Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 2


Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 2

Сообщений 21 страница 40 из 47

1

01.04.1661

После ареста шевалье де Лоррена, его друг Антуан де Рузе маркиз д`Эффиа попытался уговорить герцога Орлеанского заступиться за попавшего в нешуточную переделку шевалье, но получил отказ...

Антуан д'Эффиа пишет:

И тут Эффиа сорвался.
- Розовый. - с совершенно серьезной миной отозвался рыжий маркиз - Именно розовый. Такой поросячий цвет Вам сегодня больше прочих к лицу.
- Почему?
- Да потому что это - свинство, Ваше Высочество!!! -
рявкнул Эффиа, так, что канарейки с чириканьем, вспорхнули со своей жердочки, рассыпав просо.


http://img-fotki.yandex.ru/get/5009/56879152.275/0_dd7d4_b87e7243_orig

Сорванный из-за грозы балет превратил первый супружеский разговор по душам в первую же супружескую сцену...

Филипп I Орлеанский пишет:

Брови принца взлетели вверх и так и остались бы, но внезапные слезы супруги заставили его сменить безразличие на удивление. Не ожидавший от девочки-тихони такой отповеди, он был готов ответить ей с шутливым пренебрежением, что дело богобоязенной супруги следовать во всем за своим мужем, а не делать ему замечания. Но град слез, полившихся из возмущенных глаз, шокировал его.
- Вот вам и первая семейная сцена. Браво, Мадам! Следовало бы выпить за почин, - нет, Филипп вовсе не был намерен уступать возмущенному плачу супруги и принимать серьезность ее слов...


http://img-fotki.yandex.ru/get/4117/56879152.1be/0_c8dc2_e17b8e63_orig

21

Отправлено: 07.05.10 20:00. Заголовок: Великая Герцогиня, в..

Великая Герцогиня, внучка Генрика IV, и двоюродная сестра Короля, подошла, небрежно откинув капюшон дорожного, слегка запылённого плаща, к покоям Филиппа Орлеанского. Возможно, дорогое убранство её платья и драгоценностей произвели такое волнуещее впечатление, а, возможно, он признал в ней принцессу королевской крови, но слуга, стоявший у массивной, тёмного дерева, двери, согнулся в низком поклоне.

- Не докладывай!- лишь произнесла она сухим, колющим как полевой морозный ветер, голосом. Тот ещё больше согнулся, почти касаясь начёсанной челкой бантов на туфлях и лишь одной вытянутой рукой приглашая войти. Анна-Мария застыла у входа, со смешанным, сосущим чувством, глядя на склонившегося камердинера - как же она отвыкла от этого. Она оглянусь назад, и взгляд её голубых, холодных и острых, как снежный наст весной, глаз, окинул сводчатую галерею за спиной. Как же вся её жизнь была похожа на этот длинный, нескончаемый, озаряемый лишь мрачными тлеющими тенями, дромос! Она посмотрела ещё раз на слугу и вошла, шурша подолом нового, сшитого специально для этого визита, платья.

Её взгляду предстала забавная картина - Филипп выходил из внутренних покоев, и его искажённое лицо выражало бурю эмоций. Великая Герцогиня столько повидала разных лиц за свою насыщенную жизнь, что уже давно научилась читать по ним. На красивом, как у фарфоровой куколки, разукрашенном личике Филиппа царило, прежде всего, безграничное сожаление. "Интересно, что же могло его так расстроить?" - герцогиня в недоумении подняла брови, и, наконец-то поймав на себе взгляд брата, присела в лёгком реверансе, не склонив при этом своей гордой головки, глядя в удивлённые глаза родного брата Короля.

- Месье! Как же рада я видеть Вас в добром здравии! Я сразу с дороги и к вам!
Герцогиня поднялась, и плывущей походкой истинной принцессы подошла к Филиппу Орлеанскому, подав ему свою тонкую, красивую ручку для братского поцелуя.

- Я опоздала на столь важный для Вас праздник, Филипп! - в её голосе звучало искренне разочарование. - Я очень сожалею! Сейчас апрель, дороги размыты, и мне пришлось восемь раз менять лошадей. Вы ведь знаете, из Божоле так сложно доехать! - её улыбка осветила Филиппа и отразилась жемчужным блеском в его глазах. - Зато я привезла Вам неплохой свадебный подарок! - теперь Герцогиня нагнулась к Филиппу, её голос стал похож на громкий заговорщицкий шёпот. Губы растянулись в почти детской, подначивающей улыбке.- Я привезла несколько бочек Вашего любимого отменного вина, велите слугам принести его из моего экипажа во дворе, и мы немедля отведаем его! - за время, проведённое в боях Фронды, Анна-Мария научилась не только хорошо стрелять из пушек, но и пить на равне с мужчинами - она знала толк в хорошем вине.

Герцогиня скинула дорожный плащ, открыв тем самым свою, не тронутую прошедшими годами изгнания, фигуру, затянутую в алое платье удивительной, тонкой работы, с глубоким декольте и вышивкой корсета рубинами и жемчугом, и  небрежно бросила плащ на ближайшее кресло. После она обернулась, и, наконец-то, надменным взглядом обвела всех присутствующих в общей гостинной.

- А Вы, как я посмотрю, кузен, совсем не изменились... - "Так же собирает вокруг себя смазливых сладких фаворитов и красивых сплетниц. Подумать только, и его я когда-то на секунду представляла королём!" - брезгливо подумала она про себя, и выжидательно, слегка наклоня голову, улыбаясь,  снова посмотрела на брата.

Только сейчас, вздохнув полной грудью все эти, пропитанные сплетнями, интригами и заговорами, запахи дворцовой жизни, она поняла, как же безгранично она скучала по всему этому, несколько лет будучи затворницей в своих владениях, и как же сильно она хочет вернуться обратно!

22

Отправлено: 08.05.10 12:05. Заголовок: "Никаких объясне..

"Никаких объяснений, дорогая, нам не положено выяснять отношения ни на людях, ни на едине. Избавьте избавьте..."

- Мой маникюр! Эти негодники так неумело наложили лак на моей правой руке... Антуан! - Филиппу хотелось выместить на ком-нибудь свою досаду. На его лице все еще царило обиженное выражение, когда в дверях показалась знакомая фигура. Брови принца поднялись выше обыкновенного, подведенные кармином губы сложились трубочкой, как бы произнося короткое "О". Он удивленно посмотрел на де Гиша, потом на камердинера. Никто не удосужился доложить о приезде кузины де Монпансье, самой эксцентричной и деятельной из всех женщины Франции. "И самой завидной невестой," - подсказал ехидный голос внутри.
"Ах, душечка Генри, какое счастье, что это Вы в моей спальне и если мне и грозят дела семейные, то не с дражайшей кузиной, Великой Мадемуазель."

Первая волна удивления прошла. Принц театрально раскинул холеные руки и, покачивая бедрами, приблизился к герцогине де Монтеспан. Вглядываясь в ее холодные слишком правильные заостренные черты лица, он не пытался прочесть ровным счетом ничего. Просто рассматривал, как если бы перед ним выставили портерт в золоченой раме, один из тех подарков, которыми их с Генриеттой задарили в эти дни. Нельзя было сказать, что кузина похорошела за годы затворнической жизни, но все же, провинциальная жизнь наложила приятный отпечаток теплоты на ее черты, едва заметно, как мазок художника. А платье, о, Филипп тотчас же заметил, с каким тщанием был скопирован недавно вошедший в моду фасон. Значит, дорогая Анна-Мария-Луиза, готовилась к этому приезду.

- Дорогая кузина, - Филипп взял руку Мадемуазель кончиками прохладных белых пальцев и поднес к губам, осторожно поцеловал, чтобы не оставить на них след от своей помады, - Какой сюрприз! Вы приготовили что-то еще? Ах, божоле... Боже, боже... какие хлопоты, и все ради моей персоны! Арман! Немедлено распорядитесь доставить вино к нам... Подарки принято раскрывать прежде, чем садиться за стол.

Филипп смеялся и совершенно забыл про неловкое недобъяснение с Генриеттой-Анной, про ревнивые взгляды де Гиша, который был явно чем-то недоволен и нехотя поплелся исполнять его приказ.

- Дороги, дороги нынче везде просто наказание господне, - он наигранно всплеснул руками, чтобы дать им побелеть при оттоке крови, - Сегодняшняя охота была сущей катастрофой - нас застиг ливень по дороге к месту сбора, а затем во время пикника... Ах, если бы Вы только видели, сколько платьев и камзолов были безнадежно испорчены дождем...

Он прошел к своему любимому креслу, по ходу ущипнув за щеку Антуана.

- Маникюр, негодник! Жи-во, - скомандовал он, сладко улыбаясь, - И не говорите, кузина, ничто не изменилось...

"А так ли ничто?" Если Великая Мадемуазель появилась на его свадьбе, пусть и с опозданием, значит, Луи соизволил даровать ей свое милостивое прощение. А может и другим фрондерам? Интересно бы узнать, кому еще позволено вернуться ко двору. Глядя на лицо Анны-Марии, Филипп отметил неподдельную радость и воодушевление.

Слуги внесли графины с божоле, только что нацеженым из бочек, которые герцогиня привезла в качестве подарка для принца. Де Гиш с отсутствующим выражением лица разлил вино в бокалы и остался стоять неподвижной статуей по правую руку от принца.

- Прекрасно, что Вы вернулись, душа моя, - в тоне принца послышались капризные нотки, он слегка кивнув в сторону де Гиша, - Меня бросают все... едва только завидят миловидное личико среди гостей... этот негодник де Лоррен... и даже д'Эффиа! Ах, я слишком доверчив... слишком, - его красивые губы дрогнули, - Меня покинули в тот самый момент, когда так нужно дружеское плечо...

Он еще не решил, будет ли этим плечом плечо его кузины, или он все-таки обратит милость к де Гишу, которого по неизвестной причине решил испытать своим невниманием. А может его сестрица, насмешница Катрин де Граммон соизволит вернуться с целым ворохом новых сплетен и новостей? Принц мельком глянул на палец, на котором красовался перстень с огромным гранатом.

"И может, впрочем, такая скука, какие там еще сюрпризы."

23

Отправлено: 09.05.10 03:10. Заголовок: - Сначала оденьте ме..

- Сначала оденьте меня, пожалуйста, а затем, займемся прической. И да, Вы правильно выбрали, опять красное, именно. Коль скоро Его Высочеству так полюбились эти рубины, - она взглянула на шелковую подушечку, куда положила камни, достав их из резной шкатулки, - не будем лишать его удовольствия оценить их прекрасное сочетание с алым бархатом. К тому же, он сможет с гордостью продемонстрировать, что у его новоиспеченной жены есть вкус. - с этими словами Генриетта подняла руки, чтобы камеристки могли снять с нее платье. Оставшись лишь в нижнем платье и корсете, она присела на пуфик, отрешенно наблюдая, как камеристки и служанки под руководством Габриэль суетливо бегали по комнате, приготавливая кружева для наряда, нитки, иголки  и булавки, атласные ленты и розочки, нашивающиеся сверху на рукава и корсаж, пока Маргарита раздавала указания другой группке девушек, которые занимались прической принцессы.

"Ваше Высочество, позвольте ручку!"

"Мадам, сидите смирно, на Вас булавки!"

"Ваше Высочество, помните, что розочки пришиты не туго!"

- Ах, ну довольно! - не выдержав этой бесконечной кутерьмы, Генриетта прикрикнула на камеристок. Только сейчас, когда галдевшие как стая ворон служанки немного притихли, она услышала голоса и чей-то смех, доносившийся из гостиной. Кажется, женский. Зычный, раскатистый смех буквально сотряс покои, заставив вздрогнуть. Одна из камеристок от неожиданности выронила булавку. Другая чересчур сильно дернула за локон, завивая и прикалывая очередной бант. Но сейчас Анна даже не обратила на это внимания. Любопытство уже вспыхнуло в ней, словно еще не потухший костерок, что только и ждет новой сухой веточки, и тут же разгорается огромным пламенем.

- Габриэль, Вы не знаете, что там происходит? Разве у нас гости? Какую из дам так сильно мог развеселить мой супруг? Я готова поклясться, что этот смех прогремел на полдворца. Всё готово? Дайте мне посмотреть! - она подошла к большому напольному зеркалу в резной раме на массивной подставке и критически взглянула на отразившуюся там девушку.

- Н-да, слишком усталое лицо, это бросается в глаза. Нужно больше румян и пудры, скорее! Еще, да, вот так. Осторожнее, не задевайте волосы! Ну вот, уже лучше. Лизетта, эта розочка пришита криво, перешейте! И лента болтается с одного края. Да что сегодня со всеми вами такое?! Такой ответственный день!

"- Но, Мадам, мне кажется, все прекрасно..."

- Живо! -  терпеливо подождав, пока Лизетта переделает работу, Анна добавила: - И не нужно мне перечить. Тебе ясно? Помни, что на твое место найдутся десятки желающих.

"Господи, что это за наряд! При всем уважении к Маэстро Люлли... Но это слишком: все эти ленты, рюши, банты... Еще сочтут безвкусной. Но что поделать, это пожелание Маэстро... Ах да, еще и сверкающая накидка и эта бутафорская корона, как она только крепится в это замысловатое сооружение из моих волос, я не представляю. Только бы не слетела во время танца! А так, вроде бы ничего. Но матушке не понравится, определенно. Боже, ну неужели нельзя было обойтись без всей этой вычурной помпезности? Как же я скучаю по утонченным, легким и таким красивым представлениям при дворе Карла! Если у всех участников будут такие же костюмы, это будет похоже на цирк!" - принцесса фыркнула про себя и еще раз покрутилась перед зеркалом. Поправила "бутафорскую корону" и не удержалаcь от улыбки.

"Луи будет в восторге!"

- В общем и целом, очень хорошо! Вы все молодцы. Сейчас вы свободны. Габриэль, Маргарита, идемте.

/выход из внутренних покоев в общую гостиную/

24

Отправлено: 10.05.10 20:47. Заголовок: "Царственно прощ..

"Царственно прощают выходки!" - эта неожиданная фраза зацепила Филиппа. Он вспомнил бал накануне вечером, когда Луи не только увел его новоиспеченную супругу на балу, но и похитил ее, выставив его на посмешище перед всем двором, - "Простим ли мы нашему царственному братцу его выходки," - думал его высочество, выдерживая слащавую мину "весь внимание"  и слушая распросы кузины. За спрос не стреляют. Кузина могла задавать сколько угодно вопросов, ожидая, что Филипп поделится с ней последними новостями о придворной жизни. А вот получит ли она ответы, за это не мог поручиться ни сам Филипп, ни знавший его Арман де Гиш. Только увидев какими взглядами молодые супруги обменивались за столом во время ужина, граф мог биться об заклад, что принц пребывал в крайнем раздражении. Его капризы и требования прислать маникюра были тому подтверждением. Сейчас придет Маникюр Его Высочества и горе тем, кто останется в гостинной - им придется быть свидетелями капризов и сцен принца, не слишком стеснявшегося своих эмоций и способов их выражения.

- Ах, душа моя, ну что Вы говорите? Какие новости? Все идет как шло - Луи забавляется танцами, а мы все, - Филипп махнул надушенным платком в сторону де Гиша и двух лакеев, чистивших его камзол для сцены, - А мы все только помогаем ему в этом. Волей или неволей. Как будет по сердцу нашему августейшему брату.

Он поднял бокал тонкого стекла, наполовину полный вина и посмотрел через вино на свет от горевших в золоченом канделябре свечей. "А гранаты я все-таки выиграл... приезд нашей дражайшей кузины это тот еще сюрприз" - мысль о маленькой победе заставила его просиять. Забыв о ночном похищении и скандальном поведении короля и принцессы, герцог Орлеанский блаженно улыбнулся, выставил руку перед собой, примеряясь, на который из пальцев наденет гранатовый перстень, выигранный у принцессы Монако, - "Придется вам кумушки потесниться," - мысленно обращался он к изумрудным перстням-близнецам, подаренным ему ко дню ангела.

- Ах, да, а где же Ваша прекрасная жена, кузен? У меня для неё тоже подарок от лучших кружевниц и ювелиров Оверни! Мне бы очень хотелось лично её поздравить с обретением такого прекрасного, нежного, утончённого и страстного супруга!... Филипп, надеюсь она так же нежна и страстна, как и вы? - вопрос, заданный с такой невинной миной, как у прелестниц-пансионерок столичного приюта для сирот прогремел звоном колоколов в ушах принца. Он разом забыл о перстнях и выигранном пари и недобро зыркнул в сторону закашлявшегося де Гиша, как будто бестактный вопрос исходил от него.

По счастью Филипп не успел ответить ничего резкого или хуже того, глупого, так как в этот момент двери в спальные покои распахнулись и на пороге появилась Генриетта. Она быстро прошла в гостинную, а следом за ней и ее фрейлины и камеристки. В гостинной тут же сделалось многолюдно и шумно. Принцесса была в недурственном расположении духа, видно было, что  платье, подобранное для балета, понравилось ей. Маленькая диадема, заменявшая бутафорскую корону, была ей к лицу. Игра вправленных в диадему камней на свету подчеркивала красоту глаз ее высочества.

"Хороша. Прекрасно одета. Пожалуй, у нее скорее есть вкус, чем нету... Вот только эти бантики... можно было и не скупиться. Ленточки у корсажа так выгодно оттеняют белизну кожи. Прекрасная идея, я бы сделал конфетку из нее," - Филипп с неподдельным интересом рассматривал жену, словно она вышла для эксклюзивной демонстрации балетного костюма только для него одного. Привстав, он вгляделся в колье, украсившее шею принцессы. Острый глаз сразу оценил, что подарок был выбран удачно и как нельзя лучше подходил.
"Стервец де Гиш знал, что посоветовать для подарка... ай да посоветовал. Хороша. Прекрасно одета"

- Прошу любить и жаловать, кузина, герцогиня Орлеанская, моя супруга, - Филипп церемонно подхватил жену за руку и подвел к Великой Мадемуазель, - Дорогая, Вы вероятно знакомы, но весьма отдаленно... столько лет прошло. Перед Вами ее высочество, герцогиня де Монпансье, принцесса Орлеанская, наша кузина.

Филипп все еще не помнил имен всех фрейлин своей супруги и поэтому решил предоставить ей самой представить их герцогине де Монпансье.

25

Отправлено: 08.05.10 14:34. Заголовок: При последних словах..

При последних словах герцогиня незаметно ухмыльнулась, мгновенно понимая игру Филиппа, и поглядела на побелевшее лицо де Гиша.

"Как же эти его фавориты напоминают мне левреток Екатерины Медичи! Так же окружают его, пытаясь вырвать друг у друга лучший кусок, брошенный с его стола. Также грызутся, тявкая и брызжа слюной, за место подле него. И так же, в случае опасности, поджимают хвосты и визгливо скулят. Тьфу!"

Анна-Мария брезгливо отвела взгляд - ей, сильной женщине, носившей временами мужские костюмы, ездившей в мужском седле, и великолепно владеющей как шпагой, так и пушкой, было противно даже соприкосновение глазами с этими левретками-фаворитами, как будто это могло её как-то испачкать.

Герцогиня тоже опустилась в кресло и позволила себе расслабиться, взяв хрустальный, сверкающий рубиновым блеском содержимого, бокал.

- Ах, как же я сожалею, что не попала на охоту! Я бы с удовольствием перерезала горло паре кабанов! - и она, тонко улыбнувшись одними губами, сделала большой глоток. По её лицу нельзя было прочесть, были её слова намёком на кого-то или же она действительно говорила о вепрях. Выдержав минутную паузу для смакования вина, она жеманно отставила бокал, но не отпустила его, поглаживая сильными пальцами тонкую, хрупкую ножку.

- Что нового при дворе, Филипп? Как поживает Его Величество? Я получила от них письмо 3 года назад, где они писали, что царственно прощают мои дерзкие выходки,  но настоятельно рекомендуют не появляться при дворе. - Анна-Мария снова улыбнулась, на этот раз слегка поджав губы в недовольстве.
- Теперь, получив приглашение на Вашу свадьбу, которое, не исключено, было отправлено лишь для сохранения приличийи условностей, я решила воспользоваться этим официальным поводом, чтобы навестить Вас, мой дорогой друг! - это прозвучало слишком просто, чтобы быть абсолютной правдой, и Герцогиня слегка нахмурила брови в недовольстве собой.

"Я теряю навыки изворотливости, сидя в своей глуши! А этого позволить нельзя!" - с горечью подумала она и снова взяла бокал, ожидая рассказов Филиппа, который всегда в совершенстве владел последними сплетнями и знал, под каким острым соусом их преподнести. Потом вдруг она вздрогнула, вспомнив о чём-то важном.

- Ах, да, а где же Ваша прекрасная жена, кузен? У меня для неё тоже подарок от лучших кружевниц и ювелиров Оверни! Мне бы очень хотелось лично её поздравить с обретением такого прекрасного, нежного, утончённого и страстного супруга! - голос Геррцогини снова стал весёлым, она с удовольствием отметила, как исказилось гримассой лицо де Гиша при её словах, и, желая ещё позлить фаворита, почти шёпотом произнесла:

- Филипп, надеюсь она так же нежна и страстна, как и вы?  

Де Гиш закашлялся.

Смех Великой Мадемуазель заполнил гостинную и эхом, коверкаясь, отразился от обитых шёлком стен. Да, она слишком много времени провела среди мужчин, чтобы всегда соблюдать глупые женские условности и манеры, иногда мужской дух брал в ней верх

Отправлено: 11.05.10 22:35. Заголовок: Запах сладких духов ..

Запах сладких духов и пудры витал в воздухе, дурманя мозг и сковывая череду скачущих мыслей. Вино приятно грело изнутри, заставляя кровь бежать быстрее, а тело лениво расслабиться в кресле. Хорошо, что подол полностью скрывал ноги - Анна могла спокойно снять туфли, и опереться точёными, миниатюрными ступнями, затянутыми в плотные белые чулочки, на мягкую обувную замшу. Нашитый жемчуг приятно холодил кожу. Ещё приятнее было наблюдать за, меняющимся потоками эмоций, лицом Филиппа. Великая Бунтарка лениво наблюдала за ним, упиваясь своей способностью читать по людским лицам. Последний вопрос привёл кузена в такое крайнее замешательство, с лёгкими, малахитово-зелёными, вкраплениями злости и раздражения, что немало заинтерисовало Герцогиню - что же скрывается под этими удивлённо вздёрнутыми вверх нарисованными бровками и раздражённо поджатыми, накрашенными, почти девичьими, губками?! Она уже было намеревалась усилить зондирование в этой области, как двери во внутренние покои нежданно растворились, впустив на авансцену новое действующие лицо, заставив брови Великой Герцогини, незаметно для всех, недовольно дёрнуться.

"Ох, как невовремя, однако! Здесь только-только что-то наклюнулось... Неужто придётся опускаться до информаторов-прислуги и подкупать горничных?!"

Анна поспешила, скрывая недовольство и сияя самой своей добродушной и восхищенной улыбкой, быстро всунуть расслабленные ноги в нещадно жмущие туфли, и встала, присев в реверансе - точно в таком же, как до этого перед Монсеньором.

Филипп отчего-то замедлил с представлениями, и, оценив своим острым, намётанным взором замершие фигуры, Герцогиня с очередным недоумением и подозрением отметила восхищённый взгляд кузена. Она могла поклясться всеми пушками Конде, что это был взгляд ребёнка, увидевшего прекрасную, заманчивую игрушку в недосягаемой дали - в руках другого малыша. Это ещё больше раздуло угли сжигавшего её любопытства, превращая в настоящий огонь, ноздри раздулись, почуяв интригу и возможную выгоду от её обладания. Великая Мадемуазель впилась взглядом в личико её Высочества, и слегка прикусила губу. В глазах вовсю плясали гавот чертенята...

- Ваше Высочество, моему восхищению и радости от знакомства с Вами нет пределов! Вы ещё прекраснее, чем я слышала о Вас, сидя в своей глуши! Я безмерно рада поздравить Вас со свадьбой, и приношу свои наиглубочайшие извинения за задержку сего с моей стороны! У меня для Вас несколько прекрасных подарков в честь этого радостного события, достойных для осмотра только истинно женскими очаровательными глазками и ручками... - и она мельком, с полуулыбкой, оглядела Филиппа и его фаворита, сделав голосом ударение на слове "истинно".

- Надеюсь, Ваше Высочество, Вы уделите мне Ваше личное время для этой приятной процедуры, когда, конечно же, у Вас не будет важных дел. - Герцогиня была сама любезность, высеченная из тёплого, розового мрамора рукой самого Жирардона. На самом деле, она безумно хотела снова снять туфли, так усердно зажимавшие её ноги и сесть в кресло. Но этикет требовал стоять перед Герцогиней Орлеанской, тем более, что по неведомым ей самой пока причинам, Герцогиня начинала симпатизировать милой Мадмуазель...

26

Отправлено: 13.05.10 09:01. Заголовок: Смех, донесшийся из..

Смех, донесшийся из общей гостинной, заставил Габриэль подпрыгнуть. Погруженная в свои мысли и созерцание костюма Ее Высочества, она никак не ожидала, что кто-то может так захохотать в апартаментах герцога Орлеанского, где царила атмосфера притягательной утонченности.

- О, Мадам, право, Вы ставите меня в тупик! Я даже представить не могу, кто из дам может смеяться на полдворца... - Габриэль опустила глаза, в которых запрыгали лукавые искры. Бурная фантазия девушки уже рисовала ей эдакого вояку в дамских юбках, хохочущего над шутками Его Высочества. - Да, Ваше Высочество! Можете смотреть! Мы уже почти все закончили!

Габриэль быстро поправила волны шелка на юбки, переколола криво прикрепленные камеристками ленты. Фрейлина отошла кчуть дальше от Мадам, чтобы оценить работу служанок. Принцесса была прекрасна! Она придирчиво оглядела себя в зеркало, и, как показалось Габриэли осталась не очень довльна.

Принцесса чудесна! Она похожа на какую-то фею в этом костюме... И еще на пирожное...

Габриэль опять быстро отвела взгляд, словно боялась, что принцесса прочитает в ее глазах мысли, навеянные помпонам, рюшами и бантами.

- Габриэль, Маргарита, идемте.

Принцесса направилась к переходу в общую гостиную. Габриэль переглянулась с Маргаритой и,  быстро подобрав юбки, поспешила за Мадам. Девушке было до ужаса интересно, что за дама так веселится в присутствии принца Филиппа.

Едва увидев герцогиню де Монпансье, Габриэль сразу ее узнала. В  родительском доме был не один портрет этой женщины. Отец, во времена Фронды, симпатизирующий принцам, боготворил Мадемуазель, всегда, упоминая о ней, он добавлял Великая или Прекрасная. Девушка чувствовала, что будто прикасается к истории.

Чуть отойдя, чтобы не привлекать к себе ненужного внимания, фрейлина еще раз внимательно оглядела Мадемуазель.

Железная женщина. Теперь не сомневаюсь, что она стреляла из пушки. - Девушка улыбнулась своим мыслям. - Насчет Прекрансной, я с отцом бы, конечно, поспорила, но, тем не менее, что-то есть в этой женщине. Да, видно, эта мадемуазель не из тех, кто действует тихо и изворотливо, чего стоят одни ее фразочки в адрес принца!
Ах, как же я устала! А еще балет! Надеюсь, Ее Высочество, не будет столь долго беседовать с Мадемуазель! Вот уж правда, что быть фрейлиной вовсе не цветочки...

27

Отправлено: 27.05.10 20:47. Заголовок: //Дворец Фонтенбло. ..

//Дворец Фонтенбло. Покои Ее Величества Генриетты Вдовствующей Королевы Англии. 2 //

Окруженная многочисленной свитой своих придворных полная величия королева Генриетта-Мария возглавила процессию, направляясь к покоям герцога и герцогини Орлеанских. У дверей в покои молодоженов толпилась немыслимая толпа людей. Здесь были люди всех рангов и положений. Наряду с разодетыми франтоватыми молодыми аристкоратами с миловидными лицами, которых сама Генриетта называла мордашками, аудиенции у принца и принцессы ждали и чиновники, стремившиеся попасть на благожелательный счет у новоиспеченной золовки короля, и мастера кисти и резца, спешившие первыми получить заказы на портреты молодой четы, и архитекторы, готовые предложить лучшие проекты по обустройству только что подаренного молодоженам дворца Пале-Рояль. Здесь же были и музыканты, искавшие признания, и актеры. Генриетта-Мария вполне могла гордиться тем, что могла почти безошибочно назвать призвания людей по их одежде и еще более по выражениям их лиц, когда они, скучая и сплетничая меж собой, ждали своей очереди быть представленными.

- Чем отличается Фонтенбло от Виндзора, милорд? Когда я вижу эти мордашки и нагловатые физиономии этих так называемых людей искусства, я вижу все тех же проходимцев, так ловко обчищающих карманы и казну нашего сына Карла Второго.

- Да, Ваше Величество, - поспешил поддакнуть Райли, с опаской оглядываясь, не понимал ли кто их английскую речь, - Воры и проходимцы не имеют национальности, они обитают вне границ.

- Именно, вне границ приличий и совести. Надеюсь, о нас уже успели доложить!

Двери распахнулись перед столь внушительной делегацией и нарядно приодетый лакей, все та же мордашка, как успела отметить королева-мать, неестественно высоким голосом объявил об ее приходе.

- Сын мой! - королева поспешила раскрыть объятия для новоиспеченного зятя, заметив, что тот был достаточно румян не то от наложенных румян на его щеки, не то от более чем достаточного количества выпитого вина, которое темным рубином красовалось в графине на столе.

- Какой сюрприз! Ваше Высочество, и Вы здесь! Воистину вся Франция нынче спешит поздравить наших голубков, - Генриетта-Мария ничуть не скрывала своего удивления при виде Великой Мадемуазель. Да и стоило ли теперь после Реставрации ее сына на английском троне и замужеству ее дочери за французским принцем?

28

Отправлено: 19.06.10 15:21. Заголовок: - Тетушка! - жеманны..

- Тетушка! - жеманным жестом принц отстранил от себя только что прибывшего цирюльника, - Потом, дорогуша, позже.

Порхающим мотыльком, Филипп подскочил к царственной тете и подхватил ее руку. Белоснежная мягкая кожа могла поспорить с мрамором итальянских скульптур в Пале-Рояле. Его Высочество вдохнул армат жасмина и с удовольствием оставил легкий поцелуй.
На его губах играла неподдельная улыбка. Тетушка была куда веселее и сговорчивее в общении, чем ее дочь, и втайне от всех Филипп восхищался Ее Величеством. Она играла на сцене и устраивала домашние балеты, не боясь кривотолков и памфлетов в свой адрес. Но более всего, поговаривали, что королева Генриетта-Мария снисходительно относилась к похождениям своих сынове. Вот, эту добродетель Филипп ценил более всего, претерпевая укоры и упреки матушки дважды в неделю на больших аудиенциях и трижды на малых приемах, не считая тех легких попреков, которыми матушка разбавляла каждую прогулку в саду Пале-Рояля до того самого дня, когда герцог Орлеанский официальн вступил в права владельца бывшего кардинальского дворца.

- Тетушка, ах впрочем, теперь ведь я вправе звать Вас матушкой, не так ли? - Филипп улыбался искренней улыбкой, - А вот и кузина, Анна-Мария-Луиза, Великая Мадемуазель. Впрочем, Вы ведь знакомы. Тетушка, позвольте, - положительно, принцу начинала нравиться роль гостеприимного хозяина, он цеременно подвел Ее Величество к застывшим в нерешительности фрейлинам супруги, легкомысленно подмигнув при этом Генриетте-Анне, которой явно не терпелось взглянуть на привезенные кузиной подарки, - Дорогая, еще минутка и мы вместе взглянем на Ваши новые сокровища. Кузина, уж от меня то Вы их не будете скрываать, - он хохотнул в платочек и подал руку первой из фрейлин, выстроившихся в линеечку, - Мадемуазель... - нахмурив слегка брови, Филипп силился вспомнить имя представляемой, - Мадемуазель д'Артуа, - победная улыбка озарила лицо герцого, - И... мадемуазель... - мысленно Филипп услышал барабанную дробь... когда-нибудь он запомнит имена всех этих пигалиц, он глянул на семерых ожидавших своей очереди девушек, - А это мадемуазель де Лавальер. Ох, право же, представление ко двору здесь не нужно. Здесь все свои. Демуазели, не смущайтесь, если я не представил кого-то из вас лично Ее Величеству, - наигранный смех должен был скрыть его собственно смущение, - Тетушка, не пожелаете взглянуть на подарки вместе с нами? Кузина, Вы разожгли мое любопыство до неимоверного, прошу Вас, прошу.

Покачав головой с самым просящим и милым видом, герцог устремил свой ангельский взгляд на герцогиню де Монпансье.

29

Отправлено: 21.06.10 11:50. Заголовок: "Да, здесь явно ..

"Да, здесь явно становится душно и тесно!" - с раздражением подумала Великая Герцогиня, оглядывая пополнившуюся комнату. Она не любила тесноту, но более всего она не любила, когда всё выходило не так, как планировалось. А планировалось всё очень тонко. Лишь поздравить. Официально она ехала лишь поздравить молодых и вручить дорогие подарки при минимальном количестве свидетелей. А потом те, как весенние первые пташки, разнесут весть о её триумфальном возвращении по всему двору, на каждом углу все будут охать и причитать - "Она вернулась!", а дамы будут приговаривать - "И, говорят, она богата, как никогда!", а мужчины улыбаясь, шептать - "И она очень ещё привлекательна и горит огнём!". И, таким образом, ещё не вернувшись ко двору практически, теоретически она уже будет здесь. Для каждого, в каждом уголке этого жаждущего сплетен и сенсаций общества. Получись всё так, она бы не нуждалась в представлении, её бы уже приняли как равную, покорную и готовую искупить свои грехи прошлого перед царственным братом своим лучезарным присутствием. Но свидетелей становилось всё больше, и это были уже не просто пташки. Появление английской королевы требовало этикета и повышенного внимания.

"Думаете, я не заметила, как Вы удивились?! Да, теперь мне нужно многое начинать с нуля - например завоёвывать расположение многих важных лиц, в том числе и этой английской цапли. Существует только один способ, чтобы быстро завести влиятельных друзей - это деньги, но и деньги нужно давать с тонким расчётом и умом. Вот не нужно даров матери, но нужно щедро одарить дочь - и мать, ослеплённая такой щедростью к своему чаду преисполнется благодарности к дарителю. До моей встречи с королём, которая, с таким числом свидетелей моего появления, чувствую состоится очень скоро, мне нужно успеть заручится поддержкой слишком многих..." - эти мысли блуждали в голове Герцогини, пока приветственная улыбка блуждала на лице. Филипп стушевался, представляя фрейлин, что вызвало очередной приступ внутреннего сарказма над ситуацией и её участниками, но Анна-Мария благоразумно удержалась от усмешки.

- Ваше Величество! - де Монпансье присела в реверансе, постукивая об паркет драгоценными камнями, которыми был вышит подол платья. - Позвольте и Вас поздравить с сим событием в жизни молодых! Ваша дочь так прекрасна и свежа, как ранняя майская роза на утренней росе, и моему кузену безмерно повезло обладать таким сокровищем. Как же грустно, наверное, выпускать такую прекрасную птичку из отчего дома, не так ли, Ваше Величество? - Герцогиня щебетала это с самой приветливой улыбкой на лице, демонстрируя всем своим видом учтивость и дружественность по отношению к королеве.

- Ах, дорогой Филипп, подарки уже должны быть в вашей комнате - их наверняка внесли через боковую дверь, что выходит на анфиладу. По крайней мере, мой доверенный Рене мне клятвенно обещал это! Но, согласитесь же, что резные сундуки и украшенные ларцы теперь всё таки принадлежат герцогине Орлеанской, Вашей прекраснейшей супруге, и честь открыть их всё таки принадлежит ей, не правда ли? Ваше Высочество, вы с нами? - и взгляд холодных голубых глаз остановился на бледном и прекрасном личике юной Генриетты-Анны Стюарт. Она казалась немного растерянной и постоянно молчала.

30

Отправлено: 22.06.10 10:32. Заголовок: Луиза мчалась в поко..

Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты-Анны. 3

    Луиза мчалась в покои Его Высочества Принца Филиппа настолько быстро, насколько ей позволяла хромая нога. Девушка искренне надеялась, что все обойдется без последствий, однако на одном из коридорных поворотов пребольно ударилась лодыжкой об угол. Нежная кожа вмиг дала трещину, и на белоснежных чулках проявилось алое пятно крови.

    Потом займусь, -
пронеслось в голове, и "блудная" фрейлина стремглав помчалась дальше. На церемонию переодевания она уже опоздала, теперь вся надежда заключалась в возможности незаметно проскользнуть в апартаменты так, словно она была там с самого начала. Конечно, выговора, в лучшем случае, не избежать, но здесь надобно поблагодарить Господа, что у Мадам целая толпа прекрасных фрейлин. Правда самых разных, отчего отсутствие той или другой весьма заметно, но...

    На Луизу обычно мало обращают внимание. Поэтому она проскользнула так незаметно, словно так и надо было изначально. Будто она отлучалась по приказанию Принцессы и теперь послушно возвращается на положенное место. Ее не замечали, но ее знали. И получилось бы крайне некрасиво, если бы Принц назвал ее фамилию, а обладательница так и не вызвалась из толпы. После реверанса она бросила осторожный взгляд на Генриетту-Анну, но Принцесса, казалось, не очень интересовалась представлением свету своих фрейлин. Зато Луизу заметила Габриель, и ей Лавальер бросила тайный незаметный знак, что она теперь здесь.

    Застыв рядом с остальными девушками, крошка внезапно вспомнила про ногу и едва заметно подняла подол платья, чтобы оглядеть кровавый чулок. К своему ужасу она заметила, что окровавленной стала уже и туфля, а нога начинала все больше и больше ныть...

31

Отправлено: 02.07.10 18:28. Заголовок: - Конечно же, Мон Ш..

- Конечно же, Мон Шер, мне уже нетерпится! - Генриетта изобразила самую жизнерадостную улыбку, на которую была способна. Неожиданное появление Принцессы Монпансье застало ее врасплох, но, к счастью, Ее Высочество явила собой такую любезность и доброту, что от этого тотчас стало очень тепло на душе. Конечно, наверняка такое поведение объяснялось отчаянным желанием заручиться дружбой и поддержкой как можно большего числа членов королевской семьи перед представлением самому Королю, но сейчас Генриетта не хотела об этом думать. Хотя бы на минуту пусть всё будет так, будто кто-то может тепло улыбнуться ей и преподнести подарок просто так, ради нее самой. А не потому, что она жена Брата Короля. Приход же собственной матери Анна решила воспринять как должное. Было очевидным, что рано или поздно Генриетта-Мария в генве явится к ней в покои и потребует объяснение за столь неподобающее поведение накануне вечером и утром, а посему принцесса заранее знала, что именно скажет ей королева-мать, и была к этому готова.

- Матушка, я сердчено рада Вас видеть! - воскликнула Генриетта и просто обняла ее, поцеловав в щеку. В конце концов, Филипп прав, здесь свои, тем более, что этот бесконечный церемониал начинал набивать оскомину.

Внезапно чуть приоткрылась дверь и в комнату юркнула де Лавальер, изо всех сил стараясь быть как можно более незаметной. Вид ее был взволнованный и запыхавшийся, и не оставлял сомнений в том, что девушка, как и д'Артуа, бежала сюда со всех ног, боясь опоздать.

"Боже, и она тоже..."

Генриетта посмотрела на нее очень выразительным взглядом, на что та взглянула виновато и неловко, украдкой указывая на свою ногу. Взглянув вниз, Генриетта с ужасом увидела приподнимающийся подол платья, а под ним - окровавленную туфлю.

- Боже мой, Луиза, у Вас кровь! Что случилось? Присядьте, скорее! - она подвела сопротивляющуюся и совсем пунцовую от смущения фрейлину к мягкому креслу и усадила в него. - Лекаря, срочно лекаря! Немедленно! - чуть властнее закричала она на зазевавшегося лакея, и тот ринулся прочь из покоев, а в следующий миг из-за дверей раздался удаляющийся крик:

- Лекаря, лекаря! Срочно лекаря в покои Его Высочества Принца Филиппа!

32

Отправлено: 03.07.10 19:53. Заголовок: "Без инциндентов..

"Без инциндентов не обходится, и нам придется поговорить о многом," - уныло подумала королева, принимая скупое выражение дочерней любви от Генриетты-Анны. Присутствие Великой Мадемуазель немало удивило ее. Еще жива была в памяте борьба за юного короля, когда Генриетта-Мария лелеяла надежду выдать Генриетту-Анну за него замуж, а герцогиня Орлеанская составляла серьезную и непримиримую конкуренцию. Наверно, не заполучив Людовика, она была бы непрочь связать свою судьбу, а также несметные богатства и громкие титулы с его младшим братом. "Неужели, все это позади?" - Ее Величество с укоризной взглянула на дочь. Если бы та только знала, скольких усилий стоил ее брак с Филиппом, чтобы так легкомысленно скомпроментировать себя в первый же вечер.

Начавшийся переполох из-за ушибленной ноги Луизы де Лавальер отвлек королеву. Маленькая Генриетта мастерица на уловки для отвода глаз и внимания. Или она действительно была обеспокоена состоянием своей фрейлины? Королева только успела обменяться вежливым полукивком головы с герцогиней Монпансье и ответить улыбкой рассыпавшемуся в любезностях Филиппу.

"Что бы о нем не говорили, но он способен быть очаровательным. Как знать, может его ребячество и шарм смогут затмить блеск и величие его брата? Тем более, что поговаривают о возвращении ко двору великой графини де Суассон... дай то Бог, дай то Бог," - Ее Величество машинально осенила себя знамением, искренне вознося молитвы за благополучие романа своего племянника с великой графиней. Может ее кузине Анне этот роман и был неприятной занозой, но для Генриетты-Марии это казалось единственным спасительным обстоятельством во избежание дальнейших скандалов вокруг ее дочери.

- Господи, да поторопитесь же! - она всплеснула руками и тотчас же живо оказалась в центре событий. Подойдя к молоденькой фрейлине, совсем еще девочке, королева-мать взяла ее за руку и участливо заглянула в глаза, - Дитя мое, Вы так спешили исполнить свои обязанности. Ах, это недопустимо, чтобы Вы страдали. Филипп, прикажите перенести бедняжку в будуар принцессы. Пусть вызовут доктора и сделают компресс и перевязку. Вам нужен покой, дитя мое, - она снова обратилась к девушке, с интересом разглядывая широко распахнутые голубые глаза Луизы. Какие чистые, совсем невинные и даже наивные.

33

Отправлено: 04.07.10 14:04. Заголовок: Габриэль чувствов..

Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты-Анны. 3

Габриэль чувствовала себя явно не на своем месте. Столько высокопоставленных особ! Девушка краем глаза наблюдала за поведением остальных дам, боясь по неопытности нарушить какое-либо из правил этикета. В таком обществе это было бы катастрофой. Все-таки давали знать о себе комплексы и неуверенности девочки, вырсшей далеко за пределами королевского двора.
   Когда в покоях появилась запыхавшаяся Луиза, Габриэль невольно прониклась к ней благодарностью. Присутствие Луизы вселяло определнную уверенность. Фрейлины обменялись взглядами, мадемуазель д`Артуа прокралась поближе к Луизе.

- О, Боже, Луиза, где Вы пропадали! - прошипела Габриэль. - Я уж думала мне одной за вас с Орой отдуваться! Право, Луиза, это ужасно, вот так вот бросать меня здесь совершенно одну!
   
   Габриэль прекрасно понимала, что уж в чем, но опаздании Лавальер совершенно невиновата, но первоначальный испуг перерос в раздражение, которое уж кому-то но, высказать было надо. Чувствуя свою неправоту, Габриэль опустила глаза и чуть не вскрикнула: вся туфля Луизы была алой от крови.

- Луиза... Что это? Господи, что с Вашей ногой? - Габриэль схватила девушку за руку. - Надо скорее сказать кому-нибудь!

   Впрочем, делать этого не пришлось, туфельку Лавльер заметила принцесса. Габриэль могла поклястся, что вся эта сцена заботы о фрейлине была всего лишь уловка принцессы. Габриэль вслед за Луизой подошла к креслу, помогая девушке сесть в него. Лавальер, кажется, была готова потерять сознание от обрушившегося на нее внимания.

И все же Луиза очень странная! Любая другая много бы отдала за такую заботу к себе.

34

Отправлено: 14.07.10 08:38. Заголовок: Увидев результат сво..

    Увидев результат своих похождений, а именно окровавленную туфлю, девушка едва не потеряла сознание. Она с детства плохо переносила как вид, так и запах крови, а что уж и говорить о некомфортных ощущениях. Луиза едва слышала, что ей шептала на ухо раздраженная Габриэль, у нее постепенно белело в глазах, и ярким пятном в предобморочном состоянии была алая туфля. Девушку уже стало немного покачивать, но громкое восклицание принцессы привело ее обратно в чувство.

    Лавальер пыталась сопротивляться, она упорно лепетала о том, что с ней все хорошо и кровь всего лишь следствие неосторожности, сущий пустяк. Девушка не могла предположить, что вся эта внезапная забота всего лишь уловка, маленькая женская хитрость.

    Вслед за Принцессой, на раненую голубку обратила свое внимание Королева-Мать. Луиза смутилась и не смела поднять взор. Она поминутно трясла своей белокурой головкой в знак согласия, невинно улыбалась и шепотом благодарила, не смея вновь обратить на себя внимание голосом. Девушка крепко сжимала ладонь Габриэль, что опустилась на колени подле кресла, и с ужасом оглядывала ноющую ногу.

    Утром они с Орой разбили стакан, и один осколок немного задел ногу. Сущий пустяк. Луиза сменила чулок, повязала неглубокую царапину и вовсе забыла об этом происшествии. Но, видимо, неосторожный удар пришелся как раз на позабытую ранку, а нежная кожа и плохая свертываемость крови дали о себе знать.

    Маленькая фрейлина готова была разрыдаться. Ей до ужаса хотелось упасть Принцессе в ноги и попросить прощение за свою неосторожность. Девушке казалось, что своей глупостью она чему-то помешала, но в глазах своей миледи она не могла разглядеть гнев или раздражительность. Казалось, герцогина Орлеанская и правда была обеспокоена ее здоровьем.

35

Отправлено: 22.07.10 15:18. Заголовок: За всей происходящей..

За всей происходящей суетой Великая Герцогиня наблюдала со стороны, оценивая, как бывалый стратег, ситуацию и взаимоотношения сторон. Маленькая фрейлина явно была здесь любимицей, такой переполох вызвала её вполне незначительная ранка, или просто герцогине Орлеанской потребовался повод, чтобы отвлечь от себя чьё-то внимание. Очень хотелось надеяться, что это никак не связано с её опальной персоной, а то совпадение было слишком явным - в изощрённом мозгу интриганки складывалось подозрение, что этот театр разыгран с целью дать ей понять, что это слишком закрытое общество, и в её присутствии и подарках здесь просто не нуждаются. В любой другой ситуации герцогиня бы просто удалилась, громко хлопнув дверью, перед этим высказав тираду братцу о неуважении к своей персоне, откровенным пренебрежением её подарками и обществом. Устроить такой куриный базар из-за какой-то глупой ссадины на ноге у фрейлины, к тому же ещё и опоздавшей!

Поделом тебе, милая. Нужно выполнять свои обязанности вовремя и грамотно. Развели тут свободное посещение! А наш Господь Бог всё видит, кто как служит, и всегда наказывает нерадивых!

Анна-Мария оглядела побледневшие лица фрейлин и испуганное лицо самой потерпевшей, вздохнула, и стала протискиваться между пышными фигурами дам к креслу.

- Пропустите, дорогие мои. Дайте я посмотрю. В моей жизни бывали таки случаи, что и на поле боя приходилось делать перевязки... - она присела у ног юной фрейлины и взяла в руку её ножку, пристально при этом осмотрев её. Поцокав языком, герцогиня вытащила из-за бордового, ажурного манжета тонкое раскладное лезвие с плоской ручкой из слоновой кости, не обращая внимание на появившееся при этом удивлённое перешёптывание за спиной, и аккуратно, стараясь не причинить ещё большей боли бедняжке, поддела ткань чулка остриём и одним движение распорола чулок, открыв тем самым кровоточащую рану на всеобщее обозрение. Кто-то сзади ахнул,и, кажется упал в обморок.

Какие все тонкие и чувствительные, как дело касается крови! Зато как плести интрижки и ввязываться в тайные связи - все смелые и неукротимые! - опять недовольно подумала Герцогиня, её настроение ухудшилось, и всё начинало раздражать.

Ранка была не такая уж глубокая, осложнялось всё лишь тем, что у девушки, видно, была плохая свёртываемость крови, и та вытекала из пореза в большом количестве, заливая тонкими, алыми подтёками оставшуюся часть ноги.
Великая Герцогиня, не стесняясь присутствующих в комнате мужчин, хотя к мужчинам она в своём личном списке причисляла их весьма символически, чуть приподняла тяжёлый, затканный бордовым кантом и жемчугом подол своего платья, зацепила оборку одной из нижних юбок и с силой дёрнула на себя. В комнате раздался треск рвущейся плотной ткани, вызвавший снова какие-то звуки за спиной, но это мало волновало Анну-Луизу.

Вот я представляю, какие слухи теперь пойдут про мой приезд по королевскому  двору! Носит за рукавом нож, ползает на коленях перед фрейлиной, задирает платье прямо в гостиной Герцога Орлеанского, разрывает в клочья нижние юбки... Что уж и говорить, фееричное возвращение, ничего не скажешь! - усмехаясь, снова подумала Герцогиня.

В это время её руки умело накладывали повязку из белой, плотной ткани подъюбника чуть выше повреждения, а затем и на саму рану. Только теперь Анна-Мария подняла глаза на юное создание, что так молчаливо всё это время сносила её действия. Завораживающий взгляд потрясающих голубых глаз встретил её взор лёгким испугом.

- Всё хорошо, милая. Ранка не глубокая, но гематома обеспечена. В любом случае, тебе необходим до прихода доктора покой и постельный режим. А зная этих лекарей, скажу, что и он тебе велит всё тоже самое. - де Монпансье улыбнулась своей самой милой улыбкой, и наконец-то поднялась с колен. - Надеюсь увидеть вас скоро в добром здравии. - лёгкий кивок головы и вот она уже снова протискивается среди удивлённых фрейлин к выходу, там где стоит Филипп.

- Кузен, думаю, что мне пора. Я ещё даже не знаю, какую комнату мне отвели.

И отвели ли вообще...

- Простите мне мой уход, я слишком устала с дороги. - её голос вовсе не был уставшим, скорее это была формальность - оправдать своё желание покинуть столь многолюдную комнату.

- Ваше Высочество, - легкий реверанс герцогине Орлеанской, - Ваше Величество, - такой же реверанс Генриетте Английской. - Филипп, - искренняя улыбка, адресованная брату, - надеюсь встретиться с вами как нибудь в более... спокойной обстановке.
И, шурша своим прекрасным, сшитым по самой последней моде, платьем, Великая Герцогиня удалилась из комнаты так же грациозно и со вкусом, как и появилась там. И лишь витавший в воздухе запах горьких духов и вина предательски сообщали о том, что внучка Генриха Наваррского посещала эти покои...

36

Отправлено: 24.07.10 00:10. Заголовок: Филипп был шокирован..

Филипп был шокирован не столько видом смертельно побледневшей девушки с кровоточащей ногой, сколько внезапным оживлением в его будуаре и всеобщей сумятицей вокруг пострадавшей. Наблюдая за суматохой, он прикусил губу. Шутки сами собой пропали, а вместо них свербило нехорошее, почти злобное - "С чего вдруг в моем будуаре? ах да, теперь это наш будуар, и мне придется привыкать, что в свите моей жены есть дюжина легкомысленных дворяночек, которые позволяют себе обмороки и подвернутые лодыжки в самые неподходящие моменты... а впрочем, как знать," - он обратил внимание на быстрый взгляд, брошенный его супругой в сторону королевы Генриетты, - "Как знать, может благодаря этой белокурой неудачнице, мы счастливо отделались от ненужных распросов и увещеваний на тему супружеских долгов и выплат..."

Прийдя к такому утешительному выводу, герцог Орлеанский взмахнул руками, наигранно всплеснул в воздухе тонкими пальцами, как будто отыгрывая отрепетированную роль и увещевательным тоном заговорил со стоявшим рядом де Гишем.

- Вот видите, милый Арман, к чему приводит излишняя спешка. И я всегда говорил - не следует бегать по галереям дворца. Паркеты только натирали перед прибытием короля, подскользнуться и упасть на ровном месте ничего не стоит. Вовсе ничего. Мадемуазель, надеюсь, ранка пустячная и Вы подниметесь на ноги. Право же, мне жаль... - он вздохнул, по его виду нельзя было сказать, было ли ему жаль бедняжку Лавальер, или жаль, что все внимание в одночасье перенеслось от его персоны к этой маленькой фрейлине.

- Ах, кузина, браво! Вот пример истинного мужества! - он хохотнул, обозревая ряд нижних юбок герцогини, но когда та решительно оторвала кусок ткани и начала перевязывать ногу пострадавшей, осекся. Блеснувший в руке герцогини де Монпансье тонкий нож напомнил ему о недавних страстях и слухах о совершенных в парке убийствах. А был ли он готов к неожиданному нападению или несчастью с кем-то из его друзей?
"Были ли готовы они?"
Филипп оглядел лица своих миньенов. Де Гиш побледнел, что герцог не применул свести на боязнь крови, хотя.. "Кто знает, кто знает, Арман такой впечатлительный, не только до бравых вояк, но и до хорошеньких красоток... а лодыжка милой Лавальер не может не смутить.. ценителя," - лицо Филиппа немного посуровело. Но тотчас ему на глаза попался вертлявый д'Эффиа, тот видимо только что появился и был весьма ошеломлен видом самой герцогини де Монпансье на коленях перед фрейлиной принцессы. Интересно, чем это он занимался весь день? Снова закусив губу, на этот раз от нетерпения расспросить скорее д'Эффиа о его новых похождениях, Филипп хотел было подойти к нему. Но герцогиня уже управилась с раной и пожелала бедной девушке скорейшего выздоровления. Спектакль закончился также спонтанно, как и начался.

- Филипп, надеюсь встретиться с вами как нибудь в более... спокойной обстановке.

- Как, Вы уже уходите, кузина? - казалось разочарованию герцога не было предела, - Но Вы.. ах, впрочем, все так сумбурно, столько суматохи. Но Ваши апартаменты? Де Гиш! Пойдите к Вателю, нет, лучше к Фуке. Пусть господин суперинтендант сам позаботится о Ее Высочестве. Можете передать, что это мой личный приказ. Лучшие апаратаменты! И я буду ждать Вас в первых зрительских рядах на балете.. ах, кузина, мне не терпится узнать Ваше мнение о моем костюме. Не этот. В этом я буду только в первом акте. Но для финала у меня припасен сюрприз, - губы Филиппа растянулись в улыбке, когда он произносил слово сюриприз и оно вышло вдвое длиннее, - И непременно дайте мне знать, если Вам понадобится что-либо. А вечером... если не случится ничего затейливого... впрочем, не будем зарекаться. Право же, все может статься под небом Фонтенбло, - бросив недвусмысленный взгляд на супругу, Филипп склонился к руке кузины и нежно поцеловал ее, - Прекраснейшего вечера, ма шер!

37

Отправлено: 19.09.10 18:12. Заголовок: После того, как герц..

После того, как герцогиня де Монпансье покинула покои, в комнате словно спало напряжение. Остались лишь дорогие подарки, которые теперь занимали два прикроватных столика и кресло. Генриетту не оставляло чувство, что все эти дары были словно пропитаны отравляющим запахом расчета.
Наблюдая только что это невписывающееся ни в какие рамки действо с перебинтовкой ноги фрейлины, принцесса не могла поверить своим глазам, хотя прямо в метре от нее принцесса крови подняла подол платья, оголив ноги выше лодыжки, и оторвала от собственной нижней юбки кусок ткани,  а затем опустилась на колени перед простой дебютанткой, накладывая той повязку.

"Эта женщина напрочь отвергает любые предписания и нормы." - подумала Анна. - "Этикет для нее лишь никчемная условность. Но однако, даже в такой ситуации в ее чувстве собственного достоинства и осознания своего положения не приходится сомневаться. Воистину, если и есть женщина, которая могла руководить армией на полях сражений и стрелять из пушки по собственному королю-кузену, то это может быть только она. Она слишком отличается от простой принцессы крови. Слишком сильная, волевая, решительная, с твердым характером и стальной выдержкой. Если бы она родилась мужчиной, то - не приведи Господь! - еще не известно, чем бы закончилась эта ужасная Фронда. Она четко знает, чего хочет и добивается этого любой ценой. Боже мой, как Луи мог простить ее так быстро и вернуть ко двору? После всего того, что она совершила?! Но... знает ли он? Боже мой... Нет. Не может быть. Филипп не может быть настолько глуп, чтобы тайно взять под свою протекцию вчерашнюю бунтарку и заговорщицу. Это уже слишком!"

Словно в тумане Генриетта наблюдала за тем, как наконец появившийся лекарь вместе со слугой уводят бледную будто смерь и вот-вот готовую упасть в обморок Лавальер. А вскоре после этого Ее Величество Генриетта-Мария, пообещав нанести везит позже, тоже поспешила откланяться. Кажется, за всем этим переполохом она упустила нить серьезного разговора, который так и не начала.

Наконец-то их оставили одних. Неужели впервые за эти два дня? Не считая той пары минут во время репетиции.

- Распорядитесь, чтобы нас не беспокоили. Сегодня мы больше не принимаем с визитами.
- Слушаюсь, Ваше Высочество.

Резные дубовые двери с изящной отделкой плотно закрылись и наступила тишина. Анна неспешно опустилась в кресло рядом с мужем и бросила на него сердитый взгляд.

- Скажите, Филипп, что Вы делаете? Неужели Вы ничего не понимаете? Или думаете, никто ничего не узнает? Вы хоть понимаете, чем нам может это грозить?! И это сейчас, когда оскорбление с Вашей из ряда вон выходящей ролью в спектакле еще так свежо в гордом сердце Людовика! Святые небеса! - она перешла на крик, но не замечала этого, в этот момент ей больше всего хотелось высказать этому человеку напротив все то, что накопилось за эти два дня. - Да как Вы могли, Филипп! Я больше чем уверена, что ей не было дано официального разрешения вернуться ко двору! А Вы принимаете ее сейчас, словно дорогую гостью на глазах моей матери! Боже мой, мне говорили, когда выдавали замуж по расчету словно дорогую кобылу с богатой родословной, и я прекрасно понимала, на что подписываюсь, говоря это проклятое "Да", да у меня просто не было выбора! "Ты должна сделать так, как велит тебе твой долг, Генриетта!" Да, мой долг, проклятый долг, правила, предначертание, судьба и еще Бог знает, что! Я также прекрасно понимаю, что Вам приходится не легче, Филипп, что у Вас также нет никого выбора, но, ради всего святого, зачем Вы пытаетесь все разрушить, когда все только начинается?! Зачем? Прошу, давайте хотя бы попытаемся понять друг друга!!!

Тут голос подвел принцессу и она ударилась в слезы, закрывшись платком. Ее плечи безудержно сотрясались, а рыдания, наверно, разносились по всему дворцу, но ей не было до этого никакого дела. Не выдержав такого сильного напряжения, она сломалась и позволила себе просто быть человеком, юной девушкой, настоящей, живой, у которой больше нет сил жить в постоянном давлении и страхе не оправдать возложенной на нее ответственности.

38

Отправлено: 20.09.10 17:11. Заголовок: Брови принца взлетел..

Брови принца взлетели вверх и так и остались бы, но внезапные слезы супруги заставили его сменить безразличие на удивление. Не ожидавший от девочки-тихони такой отповеди, он был готов ответить ей с шутливым пренебрежением, что дело богобоязенной супруги следовать во всем за своим мужем, а не делать ему замечания. Но град слез, полившихся из возмущенных глаз, шокировал его.

- Вот вам и первая семейная сцена. Браво, Мадам! Следовало бы выпить за почин, - нет, Филипп вовсе не был намерен уступать возмущенному плачу супруги и принимать серьезность ее слов, - А пожалуй, Вам это нужнее. И платочек, сердце мое, - он вложил в ладонь Генриетты свой надушенный платок и участливо склонился над ней, разглядывая ее заплаканные глаза, - Кстати, я впервые имею удовольствие видеть Вас вблизи. Да еще и наедине. Неужели нас и правда оставили в покое?

Он обернулся, проверяя, действительно ли они были одни. Да нет же, вот за портьерой караулит нахмуренный как грозовая туча де Гиш. Какого беса он там стоит?

- Де Гиш! Выходите, негодник. Я вижу банты на Ваших туфлях! И я слышу запах Вашей амбры даже отсюда, - пожурил герцог своего фаворита, - Впрочем нет. Не выходите. Оставайтесь, где стоите. Нам есть о чем поговорить с Ее Высочеством без Вашего участия.

Он подошел к столику и налил из граненого графина остатки вина для себя и жены. Глаза его посерьезнели, но ненадолго. Только когда на него не смотрел никто, Филипп снимал свою привычную маску принца-оболтуса. Опасно быть братом короля и прослыть разумным и серьезным человеком. Генриетта, по-видимому ничего не знает о тонкостях настоящего королевского этикета при французском дворе, с поправкой на властолюбивого и гордого Луи.

- Возьмите, дорогая. Между прочим, вино превосходнейшее. Мы должны еще послать дорогуше кузине какую-нибудь безделицу в знак нашей дружбы... Я бы добавил - и любви, но кажется, на это ей пока не следует расчитывать, - Филипп рассмеялся. Его всегда забавляли рассказы друзей о женских капризах и извечном соперничестве между придворными красотками. Неужели теперь у него самого будет о чем рассказать на очередной приятельской пирушке? Он мечтательно посмотрел в потолок, на котором резвились легкомысленные пастушки и пастухи. А будет ли эта очередная пирушка? Когда их соизволят отпустить в Париж в отстроенный заново подаренный им Пале-Рояль или хотя бы в Сен-Клу?

- Вы зря так расстроились из кузины. Она не так страшна, как ее расписывают, поверьте. И сотой доли всех легенд о ней не случилось и в помине. А все просто молва. Сплетни. Росказни. Надеюсь, Вы не настолько же осведомлены о всем том, что рассказывают обо мне? Ведь и я не безгрешен, поверьте, - Филипп рассмеялся, - Впрочем, давайте договоримся. Уж коли Вы заговорили о долге. Мы должны всем и вся при этом великолепном дворе. Но друг другу мы не должны ничего, кроме доверия и дружбы. Я надеюсь, что это возможно между нами, Мадам? Я уже сказал Вам, что не желаю никаких объяснений с Вашей стороны, - он подчеркнуто отвернулся, отставляя в сторону свой бокал, - Но и Вам, друг мой, не советую интересоваться моими решениями и поведением. Поверьте, я и сам не могу найти причины своим капризам. А уж объяснять, - он закатил глаза и вздохнул, - Увольте. Но что же мы? Утрите Ваши глаза и нам пора выйти в свет. Репетиции прошли как нельзя лучше. Теперь нам предстоит сыграть по-настоящему в счастливую пару. Полноте, полно, - он поправил сбившиеся оборки на плече Генриетты и взглядом знатока оглядел ее, - Слезы портят лицо, дорогая. Вы едва не испортили себе грим. Или это? О, поразительно... Я не думал, что такие прекрасные реснички могут быть естественными, - восхищенные восклицания заставили складки портьеры заколыхаться, но принц не обратил на то внимание, - Не стирайте слезы, промакните их платком. Вот так. Да. А теперь, Мадам, готовы ли Вы к следующему акту комедии именуемой "Свадьба Их Высочеств"?

39

Отправлено: 23.09.10 02:15. Заголовок: Они не одни. Боже, к..

Они не одни. Боже, какой позор. Эта сцена не должна была выйти за пределы покоев. Этот скользкий тип де Гиш не понравился ей с самого первого взгляда, и на то, вне сомнений, были все причины.

- Филипп, Вы должны пообещать мне, - тихо произнесла Генриетта, чтобы слова не долетели до портьеры - что из уст Вашего друга ни одна душа не узнает о том, что здесь сейчас произошло. Мне очень неловко, я прошу прощения. Я не должна была... позволить себе этого. Чувства - непозволительная роскошь. Да-да, я знаю. - осторожно промокнув лицо, чтобы не размазалась пудра, она отложила платок на серебряное блюдце и подняла взгляд на мужа. В этот самый момент он спрашивал ее, не столь же низкого мнения, что и о Монпансье, она была о нем самом? Щеки вспыхнули, и она вновь отвела взгляд. А ведь и в самом деле. Услышав все эти ужасы и нечистивые вещи, которые весь двор, от кухарки до герцогини, не стесняясь, передавал из уст в уста во всех подробностях, принцесса ни секунды не усомнилась в их правдивости. Почему? Этот вопрос пришел только сейчас. Не оттого ли, что так было легче роптать на судьбу? Было проще найти оправдания своим слабостям и желаниям, не присущим доброй католичке и жене?
Неожиданный и такой искренний, а от этого еще более сладкий, комплимент прозвучал словно подтверждение ее мыслям. А что, если она дала себя обмануть и ошиблась, поставив клеймо на этом незаурядном и таком многогранном человеке? Чтобы понять его до конца, ей потребуется немало времени.

- Я... простите меня, Филипп. Вы абсолютно правы, я не буду лукавить. Я позволила злой молве оклеветать, очернить Вас в своих глазах, хотя ни у кого из них не было на это никакого права. Я ошибалась, мне очень жаль. Но сейчас, я вижу, что Вы... не такой, как мне говорили. Вы прячетесь под маской, и в этом я Вас понимаю и не могу ни секунды ни в чем упрекнуть. Мне кажется, - и я не хотела бы сейчас ошибаться - что сейчас я увидела и узнала чуточку Вас-настоящего. И я этому очень рада. Правда. - она тепло улыбнулась супругу и с неподдельной радостью увидела, как он искренне улыбается ей в ответ.

"Господи, неужели Ты даешь мне еще один шанс устроить собственную судьбу."

Но ей следовало сказать всё до конца, прежде чем закончить этот непростой разговор. И сейчас она должна была перейти к самой сложной части.

- Филипп... друг мой. Послушайте меня сейчас и не перебивайте, пожалуйста. Я должна сказать Вам это. - запнувшись и переведя дух, она глубоко вздохнула и только сейчас заметила, что бархатная портьера больше не колыхается от негодования, а из-под нее уже не виднеются эти нелепые туфли с огромными бантами. Неужто у графа хватило такта наконец-то оставить супругов одних?

- Вы, как истинный кавалер и мужчина, сказали, что не желаете объяснений, Филипп. И все же, я знаю, что должна объясниться и... просить прощения... за себя и... нашего царственного брата. Умоляю Вас, простите за эту глупость. Вы ведь знаете Людовика лучше меня. Он не был бы собой, если бы не попытался произвести фурор поступком, наподобие этого. Я уверена, он не хотел ничего дурного, лишь пошутить. И думаю, что ему если не совестно, то, по крайней мере, он тоже сожалеет, что устроил такой скандал на свадьбе брата. Но я не оправдываю его и себя, нисколько. Только не хочу, чтобы Вы сердились... или того хуже, поссорились с королем... из-за меня. И еще... Нет-нет, прошу Вас, дайте мне договорить. Прошу. Я не хочу, чтобы это осталось между нами. Там, в павильоне... Ваш брат проявил верх учтивости и такта в обращении с женой своего брата. Он не сделал ничего, что могло бы оскорбить Вашу честь. Мы лишь отужинали вместе, а потом он показал мне мою спальню и оставил одну вместе с камеристками. Клянусь Богом.

Она знала, что слукавила, но была уверена, что Всемилостивый Господь простит ей эту маленькую женскую ложь. Незачем ранить самолюбие Филиппа еще больше и оскорблять его достоинство подробностями. Ведь в общем и целом, ее слова были правдивы, а остальное... лучше оставить себе как сладостные воспоминания. Анна ясно помнила нежные и страстные поцелуи Луи, но Филиппу вовсе не нужно знать об этом. Видит Бог, не такой уж это и тяжкий грех, особенно, если учесть, как процветает адюльтер при дворе.

- Филипп... Пожалуйста, Вы должны мне верить. Я ничем не оскорбила Вас. Я чиста. Людовик не сделал ни единой попытки покуситься на то, что перед Богом по праву... принадлежит Вам. - последние слова прозвучали совсем тихо. Они словно утонули в напряженной тишине. Она вглядывалась в лицо супруга, но на нем невозможно было прочесть ничего. Ей оставалось лишь надеяться, что Филипп поверит ей.

40

Отправлено: 24.09.10 21:02. Заголовок: Филиппу не терпелось..

Филиппу не терпелось уйти от разговора, грозившего вылиться в признания, конечно же только со стороны его молоденькой жены. Он избегал душевных излияний сам и старался не позволять приближенным и тем, кого причислил к лику своих друзей, или попросту говоря миньенам, особенно. С взаимных признаний начинается не близость. Нет, скептицизма и хладнокровия Филиппу было не занимать. Несмотря на свою внешность избалованного капризного ребенка, он прекрасно разбирался в тонкостях так называемых душевных порывов, и раз и навсегда успел уже увериться в том, что после признаний следует раскаяние в содеянном и вот вам - раскрывший душу херувим становится вашим злейшим врагом, драконом, у которого украли его золотое яйцо, или что там еще крали у этих чудищ в сказках.

Принц решил не обращать внимания на откровенничания Генриетты, и даже придал своему лицу самое безразличное лицо, какое умел. Под слоем грима и белил это было пустяком - еще не испещренное морщинами по-юношески гладкое лицо напоминало сейчас фарфоровую маску, навроде тех, что итальянцы любили надевать во время своих карнавалов. Только глаза Филиппа немного потеплели, когда Генриетта улыбнулась ему.

- Вы можете считать меня кем угодно, Мадам. Во всех домыслах есть доля правды, - успокаивающим тоном ответил он, и отошел к туалетному столику, - Но поверьте, лучше Вы услышите от меня, чем от кого-то другого. Да, я не славлюсь любовью к Вашему роду, - он небрежно взял склянку с розоватой водой и открыл ее, - Кстати, мой парфюмер поставляет мне прелестнейшие духи. Он держит лавку в Марэ. Думаю, нам стоит пригласить его к Вам, дорогая. Вас порадуют его изобретения. М, - прикрыв глаза, он вдохнул аромат, созданный по уверениям парфюмера для единственно для Его Высочества, - Божественно... Так о чем Вы?

Насколько же упряма его супруга. Он помнил это с детстких лет, и выросши маленькая принцесса ничуть не изменилась. Филипп вопросительно воздел брови, услышав о своем брате. Зачем? Неужели она думает, что он наивно поверит в сказку про белого бычка и про невинную пастушку?
Бычок то был Юпитер, и уж коли он не постеснялся увести невесту с бала и на всю ночь запереть в своем так называемом павильоне Дианы, то что осталось обсуждать и признавать?

Филипп держал флакон, как будто все еще наслаждался запахом своих именных духов. Взгляд его потемнел, но в нем не оказалось холодных льдинок, которые обычно он дарил в ответ на невольные или нежеланные признания. Если Генриетта хотела его дружбы, она получит ее. Если она расчитывала на его понимание, оное возможно. Если она ждала от него взаимных излияний и уверений в несуществующей любви и привязанности, то он избавит ее от скуки выслушивать фальш из его уст. Лгать он умел, и умел красиво подать любую сказку о чувствах, пережитых им или выдуманных. Но вот этого он делать и не собирался из уважения и дружбы.

- Я не дал Вам повода усомниться в моей уверенности в Вас, Мадам, - уверенно солгал принц, прекрасно осознавая, что своим видом и поведением в зале на репетиции не мог не спровоцировать эти объяснения, - Но если Вы почувствовали себя обвиненной в чем-либо, то это только лишь чувство, дорогая моя. Вы принадлежите мне, по праву, как не принадлежите никому, - завинчивая крышечку от флакона, произнес он, не глядя в сторону принцессы, - И я не поверю ничему иному. Мне и Вам это известно, - он лгал уже более уверенно. Конечно же, он верил сплетням, которые уловил во время утреннего переодевания. А чему же верить, когда просыпаешься после первой брачной ночи в пустой постели? Но цена их совместного если не счастья, то хотя бы спокойствия была в том самом неверии, и Филипп не желал поддаться на эмоциональный порыв, - Мы с Вами прекрасно понимаем, что принадлежим друг другу... как супруги. Что до молвы и верю-не верю - это оставим на корм нашим свитским. Поверьте, им скучно будет жить без недомолвок, судачества и сплетен. Не будем же лишать их этого удовольствия.

Он кивнул головой, слегка сжав чувственные губы. если даже после этих слов Генриетта будет настаивать на открытом разговоре, он сбежит. Да, сбежит. В конце концов их ждут для отрытия балета. Как раз в ту минуту, когда Его Высочество уже собирался повторить свое пожелание поспешить на Лужайку, в будуар вошел Шатийон.

- Ваши Высочества, прошу прощения.

- Что еще, Шатийон? Если Вы хотите сказать, что мой выход отменен до Третьего Акта, так то будет дурной шуткой, так и знайте.

- Нет, Монсеньер. Балет полностью отменен. Из-за грозы.

Немая сцена была вовсе не разыграна Филиппом. Его лицо вытянулось, брови поползли вверх, а глаза расширились от удивления. Вздохнув, он откашлялся, боясь собственного визга или крика, который был ожидаем при такой сногсшибательной новости.

- Вы с ума сошли, маркиз? Антуан! Эффиа, черт бы тебя побрал! Где он?

- Маркиз не появлялся, - де Шатийон наклонил голову, принимая гнев принца с подобающим случаю горестным выражением лица, - А балет отменен только что. Его Величество передал через маркиза де Виллеруа.

- Ах, божечки ты мой, - расстроенно протянул Филипп, - А Вы говорите, что не было ничего горше, - он патетически поднял ладонь к глазам, - А мой костюм! А новенькие туфли? Подите прочь, Шатийон. Вы гадкий и приносите мне гадкие новости.

Маркиз склонился, смиренно принимая пилюлю капризов от своего господина и поспешил удалиться. Гонцов бъют первыми, он это знал и был счастлив, что легко отделался.

- Ну вот, - улыбнулся вдруг Филипп и голос его перестал быть плаксивым, - Вот и провидение небесное нам в помощь, мадам. Недурно, не правда ли?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 2