Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маэстро Люлли


Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маэстро Люлли

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

01.04.1661

http://img-fotki.yandex.ru/get/6841/56879152.33a/0_f487b_669b9325_orig

2

Отправлено: 02.01.10 10:07. Заголовок: Звон разбиваемой пос..

// Дворец Фонтенбло. Галерея. //

Звон разбиваемой посуды раздавался далеко за пределами гостевых покоев. Глухой стук меди и олова о деревянный паркет перемежался со звонким дребезжанием стеклянных бокалов. Слышен был стук трости о столешницу. И снова серия разбрызгиваемых по полу осколков бокалов, тарелок. Это маэстро Жан-Батист Люлли перешел на сервиз, предоставленный для него месье Вателем в ожидании того, что у музыканта будут собираться не только благодарные ценители музыки, но и гурманы.

- Неужели сервиз?

- Кажется, так, сударь, - вжавший голову в плечи Джованни тщетно пытался отвлечь внимание придворного распорядителя королевских покоев.

- Силы Небесные! Это же фарфор!

Густые брови итальянца поползли вверх. Судьба диковинного фарфора его волновала не столько, сколько мрачная перспектива убирать осколки посуды и натирать паркет. Ах, лучше бы синьор маэстро швырялся своими башмаками или партитурами и нотной бумагой, как это обычно он делал в минуты раздражения и гнева.

- Ах, Боже Святый! Это блюдо стоит целое состояние! Где, где скажите мне, ваш господин возьмет такие гонорары, чтобы оплатить! Да нет, не просто оплатить, Господи, где же я найду второй такой сервиз? Месье Ватель превратит меня в паштет!

Риторические вопросы распорядителя оставались безответными. В такие минуты Джованни вообще предпочитал прикинуться немым и глухим и ссылался на незнание французского.

- Madonna, ma cos'è questo! Ma possibile, che non mi capiscono?* - блюдо с нарезанным для легкого ужина окороком полетело в стену и глухо ударилось о гобелен. Не удовлетворенный произведенным звуком маэстро послал вслед за окороком наполовину опорожненный бокал крепкого бордо. Багровое пятно расплылось на старинном гобелене, а следом уже летел графин из венецианского стекла. Задев канделябр, графин упал на пол. Вино разливалось из трещины и горлышка, образовывая внушительную лужу.

- Oggi una cosa, domani - un'altra! E la musica, e il balletto? Chi avrebbe mai pensato!** - под руку попалась тарелка тонкого фарфора. О, наконец-то более менее приличный звук! И следом за первой тарелкой из аккуратно выставленной стопки полетели еще пять.

- Santo cielo, cosa c'è da fare? Tutti vogliono tener conto solo dei proprii sensi. E il maestro Lulli?*** - в раскрытое по счастью окно по очереди полетели куриные крылышки, ножка каплуна и пол-головы сыра.

- "Io vado a Parigi, signore Lulli" - cos'è questo? E' possibile che io dichiaro cosi semplicemente alla Loro Maestà -  io vado a Parigi, Lei non deve preoccuparsi?****  - грохот сгребаемого с серванта серебра последовал за мелодичным звоном разбиваемых бокалов тонкого стекла.

- Cavolo! Lo mando tutto in inferno! Il baletto! Dio, cosa devo fare? Gli scambi nel ultimo momento non portanno a nulla, trame il fallimento, vi giuro. Io non ho nessuna voglia di partecipare al questo circo! Basta!*****

Обессиленный таким бурным проявлением праведного негодования Люлли упал кровать. Протянув руку к ночному столику он на ощупь нашел кувшин с водой и полил себе на голову. Холодная вода остужала, но не хватало еще одного последнего пассажа, последним штрихом стал звон медного кувшина, приземлившегося прямо на осколки фарфорового блюда.

- Giovanni! Mascalzone! Vai a cambiarsi! Veloce!******

Смекнув, что погром был окончен, слуга композитора поспешил появиться на зов своего господина. Разрушения произведенные разгневанным богом музыки и танца были тотчас оценены опытным глазом бывалого камердинера под аккомпанемент тяжелых вздохов и всхлипываний распорядителя апартаментов. Ничего такого ужасного Джованни не заметил. От сервиза осталось более двух третей, а бывало и хуже.
Вот когда запретили балет "Небесных Светил во Вселенной" год назад, маэстро уничтожил всего за четверть часа все имевшиеся в доме бокалы и графины, так как дворцовый паж имел глупость передать распоряжение от Его Преосвященства для Люлли прямо в столовой.
Покачав для вида головой, Джованни молитвенно сложил ладони и приблизился к кровати маэстро.

- Одеваться. Живо! - повторил Жан-Батист, перейдя на французский.

- Сию минуту, синьор... простите, месье Люлли. Ваш костюм как раз принесли. Я оставил его в общей гостинной. Извольте подняться, я принесу его.

Последние отблески гнева еще полыхали в черных глазах Жана-Батиста, когда он поднялся с постели. Он смерил суровым взглядом слугу, примериваясь, что бы сказать ему, но тот уже повернулся к нему спиной и поспешил за костюмом.
Усталый и изнеможденный. Опять на пределе.

- I capricci delle donne porteranno questo mondo alla fine!******* - махнув рукой, Люлли с сожалением посмотрел на растекшееся на полу вино. Сейчас ему не помешал бы глоток бордо. Впрочем, в голове изрядно гудело. А ведь следовало еще предупредить мадам де Шемро о том, что ей предстоит танцевать свою роль, так как заменившая ее графиня де Суассон по непонятной Люлли прихоти решила вернуться в Париж.

Свернутый текст

*- Madonna, ma cos'è questo! Ma possibile, che non mi capiscono? - Да что это, Дева Мария! Неужели они не понимают?

**- Oggi una cosa, domani - un'altra! E la musica, e il balletto? Chi avrebbe mai pensato! - Сегодня одно, завтра другое! А музыка, а балет? Кто бы мог подумать!

***- Santo cielo, cosa c'è da fare? Tutti vogliono tener conto solo dei proprii sensi. E il maestro Lulli? - Святые Небеса, что мне делать? Все желают уважать только собственные чувства. А что же маэстро Люлли?

****- "Io vado a Parigi, signore Lulli" - cos'è questo? E' possibile che io dichiaro cosi semplicemente alla Loro Maestà -  io vado a Parigi, Lei non deve preoccuparsi? - "Я отбываю в Париж, синьор Люлли" - что это? Разве могу я заявить вот так запросто Его Величеству - я изволю отбыть в Париж, не извольте беспокоиться?

*****- Cavolo! Lo mando tutto in inferno! Il baletto! Dio, cosa devo fare? Gli scambi nel ultimo momento non portanno a nulla, trame il fallimento, vi giuro. Io non ho nessuna voglia di partecipare al questo circo! Basta! - Все к чертям! Все в ад! Моя постановка! Балет! Великий Бог, что я буду делать? Замены в последний момент не приведут ни к чему кроме провала, клянусь душой. Я не желаю иметь никакого участия в этом балагане! Баста!

******- Giovanni! Mascalzone! Vai a cambiarsi! Veloce! - Джованни! Каналья! Переодеваться! Быстро!

*******- I capricci delle donne porteranno questo mondo alla fine! - Женские капризы доведут этот мир до скончания света!

3

Отправлено: 21.10.10 16:06. Заголовок: - Мадонна, он вернул..

// Фонтенбло. Большая Лужайка. Балет "Апрельский Сон - или Похищение Прекрасной Принцессы"//

- Мадонна, он вернулся! Пьетро, уноси все это прочь. Куда угодно. Быстро! Если не хочешь собирать наше превосходное жаркое по кусочкам из кустов в саду, лучше уноси. Боже правый, да на нем лица нет!

- Лица... совести и сердца у него нет, это уж точно, - пожилой мажордом нехотя собирал только что принесенный обед. Немного закуски из остатков былой роскоши в буфетной, которую господа и дамы успели уже изрядно опустошить, бутылка превосходнейшего итальянского вина, все это могло и правда оказаться за окном во мгновение ока. Было достаточно одного взгляда на приближавшуюся тень великого Люлли, чтобы поверить слова Джованни.

- Скорее! Мадонна, они уже здесь! - Джованни суетился, выпроваживая друга за дверь, чтобы тот ненароком не столкнулся нос к носу с маэстро, - О, синьер! Отчего так рано? Непогода? Нет, вы только подумайте! Какой урон! - итальянец театрально раскидывал руки в стороны и говорил нарочито громко, обращаясь к случайной публике лакеев и пажей, - Синьер маркиз, благодарю, благодарю... вот сюда, прошу. Я сам помогу маэстро. О да на вас и нитки сухой нет! Пьетро! Неси горячей воды!

Люлли позволил усадить себя в кресло. На его мрачном усталом лице блуждала тень безумной улыбки. Глаза быстро перебегали с одного предмета на другой. Дрожь в руках напоминала ему о утренней лихорадке. Он беззвучно пошевелил губами, пытаясь сосредоточить взгляд на поддерживавшем его Виллеруа, но голос не повиновался ему. Трясущейся рукой он попытался отстранить от себя слугу, который успел уже снять один его туфель и принялся за второй.
Что за день. Его все время кто-то куда-то тащит, как марионетку. Он не принадлежит себе. "Ты принадлежишь музыке Жан-Батист" - слова старого учителя прозвучали с сарказмом. Нет, он принадлежит этим людям... а не музыке. Его музыка... она звучит где-то далеко, как будто не в этом мире, не в этом времени.

- Маркиз, шевалье, спасибо, - голос наконец вернулся ему, хотя сам маэстро с трудом узнавал его, - Останьтесь на бокал вина. Джованни! - красноречивый жест, понятный любому итальянцу, и слуга уже поспешил вернуть унесенный обед на стол. Его приятель с сожалением вздохнул, провожая глазами апетитного карпа в грибном соусе и тосканское вино к нему, припасенные как раз по случаю балета. Известное дело, что пока господа должны были танцевать в балете и аплодировать исполнителям из зрительного зала, их предприимчивые слуги собирались попировать всласть. Гроза лишила их этого удовольствия. Так что мрачными были не только лица музыкантов и танцоров несостоявшегося балета.

4

Отправлено: 22.10.10 17:27. Заголовок: Де Вивон предусмотри..

Фонтенбло. Большая Лужайка. Балет "Апрельский Сон - или Похищение Прекрасной Принцессы"

Де Вивон предусмотрительно поспешил ретироваться сразу же, как только они с Франсуа усадили Люлли на кровать. Пока Джованни подтыкал подушки за спиной маэстро, молодой паж раскланялся и исчез. Де Виллеруа вздохнул, не слишком стараяст скрыть свое разочарование. Да и к чему? Если Люлли мог вести себя как капризная девица и причитать на весь Фонтенбло о своем несчастном балете, то с чего маркизу было скрывать досаду? И дело не в том, что первая его по-настоящему взрослая и ответственная постановка была на грани уже не просто срыва, но и забвения. Молодой человек был легок сердцем и душой, и вскоре забыл бы о неудаче. Но его досадовала мысль о том, что придется провести вечер в обществе совершенно расстроенного и потерявшего самообладание маэстро.
А в Большом Зале ведь начнется маскарад... интересно, будут ли там девушки из свиты Ее Высочества?

Принесенное вино и закуски были кстати. При виде румяной корочки зажаренного цыпленка, маркиз почувствовал как засосало под ложечкой. Королевские празднества всегда славились явствами и обилием прекрасных вин, но только притронуться к ним у де Виллеруа почти никогда не было времени. Быть приближенным Его Величества имело не только свои выгоды и почет, но и множество мелких неурядиц и обязаностей, о которых простым смертным не приходилось и думать.
Не дожидаясь приглашения хозяина комнаты, маркиз уселся за стол и разложил на заляпанных грязью и дождем коленях белоснежную салфетку. Старый слуга неторопливо разрезал цыпленка с каменным выражением на лице.

- Вам бы не помешал хороший ужин, месье Люлли, - весело сказал маркиз. Вид пирога с перепелами заставил его позабыть о досаде, - Выпейте вина, отужинайте и давайте найдем прекрасное и полезное в случившемся.

Щеки Франсуа слегка зарделись от первого глотка красного вина. Крепкий напиток обжег гортань и заставил забиться сердце.

- И не забывайте, Вашу скрипку ждут на балу, - продолжал де Виллеруа, отправляя в рот кусок пирога, - Только Вы умеете делать из бала не просто танцевальный вечер, а событие всей жизни. А ведь столько людей приехали в Фонтенбло в надежде услышать Вас. Быть может единственный раз в жизни.

Франсуа с легкостью разделался со своей порцией пирога и приступил к цыпленку. Уж если горевать, то горевать в компании превосходного ужина, приготовленного в королевской кухне. Ему еще понадобятся силы для танцев на балу, а может и для ночных забав. Неизвестно, что задумали Его Величество с маршалом дю Плесси, но и у Франсуа были кое-какие планы на предстоящую ночь. Он помнил заинтересованный взгляд принцессы де Монако. Может ему и показалось. А может, именно на него был расчитан веселый ворох шуток принцессы? Только бы успеть к первой части бала и перехватить Ее Высочество, чтобы не дать ей умереть от скуки с господином де Сент-Эньяном, думал про себя маркиз, улыбаясь собственным планам.

5

Отправлено: 27.10.10 17:35. Заголовок: Жан-Батист с удивлен..

Жан-Батист с удивлением и некоторой долей хорошей зависти смотрел, как юный маркиз де Виллеруа поглощал его ужин без всякого зазрения совести. Легко и просто все позабыв, маркиз уже размышлял о предстоящем бале и думать перестал о фиаско с балетной премьерой. Но Люлли было не так просто растаться с мыслью о триумфе его нового детища. Никогда еще он не собирал столько танцоров для одной постановки. Грандиозная задумка была масштабной и амбициозной. По числу участников кордебалета в третьем акте этот балет должен был стать самым грандиозным в Европе. И теперь все репетиции, уроки танцев, оркестровые прогонки и бесконечные споры с декораторами, костюмерами, не говоря уже о тысячах вариациях либретто - все погибло за каких-то четверть часа под хлынувшим с небес дождем.
Жан-Батист застонал и закрыл глаза ладонью. Нет, де Виллеруа никогда не поймет эти муки. Рождение задумки к балету, бдения над сочинением музыки, бессонные часы над либретто. Да что говорить! Люлли патетически вскинул руку.
И все же, если горе и не желало так скоро отпускать исстрадавшееся сердце маэстро, то голод за компанию с тоской начинал давать о себе знать. В животе жгло и сосало. Вялой рукой Батист потянулся к блюду с фруктами и взял одно из яблок, нарумяненных и засахаренных самим Вателем. Его белые крепкие зубы впились в покрытый карамельным румянцем бок яблока. Но даже самый изысканный вкус не смог затмить для маэстро горечь потери. Из глаз потекли горячие слезы.

Напоминание о том, что ему еще предстояло играть первую партию на балу, только еще больше расстроило Люлли. Как он мог предать свое любимое детище, забыть его тотчас после потери и отвлечься на какие-то танцы! Что значили эти менуэты в сравнении с хореографией его постановки! И с каким чувством он будет играть?

- Дорогой маркиз, я понимаю, как Вы стараетесь ободрить меня. Но я потерял нечто больше, чем просто минуту славы и почитания. Этот балет так много значил для меня, - мужественно сдержав рыдания, Жан-Батист откусил огромный кусок от яблока и молча уставился в расписной потолок. Сколько времени ему отмерено судьбой для того, чтобы стать признанным талантом, чтобы завоевать признание чопорных французских музыкантов и получить известность как композитор Его Величества? Успеет ли он?Упадническое настроение подавляло его, вселяя самые мрачные мысли. Если бы не цветущий и задорный маркиз, разглагольствовавший о маскараде, Люлли давно уже поддался терзавшим его грудь рыданиям.
Медленно пережевывая яблоко с приторным сладковатым вкусом, он заставил себя успокоиться. Если перестать думать о потере, то можно найти забвение. Хотя бы на короткое время. И маркиз прав, надо было отдать ему должное - вечер не был завершен, и от маэстро ожидали не менее грандиозного бала.

- Джованни! Одеваться. Мой голубой костюм с золотым шитьем. Живо!

- Благослови Вас дева Мария, синьер, - пробормотал слуга, обращаясь к де Виллеруа, который за это короткое время завоевал его почтение не меньшее чем даже маршал двора. Не всякому удавалось успокоить маэстро с такой легкостью и практически без потерь. Злополучный сервиз, наполовину пропавший за окном комнат маэстро, все еще не давал покоя Джованни.

- Сию минуту, синьер маэстро! Я мигом!

6

Отправлено: 29.10.10 12:02. Заголовок: - И да, месье, - кри..

- И да, месье, - крикнул маркиз в след уходившему Джованни, - Велите принести еще этого превосходного вина. Право же, я только сейчас начинаю понимать разницу, - он повернулся к Люлли, - Ватель настоящий кудесник. Бог среди поваров и устроителей праздников. Подумать только, чем больше я пью это прекрасное вино, тем больше мне хочется есть эти превосходные трюфеля. А чем больше я их ем, тем больше мне хочется пить!

Осушив свой бокал, де Виллеруа попытался подняться, но с той же легкостью, с какой он успел выпрямиться, он в ту же минуту упал обратно на стул.

- Хм, забавно, - проговорил он, краснея, - А мне казалось удивительным, что, - он запнулся и оглядел подопустевший стол перед собой, - Странное дело, какая легкость в ногах, - язык явно говорил не то, о чем только что думал юный маркиз, - Но это скорее всего отсутствие воздуха, да!

Со следующей попытки подняться де Виллеруа осилил несколько шагов и успел дойти до окна, чтобы опереться о подоконник. Его глаза горели весельем, а щеки пылали юношеским румянцем. Он попробовал распахнуть окно, но створки не поддавались ему. Только приложив немалое усилие, он сумел выполнить задуманное, не заметив, что при этом сломал щеколду, закрывавшую ставни.
В лицо маркиза подул свежий ветерок вместе с дождевыми каплями. Франсуа зажмурился, подставляя лицо небесной влаге, совсем не заботясь о том, что капли дождя смывали грим с его щек. Под глазами у него оказались подтеки навроде тех, что в балагане рисовали для нечисти и неприкаянных душах, когда играли представления о семи кругах адовых.

- Люлли, идемте в парк! Там весело! Гроза это же небесное представление с фейерверками, - воскликнул маркиз, оборачиваясь к маэстро. Однако, вместо того, чтобы идти из комнаты, он вернулся на свой стул и буквально упал на него. Возлияния для храбрости, принятые сначала в королевской спальне, во время переодевания, Его Величества, продолжились еще и у гостеприимной четы Бонтанов. Теперь же прекрасный испанский херес, пожалованный Вателем для поднятия духа маэстро, довершил начатое. Хотя в голове маркиза рождались уже самые невероятные планы по захвату красавиц и устроению шумных вакхальных шествий по ночному паркиу, тело его обмякло на стуле и через минуту маркиз уже спал снов невинного младенца, уложив руки на столе вместо мягкой подушки для свой буйной головы.

Вернувшийся с новым графином вина Джованни только хмыкнул, увидев спавшего за столом юношу.

7

Отправлено: 03.11.10 20:54. Заголовок: Юнец еще, подумалось..

Юнец еще, подумалось Люлли. Ни пережить досаду, ни пить он не умеет.

- Джованни, подлей еще! Уж лучше упасть мертвецки пьяным, чем рыдать. Что ты принес? - Жан-Батист недовльно поморщился, увидев в руках слуги выбранный им костюм, - Он измят и запылен! Как ты думаешь, я покажусь в нем перед Его Величеством?

- Не обессудьте, синьер, я успел почистить только два сундука из Вашего гардероба, - и хотя костюм был только два часа назад начищен и даже отпрессован на замысловатом устройстве, которое итальянец возил среди прочего домашнего скарба маэстро, Джованни знал золотое правило хорошего слуги - господин всегда прав, - А не пожелаете другой? Тот с окантовкой на камзоле из каменьев пожалованных Вашей милости королем? Или с лентами, я заметил, что нынче многие благородные синьеры носят уйму лент на своих камзолах и даже на панталонах.

- Баста! - зарычал в ответ Люлли, - Поди прочь! Прочь, пока я не выбросил тебя в окно вместе с твоими глупыми панталонами и лентами!

Хитрый слуга лишь смиренно поклонился и попятился к дверям. По дороге он, однако, не приминул прихватить поднос с остатками ужина, чтобы тот ненароком не попал под горячую руку расстроенного маэстро. В конце-концов Люлли хотя и слыл самым скандальным из всех господ, но щедро платил и умел забывать огрехи своих слуг, мнимые и действительные.

- Маркиз, что же Вы так и уснули за столом? - устало спросил Люлли крепко спавшего де Виллеруа. Ветер из вышибленного окна приятно освежал лицо и трепал смешавшиеся черные кудри. Жан-Батист едва ли не с умилением смотрел на маркиза, которому все было не почем. Если бы и ему так же легко принимать поражения и перескакивать к последующим планам как мотыльку с цветка на цветок.

- Молодежь двора, золотая молодежь, - пробормотал музыкант, с трудом поднимаясь с кровати и неверными шагами направляясь к окну, - Мне никогда не быть как они. Не быть одним из них. Нет, Люлли, ты на всегда будешь тем, кем ты родился - Джованни-Батиста Лулли, - он высунулся до пояса в окно, подставляя плечи и голову под крупные капли дождя, - Только скрипка и моя музыка нужны. Скрипка. О, бестии... они искупали мою малышку в пруду фонтана. О, канальи! - из его глаз снова полились горячие слезы, но если никто не мог их видеть, то отчего ж не дать волю?

8

Отправлено: 04.11.10 23:35. Заголовок: Быть личным посланни..

Быть личным посланником короля ему еще не приходилось, но кажется случай был не за горами, если сейчас маркиза де Данжо попросили от имени самой королевы-матери найти маркиза де Виллеруа и маэстро Люлли, без которых не мог начаться бал-маскарад. Увидев в галерее сконфуженного де Вивона, маркиз догадался, что тот поспешил ретироваться из гостевых покоев, куда он и де Виллеруа провожали расстроенного и обессиленного от горя Люлли.
Не дожидаясь приглашения войти, Филипп открыл дверь в покои королевского композитора и был немало удивлен увиденным.

- О, господа, Вас то я и искал! Весь театр залит водой, гроза, все в панике, а самого короля и главных танцмейстеров и в помине нет.

Спавший прямо за столом молодой фаворит короля являл собой трогательное и в то же время смехотворное зрелище. Вот о ком действительно можно было сказать - спал сном младенца. Улыбка на разрумянившемся от выпитого вина лице маркиза была блаженной и счастливой, навроде тех, что рисуют в картинах на лицах херувимов и юных пастушков. Зато измученный скорбью Люлли не вызывал улыбки, а напротив вселял опасения за его рассудок. Маркиз едва подоспел к окну, чтобы обхватить маэстро за пояс и втащить его обратно.

- Маэстро, куда же Вы? - полу-шутя маркиз де Данжо поспешил на помощь Люлли, опасно свесившемуся в распахнутое окно, - Будьте благоразумны, месье. Сядьте. Вы не вполне здоровы, - по старой привычке со времен своего назначения в Испании, когда он должен был следить за здоровьем дряхлевшего на глазах французского посла герцога де Невера, маркиз сжал запястье музыканта, нащупывая его пульс, - Да у Вас же лихорадка! Мой бог, а я то был послан за Вами. Как же Вы будете играть для бала? Вам нужно в постель, месье. Без возражений. Эй! - Филипп хлопнул в ладоши, подзывая слуг маэстро, - Немедленно расстелите постель для месье Люлли и приготовьте раствор - горячей воды пополам с водкой для растирания. И принесите чего-нибудь для захмелевшего молодого человека. Хороший отвар не помешал бы ему.

- Маркиз, - Филипп по-армейски строгим голосом позвал молодого человека, - У Вас есть четверть часа на то, чтобы прийти в себя и привести в порядок Ваш костюм. Вас ждут для открытия бала от имени Его Величества. Маэстро, я доложу королю о Вашем нездоровье. Я велю Вашему лакею отнести записку графу деСент-Эньяну, чтобы он распорядился о замене для Вас.

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 3 - Бал-Маскарад.//

9

Отправлено: 05.11.10 22:45. Заголовок: Грохот шагов и голос..

Грохот шагов и голоса говорящих отзывались звенящим эхом в ушах де Виллеруа. В полудреме он слышал жалобы Люлли, грубоватый говор Джованни, обладателя неистребимого итальянского акцента, а потом среди вдруг воцарившейся тишины раздался громоподобный голос кого-то отдаленно знакомого.
Если бы Франсуа повернулся в тот момент к окну, то он понял бы, что с ним говорил не Сам Громовержец, а просто напросто голос только что пришедшего к Люлли маркиза де Данжо слился с раздавшимся громом. Молния рассекла небо и ярко осветила лицо маркиза, как раз когда де Виллеруа поднял голову, с удивлением глядя на того, кто соизволил говорить с ним непререкаемым командным тоном. Нет, это был не король.
Но он говорил именем короля!
Франсуа попытался подняться, одновременно морща лоб и силясь повторить про себя сказанное де Курсийоном, чтобы понять смысл его приказов.

- Простите, меня месье, Ве не могли бы повторить? - мило улыбаясь переспросил маркиз после тщетных попыток внести ясность в своей голове.

Кто-то брызнул в его лицо холодной водой. Франсуа наморщился и негромко по-кошачьи чихнул. Лицо старины Пьетро просияло улыбкой. Де Виллеруа не успел отвернуть лицо и получил еще одну порцию брызг. Надо сказать, это было довольно грубо и бестактно, но не вызывать же на поединок этого старика? Франсуа как и все молодые люди его лет полагал, что был единственным, кто владел шпагой и обладал достаточным мужеством, чтобы ответить всякому обидчику. Но право же... старик слуга... К тому же, в серебряном блюде, закрепленном на подставке на манер зеркала, он увидел свое собственное отражение и не смог удержаться от смеха. Если брызги воды помогли ему яснее увидеть происходившее вокруг, то смех окончательно привел его в себя. Он залпом выпил отвар и даже с благодарностью улыбнулся в ответ слуге. Ну да, у всех свои методы. Слава богу, что его собственный камердинер использовал более тактичный подход, щадя самолюбие будущего маршала.

- Месье де Курсийон, вынужден признать, Ваше вмешательство очень кстати. Да... - он нечленораздельно пробормотал "кто знает, насколько я бы тут задержался", и добавил более внятно, - Думаю, что костюм Рыцаря сойдет и для маскарада. Хотя, не отказался бы и от маски на лицо. Маэстро, а у Вас нет ничего подходящего? - только тогда Франсуа заметил, что Люлли был в горячке, - Господи, да Вам же нужен доктор! Джованни, как только переоденете маэстро, немедленно пригласите сюда доктора. Любого, - пресек он возможные возражения, - Я видел сегодня Ламара. Позовите его. Скажите, что я велел. Именем короля!

Как же приятно отдавать приказы, промелькнуло в голове маркиза. Он довольный собой посмотрелся в серебряное блюдо и поправил локоны на лбу, чтобы не лезли в глаза.

- Ваша светлость, поскольку маэстро не может присоединиться к нам, то пожалуй, нам следует идти самим. Господин... боже мой, как же его имя? - де Виллеруа явственно заметил блеск в глазах Люлли, сообразив, что тот явно понял, о ком шла речь - о его конкуренте, миланце, который давно уже искал возможности заявить о своем таланте при дворе Его Величества и пока только исполнял роль заместителя самого Люлли, - В общем, надеюсь, что кто-нибудь сможет дирижировать королевским оркестром сегодня. Маэстро, выздоравливайте! Я лично передам королю о Вашем беспокойстве и проведаю Вас.

// Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 3 - Бал-Маскарад.//


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Гостевые покои, комната маэстро Люлли