Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 2


Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 2

Сообщений 1 страница 20 из 47

1

01.04.1661

После ареста шевалье де Лоррена, его друг Антуан де Рузе маркиз д`Эффиа попытался уговорить герцога Орлеанского заступиться за попавшего в нешуточную переделку шевалье, но получил отказ...

Антуан д'Эффиа пишет:

И тут Эффиа сорвался.
- Розовый. - с совершенно серьезной миной отозвался рыжий маркиз - Именно розовый. Такой поросячий цвет Вам сегодня больше прочих к лицу.
- Почему?
- Да потому что это - свинство, Ваше Высочество!!! -
рявкнул Эффиа, так, что канарейки с чириканьем, вспорхнули со своей жердочки, рассыпав просо.


http://img-fotki.yandex.ru/get/5009/56879152.275/0_dd7d4_b87e7243_orig

Сорванный из-за грозы балет превратил первый супружеский разговор по душам в первую же супружескую сцену...

Филипп I Орлеанский пишет:

Брови принца взлетели вверх и так и остались бы, но внезапные слезы супруги заставили его сменить безразличие на удивление. Не ожидавший от девочки-тихони такой отповеди, он был готов ответить ей с шутливым пренебрежением, что дело богобоязенной супруги следовать во всем за своим мужем, а не делать ему замечания. Но град слез, полившихся из возмущенных глаз, шокировал его.
- Вот вам и первая семейная сцена. Браво, Мадам! Следовало бы выпить за почин, - нет, Филипп вовсе не был намерен уступать возмущенному плачу супруги и принимать серьезность ее слов...


http://img-fotki.yandex.ru/get/4117/56879152.1be/0_c8dc2_e17b8e63_orig

2

Отправлено: 03.02.09 23:25. Заголовок: \\Дворец Фон..

\Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 3\

- Маркиз! Нельзя! Ни в коем разе! Его Высочество не ве-ле-ли! Они священнодействуют! - при дверях туалетной комнаты Принца, отчаянно враспорку стоял младший ливрейный  камердинер, похожий на обезьяну, переодетую попугаем.

- Уйди, дядя. По-хорошему! - мрачно набычившись, выдал Эффиа. Весь красный от бега по лестнице, он сжал кулак, отдышался. - Срочное дело.

- Через мой труп. - выпятил губу камердинер и упрямо расставил ноги.

- Ладно, ладно. - смиренно поднял обе ладони и сдался  Антуан - Все, я уже хороший мальчик, я  тут  посижу, подожду. .

Чуть отступил назад, вдруг тревожно уставился за спину раззолоченного камердинера и охнул, ткнув пальцем в потолок:

- Дядя! Гляди - ангел!

- Что? -  задрал голову привратник.

Эффиа юркой рыбкой шмыгнул у него между ног, чиркнув шпагой и пуговицами по лощеному  паркету, толкнул дверь плечом и по-пластунски на пузе въехал в "святая святых" Единственного брата Короля.

Амбра, лаванда, пачули.  Позолота, гобелены, свежие цветы, игра венецианского зеркала, самоцветы в оправе. Тончайшая кисея на полукруглом окне  шевелилась от утреннего ветерка. Плеск и парок горячей ароматной воды над фарфоровым тазиком. Угодливые  лакеи, куафферы и льстецы, канарейки в клеточке  и тщательно хорошенький, как марципановая куколка Девы Марии, священник в кружевном стихаре, который прелестным голосом читал благодарственные утренние молитвы,  приятно пощипывая струны лютни в такт  своей благочестивой мелодекламации.

Эффиа вляпался во всю эту пасторальную красоту, как ворона в кремовый торт.

- Ай! Божечки!  - приторный кюре задрал ножки на кресло, лютня  жалобно тренькнула.
Принц в утреннем шелковом халате модного цвета "бедро испуганной нимфы", раздраженно обернулся на шум. Его пышные каштановые локоны были убраны под сетку, лицо густо намазано сметаной, с прилепленными кружочками тепличных огурцов, а обе лилейные ладони погружены в тепленькие косметические ванночки.

- Доброе утро, Ваше высочество. - Эффиа встал и отряхнулся, как мокрый пес, резко  откинул за плечи рыжие пряди. - Виноват, спешил. Тут дело такое... У меня плохие новости. Поговорить бы...

- он покосился на угодливую публику, почему-то в особенности на салонного аббатика и хмыкнул:

- Без лишних ушей. И болтливых языков...

По острому лицу Эффиа было видно, что он паясничает, как обычно. Он взглянул на Принца жарко, почти умоляюще.

Ну пойми меня, что тебе стоит.  Хочешь, я потом сам себя в опалу отправлю... Но я должен тебе все рассказать. Еще немного и ничего не изменит даже Господь Бог. Он ведь еще полторы тысячи лет с лишком был арестован, как  упорный бродяга и Человек без верительной грамоты, Ему ли не знать, что такое торчать в тюряге по ложному оговору?

Месье кивнул аббатику - и тот благодарно выкатился за дверь вслед за стайкой прихлебателей. Месье оставил только двух людей -  бельевщика (не менее холеного и масляного, чем давешний священничек) и, для разнообразия "живописца". Так он называл интимного человека, который отвечал за притирания, маски для лица, мягкое бритье и  благоговейное выдавливание угрей.

Легкий кивок головы - и "живописец", изгибаясь по змеиному,  удалил золотыми  щипчиками огуречную нарезку, подал Месье подогретое полотенце, и аккуратно снял сметанную маску.

Промаргиваясь, Месье плеснул левой ладонью в ванночке.

- Ну что ж с тобой поделать, Эффиа. Выкладывай свои неприятности. Милостивый Боже, неужели в этой стране даже лица королевской крови не могут рассчитывать ни на один приятный сюрприз. Да, это был риторический вопрос.

Эффиа благодарно кивнул, сцапал с зеркального столика кувшин, шумно поглотал воды с лимонной цедрой  и четко начал:

- Значит так, Ваше высочество! Сегодня ночью, сразу после фарса...

3

Отправлено: 04.02.09 00:49. Заголовок: Принц выслушал трево..

Принц выслушал тревожный  рассказ Эффиа. Округлил тонко выщипанные брови. Кромка сетки немного врезалась в лоб, но ради красоты приходилось терпеть неудобства.

- Какой ужасный удар судьбы. Бедняжка Фило... - Месье промакнул салфеткой ладони, пошевелил розовыми пальцами и подманил Антуана - Подойди. Присядь у кресла. Склони голову на колени... Дитя мое. Ты так устал.

Предупредив все возражения и "взбрыки", Филипп Орлеанский сердито, с нажимом, настоял:

- Нет, если  я говорю, что ты устал, то ты устал. Сядь рядом.

Эффиа с неохотой плюхнулся на пол, глянул снизу вверх через подлокотник креслану? что делать будем?"

Цепкие пальцы Принца перебрали жесткие нечесанные пряди на макушке, согнутым указательным он приподнял подбородок рыжего друга.

- Почему ты совершенно не следишь за собой, сердце мое? При желании из тебя можно было бы сделать конфетку:  темперамент дьявольский,  повадки фавна, пламенная масть. Мечта. А ты ходишь, как чучело огородное, сколько раз я тебе делал замечания. Анри -
  обратился Принц к бельевщику - Покажи-ка чулки.

И тяжело вздохнул, мельком взглянув на свое отражение в зеркале

- Знала бы хоть одна живая душа, как я отвратительно себя чувствую. Я совершенно разбит. Сердце колет.  В груди хрипы. Во рту свинцовый привкус. Меня все бросили, Эффиа.

Бельевщик почтительно раскинул руки крестом - на каждой руке висели четыре пары чулок - цвета чайной розы и абрикоса, грудного молока и "мужской оплошности" с вышитыми  розочками. плющом и меандром, со стрелочками амура и без, с кружевами и малюсенькими хрустальными капельками и колокольчиками. Каждая пара пропитана была благовониями особого состава.

Принц, прищурившись, перебирал белье, потирал меж пальцами ткань,  придирчиво осматривал пятки. Одновременно брюзгливо говорил, не глядя:

- Мне архискверно, Эффиа! Я выслушал твои слова, я жестоко  страдаю. Чего же боле? Разве я не говорил Фило, чтобы он не отходил от меня ни на шаг! Кой черт понес его на эти галеры... Хмм, хорошая фраза, кому бы сплавить... Расину или Поклену. Жак, запиши. Анри, покажи вон те чулки, бежевые c китайчатами. Скакать ночь-полночь с мушкетерами... Перестрелки, шпаги, аресты. Голова кругом. Я не святой, Эффиа! Пока мои друзья строят из себя персеев и ланцелотов, я сижу и чокаюсь с бутылкой шартреза, один, как фитиль у свечки!  Я с Фило пылинки сдувал, подвеску подарил, из ларца Генриха Третьего! У матери насилу выпросил! А ему подавай ночные приключения! Я ждал его на озере, я скучал о нем во Дворе Источника, я весь извелся ночью в покоях метался, как бенгальский тигр! А он путается с мушкетерами,  фехтует в неглиже с проходимцами! А потом его еще и берут под стражу, как воришку! Какая пошлость! На все, решительно  на все пойдет, лишь бы не делить со мной бремя моего положения! Конечно, кому нужен Месье - Вечно Второй!

Месье в запале заводил себя с пол оборота горькими замечания, он поднялся из кресла, шелестя распашными шелками, прошелся по комнате, наугад  ткнул в пару чулок - паутинных с голубоватым отливом.

- Эти. Мне сегодня все равно. У меня неприятности, до щегольства ли? Нет, погоди... Пожалуй, вот эти. С муаровым рисунком. Все-таки охота, а не бальные глупости.

Присев на подоконник, Принц передал ногу, выбритую до гладкости в теплые руки бельевщика, позволил мягко натянуть скатку чулка.
И сжег особым "бурбонским" взглядом мрачных очей Эффиа.

- Пойми, дружочек, при дворе сейчас атмосфера нездоровая. Щекотливая, двусмысленная, черт побери! Мне ли не знать Брата! Вчера мы пошутили на подмостках у Поклена. Он великолепно выдержал "лицо". Да, возможно поступок был вздорный, но вообрази мое душевное состояние! Тяжелый день. Утомительные церемонии. Доктор говорит, что время от времени я должен выпускать пар. Вот я и нашалил. Что, мне уже и этого нельзя? Но я знаю меру... И никогда не переборщу. Вообрази, что сейчас, после всех мытарств, я приду к Брату и скажу "а вот де Лоррен..." Ты знаешь, что будет? Нет? А я знаю. Фило сам виноват! Зачем он полез на рожон, без моего разрешения. Какие-то трупы, служанки. Ай, Анри, прекрати щипаться! Выгоню!

- Я случайно, Ваше Высочество! - пролепетал бельевщик.

- Все вы "случайно". Вы все разбиваете мне сердце. - зашелся Принц и окунул ступни в комнатные туфли без пяток.

Подошел к Эффиа и потрепал его по плечу:

- Пойми, Антуан. Я сейчас совершенно ничем не могу ему помочь. У меня хандра.  Кстати... А ты то что о нем хлопочешь? Ведь, сдается мне, этот арест только на руку тебе, рыжий мой озорник. Теперь ты остаешься один... Чтобы царить в моем сердце. Не так ли?

4

Отправлено: 04.02.09 03:43. Заголовок: Эффиа дернулся, сбро..

Эффиа дернулся, сбросил ласковую руку с плеча. Принц обиженно фыркнул, порылся в круглой коробочке, выложил со звоном на столешницу несколько перстней и указал "живописцу" какие выбрать.
Приложил к мочке уха пару серег, отбросил, взял новую, черную с золотом и рубиновой каплей.
Совершенно стеклянными глазами следил за его манипуляциями Эффиа.

Так. Приехали. Осади лошадок, кучер... Дальше дороги нет. И барский гнев и барская любовь. Твое высочество, тебя какая муха за филей укусила? Я что неясно выразился "подозрение в заговоре и государственной измене? Проходит по ведомству безопасности Короны. Это не пьянки-гулянки, не девки, не шутки пастушьи. Все еще так шатко и это заточение в крепость, а может быть галеры или эшафот!

Последние слова Месье взбесили Эффиа до белого кипения, он стиснул кулак, ногти впились в мякоть,  но он совладал с собой.
Облизнул сухие губы и мягко внятно, чуть не по складам втолковал, как ребенку, сверля взглядом в высочайший затылок:

- Позвольте объяснить еще раз, мой Принц. Дело очень серьезное. Иных путей, кроме, как через Вас, у Филиппа нет. С де Вардом он в ссоре. Я? Что я... Клюв от воробья.  Родни у Филиппа в Париже нет. За него поручился только граф Д' Артаньян. Я же не прошу Вас сразу идти к Его Величеству, у государя и так дел невпроворот, но хотя бы поговорить с Ла Рейни. Пусть его переведут под домашний арест. Я же не знаю, как такие дела делаются...

- Д Артаньян хороший человек, я слышал. Его слово крепко. Чего же ты хочешь от меня?
- Принца облачили в батистовую рубаху с оборками, он снова изучил себя в зеркале, поморщился, повернулся так и эдак. Наклонился к уху бельевщика Анри, тот скуксил понимающую рожу, сунулся в уголок, извлек из за дивана фарфоровый горшок с монограммой  и вместе с Принцем отошел за китайскую ширму.

- Но д Артаньян не железный, мой Принц!
- чуть не заорал Эффиа, но так сдавил горло, что вышло почти пристойно - Я прошу Вас помочь не мне - Фило.  Идите Вы... к Богу,  не хочу я нигде царить  один! Он мой друг.

Месье приглушенно отозвался - его силуэт еле-еле виден был за туго натянутым китайским шелком ширмы.

- О-ла-ла!  Какие страсти. А у меня есть друзья? Ты обо мне хоть секунду подумал? А?  Какую боль я испытываю после такой новости? Нечеловеческая черствость! 

Послышалось жемчужное журчание струйки в фарфоровую емкость.

Принц вышел из -за ширмы, обтирая ладони. Позволил натянуть на себя панталоны. Живописец уже расставил на подзеркальнике свои магические баночки с гримом, коробочки с сухими духами, пудреницы и пуховки.

Эффиа стоял, совершенно потерянный, разглядывал потертые носки своих сапог.

- Месье... Ваше Высочество. Мне хотя бы нужен совет, что делать дальше. Напишите рекомендацию для Ла Рейни, чтобы нам  бы позволили свидание. Безделица, два росчерка пера... Трудно что ли?

Принц, не оборачиваясь, изучал оттенок румян, на плакетке слоновой кости:

- Эффиа. Я тебе французским языком сказал: сейчас у меня не лучшее положение. Нужно ждать. Неделю, месяц, я не знаю. У Брата долгая память. И сейчас нам всем надо быть ниже травы, тише воды. У меня все болит. Мне плохо. Я еще не успел толком разглядеть, какого цвета глаза у моей жены.  И вообще, ты что забыл, что я сержусь на Фило? Если бы он был со мной, то не попал бы под арест. Лучше посоветуй какой  тон выбрать розовый или кармин?

И тут Эффиа сорвался.

- Розовый. - с совершенно серьезной миной отозвался рыжий маркиз - Именно розовый. Такой поросячий цвет Вам сегодня больше прочих к лицу.

- Почему?

- Да потому что это - свинство, Ваше Высочество!!!
- рявкнул Эффиа, так, что канарейки с чириканьем, вспорхнули со своей жердочки, рассыпав просо.

5

Отправлено: 04.02.09 04:12. Заголовок: Живописец обомлев от..

Живописец обомлев от окрика, хлопнул об пол пудреницу. Белое облако ванильной пудры - пуф. и окутало колени Его Высочества.

Принц на этот раз был краток, как афоризм.

Он гневно вдохнул и залпом  выдал фразу, которую не раз слышали обитые штофными обоями стены его апартаментов, что в Фонтенбло, что в Париже:

- Эффиа! Пошел вон! 

Маркиз срыву дернул на себя фигурную ручку двери. И вдруг обернулся с порога, бросил, нехорошо щурясь:

- Месье. Неужели Вы забыли, как два года назад закололи пьяного  дворянчика во дворе таверны " Марго и кролик"?  Ночью в ноябре, когда на нас напали?  Те, проигравшиеся картежники... Вспомните, что Филипп Вам сказал в переулке, когда мы за вас отбились в жидкой грязи? Нет? Так я напомню. Он, не думая, выпалил: Мой Принц, если узнают, я скажу что это сделал я. И Вы  на нем повисли, заплакали и сказали с чувством:  Учитесь. Вот пример верного сердца."  Удачной охоты, мой Принц!  Да кстати, а глаза у Вашей супруги - серые. А на солнце - зеленые.

Кровь прилила к гладкому выбеленному лицу Филиппа Орлеанского. Сейчас он как никогда был похож на Брата.
На виске вспухла синяя густая вена.

- Вон.

Дверь грохнула о косяк.

Принц рухнул в кресло, сдавил лоб кулаками. Губы его дергались.

Лишь десять минут спустя, когда затенькали бронзовые часики на каминной полке, Филипп Орлеанский откинулся затылком на спинку кресла и подставил недорисованное лицо под ласковые кисточки живописца.

На портновском манекене ожидал элегантный охотничий костюм.
Канарейки успокоились и принялись клевать мелкий корм.
Только рука Принца была судорожно сомкнута на львиной голове подлокотника и заметно дрожала.

6

Отправлено: 16.02.09 02:39. Заголовок: //Дворец Фонтенбло. ..

//Дворец Фонтенбло. Гостевые покои. 3//

Быстрыми и решительными шагами Нинон приближалась к покоям принца. В ней не было ни капли женственности теперь - во истину, не зря ее близкий друг месье Поклен не раз уговаривал ее сыграть в одной из своих постановок. Не сбавляя скорости, даже толком не удостоив взглядом зазевавшегося, да к тому же и сонного младшего ливрейного камердинера Месье, она лишь процедила сквозь зубы, не забыв изменить свой нежный и мелодичный голос на более грубый:
- Граф де Жуайез, по личному приказанию Его Высочества герцога Орлеанского.
Ее осанка, упрямо вздернутый  подбородок, особый блеск в глазах и уверенный голос повергли камердинера в легкий ступор. Прежде чем он успел опомниться переодетая женщина уже оказалась в покоях принца. Она застала брата Короля сидящем в кресле, с побелевшими костяшками пальцев... Как всегда, сердце ее сжалось от жалости к нему.
Наверное, уже знает факты... Интересно, под каким соусом ему поднесли их? Господи, он самый несчастный человек королевства! Но следует быть осторожной и не выдать себя. Уж слишком много любопытных слуг.
Нет, конечно же, графиня не сомневалась в верность прислуги принца, но она как никто другая знала, насколько легкими источниками информации могут служить даже лучшие из них. Порой совершенно против их воли, порой даже не зная, что выдают крупицы ценной информации - с самой молодости, желая свести знакомство с нужным человеком Анна де Л'Анкло прибегала именно к помощи слуг. До сих пор у нее хватало информаторов по всему Парижу и при многих влиятельных людях. Ведь так полезно  порой перед тем, как устраивать вечер в салоне узнать, что влиятельный граф N терпеть не может перепелок, а новая любовница господина M жена самого герцога K.
Новый паж низко поклонился герцогу Орлеанскому и заговорил с благоговейным трепетом, не смея оторвать глаз от пола.

- Ваше Высочество, я граф Анн де Жуайез. Простите мне мое вторжение - мне не терпелось засвидельствовать свое почтение. Умоляю извинить меня, что заставил ждать Вас и не сумел прибыть во время - вынужден признаться в своей нерасторопности. Я банально заблудился в коридорах этого прекрасного дворца.

7

Отправлено: 16.02.09 15:34. Заголовок: Вялым жестом холеной..

Вялым жестом холеной ладони, Месье отослал куаффера и живописца. Последний раз взглянул в зеркало.
Совершенство. Ничего лишнего.
Сейчас Единственный Брат Короля напоминал новенькую дорогую восковую куклу - гордость игрушечного мастера - локон к локону, свежий цвет нарисованного лица, безупречный наряд - драгоценные камни, бархат, атлас, золотой галун,  банты-рюши-кружева, , идеальный шлейф ароматов. Любезная улыбка лакированного манекена.

Оставшись наедине с Анном де Жуайезом - Принц радушно поднялся из глубокого кресла, без чинов обнял милого вестника, окутав его облаком  дорогих придворных благовоний и шепнул:

- Как прекрасно, что Вы здоровы и невредимы, мадемуазель. Мне уже рассказали подробности этой страшной ночи. Вы и милорд Бэкингем были на высоте, к счастью, милорд прекрасный боец и может защитить свою жемчужину. Так значит "прекрасный"  дворец превратился в... клубок змей. Как говорят ученые - серпентарий, как говорят крестьяне - гадюшник. Уже пошли ночные покушения, аресты и стрельба. Неплохо... Для начала Золотого Века. 

Принц мягко усадил "Анна" в кресло, прошелся по узорному паркету, заложив руки за спину.

- У нас есть несколько минут, чтобы спокойно побеседовать.

Он был по-настоящему рад появлению отважной женщины, которой был к лицу любой наряд, как цена диаманта чистой воды не зависит от оправы.

Но все же не видел за окном ни утренних красот, ни красок апреля - просторы парка казались ему всего лишь утомительным надуманным пейзажем, написанным на стекле снаружи.

Принц иронично вздернул подведенную бровь, побарабанил  ногтями по подзеркальнику и желчно сказал:

- Знаете, мой дорогой Анн,  королевская охота может оказаться слишком опасным предприятием. Я всерьез опасаюсь, что азартные стрелки перепутают меня с оленем.  Еще бы. Ведь у меня неровен час вырастут роскошные, ветвистые... рога.

8

Отправлено: 16.02.09 22:22. Заголовок: Правильно, нам совер..

Правильно, нам совершенно не нужны лишние глаза, уши и языки: меньше народу - больше уверенности, что никто не сболтнет лишнего...
Сложно сказать, сколь сильно обрадовал пажа шанс поговорить с глазу на глаз с герцогом Орлеанским. Откинувшись в кресле, графиня прикрыла глаза, думая о том, как лучше начать разговор и рассказать все: и свои волнения за шевалье, и свои опасенье в связи с охотой, как вдруг Его Высочество заговорил сам. Сколь ни была умудрена опытом Нинон, но услышав слова принца, она не смог сдержать возгласа изумления.

- Непостижимо! Я словно слышу свои мысли в Ваших устах! Но своему спасенью я обязана не только и не столько герцогу Бэкингему, а Вашему верному другу Фило...

Забросив пробный шар для того, чтобы узнать отношение Месье к самой драматичесной ситуации сегодняшней ночи - аресту его фаворита. Графиня не бралась предсказывать реакцию столь импульсивной личности, но тот факт, что он озвучил все ее собственные тревоги, она сочла добрым знаком. Лишь одна реплика герцога была для нее новой - она просто не могла знать, что новобрачные провели ночь отдельно друг от друга.
Значит брак не действителен. И герцог наверняка думает, что молодая жена утешилась в объятиях его брата - бедная девочка... Ей предстоит быть растерзанной двумя львами. Хм, следует успокоить принца, а затем уже вернуться к разговору о шевалье.
Женщина вздрогнула и удивленно вздохнула, резко вскинула голову и уставилась своими янтарными глазами на мечущегося перед ней герцога.

- Я полностью разделяю Ваше мнение на счет опасностей охоты. Вы живете среди забав и удовольствий, среди любовных и политических интриг. Все эти интриги, сплетаясь, составляют как бы род сети, в которую попадается сердце каждого, кто имеет хоть какое-то отношение ко двору. И мне кажется, что сейчас сеть слишком туго сплелась вокруг Вас, Месье.

Остро, как молнией, взглянула на cвоего собеседника, по обыкновению дерзко выгнув бровь и скривив губы в насмешке.

- Ваша теория сравнения себя с оленем крайне остроумна. Впрочем, ведь все теории стоят одна другой.
Месье, конечно же, я не была вчера весь день на празденстве, но вечером я не заметила подле Вас принцессы. Не слишком упорно Вы пытались догнать ее на озере. Да и не думаю, что ночью вы прогуливались по коридорам замка в ее покои. Не так ли? Неужели Вы думали, что принцесса прийдет к Вам сама? Готова поспорить, что она провела ночь в слезах, чувствуя себя забытой и н енужной, а ее служанки сейчас суетятся вокруг нее, наводя хоть какой-то блеск и лоск, дабы скрыть следы ночных переживаний. Зная женскую натуру могу смело заявить, что Ваша супруга сейчас сидит в кресле и надеется завоевать Ваше расположение хотя бы сегодня, а служанка последними легкими мазками кармина подчеркивает прекрасные очертания ее губ, что бы сделать их притягательными для Вас. - мягко проговорила одна из самых проницательных женщин Франции. Помолчав несколько минут она добавила - Но все по-прежнему зависит от Вас. Вы можете расторгнуть брак или же таки убедиться в целемудрии Ее Высочества сегодня ночью.

Лишь бы у нее хватила силы воли и ума устоять перед притязаниями короля также, как она устояла перед ухажваниями Бэкингема

9

Отправлено: 16.02.09 22:54. Заголовок: - Целомудрие? Какое ..

- Целомудрие? Какое забавное слово. Должно быть китайское. - Принц поправлял перед зеркалом узел кружевного шарфа - в последнюю минуту ему пришло в голову повязать узел не "так", а "эдак". - Во всяком случае до сего дня в дворцовом лексиконе я этого понятия не встречал.

Узел не сходился и Принц раздраженно дернул концы,

- Как и положено по протоколу после... того, как мы расстались с Вами и Милордом, я стал ждать камердинера, который должен облачить меня в халат, ночной колпак, подать шпагу, и понести за мной свечу и ночной горшок. Господи, какой унылый идиот выдумал этот  ритуал Брачной Ночи для принцев крови. Воображаете, в таком комичном виде нам, Бурбонам, положено вваливаться к перепуганным невестам. Но - традиции, будь они неладны. Комильфо. Овеяно веками. Камердинера не было. Наконец я послал за ним, и он, бледный, как сыр, заявил, что никак не может мне помочь, ведь моей нежной английской розочки нет в ее покоях. С утра - та же диспозиция.  Какой конфуз, вам не кажется, милый Анн? Посмеемся вместе. Чем не коллизия для свежего фарса Поклена?

Филипп наконец сотворил из шарфа приличный по последней моде кандибобер и довольно кивнул зеркалу.

Канерейки, притихшие было, снова защебетали. Это были птички привычные ко всему, своеобразно закаленные. Иной раз их кормили зернышками с золотого блюдечка, иной раз - швыряли в клетку домашнюю сафьяновую туфлю.

Принц обернулся к Нинон, изобразил улыбку и зеленым от досады голосом сказал:

- Вокруг каждого из нас свои сети плетет судьба. Не хохотушка фортуна должна была быть ее символом, а паучиха-Арахна, столь же тихая, сколь и безжалостная. Но полно о судьбе... Ах, Анна. У меня была невеста и старший брат. Теперь у меня есть Прекрасная Герцогиня и Милостивый Великий Король. Согласитесь, достойная замена. Увы, я не обольщаюсь, у людей моего положения не бывает семейной жизни. На высотах дуют злые северные ветры. Здесь нет места человечности.  Боги Олимпа умели громко смеяться, менять возлюбленных и убивать неугодных. Слезы, нежность и сострадание  были им неведомы.

Месье задумчиво покрутил на пальце массивный перстень, он явно успокаивался, надевал приличную случаю благодушную маску.

- Знаете, добрый друг мой Анна. Я, несмотря на всю клевету и старания покойного Мазарини, все же мужчина.
И дворянин, а не лавочник.  Не в моих правилах сводить счеты с женщиной.  Расторгнуть брак было бы низко. Я буду весел, ласков, нежен и вежлив с Ее Высочеством, как и полагается супругу. Мне решительно все равно где и кем провела эту ночь моя прекрасная Генриетта. Ради нее я даже выучу это... китайское слово "целомудрие".  Я никогда не задам ей глупых вопросов. И мое дружеское отношение не изменится ни на йоту. Я прекрасно понимаю, что не все браки совершаются на небесах, наша свадьба изрядно насмешила небесные сферы.

Принц положил ладонь на спинку кресла в котором сидела мадемуазель де Ланкло, ветер из приоткрытого окна поиграл его многорядным кружевным манжетом. Месье закончил со вздохом:

- Я в глубине души благодарен Ее высочеству, что наша первая... встреча немного отложена. Знаете, я не чудовище, не сатир-насильник - и мне было больно при мысли, что мне придется заключить в объятия девушку, которой я... либо безразличен,  либо противен. Но, увы, брак по любви - еще более небывалое понятие. Но хотя бы можно попробовать построить его на уважении.

10

Отправлено: 11.10.09 16:14. Заголовок: - Я не доволен Вами,..

// Фонтенбло. Охотничий домик в лесу.//
Около пяти часов дня.

- Я не доволен Вами, де Шатийон! И Вами, де Гиш! Свободны, господа хорошие!

Он нервно стянул перчатки с токих длинных рук, покрутил перстень, украшавший безымянный палец правой руки. Вчера Генриетта так неумело надела ему это кольцо. Ее руки так тряслись при этом. Да он  и сам оплошал, выронил обручальное колечко. Сколько потом перессуд было. Некоторые кумушки даже не дожидались конца церемонии, а шептались прямо в часовне за их спинами. И сейчас тоже... никто не смотрит даже в его сторону - переговариваются сдержанным слащаво насмешливым тоном. Даже не приглушая голосов. Сколько всего он уже услышал о себе. Если принцесса услышала хотя бы сотую долю того, о чем перешептываются все придворные от пажей до пожилых сановников, провинциалы и царедворцы, все от мала до велика - если бы она слышала хоть часть того, то наверно сбежала бы прочь. Неужели он заслужил это?
Филипп капризно глянул на себя в зеркало.

- Эффиа! Поди сюда. Ну вот посмотри...

Никто не ответил. Принц оглянулся. В просторной спальне не было никого, кроме комнатного пажа и бельевщика, готовых помочь Его Высочеству разоблачиться из охотничьего костюма. В середине комнаты стоял огромный чан, наполненный водой, от которой поднимался густой белесый пар. Вся комната уже успела пропахнуть благовонием, которое щедрой рукой залили в воду для умывания.

- Где Эффиа? Я спрашиваю, где все! - раздражение принца усилось тем более, когда он вспомнил о последнем разговоре с маркизом. Ну да, все они такие беленькие и чистенькие душой. Друг за дружкой горой. Маркиз помчался спасать друга. А то, что он, Филипп, один, когда так нужны...

- К чертям все. Оставьте. Сам. Сам я сказал.

Он отстранил нетерпеливым жестом пажа, попытавшегося развязать ленты на руковах камзола.

- Прочь все. Если появится Андрэ, позвать немедля.

Принц дождался, пока оба слуги скрылись за дверьми. Развязал тугой кружевной шейный платок и отшвырнул прочь от себя. Рывком раскрыл камзол, не обращая внимания на посыпавшиеся на пол жемчужные пуговицы. Глаза его искали что-то на столике перед овальным высоким зеркалом. Он провел рукой по инкрустированной столешнице. Коснулся нескольких коробочек с различными маслами и притираниями. Поднес к глазам одну из них. Раскрыл. Внутри ничего не было. Пустая коробочка, выполненная из тонкого дерева с серебряными уголками и маленьким как будто игрушечным замочком. Открыв ее, он взглянул на крышку. Это был маленький миниатюрный портрет Генриетты Английской, теперь уже его жены - герцогини Орлеанской.

- Ах, Анриетт, как все непросто... как непросто... - проговорил он, задумчиво глядя в детское личико на миниатюре, - Я разолил Брата почем зря. Ну и загадка же Вы, милая. Ведь в Ваших глазах я видел все. Казалось, что все. И все же, я оказался обманут.

Ухмылка тронула его красивые губы, слегка подведенные бальзамом, чтобы не потрескались на сухом воздухе. Откинув ото лба пряди волос, он тряхнул головой. Красивые каштановые кудри разметались по плечам. Филипп положил коробочку обратно на стол и снял с себя камзол.

- Ваше Высочество! - в дверях показалась фигура телохранителя.

- Андрэ! Помоги мне, - Филипп расставил руки в стороны и повернулся спиной к мадьяру, чтобы тот помог ему раздеться, - Мне нужно принять ванну. Я чертовски устал и расстроен.

- Вы собираетесь на репетицию, Ваше Высочество?

- Балет... о Боже.. балет маэстро Люлли не может обойтись без моего высочества? - протянул принц, недовольно морщась, - пусть себе танцуют. Моя роль настолько мала в этот раз, что ее можно и не танцуя исполнить - всего-то пройтись в короне по сцене. Спасибо милому братцу, хоть на полчаса я буду королем.

Сарказм в голосе принца не нашел никакого отклика. Лицо мадьяра оставалось непроницаемым. Его вообще мало интересовали придворные игрища навроде балетов и костюмных балов. Все танцевали зараннее уготованные роли, и даже в этих играх все было продумано и расписано до мелочей - какой-то там маркиз не мог играть короля, будучи на одной сцене с королем Людовиком, и только принц крови имел право изображать монархов в присутствии Его Величества... А ведь принц был прекрасным танцором, и мог справиться с куда более интересной ролью.

- Ее Выосчество в Большом Зале на репетиции, - сухо обронил Андраш, не придавая своим словам никакого тона.

- А? - Филипп резко обернулся, - Генриетта в зале? Но у нее нет роли! Кого же она танцует?

Андраш спокойно довершил снятие тонкой блузы и отбросил ее на спинку высокого стула. С такой же невозмутимостью он посмотрел в глаза принца.

- Кажется, Ее Высочество танцует вместе с маркизом де Виллеруа. Предполагаю, что это либо роль Принцессы, либо роль Волшебницы. Я не увидел большего.

- Но, но ведь эти роли уже заняты! Что еще сделал мой брат? Его Величество приказал заменить роли? Этого не может быть!

Филипп дернул руками и увернулся от рук мадьяра, оставаясь в одних коротких штанах.

- Одеваться! Мы идем на репетицию!

Без лишних вопросов Андраш выбрал первую же блузу из тех, что лежали приготовленными для вечернего переодевания Его Высочества, и помог тому одеться. Филипп поморщился от вида охотничьего камзола и указал рукой на висевший на манекене светло-бежевый камзол. Одевшись, он глянул мельком на свое отражение в зеракале. Недовольство вызывали спутанные от дождя и скачки волосы и стершиеся из-за дождя белила, к тому же, румянец на щеках и блеск глаз. Но, не тратя времени, принц лишь откинул небрежно пряди назад и поспешил выйти, не обращая внимания на удивленные лица своих миньенов, ожидавших его в приемной. Последуют они за ним или нет, его не волновало.

Фонтенбло. Большой Зал. 2

11

Отправлено: 28.11.09 15:17. Заголовок: Настроение принца бы..

Фонтенбло. Большой Зал. 2
После шести вечера.

Настроение принца было несказанно превосходным. По его покоям пронесся уже слух о новой роли для Ее Высочества в балете, и все, начиная от личного парикмахера принца и кончая маленькой приземистой, но довольно складной горничной, убиравшей в бельевой принца, все обсуждали, выберет ли Его Высочество сам костюм для своей молодой супруги в честь ее дебюта на сцене или же платье для нее подобрал сам король. Невесть откуда слетевшиеся домыслы о деталях несуществовавшего еще туалета принцессы витали тут и там. Вскоре у самого герцога Орлеанского укоренилось ощущение, что вместо  хрустящих голландских вафель с заварным кремом, поданных на десерт, он ел слухи о собственной жене и брате. Однако, оставаясь в благодушном настрое, он не придавал этому серьезного значения и даже напротив был склонен к приятностям и пустякам для милой беседы.

- Скажите, дорогая, Вы слышали эту песенку, - Филипп прикрыл глаза, как будто силясь вспомнить мотивчик, - "Где твое гнездышко, птичка, где твой дом? Куда спешишь ты от меня лететь... к кому умчишь за счастием своим?"

Принц поднялся из-за стола с бокалом наполовину полным красного вина и начал прохаживаться вокруг стола, заставленного изысками лучших рецептов, какие мог изобрести Ватель для первого свидания молодоженов. Отставив руку с бокалом вверх, Филипп наигранно нежно смотрел на искры, плескавшиеся в вине, и насвистывал мотив песни с видом влюбленного менестреля.

- Мне кажется, я теряю время и талант. Мне бы следовало давно попроситься певчим в капеллу... надо бы поговорить с архиепископом... М.. так, дорогая, какое же платье Вы подберете к вечеру? Такая завидная роль - сам король будет Вашим партнером. Впрочем, Вы и сами знаете, не хуже моего.

Его Высочество прервал свою речь и вернулся к столу. Отставив бокал в сторону, он уперся руками о стол и наклонился, чтобы быть ближе лицом к лицу своей супруги.

- Милая Генриетта, отбросьте сомнения, если они у Вас еще есть. Вы прекрасны, юны, нетронуты, да да. Именно Вам следует играть эту роль. И я нисколько не смущен этой честью.

Говорил ли Филипп серьезно или в своей обычной манере переиначивал смысл обдумываемых им мыслей наоборот, не мог сказать никто. Прислуживавшие за столом де Шатийон и де Гиш стояли с каменными выражениями на лицах, все еще помня, по-видимому, недвусмысленную выходнку герцога в Охотничьем Домике. Намеки и скрытый подтекст в словах своего господина они предпочли бы не понять и не узнать, так как еще терялись в догадках, к чему приведет окончательно выведшая короля из себя шутка со встречей.

- Я бы позволил себе предложить Вам гарнитур по случаю этой роли. Не подумайте... А впрочем, думайте, что Вам угодно, Ваше Высочество. Нынче все что-то думают обо мне. Приятно чувствовать себя эдаким героем дня, благодаря Вам, дорогая, - холодок в последних словах принца слегка изменил выражение его глаз. Темные агаты посветлели в улыбке, но остались все такими же непроницаемыми и блестящими, не позволяя заглянуть в его душу. Блестящие черные глаза принца, как щит его души, надежно укрытой за внешней небрежной легкостью. Он отмахнул с плеч и от лица пряди завитых темно русых локонов и сделал знак де Гишу.

- Арман, душа моя, - медовым голосом он подозвал графа подойти ближе. Когда тот поравнялся, принц ласково потрепал плечо фаворита и насмешливо протянул, - Арман, Вы знаете, где лежат гранатовые подвески. Я хочу их. Принесите немедлено.

Покачивая головой в такт своей песенки, принц прошелся вокруг кресла Ее Высочества и снова остановился. На этот раз он стоял уже за спиной кресла принцессы, так что если бы ей захотелось увидеть его лицо, то пришлось бы обернуться. Филипп же спокойно взирал на плечи и открытое декольте супруги, словно художник, примеряя к ней различные украшения, которые следовало бы одеть к балету для довершения костюма. Приложив кончик указательного пальца к губам, Филипп мечтательно напевал песенку, словно перед ним было творение рук художника, а не живая принцесса.

- Да, дорогая, гранаты... несомненно. Непременно! Я не ошибусь, - наконец сказал он, возвращаясь на место, - Вы ведь позволите и мне приложить руку к этому маленькому действу... м... ни дать ни взять семейный балет - мы все вместе на одной сцене. Даже кузен Конти будет танцевать, Вы слышали об этом?

12

Отправлено: 23.12.09 19:24. Заголовок: - Этот Люлли просто ..

- Этот Люлли просто несносный хам, Ваше Высочество, Анриэтт. Нет, Вы только подумайте, заставить нас репетировать и так безбожно  кричать, должно быть слышно было даже в Барбизоне? Мне казалось его воззвания ко всем святым и пречистой деве должны были достигнуть адресатов, какое мучение! – Катрин де Грамон удостоила брата небрежным кивком, как если бы он был одним из многочисленных слуг герцога Орленского, коим Катарин его и считала. Новоиспечённые супруги Орлеанские удостоились широкой улыбки и дружеской небрежности. Её Высочество обратила внимания на украшения, перекочевавшие из рук Армана в холёные пальчики принца и  едва не облизнулась.

Принцесса Монако славилась своей бескорыстной и бесконечной любовью к драгоценностям по всей Франции, а в окружении друзей не считала необходимостью даже вежливым любопытством скрывать свой восторг и палкую заинтересованность.
- О какое чудо Ваше высочество, гранат, как он подойдёт к Вашему костюму дорогая – женщина коснулась ладонями щёк, от умиления она прикрыла глаза и походила на довольную кошку. После появления на свет её сына прошло не более 3 –х месяцев, но точёная фигурка дочери маршала де Грамона лишь приобрела аппетитную округлость и нисколько не потеряла своей притягательной соблазнительности. Именно по этой причине, как и прежде Катрин была затянута в тугой корсет, а платье пестрило безбожно многочисленными украшениями.

- Вы позволите, мне присесть Ваше высочество, чтобы поднять бокал за вашу супругу – Катрин была чужда церемоний, обременяющих жизнь придворных. Она умела  вести себя на приёмах, но стоило ей оказаться в обществе менее отягощённом этикетом, как она превращалась в нежную птичку, беспечно порхающую над цветами – свободную и весело-чирикающую. Хотя в её темноволосой головке, украшенной очаровательной диадемой всегда роились мысли, она любила обманывать собеседников видом безрассудного веселья.

- Если мне сегодня предстоит выйти на сцену, лучше  не увлекаться сластями – поспешно выбрав лакомый кусочек сладкого эклера Катрин в опровержение собственным словам отправила его в рот, довольно причмокнув алыми губками.

Присутствие её брата в покоях новобрачных не слишком удивило Катрин, в конце концов. Для двора не было секретом имя фаворита Филиппа Орлеанского, однако, его положение подле принца никак не изменило отношение к нему венценосной сестры. Как и прежде, когда брат  умел лишь ссужать деньги у именитых друзей, теперь он был не больше, чем смазливым нахлебником.
- Арман, дорогой, налей мне вина – увидя недовольную мину на лице брата, она поспешила добавить – я ведь не могу просить Его высочество ухаживать за мной, когда рядом с ним его очаровательная супруга – принцесса игриво улыбнулась герцогу Орлеанскому, а Генриетте подмигнула.

- Мне сегодня довелось лицезреть прибытие одной гостьи, Вы знали, что герцогиня де Руже прибыла в Фонтенбло?! Как я знаю, она ответила отказом на первое приглашение Его Величества сославшись на какое-то там недомогание.. интересно кто же заставил её покинуть Париж и приехать – женщина  кокетливо заёрзала на стуле, поправляя кружево на рукавах. Она  не была чужда пересуд, как и любая молодая девушка при дворе, однако, всегда знала, ЧТО и с кем обсуждать.  Слишком свежи были воспоминания о недавней отлучки от двора, чтобы снова попасть в переплетение чужих интриг. – Хотя мне больше интересно, кто завалил второго оленя, я не заметила Вашего брата поблизости – Катрин повела бровью и смешливо улыбнулась Филиппу, принимая от брата бокал с вином

- Надеюсь не отравлено – едва слышно шепнула она так, чтобы слышал лишь Арман и, салютуя молодой паре произнесла
- За вас, мои дорогие…

13

Отправлено: 26.12.09 21:53. Заголовок: - Вы полагаете, душа..

- Вы полагаете, душа моя? - лениво переведя взгляд от бокала с вином, принц улыбкой приветствовал вошедшую сестру своего фаворита, - И что же, Люлли успел испортить праздник даже Вам? О, он просто Бог, этот Люлли. Как же это ему удалось? - насмешливые слова плохо сочетались с холодностью в глазах Филиппа. Он так и не дождался ответа Генриетты и его начинало раздражать сочувтсвенное внимание, оказываемое ей де Гишем. А может и не внимание, а может, и не сочувственное... Но этот наглец смотрел на нее так, что у Филиппа начинало гореть внутри.
Положительно, Анриетт привлекает к себе мужское внимание как магнит. Он это уже подумал? Или сказал?
Губы герцога Орлеанского вытянулись в деланную жеманную улыбочку, адресованную Катрин де Грамон. О, он заметил блеск глаз этой кошечки. Она любила и ценила украшения. Ну и правильно. Украшения, в отличие от людей не меняют свой цвет и свои свойства... а люди...

- Арман, ну отчего же вы не нальете сестре и мне заодно? - капризным тоном спросил Филипп, протягивая свой бокал, - Что Вы сказали, Катрин? Мадам де Руже здесь? - тонкая бровь слегка выгнулась, выражая удивление. Филипп поймал свое отражение в серебряном кувшине, стоявшем напротив и, удовлетворенный удачно подобранным выражением лица для столь высокой беседы, повернулся к гостье, - Надо же, а я и не чаял видеть ее у себя на свадьбе. А впрочем... разве это предлог? Наверняка мадам не хотела оставлять без внимания своих сыновей. Интересно, которого из них? - игривая улыбка на этот раз была адресована принцессе Генриетте, - Впрочем, меня это радует. Если парижский цвет... - он подумал о другой знаменитой салоньерке, - Предпочитает явиться на мою свадьбу, пусть даже ко второму дню, то в анналах истории все равно будет значиться - Такая-то и Такая-то были на свадебных торжествах Его Высочества, то есть меня, - сладкая улыбка собственному отражению, и Филипп отпил изрядный глоток красного вина.

14

Отправлено: 29.12.09 16:54. Заголовок: - Никто не спорит с ..

- Никто не спорит с божественным даром, нашего сеньора "сына французского дворянина" - Катрин недовольно фыркнула, припоминая недавний подарок корля нследнику итальянского мельника, дерзнувшего именовать отца "французским дворянином". Принцесса Монако как и все придворные её ранга и происхождения не больно жаловала самородков вроде  Люлли, заслуживших своё положение. С точки зрения женщины, довольно слизнувшей крем с  испачканного пальчика, только те, кто с люльки привык есть на золоте достоин уважения и внимания, прочие выскочки - лишь выскочки ничего больше. Хотя при этом компанию  в салонах она часто предпочитала великосветскому собранию.

- Однако же извольте Ваше Высочество, он не жалел нисколько даже измождённых дам, только представьте кого-то из фрейлин довёл до обморока. Она бедняжка даже сломала ногу, кажется. он задел её своей тростью поправляя фигуру или что-то подобное - совершенно не заботясь о справедливости своих слов. Катрин уже привыкла передавать сплетни  немного преувеличивая их смысл. Одна из придворных дам сказала, что кто-то из фрейлин подвернул ногу на репетиции, но разве этим можно было удивить высокое общество. Пришлось немного раскрасить серенькую картинку обычной репетиции. И потом. Люлли и в самом деле истязает танцоров несчадно это всем известно. Сделав сии довольно простые выводы, Катрин позволила себе выпить вина и съесть пузатую клубничку из хрустальной вазочки.

- Мерси, Арман, - приторно улыбнулась принцесса, снова протянув бокал и с удовольствием отмечая гнев брата, ощутившего себя лакеем в покоях принца. Тем более, что его покровитель  даже не подумал вступиться, а напротив поддержал тон сестры. Катрин поморщила носик наблюдая за униженем фаворита Его Высочества. Это было не справделиво, но ведь  он сам выбрал себе положение любимца Месье и, как это принято в кругу ему подобных, был чем-то вроде любимого пуделя. Это унизительное положение и породило в катрин такое явное отчуждение.

- О да, сыновья мадам Руже особенно.... младший - до чего это занятно наблюдать  за людьми. когда они в полушаге от сокрушительного разоблачения. Но нет нет, Катрин не смела придать принцессу и ни за что не стала бы говорить о герцоге де Руже, пусть даже у неё на языке всегда вертелось едкое замечание по поводу его томных воздыханий и печальных взглядов. Никакого удовольствия. То ли дело маршал - яркий, любезный, да, любой его реверанс в сторону дамы порождал сотни самых неожиданных слухов.

- наверняка уже и в Париже, каждая королевская прачка знает о его похождениях здесь, сколько сердец он разбил, - принцесса картинно возвела глаза к небу, поправляя кружева на платье. Маленькая сплетница прищурилась, оценивая возможность продолжить компромитирующую беседу. Фаворит брата не был в любимцах у принца, и всегда вызывал в нём некоторое снисхождение - ревность или зависть тому виной разбираться было скучно а потому махнув тонкой ручкой, Катрин поспешила продолжить.

- Ваша свадьба не только событие знаменательное для исторических хроник мои дорогие, боюсь скоро Фонтенбло превратиться в военный полигон. О мой Бог стрельба, убийства - признайтесь только, ведь это не часть представления Мольера. не может быть чтоб столь кровожадные расправы были лишь спектаклем в честь торжества - ресницы принцессы  несколько раз  хлопнули, а ротик приоткрылся небольшим сердечком в изображении искреннего удивления.

- Нет нет, не говорите, что все мы теперь в опасности не хочу об этом думать, ведь вокруг мушкетёры,а  значит мы в безопасности - ещё два глотка вина и выдох. Катрин оценила  затянутость корсета и подумала, что может позволить себе ещё немного шоколада.

- Ваше Высочество, посоветуйте мне вот что, может стоит  выпросить у месье Фуке чудесное колье, доставленное ему сегодня, как думаете бриллианты подойдут мне - о дочь Евы, она и впрямь знала всё, неужели столько тайн могло храниться в её украшенной фиалками головке.

Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества крон-принца Ференца Ракоши.

15

Отправлено: 08.02.10 16:05. Заголовок: Губы Филиппа капризн..

Губы Филиппа капризно дрогнули. Он разочаровано рассматривал тяжелый аметистовый перстень, украшавший холеный тонкий безымянный палец левой руки. Катрин либо сосредоточена на чем-то своем или специально обошла стороной генерала, сведя все внимание к его младшему братцу.

Почему у этих де Руже младший на виду, а старший всегда Второй... а не наоборот? Маршал.. будь он на месте Армана..

Брови герцога взметнулись вверх и сошлись у переносицы. Нет, благослови бог этого сиятельного генерала.

Уж если Анриетт хочет выбрать себе любимца, пусть им окажется скромный незаметный генерал, чем его блистательный братец, к тому же слишком близкий к королю.

Как известно, ничто не сияет так ярко, чем украшения и награды на груди друзей. Луи сразу обратит все свои чары, чтобы заполучить маршальскую добычу себе.

- Бог мой, Катрин, какие только мысли Вы не наведете одним лишь упоминанием о драгоценностях!

И снова медовый с ленцой голос, нарочито нараспев. Филипп подошел к Катрин и встал напротив нее, позируя невидимому портретисту.

- Бриллианты? м... белое на белом, дорогая моя. А впрочем, отчего же? А что, месье вызвал своего ювелира из Парижа? Говорю Вам, коли так, то значит, этот Прохвост положил глаз на одну из придворных красоток, а может, ему приглянулась какая-нибудь провинциалочка? Как знать...

Филипп нехотя посмотрел в окно на башню с часами, отбивавшими время.

- Анриетт, - карие глаза принца обратились к молодой супруге, - Вы чем-то озабочены? Я полагаю, что время Вашего триумфа на сцене неумолимо приближается... вот и я заговорю сейчас как влюбленный поэт. Отчего же мужчины теряют дар к нормальной речи при Вас?

Целуя руку жены, Филипп серьезно глянул в ее глаза. Он не шутил. Но после. Это их семейное. Они поговорят об этом. Если конечно, его братец не пожелает снова сыграть над ними шутку с похищением.

16

Отправлено: 01.03.10 03:12. Заголовок: Прикосновение прохла..

Прикосновение прохладных губ к руке заставило вздрогнуть. С оскорбленной гордостью принцесса вскинула голову и в упор взглянула на супруга. Нет, сейчас Филипп меньше всего был расположен шутить, но эти, такие личные слова, произнесенные достаточно громко для того, чтобы быть услышанными принцессой Монако и ее братом, заставили ее вспыхнуть. Она не отняла руки, но ее глаза, казалось, начнут сейчас высекать искры негодования. Проклятая минутная слабость. Привыкшая всегда "держать лицо" и прятать чувства под маской невозмутимости, Генриетта была зла и на себя, и на мужа. Да как он мог! Вынести семейные тайны на обозрение посторонних! Конечно, Катрин и Арман не были такими уж посторонними - одна была ее близкой подругой, другой - его фаворитом, да и нет уже давно никакой тайны, но... это немыслимо! Что теперь будет? Конечно, Генриетта была уверена, что Катрин не осмелится открыто сплетничать о ней и Филиппе, но... Зная ее натуру, в том, что откровенные полунамеки и красноречивые взгляды сделают свое дело, сомневаться не приходилось.

"А чего ты ждала? - неожиданно проснувшаяся совесть неприятно кольнула где-то внутри, - Что Филипп будет молчать и терпеливо сносить твои выходки? Вспомни позор, который ты навлекла на всю королевскую семью! Можешь не сомневаться, теперь о вашем семейном "благополучии" болтает каждая прачка!"

"Ох..."

Все еще ощущая собственные отчаянно горящие щеки, серьезный, испытующий взгляд принца и украдкие, жаждущие развития сюжета поглядывания Катрин, Генриетта совсем растерялась. Мысли закрутились с бешеной скоростью, понимая, что молчание уже неприлично затянулось и отчаянно подыскивая подходящие слова, она ощущала себя слово преступница, ведомая на эшафот. В голову ничего не пришло, кроме:

- Я... Вас... не понимаю... - и пары растерянных взмахов ресницами.

"Господи, какая мещанская банальность, как противно... Но я сама загнала себя в этот капкан."

Эта мысль немного отрезвила и помогла взять себя в руки. Секунда, другая - и вот она опять словно холодная статуя, лицо ровным счетом ничего не выражает, но не глаза... Лишь в глубине глаз можно прочесть то, что она так желала скрыть. Подавшись чуть вперед, принцесса тихим голосом, так, чтобы было слышно только ему, произнесла:

- Филипп, прошу Вас, избавьте меня от этой сцены. Вы вправе задать мне любые вопросы, и я отвечу на них. Приватно.

Затем, сделав вид, что если сейчас и было что-то сказано, то что-то совсем незначительное, она обратилась к Арману и Катрин, возможно, чуть более официально, чем следовало:

- Ваше Высочество, граф, мне хотелось бы отдохнуть перед спектаклем. Примите мои извинения. - почти в полной уверенности в том, что Филипп последует за ней, Генриетта, нахмурившись, и потирая лоб, дабы внезапное недомогание выглядело более достоверно, удалилась во внутренние покои.

17

Отправлено: 07.03.10 21:31. Заголовок: "Хочу ли я задат..

"Хочу ли я задать эти вопросы, дорогая?" - на напудренном лице принца не дрогнула ни одна мускула. Он любезно отпустил руку супруги, позволив ей подняться. Задают вопросы тогда, когда хотят услышать ответы. А именно ответы Филипп не желал слышать. Ему еще придется решить, принимать ли правду, как она есть, или тешить себя иллюзиями. Пока же он хотел дать Анриетт понять, что ей следовало быть осмотрительней.

- Да, и о бриллиантах, дорогая Катрин, я предлагаю Вам пари, на этот перстень, если он Вам по нраву, конечно, - Филипп взмахнул в воздухе тонкой холеной кистью. В зыбком свете свечей блеснул внушительных размеров камень, вправленый в тонкий обруч кольца, - Пари, что нынче вечером нам еще преподнесут сюрпризы.

Всем своим видом он показывал, что хотел задеть внимание Генриетты, направившейся во внутренние покои. Танцующей походкой он подошел к де Гишу и подставил пустой бокал, чтобы тот долил ему вина. Агатовые глаза Его Высочества потемнели, когда он отпил. Он сощурил их и с видом записного ловеласа перехватил белоснежное запястье Катрин.

- О, а это вовсе недурственный гранат, дорогая, - губы его сложились в удивленное "О", как будто он впрямь был поражен великолепием камня, - Итак, мой бриллиант, на Ваш гранат? - левая бровь кокетливо поднялась вверх, - Ну как? Идет?

Не дожидаясь утвердительного ответа, словно он был уверен в том, что принцесса Монако примет его пари, принц направился следом за супругой.

- Прошу извинить, мои любезные, но дела...дела семейные, - он хохотнул высоким фальцетом и вышел.

18

Отправлено: 08.04.10 17:33. Заголовок:
"Фонтебло. Апартаменты фрейлин Ее Высочетства принцессы Генриетты-Анны"

    Так быстро Габриэль не бегала давно. Разве что в далеком детстве от нянюшек. Но тогда-то на ней не было кучи юбок, да и спешить особо не стоило: няньки все были толстые и неповоротливые.
    Габриэль чуть остановилась перед дверью, ведущей в покои принца, чтобы отдышаться. Поправив волосы, Габриэль, смущенно склонив голову, вошла в комнаты. Увидев принца и принцессу, девушка склонилась в изящном поклоне.

    - Прошу прощения, Ваши Высочества. Мадам, я получила записку от пажа. Вы хотели меня видеть?

    Ожидая ответа принцессы, девушка тайком рассматривала принца. Его Высочество так близко она видела впервые, ей был безумно интересен этот человек. Про него ходили разные слухи, но верить им Габриэль не спешила, в их субъективности и недостоверности можно было не сомневаться.

19

Отправлено: 09.04.10 02:35. Заголовок: В дверь тихо постуча..

    В дверь тихо постучали, и в следующее мгновение на пороге оказалась Габриэль д'Артуа, своим красноречивым видом ясно давая понять, что неслась сюда со всех ног: растрепанные кудри, раскрасневшиеся щеки и сбившееся платье. В голове тут же всплыли бесчисленные наставления о том, как важно соблюдать приличия, сохранять лицо и поддерживать статус... Да чтобы так показаться на людях? "Фи, некомильфо!" - подумала было принцесса и рассмеялась про себя своим мыслям. Ее наставница этикета точно была бы ей довольна, знай она, какие степенные, строгие мысли роились в хорошенькой головке.
    Но если уж говорить о мадемуазель д'Артуа, то за день свадьбы, что Генриетта успела провести среди своих фрейлин, эта девушка успела ей понравиться. В меру бойкая, в меру милая, сообразительная, с живыми, искренними глазами, она являла собой действительно очаровательное создание, чем-то похожая на де Монтале, лишь с тем отличием, что самая верная черта той - "сверх меры". Когда Анна еще жила среди пуританства Англии, часто граничащего с ханжеством и снобизмом, ее всегда тянуло к там вот искренним и чистым людям, как Габриэль. С ними можно всегда оставаться собой.

    - Да, графиня, я посылала за Вами. Вы поможете мне в смене туалета к сегодняшней постановке, потому что все мои ближайшие фрейлины изволили исчезнуть в самый неподходящий момент! - плохо скрытая досада, казалось, была изображена достоверно. Генриетта прекрасно понимала этих девушек, которым не было никакого дела до их госпожи и ее проблем. Когда ты первый день при дворе короля, да еще и в свите новоявленной принцессы, все разговоры идут только о потрясающей удаче, модных нарядах придворных дам и прекрасных кавалерах. Будь она на месте любой из них, то поступала бы точно также. Но только она сейчас на своем месте, а они - на своем, и об этом стоило помнить. И в конце концов, кто-то же должен помочь ей переодеться? Между тем, Генриетта заметила, что Филипп, не говоря ни слова, поклонился ей и направился к выходу в общую гостиную, где, должно быть, еще были Катрин и Арман.

    - Ваше Высочество. - два почтительных реверанс отдали дань этикету, и когда за принцем закрылась дверь, Анна вновь обратилась к своей фрейлине:

    - Дорогая д'Артуа, может быть, Вы мне объясните, где пропадают леди Эрендэл, де Лавальер и де Монтале? Уже четверть часа, как я должна заниматься своим туалетом. Надеюсь, эти особы понимают, что заставляют ждать себя? Это неслыханно.

20

Отправлено: 12.04.10 10:28. Заголовок: Нечего и говорить, ч..

Нечего и говорить, что Габриэль была рада возможности выделиться среди остальных фрейлин перед принцессой. Ей доставило нескозанное удовольствие услышать в голосе Ее Высочества досаду на других девушек. Габриэль опустила голову, чтобы скрыть довольную улыбку. Между тем, принц, не сказав не слова, галантно поклонился и направился в общую гостиную.

Габриэль вздохнула свободнее, когда осталась с принцессой наедине, что и говорить,быть с нею рядом было намного проще, чем с остальными, во-первых, принцесса была, по сути, такой же юной девушкой, как и Габриэль, а, во-вторых, мадемуазель д`Артуа всегда казалось, что Ее Высочеству очень одиноко при дворе. Она сочувствовала принцессе, так как сама не так давно поняла, что значит покинуть родной дом, хотя, ей всего лишь надо было проехать несколько часов, чтобы увидеть родных, а вот Ее Высочеству...

- Ваше Высочество, простите, что заставила Вас ждать. - Габриэль искренне чувствовала себя виноватой. - Что касается остальных... - Девушка несколько замялась, с одной стороны, ей очень не хотелось подставлять подруг, но что сказать в их опрадание Габриэль совершенно не представляла. - Поверьте, они не по своей воле не пришли к Вам. Все дело в том, что мадам де Лафайет узнала что-то настолько ужасное, - фрейлина сделала страшные глаза, - что посадила всех троих читать Писание. Ах, Ваше Высочество, не думайте, право, что им это намного важнее, но, порой, мадам де Лафайет весьма настойчива.

Вспомнив поездку с статс-дамой в карете, Габриэль невольно хмыкнула, пожалуй, "настойчива" слишком мягкой описание мадам де Лафайет, "невыносима" подходит к ней намного больше. Заметив, что она опять отвлекается на собственные мысли, Габриэль поспешила приступить к своим обязанностям, не хватало еще, чтобы принцесса опоздала!

- Мадам, Вас сначала причесать, или Вы хотите сперва одеть костюм?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 2