Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 2


Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 2

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1 апреля 1661 года

http://img-fotki.yandex.ru/get/15534/56879152.3d9/0_106145_3cef0953_orig.png

2

Отправлено: 05.02.11 13:31. Заголовок: Рапиры и даже мечи! ..

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 3 - Бал-Маскарад. //

Рапиры и даже мечи! Несомненно, для юного маркиза Оружейная зала представлялась источником бесконечных сокровищ. Ора лишь улыбнулась, не желая разочаровывать своего провожатого проявлением полного отсутствия интереса к оружию нынешнему и древнему. Правда, парадные шпаги многих дворян были настоящими произведениями искусства, и драгоценные камни и золоченое узорочье, украшавшие, скажем, шпаги, кинжалы и пистолеты покойного герцога Гастона, были вполне способны вызвать восхищенный вздох у истинных ценителей прекрасного и, главное, великолепного, но мадемуазель Монтале было как-то сомнительно, чтобы в замке Фонтенбло, посещавшемся двором только в сезон осенней охоты и впервые за новое царствование принявшем короля весной, хранились подлинные сокровища из числа парадного оружия. А ценительницей боевых качеств Ора себя вовсе не считала и с грустью сознавала, что вряд ли отличит толедскую сталь от дамасской по узору на клинке: подобное оружейное гурманство было ей недоступно.

- Нет, в Оружейной зале я пока еще не побывала, сударь. Я вообще мало где успела побывать за эти два дня: мы то дежурили при Мадам, то принимали участие в развлечениях двора, – она чуть было не сказала «в приключениях», но вовремя поймала неуместное словцо за хвостик: не хватало только, чтобы у месье де Виллеруа сложилось превратное впечатление о том, что новоиспеченная фрейлина не одобряет принятые при дворе способы времяпровождения. – А после охоты меня и вовсе засадили за разучивание наизусть псалмов из Писания и освободили от сей нудной повинности лишь в девять вечера. Собственно, потому я и опоздала на бал так безнадежно: пока мой бедный мозг пытался запомнить хоть словечко из Писания, другие девушки успели раздобыть себе костюмы к маскараду и переодеться. Ума не приложу, как им это удалось, но…

Ора с надеждой взглянула на маркиза, рассчитывая, что он попадется на ее невинную хитрость и поведает ей, наконец, где же достают костюмы к подобным празднествам придворные. Неужели и вправду готовят всё заранее? Но тогда ей надобно разузнать подробнее о том, какие балы и развлечения намечены на будущее, дабы не оказаться вновь в столь глупом и несчастном положении. Предупрежден значит вооружен, любил говаривать ее батюшка и был бесконечно прав: они с Луизой достаточно ловко владели иглами, чтобы соорудить себе костюмы из чего угодно – вороха лент, кружев и цветов было достаточно, чтобы за несколько часов превратить обычное платье в туалет лесной нимфы. Ах, если бы не мадам де Лафайет с ее Писанием!

Отвлекшись от размышлений о девичьем, Монтале испуганно огляделась по сторонам. Неужели Виллеруа и вправду заплутал? Пока они поднимались по лестнице, все было в порядке, но сейчас она с изумлением разглядывала незнакомую ей галерею, невольно любуясь великолепной обшивкой стен и золочеными узорами на дубовых панелях, поблескивавшими в неярком свете канделябров.

- Где мы, маркиз? Это совершенно точно не коридор, ведущий в наши апартаменты, там я не видела ничего подобного.

Они подошли к широко распахнутым дверям и остановились на пороге зала, тонувшего в полумраке. Сначала Монтале показалось, что он полон людей, но она тут же осознала свою ошибку. Там, куда дотягивался свет горевших вдоль одной из стен свечей, Монтале сумела разглядеть, что тени, принятые ею за живых, были всего лишь рыцарскими доспехами.

- Ба, это и есть Ваш Оружейный зал? Воистину, он легок на помине, - Ора досадливо нахмурилась, гадая, не завел ли ее сюда маркиз нарочно. А ведь она доверилась ему…

3

Отправлено: 05.02.11 21:36. Заголовок: Дворец Фонтенбло. Ко..

Дворец Фонтенбло. Коридоры дворца.

- Я должен показать Вам Оружейный Зал, и галерею Дианы, и галерею Франциска тоже. Это невероятные места! Вы даже не представляете, сколько там всего интересного! А в Библиотеке есть огромный шар, на котором можно разглядеть все земли, его еще глобусом называют.

Он так увлекся собственными воспоминаниями о диковинных редкостях, собранных в недрах королевской резиденции, что не заметив того провел девушку мимо нужного поворота в сторону апартаментов фрейлин Ее Высочества. Не будь Франсуа таким увлеченным рассказчиком, то возможно их путь с мадемуазель де Монтале был бы куда короче.

- Конечно же, при дворе есть море развлечений - охота, состязания вольтижировке, танцы... О, какой ужас, Вас заперли в покоях учить Писание? - глаза молодого человека широко раскрылись от неподдельного удивления, - Так вот почему Вас не было в Зале во время открытия. Да, кажется, я тоже не узнаю этот коридор.

Франсуа наморщил лоб от досады. Ведь в начале бала он показался во всей красе своего великолепного костюма - Рыцарь из Сказочной Страны. Ни дать ни взять - во время открытия маркиз де Виллеруа был самым блестящим кавалером во всей Франции. Правда, он успел уже позабыть о том, как на протяжении первого танца страдал от жестокой икоты, и старался изо всех сил не дышать в лицо своей партнерше, чтобы не ошеломить ее сильнейшим ароматом красного бургундского, которое выпил у Люлли, празднуя поражение балета.

- Как жаль, мадемуазель... И платье? Вы не успели заказать его для себя? Но это легко поправимо, Вам надо только встретиться с месье Рейни. А впрочем, нет. Ох, я ведь и не знаю имен модисток, - озадаченный маркиз потер затылок под шляпой, отчего она съехала ему на лоб и он едва не налетел на одну из створок приоткрытых дверей, - Но, клянусь богом, мадемуазель, я разузнаю это для Вас! Негоже Вам носить платья актерок. А ведь сказать по-честному, так многие придворные дамы как раз у них и одалживали свои туалеты на этот вечер.

Потирая слегка ушибленный лоб, маркиз осмотрелся. Место куда они попали было очень знакомым. Слишком знакомым, даже подозрительно знакомым. Как ни стыдился Франсуа признать, что заблудился в переходах, ему не оставалось ничего другого.

- Это и есть Оружейная Зала. И это не цель нашей прогулки... не такая скорая. Простите, мадемуазель, я и впрямь заплутал. Как странно... Обычно здесь закрыто.

Смущенно улыбнувшись, де Виллеруа даже не подумал о том, что мог вместо признания заявить молоденькой дебютантке, что специально привел ее в Зал, чтобы показать редкостную коллекцию королевского оружия. Он вгляделся в полумрак, едва рассеиваемый тусклым светом догоравших свечей на канделябре, видимо принесенным кем-то до них. На банкетке возле окна лежала корзинка, аккуратно прикрытая куском ткани, а на полу валялись две рапиры.
Франсуа присел на одно колено и взгляд в руки одну из рапир. Повертел, рассматривая инкрустированный узор на клинке, взмахнул в сторону, оценивая балансировку клинка и удовлетворенный хотел уже отложить на место, когда заметил на самом кончике несколько темных капель.

- Этой рапирой недавно пользовались... И даже... - он посмотрел в лицо де Монтале, раздумывая, стоило ли сказать девушке о своем предположении, что Оружейной Залой до них воспользовались отнюдь не в познавательных целях, - Да. Тут кажется тренировались, если не сказать больше...

Внимание Де Виллеруа отвлек запах свежей выпечки и кажется, как это не было удивительно, заячьего паштета. Он протянул руку к корзинке и откинул аккуратно сложенную ткань. Под ней скрывались несколько румяных булок, бутылек с маслом и базиликом, горшочек с чем-то напоминающим паштет и другая снедь, так аккуратно уложенная на дне корзинки, как будто ее готовили аж для королевского пикника. С первого же взгляда у маркиза засосало под ложечкой и он вспомнил, что давно ничего не ел. Легкий перекус в покоях маэстро был благополучно позабыт, как впрочем и тот факт, что они с мадемуазель де Монтале направлялись в покои фрейлин и никак не планировали остановку для импровизированного пикника.

- Наверно это оказалось не нужным. Позабыли. Не пропадать же?

Франсуа просительно посмотрел на девушку, ожидая, что она тоже будет не прочь слегка подкрепиться перед тем, как продолжить поиски верного пути. В конце концов они всего-то потеряют минут десять, молодой человек оценивающим взглядом осмотрел содержимое корзинки, ну, или четверть часа с натяжкой.

- Раз уж мы здесь, то отчего бы и не посмотреть. Днем здесь упражняются в фехтовании. И для дам не желательно входить, если их не приглашает сам король. Его Величество любит зрителей только когда проводятся состязания или смотры. Мы ведь не очень задержимся?

4

Отправлено: 05.02.11 22:53. Заголовок: Кто бы мог подумать,..

Кто бы мог подумать, что на корзинку с едой можно смотреть с таким вожделением! На долю минуты у Монтале даже возникло нехорошее ощущение, что маркиз начисто забыл о ее драгоценном существовании, попав под действие волшебных ароматов, источаемых брошенной кем-то снедью. Судя по запаху, там должен быть паштет… и сыр, определенно, сыр! Сглотнув, Ора с ужасом осознала, что, во-первых, ужасно голодна, а во-вторых, готова устроиться на банкетке и немедля уничтожить содержимое корзинки (точнее, ту его часть, которая ей достанется), забыв про тоскующую в одиночестве Луизу. Подобная бессердечность пугала, но заячий паштет манил и соблазнял.

Вздох. Еще один. Борьба с разыгравшимся аппетитом, к ее величайшему стыду, была проиграна, даже не начавшись. Монтале подошла к Виллеруа и заглянула через его плечо в корзинку. Пожалуй, им двоим хватило бы с лихвой, даже если предположить в худощавом маркизе зверский аппетит.

- Вы очень голодны, маркиз? – в принципе, она могла бы и не спрашивать: тоскующий взгляд молодого человека, устремленный на вожделенный горшочек, был достаточно красноречив. И разве не было первейшей обязанностью женщины следить за тем, чтобы все мужчины вокруг были сыты и довольны жизнью? Ради этой благой цели вполне можно было пожертвовать несколькими минутами. Без сомнения, Луиза ее поймет, тем более, что ей, наверняка, по случаю внезапного недомогания ужин принесли прямо в постель.

- Я думаю, что мы могли бы немного задержаться. Конечно, можно было бы захватить корзинку с собой и поужинать у нас, но… - подумав о фуроре, который произвело бы появление месье де Виллеруа в апартаментах фрейлин, и о предсказуемой реакции графини де Лафайет, Ора невольно поежилась. – Нет, лучше здесь. Тут тихо, и нам никто не помешает. Лично я предпочитаю ужин без обязательной морали вместо соуса.

Монтале уселась по одну сторону корзинки, любезно уступая Виллеруа другую половину банкетки, и извлекла завернутые в полотняную салфетку ножи.

- Я вижу, кто-то серьезно подготовился, - заметила она, намазывая густой паштет на булочку. – Наверное, те господа, что пришли сюда поупражняться в фехтовании. Интересно, почему они оставили все это богатство нетронутым? После подобных упражнений обыкновенно хочется есть, не так ли? По крайней мере, после уроков танца меня всегда мучил чудовищный голод. А… вдруг они вернутся? Ну, чтобы забрать свою корзинку?

Обеспокоившись этой внезапной мыслью, она испуганно взглянула на увлеченного ужином маркиза. Если их застанут тут вдвоем, последствия будут ужасающими. Два проступка за день для одной фрейлины… это чересчур. И хорошо, если она отделается зубрежкой всего Писания наизусть. Каким бы невинным не был их неожиданный ужин, доказать мадам де Лафайет, что она всего лишь перекусывала наедине с мужчиной, будет весьма непросто.

Поддавшись приступу мрачнейших мыслей, Ора меланхолично откусывала кусочек за кусочком и сосредоточенно разглядывала сначала носки своих атласных туфелек, затем причудливый узор на паркете… а эти темные пятна – откуда они? Проглотив последнюю порцию паштета, Монтале нагнулась, коснулась пальчиком ближайшего из пятен и охнула – кончик пальца окрасился в темный цвет.

- О боже мой, о боже мой, - прошептала девушка, забыв о Виллеруа, паштете, булочках и прочих малозначащих вещах. – И здесь кровь? Это просто наваждение какое-то…

5

Отправлено: 06.02.11 19:46. Заголовок: Умение уступить даже..

Умение уступить даже самой глупой причуде - настоящий клад, если говорить о характерах знакомых маркизу девиц. Особой разницы между придворными кокетливыми матронами и хорошенькими служанками последних не было, если речь заходила о простейшем отдолжении. И те и другие жеманились и сводили разговор во флирт, от которого у юного фаворита Его Величества сводило зубы как от ледяной воды в знойный июльский полдень. Отчего же им так сложно просто согласиться уделить хотя бы минутку своего драгоценного времени и прислушаться к просьбе? Как будто маркиз о многом спрашивал? Да, кроме только того, что его просили узнать старшие товарищи, чаще всего прибегавшие к посредничеству наивного и добродушного маркиза, самого его мало что интересовало если речь заходила о девушках. Все они глупо улыбаются и кокетничают, только заслышав его имя и титул. Будь он седовлас и стар, как его отец, или же желторотым юнцом, как младший кузен - у многих придворных дам каким-то необъяснимым образом пропадала острота зрения. И кто бы поговорил с ним вот так - по-дружески? Без ужимок и подмигиваний, не обдавая его ветром от павлиньих вееров и без того, чтобы бросать на него непереводимые взгляды, от которых его непонятно отчего бросало то в дрожь, то в холод.

Фрейлина принцессы Генриетты-Анны набирала все больше очков в свою пользу. Согласившись задержаться ненадолго, чтобы отдать должное собранной в корзинке снеди, она и вовсе взлетела в рейтинге Франсуа на доселе никому из дам недоступную ступеньку друга.

Де Виллеруа с облегчением уселся на скамью и снял шляпу, неудобно съезжавшую ему на лоб, при каждом повороте головы. Отбросив опостылевшую творение королевского шляпника прямо на пол, маркиз попробовал было загладить свою неловкость и намазать одну из румяных булочек паштетом. Замешкавшись на несколько минут с выбором, он обнаружил, что в руке его оказалась апетитная булочка, с щедро намазанным слоем паштета. Он благодарно улыбнулся девушке, отложил другую булку в сторону дожидаться своей очереди, и впился зубами в воздушную мякоть булки.

- Я был очень голоден, сударыня. Ужасно, - заговорил через некоторое время маркиз, проглатывая четверть булки за раз, - Меня отослали на репетицию сразу после первого гона, а потом до балета мне пришлось менять костюм, относить на перешивку костюм для Его Величества... а потом сразу же и балет... А после того только слегка перекусил у маэстро Люлли...

Он едва не подавился от спешки, проглотил уже откусанное и посмотрел вокруг, не было ли чего-нибудь, чтобы запить это гастрономическое великолепие.

- Вернутся? А пусть. Здесь же не написано, чье это, - весело ответил он на сомнения мадемуазель де Монтале, как ни в чем не бывало намазывая паштетом вторую булку.

- Мы знакомы с Вами целый вечер, - маркиз опустил временную конкретность - в общении с девушками, тем более, кандидатами в друзья, это было не к чему, - А до сих пор не знаем имен. Друзья зовут меня Франсуа, - он проследил взглядом за пальцем девушки и также удивленно охнул, - Ох, ничего себе! Вот это упражненьица... они же без защитных колетов фехтовали? Как странно... Ведь лезвие шпаги, я заметил, было без защитного наконечника... и тоже с пятнами. Я подумал было, что это кто-то по небрежности не стер... давнешнее.

Франсуа с сомнением посмотрел на намазанную булку и протянул ее девушке. Ну, не пропадать же добру даже если его владельцы поранили друг друга по собственной небрежности. Хотя, если вспомнить обрывки услышанных им разговоров Его Величества с графом Д'Артаньяном, то дело могло быть и не в упражнениях. Да и кто стал бы тренироваться в фехтовании в то время, как весь двор веселился на маскрадном балу? Кто и в самом деле? Неужели дуэль?

- Сдается мне, что мы с Вами оказались не совсем там, где следовало.

Маркиз высказался как можно тактичнее, пытаясь уловить по взгляду и словам девушки, насколько напуганной или расстроенной она могла оказаться. Следовало бы увести ее подальше, а еще лучше проводить до ее покоев, чтобы не случилось чего... Как бы их не застали здесь - вот уж точно, в неправильное время и в неправильном месте.

За дверьми в той самой галерее, из которой они сами вошли в зал послышались шаги. Де Виллеруа вскочил и осмотрелся, ища хоть какое-нибудь укромное место, где можно было спрятаться. Кому могли принадлежать эта чеканная шаг в шаг поступь, он ни секунды не сомневался.

- Гвардейцы! Скорее, мадемуазель! Спрячьтесь за этой портьерой! Я тоже, - он с тоской посмотрел на корзинку, но времени искать место и для укрытия остатков их маленького пиршества, не было, - Вот здесь. Не бойтесь. Этим тупицам вряд ли придет в голову осматриваться. Не дышите!

Больше всего Франсуа боялся, что его попытку укрыться от второго возможного ареста за вечер, юная мадемуазель примет за флирт и чего доброго завизжит или рассмеется.
Было бы счастьем и большой удачей для маркиза, если бы мадемуазель де Монтале оказалась не только уступчивой в вопросах удовлетворения внезапно пробудившегося голода, но и сообразительной, что очень требовалось для спасения маркиза от встречи со ставшим ненавистным ему капитаном де Вардом или префектом де Ла Рейни.

Подавляя частое от волнения дыхание, Франсуа едва не вскрикнул, заметив валявшуюся на полу шляпу, которую он так беспечно сорвал с головы перед тем, как насладиться неожиданным ужином. Шаги были уже у самой двери и времени на то, чтобы схватить шляпу и успеть  укрыться не было. Приходилось только надеяться на то, что его спутница согласится последовать по его просьбе в укрытие, а дворцовая стража не заметит брошенную им шляпу.

6

Отправлено: 08.02.11 00:53. Заголовок: С отвращением вытира..

С отвращением вытирая носовым платком густое бурое пятно на пальце, Ора пыталась разобраться с роем мыслей, мечущихся в ее кудрявой головке подобно стайке вспугнутых котом мышей. С одной стороны, ее ужасно интересовало, не был ли сегодняшний день, по случаю, посвящен кому-нибудь из многочисленных святых Францисков: три новых знакомства, и все трое – тезки! Франсуа-Анри, Ференц и снова Франсуа – в этом было что-то до невозможности улыбательное и, быть может, вовсе не случайное.

- Ой, как неловко получилось – я ведь и вправду позабыла назвать Вам свое имя. Впрочем, оно такое длинное, что Вы его все равно не запомните, и это совершенно неважно, ведь меня давно никто им не зовет. Для всех друзей, знакомых и родных я просто Ора.

Уладив этот наиважнейший из вопросов этикета, Монтале вновь погрузилась в задумчивость, поскольку кроме мыслей легковесных и приятственных в голове ее попискивали, требуя внимания, мысли весьма серьезные, если не сказать, пугающие. К примеру, о том, были ли «кровавые» знаки двух последних дней случайными, или к ним следовало отнестись, как к некоему зловещему предупреждению судьбы. Ну правда же, не может быть, чтобы история повторялась с таким постоянством. Вчерашнее пятно на окне, которое они с Луизой списали на невезучего голубя, показалось маркизу дю Плесси таким важным, что он помчался за ним обратно в Фонтенбло. Как знать, что прочитал бы по сегодняшним кровавым следам на полу человек более сведущий в тайнах двора, чем юная девица Монтале?

Хотя вот молодой Виллеруа беспечно жует булочку и не видит ничего ужасного в том, что пол Оружейной залы залит кровью. Быть может, он прав, и это всего лишь следы дуэли, а то и дружеского боя между… она посмотрела на корзинку. Вряд ли это был кто-то из военных или придворных, скорее слуги или мальчишки, разжившиеся провизией на кухне и решившие немного поразмяться перед ужином. Вон, маркиз, как настоящий дворянин, первым делом подумал про защитный колпачок и колеты, а какому-нибудь молодому лакею, не сведущему в искусстве фехтования, сия мудрая мысль даже не пришла в голову. Не мудрено, что их потеха закончилась порезом, и перепуганные озорники помчались искать лекаря или же просто сбежали в страхе, позабыв свою добычу.

Ора пошарила в корзинке в поисках еще одной булки, но отыскала лишь головку сыра и с уважением взглянула на своего соседа по скамейке. Уму не постижимо, как ему удавалось поглощать булки с паштетом с такой скоростью и при этом оставаться улыбчивым и любезным собеседником. Вот он какой, истинный придворный лоск!

Монтале уже собиралась пожаловаться молодому человеку на то, что уже не в первый раз за сегодняшний день оказывается совсем не там, где следовало, когда он вдруг переменился в лице. И вслед за тем она, цепенея от ужаса, тоже услышала шум множества шагов и звон металла. Это конец… и Писанием ей явно не отделаться.

- Где, за портьерой? Вы с ума сошли, маркиз, мы тут не поместимся вдвоем! – с потревоженной Виллеруа портьеры водопадом пролилось облако пыли, и Монтале закашлялась, отшатываясь от оконной ниши. Маркиз, глядя куда-то за ее плечо, горестно охнул. Ора обернулась и похолодела: рядом со скамьей, с которой они только что слетели, будто два сухих листа, подхваченных осенним ветром, сиротливо лежала шляпа.

- Прячьтесь, прячьтесь же скорее! - Ора толкнула молодого человека в пространство за портьерой и задернула ее.

– И не дышите, – право же, некоторым полезно воспользоваться советом, который они так авторитетно дают другим. – Если Вас найдут, я погибла.

Обогнув скамейку, Монтале подхватила с полу все еще влажную шляпу и нахлобучила ее на близстоящий рыцарский доспех. Шляпа легла на стальной шлем, как родная. Прежде чем распахнулись прикрытые маркизом двери в залу, девушка еще успела сделать пару шагов назад и застыть в позе любопытствующей провинциалки, восхищенной тонкостью миланской позолоты на нагрудном панцире.

За ее спиной раздался удивленный возглас, и Ора, развернувшись и всплеснув испуганно руками, весьма убедительно взвизгнула от ужаса при виде вооруженных мужчин под предводительством приземистого темноволосого мужчины с невыразительными чертами лица.

7

Отправлено: 08.02.11 18:16. Заголовок: По пути в Оружейную ..

Дворец Фонтенбло: Королевская канцелярия.

По пути в Оружейную Залу к префекту примкнул отряд гвардейцев из отряда швейцарской гвардии капитана де Варда. Ла Рейни только искоса глянул на шедшего вровень с ним высокого сержанта, с видом настолько же усталым сколь и свирепым. Такие физиономии префект привык встречать среди стражников в Консьержери, Бастилии или Шатле. Как такое пугало, мягко выражаясь, допустили к несению службы в королевском дворце, где было полным полно трепетных молодых девиц, готовых свалиться в обморок при виде шмеля? Да он распугает насмерть всех фрейлин, стоит ему только показаться им на расстоянии двадцати шагов.

- А что, сударик, давно бороду то не брили? - ехидно спросил Ла Рейни, намекая на недавно изданный королем ордонанс о "Облике и внешнем благообразии служащих военных и гражданских, имеющих чины при дворе Его Величества", - Ну да умотались, знаю, знаю. Сам вона как вырвали с постели в ночь, так до сей поры... до сей поры...

Он не договорил, переключив внимание на полураскрытые двери Оружейной Залы. Прежде чем войти, префект со знанием дела осмотрел замок, не взломан ли. Явных царапин, которые свидетельствовали бы о взломе, не было. Но и ключа в замке не было.
Никола поднял лицо и пухлой ладонью поманил к себе факельщика. Тот подошел и наклонил факел как можно ближе к двери.

- Странное дело, сержант, не находите? Оружейная Зала открыта как будто бы ключом. А кто? Зачем? - он обернулся к бородачу сержанту, но веселого ехидства в его взгляде и след простыл, вместо того, префект буравил своими черными глазками лицо гвардейца, - В чьем ведении ключи от Оружейной?

- Несколько человек имеют ключи, месье префект. Месье Бонтан, месье де Сент-Эньян... месье маршал...

- Который маршал?

- Маркиз дю Плесси-Бельер. И может... да, пожалуй, лейтенант де Ресто или лейтенант д'Артаньян. Гвардейцы несут караульную службу обычно в той части замка, где расположены покои Ее Величества королевы. Так что, нам и не положено хранить ключи от этих залов.

- Так так значит, даа, - проговорил префект, входя наконец в зал.

Громкий визг повторился многократным эхом в просторном зале, где могли упражняться десятки фехтовальщиков одновременно. Кто-то из гвардейцев бранно ругнулся от неожиданности, один даже схватился за рапиру. Под общий гогот Ла Рейни вглядывался в нежное юное создание, застывшее посреди зала с неподдельным ужасом в глазах.

- Мадемуазель? - Ла Рейни никак не ожидал застать в Оружейной девушку, - Что Вы здесь делаете, сударыня?

Он подошел ближе. Глаза строго осматривали лицо и фигурку девушки, определяя видимо, какого сословия и роду племени она могла быть. Судя по платью, из дворянских, но уж больно скромная. Провинциалка? Только ротозеев ему не хватало.

- Сударыня, Вы кем будете? Отвечайте мне. Мы здесь не в маскарад играть пришли. Я Ла Рейни, префект полиции, а эти господа самые что ни на есть настоящие гвардейцы, - четверо одетых в ливреи важно вытянулись вофрунт, но префект только хмыкнул в их сторону, ясное дело, он не о них говорил, - Вы находитесь на месте возможного преступления. Советую Вам тщательно обдумать каждое слово. Это может стать обвинением в Ваш же адрес. Или кого-то еще.

Он удовлетворенно хмыкнул и потянулся за махонькой коробочкой табакеркой, чтобы утянуть понюшку. Принесенные гвардейцами факелы расставили на стенах и Оружейная Зала засверкала во всем величии старины - позолоченной инкрустацией на доспехах, венецианским стеклом в окнах и белым мрамором колонн.

- Был ли тут кто-то еще, сударыня? Может, кто знакомый случился? - без всякого намека на балагурство Ла Рейни допрашивал девушку, с любопытством осматриваясь вокруг. Он никогда не бывал в этой части дворца, и не видел еще такого обилия великолепного оружия. Но интересовали его вовсе не драгоценные клинки дамасских и толедских мастеров, да и на миланской работы доспехи он не обратил должного внимания. Префект смотрел на стеллажи с кинжалами и короткими мизерикордиями, а также на стойки у стен, где крепились шпаги и рапиры для фехтования. Ага! Вот! На одной стойке он заметил два пустых места. Впрочем, и сами шпаги были не так далеко. Ле Рейни заметил их на полу возле скамьи. Клинки тускло отсвечивали на свету. Лезвие одной из шпаг было окроплено кровью, которую не потрудились стереть.

- Ага, господа... так так... это что ж такое творится у нас? Праздники продолжаются? - он потянул за тряпицу, прикрывавшую корзинку, которая лежала на скамье, и к бурному веселью гвардейцев их взорам предстали остатки недавнего пира, - Вот так пикник, - проговорил префект суровее обычного, - Убийства, дуэли... куда ни шло. Но это? Как это объяснить, сержант? Как это объясните Вы, мадемуазель?

- Ой, святая матерь, - испуганно простонал за его спиной один из шпиков, указывая пальцем на деревянного болвана, одетого в доспехи.

- Да на нем же шляпа! - рассмеялся бородач и с высоты своего роста легко схватил шляпу за тулью и содрал со шлема, которому она явно не принадлежала.

Префект покрутил шляпу в руках, хмыкая, то радостно, то зловеще. Он узнал эти франтоватые перья в плюмаже и дорогущую безделушку, закреплявшую его. Такие камни он уже видел сегодня. Только шляпа не была мокрой...

- Здесь кровь, месье префект!

- А что вы хотели найти, месье? Дамские румяна? - сердито буркнул Ла Рейни, не глядя в сторону скамьи, - Две шпаги, одна со следами крови. Следовало ожидать... Н-да с... сударыня, что Вы на это скажете? Корзинка с едой, шпаги без наконечников, мокрая шляпа - не слишком ли много совпадений? Так что же Вы здесь видели, моя драгоценная?

8

Отправлено: 09.02.11 00:32. Заголовок: Маркиз с ужасом смот..

Маркиз с ужасом смотрел, как Ора схватила шляпу и нахлобучила ее на облаченный в доспехи манекен. Только бы ей успеть добежать обратно до портьеры. Франсуа пододвинулся насколько мог и вжался в оконный проем, чтобы они могли спрятаться вдвоем, но к его величайшему изумлению и испугу, мадемуазель де Монтале осталась стоять возле манекена, рассматривая доспехи с таким интересом, будто пыталась запомнить узоры на них и перенести в вышивание крестиком.
Де Виллеруа чихнул, дернул коленом, поправляя так не вовремя сползавший с щиколотки щеголеватый бант. От тяжелой портъеры нестерпимо пахло пылью и сыростью. Готовый вырваться чих щекотал нос, что сил не было сдержаться, если бы не мысль о том, чем обернется для бедной девушки вечер проведенный в его обществе, застигни их на месте кто-нибудь из гвардейцев или еще хуже - сам префект. В рейтинге маркиза мадам де Ланнуа начинала заметно уступать префету де Ла Рейни. Она могла усадить за Писание. Но префект пользовался куда более изощренными методами, отправляя людей в казематы. Что ему стоило заявить о подозрительности молодых людей, застигнутых в Оружейном зале, да еще и при полном наборе уличающих предметов - шпаги, кровяные пятна на полу... Даже корзинка уже перестала казаться маркизу такой вожделенной.

Визг Оры едва не заставил Франсуа кинуться из своего укрытия ей на помощь. К счастью, он успел смекнуть, что это была всего лишь уловка, нацеленная на то, чтобы смутить гвардейцев и обратить все их внимание на себя.

А она храбрая, ей-богу! Ора... какое интересное имя. Кто же придумал такое? Веселое...

От беззаботных мыслей его отвлекли приближающиеся шаги и неприятный легко узнаваемый голос месье префекта. Тому видимо попали на глаза шпаги, оставленные там же, где их бросили горе-дуэлянты. Маркиз втянул в свои легкие как можно больше воздуха и затаил дыхание. Пылинки плясавшие вокруг его лица, щекотали нос и как будто назло забивались с каждым даже самым незаметным вздохом. Еще не хватало расчихаться.
Префект распрашивал мадемуазель таким суровым тоном, что маркиз уже представлял себе все злосчастия, которые ожидают провинившихся в случае, если он найдет его. А тут еще и эти предупреждения. В легкомысленный ум молодого человека по одному стали закрадываться сомнения - оставаться ли в укрытии или выйти навстречу злобному префекту и спасти Ору от неминуемой участи допроса и дознаний в Тайной Канцелярии. А что если он решит увезти ее в Париж, в Консьержери или в Бастилию, и об этом узнает мадам де Лафайет? Что было страшнее тюрьма или гнев первой статс-дамы Ее Высочества?
Как ни крепился молодой маркиз, стараясь последовать совету де Монтале и не дышать, лишившись достаточной порции воздуха, он неожиданно для себя вдохнул и тут же чихнул, едва успев зажать рот кулаком.

Он замер, ожидая реакции извне своего укрытия, но как раз в ту минуту шпага с грохотом выпала из рук кого-то из сопровождавших префекта гвардейцев. Франсуа с облегчением вздохнул и снова затаил дыхание, решив на этот раз ни за что не дышать, пока гвардейцы и сам префект не уберутся из зала прочь.

Он вслушивался в разговор, стараясь уловить, что еще стряслось во дворце за время их прогулки с Его Величеством. Но кажется, префект не спешил делиться добытыми сведениями ни с кем. А может, он попросту ничего и не знал, сидя как паук в своей канцелярии?

9

Отправлено: 09.02.11 02:50. Заголовок: Ора внимала словам, ..

Ора внимала словам, сплошным потоком изливавшимся из незнакомца, величавшего себя префектом, сперва с ошеломленным видом, а затем с нескрываемым раздражением. Он потрудился назвать свое имя, но она не услышала перед ним частицы «де» - возможно, господин префект был из нетитулованных судейских, а может, еще не привык к приобретенному дворянскому патенту. За время, проведенное в Блуа, Ора успела довольно насмотреться на этаких новоиспеченных «дворян мантии», занимающих важные должности и считающих, что этого достаточно дабы с пренебрежением относиться к потомкам старинного дворянства шпаги.

Грубость господина префекта заслуживала достойного отпора, и Монтале решила не тратить на него ни одной улыбки. Сухого кивка головой и презрительно поджатых губ вполне довольно.

- Я фрейлина Ее Высочества герцогини Орлеанской, сударь. Николь-Анна-Констанс де Монтале, из рода анжуйских баронов Монтале. Прежде состояла в свите вдовствующей герцогини Орлеанской, коей прихожусь родственницей. Но, правда, дальней, – поспешила уточнить Ора, увидев, как взметнулись к небу брови префекта. – К несчастью, с момента моего вчерашнего представления ко двору прошло так мало времени, да и то преимущественно подле Ее Высочества, что знакомствами мне обзавестись пока не удалось. А жаль, будь у меня знакомые при дворе, я бы сейчас не блуждала по этим бесконечным коридорам и не подвергалась внезапным нападениям вооруженных гвардейцев.

Сочтя ответ исчерпанным, она обиженно замолчала, всем своим видом демонстрируя возмущение причиненным ей испугом, но на Ла Рейни ее возмущение, похоже, не произвело ни малейшего впечатления. Вопросы сыпались из префекта, как горох, отскакивая от стен и пола. К счастью, ей было предложено хорошенько обдумывать каждое слово, и Ора не спешила отвечать. Гвардейцы рассыпались по залу, как тараканы, но ни одному из них, похоже, не пришло в голову, что девушка здесь не одна. Пока. Решив, что выдержанная пауза более чем достаточна для глубокомысленных раздумий, Ора таки пожертвовала одну улыбку в пользу префекта. И тут же, не выдержав, хихикнула, заметив, как округлились глаза одного из молодцов при виде окончательно потерявшей форму шляпы маркиза де Виллеруа. Точнее, королевской шляпы.

- Место возможного преступления, сударь? О чем это Вы? Быть может, об этом? – она кивнула на шляпу, которую снимал с рыцарского шлема один из гвардейцев. – Признаться, сей загадочный предмет немало удивил и меня, но я сочла его за чью-то неумную шутку и как-то не подумала, что при дворе подобные забавы – преступление. У нас в Блуа этим обыкновенно баловались пажи, и это считалось озорством, не более того.

Монтале оглядела полутемный зал и повернулась к префекту. Главное – смотреть на него, а не на слегка колыхнувшуюся за его спиной портьеру.

- Сударь, мне кажется, я с полной уверенностью могу утверждать, что видела все то же самое, что и Вы. Две шпаги – вот они. Корзинка – если Вы утверждаете, что она с едой, то я готова Вам поверить на слово. Шляпа. По-моему, я перечислила Вам все, что можно разглядеть при этом свете.

Она замолчала и в задумчивости закусила губу. Но, в самом деле, что же здесь произошло? Ах, если бы этот говорливый, неприятный человек знал, как ей самой хочется узнать ответ!

- Вы в самом деле ждете объяснений от меня? Смешно. Но я попробую, – Ора вдруг смутилась, теряя бравый вид. Одно дело придумывать возможные ответы для себя, и совсем другое – повторять их вслух человеку, который смотрит так, будто готов обвинить тебя по меньшей мере в краже драгоценностей короны. – Только, пожалуйста, не смейтесь, сударь, Вы же сами предложили мне подумать. Что мы имеем? Корзинку с едой, две шпаги, кровь и шляпу. Вы полагаете, все это связано? Тогда можно смело забыть про дуэль, ведь люди, решившие проткнуть друг друга без свидетелей, не станут вместе есть ни до, ни после. Мне это представляется вот так: два слуги, собравшись перекусить в укромном уголке, вдруг видят, что дверь в зал открыта и, как и я, заглядывают внутрь, из любопытства или просто так. В зале пусто. Чем не укромное место в этот час? Они зажигают свечи и садятся ужинать. Дальше не знаю – быть может, они повздорили из-за чего-то и попытались уладить спор оружием. А может, просто решили порезвиться и поиграть в дворян. Один из них ранен, они пугаются и убегают, бросив все, как есть: и еду, и шпаги, и… по правде говоря, про шляпу я ничего путного придумать не могу. Может, ее забыл здесь кто еще, и эти двое в шутку надели шляпу на манекен? Уж больно она богата, чтобы принадлежать слуге. – Ора коснулась злосчастного головного убора, который все еще вертел в руках Ла Рейни. – Господи, да она вся сырая! Может, они отыскали ее в парке, в мокрой траве, и решили присвоить? Ну, хотя бы ради перьев и драгоценной пряжки, ведь шляпа-то уже никуда не годится?

10

Отправлено: 09.02.11 15:22. Заголовок: - Из фрейлинских буд..

- Из фрейлинских будете? - бесцветным голосом констатировал Ла Рейни, услышав длинное имя девушки, - Слыхали, знаем. Вас, сударыни, разве не инструктировали по прибытии ко двору, где можно, а где не нельзя находиться? Что Вы тут за экскурсию устроили на ночь глядя? А ежели кто забалует да и умыкнет Вас? - он не мигая смотрел в глаза девушки, улавливая каждое движение ее ресниц, - Или же у Вас есть покровитель, простите, друг. А где же он, кстати?

Такие казалось бы беспочвенные вопросы обычно безотказно работали на застигнутых врасплох жертвах. Ле Рейни с любопытством ожидал, на какие оправдания и объяснения осмелится пойти девушка, чтобы выгородить себя саму или неизвестного друга. А друг то известный - эту шляпу префект прекрасно помнил на голове недавнего своего "собеседника".

- Интересненькую сказочку Вы мне тут раскладываете, мадемуазель. Значится, по-Вашему, двое лакеев пырнули друг друга шпагами, разбежались, бросили корзинку с едой? А шляпу нашли в саду? Ага. Точно так-с, - пухлые пальцы префекта с удовольствием сминали мягкий фетр шляпы, - А вот у меня к Вам, сударыня, другая сказочка будет. Вот только послушайте, как складно получается.

Ла Рейни махнул рукой и тут же один из ливрейных пододвинул к нему скамью. Префект уселся и расправил полы свого камзола, чтобы не смялись - камзол то парадный, не слишком озабочиваясь тем, что фрейлина Ее Высочества продолжала стоять.

- Так вот-с, сударыня, моя сказочка вот какова - за Вами ухаживали два молодых человека, один из них - обладатель этой шляпы, - заметив вспыхнувший румянец на щеках де Монтале, Ла Рейни бесстрастно продолжал, - Не будем пока говорить имен, но мы с Вами прекрасно знаем, о ком идет речь. Так вот, сей молодой человек не поделил Ваше внимание с другим вельможей, столь же молодым и безрассудным, судя по всему. Они явились сюда для решения спора. Весьма традиционно и ожидаемо, хотя и незаконно. Один из них оказался везунчиком, другому повезло меньше. Но ведь мы то знаем, мадемуазель, что сердце девушки не склонишь к себе случайным проколом шпагой. Вы скорее всего не выбрали ни одного из них. На Вашу беду, двое пажей, которых мои гвардейцы арестовали неподалеку, все видели.

Наступила пауза. Ла Рейни пустил в ход тяжелую артиллерию. Естественно ни пажи, ни он сам не могли знать наверняка, что именно произошло в Оружейном Зале. Но все сходилось к единственному объяснению - неудачная дуэль, не столь серьезная, притивники сражались до первой крови. В этом случае, решение как поступить с виновниками, останется за королем, ведь преступление совершено во дворце. Но будь его воля, парижский префект простер бы свою карающую длань и над обитателями королевских резиденций, с такой же суровостью, как и по отношению к обитателям Дворов Чудес.

- Так что же Вы молчите, сударыня? Выбор за Вами - хотите молчать, молчите. Вы вправе защищать свободу своих воздыхателей. Но, тогда мне придется поставить в известность мадам де Лафайет, - а вот этот вопрос, был его излюбленным приемом, не менее действенным. Вон как заблестели глаза девушки. Сейчас она наверняка думает, что лучше - гнев статс-дамы и возможное остранение от обязанностей фрейлины на продолжительный срок, если не увольнение от двора, или сдать имена своих ухажеров, и уж точно не увидеть их более никогда, если конечно Его Величество не решит смилостивиться и смягчить наказание.

- А сыро нынче то в саду, не так ли, мадемуазель?

Хотя, насколько можно было видеть по платью девушки, вряд ли она выходила в сад, да и вообще из дворца.

- Отвечайте же, милейшая, и поскорее закончим с этим делом. Мне нет нужды задерживать Вас дольше, если Вы согласитесь на мои условия. Поверьте, разбирать шалости молодых дворян в такое время... - он покачал головой, не став вдаваться в подробности, какое именно время. Его уже досадовало упрямство де Монтале и еще больше тот факт, что все в этой зале указывало лишь на придворные шалости, а никак не на убийцу. Нет, тот умен. Он не оставил бы таких явных следов. А вот молодой любимчик короля мог и еще как. И шляпу свою он оставил не в попыхах, нет. Это забавы ради. Кто еще как не самоуверенный танцмейстер мог оставить такую дорогую вещь украшать болвана в доспехах?

В зал вбежал запыхавшийся гвардеец и прямиком без привествий направился к де Ла Рейни. Снял шляпу и, прикрывая лицо от остальных, чтобы его не слышали, прошептал префекту сообщение от капитана де Варда:

- Месье, у постоялого двора обнаружена карета, которую уби.. месье пытался угнать. Там маршал. И капитан де Вард послал за врачом. И за Вами. Кажется, еще к графу д'Артаньяну послал, - глухой голос гвардейца был достаточно громким, чтобы быть услышанным всеми. Ла Рейни только обвел глазами присутствовавших, чтобы убедиться по их вытянутым лицам в том, что сообщение перестало быть тайным.

- Господа, нас ждут. Сударыня, благодарите бога, что на этот раз Вы отделались только разговором со мной. А шляпу... шляпу я передам молодому человеку сам. Лично. Пусть зайдет ко мне позднее в Канцелярию, - он помолчал, - Ели она дорога ему. Иначе, передам как сувенир Его Величеству. Голубчик, эту шляпу ко мне в кабинет. И запри там. Двое остаться на карауле у дверей Зала.

Гвардейцы спешно засобирались, оставляя после себя грязные следы от ботфорт на мраморном полу и разбросанные "улики" шпаги, которые никто не позаботился ни положить на должное им место, ни вытереть.

- А Вы, мадемуазель, так и останетесь любоваться доспехами? - ироничным тоном спросил префект у девушки перед тем, как выйти в коридор.

// "Три Каштана" - Трактир и Постоялый Двор у Деревеньки Барбизон. //

11

Отправлено: 10.02.11 16:29. Заголовок: Франсуа замерев слуш..

Франсуа замерев слушал, как префект рассказывал свою версию о происшедшем. То, что Ла Рейни не поверил в историю, придуманную Орой, не было большим сюрпризом. Но вот предположения, сделанные этим крючкотворцем, выводили маркиза дуэлянтом, забиякой и еще бог весть кем. Де Виллеруа нервно дернул ногой и поморщился, зажав рот и нос ладонью, чтобы не чихнуть. Вот черт, а если там на терассе кто-то принял его ссору с "Петухом" за настоящую и потом расскажет обо всем префекту? Как потом отверететься и доказывать, что камзол его мокрый вовсе не из-за драки, и шляпа промокла не в траве... и это не он сражался на дуэли в Оружейной Зале? Как опровергнуть возможные обвинения, если сам король взял с него слово молчать о том, что они делали в парке? Единственное надежное алиби маркиза оказывалось на деле всего лишь мыльным пузырем.

Ла Рейни распрашивал мадемуазель де Монтале все тем же запанибратским тоном, пытаясь правдами и неправдами выудить у нее признания. Франсуа же ругал себя на чем свет стоял за то, что заплутал в коридорах и вместо того, чтобы проводить девушку в апартаменты фрейлин, завел ее в Оружейную Залу. Ситуация, в какой оказалась его новая подруга, была незавидной. И чем дольше она не соглашалась выдать его, тем больше Франсуа чувствовал тяжесть вины. А если дойдет до статс-дамы принцессы? Чего хорошего можно ожидать от графини де Лафайет, если она не задумываясь усадила бедных девушек за зубрежку Писания во время предполагаемой премьеры королевского балета?

Может, выйти? К черту объяснения. Он выкрутится. Если что, герцог де Виллеруа замолвит слово за непутевого сына, да и Его Величество если и рассердится за мнимую дуэль, все равно не осудит его, зная, где юный маркиз был на самом деле. Пока Франсуа решался на отчаянный шаг, в зале начался переполох и, судя по удалявшимся быстрым шагам и последним словам префекта, его вызвали куда-то по срочному делу.

- О, мадемуазель! - с глубоким стоном, Франсуа буквально выпал из-за портьеры как раз, когда длинная рапира последнего гвардейца исчезла за дверьми, - Вы взяли на себя все грехи. Но клянусь Вам, я ни в чем таком не замешан. Я сам пойду к префекту и все объясню. Боже, как же я Вас подставил. Мне правда очень жаль. Что же делать? Может, до мадам де Лафайет эта история не дойдет? Мы можем еще успеть?

Маркиз подбежал к дверям и тут же шарахнулся назад, заметив двух гвардейцев, карауливших в коридоре.

- Что делать? Мы в ловушке! - прошептал он, - Может, тут есть какая-нибудь дверь? Во всем дворце есть потайные ходы и лестницы. Может, мы сумеем выбраться отсюда незамеченными?

Стараясь ступать как можно осторожнее, чтобы не пробудить эхо стуком каблуков по мраморному полу, Франсуа обошел вокруг зала в поисках хотя бы какого-нибудь намека на дверь. Стены были увешаны гравюрами с рисунками фехтовальных фигур и чертежами орудий, несколько живописных картин украшали северную сторону напротив окон. Вся восточная сторона была отведена для стелажей с клинками и стоек, в которых помещались шпаги и рапиры. Де Виллеруа остановился возле высокого в два человеческих роста книжного шкафа, с застекленными дверцами, за которыми тускло блестели золотые буквы на корешках старинных фолиантов.

- Где же дверь? Я знаю, она должна быть.

12

Отправлено: 10.02.11 17:51. Заголовок: Ора де Монтале, фрей..

Ора де Монтале, фрейлина герцогини Орлеанской, наследница нищего, но славного рода, уходящего корнями в эпоху крестовых походов, никогда еще не чувствовала себя такой ничтожной, маленькой букашкой, небрежно раздавленной грязным сапогом. Какое право имел этот грубый человечишко разговаривать с ней, как с последней посудомойкой? Грубить, угрожать и сидеть в ее присутствии на глазах у солдат и лакеев, как будто она и впрямь была жалкой преступницей, только что обокравшей королевскую оружейную и пойманной с поличным?

Сейчас, когда за префектом полиции закрылась тяжелая дверь, у нее на язычке завертелись хлесткие, злые словечки, которыми так хорошо можно было бы осадить наглеца… если бы она нашла мужество произнести их вслух, в лицо господину префекту. Но нет же, пока его цепкие глазки буравили ее насквозь, пытаясь отделить явную ложь от возможной правды, никакого мужества в Оре не было, только страх – панический страх перед человеком, способным погубить ее одним словом, сказанным графине де Лафайет. И пусть это слово будет неправдой, ей никогда не удастся этого доказать. Никогда.

Обещание Виллеруа заставило ее слабо улыбнуться через силу. Интересно, он и вправду готов пойти к Ла Рейни и все ему рассказать? И будет ли это иметь хоть какое-нибудь значение?

- На Вашем месте я бы не ходила к префекту с чистосердечным признанием, маркиз. Он все равно Вам не поверит, зато будет знать, что я, все таки, была в Оружейном зале не одна, а с мужчиной. Подумайте сами – если Вас тут не было, Вы не можете знать, что Ваша шляпа у него. Если мы с Вами не были вместе, я не могу рассказать Вам об этом. Так пусть же несчастная шляпа лежит там, где лежит, пока месье префект не позабудет об этом мелком происшествии с недоказанной дуэлью. А если он пойдет с ней к королю… что ж, может быть, есть смысл рассказать правду Его Величеству?

Монтале взяла с банкетки корзинку с едой, вновь накрыла ее салфеткой и укоризненно взглянула на маркиза, безуспешно пытающегося отыскать вторую дверь, чтобы удрать из мышеловки.

- Это анфиладный зал, сударь. Если в нем есть дверь, то она должна быть прямо напротив входной. Да, да, за этим шкафом, который вы пристально разглядываете. Но раз ее заслонили, она, скорей всего, заперта и, быть может, даже заставлена с другой стороны. На Вашем месте…

Повторенная дважды дежурная фраза заставила девушку призадуматься. И вправду, что бы она сделала, оказавшись запертой в комнате, которую стережет пара гвардейцев? Ора подошла к окну и распахнула тяжелые створки. Как и следовало ожидать, широкий карниз, отделяющий окна первого этажа от второго, бежал темным поясом вдоль всего фасада. Очень удобно для воров и незадачливых любовников, застигнутых не там, где им следовало бы быть…

- На Вашем месте, Франсуа, я бы воспользовалась этим путем. Галерея почти не освещена, Вам надо будет всего лишь незаметно проскочить то окно, рядом с которым стоят караульные. Я попытаюсь отвлечь их глупой беседой – в конце концов, раз я заблудилась, мне просто необходимо узнать, где же апартаменты Мадам и ее свиты, а объяснять направление такой бестолковой девушке, как я, можно целую вечность. Ну а потом я выйду из галереи и открою для Вас окно в следующем коридоре, где Вас уже никто не заметит. Вы ведь не боитесь высоты?

Ора одобряюще улыбнулась маркизу.

- Только пожалуйста, поспешите – чем дольше я остаюсь здесь, якобы одна, тем подозрительнее это покажется господам гвардейцам. Я закрою за Вами окно, а остальное уже сущий пустяк.

13

Отправлено: 11.02.11 00:26. Заголовок: Ободренный веселой у..

Ободренный веселой улыбкой девушки, Франсуа выглянул в окно и глянул на карниз. Одно дело храбриться и куражиться перед девушками на охоте, гарцуя на выезжанной кобылке и показывать фокусы со шпагой. Совсем другое вылезти на мокрый карниз и прогуляться по нему, да еще и незамеченным...

- О, ну если Вы считаете, что это единственный выход, - протянул маркиз, вглядываясь в черноту под карнизом. Ночь скрадывала все то страшное, что при свете дня неминуемо отпугнуло бы даже самого бесшабашного из любовников Фонтенбло. Сколько маркиз не силился, но страшных розовых кустов с острейшими шипами он разглядеть не смог. Впрочем, это ничуть не успокоило его. Наоборот, было жутко выйти на карниз, который был несомненно широким для миниатюрных ножек мадемуазель де Монтале, но достаточно узким для Франсуа.

- Ора, если я упаду, Вы уж бегите к апартаментам, - он возвел опечаленные глаза к лукаво выглянувшей из-за тучи луне и героически вздохнул, - А я как-нибудь.

Вскарабкавшись на довльно высокое окно, Франсуа сделал первый робкий шаг на карниз и ступил в неизвестность, прижимаясь к стене доверчиво, как младенец к материнской груди. Впрочем, уже через два шага он потерял всякое доверие к карнизам, стенам и вообще чему бы то ни было. А еще бутафорская шпага, длиннее обычной, то и дело билась о ноги и всячески мешала ему переступать. Руки скользили по склизкой кладке стены, царапаясь и теряя хватку. Вот так наверное каждую ночь возвращались к себе удачливые кавалеры, нашедшие для себя гостеприимную возлюбленную. Не всем ведь известно о потайных ходах, по которым Бонтан водит Его Величество на тайные свидания.

Де Виллеруа вздохнул, вспомнив про короля. Таким расстроенным, как после их возвращения с прогулки по парку, он его никогда не видел. И что же он такого узрел на той дороге, чему сам Франсуа не придал никакого значения? Кто был тот всадник, понятное дело - маршал. Но ведь помимо дел чисто королевской службы, дю Плесси, как это всем известно, вел весьма бурную личную жизнь. Может, и в этот раз он спешил на свидание с какой-нибудь красоткой в той таверне, что у дороги... или в Париж, чтобы провести ночь в жарких объятиях одной из салоньерок.

Каблук неудобно задел за выступ на карнизе и маркиз едва не вскрикнул благим воплем, почувствовав, что земля, то есть каменный карниз, уходил у него из-под ног.

А вот не надо, твоя светлость, думать о других, чего не требуется. Мало ли кто и за кем. Лучше бы следил за собой. И без того впутал хорошую девушку в передрягу. А если еще и упаду... А! А!

Он едва не сорвался с карниза, когда буквально в метре от него распахнулись створки заветного спасительного окошка. Маркиз раскрасневшийся и счастливый, не помня себя от страха, сделал последние два шага и свалился прямо на пол перед Орой.

Все получилось не совсем так, как он представлял себе, когда в детстве читал длиннющие поэмы о смелых рыцарях, спасающих своих возлюбленных, заточенных в высоких башнях с непременно распахнутыми настеж оконными створками и спущенными для всяческого удобства в подъеме веревочными лестницами.
На самом деле, Франсуа больно ударился коленкой о твердый мрамор, и подскльзнулся мокрой ладонью так, что растянулся на полу окончательно. Но, слава богу, он был только в маскарадном костюме рыцаря, и вовсе не шел на свидание, а ожидавшая его милая девушка была его новой подругой и вряд ли слишком строго судила эффектность его появления.

- Ой ой, - простонал маркиз, потирая ушибленную коленку, - Вот не повезло то...

14

Отправлено: 15.02.11 00:31. Заголовок: Как оказалось, самым..

Как оказалось, самым трудным испытанием за вечер был вовсе не допрос префекта. Ора с удивлением обнаружила, что куда сложнее идти по коридору, не спеша и не оглядываясь под пристальными взглядами двух мужчин. Они буквально жгли ей спину, без всякого преувеличения, и Монтале изо всех сил старалась не поежиться и не припустить бегом по коридору абсолютно недостойным для фрейлины Мадам образом. Медленно и легко, небрежно покачивая висящей на локте корзинке с остатками их с маркизом ужина.

И только когда она затворила за собой дверь следующего коридора, отвратительная тяжесть чужих взглядов отпустила. Но взамен тут же задрожали ноги, а за ними и губы. Страх, как назло, нагнал Ору именно тогда, когда можно было уже ничего не бояться. Она торопливо смахнула совершенно неуместную слезинку и постаралась забыть и неприятную беседу с Ла Рейни, и двусмысленные шутки гвардейцев, все еще не верящих, что она уходит из Оружейного зала одна, без спутника. Один из них даже приподнял салфетку на корзинке, будто всерьез считал, что Ора выносит в ней если не соучастника, то как минимум убийственные улики неведомого преступления.

Но в корзинке не было ничего, кроме масла, сыра и остатков паштета, и караульные, вволю посмеявшись над неспособностью маленькой провинциалки отыскать нужные апартаменты в Фонтенбло, отпустили ее, снабдив точнейшими инструкциями – подозрительно противоречащими друг другу. Монтале готова была побиться об заклад, что последуй она в том направлении, которое ей было указано, непременно закончила бы свой путь если не в казарме, то, по крайней мере, на кухне или в конюшнях.

Оглянувшись назад и убедившись, что дверь закрыта, Ора кинулась к ближайшему окну и попыталась растворить его, но створки заело – то ли от старости, то ли потому, что никто тысячу лет не пытался этого сделать. К счастью, следующее окно оказалось не столь упрямым, и вовремя: едва Монтале успела его распахнуть, как к ее ногам пал – в буквальном смысле слова – уже изрядно подсохший, но все равно бесконечно несчастный маркиз.

- Да как же это Вы, - только и всплеснула руками девушка, помогая подняться своему новому другу. – Вам очень больно?

Глядя на потирающего колено маркиза, она невольно почувствовала себя виноватой, ведь это ее безумная идея загнала Виллеруа на скользкий карниз и привела к столь неудачному падению. То, что именно рассеянность маркиза завела их в Оружейный зал, оказавшийся ловушкой, совершенно вылетело из ее головы – ну разве можно было сердиться на молодого человека, столь искренне охающего от боли! А у нее в качестве утешения и лекарства была только головка чужого сыра…

- Вы можете идти? – на миг Ору посетила ужасная мысль, что ушиб мог оказаться слишком серьезным, и ей придется искать помощь в этих бесконечных коридорах. – Послушайте, если Вам слишком больно, и Вы не можете довести меня до покоев Мадам, ничего страшного, я отыщу дорогу и пришлю к Вам кого-нибудь из слуг.

15

Отправлено: 15.02.11 13:01. Заголовок: Франсуа охнул еще ра..

Франсуа охнул еще раз, но только потому что ушиб на коленке оказался не единственной бедой, поднявшись с пола он увидел, что левая половина его драгоценного камзола изорвалась об облицовочный камень так, что на ней лишь чудом удерживались те части ткани, которые были расшиты жемчужной нитью, а все остальное свисало лоскутьями.

- Как же я таким то покажусь? Ох... простите.

Маркиз принял испуг в глазах девушки на свой счет, точнее на счет своего облика и думать позабыл о ушибленой коленке. Однако, предложение Оры остаться и предоставить ей одной искать дорогу быстро вернуло маркиза к действительности.

- Нет, нет! Что Вы, это же такой пустяк. Ну ушиб и ушиб, с кем не бывает. Я Вас провожу. Только в приемную Мадам ни ни... в таком виде меня примут за перебравшего лишнее лакея или чего похуже.

Маркиз отряхнул остатки своего костюма от пыли и грязи, неудачно зацепил нить, удерживавшую кружевной манжет и, попытавшись распутать связавшийся узелок, оторвал кружева напрочь. Качнув головой, он пожал плечами и отбросил ставшую никчемной кружевную полоску в сторону. Что же, раз мадемуазель де Монтале уже привыкла к нему как к записному неряхе, то ниже пасть в ее глазах он вряд ли сумеет. Ну разве что нактнется в темноте на корыто с грязной водой...

О нет, не успел Франсуа улыбнуться мысли о том как смешно он выгладел бы, случись ему споткнуться о забытый какой-нибудь нерадивой служанкой чан или корыто с водой, как тот самый чан оказался прямо под его ногами.
Точнее, этот самый чан стоял возле одной из колонн и найти его можно было разве что обогнув хорошую петлю вокруг колонны. Но именно это и сделал Франсуа, так как шел все время оборачиваясь и разглядывая стены коридора, не замечая, как траектория его шагов стала напоминать волнистые зигзаги. Он сосредоточенно вглядывался в каждый угол, опасаясь пропустить нужный поворот.

Грохот падающего чана эхом разнесся по коридору и повторился где-то в глубине соседнего зала. По счастью воды в чане не было, и Франсуа отделался лишь еще одним ушибом на ноге.

- Нет, обычно я не такой рассеянный. Честное слово, - оправдывался маркиз, со смехом поднимая злополучный чан, - А сегодня мне прямо везет на каждом шагу. Вот и Вас напугал почем зря. А знаете, мы с Вами непременно должны в лес поехать. Верхом. Обер-шталмейстер хороший друг моего отца, он велит оседлать для нас лучших лошадей из королевских конюшен. А то ведь во дворце то и посмотреть не на что.

Де Виллеруа с легкостью позабыл о обещанных чудесах и сокровищах дворца. Да и что с них было толку, если без дневного света все это было скрыто во тьме. А прогулка под звездным апрельским небом представлялась теперь куда более привлекательным приключением.

- А в Блуа Вы никогда не терялись? Я бывал там, но совсем ничего не помню. Нравилось ли Вам в свите герцогини Орлеанской? Это правду говорят, что по строгости сама мадам де Лафайет уступает герцогине?

Вопросы рождались сами собой и их было тем больше, чем ближе они подходили к своей цели. Миновав еще один длинный коридор, молодые люди пересекли огромный зал библиотеки. Франсуа подавленно вздохнул, заметив знакомую галерею, ведшую к апартаментам герцогини Орлеанской. Ну вот, сейчас Ора поблагодарит его и вежливо пообещает подумать о его предложении. И этой веселой прогулке в ее обществе придет конец.

- Ну вот, кажется, уже близко, - без явного энтузиазма объявил маркиз, при входе в галерею, в конце которой виднелись огромные двери, ведшие в приемную герцогини Орлеанской, - А такая чудесная прогулка получилась, - добавил он, напрочь позабыв про испорченный костюм, утраченную шляпу и угрозы префекта донести о найденных в Оружейном Зале уликах мадам де Лафайет и королю.

// Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Оры де Монтале //

16

Отправлено: 17.02.11 23:14. Заголовок: Кто бы мог подумать,..

Кто бы мог подумать, что путешествие по коридорам Фонтенбло может оказаться такой увлекательной прогулкой, сопровождаемой звоном медных тел и веселой болтовней тел живых. Мадемуазель Монтале без ложной скромности считала себя особой весьма и весьма разговорчивой, но этим вечером ей пришлось признать, что в лице маркиза де Виллеруа она приобрела грозного соперника. Что так благотворно действовало на маркиза – счастливое избавление от всяческих опасностей и неприятностей или ее внимание и готовность искренне смеяться его шуткам, Ора не ведала, но результат был налицо: юный маркиз развлекал ее всю дорогу, показавшуюся девушке огорчительно короткой.

Надо отдать ей должное – фрейлина честно пыталась вносить свой вклад в беседу и превратить ее из монолога в диалог, но чаще всего ее скромный вклад ограничивался изумленными ахами и безудержным смехом в надлежащие моменты. Хотя порой ей удавалось вставить и чуть более пары слов или междометий.

- Ну что Вы, Франсуа, какая рассеянность – просто на Вас столько сразу навалилось. У меня самой голова идет кругом, странно, что я еще не пересчитала все углы и косяки в этом бесконечном лабиринте. Вам в самом деле кажется, что здесь не на что смотреть? А я еще и трети замка не видела…

Неожиданное предложение прогуляться верхом повергло Ору в замешательство. Она не знала, какое точно место занимает месье де Виллеруа при дворе и насколько он свободен в передвижениях, но, судя по его словам, долг не ждал его за дверями апартаментов Мадам в лице грозной статс-дамы. Да и сама перспектива скачек в темноте Монтале слегка пугала, если не сказать больше. Нет, лошадей она не боялась, как Луиза, но и лихой всадницей никогда не была: в их доме лошадей было не так много, и с королевскими скакунами они явно равняться не могли: Оре куда привычнее был мерный шаг, чем рысь, а уж тем более галоп. Но стоит ли рассказывать об этом маркизу? Он, наверняка, привык к обществу лихих амазонок при дворе и лишь разочаруется в своей новой знакомой, хотя вслух, конечно же, не произнесет ни одного невежливого слова в адрес ее провинциального воспитания.

- Нет, - Ора твердо покачала головой, отметая всякую возможность конных приключений при луне. – Если меня не окажется на месте к моменту возвращения мадам де Лафайет, меня можно считать холодным трупом. А мне отчего-то кажется, что до ее возвращения осталось не так много времени.

И правда, они, должно быть, преизрядно задержались… А что, если мадам и все остальные фрейлины уже на месте, и только она все еще блуждает по замку? Похолодев, Ора попыталась припомнить, когда последний раз слышала бой часов на башне Фонтенбло, но не смогла. Вот ужас-то…

Словно в ответ на ее страхи, с улицы донесся слабый звук башенного колокола, бьющего четверть. Нет, до полуночи еще было далеко, и Монтале вздохнула с облегчением, вновь возвращаясь мыслями к своему неумолкающему спутнику.

- Ну конечно же, я терялась в Блуа, множество раз, когда только приехала ко двору. Без этого не обойтись. Но Блуа совсем не так сложен и, прямо скажем, не так красив, как Фонтенбло. А уж как нам было скучно… Вы не представляете. Герцогиня и до вдовства не слишком благоволила к развлечениям, а когда герцог Гастон скончался, жизнь кончилась для нас совсем. Но к счастью, тут случилось это место, и я ухватилась за него обеими руками, особенно когда оказалось, что мне даже не придется расставаться с подругой. Ах, я должна Вас непременно познакомить с моей Луизой. То есть, с мадемуазель де Лавальер. Вы обязательно полюбите ее, как я – ее просто невозможно не любить!

При мысли о том, что она сможет представить Виллеруа подруге, Ора необычайно воодушевилась, ведь маркиз был намного симпатичнее и моложе, чем подозрительно любезный месье де Лозен. Не то, чтобы ей хотелось вызвать у Луизы зависть своим знакомством – на подобный расчет Монтале была неспособна – но милой Луизе не помешала бы дружба с кем-то более приятным и внушающим доверие. Она уже строила в голове восхитительный хрустальный замок, рисуя себе совместные прогулки, беседы и, кто знает, может быть и танцы, когда маркиз вдруг сообщил совсем невесело:

- Ну вот, кажется, уже близко.

Он был прав, этот коридор Ора уже успела как следует запомнить. А вот и двери в приемную Мадам, а дальше – апартаменты фрейлин. Помнится, Виллеруа заявил, что в покои герцогини Орлеанской он ни ногой… Она успела позабыть об этом и теперь, вспомнив, почувствовала, что радость ее испаряется, как кусочек льда на ладони.

- Спасибо, прогулка и вправду вышла чудесная. И полная событий и впечатлений. Но… - Монтале просительно взглянула на маркиза, … быть может, Вы передумаете и заглянете к нам? Сейчас тут вряд ли кого найдешь, кроме прислуги – все на маскараде. Я бы могла послать одну из горничных за Вашим камердинером, чтобы он принес Вам более приличествующее платье и туфли, и Вам бы не пришлось возвращаться к себе в столь неприглядном виде. А пока мы дожидались бы его, Вы могли бы закончить ужин, - она приподняла уголок салфетки, показывая маркизу остатки сокровищ. – Быть может, я бы даже смогла раздобыть для Вас немного вина, и уж точно нашла бы воды или молока.

// Дворец Фонтенбло. Комната мадемуазель Оры де Монтале //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Галерея Франциска I-го. 2