Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои графа деСент-Эньяна.


Дворец Фонтенбло. Покои графа деСент-Эньяна.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

02.04.1661.

2

Отправлено: 22.07.11 22:06. Заголовок: «И я не пожелаю спок..

// Парк Фонтенбло. Озеро. 4 //

После трех часов ночи

«И я не пожелаю спокойной ночи для тебя, моя принцесса, как не смогла ты пожелать ее и мне, рабу твоего сердца. Но рабство... нет, то чувство, что пробудила ты во мне, он не стоит названия такого, ведь нет ни низменного преклонения, ни страсти, ни всепоглощающего вожделения, которые минуют в любом, кто стал рабом любви как увлечения на вечер. Нет, это глубже и надежней.»

Его мысли были настолько вольными и мятежными, а чувства в его сердце настолько же сильными, что казалось, их могли слышать все караульные гвардейцы, встречавшие графа де Сент-Эньяна вымуштрованным «на караул», и все встреченные им заспанные лакеи и служанки, уже поднявшиеся для того, чтобы приступить к своим утренним работам. Истопники несли горки аккуратно сложенных и увязанных бечевой поленьев, служанки мелькали наглаженными белыми юбками, стирая пыль с позолоты рам картин, зеркал, с многочисленных столиков и банкеток, расставленных в коридорах и залах дворца. Высокий широкоплечий лакей ходил по галереям и залам от одной люстры к другой и тушил недогоревшие с ночи свечи. Следом за ним шли двое с садовой лестницей и снимали с канделябров и люстр огарки свечей, заменяя их новыми.

Глядя на эту неторопливую работу, Франсуа подумал об ульях, ведь лакеи в ярко-желтых с черными полосами ливреях и в самом деле были похожи на пчел, а сверкающая позолота канделябров делала их похожими на экзотические цветы, к которым слетались эти рабочие пчелы.

«Скоро здесь все загудит и будет действительно похоже на пчелиный улей» - де Сент-Эньян вспомнил утро накануне, когда весь двор собрался в приемной Ее Величества в ожидании выхода короля и королевы. А будет ли в это утро прием в покоях Ее Величества? Обер-камергер короля должен был знать о расписании утра Его Величества еще накануне вечером для составления списка допускаемых на прием лиц, среди которых он назначит тех счастливцев, кому будет дозволено стоять в первых трех рядах гостей и с кем возможно пожелает заговорить король и еще реже королева. Но накануне Людовик не дал никаких распоряжений о том, когда он пожелал бы увидеть своих придворных, да и о том, где он желал провести утренний прием... нет, после того, как король решил ехать в Париж следом за графиней де Суассон, он не сделал никаких других распоряжений кроме того, что велел седлать лошадей. Любовь. Всего день назад граф только пожал бы плечами и бросил бы на своего короля взгляд полный отчужденного непонимания – любовь, а это чувство действительно существует и имеет место быть в Вашем сердце, Сир? Всего пол-дня назад граф отговаривал бы короля ехать за неверной, как ему самому казалось, возлюбленной.

«Любовь, проклятие рода человеческого и она же наше благословение» - вспомнились чьи-то слова.

В комнатах, отведенных для Его Сиятельства Обер-камергера было темно и прохладно. Зная любовь графа к свежему воздуху, его вышколенные слуги уже с ночи распахивали все окна настежь, чтобы впустить ночную свежесть в его покои. Мадам де Сент-Эньян никогда не разделяла эту привычку своего мужа, и поэтому в их спальне всегда были наглухо закрыты все окна и даже ставни.

«Любовь рождает два взаимопротивоположных состояния души – счастье и ревность... я счастлив от того, что ты сказала мне, но не прошло и получаса, как я уже чувствую ревность и зависть ко всем, кто остался рядом с тобой. Даже к твоей служанке, потому что это она разбудит тебя утром, она первой увидит тебя... как должно быть я смешон сейчас» - он подошел к бюро и сел на высокий деревянный стул.

- Месье граф, велите принести перемену белья ко сну сюда или в опочивальню? - послышался заспанный голос камердинера, спавшего в углу комнаты на походной раскладной кровати.

- Постели мне еще одну кровать здесь, - ответил де Сент-Эньян и задумчиво посмотрел в окно на чернеющее небо над парком Фонтенбло, - Я не хочу разбудить графиню.

- Но, месье граф... я перестелю новое белье на моей кровати, если Вам будет угодно. Еще одной кровати мне не сыскать, время то какое позднее.

- Хорошо.

Его совесть наверное уснула еще на пороге зала, где они укрылись с Катрин для первой своей беседы... беседы ли? Франсуа вспомнил, как кружилась Катрин по залу в танце под мелодию неведомой ему музыки, как он обнимал ее в свете луны у раскрытого окна, вдыхая свежесть послегрозового неба и аромат ее волос... кажется, что сам граф де Сент-Эньян навек остался за порогом того зала.

- Все готово, Ваше Сиятельство. Во сколько Вас поднимать?

- В шесть. Не раннее. Но и не позднее. Голову сниму иначе, - спокойно ответил граф.

Он самостоятельно избавился от камзола и жилета, не дожидаясь пока камердинер придет к нему на выручку. Впрочем, требовать от заспанного Мишеля чудес исполнительности было бы слишком, учитывая то, что он со всей возможной расторопностью хотя бы успел сменить постель и раздобыть кувшин с водой для своего господина.

Совершив короткий обряд омовения, де Сент-Эньян натянул свежую рубаху и как был в чулках и туфлях упал на постель, позволив Мишелю заботливо стянуть с него туфли. Сделав вид, что уснул, чтобы его слуге не вздумалось заговорить с ним, посвящая во все последние события, граф долгое время лежал с закрытыми глазами, вспоминая фразы сказанные Катрин, ее глаза, прикосновения ее губ, ее дыхание на своем лице. Волшебная сказка, которую принято называть любовью. Была ли это их сказка, или то, что зародилось между ними, окажется прочнее? Да, ответил он сам себе, не задумываясь.

//Дворец Фонтенбло. Приемная и кабинет Его Величества. 3//


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои графа деСент-Эньяна.