Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Пустырь у Деревеньки Барбизон. Цыганский Табор


Пустырь у Деревеньки Барбизон. Цыганский Табор

Сообщений 1 страница 20 из 56

1

01.04.1661

Пустырь у Деревеньки Барбизон. Цыганский Табор, в первый день апреля у таборян побывали неожиданные гости - фрейлины королевского двора, мадьярский принц и актриса.
... маркиза Жаклин де Лурье вошла в шатер невесты барона, прорицательницы Маританы:

Маритана пишет:

- Садись, красавица, - совсем не своим голосом пригласила Маритана, не поднимая глаз, - Твои карты перед тобой... что изберешь... что уже избрала... а что избрало тебя...

http://img-fotki.yandex.ru/get/6430/56879152.171/0_c5518_5f5da2b0_orig

По дороге в Долину Ветров после непродолжительной задержки в цыганском таборе на пустыре недалеко от деревушки Барбизон. Маршал дю Плесси-Бельер нагнал свою карету, в которой ехали две юные фрейлины из свиты герцогини Орлеанской, Ора де Монтале и Луиза де Лавальер.

Франсуа-Анри пишет:

- Мне кажется, или Вы действительно чудесно провели время, мадемуазель Ора? - поинтересовался маркиз, снимая шляпу. Какая необыкновенная удача, что он может первый завязать разговор, отведя его в сторону от темы о его отъезде и возвращении, - Вы ведь непеременно расскажете мне, пока мы с Вами едем к Долине Ветров? - он заговорщически подмигнул девушке, воодружая свою шляпу обратно и поправляя ее четко выверенным жестом.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9321/56879152.26d/0_dcc61_da9bd41b_orig

2

Отправлено: 08.04.09 21:12. Заголовок: Здесь будет табор. Т..

Здесь будет табор.
Так решил небольшой совет, который Гошер собрал из старейшин в кибитке Шандора. На совете были девять мужчин-стариков, иные помнили еще кочевые дни на Юге, один был стар настолько, что помнил самого Доброго Генриха, даровавшего цыганам право разбивать шатры на окраинах городов во всех провинциях Франции.

- Дело будет, - коротко обронил Гошер, ломая сухую крепкую палочку в знак того, что решение было принятым и бесповотным. Отдав одну половинку Шандору, как Хранителю Очага, другую он спрятал у себя за отворотом куртки.

- Вестовые вернулись уже. Говорят каким-то высокородным помогли.

- Пусть придут. Выслушаем.

Самого старшего из разведчиков призвали в тесную кибитку. Забравшись внутрь, цыган как и полагалось сел на колени и отвесил поклон Собранию. Выпрямившись, он сел, ожидая вопросов.

- Кого вы встретили по дороге?

- Главный из них назвался маршалом дю Плесси. Его карета увязла в грязи, и нас позвали помочь вытащить ее. Он заплатил.

В руке цыгана блеснули золотые монеты. Вытащив их по одной из кармана шаровар, он сложил их ровной стопкой перед собой и пододвинул к середине круга.

- Щедро.

- Он обещал дать работу кузнецам, если пожалуем в Фонтнебло.

Мудро. Этот маршал знал порядки цыган, раз сам предлагал им работу. Своих цыгане трогать не будут. А руку щедро дающую золотые, благославляют гадалки и знахарки табора.

- Что скажете, почтенные?

Вопрос относился к старейшинам. Мужчины качали головами, поглаживая курчавые черные с благородной проседью бороды. Никто не торопился сказать вперед. Вопрос был не о вежливом - спасибо, заходи в гости, а в союзе или отказе от него. Надо ли принять протянутую руку маршала двора или вежливо отказаться? Негласная помощь "миллионщику", чье имя не произносилось даже в пределах Совета, не оставляла выбора. Цыгане честны в союзе. Обмануть друга - заслужить проклятие святых. Такой грех не могли взять на себя даже самые отчаянные.

- Мы не заключали прямого договора ни с кем. Мои личные дела - моими и останутся, - медлено заговорил Гошер, сделав знак цыгану-разведчику оставить кибитку, - Деньги принесенные в табор - чистое золото, золото короля. Работа в Фонтенбло даст нам протекцию и доход.

- А почему бы мне поехать в Фонтенбло на конюшни и не спросить о работе? - спросил вдруг Шандор, - Это не будет твоя рука, Гошер. Да и я не связан словом ни с кем.

- Хорошо. Но те, кто будут с тобой, ничего не должны знать о делах. Бери молодых. Людей не води с собой. Они со мной.

Коротко. Остальные лишь утвердительно хлопнули ладонями о колена, давая понять, что согласны с планом.

- Тогда ставим шатры. Пусть все будет готово. Не ровен час пожалуют гости - мушкетры да гвардейцы - порядки известны. Ежели что, пусть ссылаются на Шандора. Табор без нужды не покидать. В ближние деревни не соваться. Пока припасов хватит, к крестьянам незачем ходить. Если кто меня спросит от Человека, проводите.

Отпустив старейшин, Гошер остался один. Беспокойная ночь вымотала его. Днем все равно не имело смысло показываться в Фонтенбло. Валентин даст знать, где его найти.
Покручивая в руке сорванный у дороги маленький желтый цветок, Анри зачарованно смотрел на него. Совсем нежный еще, возможно, первый цветок этой весны на дороге... Веки тяжелели, опуская густые темно-каштановые ресницы на глаза. Сон. Глубокий и беспамятный. Бесцветный. Только слегка нахмурился лоб и дрогнули веки, когда ласковая теплая ладонь Маританы коснулась его волос. Губы шевельнулись. В уголках их легла улыбка.

3

Отправлено: 22.04.09 20:51. Заголовок: - Спи милый. Не дума..

- Спи милый. Не думай ни о чем.

Подобрав под себя босые смуглые ноги, Маритана уселась на соломе в изголовье Гошера. Осторожно отведя жесткую прядь черных волос с его широкого лба, она сталась не смотреть на него слишком пристально. А вдруг ее взгляд разбудит его?

Рядом с кибиткой к раскидистому кусту подлетела пташка. Усевшись на веточке, она смешно нахохлилась и встрепенулась, словно стряхивая с себя капельки недавнего дождя. Согретая солнечными лучами, птаха огляделась по сторонам и запела свою веселую трель.
Маритана взмахнула было рукой, чтобы отогнать незадачливую певунью, но передумала. Птица не человек. Пусть себе поет.

Сидеть в кибитке было тепло. Тепло и тихо. Дремота постепенно одолевала цыганку, и она прикорнула рядом с мужчиной, доверчиво положив голову на его твердую широкую грудь. Мерное дыхание Гошера еще больше усыпляло ее. Почти уже проваливаясь в сон, Маритана услышала странные крики и шум. Привычная тотчас же как кошка пробуждаться при малейшем звуке, она подняла голову и прислушалась.

Глухой шум подков и скрип колес. Совсем не похоже на их кибитки. Она даже не могла сказать, чем не похожи, но чувствовала интуитивно, что это были чужаки.

- Не тревожься. Я узнаю кто это и скажу тебе.

Поцеловав Гошера в лоб, Маритана ловко, как ребенок, выпрыгнула из кибитки и, подобрав цветастые юбки, побежала смотреть, кто пожаловал к ним в табор.

4

Отправлено: 23.04.09 18:20. Заголовок: Лишь Богу одному изв..

Лишь Богу одному известно, где будет завтра сей народ,
Цыган и сам не замечает, какой дорогою идет.
А может, Божье провиденье поможет счастье им найти,
И будет не нужна дорога, и будет некуда идти.

За топотом копыт по песчаной тропе, за шумом ветра, бьющего по щекам ароматом лесной прохлады, за неистово колотящимся в такт галопу лошади сердцем, Жаклин не могла разобрать голосов, доносившихся откуда-то сзади. Будто неведомый прозрачный кокон сомкнулся вокруг гордой всадницы, даже не пытающейся увернуться  от раскидистых ветвей, цепляющих её волосы. До чего чарующее ощущение вседозволенности и свободы, пожалуй, нечто подобное она чувствовала, затягивая на  пухлой, ожиревшей от плотских утех шее тонкий шёлковый шнурок. Или пронзая расшитый золотыми нитями камзол, и с наслаждением ловя звук, водящего в сердце кинжала. В азарте охоты и во всхрапывании коня, задыхающегося от скачки, есть странное, необъяснимое очарование, возможно, от того цыгане и кочевали по миру, на своих потрёпанных дорожной пылью и выбоинами кибитках. В силу той жизни, что вела Жаклин, скрываясь за двумя масками: почтенной и благонравной фрейлины и жестокой, беспринципной убийцы, она  сводила знакомство с весьма и весьма разнообразными людьми. Доводилось ей и в бытность нищей, оборванной воровкой, искать прибежища в многолюдных таборах в окрестностях Парижа. Правда, своей она так и не стала, и дело отнюдь не в том, что тонкие черты француженки и аристократки по крови, выделяли её на фоне смуглого, жизнерадостного народа, воспитанного ветром и свободой. На неё всегда посматривали с опаской, не даром ведь говорят, кочевой народ через столетия несёт в своей памяти способность к прорицанию. Опасность, которая с годами росла в угловатой девчонке, озлобленной на весь мир, всегда настораживала тех, кто понимал язык лошадей и музыку деревьев. Когда Жаклин было 20, она уже узнала, что значит убить расчётливо и хладнокровно, без единого укола совести. Цыганский скрипач, игравший в придорожной таверне на скрипке за стакан кислого вина, сказал ей – Не тот смел, кто смотрел на смерть, но тот, кто заглянул ей в глаза и не отвратился. Но и в этой храбрости есть приговор к плахе! – пьяный, глупый конокрад, что мог он знать о смерти и о том, что можно увидеть, заглянув в её уродливое лицо! Колючка отмахнулась от замысловатых слов, привыкшая слушать лишь собственный разум и сердце, она не желала слушать нравоучения ни от кого, и не боялась взойти на эшафот, брезгливо плюнув под ноги своему палачу.
Это было так недавно, но с тех пор слишком многое изменилось в жизни маркизы де Лурье и совсем иначе теперь она смотрела на жизнь и судьбу, дарованные ей Всевышним. Она не каялась, но научилась видеть ценность того, что одним мановением руки отнимала у незнакомцев… Возможно именно поэтому, нещадно подгоняя измученную лошадь тонким хлыстом, она мчалась к стоянке кибиток, туда, где всполохи жаркого костра, разрисовывали одежду в цвет утренней зари. Она хотела услышать, узнать, уготована ли ей участь незавидная и бесславная. Жаклин уже забыла об Эрмине, наверняка ожидающей её на условленном месте, к слову, именно девочка успела ей шепнуть этой ночью о цыганах, подав тем самым неплохую идею о том, как можно избежать придворного церемониала и встретиться с осведомительницей.  Кровь стучала в висках, вытесняя все намеченные планы. Маркиза справедливо полагала, что её неожиданное сопровождение в лице принца, двух фрейлин и таинственной всадницы на сказочном создании, последует за ней. Тайны, равно как и опасность, подспудно жгут людей, заставляя ожидать подходящей возможности к познанию. Когда  за развилкой дороги показались столбы костров и дети, будто пригоршня изюма высыпали на встречу «гостье», Жаклин потянула удила, останавливая лошадь, на лице женщины заиграла странная, воодушевлённая улыбка. Она спешилась, оказавшись окружённой мальчишками, восхищённо осматривающими её замысловатый наряд, даже при дворе, где вычурность и экстравагантность считалась чем-то вроде родового герба, Жаклин всегда выделялась своим необычным нарядом, тёмный платья с неизменно высокими воротниками… Этим же байстрюкам, в сущности, не искушенным в созерцании придворной свиты, она казалась явлением из мира волшебства и чудес. Она отдала поводья долговязому мальчишке и попросила напоить лошадь, которая явно нуждалась в отдыхе.  До полноценного образа Дианы фрейлине не хватало колчана и лука, зато вьющиеся волосы, рассыпавшиеся по спине, за время скачки и гордая поступь вполне соответствовали какому-нибудь древнегреческому божеству или по меньшей мере лесной нимфе. Пока Жаклин не нагнали её спутники, она могла себе позволить маленькую вольность и приветствовать кочевников на их языке, который довольно скверно знала, но понимала большую часть речи. Сморщенная старуха  с трубкой испускающей едкий дым в зубах, покосилась на женщину, грозно покачав головой. Жаклин ухмыльнулась на этот жест, прозорливость у них в крови, и незамедлительно направилась к цыганке. Чуть присев перед сгорбленной старухой со спутанными, седыми волосами, небрежно замотанными цветастым платком, она почти участливо поинтересовалась.
- неужели и в самом деле насквозь видишь, старая! – она даже не старалась скрыть явного восхищения…

5

Отправлено: 28.04.09 22:04. Заголовок: То, что открылось пе..

То, что открылось перед взором князя, захватило дух и даже заставило его привстать в стременах. Разглядывая пестрые лоскутные шатры и кибитки, Ференц, приставил ладонь ко лбу, чтобы заслониться от ярких лучей, солнца, выглянувшего из-за туч.
На молодой зелени блестели капельки дождя. Босоногие мальчишки носились по лугу, сбивая их и смеясь. Их белесые улыбки резко контрастировали с черным угольками глаз и смуглыми даже успевшими потемнеть лицами. Любопытство и желание первыми узнать о новых пришельцах, чтобы рассказать старейшинам, заставило этих сорванцов почти кинуться под ноги лошадей.
Ничего не боясь, пострелята окружили всадника и его спутницу, чей необычный конь-Единорог вызвал их бурное восхищение. Пощелкивая язычками и делая большие глаза, мальчишки одобрительно похлопывали белоснежного красавца, совсем не опасаясь его.

- Э, да нас встречают с почетом! - смеясь сказал князь, подтягивая повод своео коня, - А ну-ка, скажите, чей это табор и кому мы можем принести свое уважение?

Ракоши, выросший в Венгрии, где в Великой Пуште среди мадьяр-коневодов жили цыгане, знал и уважал обычаи таборов. К тому же, для него было немаловажным иметь друзей среди цыган. Положение принца-лишенного-наследства и короны было довольно шатким. Не смотря на личную приязнь к нему кузена Людовика, Ференц знал, что коснись дело политики - и родственные, и даже дружеские связи будут позабыты... если король окажется под влиянием одного из своих советников.
Но политика политикой, а дамы, тем более такие молоденькие и жадные до приключений, как те две фрейлины Ее Высочества, не должны ждать. В счастью, Ференц заметил, что Янош уже выпрыгнул из кареты и помогал обеим девушкам выити из нее.
Спрыгнув наземь, Ференц подал руку своей спутнице. Ему бы следовало быть ближе к ней во избежание недоразумений. Не известно, была ли она знакома с нравами цыган, но их пристальное внимание к ней и ее лошади, и откровенно изучающие взгляды могли вызвать  страх у любой девушки.

- Сударыня, мадемуазели, прошу за мной! - без тени опасения позвал Ракоши, - Пожалуй, если уж мы здесь, то нам стоит нанести визит в должном порядке.

Заметив, что маркиза де Лурье уже заговорила со пожилой цыганкой, князь решил последовать ее примеру. Кто как не старики знают все о местных порядках. Отдав повод своего коня одному из гайдуков, Ракоши сделал знак остальным мадьярам кроме Яноша ждать их с лошадьми возле кареты.

- Доброго утра, бабушка! Примешь ли гостей?

6

Отправлено: 03.05.09 15:07. Заголовок: Где-то томно заиграл..

Где-то томно заиграла скрипка. Призывные звуки ее струн завораживали и заставляли ноги сами собой ступать легче, словно в танце. Сначала плавном и мерном, как бы вбирая босыми ногами энергию, щедро отдаваемую землей, а потом все быстрее, переходя в полет, легонько касаясь ступнями шелка нежно-зеленой прохладной от дождя травы.
Кто они такие эти люди?
Девушки, немного смущенные, так крепко держащиеся за руки. Наверно подружки... вот та смугленькая... как интересно вздернут ее подбородок... Молодые люди рядом с ними, такие мужественные, с открытыми веселыми лицами... Вон тот, шагающий такой размашистой походкой, как-будто только вчера вечером сидел с мужчинами из табора у костра, он не выглядит чужаком, да и одет непривычно для дворян. Необычно для сопровождения таких красиво одетых и опрятных девушек. Как он смотрит на ту смугленькую...
Маритана задумалась, разглядывая незнакомца. Какая интересная судьба... Словно с небес трубят о нем... Громкая и славная... "Но не здесь. Он здесь чужой. Как мы..." - вдруг подумалось ей. Как странно...
А рядом с ярким мужчиной, Соколом, как уже окрестила его Маритана, шла еще одна молодая женщина. Одетая как дева из старринной сказки... вот такой наверно была и Мариам... а может и не такой. Но она очень красивая. Это видно по ее рукам, походке.. мягкой улыбке... Какая она... интересная.
Маритана вглядывалась в черты женщины под маской. Нет, издалека не разглядеть... а хотелось бы. Интересно... ой, как интересны эти люди...

Подойдя ближе, Маритана сделала знак старухе не выдавать, кто она, и подошла к молодой девушке, обратившейся к старухе.
Сила и уверенность в себе. Это чувство сразу же наполнило ощущения Маританы. Какая красивая... и холодная. И голос звучит... как-то знакомо. Но странно. Тепло с острым привкусом стальных ноток. Кто же она? Что пряталось за яркими глазами незнакомки? Как умело она скрыла себя... А может, вовсе и не скрывала? Может, Маритане просто показалось?

- Приветствую вас, незнакомцы! Странникам и гостям всегда рады в таборе! Проходите! Разделите с нами все, чем богаты наши шатры, - радушно улыбнувшись, цыганка поманила гостей за собой, - Что привело вас? Разные дороги сворачивают к таборам. Иные проезжие мимоходом. Иные от судьбы - они ведут напрямик. Иные, - она посмотрела в глаза смугленькой девушки, - от любознательности. Но любознательность может привести и к судьбе. Вы ведь знали об этом, сударыня?

Мягко улыбаясь, Маритана вела за собой компанию к пестрому шатру, самому большому в таборе. Гостей уже встречали несколько девушек в ярких лоскутных юбках, повязанных алыми шалями, с кувшинами и кружками в руках.

- Отведайте простого вина. С дороги жажда всегда сильнее.

7

Отправлено: 05.05.09 19:47. Заголовок: Маркиза Дюпарк предп..

Маркиза Дюпарк предпочла оставить без ответа просьбу принца открыть ему свое настоящее имя. Нет, не он низкого положения, а она… Он – принц, она – всего лишь актриса. Пусть думает о ней все, что хочет, а она предпочтет являться ему каждый раз в другом образе, храня таинственность, чем, сняв однажды маску, навсегда остаться для него взбалмошной и избалованной примадонной-итальянкой. И, подхлестнув свое экзотическое животное, вынужденное по странной прихоти хозяйки играть непривычную роль, понеслась вперед, стараясь ни на шаг не отстать от царственного избранника…
… Спешились они на пустыре, уставленном пестрыми цыганскими шатрами. Загорелые мужчины перебирали струны гитар, и пронзительные, страстные мелодии рвались ввысь, черноокие красавицы низкими, берущими за душу голосами пели на им одним понятном языке. Чернявые ребятишки возились в пыли, Почуяв новоприбывших, привязанные к столбам кони тревожно заржали. Тереза спрыгнула со своего единорога и подошла к молодой, очень красивой девушке, которая выгодно выделялась среди прочих представительниц кочевого племени, так как была красивее прочих. Неподалеку от нее стояли несколько девушек с кувшинами, наполненными ароматным вином. Ей тотчас захотелось его испробовать.
Обворожительно улыбнувшись, Тереза взяла из рук одной из них большую глиняную кружку, и та тотчас же наполнила ее вином насыщенного бордового цвета и поднесла к губам.
-- Благодарю вас, - с первого же глотка вино показалось ей не просто чудесным. Она никогда еще не пробовала вина более восхитительного – все те изыски кулинарного искусства, которыми ее угощали в аристократических домах, и даже при дворе, ни шли не в какое сравнение с терпким, насыщенным, и в то же время, простым, без излишеств, вкусом. Это была гениальная простота, вкус дикой природы… страстной и неуемной.
-- Скажи, красавица, ты на картах гадаешь? – с какой-то наигранной веселостью спросила актриса, глядя в бездонные черные глаза Маританы. Верила ли она в гадания, в судьбу? В зависимости от того, насколько ей нравилось предсказание. До сих пор ей уже доводилось гадать у цыганок, и как правило, их пророчества сводились к «принцу на белом коне». И в самом деле, что еще можно сказать красивой молодой женщине? Принц есть, конь есть, и именно белый, осталось только посадить первого на второго… Интересно, что ей расскажут в этот раз?

8

Отправлено: 10.05.09 18:34. Заголовок: Кочевники знают, что..

Кочевники знают, что ветер ревнивый
С собой забирает цветов аромат
И вихрем уносит сквозь дым от костра
На радость угрюмому небу.

Вера в гадания зиждется в людях на невежестве, на подсознательном стремлении изведать то, что в принципе находится за пределами понимания, скудным человеческим умишком. Многовековая привычка двигаться по неверному пути, доверяясь шарлатанам и упираться в каменную кладку, венчающую неизменный тупик, для таких простаков, который с открытым ртом слушают «сказки о счастливой и безмятежной жизни под сенью райских кущ у трона короля». Те, кто слаб духом и не готов нести даже самый непосильный крест своей судьбы, те, кто безвольно доверяет наветам, хулам и лживой лести, именно они и открывают рты одновременно с кошельками, чтобы заплатить цыганке за такой долгожданный, прекрасный обман!
Жаклин имела весьма определённое мнение о гадании, ворожбе и магии: то на что способен человек и его натура, непредсказуемая и коварная, некогда не отразиться в 4 прямых линиях на ладони, и картинки на картах таро, не станут путевым столбом на дороге жизни. Но, тем не менее, Колючка любила бросать вызов судьбе, потому что не было на свете ничего слаще победы над ней, триумфа поверженной фортуны, которая против воли всё же выдавливала из себя благосклонную улыбку. Оттого и теперь в её холодных синих глазах, будто отражением от костра, пылавшего недалеко от них, вспыхивали недобрые искры интереса. Прежде чем старуха успела ответить на её вопрос в таборе поднялся многоголосный гомон,  разносивший весть о прибытии новых гостей, заливистые, певучие голоса приветственно доносились от кибиток. Принц Ракоши, юные фрейлины и незнакомка в маске с явным интересом рассматривали «цыганский город» раскинувшийся будто по мановению древнего заклинания здесь, в королевском лесу. Хотя безусловно принц выглядел менее удивлённым, впрочем ему ли, румынскому дворянину удивляться кочевникам, которые и родились в тех же местах, что и он.
Гостеприимство первый принцип, будь ты английский барристер, французский трактирщик или вольный человек, таковы были нравы, а потому гостей уже приветствовала молодая девушка. Слишком хороша, чтобы быть простой цыганкой и слишком внимательна для обычной гадалки, что сулит удачное замужество любой глупенькой девчонке.
Им любезно предложили вина, и отказаться было бы не только невежливо, но и глупо, кто не знал, что у цыган вино всегда вкуснее, чем в тавернах Парижа, ведь она напитано ароматом цветов, которые они срывают в дороге, кочуя по полям  и лесам королевства. Но прежде, Жаклин не могла упустить такой возможности, лицо старой цыганки, настолько испещрённую морщинами и дорожной пылью, что   походило на карту дорог Франции, развёрнутую в главном тронном зале дворца Его величества, прямо за огромной багровой портьерой.
- Ответь – почти шепотом сказала она, взяв её за руку и чуть сжав.
- Ты спрашиваешь то, что знаешь сама! Пойди и спроси то, чего не знаешь – женщина кивнула в сторону девушки, предложившей гостям вина, и задымила своей старой искусанной трубкой, будто надеясь едким дымом изгнать  тот дух опасности, что маркиза де Лурье неизменно несла с собой.
Жаклин ухмыльнулась, но уважительно кивнула цыганке, оставляя её в одиночестве.
В этот момент к девушке как раз обратилась их спутница, чей образ весь был овеян тайной как и происхождение загадочного зверя, напоминавшего мифического единорога.
Ах, как славно, ведь так это опять же вызовет меньше подозрение, и её расчетливый интерес вполне может сойти за примитивное женское любопытство. – В самом деле, вы же наверняка умеете предсказывать судьбу – нарочито взволнованно заметила Жаклин, придавая лицу самое безмятежное и невинное выражение, хотя она могла поклясться гнилой душонкой собственного отца, недавно тому направившегося прямиком в преисподнюю, что старуха неотрывно следила за ней, отмечая перемену в её взгляде, ещё недавно совершенно ином в своём выражении.

9

Отправлено: 15.05.09 23:53. Заголовок: Ой не будите меня, м..

\Фонтенбло. Службы и кухня. 2\

Ой не будите меня, молодого, пока солнышко, ромалы,  не взойдет...

Скоро и весело била некованными  копытами по хвойной тропке серая кобылка -  хоп-хоп-хоп!

Улыбался всадник молодой, будто на свадьбу скакал во весь опор - чет нечет, мотались по ветру смоляные кудри - рассыпались на повороте, по плечам, хлестко упали по лопаткам,  вроссыпь по раздернутому острому вороту рубахи.
Сглатывал тяжкое яблоко кадыка на загорелой шее. Руки легко и цепко держали поводья. Вспухли на смуглых запястьях синие мужские жилы.

Вот уже потянуло меж стволами красных корабельных сосен таборным дымком - старухи в монистах и пестрых платах на бедрах пекли на раскаленных камнях соленые лепешки с тмином. Хохотали и брызгались в ручье чумазые курчавые дети, мерно жевали молодую луговую  траву беговые кони, стреноженные, обтертые соломенным жгутом по рыжей шерсти, и у девушек- цыганок в волосах - совиные перья, маки, мать и мачеха. Кружит голову блажная курва- весна.
Близок май. И все живое честно  торопится любить и убивать.

Ла Валетт улыбнулся, сдавил конские бока коленями, кобылка, ржанув,  махнула через канаву - ах - на галопе, навылет -  обветрены крупные губы всадника, на шее полощутся концы багрового шейного платка, бьется о крепкие четкие ключицы серебряный талисман неизвестного достоинства на черном крученом  гайтане .

Нож за голенищем сторожил чужую кровь, белые рукава  рубахи крыльями по ветру хлопали.

Вот и кибитки и костры, и старики с трубками, и клочные бродячие собаки и котлы над таганками, и женщина у колеса фургона обнажила смуглую усталую грудь и кормит младенца.

Валентин, искоса глянул на придворную черноволосую всадницу - синеглазую, как кукла, с брезгливой и высокомерной миной, знать, приехала из дворца - погадать, вот и старуха с картами при ней суетится. А дама так в седле и вертится напоказ - будто одной ей ведомо, что есть жизнь и смерть.
Про себя узнал ее, усмехнулся, но виду не подал - у каждой зверушки свои игрушки.
У меня своя игра, у нее - своя. До поры до времени.

Только отсалютовал женщине испанской шляпой, спешился на скаку, пробежал, взрывая высокими сапогами дерн, держа за холку серую кобылу.

Остановил, расседлал - свалил седло и потник на коновязь, пустил лошадку отдохнуть  на первую молочную траву.

Вроде как просто остановился, коня остудить, воды попросить и черного хлеба с чесноком.

Валентин поймал за локоток девушку с кожаным ведром - что шла к броду, подоткнув шесть пунцовых юбок и на черном корсаже стеклянные "слезки" и на распущенных индийских иссиня-черных волосах - маковый венок.

Шепнул ей на теплое ушко:

- Скажи Левше... Козырной валет не бит, у колодца ждет...

Девушка засмеялась, показала белые зубы, кивнула и убежала, оскальзывась, по глинистому склону.

Ла Валетт прислонился к колодезному срубу, сбросил вглубь худое ведро, тяжко шлепнулось. Он налег на ворот. Раз другой, третий. Падала в гулкую трубу каплями  ледяная вода.

Из этого колодца цыгане воду не брали. Думали что колодец заклят гаудже [off]гаудже или гадже - по цыгански - "нецыгане"[/off]
[/b]
Валентин напился досыта ледяной весенней зуболомной водой, ополоснул темно-оливковое по армянски резкое скулами лицо. Опрокинул вшвырь остатки на спину. Голубым полотном прилипла мокрая  рубаха, очертила рельеф тела.
Он крепко выжал через плечо  жгут черных волос, хлынула под ноги струя...
Услышал за спиной знакомые шаги.
Не оборачиваясь, произнес на языке ром:

- Дэвлале а  дром![off] Бог тебе в дорогу - цыганское приветствие[/off] Есть дело.

Солнце алым будто от насморка больным светом било сквозь сосновые подожженные апрелем стволы и сплелись на тропе черные очерки двух широкоплечих теней, будто в испанском безжалостном танце фламенко....
Мужской разговор.

10

Отправлено: 17.05.09 20:33. Заголовок: Черные круги перед г..

Черные круги перед глазами сменялись фиолетовыми. Резко и больно вспыхивали яркие очертания вокруг стоявших перед ней людей. Маритана смотрела на них отсутствующим остекленевшим взглядом. Губы ее дрогнули и зашевелились произнося какие-то древние магические слова, как-будто она обращалась к тем, кого видела за спинами непрошенных гостей табора.
Старуха-цыганка пыхнула из своей длинной трубки и задернула полог шатра. Подложила хворостину в небольшой очак в центре и помешала в котле пахучий какой-то дурманной травой отвар.
Маритана уселась на подушку возле тряпичной стены и пригласила молодого мужчину подойти ближе к ней.

- Ты не боишься судьбы, сокол мой, и правильно. От нее не уйдешь, а боязнь плохого пригласит. Сядь. Положи твою ладонь на колоду. Сними третью карту. Вот так. Не открывай еще. Положи здесь. А теперь сними ту, что приглянется тебе... любую. Вот эту, милый? Да... рядом клади.

Неторопливо цыганка раскладывала карты. Но уже и без них видение было настолько сильным, что она могла сразу сказать, кто был перед ней и кем станет. Великая судьба отмечает своих любимцев по-своему. Какие у него глаза у этого чужеземца. И руки. Эти руки будут держать младенца, что принесет свободу своим людям.

- Открой теперь, - тихо сказала Маритана, - Я уже знаю кто ты. Твоя мать крестила тебя в одну веру, но ради тебя ушла к другой церкви и тебя увела. Твой отец защищал тебя и твое наследие. Он погиб. Над тобой меч и полумесяц - они хотят лишить тебя жизни. Но в твоем сердце любовь. Любовь к жизни и к твоей земле. Она не даст тебе умереть, пока не вернешься. Твоя судьба не здесь, милый. Не твое это. Воля, небо твоих краев зовет твое сердце... там, - она чуть понизила голос, - там и любовь свою найдешь. Твой сын от нее будет богатырем. Его имя будет во веки связано с землей твоей. И судьба его.

... Но ты его не увидишь. Не кручинься. У всех свой век. Ты принесешь рассвет туда, где после тебя засияет солнце.

Видения и туман застилали глаза Маританы словно она рыдала от слез. Голос ее звучал навзрыд. Не должно ей было говорить этому цветущему такому живому и милому человеку про его судьбу... Не должно сказать, что умрет молодым, что оставит любимую жену и сына на волю чужеземцев, карателей...

Ах, как не должно... Ай, Маритана, молчи! Молчи! И не скажи!

- Запата! Воды!

Цыганка откинулась на подушки, тяжело водя рукой по глазам, словно стирая видения.

Старуха плеснула воды из кувшина в кружку и с благоговеянием в глазах подала Маритане. То, что дочь Чареллы могла видеть судьбы и без карт, знали в таборе. Но никто не был свидетелем тому, что происходило в ее шатре. Даже старуха Запата не видела такого еще.

11

Отправлено: 18.05.09 22:10. Заголовок: Ференц нерешительно ..

Ференц нерешительно поднял глаза от раскрытых перед ним карт. Молодая цыганка что-то еще шептала, но он едва различал слова. Его ошеломило не само предсказание, а страх и волнение в голосе гадалки. Последние ее слова были скорее плачем, чем речью. Что же такого она увидела в его карте? В сердце князя боролись воспитанная с детства вера в Провидение и Волю Божию на все, и любопытство заглянуть за завесу тайного. Что она увидела? Его любовь или его смерть? Скорее всего второе, раз так переволновалась.

"Глупая. Кто ж волнуется из-за смерти," - подумал Ференц, с сочувствием глядя на побледневшее лицо молодой женщины, - "Смерть только раз - пришла и взяла. Бояться надо другого - смерти при жизни - бездействия и забвения. Одиночества. Изгнания."

Так его учил отец. Еще большему он научил своего наследника не словами, но своей смертью от ран, полученных при защите Будапешта от турок. Тогда, видя гаснущие глаза своего отца, Ференц поклялся без раздумий последовать за ним, будь то в ад, или в рай, отдав жизнь за любимую страну. Он никому не сказал о той клятве. Не из боязни нарушить ее. Каждому сокровищу нужно достойное хранилище, и эта тайна была его сокровищем, для которого он не нашел еще достойный сосуд.

Он поднялся и сделал несколько шагов по шатру, разминая затекшие от сидения на коленях ноги. Поднял с покрытого цветными лоскутами земляного пола набитую тряпками подушку и положил ее перед цыганкой, чтобы дамы для своего гадания могли присесть.
Воздух в шатре вдруг начал казаться ему тяжким и душным. Хотелось вздохнуть всей грудью. Князь улыбнулся цыганке. Он даже не запомнил ее имени. А сказала ли она?
Вынув горсть монет из пристегнутого к поясу кошеля, он протянул их женщине и вложил в ее тонкие смуглые ладони.

- Спасибо тебе за то, что сказала, и за то, что увидела. Не бойся, Ракоши не сгибаются на ветру. Все будет, как ты видела.

Он отошел к выходу, еще раз улыбнулся, на этот раз своим спутницам и уже веселым, своим обычным тоном сказал им:

- Я буду ждать снаружи, милые дамы. Не стесняйтесь, выспрашивайте и выпытывайте смело, обещаю, ни один из кавалеров двора не узнает, о ком из них вы сегодня вопрошали судьбу!

Веселый смех его еще раздавался, нарушая благоговейную тишину в шатре гадалки, когда князь уже скрылся за пологом.

12

Отправлено: 24.05.09 17:47. Заголовок: Шум в ушах понемногу..

Шум в ушах понемногу утихал. Прохлада воды скользила по горлу вниз. Жгучий холод проникал в грудь с каждым новым глотком.
Маритана знала, что унаследовала от матери ее страшный дар, но никогда еще не чувствовала того, что испытала сейчас. Видения сменялись как картинки в балаганчике - словно кто-то менял их, по собственной воле смешивая видения и судьбы... Но то были совсем разные судьбы... Видения о молодом человеке ушли в тот миг, когда он, улыбаясь ей, поднялся и вышел из шатра. А взору цыганки уже предстала высокая, невозможно красивая, с пронзительными острыми глазами, черноволосая дама...
Видела ли Мариатана ее раньше? Отчего так холодно в груди, словно ее пронзила ледяная сталь клинка?

Не говоря ни слова, цыганка опустила глаза и начала смешивать карты.
Кто была эта дама и отчего так страшно смотреть в ее глаза? Страшно ли было увидеть ее судьбу и смерть, как у того молодого красавца? Или Маритана увидела перед собой собственную судьбу?
Смуглая тонкая рука ее поправила выбившийся из-под кокетливо повязанной косынки локон. Маритана провела ладонью по лбу, отгоняя страшные мысли прочь. Причем здесь она? Разве ее судьба перекликнется с судьбами этих дорогих женщин? Они набрели на их табор лишь однажды и забудут дорогу к нему уже к вечеру... Отчего же тревожиться?

- Садись, красавица, - совсем не своим голосом пригласила Маритана, не поднимая глаз, - Твои карты перед тобой... что изберешь... что уже избрала... а что избрало тебя...

Тоска, неизмеримая и щемящая сердце. Слезы навернулись на глаза Маританы, когда она следила за руками черноволосой красавицы, по-очередно снимавшими карты. Необъяснимая и ни с чем не сравнимая боль в сердце тяжелым комом поднималась вверх. Сцепив тонкие пальцы между собой, Маритана сделала над собой усилие, чтобы не выпустить рыдание из своего горла.
Анри... она отнимет тебя у меня... я вижу ее руки, забирающие тебя... неужели такая роскошная придворная дама захочет отнять тебя у меня?
Еще одна карта снята...
Маритана закрыла глаза, чтобы не увидеть. Но поздно. Черная карта. То не смерть. Нет. Карта встречи. Рока.

Зачем, зачем ты пришла в табор? Ты несешь с собой смерть и несчастье... - странный зловещий голос шептал в самом сердце Маританы.

Дрожащие руки девушки совершенно неосознанно собрали карты, даже не дав взглянуть на них. Маритана уже знала. Видела. Туман в ее глазах рассеивался, но боль в сердце не утихала. Ее зажгли и погаснет она только когда искра, зажегшая ее погаснет сама...

- Не все так ясно в твоей судьбе, красавица, - Маритана нашла в себе силы улыбнуться и даже заговорить с соперницей, - Прислал тебя рок сюда, но не ведаешь, что несешь в себе, и что несет тебе... Думаешь, что неуязвима....

Нет, Маритана не лгала и не запугивала. Последняя карта - карта встречи предначертывала красавице ее рок.

- Красоту не судят. И она неуязвима. Но рок придет в любви. Берегись. От нее не отвернешься. В том, в чем другие найдут свое счастье, ты встретишь боль... Твой выбор - погибель ли, или освобождение... Твоя рука тебе судьбой...

Говоря свой приговор, Маритана едва осознавала слова, которые срывались с ее губ. Что-то заставляло ее говорить с этой незнакомкой... открыть ей тайны, которые сама цыганка никогда не выдала бы.

- Уйдешь ли, вернешься ли - у клинка лезвие обоюдно... берегись руки своей...

Матерь святая, что же такое она говорит? Вот и старуха, ее наперстница обомлев застыла возле своего котелка. Маритана тряхнула головой, и тяжелая волна иссиня-черных волос рассыпалась по ее плечам. С силой заставив себя выпить остатки воды из кружки, она гневно и недобро глянула на сидевшую перед ней красивую и сильную женщину. Нет, не желала она ей злого. Но злое само находит свое. И не вина в том Маританы. Цыганка сняла с шеи один из своих оберегов и протянула его женщине.

- Возьми. Ты пришла как гостья. И уйди как гостья. Пусть он хранит тебя от руки твоей и от рока. Мы не будем врагами, пока хранишь его.

Закрыв ладони ее, Маритана посмотрела в глаза. Холодные. Блестящие. И только в самой глубине их таился свет.

13

Отправлено: 25.05.09 19:04. Заголовок: Из пепла мы ..

Из пепла мы вышли
       В пепел и обратимся…

Вещие сны кажутся ночным бредом до те пор, пока не сбываются в той жизни, что лежит далеко за пределами  грёз. И лишь сталкиваясь с неотвратимой бедой род людской поминает недобрым словом тех, кто дерзнул указать на грядущие события прежде, чем они сотрясли мир. И до чего укоренилось в умах челяди и знати, слывущей просвещённым сословием, предубеждение против предсказателей и гадалок. А в сущности что они делали?! Лишь отвечали на вопросы, не дающие покоя правоверным католикам, готовым  платить индульгенцию за любой самый тяжкий грех и заглядывать  в тайны мироздания за два медяка.
А некоторые из тех, чьи руки в равной степени знали холод острого клинка и гибкость шёлкового шнура,  верили в предсказания чуть ли не больше, чем наветам осведомителей. Были среди парижского сброда те, кто еженедельно получал указания к действию от хрустального шара или куриных потрохов.

В Жаклин подобные суеверия всегда вызывали улыбку, ну не глупость ли ходить под топором палача, и надеяться на кроличью лапку!? Её мотивы в сегодняшнем посещении этого шатра были вполне очевидны для неё, хотя, возможно, и не столь однозначны как ей казалось с самого начала. Что она ожидала услышать от этой темноглазой цыганки с почти благородными чертами лица, верила ли она в её дар… едва ли. Но возможно, та по-кошачьи острая интуиция, которая всегда отличала её и подсказала прислушаться к словам девушки.

Она не без снисхождения наблюдала за манипуляциями тонких смуглых пальцев с картами, но стоило гадалке заговорить и Жаклин вся обратилась в слух. Её острый взгляд не выпускал лица девушки, будто пронзая  тонкими ледяными  осколками, почти лазурная синева  её вполне дружелюбного взгляда, постепенно превращалась в тёмную холодную глубину вековых льдов.
Прислал тебя рок сюда, но не ведаешь, что несешь в себе, и что несет тебе...Думаешь, что неуязвима.....
От неожиданности маркиза вздёрнула голову, сжимая правую руку в складке платья. Что могла увидеть она в этих никчёмных картинках, невозможно, чтобы так явственно читались её намерения в этих безмолвных клочках бумаги. Скулы заострили её лицо нервно вздрогнув и в эту минуту любой, кто находился рядом мог бы поклясться, что маркиза де Лурье больше походила на чёртово отродье, чем на смиренную, строгую фрейлину в дорогих одеждах, желающую позабавиться гаданием. Настолько неожиданным стало для неё откровение девушки, что она едва сдерживалась, чтобы не схватить мерзавку за горло и не спросить, кто посмел рассказать о ней. Эрмина не могла бы, эта трусиха, слишком дорожит своей шкурой, чтобы так бездарно перейти мне дорогу. Мысли судорожно зашумели в её голове.

рок придет в любви. Берегись. От нее не отвернешься. В том, в чем другие найдут свое счастье, ты встретишь боль... Твой выбор - погибель ли, или освобождение... Твоя рука тебе судьбой...
И вдруг всё исчезло, по моновению ветра, унёсшего прежние слова прочь. А вот это обычный, так свойственный уличным гадалкам ход, расставил всё на свои места – неожиданно точная догадка вот и всё. Ведь Жаклин знала, что в её испещрённом шрамами сердце никогда не было и не будет места для любви, ни материнской, ни сестринской ни тем более любви  к мужчине.  Она знала, что её судьбой была и останется смерть, до тех пор, пока Колючка приносила на её алтарь жертв, она выкупала свою собственную душу из цепких костлявых рук старухи с клюкой. Освобождение… а к чему ей эта бездарная, бессмысленная свобода,? Нет ни к чему сейчас задумываться об этом, вот когда она станет сожалеть об окровавленных умирающих тушах, когда каждая её жертва станет не просто делом, а приобретёт человеческие черты, тогда она подумает, но не сейчас.

берегись руки своей тут ты права, маленькая ворожея, рука у меня тяжёлая, вот только тебе или старухе опасаться её стоит больше, чем мне – она взглянула на девушку теперь совсем иначе, теперь лицо снова обрело выражение благосклонного расположения, стерев недавнюю печать преисподней. И даже что-то иное странное, и незнакомое самой Жаклин проступило в её просветлевших глазах, хотя сама она об этом знать не могла. Она бережно сжала безделушку, ни капли не веря в её силу, но от чего-то чувствую в ней живое тепло.
- Спасибо, -
сухо и довольно громко произнесла Жаклин, а затем слегка подавшись вперёд шепотом добавила. – Тебе не следует бояться моей руки, пока она не коснётся тебя совсем по иному, и поцеловав  смуглую щёку маркиза улыбнулась.
Развлечение достойное двора, что уж, подданные Его Величества всегда были падки на театральные эффекты, и наверняка, на любую другую фрейлину подобное откровение имело бы эффект более сильный, женщина в чёрном платье с высоким воротником поднялась с места.
- Спасибо милая, и не считай это платой, моя благодарность тебе за дар – она положила перед девушкой кольцо с сапфиром, так похожим на цвет её собственных глаз. Мы не будем врагами, пока ты хранишь его – она намеренно повторила слова Маританы взглянув на прощание на застывшую в углу цыганку. Ты ошиблась старуха, не то я хотела знать… а та лишь кивнула, поспешно отведя глаза.

Более чем странный визит, но весьма занятный, Жаклин вышла из шатра, заприметив свою лошадь.
- Доброго пути – долговязый парнишка отдал женщине поводья стараясь не коснуться руки гостьи.
- И ты байстрюк – она заливисто засмеялась, одним ловким движением оказавшись в седле.
-  К чёрту –бросила она не оборачиваясь и пришпорила клячу.

14

Отправлено: 26.05.09 12:57. Заголовок: У Оры де Монтале бан..

    У Оры де Монтале банально кружилась голова.

    Стало ли то следствием душистого сладкого вина, которое им поднесли цыгане, или густых, пряных ароматов, наполнявших шатер, она не знала, но ощущение было странным. Не столько неприятным, сколько пугающим. Как, впрочем, и все, что происходило на ее глазах.

    В глубине души девица Монтале считала себя особой неробкого десятка, но гадалка ее потрясла. Очень молодая, красивая – Ора представляла их себе совсем иначе. Вот старуха в цветастом тряпье и с трубкой в зубах идеально подходила на роль ведьмы-гадалки, а смуглая красавица просто не могла не быть доброй. И тем страшнее было смотреть на происходящее.

    Глядя на то, как молодая цыганка выбирает себе "жертвы" (отчего это слово метнулось в голове, Ора не знала, но, наверное, от того, что каждое новое предсказание было мрачнее предыдущего), Монтале крепче сжимала в руке холодные – нет, ледяные – пальчики Луизы и ругала себя за то, что привела свою впечатлительную и мечтательную подругу в такое опасное место. Что, если следующей окажется одна из них? Что, если гадалка напророчит им страшную смерть, грозный рок или другие несчастья?

    Увы, Ора точно знала, что не сможет встретить судьбу ни с веселым смехом, как отважный мадьярский принц, ни с ледяной стойкостью, как черноволосая маркиза-амазонка. Но больше всего ее тревожило то, что раскладывающая карты красавица может прочесть ее мысли и угадать, зачем она явилась в цыганский шатер. С одной стороны, это избавит Ору от нужды искать предлог и возможность для тайного разговора, с другой – что скажет, узнав правду, Луиза? Ну в самом деле, кому понравится идея стать предметом цыганского наговора, даже если речь идет не о мужчинах, а всего лишь о лошадях!

    Маркиза сняла с пальца роскошное кольцо с сапфиром и протянула его гадалке. И тут девицу Монтале посетила совсем иная мысль, от которой у нее все прямо таки заледенело внутри. В ее скромном кошельке звенели несколько серебряных ливров, которые она всегда носила с собой на всякий случай. Хватит ли ей этих жалких денег для задуманного, когда ее спутники одаривают цыганку с воистину княжеской щедростью?

    Маркиза вышла из шатра, и их осталось трое: она, Лавальер и Прекрасная Незнакомка. Едва дыша, Ора ждала, кто же из них станет следующей.

15

Отправлено: 30.05.09 17:37. Заголовок: От пережитых волнени..

    От пережитых волнений вино все же вскружило голову девушке. Луиза тяжело опустилась на указанными им подушки и по привычке протянула ледяную ладошку подруге. Аромат сизого дыма поначалу мешал ориентироваться в полутемном шатре, но вскоре глаза фрейлины привыкли к такому освещению, и она, позабыв минувшие приключения, с затаившимся дыханием принялась следить за происходящим.

    Верила ли Луиза в гадания вопрос и сложный и интересный. Девушка никогда не видела цыган, не увлекалась гаданием и картами и тем более не помышляла о них. Красивая черноволосая девушка была сейчас ей просто в диковинку ровно так же, как и красавцы-цыгане, что вытаскивали их карету из лужи меньше часа назад. Лавальер почему-то гадалка так же воспринималась как старая и ворчливая женщина, старающаяся вытащить из клиента как можно больше золотых монет.

    Но удивление и легкая симпатия сменилась испугом и желанием убежать из этого места как можно дальше... Если Ора сейчас беспокоилась об оплате гадания, то Луизу пугало само гадание. Маркиза покинула шатер, и теперь настал черед следующего откровения. Лавальер коротко вздохнула и попыталась спрятаться за спиной подруги.

16

Отправлено: 01.06.09 15:10. Заголовок: Она ушла. А дух оста..

Она ушла. А дух остался. Маритана чувствовала его, как хищники чувствуют присутствие другого хищника рядом. Не доброе чувствовала. Непонятное.
Звякнув монистами на браслете, она провела ладонью по своим глазам. Странное чувство потустороннего ушло. Она оглядела оставшихся в шатре трех дам. Одна из них была одета красиво и богато, но Маритана угадывала в ней маску. Не такую странную, как у той, другой. Не было в ней угрозы. Был вызов.
Цыганка оглядела внимательным взглядом девушек. Та, что была по-темнее, сосредоточенно думала о чем-то. Маритане заметила, как та следила за ее руками, когда драгоценный перстень, полученный в подарок, перекочевал в небольшой шитый биссером мешочек. Улыбнувшись про себя, она не сказала ничего, но поняла опасения девушки. Рядом сидела беловолосая тихая с большими голубыми глазами. Совсем еще девочка. Маритана засмотрелась было в ее глаза, но подозвала к себе другую. Ту, что так и не сняла свою маску.

- Подойди, красавица и ты, - жестом Маритана указала сесть перед ней, - Ты лицо скрываешь зря. Твои пути и твои мысли читаются не в лице, моя хорошая, - усмехнулась цыганка, - Видишь свои карты? Они все говорят, но дочь Чареллы знает все и без них. Лицедеев почитают, их женщин называют богинями, пока они юны и красивы. А потом оставляют. Тебе удастся сохранить красоту и молодость еще долго. Ты будешь богиней. Два бога лицедеев будут служить тебе. Бог, нареченный людьми, будет рукоплескать тебе и одарит богато. Но не сохранишь ты бога своего, - она внимательно посмотрела в черные глаза в прорезях маски, - Да тебе и не жаль будет. Занят твой алтарь приношениями другому... ой, много ты поднесешь ему... но не про тебя он. Бог других людей и другой земли. Как вышед отсюда, так вышед и из сердца твоего. Не убивайся по тому тоже...

Она отстранила протянутую к ней руку с мешочком.

- Нет. Дочь Чареллы не примет от лицедеев. Они собратья цыганам. Приходи потом. Я скажу более, когда звезды будут. Сейчас не вижу более о тебе.

Улыбнувшись, она проводила маску взглядом, позволив ей молча покинуть шатер. Оставались еще две девушки. Красивые. Таких замуж выдавали в таборе. Да и эти видно, что не засидятся в молодухах.

- Иди ко мне, - поманила она светловолосую к себе, - Хочешь ли узнать, что грядет? Да ведь не поверишь мне.

Мариатана покачала головой, звеня монистами на тонком обруче, державшем ее черные волосы.

- Я твои карты не раскрою, коли не хочешь. Да и ни к чему тебе то. Судьба твоя от тебя зависит. Когда солнца лучи ослепят тебя, ты не отворачивайся. Солнце обжигает многих, но тебе не след бояться его. Чистота твоя щитом тебе. Выбор твой. Спасая чужое счастье, свое обретешь. Не бойся того, что желанно. И дружбу не забывай, - в глазах цыганки блеснул огонек, - Не думай о награде мне за то, что ты так и не узнала. Золотом судьбу не купишь. Кто не скупится одарить нас, цыган, к тому и судьба благоволит. И ты одаришь нас. Когда час твой придет, не забудь о детях романов.

Маритана глянула на старуху Запату, тихо, сидевшую у входа с дымящейся трубкой в костлявой руке. Старая цыганка молчала, слушая ветер, завывавший между тяжелыми покрывалами, служившими стенами для шатра. Что-то она слышала в том ветре. Не скажет ведь. А знает. Знает, кто пришел к романам в табор. Знает, с чем уйдут. Что унесут в сердце.

- Запата, дай ей твоего отвара... - тихо попросила Маритана, указывая на светловолосую, и вдруг неожиданно повернулась к ее подруге, - Тебе неужто более ничего не интересно кроме того? Я вижу и твою судьбу. Если снимешь карты, скажу более.

Еще не ответила ей девушка, а Маритана знала, что на самом деле и не верила она в свою судьбу. Как не верят в удачу те, кто не желают ее для себя. А ведь блестит над ней звезда. Не столь яркая, как над ее подругой... вторая звезда. Неужто кроме волнения за подругу, ничто и впрямь не волнует ее?

- О подруге своей не волнуйся, она избавится от страха, когда придет час, - Маритана с улыбкой отпустила жестом светловолосую, и поманила к себе ее подругу, - Не хочешь узнать? Я золота не прошу. И подарков мне не надо. Но, коли сбудется, что скажу, то не забудь дочь романов.

17

Отправлено: 02.06.09 20:36. Заголовок: - Тебе неужто более ..

- Тебе неужто более ничего не интересно кроме того?

Ора чуть не подпрыгнула от неожиданности и в испуге уставилась на цыганку круглыми от изумления глазами. Неужели и правда, читает мысли? И что за отвар, про который она говорит? Это… это ведь для Луизы?

Мысли завертелись в черной головке маленьким смерчем. Отвар… лягушачьи лапки, кровь повешенных, травы, собранные на кладбище в полнолуние: все детские страхи и ужасные рассказки, которыми обычно девочки пугают друг друга долгими зимними ночами, сбившись под одним одеялом на широкой кровати, ожили и встали перед глазами перепуганной Монтале. Ох, как же она ругала себя, что затеяла всю эту поездку.

Но вместо страшного котелка с варевом старая цыганка, отложив в сторону трубку, достала совсем обычную флягу в кожаной оплетке и налила из нее немного темной жидкости в столь же обычную глиняную кружку. Ора на всякий случай повела носом: никаких особо мерзких запахов, скорее, наоборот: в воздухе слабо запахло какой-то ягодой и то ли вишневым листом, то ли мятой.

С трудом отведя взгляд от кружки, которую старуха протянула подруге, Монтале взглянула на гадалку и прошептала:

- Это правда? Про страх? Спасибо Вам, если так. Я никогда-никогда не забуду.

Она опустила глаза. Карты лежали на столе рубашками кверху и словно смеялись над ее робостью. Монтале зажмурилась и сняла первую карту. Затем вторую и третью.

- Там ведь ничего плохого нет? – Ора еще раз заглянула красавице-гадалке в глаза и отчего-то вдруг успокоилась. Совсем. В конце концов, так ли это страшно – знать?

18

Отправлено: 04.06.09 16:44. Заголовок: Странно, но самое по..

Странно, но самое последнее гадание было лишено тумана и видений. Карты, снимаемые рукой девушки, ясно говорили о ее судьбе. Все было просто. Слишком просто даже. Но настроженность Маританы была напрасной. Глянув в глаза девушки, она увидела спокойствие и доверие. Мало кто доверяет цыганке, хотя, все стремятся узнать от нее советов. Это был человеческий парадокс, с которым Маритана столкнулась еще когда была совсем ребенком и украдкой смотрела за матерью, как та раскладывала карты. Посетители приходили к ней с опаской, оглядываясь. И редко уходили довольными. Чарелла не лгала, даже ради золотой монеты или доброго имени. Если она раскрывала карты перед кем-то, то говорила все, что видела. За то и поплатилась однажды, когда назвала перед собой убийцу главаря одного из Дворов. Тот из страха быть разоблаченным пырнул Чареллу ножом, тем самым, которым убил и своего барона, и сбежал. Маритана ни жива ни мертва сидела в складках полотняного полога шатра, с ужасом видя как под застывшим телом матери растекалась огромная багровая лужа.
Девочка не умела еще говорить, но уже видела ужас убийства. Это врезалось в ее памяти. Прошло много времени, прежде чем Маритана обнаружила в себе дар видений. Для нее это было проклятьем, а не подарком. Не желая последовать судьбе своей матери, цыганка долго скрывала свои дар. Гадала лишь чужим по руке, ради заработка. Всеми силами старалась отвадить от себя наваждение, приносившее видения и толкование людских судеб. И все же, оно нашло ее в тот день. Знай она наперед, что принесут с собой чужаки, какие судьбы она увидит перед собой, то и не вышла бы к ним. Осталась бы в кибитке с Гошером.

Отлегло. Жар и мучительные видения прекратились так же тихо и неожиданно, как и появились. Маритана спокойно глядела в лицо девушки, с облегченим видя, что ничего плохого судьба не сулила ей. Единственная из пришедших, кому она могла без утайки сказать обо всем. И как странно, единственная, кого это не беспокоило вовсе. Какие странные люди... какие они необъяснимые. Гошер бы посмеялся ее мыслям.
Теплая улыбка тронула губы цыганки при мысли о любимом. Она заговорила с тем радушием и лаской, с какой встречала пришельцев на дороге.

- Ничего плохого и не будет. Все гладко и ровно, как твои решения. Не сомневайся. Вот эта карта - карта судьбы, она надежная. Судьба сильного человека будет в твоих руках. Твое сердце изберет правильно, - заметив покрасневшие щеки девушки, Маритана, тронула ее руку и успокаивающе добавила, - Ты привлекаешь к себе... странные события. Но не бойся этого. Среди людей, кого ты встретила, есть человек твоей жизни. Ни ты, ни он не знаете. Час придет. Решишь сердцем, но прежде умом. Это и сделает тебя счастливой. Главное, будь всегда уверена, в том голосе, который шепчет тебе, - заговорщически вдруг прошептала Маритана, наклоняясь ближе к лицу девушки, глядя в самые ее глаза, - Этот голос никогда тебя не обманет. И даже когда тебе не понравится то, что он тебе подсказывает, доверься ему. А сердце... сердце оно ведь огонь - сегодня горит, завтра тлеет. Ему надо слушать голос.

Много, слишком много она говорит. И хотя, Маритана точно знала, что почти ничего не раскрыла девушке о ее жизни, о сильном человеке, который отдаст ей свою судьбу, о подруге, которой она лишится не по своей вине, о тихой жизни вдали от обжигающего солнца, но была уверена отчего-то, что та сама все поняла.

- Ничего плохого нет. А девочке своей накажи не бегать за ручьем. Там не свои ходят, - добавила цыганка, поднимаясь со своего сиденья из набитых лоскутами материи подушек, - Прощайте. Что знала открыла. Что должна была - сказала. Больше скажу - смутит оно вас. А меньше - озадачит. Так в самый раз. Так лучше.

Она мотнула головой, увидев красноречивый жест девушки, искавшей в складках своего платья кошель. Зазвенели монисты. Зазвучал серебристый смех молодой цыганки.

- Нет, не спеши. Отблагодаришь потом. Помни только о ручье.

19

Отправлено: 05.06.09 20:12. Заголовок: Маркиза молча выслуш..

Маркиза молча выслушала пророчество. Не судьба… Не сохранишь ты бога своего. Что же в этом удивительного, ведь актриса не пара «богам, людьми нареченным». Взглянув на оставшихся в шатре девушек из свиты принцессы Генриетты, Тереза отвела полог и вышла из шатра…
«Принц далекой страны» прогуливался неподалеку. Бог других людей и другой земли… От судьбы не уйдешь, так не лучше ли сразу оборвать все, чтобы потом не было больно?
Я не лесная нимфа, принц… и не таинственная фея из сказки. И единорог мой – белая лошадь. Кому нужен этот маскарад, если наши пути вскоре разойдутся? Прости… это мое решение. Я обманывала тебя, мечтая удержать. Я всего лишь женщина. Из плоти и крови. И при этом – актриса, лицедейка, притворщица. Артисты – те же мошенники…
-- Принц, подойдите-ка сюда… - позвала она, стараясь вложить в свой голос как можно больше игривости и развязности. Что ж… пусть это будет ее очередной ролью. И она сыграет ее не хуже, чем остальные свои роли.
Когда он обернулся на зов, прекрасная незнакомка единым движением сдернула свою маску. Пылающий огонь ее глаз обжег принца.
-- Вы хотели видеть мое лицо? И знать мое имя? – проговорила она. – Я решила пойти навстречу вашему желанию, о сказочный принц…
Бог, но не мой. Принц, но не мой.
Она все еще держала в руках свою маску. Обольстительно улыбнувшись, актриса протянула ее молодому человеку.
-- Оставьте это себе… Не забывайте о нашей краткой встрече… Когда вы уедете. – В голосе женщины послышалась грусть, которую она даже не пыталась скрыть. – Я не забуду вас. И вы обо мне помните. А имя мое вы, должно быть, угадали…

20

Отправлено: 07.06.09 17:56. Заголовок: Гадание было обычным..

Гадание было обычным делом для принца, нередко навещавшего таборы цыган в Пуште и Трансильвании. Его больше интересовали лошади и сбруя, ведь цыгане славились своими табунами и искуссными мастерами. Его приятная внешность, молодость, веселый нрав и готовность щедро вознаградить любого привлекали к нему. Девушки дарили сделанные собственными руками обереги, женщины говорили о судьбе... Что ж такого? Он слышал и о королевстве и о врагах, а что из этого было бы в диковинку принцу-изгнаннику? Только вот что-то в словах этой молодой цыганки задело его.
Прогуливаясь у шатра, Ракоши поддевал носком сапога камешки, заставляя их отлетать в сторону и подпрыгивать в траве, разбрызгивая вокруг капли недавнего дождя. А что такого она увидела в его картах? Что ее так напугало? Странно... нелепо...
А и пускай! Ференц махнул рукой. Тотчас к нему подбежал Янош, следивший за каждым его движением издалека.

- Велите готовить лошадей, Каринти, скоро уже поедем.

Поманив к себе проходившую мимо девочку с кувшином, князь протянул ей монетку и знаком показал на кувшин. Та послушно дала ему напиться чистой прохладной воды.

- Какая свежая... Из родника?

- Да, в пролеске есть родник и колодец... только... только... не надобно вам туда. Если хочете, я сбегаю сама и принесу еще, - в черных распахнутых по-детски глазах цыганки мелькнул испуг. Но Ференц не обратил на то внимания.

- Не, не нужно. Спасибо. Неси, кому несла. Бог в помощь!

Из шатра вышла Незнакомка. Лицо ее было опечалено. Видимо, гадание цыганки не принесло радости и ей тоже. Она подозвала князя к себе. Не успел он спросить ее, что так сильно огорчило ее, как девушка сорвала свою маску с лица и протянула ее в руки князя.

- Я догадывался, кто Вы, мадам, - Ференц с тем же почтением, что и раньше поклонился молодой актрисе, и повертел маску в руках. Бархат ее приятно ласкал пальцы.

- В маске Вы или без нее - разве это имеет значение? Я не сказочный принц также... Король без страны - все мое состояние только лишь в моем имени и в верности тех немногих, кто решился разделить со мной изгнание. Я не забуду Вас. А краткость нашей встречи зависит только от Вас. Если Вам угодно будет, я не напомню о себе более. Но останусь поклонником Вашей красоты и таланта.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Пустырь у Деревеньки Барбизон. Цыганский Табор