Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои господина суперинтенданта Никола Фуке.


Дворец Фонтенбло. Покои господина суперинтенданта Никола Фуке.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

01.04.1661. Вечер, девять часов.
"Сердечные секреты господина суперинтенданта"

http://img-fotki.yandex.ru/get/67577/56879152.45d/0_1198ba_d4e87db7_orig

Автор: Жаклин де Лурье.

2

Отправлено: 12.10.10 21:01. Заголовок: Суматоха, бесполезна..
Дворец Фонтенбло. Покои Cюзанны дю Плесси-Бельер. 01

Суматоха, бесполезная и шумная, всегда вносящая спокойную в беседу пряную каплю истерики. До чего же мадам де Руже была противницей деланного шума, её разочаровывала подверженность молодёжи излишней панике, а уж когда спектакль с «потерей чувств» и спёртым дыханием случался в её присутствии и вовсе недовольно морщилась отводя взгляд. Неумение справляться с эмоциями простительно разве что горячным итальянцам, и некоторым молодым повесам, но и те и другие достойны снисходительной улыбки, за свою несдержанность, остальным же надлежит делать хорошую мину при плохой игре и тем сохранять доброе расположение духа Их Величеств. Прописная истина, затерявшаяся в нескончаемой веренице юных фрейлин, теряющих сознание при любом возможном случае.
Запыхавшаяся камеристка, едва дыша вошла в покои Сюзон и тут же столкнулась с  младшим сыном своей покровительницы, покидавшем комнату матери. Она поспешно присела в реверансе, загораживая выход маршалу, его ухмылка и короткий поклон заставили щёки юной девушки вспыхнуть. Но стоило ей оправиться от столь смущающей неловкости и открыть рот, как она зарделась ещё ярче, встретив взглядом Армана и снова присела, приветствуя гостя.
- Ох довольно, Мари, ты так и будешь краснеть и раскланиваться…говори же в чём дело? Ты едва дышишь, неужели привидения дворца сумели напугать тебя своими проказами.- недавно серьёзное и даже строгое выражение лица герцогини, адресованное сыну, сменилось мягким вниманием. Она справедливо полагала, что чрезмерная резкость может ещё больше испугать девушку и тогда уж точно невозможно будет добиться от неё ни единого связного слова.
- Привидения…неужели здесь есть – испугано залепетала Мари, но осеклась, уловив всё же иронию в этом замечании – о нет, мадам, простите, я…я лишь спешила предупредить вас…там гроза! – выдохнула девушка и будто сняла с плеч тяжёлую поклажу, чуть подалась вперёд.
- О да  раскаты грома мы слышали и здесь, но что ей богу за невидаль, грозы часто бывают в эту пору – посмеиваясь Сюзон подошла к зеркалу поправляя  упавший на щёку волос.
- О нет мадам, гроза…ведь отменён балет, шумит весь дворец постановку отменили и все теперь готовятся к маскараду, Его Величество раздосадован…и я видела месье … э месье Люлли, да кажется он был совсем разбит…ах как же – продолжила Мари широко распахнув зелёные глаза в недоумение озираясь на  герцога дю Плесси.
О …в самом деле, вот это стоит вашей нервозности дорогая. Приготовьте моё платье к маскарду, теперь уж в самом деле лучше поторопиться, какой конфуз… Арман, мне жаль прервать наш разговор, и как бы ни было мы непременно продолжим, дорогой имей ввиду…- краткой материнской лаской, достаточно сдержанной, но всё же нежной герцогиня проводила сына.
Облачившись в чёрную парчу шитую рубиновыми россыпями и «вооружившись» «луноликой» маской , скрывавшей всё, кроме глаз, Сюзон отправилась на встречу к человеку, который теперь должен был пролить больше света на события о которых она узнала меньше, чем хотела бы. Ей как никому было известно, как шатко положение «придворного любимца» в глазах капризного покровителя. И ей не хотелось видеть Армана или Франсуа в столь незавидной роли изгнанника.
Дворец и впрямь шумел, казалось, даже стены были наполнены той самой суматохой, что претила ей в своей бессмысленности. Да, отмена балета могла бы считаться настоящим провалом и всё де на фоне произошедших злодеяний не стоила такого ярого всплеска негодования.
Коридор свернул налево и камердинер встретил мадам учтивым поклоном, её ждали, в чём она не сомневалась, но статный пожилой слуга предупредил движение герцогини по направлению к покоям.
- Месье сейчас нет, он у мадам де Монпасье.. но он просил, сообщить о вашем приходе, а Вам предложить обождать и сулить всё что угодно лишь бы вы остались – он не смутился открывая двери личных покоев хозяина, как не смутилась и Сюзон знавшая камердинера суперинтенданта достаточно, чтобы оценить его настойчивую учтивость, и прошла в распахнутую дверь. Тем временем слуга спешил доставить месье Фуке уведомление об отмене балета, поспешно надписал на обратной стороне записки одно слово «прибыла».
Сюзон тяжко вздохнула, не удостоив вниманием обстановку, опустилась на короткую низкую софу у окна, за которым шумела грозовая ночь.
- Что он затеял, отправившись на аудиенцию к Великой Мадмуазель – этот эпитет вызвал недобрую улыбку  тёмно-коралловых губ герцогини – желает ли он заключить союз…против кого-то… себе во благо или преследует иные цели – эти раздумья полностью поглотили Сюзон, погрузив её её внимания в мутную глубину предположений. И в очередной раз со времени прибытия в Фонтенбло, герцогиня де Руже ожидала появления суперинтенданта

3

Отправлено: 15.10.10 20:40. Заголовок: - Мадам ждет Вас, м..

// Дворец Фонтенбло. Покои Ее Высочества герцогини де Монпансье. //

- Мадам ждет Вас, месье виконт, - подобострастный шепот камердинера подтвердил счастливое известие, - Я предложил Ее Светлости подождать в Ваших покоях, как Вы просили, месье.

Фуке провел влажной ладонью по лбу, пытаясь разгладить образовавшиеся на переносице морщинки. Он хмурился всегда, когда обдумывал ходы в бесконечной шахматной партии везения и судьбы.

- Сюзон! - к чему все вступления и разговоры ни о чем и о погоде с той, кто лучше всех знает, отчего он задержался. Да, он читает в глазах немой укор. Он даже знает, что она уже прочла в его лице ответ на свой вопрос, - Ты же знаешь, врагов надо знать в лицо... и лучше я первый приду к ней с предложением плохого союза, чем она объявит мне негласно о хорошей войне. Сюзон, я меньше всего хотел отвлекаться от нашей беседы. Ты ведь знаешь? - он весело смотрел в глаза герцогини, выбирая с серебряного блюда самые спелые ягоды винограда, - Вся эта кутерьма с апартаментами, с лакеями. Ты не поверишь, во дворце сейчас больше принцев крови и пэров Франции, чем заседало когда-либо в Королевском Совете или в Парламенте. И все нужно все лучшее и все самое. - он сделал неприлично насмешливый жест в сторону противоположного крыла замка, где находились апартаменты и покои выскоих особ, - Самое самое. А кто они? Сегодня выбрались из ссылки, а завтра уже влезут в какой-нибудь заговор. Одной рукой они подают тебе милость знакомства с ними, другую прячут за спиной с кинжалом на случай, если им покажется, что выгоднее убить.

Фуке приблизился к мадам де Руже, держа в ладони горсть крупных золотистых ягод. Взяв одну из них, он протянул ее герцогине, шутливо обводя ей очертания красивых алых губ. Но когда в ответ они раскрылись, он вместо того, чтобы отдать ягоду, спрятал руку за спиной, а на губы герцогини лег поцелуй легкомысленный и скорый. Нахмуренный лоб виконта разгладился. Ягоды посыпались из его рук, когда он обнял мадам де Руже, похищая далеко не шутливый поцелуй.

- Сюзон, как мне не хватало тебя, - прошептал он, не переставая целовать податливые мягкие губы своей подруги.

Их отвлек громкий до неприличия звон колокольчиков башенных часов, приведенных в порядок по его приказу.

- А между тем, все вокруг только и заняты что отмененным балетом, - проговорил он, - Кого что волнует - кого-то слава и признание, кого-то возможность блеснуть новыми бриллиантами на чудовищно дорогом костюме, кого-то возможность быть представленными самому королю, и даже танцевать вместе с Его Величеством, пусть и в кордебалете где-то в дальнем углу сцены.

Он с пренебрежением посмотрел на рассыпанный на полу виноград и пожал плечами. Это пустяки. Все так пустячно. Кроме тех дел, которые действительно требовали его внимания. Фуке провел рукой по шее, расслабляя кружевной бант. Вздохнуть бы свободно, но как, когда тебя окружают самые матерые хищники двора? Перед глазами мелькнули лица Кольбера и Ла Рейни, те еще шакалы. Кажется, таким словом окрестил префекта секретарь сирийского посла, а ведь верно сказал. Шакалы - они не будут нападать в лицо, а будут загонять жертву из под тишка, но дождутся, когда ее убъет зверь посильнее их. И кто же будет тем зверем? Граф Д'Артаньян? Или маркиз дю Плесси-Бельер? Кого из своих волков натравит на него король? Этот молодой лев только почувствовавший вкус власти. Фуке прекрасно видел то, о чем пока только шептались другие - король не собирался делиться ни чем и ни с кем. Этот казавшийся всего лишь молодым повесой, юный лев уже подавал первые сигналы о том, что дележка власти при нем прекратится. И все-же, кто знает истины и тайны, тот вооружен. Если только Фуке удастся выяснить тайну, скрытую в шкатулке, он будет держать этого льва на коротком поводке.

- Дорогая, а я ведь так давно не слышал от тебя никаких новостей. Я знаю, что нам следует поспешить, чтобы успеть к началу маскарада. Ты ведь позволишь мне переодеться при тебе? - он игриво взял руку герцогини и положил к себе на грудь, - Подскажешь, что мне выбрать, чтобы составить тебе пару на балу? Надеюсь, сыновья не огорчили тебя? Что с Арманом? Сколько я не вижу его, он мрачнее тучи. А младший? - Никола специально сталася не называть титулов обоих сыновей герцогини де Руже, чтобы смягчить ее и расположить к разговору, который как-будто бы и ничего не значил, - Он кажется так занят этим несчастным случаем со взрывом. Впрочем, он и при этом находит время чтобы ухаживать за парой или тремя дамами.

4

Отправлено: 11.11.10 22:36. Заголовок: Для неё он всегда бы..

Для неё он всегда был таким: предусмотрительно-стремительным, находчивым, обворожительным и безапиляционно прозорливым. Он сохранил странное свойство  - предугадывать её слова и отвечать на мысли прежде, чем она сумеет их озвучить. Это можно было бы списать на поистине давнее знакомство, но ведь и в то время, когда юная супруга ныне покойного маркиза дю Плесси-Бельера была лишь представлена ко двору, он так же с ходу угадывал её.
Был ли он первой любовью Сюзон, или может так навсегда и остался несбывшейся мечтой о счастливой любви, судить трудно. Не морганатический брак по определению, по сути союз скорее выгодный чем чувственный даже после рождения детей не принёс ожидаемого удовлетворения. Однако мадам де Руже всегда была достаточно рассудительна, чтобы понять, что обладать всеми благами скопом невозможно. Она довольствовалась положением ближайшей подруги, не гнушалсь подробностей о новых увлечениях виконта и оставалась преданной влюблённой долгие годы.

Флёр романтический мечтаний всегда развеивается пронизывающим ветром действительности. Между суперинтендантом Фуке и вдовствующей маркизой горела трепетная, доверительная дружба, годы не сломили этого необыкновенного при дворе сочетания расчётливости мужчины и мечтательности женщины, но лишь укрепили, в какой-то мере сделав их зависимыми друг от друга.

Сюзанна размышляла о том, тяготит ли её такое положение…но стоило Никола появится в дверях покоев, чуть бледному, спешащему просить прощения и рассказать без утайки о причине его отсутствия, заставили ей улыбнуться. Только глазами в этой тёплой неразличимой, для несведущего постороннего лица, манере улыбнуться суетливому оправданию друга.
-- Вот уж не думала, что тебя так удивит новая свита Их Высочеств, ведь так бывает всегда, и кинжал за спиной всего-то мелкая угроза с в сравнении с фальшивым елеем лестных слов, льющимся тебе в лицо, с одной лишь целью – утопить- она развела руками, поучать прожжённого царедворца в мудростях придворной жизни, увольте, мадам де Руже поддержала беседу и только, дав тем самым понять, что сближение с врагом таким манером пусть и не слишком ей нравится, осуждения и порицания так же заслуживает меньше всего.
Узкая ладонь крепко сжала древко маски, но тут же ослабела, спелая ягода коснулась губ, дрогнувших перед смелой лаской. Она знала его уловки, но хотела выяснить помнит ли она вкус…не винограда…

Целомудренно и жадно, нет любовь не может дарить таких противоречивых сочетаний, рождённых лаской губ, совсем другое чувство не похожее на юношескую одержимость или зрелую страсть.
Тоска,, он прав она грызёт их пуще болезней, которые угрожают людям их возраста, память не слишком церемонится выбрасывая из мозаики жизни нужные воспоминания или подсовывая, уж совершенно не вовремя, нечто похожее на этот поцелуй, повторявшееся задолго до теперяшнего покоя.
Помню – довольно отмечает маркиза, отвечая на поцелуй неспешно и глубоко. Мгновение они кажутся любящей парой супругов, которых время не переубедило в силе взаимной привязанности, однако мгновение заканчивается, пересыпаясь позолоченным песком и в покоях суперинтенданта наступает  прежний покой. Симметрию дружеской встречи нарушает виноград, рассыпанный по полу и влажные губы…

К Сюзон возвращается прежняя настороженность, они не привыкли скрывать что-либо друг от друга, должно быть от того так отчётливо она видит, что Никола недоговаривает ей о чём. Неуверенный интерес сквозит за небрежной вежливостью его вопроса. Почему ему вздумалось темнить… Сюзон прикусывает нижнюю губу чуть щурясь, излишне пристально и довольно красноречиво отвечает её взгляд на безобидный вопрос о новостях и попытку смутить её переменой платья.
- Дорогой Никола, какие же новости я могу принести из скучающего Парижа, когда эти два дня все главные события здесь, утешу ли тебя успехом последних чтений в салоне…но в самом деле едва ли – она спокойна, так как если бы её рука не подрагивала прижатая к груди, как если бы они пили чай в покоях одной из королев. Но взгляд, тёплый внимательный, он изучает, пытается понять отчего он вдруг скрытен и чрезмерно нежен с ней.

- Арман беспокоит меня не в меньшей мере, чем Франсуа, ты ведь знаешь, я всегда буду оберегать их, даже не будь эта миссия мне под силу и не изъяви они желания вмешивать меня в свои дела…я умею настаивать – недавнее фиаско, которое потерпела её попытка откровенной беседы с сыновьями всё ещё весьма остро напоминало о себе. Брови маркизы тот час сдвинулись и ровный лоб рассекла морщина.

- Я не припомню, чтобы флирт при дворе Его Величества карался так строго, что суперинтендат финансов стал бы проявлять беспокойство о маршале Франции…Никола, довольно, я спускаю сыновьям скрытность лишь потому, что детям позволено таиться до времени, но нам с тобой ведь не престало…- маркиза осеклась. Её пламенная, едва ли не обличительная речь прервалась внезапной мыслью. Ведь доверие тоже может исчерпать себя, оказавшись не бездонной чашей, а собственная безопасность застит любую привязанность – эту истину Сюзанна де Руже знала наверняка не ставя под сомнение. И что же теперь, могла ли она таким ровным и требовательным голосом испрашивать у виконта де Во искренность, которой тот мог не желать.

Она так и не продолжила. Опустив глаза, она отложила маску  и принялась методично развязывать шейный бант на рубашке мужчины.
- Твой камердинер подготовил костюм… довольно занятно… - отвлечённо проговорила Сюзанна, снедаемая сомнениями, между ними прежде не возникало подобной недосказанности ситуация тяготила казалось обоих.…

5

Отправлено: 13.11.10 17:39. Заголовок: Время откровений. Не..

Откровения. Неужели настало время когда и они будут беседовать строго в рамках обмена любезными отдолжениями? Откровенность или полуправда? Что выбрать?
Никола мягко отстранил руки Сюзон от камзола и привлек ее к себе. Он мог бы лгать ей, улыбаться, кружить голову обещаниями. И тем самым он мог бы потерять единственное преданное ему сердце. Возможно ли человеку, владевшему третью всех богатств Франции придавать значение сердечной привязанности? Надо ли оборачиваться на прошлое? Купить молчаливое согласие любой красавицы двора стоило куда дешевле. Хотя нет, не любой. Но те, кто казалось бы были неподкупны и недоступны, на самом деле куда быстрее снимали свое облачение перед более предприимчивыми ухаживаниями. И Фуке знал, что тем красавицам, кого невозможно было впечатлить блеском бриллиантов и расточительством, нужно было всего лишь легкое безумство в глазах кавалера, немного вкуса романтики, рыцарства. Все это казалось еще более бесполезным и лживым самому Фуке, прекрасно знавшему цену мужской доблести. Но Сюзон... Он держал ее за талию, все ближе прижимая к себе. Ее ровное дыхание и спокойный взгляд не обманывали его. Жеманство и наигранное волнение были давно позабыты между ними. Герцогиня де Руже никогда не играла с ним, а он никогда не платил ей недомолвками в ответ. Но ведь никогда еще ему не приходилось соперничать с ее сыном, ставить ее перед выбором - он или ее младший сын?

- Ах, Сюзон, ты ведь знаешь меня куда лучше, - ответил он со вздохом, - Если я предпочитаю не сказать о чем-то, то не потому что не доверяю тебе, сердце мое. Да, скрывать не получается. Хочешь узнать правду? Твой сын встал на моем пути. Я не знаю его намерений и целей. Пока еще. Но пока еще не поздно отвести его шаги в сторону. Не поздно дать дружеский совет. И поэтому я обратил твое внимание на него.

Виконт смотрел в глаза герцогини, пытаясь прочесть мысли во взгляде  ее ясных и ярких глаз. Если бы второй ее сын был бы таким же, как первый, преданный короне щепетильный и кристально безупречный вояка, генерал де Руже, истинный сын своего отца. Но увы, Франсуа-Анри дю Плесси Бельер был другого склада. В чем-то он походил на свою мать, был так же умен до хитростей и уловок придворной жизни, так же расчетлив, когда требовалось добиваться своих целей. Но пока цели молодого повесы касались лишь легкомысленных женщин и увеселений короля, Фуке мало волновали его ухищрения. Совершенно неожиданно маршал показал себя с другой стороны. Неожиданно, или суперинтендант позволил себе ошибку на его счет? Как долго он не замечал, что первый маршал двора был куда более серьезен в несении своей службы королю, нежели показывал? Неожиданным открытием для суперинтенданта стало упорство, с каким маршал взял след в расследовании убийств. Доклады соглядатаев и наушничавших лакеев были все более тревожными. Если бы всему был причиной скрытый интерес маршала к фаворитке Людовика Олимпии де Суассон, это было бы на руку суперинтенданту. Но он подозревал, что свидание с графиней во время королевской охоты было случайным или же прикрытием для другого более важного для маршала свидания. Фуке пришлось поступиться своим правилом, когда он старательно обходил стороной интересы обоих сыновей герцогини де Руже. В его руках был козырь, который помог бы ему заставить маршала замолчать. И он уже успешно разыграл его днем, заставив короля ревновать, а королеву поверить в его преданность. Но надолго ли? Достаточно ли этих подозрений для короля, чтобы отстранить маршала от ведения следствия или услать его?
Фуке поджал губы. Впервые не только его интересы, но и личная безопасность были на грани. И причиной тому был сын его возлюбленной.

- Маршал выбрал для своей охоты королевские угодья, что небезопасно для любого. Он молчит и правильно делает. Это не его тайна, а тайна той женщины, которую он едва не скомпроментировал сегодня. Да, и я отчасти тому виной, - Никола чувствовал как вспыхнули его щеки под взглядом герцогини, - Он слишком близко подошел к моим делам. Понимаешь? Если он сам в силу упрямства или гордости не отступит, мне прийдется посодействовать. Я слишком долго шел к своей цели и близок к ней как никогда. И вдруг именно твой сын оказался на моем пути, - он не отвел глаза, выдерживая испытующий взгляд собеседницы, - Сюзон, я не хочу этого. Пусть дю Плесси играет женскими сердцами, как прежде, пускай ищет себе славу на военном поприще, ради бога! Я даже могу посодействовать его продвижению.

Рзговор зашел слишком далеко. Но другого такого шанса может и не быть. Придворная кутерьма не способствует откровениям, да и какие еше сюпризы принесет им этот вечер? Он отбросил в строну принесенную ему для переодевания черную маску, мягко выудил из ладони герцогини ее луноликую маску и отправил ее следом.

- Сюзон, ты нужна мне. Как никогда еще, - просить женщину поверить в свои слова невозможно, почти всегда это встретит отпор и растущее недоверие. Если только она действительно не любит его. Момент истины всегда наступает рано или поздно. Игра, шутки, флирт и ухаживания оборачиваются прахом забытого прошлого, а остаются только настоящие чувства и цели. Побоится ли Сюзон увидеть правду в собственном сердце? Та ли это правда, которую он желает узнать?

6

Отправлено: 22.11.10 21:58. Заголовок: Она боялась этого, п..

Она боялась этого, почти также, как дети боятся темноты, как остерегаются незнакомых улиц по ночам одинокие прохожие, как страшатся люди смерти. Неизвестность. Она ужасала её при столкновении интересов возлюбленного и бесконечно любимого сына. Боялась, но уже подозревала нечто подобное, теперь в этом можно было признаться хотя бы себе. После беседы с Никола подозрения обрели очертания, разговор с сыном придал им форму и вот откровенное признание проявило все страхи маркизы с ужасающей точностью черт.

Франсуа – непоседа, любимец, унаследовавший характер матери в самом ярком его проявлении, всегда вызывавший большую тревогу, чем Арман, он достоин был милости короля и по праву занимал место одного из приближённых Людовика. Но благоволение венценосных особ никогда не проходит даром и всегда дорого обходится счастливчикам, снискавшим его. Уж это Сюзанна де Руже знала наверняка. Как и то, что привязанность короля может иметь слишком короткие корни и тогда буйную голову её сына не спасёт ничья протекция. А с другой стороны, доведись Франсуа перейти дорогу суперинтенданту без последствий для своей персоны, уже самому виконту придётся ждать бедствий, из которых плаха станет наименьшим.

- Вы хотите сказать, виконт, что маршал Франции на вашем пути к подмосткам трона Его Величества составляет досадное препятствие – она была не холодна, раздосадована, насторожена, отступив от Фуке, маркиза двинулась к окну, непреклонно отдаляясь, истребляя флёр недавней близости. Она закусила губу, и взгляд её был яростно рассеянным. Мысли, мысли, предположения, их вдруг стало так много. В то время как Никола продолжал поверять ей суть дела, поставившего её перед выбором сын или друг, а Сюзон стояла спиной к комнате, невидящим взглядом вперившись в оконное стекло.

Женщины, ранимые и беззащитные, нежные цветки, взволнованно краснеющие от каждого комплимента… Женщины, коварные и жестокие интриганки, алчущие власти, добивающиеся целей любыми способами. Ей ли не знать, как легко женщине свести с ума любого мужчину, не взирая на чины, как угадать желания сердца, и уж кому как не ей знать, что Франсуа-Анри благоволил дамам всем сердцем.

И эта утренняя сцена в парке, неужели, и вот слова Никола всё подтверждают.
Маркиза резко разворачивается к другу и стремительно приближается, остановившись лишь тогда, когда юбка платья, качнувшись касается его ног.
- И что же, мой дорогой друг, ты хочешь, чтобы я образумила сына, велела ему будто неоперившемуся птенцу вернуться в гнездо и забыть все свои прихоти…а если не прихоть, если не отступит он, ты что же, позволишь себе…ты освободишь дорогу к расположению короля устранив МОЕГО сына с пути – она не кричит, кажется, её голос никогда не был способен на высокие звуки, но до чего угрожающий этот спокойный тон, как легко нежная кошка обращается волчицей. Но она понимает, что суперинтендант прав, что Франсуа повинуясь велению сердца  ступает на скользкую дорожку.

- Я предполагала что-то такое, нескромное поведение Франсуа…этого следовало ожидать, но не думаешь же ты, что я стану выбирать между ним и тобой. Матерь божья, Никола, ведь он  -мой сын! – пусть сыновняя любовь и материнская нежность при дворе были скорее показным элементом этикета, Сюзон в самом деле любила их обоих и от того это противостояние ставило её перед неумолимым выбором.

Она медленно опустилась в высокое кресло,  сложив руки на юбке.
- Между нами никогда не вставали придворные интриги… прежде ни разу… так что теперь вы ждёте, виконт, любой ответ мой станет предательством – она наклоняется, поднимая с пола луноликую маску и протягивает её Фуке – поспешите переодеться, не стоит заставлять Его Величество ждать – она просит время, она просит покой, чтобы осмыслить, но знает что даже вечности ей будет недостаточно, чтобы сделать выбор – это ведь просто невозможно.

7

Отправлено: 27.11.10 19:47. Заголовок: Секунду мужчина молч..

Секунду мужчина молчал, глядя в глаза женщины, в которых тепло и любовь сменились яростью тигрицы, защищающей свое потомство. Трудно было сказать по лицу Фуке, восхищался ли он материнской преданностью или был поражен внезапным всплеском эмоций. Тихий крик, да, это было лучшим оружием. Сюзон как никто другой умела вонзить свои слова в самое сердце как острозаточенный кинжал. А может, это было всего лишь потому, что ей единственной был открыт доступ к нему? Правы древние, утверждавшие, что удар, нанесенный близким человеком, достигает самой глубины сердца и поражает в десять раз сильней.

Никола сморгнул, пожал плечми и с прежней слегка небрежной легкостью приблизился к герцогине де Руже, протянув к ней руки, чтобы взять маску.

- Сюзон, ты знаешь меня лучше других. Неужели ты можешь допустить мысль, что я способен предать тебя?

Как всегда лучший козырь это повинная голова на золотом блюде. Но не такой была Сюзанна де Руже, чтобы купиться на сладость в голосе и медоточивые речи из уст возлюбленного. Фуке, прекрасно понимавший, что любое слово уверений или оправданий приведет его к противоположному от цели результату, просто взял в руки ладонь герцогини, а маску отложил на стол.

- Его Величество так занят своими женщинами, что вряд ли заметит отсуствие одного из своих министров. Не будем спешить, Сюзон, - он смотрел в ее глубокие глаза и пытался прочесть в них хотя бы разрешение удержать ее в объятиях, - Не будем спешить, - улыбка тронула его губы, - Нам не нужны шум и балаган придворных развлечений. Нам нужны только мы сами, ведь это так? Одно твое слово, дорогая, и мы оставим двор и вместе укроемся в моем замке. Ты хочешь? - он говорил то, что ему нашептывало сердце.

Спешить и впрямь не следовало, ведь он не был до конца уверен в намерениях маршала, и уж тем более в том, какую именно угрозу молодой человек мог представлять ему даже пожелай он того. Кроме того, что одно время и сам Фуке помышлял о более близком знакомстве с графиней де Суассон, больше никто и ничто не стоял между ним и младшим сыном герцогини. Если конечно было верным предположение о том, что Франсуа-Анри питал тайную привязанность к графине. Фуке застал их в самый недвусмысленный момент в лесу, где фаворитка короля и маршал не могли бы находиться по простой случайности. Выводы, выводы... покойный кардинал часто говорил, что делать выводы привелегия Небес, а не людская. Легкого укола по ревности короля было достаточно, на большее виконт и не расчитывал.

- Я никого не собираюсь убирать с дороги, - Никола еще раз пожал плечами и попытался притянуть герцогиню ближе к себе, - С чего ты взяла? Меня всего лишь заботит, как и тебя, что будет с легкомысленным повесой, если он и в самом деле зашел слишком далеко в королевские угодья... М? - он вопросительно приподнял левую бровь и улыбаясь смотрел в ее глаза, - Мир? Спроси меня все, что хочешь, Сюзон. Я открыт. Мне нечего скрывать от тебя, - он блефовал, будучи уверенным, что герцогине и в голову не пришло бы спрашивать его о истинном ходе вещей. Да и  кто бы мог подумать, что прожигатель жизни, любитель всех возможных излишеств и филантроп Никола Фуке мог быть замешан в страшных убийствах и интригах, которые безуспешно пытались распутать королевская тайная канцелярия и лейтенант мушкетеров короля.

8

Отправлено: 03.12.10 20:56. Заголовок: Им нечего делить, Ко..

Им нечего делить,
Когда между ладоней холод.
То лучше позабыть
усталой ночи голод…
Мальчишка, вихрастый провансец, приехавший покорить Париж своим нехитрым слогом читал в её литературном салоне много своих сочинений. Он был излишне чуток к критике и потому в каждую строчку любого своего произведения старался влить как можно больше помпы. Он не снискал желаемого успеха, но именно четверостишие написанное этим юным искателем славы сию минуту вдруг всплыло в сознании маркизы, разом и весьма лаконично описываю странность ситуации, воцарившейся меж давними друзьями.

Она не поморщилась, негодуя, когда виконт сменил тон и нарушив приличия отстранённости и обняв предложил безумство, на которое сердце тут же потребовало дать согласие, отринуть всё, что сковывало волю придворными цепями приличий. Однако, что было вольно пылко влюблённой девице, желавшей покинуть отчий дом и избавиться от опеки родни, но не для женщины, снискавшей положение и обязательства при дворе.

Она не может снисходительно улыбнуться принимая за шутку его предложение, не хочет, чтобы лучики морщинок в уголках глаз приветливо расползлись, потому что поздно, слишком поздно он вдруг касается тонкой струны, до боли натянутой в складках памяти.
Платье шумит, когда она упирается в сгибы его рук.

- Нет, Никола, я не ищу в тебе притворство, потому что знаю. Если бы ты хотел обманывать меня, то сделал бы это… Я не стану допытываться истины, которая не может открыть мне больше того, что я хотела бы знать – и всё же она улыбается, как не парадоксально, но спустя годы, она умеет ценить их своеобразный союз гораздо больше, чем ту первую влюблённость и слепое восхищение его манерой держаться, говорить и вольнодумствовать, которая привлекла её когда-то. Она легко клюёт его в щёки колким поцелуем, теперь больше подруга, чем мать, она возвращает ему доверие, и выдыхает.

- Король, конечно, не вменит тебе за опоздание на маскарад, но ведь есть ещё двор и Ла Рейни, который не упустит случая выставить отсутствие министра финансов в ключе весьма невыгодном – она возвращает его на землю. Его и себя, говоря о банальность политического равенства у трона короля. Она не боится говорить ему в глаза, то, что некоторые остерегаются допустить даже в мыслях. Но у мадам де Руже есть огромная привилегия. Он верит ей!

- Я поговорю с Франсуа-Анри, конечно, поучать его бессмысленно…совершенно мой характер, но возможно мне удастся внять рассудку…Хотя, кого я обманываю, Никола, дорой, вспомни сам, когда угроза немилости высочайших особ, останавливала влюблённых – и такой не дружеский жест. Пальцами по щеке, дуновение ветра, из прошлого из глубины времён, когда и их сердца любили. Когда-то виконт де Во, почти открыто перешёл дорогу маршалу дю Плесси-Бельеру старшему и едва ли он заботился о придворных пересудах…

- Но пусть это будет личным , а не политическим делом, дай ему выбрать самому, прошу…ведь это не так много…- она сама не верила это, но продолжать беседу в таком ключе, было бы губительно для них, для её сына, для памяти, снисходительной и жестокой.

- Я всё же прошу тебя, переоденься, нам стоит явиться на маскарад, ты ведь понимаешь, что я приехала в Фонтенбло не затворнических бесед с друзьями сердца. – отошла на два шага, давая простор себе и его ладоням, упавшим с её талии.

- И мой наряд, согласись, достоин того, чтобы продемонстрировать его нашим матронам и кумушкам, не так плоха ещё маркиза де Руже – ну вот уже и веселье, и лучики морщинки медленно ползут из уголков глаз, и тянется ладонь в нежном рукопожатии…

9

Отправлено: 05.12.10 21:42. Заголовок: Она была права. Когд..

Она была права. Когда их останавливал страх перед осуждением и даже перед немилостью сильных мира сего? Сначала взаимное влечение заставило их позабыть обеты, затем увлечение переросло в страсть, и оба бросили к ногам все, что связывало их с обществом, бросив вызов всему. На их счастье Фронда схлестнула партии - мазаринистов по одну сторону и мятежных принцев по другую, и никто не обратил внимания на взаимное влечение, переросшее в связь, упрочившуюся с годами еще и неподдельной искренней дружбой. А спустя годы, когда славный генерал де Руже пал смертью героя и храбреца, никто уже и не думал осудить союз двух старинных друзей, чьи сердца принадлежали друг другу задолго до того.

Было ли увлечение молодого дю Плесси-Бельера таковым? Все говорило о том. К тому же, если он и в самом деле так относился к графине де Суассон и при этом ни разу не скомпрометировал ее открытым ухаживанием, это означало то, что он берег ее и уважал.

Однако, Фуке не мог позволить обмануть себя. Да, маршал мог оказаться тайным воздыхателем графини, и даже более того, его влечение могло быть взаимным, но ведь не на свидание с графиней пустился бравый маршал посреди королевской охоты! И с чего вдруг ему выдумывать эту историю с гаданиями у цыганки, если ему было необходимо найти прикрытие для свидания с опальной фавориткой?
В опале Олимпии де Суассон виконт нисколько не сомневался. То, что ей удалось заполучить внимание короля ценой известия о беременности королевы, не спасало ее положение. Фуке уже успел узнать, как прекрасно Людовик научился скрывать свои истинные мысли и привязанности.

- Ты права, Сюзон, - ответил он со вздохом, - Ты как всегда права. Мы не можем указать кого любить, за кем охотиться... Все это игры. Только одни легко забываются, другие перерастают в увлечение и страсть. Уберечь от ушибов и малолетнего ребенка не легко. Тем более вполне себе самостоятельного мужчину, - его губы тронула улыбка, когда он заметил видимую отстраненность в жесте герцогини, - Ты все еще сердишься на меня? Ради чего же ты приехала? Не уж то не ради бесед со мной? - смеясь он перехватил тонкое запястье Сюзанны и притянул ее к себе, - Мир? Я прощен? И в доказательство моей любви я предстану перед всеми кумушками и сплетниками двора в костюме точь в точь дополняющем твой. И не выпытывай у меня, как я узнал, - хитрый блеск в глазах виконта де Во говорил о его довольстве собой и своей уловкой, - Скажу просто, у меня всевидящее око, нет, хрустальный шар... или нет, я пригласил гадалку и она раскрыла мне на картах.

Смеясь Фуке отпустил герцогиню, оставив легкомысленный поцелуй на ее руке и зашел за ширму.

- Сюрприз, моя дорогая! Сейчас ты убедишься, что я воочию вижу твои мысли, даже когда ты вдали от меня.

Фуке хлопнул в ладоши. На зов вошли три лакея. Один нес легкую ширму, обтянутую расписным шелком на китайский манер, другой нес манекен накрытый плащом, но по всей вероятности одетый в маскарадный костюм, приготовленный для виконта де Во.

Приступив тут же к переодеванию, один лакей проворно подавал своему товарищу отдельные части облачения и ленты, а тот поочередно помогал суперинтенданту одеть их, затем подвязать лентами рукава и манжеты белоснежной рубашки украшенной пеной тончайших кружев и надеть поверх нее богато расшитый узорами жилет.
Маска виконта покоилась все то время на столе, накрытая отрезом из атласной ткани. Когда лакей открыл ее, то оказалось, что это была точь в точь копия маски герцогини де Руже.

Конечно же, у суперинтенданта были свои каналы и агентура среди лакеев и камеристок почти всего дворянства Франции. Но он не следил и не шпионил за единственной дамой своего сердца, которой всецело доверял. Он дорожил взаимным доверием Сюзанны де Руже и потому не позволял себе приоткрывать завесы ее личной жизни в добровольном затворничестве. Он и не предполагал, что так точно угадает ее замысел для маскарада. Всего лишь помнил их общую любовь, романтику первых встреч, дерзость первого поцелуя...

- И как я нравлюсь тебе? - спросил Фуке, выходя из-за ширмы с театрально поднятыми вверх руками.

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 3 - Бал-Маскарад.//

10

Отправлено: 07.12.10 22:05. Заголовок: Что же собственно ес..

Что же собственно есть придворная жизнь как не маскарада. Вот они облачаются в яркие, сияющие драгоценностями костюмы, к их лицам приставлены  изящные маски: улыбки, благодушие, внимание – всё фарс. К этому нужно привыкнуть, а ещё лучше найти своё место в труппе балагана. Маркиза никогда не питала иллюзий по поводу того, что представляет собой двор Их Величеств, даже будучи юной девушкой, она понимала гораздо больше, чем ныне иные восторженные дебютантки.

Многолетняя дружба с виконтом де Во, определила её мировоззрение утвердив во многих подозрениях, но прежде они всегда находили общий язык, их взгляды соприкасались и сходились во всём, будь то молоденькая фрейлина, обласканная вниманием королевы матери или новый мадригал прочитанный в салоне чьим-то протеже. Политика не была предметом их бесед, коль скоро им случалось,  обсуждать волнения Фронды или военные столкновения на границах. Сфера влияния супреинтенданта при дворе была настолько непререкаема и широка, что Сюзон, не находила повода усомниться в её непоколебимости.

И вот шутливо поверяя ей тайны потоков слухов при дворе, и меняя камзол за тонкой ширмой, Никола Фуке и не подозревал, что его гостья и не помышляет о веселье бала, и хотя сама поспешила отвести их разговор от сына, непрестанно думает лишь об одном – как уберечь Франсуа-Анри от столкновения с любимым. Выбор, который как и в сегодняшнем разговоре неременно встал бы перед ней, разорвал бы её сердце на две части, слишком велика была привязанность к другу и любовь к сыну, чтобы запросто осуществить такой выбор.

- Я боюсь помыслить, какие тайны ещё открыты тебе, дорогой, когда твой костюм оказывается парой к моему. И ведь я решила, что возьму его лишь накануне отъезда – она журит виконта как юнца и улыбается почти мягко. Его манера так скоро становиться беззаботно веселым не обманывает её, советник Его Величества всегда на чеку, всегда размышляет и строит планы, и Никола Фуке умел как никто скрывать это за маской.. маской спокойного веселья.

- Мир – отвечает она небрежно и коротко касаясь его волос ладонью. Почти таким же жестом она проводила сына из своих покоях, но есть ли в этом что-то общая или каждая ласка имеет свою подоплёку? Как знать, двор – есть сложнейшая пьеса со многими персонажами, и лишь Господь искусный автор знает, что станет дальше.

Он выходит из-за ширмы с деланным величием, перед ней ему нет смысла казаться лучше, она знает каков он на самом деле. Но Сюзон, всплескивает руками, подходя к другу.
- Ах, виконт, даже бант и тот в тон моему кружеву, подумать только, лис – её улыбка становится шире и она поправляет жабо, на груди виконта, будто тонкий, мягкий мех.

- Тебе этот цвет идёт больше, чем мне, и я как модница, дорогой, поставлю тебе в упрёк, не гоже, чтобы парча лучше сидела на кавалере, нежели на его спутнице. – чуть склонившись в поклоне маркиза де Руже подала руку Фуке.

- Прошу Вас, дорогой друг – и рассмеялась тихо, но по-девичьи задорно. Немного отвлечься, совсем чуть-чуть, чтоб позже достало сил во всём разобраться, не теряя никого из близких или любимых. Искусство мужчины – побеждать, искусство женщин – угождать!

//Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 3 - Бал-Маскарад.//


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои господина суперинтенданта Никола Фуке.