметил отсутствие графа. Оставалось только надеяться, что посланные на помощь к нему три мушкетера успеют во-время.

- Успеют? А не рисую ли я себе воображаемые приключения и опасности там, где их нет? - спросил себя де Ресто, по пути в свою комнату, - Но ведь вчерашняя трубка оказалась не просто детской забавой... а таинственные карлики, нападавшие на людей в парке были обнаружены зверски убитыми. Лучше больше, чем меньше. Больше осторожности не помешает.

Ровно через четверть часа в дверь комнаты де Ресто постучали. Он вышел в коридор, чтобы голоса не разбудили спавшего маркиза, и вручил сержанту Гарнье пропуск в Париж по служебному приказу, подписанный им на имена выбранных сержантом мушкетеров.

- В дорогу, господа. Удачи. И скорейшего возвращения, - короткое напутствие было принято отданием чести и все трое молча удалились к конюшням, где их уже ждали оседланные лошади.

19

Отправлено: 16.06.11 16:41. Заголовок: - Ну? Ну что там? - ..

- Ну? Ну что там? - Баркароль нетерпеливо выглядывал из своего укрытия, рискуя быть замеченным со стороны дорожки, по которой прогуливались взад и вперед караульные. Они то удалялись за угол стены, то возвращались и проходили мимо кустов так близко, что карлик мог бы пощекотать их лодыжки или дернуть за кружевные отвороты манжетов. Но ни то, ни другое Баркароль не делал, соображая, что невинная шутка возле самых стен казарм могла обернуться для него хорошей трепкой. А уж что сделают с цыганской девушкой, застигнутой врасплох возле окон подвалов страшной гауптвахты, и представить трудно. Впрочем, скорее всего, ее отправили бы сотоварищи к той самой Долорэс, которую они разыскивали.

- Ну? Как?

Вместо ответа в темноте замелькала тоненькая ручка Плясуньи. Баркароля как ветром сдуло с места и весело бряцая игрушечным мечом, он пустился в бег. Добежав до места, откуда ему посигналила Мирела, он едва успел скрыться за колючими кустами шиповника, как послышался шелест гравия под тяжелыми ботфортами караульных мушкетеров.

Вглядываться в темноту было бесполезно. Луна светила с противоположной стены здания, и то место, где они оказались было в кромешной темноте. Баркароль просунулся насколько мог через решетки невысокого подвального окошка и тихонько присвистнул.

- Эй! Отзовись, кто тут!

Всхлип прекратился, но ответа не последовало. Баркароль высунулся обратно и почесал лоб, чесавшийся из-за шляпы, промоченной от дождевых капель, которыми поливали его кусты и деревья, пока они пробирались через парк.

- Не пойму... ну-ка, еще раз... эй! Эй там, отзовись!

Он просунул кулачек через решетки и потряс ладошкой, стараясь привлечь к себе внимание узницы. То, что это должна была быть девушка он не сомневался, ведь всхлипы были девичьи, стал бы мужчина плакать таким тоненьким голосом?

- Уходи.

- А вот не уйду, - упрямо огрызнулся Баркароль и вместо кулачка снова протиснус через решетки свою голову, - Ты Долорэс? Не видать ни зги... а мы тут пришли вызволять тебя.

- Уходи! Не хочу ничего. Оставь меня! - резко и зло ответила узница и Баркароль обижено высунулся наружу.

- Не хочет. Что же теперь делать то? Клещ ее в Париж увезет, а там... - он показал пальцем вокруг шеи, - И не далеко. И придумывать не станут за что - да вон перстенек какой пропащий припишут в вину и прости прощай. Дура! - обиженно крикнул он в окошко, - Давай с нами, пока можно еще!

- Уходи! Мне ничего не нужно теперь!

Баркароль вопросительно посмотрел на Мирелу. Женщины какого бы они не были роста или возраста были одинаковы - все им не то и все им не так, а он то что может поделать? Ну не хочет, и не надо. А только в петрю то чего шею совать?

- Может ты ее спроси? Я на стреме покараулю пока да подумаю, как ее вытащить из подвала. Окошко то вона какое махонькое, тут даже я не пролезу, куда там большеногим...

Степенно оправив камзол, Баркароль отряхнулся, всем видом показывая, что отказывается от дальнейших переговоров с упрямицей, и отошел к краю дорожки, вытягивая шею, чтобы разглядеть, не идут ли караульные обратно в их направлении.

20

Отправлено: 01.07.11 04:04. Заголовок: Мирела удивленно вз..

Мирела удивленно взглянула на своего спутника – неужели он правда сейчас уйдёт и оставит ее уговаривать совсем-совсем незнакомую девушку? Но возразить Плясунья не успела, маленький человечек довольно таки скоро отдалился от них, да еще и спиной повернулся – теперь, чтобы привлечь его внимание пришлось бы закричать. И вот уж тогда-то их обоих непременно схватят!
- Я… это… я сказать хотела… вот…
Обычно бойкая и острая на язык Мирела теперь вовсе не знала, как начать да что стоило бы сказать. Нет, не умеет она утешать. Вот, если нужно в раз кого на место поставить  или высмеять – так это запросто! А как такие слова подобрать, чтобы человеку боль душевную облегчить? Тем более, если сама знаешь, какой жгучей может быть такая боль…  Вот старая Лала в их таборе, она мастерица была! Людей,  будто насквозь видела, точно знала, что каждому сказать надо. К ней цыгане едва ли не со всей округи за советом шли! Говорили, не пощадила ее жизнь, оттого и мудрость вся – горькая.
Из молодых разве что еще Маритана так сумеет – невеста барона тоже людей немало повидала – и плохих, и хороших, да и в случае чего ей карты помощниками станут… Если б их сюда! Уж они бы в два счета нашли, что сказать да как девицу эту странную убедить. А ей,  Плясунье, не за что этого не суметь…
- Уходи. Оба уходите.
Мирела зябко поежилась, не то от ночной прохлады, не от того отчаянья, что услышала она в голосе Долорес.
- Ох, и глупая ты! Мы ведь тебя освободить хотим, волю тебе предлагаем! Бежать надо пока не поздно!
Кажется, ее невидимая собеседница на секунду перестала всхлипывать. Но лишь для того, чтобы презрительно хмыкнуть в ответ на слова цыганки.
- Воля… На что мне теперь твоя воля? Мне и бежать то некуда. Да и сколько не беги, от себя убежать не сумеешь…
Плясунья нахмурилась
- Воля ей не нужна! Как их понять, этих гаудже!
Мирела подоткнула края длинной юбки, пытаясь усесться поудобнее. Разговаривать через решетку, согнувшись в три погибели, было не очень-то сподручно… Нашли тоже время  место для душевных бесед!
- Как же воля тебе не нужна? Разве можно вот так от самого дорого отказываться?

Возмущение юной цыганки было столь велико, что она едва сдерживалась, чтобы не дать волу чувствам и не заговорить в полный голос.
- Было у меня то, что стократ дороже твоей воли, но теперь его нет…
Долорес говорила тихо, но столь твердо, что даже Миреле стало ясно – самые жаркие ее доводы не смогут убедить эту странную девушку в обратном. 
- Что же может быть дороже свободы? – с любопытством спросила Плясунья
- Любовь…
- Любовь?
- Только ради любви к нему можно отдать все. И сделать невозможное.

Мирела едва не рассмеялась, услышав ответ. Любовь дороже воли? Чтобы самой  добровольно связать себя по рукам  и ногам ради какого-то мужчины? Плясунье никогда еще не приходилось влюбляться, а те «роковые страсти», о которых так часто рассказывали ее подруги, вызывали у нее лишь улыбку или сочувствие, в зависимости от того, хорошо или плохо заканчивалось подобное повествование.  Отказаться от всего ради любви к мужчине? Такая любовь бывает лишь в легендах, в историях старика Шандора. А  в реальной жизни есть лишь мимолетные увлечения, о которых ее подруги очень быстро забывали…
Мирела собралась было возразить и поспорить, как вдруг ее окликнул знакомый голос.
- Мирела? Ты что ли?
- Санджив?
Плясунья бросилась к одному из подвальных окошек.
- Ты здесь откуда?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 3