Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Оры де Монтале


Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Оры де Монтале

Сообщений 1 страница 20 из 35

1

01.04.1661, после десяти часов вечера.

Франсуа де Виллеруа пишет:

цитата:

- Тогда, я Ваш гость.
Франсуа улыбнулся, отряхнул камзол, как будто это могло вернуть ему былой роскошный вид, и предложил Оре руку, как и положено галантному кавалеру, приглашенному на званный ужин.


Ора де Монтале пишет:

цитата:

- Ну вот и прекрасно! Имею честь пригласить Вас на поздний ужин в маленькой компании, маркиз! – торжественно провозгласила Ора, приседая в церемонном реверансе, будто покои, которые она предлагала в распоряжение маркиза, принадлежали вовсе не Мадам, а ей, Николь-Анне-Констанс де Монтале. Впрочем, на реверансе вся торжественность момента и закончилась: не удержавшись, фрейлина хихикнула и подхватила Виллеруа под руку. Мимо скучающих мушкетеров они прошли весьма чинно и примерно, но как только парочка оказалась в апартаментах фрейлин, Монтале всплеснула руками и рассмеялась от души.


https://a.radikal.ru/a09/1902/5b/31064189cb96.png

2

Отправлено: 18.02.11 21:18. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Га..

Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го.

А я еще и трети замка не видела….

Слова девушки заставили Франсуа улыбнуться. Ведь для Фонтенбло это было очень много, и всех захватывающих историй, которые им рассказывал граф деСент-Эньян, хватило бы на год таких вот прогулок. А сколько неизведанного таили в себе скрытые от обычных гостей замка потайные галереи и комнаты. Несколько раз Франсуа довелось сопровождать Его Величество вместе с Бонтаном по нехоженым коридорам, которые одновременно и пугали и притягивали к себе его любопытство.
Мадемуазель де Монтале уже успела зарекомендовать себя в глазах маркиза такой же отчаянной сорвиголовой, как он сам, и он не сомневался, что она непременно согласится поучаствовать в исследовательских прогулках. Его ничуть не задело то, что идея о конной прогулке под луной была вежливо отклонена. Будучи отдаленно знакомым с графиней де Лафайет, тем не менее Франсуа был достаточно наслышан о Ее Сиятельстве, чтобы с полуслова понять причину отказа. Будь граф деСент-Эньян настолько же строгим к молодым людям в свите Его Величества, помыслы маркиза явно не лежали бы в области приключений и веселых знакомств.
Но тут его пообещали познакомить с некой мадемуазель де Лавальер и Франсуа невольно поежился, задумавшись, как бы отвертеться от неминуемого представления. Одно дело Ора, она уже привыкла к нему и кажется даже и не замечала насколько неряшливо выглядел рыцарский наряд на маркизе. Но кто мог поручиться, что он произведет такое же впечатление и на ее подругу?

- А... - де Виллеруа раскрыл было рот, чтобы найти оправдание и отказаться от знакомства с мадемуазель де Лавальер. Но в словах Оры прозвучала такая несокрушимая искренность вместе с уверенностью, что ее Луиза обязательно ему понравится, что он так и не нашел никаких возражений. Если эта мадемуазель хотя бы вполовину такая же замечательная девушка, как Ора и не будет строить из себя жеманную недотрогу, как это обычно делали фрейлины Их Величеств, то он будет даже рад новому знакомству. И вместо двоих, их компания вырастет на целых три!
Живое воображение молодого человека уже рисовало прогулки за Озером, где был разбит так называемый Английский парк, где были высажены диковинные деревья, а еще они могли бы исследовать потайные ходы и узнать целую гору тайн, и может даже найти сокровища, которые, как гласила молва, знаменитый мастер Челлини спрятал для короля Франциска. Зачем, правда, Франсуа не знал, да и достоверность истории его мало волновала. Куда интереснее было разузнать все самим.

А двери в приемную герцогини Орлеанской были на самом что ни на есть пугающем расстоянии от них. Всего лишь несколько шагов и несколько вежливых слов на прощание. Понурив голову Франсуа вздохнул. Предлогов задержаться при всей его изобретательности найти не удавалось. Приглашение Оры обрадовало молодого человека и он согласно кивнул головой, не успев даже подобрать предписываемые этикетом галантные слова благодарности.

- Лучше бы молока, - попросил де Виллеруа со стыдом вспоминая, чем обернулась для него дегустация итальянских вин в гостях у маэстро Люлли.

- А за моим камердинером послать как раз недалеко. Я живу в гостевых апартаментах - это прямо по тому коридору и до самого конца. Там каждый знает Люка. Это мой камердинер. Веселый малый, он принесет и костюм, и ужин для нас. Ваша подруга, мадемуазель де Лавальер наверно будет не против, если мы поужинаем все вместе?

Маркиз почувствовал, как загорелись кончики его ушей и покраснел. Если он выдаст свой чудовищный аппетит, то благовоспитанные девушки ни за что не пригласят его к себе в другой раз.

- То есть, он захватит по дороге немного закусок. Чтобы нам было веселее скоротать время до фейерверка.

Де Виллеруа заглянул в узкую щелку между дверьми в приемную. Кроме скучающей стражи у дверей в покои принцессы никого не было. Ну а то, что у мушкетеров роты лейтенанта де Ресто в отличие от швейцарцев капитана де Варда когда нужно отсутствовали глаза и уши, маркиз нисколько не сомневался, наслышанный о том от сведущих кавалеров вроде маршала дю Плесси и герцога де Лозена.

- Тогда, я Ваш гость.

Франсуа улыбнулся, отряхнул камзол, как будто это могло вернуть ему былой роскошный вид, и предложил Оре руку, как и положено галантному кавалеру, приглашенному на званный ужин.

3

Отправлено: 20.02.11 00:48. Заголовок: Признаться, девица М..

Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го.

Признаться, девица Монтале не ожидала, что ее предложение будет принято с такой легкостью. Здравый смысл подсказывал ей, что для блестящего кавалера вроде маркиза де Виллеруа ужин в компании двух новеньких фрейлин из провинции может оказаться наискучнейшим из времяпровождений. Но зато она прекрасно понимала, что маркизу невозможно было бродить по замку в столь плачевном виде, даже в ночь маскарада. А может быть, и не «даже», а «особенно», судя по тому, как разоделся к балу двор. Но что бы ни стояло за согласием Виллеруа, Ору оно обрадовало чрезвычайно, хотя причину своего удовольствия девушка вряд ли сумела себе объяснить. Быть может, потому, что общество маркиза с легкостью могло скрасить обеим подругам горечь пропущенного бала?

- Ну вот и прекрасно! Имею честь пригласить Вас на поздний ужин в маленькой компании, маркиз! – торжественно провозгласила Ора, приседая в церемонном реверансе, будто покои, которые она предлагала в распоряжение маркиза, принадлежали вовсе не Мадам, а ей, Николь-Анне-Констанс де Монтале. Впрочем, на реверансе вся торжественность момента и закончилась: не удержавшись, фрейлина хихикнула и подхватила Виллеруа под руку. Мимо скучающих мушкетеров они прошли весьма чинно и примерно, но как только парочка оказалась в апартаментах фрейлин, Монтале всплеснула руками и рассмеялась от души.

- Господи, подумать только – я сама себе не верю! Они даже не остановили нас и не спросили, куда и зачем! В Блуа подобный номер ни за что бы не прошел! Там за нами следили не в пример строже, хотя зубрить Писание не заставляли, ограничиваясь простыми и верными дедовскими методами: на хлеб и воду.

В комнатах фрейлин царила тишина. Ора предложила гостю кресло, позвонила служанке и оставила маркиза отдавать горничной поручения. Скорее, скорее сказать Луизе, что у них гость! И ужин на троих. Она, наверное, захочет привести себя в порядок, да и маркизу лучше вначале переодеться, чтобы не смущаться. Отчего-то Оре подумалось, что в обществе Луизы молодому человеку будет не совсем ловко в окончательно потерявшем вид костюме. Маскарад маскарадом, но ведь каждому кавалеру хочется выглядеть в глазах девушек как можно лучше. Особенно когда девушки так хороши и очаровательны, как ее белокурая и голубоглазая подруга.

Ора постучала в дверь, прислушалась и, не услышав ответа, толкнула ее. Поразительно, но комнатка Луизы была пуста! Неужели она отправилась ее искать? Вот уж о чем Монтале даже не подумала. Ох, ну и курица ты, Ора! Вместо того, чтобы бродить незнамо где, надо было скорей спешить сюда! Кто знает, что случится с Луизой в этом замке, полном мушкетеров и гвардейцев, будто здесь и не праздник вовсе, а военная кампания.

Досадливо покусывая и без того пухлую губку, Монтале вернулась к дожидающемуся ее маркизу.

- Вы не поверите, Франсуа, но моей подруги нет на месте! А ведь я достоверно знаю, что Луизе было так плохо, что Ее Высочество отправила ее в постель… Невероятно! А я… я так надеялась, что Вы подружитесь и с ней.

На самом деле, Ора просто опасалась, что в ее обществе блистательный маркиз вскоре заскучает, но не говорить же об этом молодому человеку, в самом деле!

4

Отправлено: 20.02.11 21:01. Заголовок: - Люк Аппер, мадемуа..

- Люк Аппер, мадемуазель, не Капер, а Аппер, - уточнил Франсуа, заметив лукавую усмешку на лице служанки.

Девушка выслушала дважды повторенные маркизом указания, как найти его комнату в гостевых покоях, и присела в реверансе, придерживая кончиками пальцев белоснежный передник, повязанный поверх скромного но довольно опрятного платья. Что-то явно смешило ее, так как она поторопилась прикрыть ладонью рот, не сдержав смех.

- Что? - недоумевающе спросил де Виллеруа, подозревая худшее - его костюм был настолько очевидным доказательством неряшливости и невоспитанности, что даже служанки открыто посмеивались над ним.

- Простите, сударь. Вы так старательно описали мне Вашего камердинера, а во дворце его не знает в лицо разве только подслеповатая ключница Сантро. Капер Люк. Его так кличут, месье. Но... простите.

Девушка снова присела, развернулась и быстро исчезла за дверью, зажимая ладонью рот, чтобы не расхохотаться прямо перед юным кавалером мадемуазель де Монтале. Вскоре Франсуа услышал как эхо из двух или трех голосов повторило смех хохотушки. Он не успел задуматься о том, чем именно так прославился его камердинер среди служанок, когда в комнату вернулась Ора. На ее очаровательном личике была написана явная досада.

- Вы не нашли Вашу подругу, Ора? - маркиз искренне сочувствовал разочарованию девушки, хотя, несколько минут назад также искренне порадовался бы отмене представления перед незнакомой молодой особой в своем промокшем костюме.

- Как же быть? Хотите, мы пойдем и поищем ее? Может быть, мадемуазель Луиза отправилась посмотреть на бал?

Возвращаться в Большой Зал было не самой лучшей затеей, но Ора казалось была настолько опечалена отсутствием подруги, что Франсуа был готов рискнуть. Он даже позабыл, что там над ним могли в волю посмеяться придворные остряки, а еще хуже, статс-дамы Ее Величества королевы не приминули бы заметить его и пожелали бы передать свои пламенные приветы с для его батюшки. Естественно, для того,  чтобы подзадорить и устыдить молодого человека. Но он даже и не подумал обо всем этом, загоревшись мыслью во что бы то ни стало утешить свою новую подругу.

- Мы можем спуститься в Зал. Только.. надо запомнить, какой коридор. И также быстро вернемся, если только... если Вам не захочется потанцевать еще.

А вот этого наверно не следовало говорить. Маркиз как раз стоял напротив зеркала и мог воочию убедиться, насколько призрачными были его надежды на второй танец с Орой. Если она и решилась принять его смелое приглашение в первый раз, то наверно только потому, что он действительно вызывал жалость. С тоской посмотрев на свои полуразвалившиеся от сырости туфли, Франсуа тем не менее принял окончательное и бесповоротное решение помочь мадемуазель. Он улыбнулся и довольный легкостью принятого плана действий тряхнул головой.

- А потом мы вернемся, и мне принесут мой костюм... Не хочу, чтобы Вы запомнили меня как Маркиза Неряху, мадемуазель. Мой камердинер как раз успеет найтись сам... и найти все необходимое.

5

Отправлено: 22.02.11 20:00. Заголовок: - Нет-нет, нам лучше..

- Нет-нет, нам лучше никуда не уходить, а то, неровен час, выйдет как в сказке про лису и волка, что всё ходили друг к другу в гости, да не могли застать. Представьте, как будет смешно, если мы сейчас отправимся в Большой зал, и будем искать там Луизу, а она тем временем возьмет и вернется. Или Ваш камердинер прибежит с Вашим платьем, а Вас тут нет…

Ора покачала головой и взяла с табурета корзинку, предусмотрительно захваченную из Оружейной. Мысли ее были сейчас далеки от танцев и балов: она гадала, куда и зачем могла отправиться подруга, и не случится ли с ней чего в этом огромном и незнакомом дворце. Вчера она уже успела изрядно переволноваться за Луизу, задержавшуюся неведомо где допоздна, но сегодня к обычному беспокойству примешивалась тревога за вывихнутую ногу мадемуазель де Лавальер. С другой стороны, фрейлины болтали, что несчастие с Луизой вызвало сочувствие у самой герцогини де Монпансье, к которой обе девушки привыкли испытывать благоговейное почтение еще во время своей службы при мачехе герцогини. Монтале прекрасно помнила, как гордилась Великая Мадемуазель своей кровью и положением, и то, что она обратила свое внимание на скромную фрейлину и даже, как говорят, собственноручно перевязала ей ногу, наверняка, должно было потрясти впечатлительную Луизу. Быть может, она отправилась поблагодарить герцогиню? В этом случае они с маркизом точно впустую потратили бы время, пытаясь разыскать мадемуазель де Лавальер в толпе придворных, которым еще не наскучили танцы.

Бедный Виллеруа с такой тоской и сокрушенным видом разглядывал себя в зеркале, что Ора едва удержалась от улыбки. Конечно, если бы ее лучшее платье пришло в такой же безнадежный вид, она сокрушалась бы еще сильнее и даже, возможно, дала бы волю горьким девичьим слезам где-нибудь в темном уголке. А маркиз… неужели он и впрямь был готов с ней танцевать еще раз? Из любви к танцам или лишь для того, чтобы доставить удовольствие своей новой знакомой? При этой мысли кончики Ориных ушек запылали, и она заторопилась выложить остатки снеди из корзинки на элегантный резной столик, судя по размерам, вовсе не предназначенный для поздних ужинов наедине.

- Маркиз Неряха? Да ну что же Вы на себя такое наговариваете, Франсуа – мне и в мыслях не пришло бы подумать о Вас такое. Из всех знакомых мне маркизов Вы – самый что ни на есть отважный и великодушный. Ну кто бы еще, вымокнув насквозь, забыл об этом ради того, чтобы проводить меня? Любой на Вашем месте тут же кинулся бы в свои покои, боясь обидных взглядов и насмешек. Как жаль, что все так неудачно сложилось сегодня… На самом деле, я бы с удовольствием потанцевала с Вами еще. Правда-правда. Но ведь впереди еще столько балов! Я обещаю не расхотеть.

Она убрала корзинку и жестом пригласила маркиза занять место за импровизированным столом, накрытым ею из подручных средств не без некоторого изящества.

- Прошу Вас. И надеюсь, что наш скромный ужин больше не омрачат никакие сюрпризы и приключения, - а главное, неожиданный приход графини де Лафайет или еще кого из статс-дам, способных углядеть в этом позднем тет-а-тет намного больше, чем дружеский и полностью заслуженный ужин. – Я попросила прислугу принести Вам молока, как обещала… и что-нибудь еще, если найдется. Даст бог, Ваш камердинер не заставит себя ждать: тогда наши роли переменятся, и уже мне придется краснеть перед гостем за мой невзрачный вид.

Ора украдкой взглянула на свое отражение в зеркале и довольно улыбнулась. Ни легкая усталость после долгого похода по замку, ни простенькое по придворным меркам платье не могли затмить очевидного факта: мадемуазель Монтале и в одиннадцать вечера была такой же свежей и хорошенькой, как этим утром.

6

Отправлено: 23.02.11 21:39. Заголовок: - Как в сказке? - ма..

- Как в сказке? - маркиз едва не рассмеялся, представив себя волком, а маленькую мадемуазель де Монтале лисой, - ой, а мне даже в голову не пришло такое сравнение. Я слышал эти сказки так давно, когда был совсем мальчишкой еще. Мадам Гишар, воспитательница моих сестер, частенько рассказывала им всяческие поучительные истории. Мне они нравились только потому, что были про зверей, а я страсть как люблю любые истории про охоты, да и вообще охоту...

Маркиз вдруг умолк. Было ли девушке интересно, что он любил, а что не любил слушать в детстве? Он наверно успел изрядно утомить ее своими разговорами. Посмотрев на свое отражение в зеркале с укоризной, Франсуа подошел к накрытому столу и отодвинул стул для Оры. Он заметил задумчивый взгляд девушки и отнес его на свой счет, но не стал интересоваться степенью ее усталости. Пусть лучше не скажет. А он сделает вид, что и не заметил, хотя нет. Франсуа заметил игривый взгляд на собственное отражение девушки и тоже улыбнулся. Ведь с ней так весело. И даже если он заставит себя замолчать и даст хорошеньким ушкам мадемуазель отдохнуть от его бесконечных рассказов, легкий ужин тет-а-тет получится самым замечательным событием долгого первоапрельского дня.

- А разве Вы не хотите чего-нибудь? - не выдержав и полуминутного молчания, спросил де Виллеруа, намазывая ломоть хлеба щедрым слоем паштета из тех остатков, что еще виднелись на дне некогда полного горшочка, - Попробуйте... а то, я боюсь, что так и не успел поделиться с Вами. Сказать по правде, я отвык от общества молодых девушек... то есть, такого близкого общения... то есть, - он покраснел, сам не зная отчего, - То есть, мадемуазели Франсуаза и Катрин, мои старшие сестры, были отправлены в монастырь для воспитания, когда я был довольно мал. А я вырос в свите Его Величества. При дворе всегда много дам. Фрейлины... да. Но они всегда такие... Вряд ли им интересно слушать росказни молодого человека. И с ними... - он рассеянно отхватил целый кусок от только что предложенного Оре хлеба, - С ними просто не о чем говорить. Они только и думают о нарядах да смешных стишках из книжек. Ой, простите... я совершенно никудышний кавалер. Погодите, я намажу еще один. Ох, какой же я... - он задумался о удобном эпитете в собственный адрес, который был бы не слишком грубым для ушей девушки, но достаточно ругательным для него, - Я такой... Ой, слышите? Это кажется шаги Люка!

Но к его разочарованию шаги принадлежали одной из служанок, прислуживавших фрейлинам в свите герцогини Орлеанской. Появившись в дверях комнаты мадемуазель де Монтале, служанка загородила собой весь проход, впечатляя Франсуа своей фигурой. Он даже представить себе не мог, что бывают платья таких размеров, и что можно так легко передвигаться, не задевая при этом ничего из казавшейся рядом с ней хрупкой и ломкой мебели. Разве только шаги, они глухо, но очень отчетвливо  и тяжело впечатывались в устланные деревянным настилом полы, что немудрено было принять их за шаги Люка Аппера, долговязого камердинера маркиза де Виллеруа.

- А за молоком пришлось спускаться на кухни, мадемуазель. Надеюсь, молодому человеку оно окажется по вкусу. Знала бы я, что это для Вас, месье, так уж принесла бы кувшин вина. Лакей в буфетной мой свояк, он бы налил мне лучшего из тамошних запасов. Ну да вот. На здоровье.

Оставив кувшин тонкого фарвора на столе перед маркизом, служанка ретировалась за двери. Франсуа смущенно улыбнулся, не успев поблагодарить за принесенное молоко, и поспешил сам налить его в кружки, чтобы хоть как-то услужить Оре.

- Наверно и правда стоило попросить вина... для Вас, мадемуазель. Вы не продрогли? А мне вот кажется, что заметно похолодало. Но только ради бога, не зовите никого. Так приятно побыть одним. Для Вас это наверно тоже такая же редкость. А теперь, когда Вы в свите Ее Высочества, такие минуты, когда Вы свободны от дежурств и обязанностей при герцогине, будут редкостью. Хотя, если такие будут. Ведь Вы обещаете потанцевать со мной? Я правда же жалею, что сегодня это было скорее испытанием для Вас, чем радостью. Я и сам так ждал этого бала, и балета, - он снова оживился, вспомнив про свое приглашение Оре на репетиции балета, - Вы непременно должны пойти со мной. Я правда хочу чтобы Вы познакомились с маэстро Люлли. Он немного странноватый... одержимый что ли, - Франсуа рассмеялся, увидев испуг в глазах собеседницы, - Да нет, не такой. Он очень любит музыку и всегда, почти всегда витает в облаках в своих творениях. И очень трепетно относится к танцу. Но он прекрасный учитель. Хотя и требовательный. Другие, они просто... ну, обучают фигурам. С ними на уроках танцев как на уроке геометрии - одни фигуры да расстояния... а вот Люлли, он мастер... просто бог танца. Он так легко все объясняет. Сам показывает. До изнеможения может довести, но и сам будет падать с ног. Он учил Его Величество. Неправда что там говорят, что итальянцы не смыслят в балете. Это говорят завистники. А их при дворе хватает. Даже больше...

Он протянул Оре намазанный хлеб. Из-за двери послышалось деликатное покашливание. На этот раз маркиз безошибочно узнал своего камердинера.

- Это Люк. Вы позволите ему войти? И... - Франсуа замялся, не имея представления, как попросить Ору о том, чтобы переодеться, раскраснелся и отхлебнул изрядную порцию молока, - И наверно мне стоит сменить... да, сменить мой костюм.

7

Отправлено: 26.02.11 01:18. Заголовок: Мадемуазель де Монта..

Мадемуазель де Монтале чувствовала себя ну прямо таки искушенной светской дамой. Еще бы – одиннадцать часов вечера, а она принимает у себя сына герцога, совсем как настоящая хозяйка дома. Правда, насчет вина она не догадалась, но ведь маркиз сам сказал, что с удовольствием выпьет молока, а она честно поверила ему на слово. Ну ничего, еще будет время шепнуть на ушко доброй горничной, что месье маркиз не отказался бы и от… и понимающе так подмигнуть, чтобы та сразу поняла, что принести надо самого лучшего. Да, кажется, в приличных домах принято после еды подавать коньяк, но сей королевский напиток ей точно никто не выдаст без санкции мадам де Лафайет, которую Оре не хотелось бы просить даже о сущем пустяке, что уж там говорить о графине коньяка для постороннего мужчины.

Но вино – это потом. А сейчас мадемуазель де Монтале, начисто позабыв про все изящные манеры, подперла подбородок кулачками и слушала неумолкающего де Виллеруа, затаив дыхание. И даже не замечая, как стремительно исчезают намазанные вроде бы для нее ломтики хлеба. Ну разве можно думать о еде, когда речь идет о придворной жизни?

- Фрейлины? – удивленно переспросила она маркиза. – Но неужели они и вправду не думают ни о чем, кроме нарядов.? А нам рассказывали, что в обществе прекрасных дам ведутся возвышенные разговоры – о чувствах, о науках, о политике… Ах нет, я глупая, - Ора всплеснула руками и прижала ладошки к вспыхнувшим щекам. – Ну конечно же, я все перепутала. Это же не фрейлинах, а о «драгоценных», блистательных парижских салоньерках. Так значит, все фрейлины – такие же обыкновенные и скучные, как мы? Боже, какое облегчение! А я добрых три месяца пребывала в полном ужасе, представляя, как попаду в общество утонченных красавиц и даже не смогу связать два слова в светской беседе. Право, Вы утешили меня, маркиз.

Ора проводила взглядом последний кусочек паштета и протянула Виллеруа салфетку. Какое, однако, приятное занятие – угощать своего личного гостя. И что с того, что угощение приготовлено не ею, а найдено совсем даже случайно? Пустячная мелочь, не стоящая внимания.

- Признаться, чем больше Вы рассказываете мне о месье Люлли, тем меньше я горю желанием участвовать в королевских балетах. Вы ведь простите мне эту маленькую трусость? Я тяжело переношу громкие крики и раздраженных мужчин, мне сразу хочется убежать куда-нибудь подальше, но вместо этого приходится сердиться и кричать на них в ответ. А потом я чувствую себя такой пустой и несчастной… Так что я лучше буду восхищенной зрительницей, с Вашего позволения.

Внезапное явление камердинера вывело Монтале из состояния благостного блаженства и вернуло с небес на землю. Собственноручно предложив Виллеруа вызвать камердинера в апартаменты фрейлин, Ора совсем забыла о том, что маркизу ведь придется переодеваться. Здесь. У нее! Какой конфуз…

В смущении она попыталась подняться из-за стола, но чуть не уронила стул. Хорошо, что маркиз в этот момент поперхнулся молоком и, закашлявшись, не заметил ее неловкость.

- Да-да, в самом деле… сменить костюм. Я… я не буду Вам мешать, Франсуа. Чувствуйте себя как дома. Ой… то есть нет… нет, то есть да, - потеряв надежду сказать что-нибудь вразумительное, девушка метнулась к спасительной двери, распахнув ее перед камердинером, весьма удивленным столь почетным приемом.

- Да, чувствуйте себя, как дома. А я пойду еще раз загляну к мадемуазель де Лавальер – кто знает, вдруг она уже вернулась.
Выпалив сию более или менее связную тираду, Монтале ретировалась под изумленное покашливание камердинера.

8

Отправлено: 27.02.11 00:52. Заголовок: Франсуа поспешил был..

Франсуа поспешил было к двери, чтобы как и следовало галантному кавалеру, не позволить своей даме прикасать к ее ручке, но замешкался и растерялся, замерев как вкопанный. Распахнутая Орой дверь едва не попала макризу промеж глаз, но он успел отскочить, раскрасневшись от стыда за свою неловкость. Глазам его камердинера предстало довольно занятное зрелище в виде взволнованной фрейлины Ее Высочества и крайне смущенного маркиза. Прикашлянув в ладонь, чтобы скрыть понимающую ухмылку, Люк проскользнул в комнату мадемуазель де Монтале сразу же после того, как Ора ретировалась.

- Вы могли бы доложить о себе, - опомнившись, пробурчал Франсуа для виду, давая понять месье Апперу, что развязные шуточки будут не к месту.

- Я постучал, месье маркиз. Прошу прощения, если смутил Вас. Но куда лучше, если это буду я, чем Ваш батюшка или мадам статс-дама Ее Высочества.

- Мой отец? А разве Его Светлость не на балу? - нахмурился Франсуа, стягивая с себя частично высохший камзол.

- Его Светлость явились в Ваши покои в весьма неопределенном настроении духа, месье. Смею предположить, что герцог ожидал увидеть Вас, а не меня.

Люк вежливо, но довольно настойчиво отстранил руки своего молодого господина, чтобы помочь ему избавиться от испорченного камзола и высвободить руки из прилипших к ним рукавов батистовой рубашки. Тонкое, но прочное полотно даже не треснуло, когда маркиз нетерпеливо дернул за ворот, пытаясь сорвать с себя рубашку. Он поежился от холода и сжался в ожидании свежей перемены. Месье Аппер довольно критично посмотрел на Франсуа, не торопясь подать ему новую рубашку.

- Хорошо бы и горячей воды, месье, - задумчиво сказал он, оглядывая скромное убранство комнатки.

- Да Вы с ума сошли! Я здесь гость. И не пристало переодеваться в покоях мадемуазель. Давайте сюда рубашку.

- Для начала снимите эти панталоны, месье маркиз. Смотрите, они все в разводах. А колени! Боже мой, Вы что же, месье, в саду на исправительных работах клумбы пололи? Ох, что бы сказал Ваш батюшка, если бы Вы попались ему на глаза в таком виде.

- А Вы меньше вспоминайте о том, - буркнул маркиз, поспешив последовать совету камердинера.

Он зябко ежился и то и дело оглядывался на дверь, на которой не заметил даже намека на щеколду. Неужели эта грозная мадам статс-дама даже щеколды не позволяла ставить на дверях своим подопечным? Как должно быть страшно каждое утро просыпаться, зная, что в любую минуту в дверях может появиться мадам де Лафайет и заглянуть в комнату. А если еще и на ночной столик! И тут Франсуа вспомнил о своей привычке записывать свои мысли в маленькую книжечку сшитую из плотных листков, так называемый цитатник. Если бы граф де Сент-Эньян, инспектировавший иной раз покои свитских пажей и молодых дворян, приставленных к свите короля, заглянул в тот блокнотик, то вряд ли бы улыбнулся, даже из вежливости...

- А что, мадам де Лафайет еще не выходила из зала?

- Я не сторож статс-дамам, Вы же знаете, месье маркиз, - с обычной ухмылочкой ответил Люк, подавая маркизу новые чулки и панталоны, - Но одна знакомая камеристка шепнула мне, что мадам статс-дама пока занята беседой с мадам де Навайль в приемных покоях Ее Величества и не спешит покинуть их до начала фейерверка. Кажется, дамы нашли сладости от месье Вателя куда как занятнее, чем танцы от маэстро Люлли.

- А, это хорошо, - Франсуа расправил на себе рубашку и и наспех заправил ее в панталоны, - Какие у Вас полезные знакомства.

Оглядев себя в отражении в окне, де Виллеруа сделал несколько шагов назад и вперед, критическим взглядом следя за тем, как в отражении его лицо то терялось во мраке неосвященного свечой угла комнаты, то появлялось в полукруге света. Он поправил волосы, расправил кружевной воротник и поправил новую брошь, которой Люк предусмотрительно заколол его шарф, чтобы он не развязался.

- Ну как? - приподняв брови, спросил маркиз своего камердинера.

- Настоящий принц, Ваша Светлость. Вы непременно впечатлите молодую особу, пригласившую Вас на ужин.

- Да что бы Вы понимали, - скрывая удовольствие Франсуа прервал речь Люка и подбежал к двери. Схватившись за ручку, он нерешительно остановился, - Люк, а больше никого нет в этих покоях? Вас не видели?

- Нет, Ваша Светлость. Если не считать мушкетеров, стоявших в карауле, служанку, которая привела меня и еще парочки камеристок, которые ни за что не выдадут меня, то можно сказать, я проскользнул сюда незаметный как ветер.

- Лучше бы так... чтобы совсем никто, - недоверчиво сказал маркиз, выглядывая в полутемную приемную, - Ступайте ко мне в покои. Можете быть свободны до утра. А в пять непременно разбудите. Его Величество наверняка захочет увидеть меня к утреннему переодеванию. И если встретите моего отца, передайте герцогу, что видели меня на бале.

- Но я то что делал на балу, Ваша Светлость? Как я могу поручиться за то, чего не видел?

- А это не моя забота, месье Аппер, - хихикнул Франсуа, вспомнив смешок служанки, которую он просил найти Люка, - Но баш на баш - Вы молчите о том, что видели меня здесь, а я промолчу о том, что Вас видели, - он сделал такой многозначительный взгляд, что даже находчивый месье Аппер был вынужден принять условия сделки, не вдаваясь в подробности того, где именно и с кем его могли видеть.

- Понимаю, Ваша Светлость. А теперь, с Вашего повзоления...

Аппер ретировался из покоев фрейлин Ее Высочества, унося с собой остатки костюма Блистательного Рыцаря и никуда не годные развалившиеся туфли маркиза.

- Ора! - шепотом позвал Франсуа, прислушиваясь к тишине. Он оглядел приемную в поисках хоть какого-нибудь знака того, куда могла исчезнуть мадемуазель де Монтале. Славная девушка и без того достаточно пожертвовала своим временем ради него и ему не хотелось добавить еще хлопот. И все-таки нетерпение взяло вверх. Маркиз решил самостоятельно отправиться на поиски своей подруги, чтобы поблагодарить за чудесный ужин. Он обдумывал слова, чтобы сказать, как он был впечатлен... нет, это было слишком высокопарно, Франсуа отбросил мысли о впечатлениях. Нет, ему просто все понравилось. И вечер был чудесным. И мадемуазель Ора чудесная девушка. Разулыбавшись приятным мыслям, он сделал несколько шагов в сторону соседней двери, стараясь ступать как можно тише, чтобы не привлечь к себе внимание скрипом половиц или стуком каблуков новых щегольских туфель. Де Виллеруа обошел приемную герцогини Орлеанской, оказавшуюся довольно просторной комнатой, в которой при желании можно было спрятаться нескольким человекам да так, что на них вряд ли бы обратили внимание. Такое обилие диванчиков всех форм и высот он видел разве что в покоях супруга герцогини, принца Филиппа. Никого не было, как не было слышно и разговоров, даже шепота. Неужели Ора оставила его одного? Он неуверенно поскреб в первую же дверь и снова позвал.

9

Отправлено: 05.03.11 00:38. Заголовок: Она задремала. Как э..

Она задремала. Как это получилось, трудно сказать.
В маленькой спаленке Луизы горела одна свеча, оставленная горничной до возвращения хозяйки. В покоях фрейлин царила неслыханная доселе тишина: даже звонкоголосые хохотушки-горничные куда-то задевались. Должно быть, у них было свое укромное место, где можно было посудачить о придворных дамах и тяжелом житье-бытье в недолгие минуты свободы от постоянных поручений и приказов. Эта тишина и дремотный полумрак пустынной спальни сыграли с Орой злую шутку: заглянув к подруге «буквально на минуточку», она присела на кровать, затем облокотилась на подушку, давая отдых уставшим за вечер ножкам, а затем…

Ей снился бал. Тот самый, на котором она столь ненадолго и неудачно появилась. Только во сне на ней было не скромное платьице, способное сойти за парадное ну разве что в провинции, а чудесный маскарадный костюм, весь из рыжих и алых язычков шелкового пламени и золотых искорок, блиставших на корсаже и рукавах. Кокетливая рыжая шапочка с алыми перьями тоже сверкала алмазной пылью, и Ора плыла сквозь ряды восхищенных придворных, словно маленькая саламандра, купающаяся в волшебных голосах скрипок. Перед ней расступались, образуя бесконечный коридор, уходящий вглубь зала, а там, в самом дальнем конце, ее ждал… Король. Да-да, самый настоящий король, спрятавший лицо за золотой маской на длинной ручке. Глубокий реверанс, спина прямая кончики пальцев придерживают юбку – все, как учила их с Луизой старая герцогиня де Шуази, готовя к новой жизни при королевском дворе. Вот только вместо тонких пальчиков с аккуратными ноготками огненную юбку приподнимают зеленые лапки ящерицы. Король отводит от лица маску, и облизывает раздвоенным языком золотистую драконью морду. За его спиной вместо балдахина огромный камин, в котором ярко пылает огонь, и золотистые ящерки снуют между язычков пламени. Король поднимается с трона и делает приглашающий жест маской: мадемуазель, Вам сюда. У ящерок огромные черные глаза как у цыганки-гадалки, и такой же голос, нашептывающий так призывно: «К нам, Ора, сюда… Ора… Ора…»

Монтале вздрогнула, открыла глаза и, приподнявшись на локте, огляделась озадаченно, в первый момент даже не сообразив, где находится.

Фонтенбло. Но это не ее комната, это…
Луиза. Где Луиза?

Маркиз был прав, ей следовало вернуться в Большой зал и отыскать подругу, а не распивать молоко наедине с галантным кавалером.

О Господи, она совсем забыла про маркиза!

Ора вскочила с кровати, торопливо расправляя юбку и смявшиеся кружева на плечах. Бросила взгляд в маленькое зеркальце над умывальником и в отчаянии всплеснула руками: даже тусклого света свечи было довольно, чтобы заметить ее заспанный вид и след от складки на подушке, четко отпечатавшийся на правой щеке. Что подумает о ней Виллеруа? Должно быть, усмехнется про себя над непривычностью провинциалки к светским развлечениям, обыкновенно затягивающимся за полночь. А ведь она и вправду не привыкла к такому распорядку дня: в Блуа они ложились спать не позже десяти вечера, и вставать в шесть утра Оре было куда привычнее, чем ложиться в двенадцать ночи. Вздохнув, она взяла полотенце и, смочив его холодной водой из кувшина, начала яростно тереть щеки, смывая с них следы нечаянного сна.

Интересно, сколько времени она проспала? И успел ли Виллеруа завершить свой туалет? Нехорошо оставлять маркиза одного, ведь она сама пригласила его в гости.

Шум за дверью заставил Монтале в ужасе уронить полотенце в умывальник и прислушаться. Шаги? Осторожные, будто кто-то нарочно старается не стучать каблуками по паркету. И голос.

- Ора!

Ну вот, ее уже ищут! Ее персональный гость рыщет по покоям Мадам, рискуя навлечь на Монтале и себя самого кару господню в лице кого-нибудь из статс-дам. Ну как ей удалось так не вовремя задремать, просто кошмар какой-то!

Распахнув дверь и чуть не сбив с ног скребущегося под ней маркиза, Ора схватила его за руки и… замерла на пороге, сообразив, что собирается втащить его в комнату Луизы без ее на то разрешение.

- Ох, простите меня, бога ради! Я… я, кажется, заснула, ожидая Вас, и вот… Нет, нам не сюда, лучше вернуться ко мне. Подруги моей все равно пока нет, так что нам с Вами больше достанется.

Озадаченный взгляд маркиза был достаточно красноречив.

- Ой, да что ж это я… Вы же не знаете. Я велела принести нам что-нибудь сладкое и вина. Ну в самом деле, что за ужин без десерта! Думаю, у нас с Вами есть еще как минимум полчаса на то, чтобы успеть заесть приключения нынешнего вечера, - Монтале запнулась и нерешительно уточнила, - Вы ведь не торопитесь? Или…

10

Отправлено: 05.03.11 15:19. Заголовок: Ох, как же он успел ..

Ох, как же он успел перепугаться, что Ора успела умчаться на поиски своей подруги обратно в Большой Зал. Франсуа уже и не чаял услышать в ответ ее голос. Когда дверь, в которую он осторожно скребся, внезапно распахнулась, от неожиданности он едва не вскрикнул. Маленькая но довольно сильная ручка потянула его за запястье внутрь комнаты и маркиз, уже привыкший доверять своей новой подруге сделал шаг внутрь незнакомой маленькой комнатки, как его тут же буквально вытолкали обратно в приемную.

- И правда... как то это нехорошо.

Он поправил шляпу, совершенно позабыв о том, что хотел пощеголять новым костюмом перед мадемуазель де Монтале и произвести наконец должное впечатление на девушку.

- Вашей подруги так и нет? Но что же случилось с ней? А Вы уверены, что не видели ее на балу? Ведь все девушки фрейлины наверняка поспешили бы туда, в Большой Зал. Хотя бы для того чтобы успеть к выходу короля. Его Величество должен был танцевать сегодня... должен был...

Маркиз осекся, вспомнив о злополучной прогулке с Людовиком, стоившей ему прекрасного костюма, а королевской сокровищнице трех ниток жемчугов и потерянных нашитых бриллиантов, не говоря уже о шляпе... Шляпа! Эта мысль как каленое железо прожгла виски Франсуа.

- И шляпа... - прошептал он одними губами, - Ох, какой же я растяпа...

Но, кажется, сетования о потерянной шляпе были преждевременными, так как Ора не спешила отпускать его и даже напротив пригласила остаться. Предложение десерта было встречено восторженным блеском в глазах маркиза и радостным "Ух ты!" вопреки всем правилам этикета. Де Виллеруа и без того нельзя было назвать безупречным кавалером, когда речь заходила о его неумелых и нерешительных попытках поухаживать за юными фрейлинами в свите Ее Величества, и не раз его нелепые восклицания, которые должены были выразить его восторженное восхищение собеседницей, приводили к умильным улыбкам, или же вовсе к  насмешливым смешкам, едва скрытым за колыхавшимися веерами. Его сестры не раз напоминали ему о пагубной привычке восклицать тогда, когда настоящий кавалер и бровью бы не повел, но Франсуа оставлся неисправимым, точнее верным себе.

- Еще полчаса? Как это хорошо.

Он ответил скорее на свои собственные мысли, думая о том, что пропажа шляпы в руках ставшего ненавистным префекта, может подождать и полчаса. Думать о том, как вызволять часть костюма, являвшегося собственностью королевской гардеробной, было совершенно безрадостно и не наводило пока ни на одну хоть сколько нибудь счастливую мысль. А тут еще его камердинер так некстати напомнил маркизу о его отце, герцоге де Виллеруа, который не понятно с какой целью вздумал навестить его покои.

- Нет нет, мадемуазель... Ора, я не спешу никуда. Совсем никуда. Здесь тихо и спокойно. Лучше уж наслаждаться десертом и вином. А потом ко времени фейерверков мы можем подняться на третий этаж!

Внезапная, как показалось маркизу блестящая идея, озарила его и он вместо того, чтобы послушно следовать за девушкой, уже сам повел ее обратно в комнату. Ну как же он позабыл о прекрасном маленьком чуланчике с окном во всю стену, который находился как раз над Большим Залом и выходил на Лужайку перед дворцом и Озеро. Оттуда можно было смотреть на фейерверки, даже не задирая головы, чтобы разглядеть блестящие яркие узоры в ночном небе.

- Мы можем посмотреть фейерверки с третьего этажа. Там есть заброшенная комната... ну, вобщем-то это чулан. Там хрянятся старые вещи, ненужное белье из королевской опочивальни и все такое... и туда никто не заглядывает кроме Бонтана. Но он то уж точно не пойдет туда среди ночи. Сегодня у него наверно свободный вечер, - с некоторым сочувствием в голосе закончил Франсуа, вспомнив грустное лицо короля, - Давайте заберемся туда и довершим сегодняшний ужин прекрасным зрелищем. Вы не пожалеете!

11

Отправлено: 12.03.11 00:43. Заголовок: Бежать вдвоем на цып..

Бежать вдвоем на цыпочках, держась за руки, через покои супруги Брата Короля…
Ора и не ожидала, что ее скромное предложение завершить поздний ужин сладостями и вином будет встречено с таким восторгом: маленькие вечерние радости, доставлявшие столько удовольствия озорным фрейлинам в Блуа, искушенному обитателю самого блестящего двора Европы должны бы казаться бесконечно скучными и неинтересными. Однако же маркиз так воодушевился, что и без того короткий путь от комнатки Луизы до собственного «покоя» Монтале промелькнул буквально вихрем. И это было очень славно, потому что рискни они прошествовать к столу чинно и с соблюдением всех правил этикета, мужественные попытки Оры сдержать смех точно пошли бы прахом. А так она успела бесшумно добежать до двери в свою комнату и рассмеяться только после того, как Виллеруа благополучно затворил ее за ними обоими.

- Чуланчик на третьем этаже? Да это же, небось, под самой крышей? Боже мой, какой же Вы придумщик, Франсуа. Ну конечно же…

Монтале осеклась, потому что в этот миг ей в голову одновременно пришли две совершенно разных мысли, что, в принципе, случалось с ней нередко. Во-первых, в ее ушках весьма четко прозвенел грозный голос графини де Лафайет, предупреждавшей девушек, что фейерверк они будут наблюдать из окон своих покоев, а во-вторых…

Во-вторых, вспомнив о графине с ее нудными наставлениями и моралями, Ора себе на удивление вдруг увидела (точнее, услышала) только что сделанное ей предложение совершенно в новом свете. Вот этот милый молодой человек с открытым лицом и искренними глазами, так понравившийся ей с первого взгляда, зовет ее в заброшенный чулан, куда, по его же словам, никто и никогда не заглядывает. Но зачем? Не проще ли полюбоваться фейерверком с любого из балконов, которыми изобилует замок, или спуститься вниз и выйти на террасу? Нехорошо, ужасно нехорошо подвергать слова новых знакомцев подозрению, и будь Франсуа де Виллеруа ее старым другом, она ни за что бы не подумала о нем ничего дурного, но ведь они знают друг друга не больше часа. И маркиз уже зовет ее в чулан? О господи… неужели она сказала или сделала что-либо такое? Это приглашение в пустынные покои фрейлин на ночь глядя: должно быть, это было совсем дурно и неприлично, и вот теперь, из-за ее собственной глупости и нескромности маркиз, наверняка, думает о ней что-нибудь совсем чудовищное. И, может быть, даже имеет на нее Виды! О, это кошмарное слово, которое матушка Луизы, сопровождавшая их с подругой в Париж, имела обыкновение произносить исключительно с большой буквы, делая при этом ужасные глаза…

Мысль о возможных Видах так удручила бедняжку Монтале, что она на мгновение забыла про свой острый язычок и не нашлась, что ответить. Хорошо бы сказать что-нибудь этакое, колкое и холодное, чтобы раз и насовсем положить конец любым Видам, но у Виллеруа было такое довольное и мечтательное выражение лица, что Ора застыла в замешательстве, не ведая, что предпринять. Из состояния замешательства ее вывело счастливое явление Фортуны в лице двух горничных, одна из которых внесла в комнату поднос с пирожными, а вторая – кувшин с вином и бокалы. Пока они расставляли снедь на маленьком столике, посмеиваясь и кокетливо поглядывая на молодого человека из под белых крыльев накрахмаленных чепцов, к девице Монтале вернулись самообладание и здравый смысл, прозрачно намекнувший, что нет нужды думать о людях дурно, ежели они не дают повода к тому. В конце концов, известно, что маменьки и строгие наставницы склонны завышать опасности и риски, подстерегающие молоденьких девиц на трудном жизненном пути, как минимум раз в десять. Если не больше. А потому предложение полюбоваться фейерверком с третьего этажа вполне могло быть тем, чем казалось – просто приглашением в комнату с отличным видом на парк.

- Ну вот, теперь у нас есть все, чтобы с пользой провести последние минуты перед прощанием, - бодро заявила она, рассматривая расставленное на столе богатство. – Боюсь только, нам с Вами не справиться с подобным изобилием. Нет, подождите! – Ора жестом остановила маркиза, отодвигавшего стул для дамы. – Дайте же мне Вас как следует рассмотреть!

Она обошла послушно выпрямившегося Виллеруа и восхищенно всплеснула руками.

- Подумать только, побывав в руках у камердинера, Вы стали еще великолепнее, месье маркиз. Вот уж не думала, что такое возможно. Рядом с Вами я выгляжу такой… - она вздохнула, - обыкновенной. Но Вы ведь простите мне мой скромный вид? Нет, лучше вовсе не смотрите на меня – только взгляните, какие чудесные пирожные нам принесли! Я таких в жизни не пробовала.

На сей раз Ора не стала возражать против предложенного ей стула и изящным жестом, подсмотренным ей сегодня днем у одной из дам за королевским столом, подняла бокал с вином.

- Простите, я не ответила на Ваше любезное приглашение, Франсуа. Но право же, это не от невежливости. Мне просто не хотелось так вот сразу огорчить Вас вынужденным отказом. Боюсь, при всем моем желании мне не удастся составить Вам компанию и полюбоваться фейерверком. Мадам де Лафайет строжайше наказала всем фрейлинам быть в своих комнатах к тому моменту. И не сомневаюсь, что она лично проверит, на местах ли мы. Вот… как-то так. Мне очень жаль, поверьте, - Монтале виновато улыбнулась явно огорчившемуся молодому человеку. - Но если я не смогу увидеть это волшебное зрелище вместе с Вами, то, по крайней мере, успею разделить бокал вина. За наше неожиданное знакомство, которое, если позволит бог, могло бы превратиться в дружбу. И… за чудесное спасение Вашей шляпы из цепких когтей полицейского префекта.

12

Отправлено: 13.03.11 22:00. Заголовок: Выдумщик конечно же!..

Выдумщик конечно же! Обрадованный позитивной ноткой в восклицании девушки маркиз уже собрался в красках расписать всю прелесть наблюдений за фейерверками с самого верхнего этажа замка. Ему и в голову не пришло, что он только что пригласил туда не закадычного друга, товарища по пажеским шалостям, а фрейлину герцогини, которой вообще-то не пристало даже беседовать с ним без строгого надзора грозной "Армады", не то что уединяться в чуланчике на третьем этаже пусть и ради самого яркого события праздников. Тень сомнения сменила радостную улыбку в глазах Оры, и Франсуа, хотя и недоумевал о причине ее появления, не мог не заметить, как поспешно его новая подруга сменила тему разговора.

Он послушно поднялся и даже покрутился на месте, демонстрируя воистину чудесное преображение своего облика. Вместо мокрого и покрытого пятнами камзола с оборванными нитями жемчуга, пусть и самого дорого, какой могли найти в Париже, на нем была щегольская короткая по пояс курточка, из под которой выглядывала свежая рубашка из тончайшего шелка, перехваченная чуть ниже талии широким атласным поясом в тон бантам, нашитым на рукава куртки и на концах коротких чуть ниже колен штанов. Бархатные темно-синие туфли были украшены серебряными пряжками, и точно такой же формы пряжка придерживала плюмаж на новенькой чистой, и главное, сухой шляпе, украшавшей голову де Виллеруа.

Смущенный похвалами и неподдельным восторгом Оры, Франсуа улыбнулся и с гордым видом отодвинул для нее стул, ухаживая за ней, как будто бы они были не в маленькой фрейлинской комнатке, а на Большом Обеде в присутствии всей королевской семьи и всего королевского Совета. Вот бы отец порадовался за него, если бы увидел, с каким прилежанием юный маркиз повторяет заученные уроки вежливого и галантного обхождения с дамой.

- Что же Вы такое говорите, Ора? Разве же можно быть обыкновенной только из-за платья? Поверьте, не платье красит. Вот подруги моих сестер - они одевают на себя по несколько юбок, чтобы показать достаток своих семей. Да да, - подтвердил он, замечая искорки смеха в глазах де Монтале, - И еще они нацепляют на себя столько лент и кружев, что становятся похожими на деревенский шест в Майский день, или куклу, которую лавочник наряжает во все свои товары, чтобы лучше показать их клиентам. В Марэ я видал такое. Но ведь все эти шелковые ленточки и платья не сделают девушку красивой, если она... 

Он замялся, не зная, стоило ли продолжать мысль о том, что многие девушки при дворе оказывались пустышками и вовсе не такими интересными собеседницами, как Ора де Монтале. И что уж говорить, ни одна из них не согласилась бы и на сотую долю тех приключений, в которые они уже успели попасть вместе всего за один вечер.
Упоминание о мадам де Лафайет, пригрозившей личной проверкой всех фрейлин, удручило маркиза. Ну конечно же, если бы не строгая статс-дама, они могли бы захватить корзинку с пирожными и успеть подняться на третий этаж до того, как все остальные фрейлины принцессы успели бы вернуться и заметить присутствие постороннего кавалера в покоях. Но нельзя было допустить, чтобы Оре досталось за-за легкомысленной выдумки маркиза. И что могут подумать о скромной девушке, если узнают, что она все это время была не одна, догадываться не приходилось. Франсуа прекрасно знал, как длинны язычки сплетников и охотников до сенсаций при дворе.

- Ох, это и в самом деле безрассудная затея. Простите меня, Ора. Я и думать позабыл о том, что у Вас есть обязанности в свите Ее Высочества. Я то лоботряс, могу всегда сослаться на какой-нибудь пустяк и мне простится. Да...

Он отпил глоток вина, которое оказалось на удивление мягким и вкусным, совсем не таким дерущим горло, как те вина, что ему предложили в покоях маэстро Люлли.

- Вы храбрая девушка, Ора. И чудесный друг. И если Вы позволите, то я так и буду звать Вас. Мадемуазель - это слишком напыщено. Это для глупых ухаживаний. А с друзьями можно обойтись без того. Не волнуйтесь за ту шляпу. Ла Рейни не позволит себе потерять ее, она слишком дорого стоит. А улика из нее никакая. Ведь король знает.

Франсуа посмотрел на девушку внезапно серьезным взглядом и приподнялся, прегибаясь через весь стол и разделявшие их тарелки с пирожными.

- Это секрет. Никому, ни единой живой душе не говорите. Король знает, где я промок. Но Его Величество ни за что не скажет об этом. И я тоже. Если мне и прийдется побывать еще раз на допросе в Канцелярии, так это пустяки. Я выкручусь. К тому же, эту шляпу и вправду могли у меня стащить. Я тот еще растяпа.

Живая улыбка сменила заговорщическое выражение лица маркиза и он подмигнул де Монтале, допивая свой бокал вина. От окна подула струйка свежего ветерка. Видимо, кто-то открыл внешние двери в приемной, подняв при этом сквозняк. Свет от свечей на медном канделябре в форме закрученных ветвей фантастического дерева заплясал, оставляя длинные веселые тени на стене.

- Если бы я мог остаться с Вами до фейерверков, - проговорил Франсуа, мечтательно следя за танцем теней, - Король был сильно не в духе, когда отправил меня на бал, а мои друзья сейчас где-то на маскараде. Вряд ли они захотят оставить своих дам. Ну да, - он нерешительно ковырнул ложкой крем, украшавший пирожное, и рассеянно отправил его в рот, совсем не заботясь о вкусности и приятности ощущения, - А если я спрячусь до фейерверка здесь? А потом, когда мадам Армада будет занята, выскользну из Приемной? Когда-то ведь Ее Сиятельство будет переодеваться к ночи.

Сказав это, де Виллеруа представил себе, как пожилая статс-дама переодеваясь то и дело выглядывает в приемную и следит за девушками, норовящими сбежать на поиски ночных приключений, и рассмеялся, совсем позабыв, что его могли услышать извне.

13

ссылка на сообщение Отправлено: 15.03.11 20:44. Заголовок: - А если я спрячусь ..

    - А если я спрячусь до фейерверка здесь?

    Эта фраза, произнесенная приятным на слух мужским голосом, вывела Луизу из оцепенения круговорота мыслей и заставила хорошенько приглядеться к происходящему. Удаляясь от шумного и полного празднества зала, она едва следила за дорогой и шагала по памяти, все прижимая к груди тряпицу, едва ли не ставшую самым дорогим и сокровенным элементом этого дня. Она задумчиво улыбалась и глядела в пол невидящим взглядом. Мимо пролетавшие слуги, чуть вольные в поведении из-за торжества, любезно интересовались, а не случилось ли чего у мадемуазель, на что та даже не могла ответить, от переизбытка эмоций и волнений. Она сожалела о своей глупости, решив появиться на маскараде не в парадном одеянии и даже без маски. И от неожиданности раскрытия этого факта, она даже не взяла в расчет, что им в принципе не давали указания шиться и готовиться к маскараду.

    Ах, как наивна и юна Луиза. Сколько ощущений ей подарил хитрый ход ее Обожаемой, в искренности которого она не сомневалась, а видеть в нем какие-то иные поводы не могла в силу своего ангельского сознания. Слуги шептались, что Лавальер слишком странная для Французского Двора и скоро зачахнет от скуки и расползающегося во все стороны коварства. Но девушка не думала об опасностях, она исправно служила своей Принцессе и делилась самым сокровенным со своей Обожаемой...

    Орой. Подумать только, Луиза совсем позабыла ее за этот вечер. Ее мысли закономерно заполняла тряпица, всеобщее внимание, реплика Его Высочества и Она. Как просто она передала Ей титул, который долгие годы по праву носила только мадемуазель Монтале, и крошке Лу на мгновение стало стыдно. Но сейчас она забыла о совести, ее изумленный взгляд был прикован к симпатичному молодому человеку, несколько вальяжно перевалившемуся через весь стол к...

    Оре. Лавальер перевела изумленный взгляд и на нее, не решаясь что-либо сказать ни в собственное оправдание, ни в обвинение, ни даже в простое любопытство. Ее Анна опять с мужчиной! Наедине! Боже, какой стыд. Юная фрейлина покраснела, но ее смущение скрыл легкий полумрак, царившей в комнате из-за задутых свечей. Девушка так и застыла на пороге, совершенно забыв новую Обожаемую, ведь ее гордость вновь была задета. Луиза невообразимо ревновала свою черноволосую подругу к этому...красавцу Парижского Двора. За доли минуты она успела внимательно изучить конкурента, и теперь жалобно-беспомощно смотрела на Монтале, все не решаясь заговорить первой.

    Казалось, ее не ждали. А воцарившаяся в комнатке робость говорила, что ее и не ожидали здесь увидеть. Луиза все же зашла в апартаменты и тихонько прикрыла за собой дверь, и повернулась к недавно веселившимся полубоком, вцепившись взглядом в окровавленную тряпицу. Аромат пирожных соблазнительно гулял ее даже в приемной, и вдыхая их, Лавальер вспомнила, что не ела с самого пикника.

    Оффтоп: А теперь играть. Крошка Лу по всем безумно соскучилась! И просит прощение

14

Отправлено: 15.03.11 23:20. Заголовок: - Но Его Величество ..

- Но Его Величество ни за что не скажет об этом. И я тоже, - лицо молодого человека, только что беспечно улыбавшегося над бокалом вина, сделалось вдруг таким серьезным, что Ора поежилась, вновь вспомнив утреннюю поездку в карете и такие невинные с виду расспросы. Что же такое происходит в Фонтенбло? Наверняка ведь что-то происходит, и что-то совсем-совсем нехорошее.

Вспыхнули на ветру и задрожали огоньки свечей. Маркиз вновь заулыбался, будто забыл только что сказанные слова. А может, все не так серьезно? Молодые люди ведь любят покрасоваться перед дамами, напуская таинственности там, где и намека нет на тайну. Или… есть, но тайна если и опасна, то лишь для репутации какой-нибудь красавицы, назначившей королю свидание в парке, не подумав о дожде. А бедный верный маркиз не только промок, но и рискует арестом, чтобы сохранить в секрете маленькое королевское приключение. И Его Величеству он нынче ночью уже не понадобится: свидание, должно быть, сорвалось по причине нежданной непогоды. Дама не пришла, король расстроен, все плохо… за исключением пирожных, которые на диво хороши.

- Мадам Армада? Оооо… - Монтале чуть не поперхнулась, услышав столь фамильярное обращение из уст Виллеруа. В том, что речь шла о грозной мадам де Лафайет, сомнений не было, но Армада? Девушка вспомнила графиню, горделиво плывущую в ореоле пышных юбок впереди своих многочисленных подопечных. И впрямь, целая армада, умри, а лучше не скажешь! Картинка показалась ей настолько смешной, что Ора расхохоталась вслед за маркизом. И тут же похолодела: за спиной у нее скрипнула дверь. А ведь она могла поклясться, что не слышала никаких шагов! Ну все…

Наверное, ужас на ее лице, когда она обернулась к двери, был слишком явным, иначе отчего бы Луиза – а это оказалась вовсе не ужасная графиня, а ее пропащая Луиза – не смутилась бы так и не отступила в явном замешательстве. Но Монтале даже не успела задуматься над тем, что могло расстроить подругу. Она вообще не успела подумать, как уже была на ногах и обнимала робко отворачивающуюся девушку.

- Господи, где ты пропадала! Мне сказали, что ты совсем больна и не можешь ходить. Представь, как я испугалась, когда вернулась, а комната твоя пуста! Ах, милая, ты не поверишь, что с нами было, мне до утра тебе всего не расска…

Спохватившись, Ора повернулась к маркизу, не выпуская подругу из объятий – мало ли что!

- Ну вот, она нашлась! Как вовремя! Луиза, милая, позволь тебе представить маркиза де Виллеруа. Он в свите Его Величества и даже танцует с королем в балетах. Если бы не этот скверный дождь, мы бы увидели его сегодня на сцене в паре с Мадам! Он тебе понравится, я знаю!

Сияющая Монтале протянула маркизу руку.

- Идите же сюда, я познакомлю Вас. Вот, это моя Луиза. Мадемуазель Луиза-Франсуаза де Ла Бом Леблан де Лавальер, самая чудесная девушка на свете и моя самая лучшая подруга. Ее нельзя не любить, и Вы ее обязательно полюбите, я уверена.

Как хорошо быть уверенной в друзьях в восемнадцать лет… Счастливая и довольная Ора, наконец, уверовала, что подруга больше никуда не пропадет, и решилась выпустить ее из объятий. Что с неизбежностью открыло любопытному взгляду Монтале ужасную вещь, которую Луиза прижимала к груди.

- Что это у тебя? Кровь?

15

Отправлено: 16.03.11 20:38. Заголовок: Сначала Франсуа лиши..

Сначала Франсуа лишился дара речи. Как по волшебству свечи вдуг погасли от дуновения сквозняка, а в проеме открытой двери показалась белая фигура, застывшая как привидение. Де Виллеруа чуть не упал прямо на блюдо с пирожными, но успел отпрянуть от стола. Что подумает вошедшая в комнату Оры девушка, увидев его, перевалившимся через стол?
Не решаясь сесть в присутствии незнакомой ему дамы, Франсуа попытался разглядеть ее лицо, чтобы угадать, какое именно впечатление он производил. Испуг и нерешительность читались в глазах незнакомки. Привыкнув понемногу к темноте, маркиз узнал в вошедшей одну из фрейлин Ее Высочества, хотя как ни силился, не мог вспомнить ее имя. Но было достаточно увидеть, с какой радостью кинулась навстречу нежданной гостье Ора, чтобы понять, что это была та самая Луиза. Самая чудесная девушка на свете - кажется, маркиз уже слышал это в Оружейной зале. Он  заулыбался от неловкости из-за своего испуга и еще больше засмущался, когда Ора заявила подруге, что он непременно понравится ей.

- Очень рад, мадемуазель, - заученный поклон и мягкое пожатие прохладных пальчиков.

Франсуа таращился во все глаза на Ору де Монтале, едва ли не прыгавшую от радости, что наконец объявилась ее пропавшая подруга. Такое неподдельное и нескрываемое счастье было невиданным зрелищем при дворе. Несмотря на свою молодость и мальчишескую романтическую наивность, маркиз успел уже зарубить себе на носу, что дружба среди придворных так же редка, как единороги в лесах Фонтенбло. То есть, были более или менее теплые приятельские отношения, но все определялось степенью близости к королю и положением, занимаемым при дворе. Бывшие пажи становились камегерами и шталмейстерами, некоторые поступали на службу в гвардейские или даже мушкетерские роты. Дружба и привязанность оставались где-то далеко позади и вспоминались крайне редко. Исключения были действительно исключительными.

- Франсуа де Виллеруа, - представился молодой человек и снова незнамо отчего покраснел.

Вообще-то ему нравилось, когда любовались его костюмом и особенно его осанкой и безупречными придворными манерами. Маркизу доставляло удовольствие ловить на себе изучающие взгляды девушек из свиты королевы, да и дам старше его также, хотя, он и не делал никаких выводов из этого внимания.

Привычным жестом он смахнул пряди волос, упавшие на лоб и вздернул подбродок, подражая Его Величеству. Вот он - галантный кавалер, имеющий несказанное удовльствие быть представленным теперь уже двум очаровательным девушкам из свиты Ее Высочества. Де Лозен лопнул бы от зависти, если бы узнал. Но Франсуа твердо решил никому не рассказывать о приключении в Оружейной Зале и о том, что он отужинал в покоях мадемуазель де Монтале. Ора его друг и он не может подвести ее, хвастаясь своими похождениями. Да и похождений то не было. Они совсем случайно оказались не там, где следовало.

- Ора мне рассказывала о Вас, мадемуазель. И Вы ее лучшая подруга, я знаю. Мне очень приятно.

А что еще можно сказать лучшей подруге новой знакомой? Де Виллеруа замолк почти на полуслове. Его брови слегка сдвинулись к переносице, когда он задумался, что сказать. Наверно его сочтут невежей. Вместо того, чтобы занять девушек разговорами, он молча разглядывал обеих подруг, подмечая про себя, насколько они были разными, прямо таки противоположными. Застывшая с изумленным лицом белокурая Луиза в темноте и в самом деле могла сойти за призрак. А рядом с ней, обнимавшая ее и ничуть не боявшаяся проявлять свои чувства Ора.
И все-таки, Ора казалась ему милее. Она не побоялась танцевать с ним на балу, несмотря на скандальный вид его промоченного и испачканного в грязи костюма. И она выгораживала его перед самим Ла Рейни так храбро, что Франсуа ни за что бы уже не усомнился, что мог доверить мадемуазель де Монтале, как доверил бы лучшему другу. Де Жанлис, его товарищ по пажескому корпусу, с которым они с детских лет воспитывались в свите короля, был пожалуй самым близким его приятелем. Но смог бы он вот так же прямо стоять перед полдюжиной гвардейцев и глазом не моргнув солгать префекту?

Франсуа улыбнулся Оре, радуясь вместе с ней тому, что пропавшая без вести подруга нашлась. Он тоже заметил темное расплывшееся пятно на тряпице, которую мадемуазель де Лавальер прижимала к груди с таким благоговением, как будто это была облатка священника или часть одеяний какого-нибудь святого. Стараясь не выдать того, что он заметил, чтобы не смутить девушку, маркиз отошел на шаг, тем не менее ожидая как и Ора, услышать объяснения ее подруги.

В голове не укладывались несколько вещей, порождая все новые вопросы - недуг мадемуазель по словам Оры приковал ее к постели, но ее не было у себя, когда они искали ее, и эта тряпица - была ли на ней кровь, и кому она принадлежала?
А вдруг? По спине Франсуа пробежал холодок. А вдруг это та кровь, следы которой они видели на полу в Оружейной Зале? Может быть Луиза де Лавальер была свидетельницей дуэли, а дуэль была из-за нее? Последнее предположение маркиз отмел почти сразу. Луиза де Лавальер, хотя и остававшаяся холодно учтивой с ним, не произвела впечатления жестокосердной роковой красавицы, способной столкнуть к ссоре двух кавалеров. Скорее всего, она поспешила бы на помощь... но к кому?
Слова префекта об опасности грозившей королю вдруг отчетливо послышались в его сознании.

- Мадемуазель, видели ли Вы кого-то... в коридорах? Кого-то раненого? Может быть нужна наша помощь? - решился наконец спросить Франсуа, на ходу строя предположения, одно фантастичнее другого.

16

Отправлено: 17.03.11 18:29. Заголовок: Мысленно Ора обругал..

Мысленно Ора обругала себя самыми нехорошими словами, которые только могли прийти в ее бестолковую голову. Радость от обретения подруги заставила ее начисто забыть о деликатности и такте. Как, ну как, спрашивается, ее угораздило привлечь внимание Виллеруа к окровавленной тряпице, которую Луиза явно не желала никому показывать. Быть может, даже ей, Оре, не говоря уже о полном незнакомце. Фантастическое предположение маркиза о том, что Луиза могла наткнуться в коридоре на раненого и вместо того, чтобы позвать на помощь, вернуться в покои фрейлин с сомнительным трофеем, было сродни той чуши, которую она, не смогнув глазом, выдала бедному префекту полиции – возможно, но невероятно. Бедная Лу, она, должно быть, совсем заробела от таких вопросов. Но что же делать? Надо что-то делать…

- Господи, да что же мы стоим почти что в темноте. Франсуа, прошу Вас, зажгите свечи, а то мне уже чудится, что из-за ширмы вот-вот вылезет чей-нибудь призрак. В Фонтенбло, наверняка, их целый сонм, прячутся в каждом углу и только и ждут, когда невинные существа из провинции окажутся в опасной близости от их костлявых лап и кровавых зубов, - нервничая, Монтале даже не заметила, что назвала маркиза по имени в присутствии подруги.

- Как ты, милая? Ты ведь, должно быть, голодна? Я так просто умирала с голоду, пока мы с маркизом не нашли целую корзинку с едой. Но это отдельная история, хотя… - она взглянула на стол и с радостью убедилась, что от хлеба с паштетом еще кое-что осталось. – Сейчас я тебя накормлю!

Увлечь Луизу к столу и усадить на один из двух имеющихся в комнатке Оры стульев было делом минуты. Правда, при этом Монтале обнаружила, что самой ей места за столиком не осталось, но это ее вовсе не обескуражило: она была сыта, а Луиза срочно нуждалась в пирожных и вине. К тому же, в распоряжении Оры был ее любимый подоконник, хотя она с куда большим удовольствием уселась бы прямо на ковер рядом с Лавальер, чтобы не упустить ни слова из рассказа подруги. Если, конечно, робость не заставит ту молчать.

Вот только присутствие маркиза делало желанное место на полу абсолютно невозможным, поэтому Ора, изловчившись, описала вокруг столика пируэт, не нанесший ущерба расставленным на нем бокалам и посуде, и устроилась на подоконнике, рядом с кувшином воды и парой стаканов, заботливо предусмотренных для нужд фрейлин. Принимая во внимание то, что у них с маркизом было ровно два бокала на двоих, стаканы были как нельзя кстати, и Ора поставила один из них на столик перед Луизой, оставив почетную привилегию наполнить бокалы маркизу де Виллеруа, казавшемуся несколько смущенным появлением в комнате второй девушки.

- Давай-ка я намажу тебе паштет, - мудро рассудив по себя, что если Луизе захочется ответить на вопрос о пятнах крови на тряпице, подозрительно напоминающей кусок батистовой оборки нижней юбки, то она расскажет, а коли не захочется, то и спрашивать далее не след, Ора нагнулась к столику, чтобы отрезать ломоть булки. Главное -  не свалиться при этом со своего насеста.

17

Отправлено: 17.03.11 20:08. Заголовок: К тому времени, когд..

К тому времени, когда мадам де Тианж добралась до покоев Мадам, где располагались комнаты ее фрейлин, слезы, столь неожиданно принявшиеся душить Габриэль, отступили под силой врожденного доброго нрава и женщине удалось победить в себе то, что ее отец называл «раскисанием», слегка поморщив нос.
Снова и снова убеждая себя в том, что она самостоятельно сгущает краски в собственной истории, приписывая на свой счет невероятные страдания, которые ее ожидают и до которых всем остальным, в сущности, не было дела, Габриэль добралась до заветных дверей и облегченно вздохнула, когда поняла, что она, вероятно, станет самой ранней пташкой, которая вернется в эту клетку вечером.

Положение маркизы при дворе герцога и короля позволяли ей иметь собственные небольшие покои, которые в случае ее прибытия ко двору без супруга, состояли из двух небольших комнат в отдаленной части дворца сейчас были заменены на комнату, слегка побольше тех, кто ютились фрейлины Мадам и где Габриэль была поспешно размещена по возвращению в Фонтенбло. В годы ее девичества она состояла при дворе герцога Орлеанского и, учитывая, что тогда и слова не было о существовании Мадам или же герцогини Ангулемской, то Габриэль вполне довольствовалась отведенными ей комнатами, которые можно было бы назвать даже роскошными, учитывая ее крепкую дружескую привязанность к брату короля. Брак ее же заключился еще до свадьбы Филиппа, а потому получив в начале весны разрешение вернуться ко двору и приглашение на свадьбу, Габриэль, а точнее распорядители при дворе герцога столкнулись с проблемой ее размещения. Учитывая, что фрейлинами были юные девицы, не состоявшие в браке, маркиза де Тианж фактически не должна была бы делить одни покои с ними, ведь при Мадам она ровным счетом была никем. Но милостью герцога Орлеанского мадам маркиза все-таки была «преписана» в последнюю минуту к свите его юной супруги и Габриэль заняла комнату при покоях фрейлин.

И где-то там сейчас чутко дремала ее камеристка Роза, привезенная ею из провинции, которая не переставала делиться со своей госпожой новыми и не очень слухами и восторгаться Его Величеством, которого ей посчастливилось случайно увидеть во время свадебного шествия из бокового окошка галереи. Предвкушая скорейшее избавление от тяжелого маскарадного платья и туго зашнурованного корсета, маркиза даже не стала стучать в двери приемной и прошла дальше к двери, ведущей к комнатам фрейлин, как буквально в полушаге от нее до Габриэль донеслись приглушенные голоса.

Тихо вздохнув, маркиза попросила у Господа удачи в том, что бы миновать пустого светского обмена любезностями с через чур ранними пташками, решившими освежить свои перышки перед началом следующего танца и решительно нажала на изогнутую дверную ручку.

Но картина, представшая перед ее глазами, столь удивила Габриэль, что она так и растеряно застыла в дверях, положив ладонь на дверную ручку с вероятно самым дурацким выражением, которое только могло появиться на ее лице в подобной ситуации. Три субъекта, один из которых был облачен в мужской костюм, и две дамы придавались гастрономическим радостям совершенно не таясь и судя по тону, Габриэль суждено было прервать весьма милый разговор.

- Э… простите? – только и смогла смущенно выдавить из себя маркиза, не сводя взгляд с пасторальной сцены полуночного пикника и почувствовала, как под ложечкой предательски засосало.
Одна из девиц как раз намазывала на кусок хлеба паштет в то самое время, когда Габриэль припомнила, что не ела еще с полудня.

18

Отправлено: 18.03.11 22:57. Заголовок: Призраки Фонтенбло, ..

Призраки Фонтенбло, о да, маркиз слышал столько историй о них, что мог бы рассказывать о них целую ночь до утра и все равно не досказал бы и пятой части всего. Слова Оры рассмешили его и он позабыл и думать о тряпице в руках смущенной девушки. Кажется, Луиза де Лавальер вовсе не была такой куксой и жеманницей, какой показалась маркизу в самом начале. Наверное она смутилась при виде красивого юноши и не знала, как следует отвечать на комплименты придворного кавалера. Впрочем, сказал ли он комплимент? Или забыл, стушевавшись от собственного смущения?
Но времени вспомнить о том у него не оказалось, так как дверь снова открылась и на пороге появилась женская фигура. Лица ее было не видно в скудном свете от разведенного в камине огня.

- А мы... а мы вот собрались побаловать себя пирожными из буфета.

Маркиз машинально поднялся со стула и шаркнул ногой, собираясь отвесить поклон вошедшей даме. Стул с грохотом повалился на пол, и молодой человек со смущенной улыбкой попытался поднять его одной рукой, другой придерживая у груди широкополую шляпу с щегольским плюмажем.
Свечи! Да, ведь Ора как раз попросила его разжечь свечи, а он расселся за столом как важный барон в своем поместье, ожидая, когда нерадивые слуги подадут жаркое из оленины.

- Простите, сударыни, сейчас я разожгу свет.

Он взял целый пучок тонких хворостинок предназначенных для разжигания свечей и запустил их в камин в самую гущу огня, едва не подпалив прекрасные белоснежные кружева на манжете.

- Минутку... сейчас...

Поочередно зажигая одну за другой свечи на канделябре, Франсуа взмахнул рукой на манер уличного фокусника.

- И вот! Да будет свет! - улыбаясь провозгласил он и оглянулся к девушкам.

Улыбка сползла с его губ, когда при достаточно ярком свете он узнал в вошедшей даму, с которой танцевал свой первый менуэт на злополучном маскараде. На молодой женщине не было ее маски и теперь он мог узнать в ней ту самую маркизу де Тианж, хотя нет... тогда она была еще мадемуазель де Рошешуар, обладательница весьма острого и колкого язычка, заставлявшая хохотать свиты обоих братьев Людовика и Филиппа... Маркиз был еще пажом, мальчишкой. Вряд ли блистательная красавица, ставшая маркизой де Тианж могла вспомнить его. Зато она наверняка не забыла конфуз с арестом и его изрядно подмоченный камзол после прогулки с королем. И уж точно она не забыла его заикания и икоту.

Франсуа покраснел как вареный рак, вспомнив, что вообще-то находился в покоях фрейлин, где мужчинам не должно было находится вообще, если они не были герцогами Орлеанскими или архиепископами парижскими, или кем-то еще... вроде самого короля наверно.

- Простите, мадам, я не узнал Вас сразу. Маркиз де Виллеруа. Имею честь знать Вас... еще со времени моей службы в свите короля в качестве пажа. Быть может, Вы помните. Я...

Тут он посмотрел на лицо Оры и ужаснулся догадке, молнией ослепившей его, ведь маркиза де Тианж состояла в свите герцога Орлеанского в качестве статс-дамы. И она вовсе не заглянула к девушкам в гости на веселый разгвор по душам. И уж точно не ожидала встретить его. И никого, если на то пошло, из мужской части свиты короля или принца. Маркиз сглотнул, кляня свои красные горевшие от стыда и смущения уши.

- Я заглянул передать наилучшие привествия от Его Величества для Мадам. Но Ее Высочество еще не изволила вернуться... - понимая, что нес совершенную чушь, Франсуа мельком оглянулся на Ору, ожидая, что та поддержит его, - Быть может, Ваша Светлость присоединитесь к нам?

Приглашение к столу обычно должно сопровождаться активными действиями, как то - отодвинуть стул, придвинуть новый бокал или в случае отсуствия чистого бокала оставленный на подоконнике стакан. Франсуа тепло улыбнулся Оре и даже успел подмигнуть ей, уверенный, что уж этого мадам де Тианж не заметит. Он положил на чистое блюдце несколько пирожных и положил чистые приборы, по счастью найденные им в корзинке. Не зря педантичный Лионель муштровал его в пажеские годы, как сервировать стол для короля, случись маркизу оказаться с Его Величеством одним на охоте или во время осмотра парковых владений.

И все-таки в глубине души де Виллеруа отчаянно надеялся, что гроза негодования и ливень порицаний не обрушатся на девушек за столь несвоевременный ужин, и мадам маркиза под предлогом усталости или занятости соизволит предоставить их самим себе. А может она вовсе и не такая строгая как графиня де Лафайет и даже сделает вид, что не заметила его?
Как же, не заметили, - хмыкнул голос в голове маркиза, - Раскланялся как на парадном представлении ко двору.

19

Отправлено: 19.03.11 17:45. Заголовок: Лишь чудо уберегло М..

Лишь чудо уберегло Монтале от позорного падения с подоконника, когда в полутемной комнате вдруг раздалось удивленное «Простите!» На какую-то долю секунды, показавшуюся проказливой фрейлине целой вечностью, она решила, что случилось самое ужасное, и в ее комнату с вечерней проверкой нагрянула сама «Великая Армада». Дыхание замерло в груди у Оры, и буйное воображение уже начало рисовать ярчайшими из красок ужасную картину изгнания двух неразумных девиц, умудрившихся дважды за день попасться на бесстыдном пренебрежении правилами благопристойности и этикета. Но страшная секунда пролетела, взрыва гнева не последовало, и в бешено стучащем сердечке Оры затеплился луч надежды – быть может, это всего лишь одна из фрейлин Мадам, вернувшаяся раньше всех с бала и заглянувшая на звуки голосов или (что с точки зрения Монтале было куда правдоподобней) на аромат пирожных.

Одновременно с надеждой затеплились и свечи, которые маркиз вовсе не спешил зажечь. И в их свете Ора обнаружила, что нежданной гостьей оказалась вовсе не фрейлина, а та самая дама, которая милостиво разрешила ей удалиться с бала. А ведь именно ей Монтале побожилась вести себя прилично и более не попадать ни в какие приключения с мокрыми маркизами. Да уж, ничего не скажешь, хорошенький из нее мастер держать данное слово… Правда, маркиза де Тианж вряд ли проведает о том, какими хитрыми путями добирались до покоев фрейлин две невинные овечки в лице мадемуазель де Монтале и месье де Виллеруа, но уж не заметить, а тем более не узнать маркиза, лишь недавно потрясшего своим плачевным видом весь цвет двора, собравшийся в Большом Зале, она точно не сумеет.

- О, Габриель, - в смятении Ора подыскивала слова и оправдания, но Виллеруа уже перехватил у нее инициативу, и, надо сказать, неплохо. Если его версия насчет послания от Его Величества и хромала, как потерявшая подкову лошадь, то предложение присоединиться к ужину было прямо таки гениальным тактическим ходом, который она немедля подхватила.

- Как хорошо, что Вы к нам заглянули! – по мере того, как идея сделать мадам де Тианж невольной участницей, если не соучастницей, Тайной Вечери в девичьих апартаментах захватывала воображение Оры, голос ее делался все увереннее, а несколько испуганная улыбка – все искренней. – Мы так проголодались, так проголодались, что решили немного подкрепиться до начала фейерверка. Пожалуйста, пожалуйста, составьте нам компанию! Нам втроем просто не одолеть такое количество десертов.

По хорошему, ей следовало бы предложить гостье булку с паштетом, но она только что намазала для Луизы последние остатки от их с маркизом пиршества и жертвовать обещанным подруге лакомством была не готова, даже ради благородной цели умиротворения статс-дамы, заставшей их на месте преступления. Положив намазанную булочку перед Луизой, Монтале вопрошающе оглядела стол в поисках того, что смогло бы послужить в качестве достойной и достаточно аппетитной оливковой ветви мира. Взгляд ее упал на свернутую салфетку, под которой должны были быть остатки головки сыра – она была абсолютно уверена, что они с Виллеруа не смогли с ней справиться.

- И вот, вино и сыр! – торжественно объявила Ора, разворачивая салфетку. Под ней и вправду обнаружился солидный кусок свежего бри, источавший волшебный аромат. Тут явно должно было хватить и на Луизу, и на мадам де Тианж, буде та проявит милосердие и составит им компанию вместо того, чтобы немедленно разогнать столь непозволительное сборище. Вот только стульев в комнате было всего два… но ведь Франсуа не станет возражать против того, чтобы уступить свой стул маркизе? Предложить ей место на подоконнике девушка бы не решилась ни за что.

20

Отправлено: 26.03.11 14:13. Заголовок: Порыв ревности испар..

Порыв ревности испарился так же быстро, как и появился. Ора по прежнему мила и преданна ей, и Луиза благодарно-влюбленно прижалась к ней в ответ. Маркиз де Виллеура был необычайно мил, девушка это поняла, как только свет был зажжен вновь. Ее уже не смущала создавшаяся обстановка, она забыла и думать о том, как именно юноша оказался в покоях фрейлин и какие последствия может принести это посещение. Дорогая подруга была неизменно рядом, обнимала и беззаботно тараторила. Луиза улыбнулась. Ах, как же сильно она любит свою черноволосую хулиганку.

Девушка только было уселась, расправила юбки и приготовилась рассказать Оре о своем счастливом позоре, уже не взирая на присутствие маркиза, как роковое "простите" заставило ее вскочить с места одновременно с Франсуа, однако без такого громкого сопровождения, как например, это получилось у молодого человека. Конфуз заставлял щеки вновь пылать, от досады Луиза готова была расплакаться. Пока придворный Его Величества суетился по комнатке, девушка сверлила отчаянным взглядом маркизу, надеясь, что та ее узнает, после случившегося.

- Ах, Вы не подумайте дурного, прошу Вас, - заговорила она быстро и жарко, ежесекундно меняясь в лице, - они здесь не причем, это я во всем виновата! Вы, конечно же, помните сегодняшнее происшествие в апартаментах Его Величества. Я была так неосторожна, что осталась на сегодня без танцев. Не имея возможности отблагодарить Великую Герцогиню еще в покоях, я решила повторить это на маскараде, но моя нога предательски болит, поэтому маркиз де Виллеруа любезно согласился меня проводить, а мадемуазель Монтале как самая близкая подруга просто всегда рядом. Сегодня я лишена возможности веселиться и танцевать, поэтому они решили разделить со мной этот скромный ужин, - уже бледнея, закончила Луиза, еще сильнее сжимая в кулачках окровавленный кусок подола нижней юбки Великой Герцогини.

Лавальер понимала, что пытается спасти ситуацию методом, в подробности которого еще не успела окунуть Монтале, но они слишком сильно ее любила и понимала, что очередного скандала и наказания бунтарке-Оре не пережить.

- До фейерверка и правда есть еще время, а значит, мы еще успеем поднять бокалы за здоровье нашего Короля-Солнце, - вновь смутившись, незнамо зачем добавила Луиза.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Оры де Монтале