Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои королевы Генриетты Марии. 2


Дворец Фонтенбло. Покои королевы Генриетты Марии. 2

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

01.04.1661

Для Её Величества королевы Генриетты Английской были отведены особые покои рядом с покоями ее дочери принцессы Генриетты-Анны.

2

Отправлено: 10.02.09 23:13. Заголовок: - Из канцелярии нас ..

- Из канцелярии нас уведомили, что во дворце был раскрыт заговор этой ночью, был арестован один из покушавшихся, некий шевалье... - лорд Райли неспешно приложил смотрительное стеклышко к правому глазу и заглянул в шкаргалку, наскоро написанную для него одним из секретарей, - Некий шевалье де Лоррен, известный также как Филипп д'Арманьяк...

- Силы Небесные! Лорд Райли, меня интересует только одно, что говорят о моей дочери! - воскликнула королева, прерывая обстоятельный доклад посла, успевшего за пол-часа ее утреннего приема пересказать все последние слухи и небылицы наряду с официальными уведомлениями распорядителя двора его величества Людовика XIV, короткой запиской от королевы Анны и докладом от Тайной Канцелярии касательно безопасности и мер предосторожности.

- Вы просто сведете меня в могилу, милорд! Повторяю, ответьте на мой вопрос, и прошу вас, будьте кратки. Что говорят о ее высочестве?

Пожилой сановник замялся. Снял стеклышко, зачем-то протер его о обшлаг своего камзола и снова приложил к правому глазу. Левый его глаз заметно задергался. Набрав в легкие воздуху, лорд Райли наконец собрался с духом.

- Пока это только слухи, Мэм, всего лишь предположения... ничего официального...

- Ну же, Райли!

- Ее Высочества не было в их брачной опочивальне... гхм, - откашлявшись, он продолжал, - И не было в ее личной опочивальне также... Это подтверждено ее камеристкой мне лично. Мадам де Лафайет пока не была у нас. Возможно, она принесет более точные сведения...

Королева улыбнулась своим придворным и с неожиданным весельем в голосе заметила:

- Бедняжка так утомилась вчера, что наверняка упала без чувств в комнате одной из своих подруг, а теперь боится показаться на глаза. эх... дети... все эти игры, погони... Ну зачем было затевать эти катания на лодках, когда не только ее высочество, да все практически с ног валились от усталости?!

- Совершенно верно, Мэм... - поддакнул Райли и обернулся, глядя на присутствовавших повеселевшим враз взглядом. Зал приемной сразу оживился как потревоженный улей. Повсюду слышались шепотки и смешки о вчерашнем розыгрыше короля с флибустьерами и плавучими пагодами. Но никто даже словом не обмолвился о виновнице того происшествия.

Только одно лицо оставалось недвижимым и серьезным. Единственный человек, который, как заметила королева Генриетта-Мария, не разделял всеобщего веселья, был генерал де Руже, французский сановник, отвечавший за безопасность английской королевы и ее окружения во время их пребывания во Франции.

3

Отправлено: 12.02.09 02:51. Заголовок: На этаже, временно п..

Дворец Фонтенбло. Покои и приемная Её Величества Анны Австрийской. 2

На этаже, временно превратившимся в островок Англии в сердце королевского замка, было тихо. На стук каблуков из комнат фрейлин Мадам выглянула русая головка и тут же исчезла с испуганным вздохом. Так быстро, что королева-мать не успела разглядеть, а тем более узнать девушку, караулившую под дверями. Видно, фрейлинам велено ждать возвращения принцессы. Покои юной Мадам пусты – никто не ожидает выхода новобрачной. Зато в покоях вдовствующей английской королевы необычно оживленно. Вся свита Генриетты-Марии во главе с послом Райли и дюжина французских дам и кавалеров. Молодежи не видно совсем, если не считать застывшего у портьеры герцога де Руже.

Королева Анна прошла мимо склонившихся в почтительном поклоне придворных, протянула обе руки поднявшейся навстречу Генриетте-Марии. Две вдовы, испанка и француженка, обнялись, легко соприкоснувшись щеками. Возраст сравнял их цветом волос и платья, оставил одинаковые следы на лицах и сердцах. Когда-то Анна завидовала сестре мужа, потом жалела ее. Теперь они снова были равны – матери королей.

- Я думаю, нам нужно поговорить наедине, дорогая сестра, - Анна Австрийская выразительно оглядела толпящихся в зале англичан и вслед за английской королевой проследовала в маленький кабинет, куда за ними внесли второе кресло.

- Вы получили мою записку? - Анна нервно стиснула руки, мысленно в тысячный раз отругав старшего сына за невыносимое положение, в которое он поставил стольких людей. - Я знаю, что Ее Высочество не ночевала во дворце. И думаю, что кроме нас с Вами об этом знают многие. Здесь, при дворе, любая тайна мгновенно превращается в секрет Полишинеля, мадам. Отсутствию принцессы должно быть разумное и абсолютно безупречное объяснение. Вы уже придумали, что говорить? Если да, я должна быть в курсе – мне ведь придется иметь дело с Филиппом. Герцог горд… и непредсказуем. Он с легкостью может сделать вид, что ничего не случилось, но способен и на иное. А брак фактически не осуществлен, - недоговоренное королевой-матерью "и может быть немедленно расторгнут" тяжко  повисло в воздухе.

Анна Австрийская помолчала минуту, глядя на сестру мужа.

- Так или иначе, мадам, честь Вашей дочери не должна пострадать. И если один из моих сыновей по неосторожности поставил ее под угрозу, мой долг - сделать все возможное, чтобы возместить нанесенный урон.

Судя по ударению на слове "возможное", Ее Вдовствующее Величество не питала особых иллюзий насчет успеха подобного предприятия. Но приличия должны быть соблюдены, пусть только внешне. Брак Филиппа не может быть аннулирован по причине неверности невесты. Такого бесчестия для младшего сына Анна допустить не могла.

4

Отправлено: 12.02.09 22:16. Заголовок: Положение было гнету..

Положение было гнетущим, а с появлением королевы Анны Австрийской в воздухе повисло напряжение, как перед рассветом в осажденной крепости. Все медлено, едва заметно переглядывались между собой, не зная, чего ожидать от суровой матери французского монарха. Лорд Райли широко очертил полукруг своей огромной шляпой и поклонился королеве. На его лице было написано почтение и замешательство. По счастью, ее величество не обратила не него внимания, напрямик направившись навстречю королеве Генриетте-Марие.

Уединившись от посторонних глаз и ушей в кабинете, обе королевы расположились в удобных креслах возле окна, полуприкрытого ставнями. В кабинете было достаточно светло, но все-же, лица обеих дам были затенены.

Слушая Анну Австрийскую, Генриетта-Мария тихо покачивала головой в ответ. Что можно было сказать? Скандалом было уже то, что его высочество выронил обручальное кольцо перед самым алтарем! А какое пренебрежение было в его лице, когда они выходили из кареты по прибытию в Фонтенбло! Да он сам был рад поскорее сбежать к своим друзьям. Глаза Генриетты-Марии лишь потемнели, не выдавая того, что было внутри. Она прекрасно знала обоих своих племянников, благо, что время их отрочества как раз пришлось на ее вынужденную ссылку и жизнь в Лувре. Она видела, во что превращались оба мальчика... Но что же теперь делать? Ее девочка, ее крошка Анна не должна была оказаться центром извечного спора двух молодых львов... Боже, что за судьба! Она прекрасно видела накануне вечером глаза обоих Бурбонов - хладность и вальяжное пренебрежение одного, раскаяние и забота другого. Отчего же так все... отчего?

- Господи Милосердный и Карающий! О чем Вы говорите, сестра моя... честь? Честь моей дочери в ее руках, и я верю в ее благоразумие как в самое себя. У моей девочки хватит сил поступать как подобает, - черные глаза внучки Генриха Великого блеснули. Она воспитала свою дочь в гордости за свое происхождение и положение, даже когда все, включая и ее августейшую родню при французском дворе, пренебрегали ей. Генриетта-Анна была достойной дочерью своего отца-короля и внучкой Великого Генриха. Она не уступила домогательствам самого опасного ловеласа английского двора - лорда Бэкингема, не в пример той, кто сейчас едва сдерживала в себе слова обвинения. И она уж точно нашла, что ответить на открытое ухаживание своего кузена, будь он хоть трижды король.

- Моя дочь никогда не отдаст свою честь на поругание кому бы то ни было, - тихо, но твердо ответила королева. Сейчас она не улыбалась и не играла роль радушной и счастливой королевы - матери невесты. Она была матерью своей дочери.

- Мы ничего не будем придумывать, Ваше Величество. Его Высочество виноват в том, что позволил своему брату Людовику увезти свою невесту. Его долгом было нагнать лодку короля и разделить его общество как и подобает брату. А затем разделить первую брачную ночь со своей невестой. Я же была свидетельницей того, как он разгульно выпивал в компании своих друзей и вовсе не заботился о том, что его невеста ждала его...

Генриетта-Мария говорила спокойно и с расстановкой. Лишь ее руки, не потерявшие еще своей белизны и свежести, теребили большой веер нежно-персикового цвета. Щелк-щелк... веер раскрылся по неосторожности королевы, нажавшей слишком сильно на пружинку. Щелк-щелк, он снова закрылся...

- Мы должны сами первыми подать пример доверия и уважения к Их Высочствам, - неожиданно сказала королева, озвучивая пришедшую ей в голову мысль, - Двор говорит то, что видит, но как только мы заявим свое отношение к происходящему - не останется даже последнего поваренка, который не запомнит наших слов. Мы должны первыми подать пример. Нам обеим известно, что ничего не произошло и не могло произойти, - она сделала упор на слове "не могло" в тон королеве Анне Австрийской, - Мы должны быть выше людских перессудов и домыслов. Это дело нашей семьи и только. И это должно остаться только в семье. Что касается моих людей, то для них все, что касается королевской семьи, свято. И я не услышу ни слова неуважения ни от кого из них. Я надеюсь, что Ваши подданные имеют такое же почтение и любовь к Вам и к августейшей семье.

5

Отправлено: 13.02.09 19:35. Заголовок: Разговоры вокруг был..

    Разговоры вокруг были подобны монотонному жужжанию пчел в одном огромном улье. Английская речь, местами непонятная и странная, сливалась в один словестный поток. Только по выражению лица королевы-матери де Руже понимал, что она взволнована. Лорд Райли давал обстоятельный отчет, но, судя по тому, как мало обращали на него внимания остальные придворные, говорил он по сути ничего сущетвенного - как говорят сами англичане - "бил по кустам".

    Двери с шумом распахнулись и церемонимейстер маленького двора английской королевы-матери объявил о приходе королевы-матери Анны Австрийской.
    От одного взгляда в лицо ее величества генерал понял, что ситуация была чрезвычайно серьезной и речь зайдет далеко не о погоде и платьях. Он опустил голову в поклоне, провожая обеих королев взглядом. Если бы он мог нагнать их невидимкой и услышать страшный вердикт, который кажется, была готова произнести мать французского короля и принца... Арман чувствовал, как загорелись его щеки и уши. Наверно, сейчас на него таращились во все глаза все окружавшие его кавалеры и дамы... Что если они решат, что герцог причастен каким-то образом к предмету волнения обеих королев?

    "Надо взять себя в руки. Ну же, генерал, не робейте," - заклинал он сам себя, - "Ничего страшного произойти не могло... не могло"

    Если королева Генриетта-Мария была уверена в безопасности ее высочества, то отчего же он так не доверяет ей?

6

Отправлено: 14.02.09 02:34. Заголовок: Мать, грудью защищаю..

Мать, грудью защищающая своего птенца…
Ищущая виноватых…
Король, затеявший опасную игру, новобрачная, давшая ему повод для надежды, муж, не настоявший на своем праве. Кто из них виноват?
Так или иначе, они обе будут защищать своих детей.
Господи, почему все должно было сложиться именно так?

Анна молча кивала в такт словам свояченицы и, когда Генриетта-Мария замолчала, нервно теребя веер, постаралась вложить в улыбку максимум тепла.

- Полно, дорогая, не сердитесь. Мы с Вами говорим о разных видах чести. Добродетель Вашей дочери не вызывает у меня сомнения. Но она не спасет ее доброго имени. Скажите мне честно, Вы знаете, где сейчас Ее Высочество?

По легкому замешательству на лице английской королевы Анна поняла, что слова ее попали в цель. И даже больнее, чем она рассчитывала. Прежде чем Генриетта-Мария нашлась, что ответить, королева-мать положила четки на колени и наклонилась к ней, пристально глядя в черные глаза, так похожие на глаза давно умершего мужа.

- Видите ли, мадам, я считаю своим долгом всегда знать, где находятся мои дети. И сегодняшнее утро – не исключение. И я пришла сюда не затем, чтобы обвинить принцессу в случившемся, а для того, чтобы вместе с Вами решить, что можно сделать. Хорошо, мы не будем ничего придумывать, пусть весь двор так или иначе узнает, что герцогиня Орлеанская провела ночь не в брачной постели и не в своих покоях, а в Павильоне Дианы наедине с королем Франции. Да, мы сделаем вид, что ничего не случилось, но как по Вашему – сколько человек в это поверит? - Анна покачала головой. - Положим, мушкетеры моего сына абсолютно лояльны и будут молчать. Положим... Фрейлины Ее Высочества – стайка юных девиц, впервые попавших ко двору. Предположим, они тоже будут молчать о том, что Мадам не ночевала во дворце. Хотя я бы не поставила на их молчание ни гроша, скажу Вам честно. Предположим, люди герцога Орлеанского также не захотят компрометировать своего господина. Но всегда остаются слуги… собственно, все свежие новости поступают ко мне из людской. Или почти все. Нет, я не сомневаюсь в их преданности королевскому дому, но…

Звякнули о ручку кресла гагатовые четки. Анна встала и подошла к окну. Столько солнца… такой прекрасный весенний день.

- Я расскажу Вам одну коротенькую и грустную сказку, мадам. О чести и добродетели. Нет, не волнуйтесь, она действительно коротка. Скажем… так: много лет тому назад жила во Франции одна весьма знатная дама. Она была молода, полна жизни и очень несчастна в браке. И вот однажды она допустила непростительную неосторожность, слишком нежно подумав об одном из красавцев-кавалеров, расточавших ей комплименты. К несчастью, кавалер решил, что ее внимание позволяет ему надеяться, а когда его надежды не оправдались, приписал неудачу чрезмерной осторожности дамы. Он был весьма предприимчив, этот кавалер, и быстро нашел общий язык с лучшей подругой добродетельной дамы. Подруга же устроила так, что на прогулке в саду дама, которую она сопровождала, осталась наедине с питающим надежду поклонником. Обрадованный, он посмел признаться в любви и даже попытался украсть у дамы поцелуй, но она закричала, ибо была добродетельна. И это стало ее второй ошибкой. Промолчи она и уступи, никто не узнал бы о ее падении. Но она была добродетельна и честно заявила об этом. Вот только никто ей не поверил, и в первую очередь – ее собственный муж.

Королева-мать обернулась и взглянула на сестру по мужу.

- Ваша дочь намного счастливее этой добродетельной, но неразумной дамы, мадам. Герцог Орлеанский сможет убедиться в ее невинности уже этим вечером. Если поверит в нее. А что касается преданности двора королевскому дому, то она кончается за стенами дворца. Поверьте женщине, семнадцать лет терпевшей непристойные куплеты в свой адрес, несмотря на то, что за все семнадцать лет я ни разу не беседовала со своим первым министром при закрытых дверях. Вот… и Вы недоверчиво вскидываете брови, дорогая сестра, - Анна невесело усмехнулась при виде румянца, проступившего на щеках Генриетты-Марии.

- По правде говоря, идя к Вам, я отчаянно надеялась, что мой сын уже нашел способ вернуть Генриетту-Анну во дворец незамеченной. Или вернуться самому… Ах, если бы я могла надрать ему уши! - вздох о несбыточном замер на губах Анны Австрийской. – Быть может, какая-нибудь из Ваших дам или подруг принцессы может поручиться, что была с ней всю ночь? - королева-мать вопросительно взглянула на застывшую напротив женщину. - Как зовут эту красивую девушку, что прибыла с Вами из Англии? Вспомнила! Леди Эрендел – как насчет нее?

7

Отправлено: 19.02.09 21:20. Заголовок: Негромкое сдержанное..

Негромкое сдержанное шушуканье, сдавленные зевки, тихий шелест вееров - приемная ее величества Генриетты-Марии была как всегда средоточием всей английской свиты ее самой и юной принцессы. Группы очень явно распределились по возрасту - те, кто постарше, стояли вглубине залы возле пустующего кресела королевы-матери, молодежь, коих было несколько меньше, расбрелась по залу и пристроившись вдоль огромных окон наблюдала за суетой последних приготовлений во дворе Фонтана, куда выходили окна английской половины дворца.

Появление Бэкингема было тут-же отмечено поднявшейся волной негромких приветствий перед герцогом, и более громких перессуд, уже за его спиной, когда он миновав всех, кому-то улыбнувшись, кому-то лишь вежливо кивнув, приблизился к креслу ее величества. Серьезные, даже сочувственные выражения на лицах ближайшего окружения королевы-матери, говори громче, чем протрубили бы все фанфары и охотничьи трубы.

- Милорд, - Джордж церемонно поклонился лорду Райли, - Как здоровье ее величества? Она еще не изволила выйти?

- Нет, сэр, напротив. Ее величество была в прекрасном расположении духа. Она вместе с королевой-матерью Франции только что отшла в ее кабинет. Видимо, чтобы обсудить какие-то формальности, связанные со свадьбой.

Интересно, что за формальности могли обсуждать между собой две королевы-матери наедине и в отстутсвии своих советников и тем паче, министра от самого короля. Бэкингем силился припомнить, когда он видел в последний раз его высочество принца Орлеанского. Был ли он в их общей с принцессой опочевальне? И что за слухи о том, что брачная ночь не состоялась?
Однако, никто не спешил ответить на вопрошающие взгляды герцога, хотя тот явственно услышал слова - "брачная ночь" и "заключение контракта" и что-то еще, более приглушенное, и скорее всего более дерзкое.

Лорд Райли благоразумно отошел в сторону от Бэкингема, чтобы избежать щекотливых объяснений на вопросы. Его светлость оглядел зал, ища хотя бы одного, положительно настроенного человека. Что произошло? Возле одной из колонн он заметил человека, своим одиночеством и настроением резко отличавшегося от всех остальных. Герцог де Руже... как же, милый друг ее высочества. Он за считанные дни сумел привлечь к себе внимание и симпатии и юной принцессы, и ее августейшей матери. Сейчас он стоял в стороне от всех и был мрачнее тучи. Интересно, это от скуки или же герцогу известно нечно, что пока еще является плодом догадок и воображения других?
Но подойти и спросить герцога милод Бэкингем не решился. Совсем недавно они были соперниками, и теперь расспросы и даже мимолетный обмен любезностями мог бросить тень на ее высочество - если оба ее рыцаря праздно по-дружески беседуют в ее отстутсвие, значит, от них обоих отвернулась удача... и вчерашние забавы на Озере могли быть выставлены совершенно в ином свете. Приходилось ждать...

8

Отправлено: 21.02.09 18:35. Заголовок: Приемная зала ее вел..

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты-Анны. 2 //

Приемная зала ее величества королевы-матери встретила мадам де Лафайет необычной тишиной. Она подождала в дверях, чтобы распорядитель свиты ее величества наконец обратил на нее внимание и объявил о ее приходе. Однако, тот был занят разговором с кем-то из свитских и даже бровью не повел при виде де Лафайет.
Не зная, к чему приписать такое невнимание, мадам подобрала тяжелые юбки своего платья и прошествовала вперед. Кресло королево пустовало. Рядом стояли группы ее придворных и что-то негромко обсуждали между собой.

- Лорд Райли, мне необходимо немедлено видеть ее величество, - обратилась она к посланнику, делая неглубокий приветственный реверанс.

- Мадам, - пожилой сановник радушно улыбаясь, склонился в поклоне и приложился к ее руку пухлыми влажными губами, - Очень рад видеть вас. Как прошла ночь? Немного беспокойно, не так ли?

- Более чем неспокойно, милорд, - не удержалась от ворчливого замечания мадам статс-дама ее высочества, - Более чем... оттого я и явилась к ее величеству. Надеюсь, что она в добром здравии?

- Да, мадам. Ее величество сейчас беседует с ее величеством королевой Анной, но как только они освободятся, я лично доложу о вашем приходе.

- Дайте им знать, что я здесь, немедленно, лорд Райли, - нетерпящим возражений тоном заявила де Лафайет, - Уверена, что предмет их беседы касается и моей компетенции, и они пожелают видеть меня тотчас.

- Одну минуту, мадам. Я постараюсь.

Посланник удалился за портьерой перед кабинетом королевы-матери. Тем временем де Лафайет оглядела присутствующих, разыскивая знакомые ей лица. Вон вдали стоит генерал де Руже. Кстати, он может быть в курсе происходящего, ведь он считается конфидентом принцессы. Впрочем, его лицо настолько хмуро, что не нужно быть гадалкой, чтобы не угадать за этой тенью волнение и переживания. Франсуаза подернула плечами, неодобрительно качнула головой при виде цветущего самой счастливой и беспечной улыбкой герцога Бэкингема, выжидающе смотревшего в ее сторону. Этот молодой повеса хоть и считался официальным рыцерем-ухажером юной принцессы, судя по всему, не был настолько опечален беззвестностью... или знал что-то...

9

Отправлено: 21.02.09 21:09. Заголовок: Никем необъявленная ..

Никем необъявленная в приемном зале возникла графиня де Лафайет. Весьма строгих правил дама средних лет, всегда подтянутая, всегда недоступная даже для легкой шутливой беседы. Она оставляла всегда странное впечатление, что вы были знакомы минимум с отрочества. Видимо, сказывалось долгое служение при дворе в качестве воспитательницы молоденьких фрейлин и кандидаток от дворянских семей. В мадам де Лафайет казалось жили все воспитательницы и строгие наставницы вместе. И все же, она недурно одевалась, следила за своей прической и умела эффектно появиться на публике...

- Мадам де Лафайет! Какая неожиданная встреча!

Герцог уже определил по короткому, но выразительному взгляду, брошенному на него мадам, что та была в крайнем недовольстве и жаловала его еще менее, чем всегда. Делая вид, что совершенно не замечает отношения к себе со стороны статс-дамы, Джордж плавной, едва ли не танцующей походкой подошел к ней и отсалютовал шляпой в самом подобострастном поклоне.

- Мадам! Вы просто чудо как хорошо выглядите, наверно, вечерний воздух и легкая прогулка перед сном развлекли вас и вернули цвет вашим щекам.

Поднеся протянутую скорее машинально, нежели из милости, руку графини к губам, герцог поцеловал ее и вдохнул легкий аромат жасминовой воды. Однако... мадам де Лафайет во всеоружии... инетересно, на чье воображение это расчитано? Или же веяние моды и влияние всеобщей эйфории свадебных праздников так влияют даже на степенных матрон?

- Вас что-то беспокоит, мадам? - учтиво спросил герцог, отмечая бегающий, словно выискивающий кого-то в толпе взгляд де Лафайет.

10

Отправлено: 24.02.09 18:19. Заголовок: Мадам слегка опешила..

    Мадам слегка опешила от наглости и вместе с тем неотразимой галантности английского царедворца. Она присела в реверансе, подала руку для поцелуя и поспешно отняла ее, чтобы прикрыть неуместо покрасневшее лицо веером. Герцог Бэкингем был изветным ловеласом и расточителем самых проникновенных комплиментов. А его глаза излучали такую заботу и внимание, что несмотря на все предубеждение, мадам была вынуждена сдать свои позиции и смущенно заулыбаться. Благо, ее молоденькие подопечные не могли видеть суровую мадам в эти минуты.

    - Вы очень любезны, герцог. Но меня беспокоит всего лишь одна вещь, ваша светлость, я боюсь опоздать на выход к Охоте, и кажется, ее величество также.

    Ни слова больше. Глаза герцога сощурились, и не смотря на благожелательную улыбку, игравшую на его лице, сейчас в нем было что-то хищное... охотничье. За кем, интересно, он охотился? Был ли он по-прежнему увлечен принцессой? Мадам не успела развить эту мысль, потому что появился лорд Райли и одним лишь кивком головы указал мадам на маленькую дверь, скрытую за портьерой. Ее величество хотела видеть ее. Боже... лучше бы кто-то другой отвечал королеве-матери за поведение ее дочери... и с ней еще и ее величество Анна Австрийская, "Выносите Святые Угодники!"

    - Ваши Величества, - мадам де Лафайет присела в глубоком реверансе, ожидая позволения подняться.

11

Отправлено: 26.02.09 22:19. Заголовок: Нет, не до пререкани..

    Нет, не до пререканий сейчас... Что бы ни думала кузина о ее дочери, нужно было сообща придумать, как помочь ей выйти из этой ситуации. Спор о том, кто из детей был виноват и кто кому уступил был, видимо, бессмысленным. Каждая мать отстаивала свое чадо. И приходилось принимать во внимание то, что ее величество Анна Австрийская сейчас отстаивала двоих своих сыновей. О, Господи, за что только малышке такие беды? Ну почему, сама она, Генриетта-Мария была до жестокости амбициозна, пытаясь выдать дочь замуж сначала за короля, а потом, потерпев неудачу, за принца крови? Зачем? Будет ли счастлива сама Аннетт? Что даст ей это замужество, если уже в первый день супруг ее так мало уделял ей внимания?

    Она не успела ответить, когда послышался тихий стук в дверь, и в кабинет вошел лорд Райли.

    - Мадам де Лафайет здесь, Ваши Величества.

    - Просите ее, - ответила королева, переглянувшись с Анной Австрийской.

    Как только статс-дама принцессы Орлеанской вошла в кабинет, королева поднялась со своего кресла, чтобы поприветствовать ее.

    - Мадам, мы как раз ждали вас, - ответила она на приветсвие, - Есть ли новости? Или вы тоже в неведении? Что... леди Эренделл? Ведь она... она до вчерашнего дня была всегда вместе с Ее Высочеством. Что фрейлины принцессы? Надеюсь, там еще не переполошились?

12

Отправлено: 02.03.09 16:12. Заголовок: Мадам де Лафайет нер..

Мадам де Лафайет нерешительно перевела взгляд с одной королевы на другую и медлено поднялась из реверанса, словно оттягивая тягостную минуту, когда она должна будет сообщить самое неприятное.

- Ваши Величества, я полагаю, что вы уже уведомлены, что Ее Высочества не было в ее опочивальне. Эта новость уже перестала быть новостью даже в апартаментах фрейлин Ее Высочества. И осмелюсь доложить вам, слухи и домыслы ходят самые дерзкие и злые, - прекрасно зная нрав обеих матерей царственных отпрысков, мадам де Лафайет не стала щадить их самолюбие и решила выложить все начистоту, - Переполоха нет. Но было бы лучше, если бы все эти молодые девицы были бы заняты, а не болтали чего не следует от делать нечего. Прошу прощения, государыни, но слухи о Павильоне Дианы обретают все более недвусмысленный характер. Что касается леди Эрендел, то эта мадемуазель отсуствовала в своих покоях всю ночь.

Поймав вопросительный взгляд Генриетты-Марии, мадам де Лафайет потупила глаза. Нет, она не могла обмануть надежды этой благородной и во всех отношениях чистой женщины. Как бы она ни сердилась на мадемуазель Блюм за ее беспечность, но сейчас, пожалуй, было не самое подходящее время для отчихвостивания ее. Она выяснит, отчего слуга маршала дю Плесси-Бельера, этот прохвост и проходимец Гранден, любезничал со служанкой Августы, и примет надлежащие меру. Чутье подсказывало ей, что дело касалось не столько повесы-слуги, сколько всем известного дамского угодника маршала.

- Вероятно... вероятно, она была с принцессой и находится сейчас вместе с Ее Высочеством. В этом случае... нет нужды опасаться, что слухи верны, Ваши Величества.

Из далека, вероятно из самого дальнего конца парка послышались беспорядочные выстрелы. Наверно, стреляли первые охтники, предположила Лафайет, малознакомая с канонами охоты. Она предпочитала ехать в карете с остальными дамами, нежели галопировать, сидя в неудобном дамском седле и изображая из себя амазонку древних времен. Ах молодость... когда-то в детстве она могла наперегонки со старшими братьями гнать своего собственного жеребца, и самое главное - ей вовсе не нужно было трястись в нелепом дамском седле, и ей даже позволялось носить специально сшитые для нее штаны... ах, детство... беззаботность...

Мечтательное выражение на лице мадам де Лафайет быстро улетучилось, когда она обратила внимание на реакцию обеих королев на выстрелы в парке. Волнение и неподдельный страх были написаны на лицах обеих. Казалось, что им станет дурно - одной с сердцем, а другая упадет без чувств.
Мадам де Лафайет быстро нашлась и крикнула лакея чтобы тот принес воды и на всякий случай позвал доктора, чтобы тот был поблизости.

// Дворец Фонтенбло. Апартаменты фрейлин принцессы Генриетты-Анны. 2 //

13

Отправлено: 04.03.09 15:16. Заголовок: Недолгое замешательс..

Недолгое замешательство на лице Франсуазы де Лафайет сказало королеве-матери все, что она боялась услышать. Итак, Генриетта-Анна до сих пор не вернулась. А до назначенного Луи времени выезда на охоту остались считанные минуты. Значит, дети, скорее всего, явятся прямо из Павильона Дианы. Счастливые и влюбленные или наоборот, сердитые друг на друга, в зависимости от того, куда повернулась затеянная вчера королем шутка. Сейчас королева Анна уже не сомневалась, что королевский экспромт вовсе не был веселым розыгрышем для того, чтобы немного подразнить и, быть может, наказать младшего брата. Нет, теперь она видела в нем хорошо продуманный Луи план устроить свидание с юной невесткой, на которую он весь день бросал слишком жаркие взгляды. Дева Мария, как неосторожно. Как неблагоразумно! И как грешно, сын мой. Щелк-щелк. Быстрый сухой треск четок скрыл сорвавшийся вздох.

А вот известие о том, что подруга принцессы тоже провела ночь в неизвестном месте, удивило Анну настолько, что она не удержалась от быстрого взгляда на мадам де Лафайет, а затем в сторону английской королевы. Кажется, Генриетта-Мария приняла версию графини без особых сомнений. Королева-мать усмехнулась: юную леди она своими глазами видела прогуливающейся на лужайке перед дворцом в обществе известного любителя Красных Шапочек. То, что леди Эрендел не было в Павильоне Дианы, она знала наверняка. Вывод напрашивался. Судя по тому, как прятала взгляд статс-дама принцессы, она тоже имела сильные подозрения насчет местопребывания своей подопечной.

Фрейлины… Анна нахмурилась, вспомнив, сколько проблем было у нее из-за внимания, которое ее нелюдимый супруг уделял хорошеньким фрейлинам. Нет, как раз за добродетель Мари д'Отфор или мадемуазель де Лафайет (кстати, родственницы графини по мужу), она опасалась в ту пору меньше всего, но обида осталась до сих пор. Королева-мать быстро прочитала Ave, прогоняя недостойные мысли. Грех жаловаться на то, что, отбирая для службы при дворе самых красивых и умных девиц, королевы вынуждены потом пожинать плоды своего легкомыслия. С другой стороны, не окружать же себя унылыми и бесцветными лицами только ради того, чтобы блюсти зыбкую нравственность? Так и садовники, лелеющие свои пышные розы – не страдают ли они, видя, как плоды их трудов срывают праздные пальцы? Вздыхают, но все же упорно продолжают поливать и подрезать любимые цветники с наивным тщеславием.

Далекие выстрелы вывели Анну из минутной задумчивости. Стреляли где-то в парке, она не могла ошибиться. Кто посмел? Первая беспомощная, ужасная мысль: неужели Филипп потерял голову от обиды и попытался прорваться к жене? Вторая – еще страшнее – заставила судорожно глотнуть воздух и схватиться за сердце. Вчерашний взрыв, и вот теперь – это? Матерь Божья, спаси и сохрани мне сына. Спаси и сохрани!

Королева Генриетта-Мария тоже побледнела как полотно, откинулась в кресле, испуганно глядя в окно. Графиня де Лафайет шевелила беззвучно губами, видно, говорила или звала кого-то, но Анна не слышала ничего, кроме эха мушкетных залпов. А потом и они растаяли в ватной, душной глухоте.

***
Стакан с водой болезненно стукнулся о зубы: вода показалась ей ледяной, словно холодная сталь вниз по горлу. Королева-мать вздохнула, открыла глаза и еле слышно шепнула склонившейся над ней Франсуазе де Лафайет.

- Найдите девушку, мадам. Покои рядом с королевской опочивальней. Я знаю, она там. Найдите и пошлите навстречу принцессе. Ей… - она снова глотнула ледяной воды, на этот раз почувствовав горький привкус лекарства, отдышалась немного. – Ей нельзя возвращаться одной, вдвоем с королем. Бедная девочка слишком молода, чтобы вот так…

Анна прикрыла глаза, ожидая, когда подействует лекарство. Зашуршали юбки: графиню де Лафайет сменил врач королевы. Рядом хлопотали камеристки Генриетты-Марии, растирая душистым уксусом виски своей госпожи. Милостью божьей, в парке больше не стреляли.

Мать короля выпрямилась в кресле и оглядела столпившихся вокруг людей. Чужие…. Спокойные лица, удивленные глаза. Что им до того, кого из ее детей сейчас убивают в парке Фонтенбло? Лишь один человек смотрел на нее не только с сочувствием, но и с тревогой.

- Месье де Руже, - она и сама удивилась тому, как тверд ее голос. – Прошу Вас, ступайте, узнайте, что там стряслось в парке. Сейчас же!

14

Отправлено: 09.03.09 23:51. Заголовок: Вернувшись в кабинет..

Вернувшись в кабинет Ее Величества королевы Генриетты-Марии, генерал поклонился и тотчас же начал с доклада.

- Ваши Величества, вынужден просить Вашего прощения за Его Высочество принца Ференца. Это он вместе со своей свитой нарушил покой. Они проверяли свои аркебузы и мушкеты, насколько я понял, и стреляли по шишкам в дальнем конце парка. Его Высочество очень сожалеет.

Об Армане де Руже давно уже подшучивали, что его невозмутимость даже более характерна, чем у самих англичан. Во время отчета на его лице не дрогнул ни единый мускул. Словно он говорил о погоде где-то на Вест-Индских островах.
Закончив доклад, генерал выпрямился, ожидая новых приказов. За окном слышно было волнение во Дворе Источника. Но молчание оркестра свидетельствовало о том, что король еще не появился.

Как-раз, когда Арман задумался о том, как произойдет появление Его Величества и Ее Высочества, словно в ответ на его мысли, зазвучали фанфары и трубы оркестра, возвещая о появлении короля.

Из окон кабинета все было прекрасно видно. Склонившиеся в единодушном движении головы придворных, взмах многочисленных ярких плюмажей на шляпах. Под аркой появились три фигуры всадников - впереди ехал Людовик, несколько поодаль от него ехали две дамы, в которых Арман безошибочно признал принцессу Генриетту-Анну и ее фрейлину Августу Блюм.
Глаза его блестели, готовые наполниться слезами. Он сам не понимал - радости ли, или отчаяния - его милая голубка была такой счастливой в это утро. Подавив в себе вздох, Арман проглотил горечь подкатившего к горлу кома. Он слишком долго был в обществе праздных светских придворных, и это явно не шло ему на пользу. Он должен был вернуться в свой полк... куда угодно... на край света... а лучше всего к фландрской границе, где вот вот должна была вспыхнуть война...

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 3 //

15

Отправлено: 11.03.09 02:26. Заголовок: Как томительно долго..

Как томительно долго тянутся минуты, когда ждешь новостей…

Первый приступ панического страха прошел, уступив место молитве и холоднокровным размышлениям. Что бы ни случилось в парке, короля хорошо охраняют. Даже если это покушение, дерзким смельчакам сначала придется прорваться сквозь дозор мушкетеров вокруг Павильона. Если, конечно, Луи все еще в Павильоне с принцессой. Безрассудный, безрассудный мальчишка… Улыбнувшись невольно сквозь раздражение, королева Анна попыталась понять, о чем так оживленно говорят вокруг, но свита ее свояченицы, взволнованная нездоровьем обеих королев, забыла о манерах, и вокруг королевы-матери в эту минуту звучала лишь английская речь.

Королева-мать жестом подозвала к себе молодого Бэкингема, в тысячный раз подумав, как разительно похож он на отца…

- Милорд, Вы были вчера с моим сыном, - Анна говорила тихо, не оттого, что силы не вернулись к ней, а дабы не тешить любопытных поводом для сплетен – вон сколько лиц сразу повернулось в их сторону, стоило английскому герцогу приблизиться к креслу королевы-матери. – Я слышала, что Вы с Месье изрядно покуролесили, как это свойственно молодым людям, и герцог даже пригласил Вас к себе в покои.

Щеки Бэкингема слегка порозовели. Единственный признак чувств на бесстрастном по-английски лице. Что это, неужели пущенный с утра слушок, что Бэкингема застали ночью с молодым пажом Филиппа, не так смешон, как показалось ей вначале? Нет, не может быть – Анна отказывалась верить в дурные сплетни о сыне Джорджа. Он не из того теста, что де Лоррен или де Гиш, о нет, не из того.

- Я благодарна Вам, милорд, за то, что Вы сумели подружиться с моим сыном. Мне было грустно видеть неприязнь, возникшую между вами поначалу. Ваш отец… Вы знаете, он был дорог мне… и Вы – Вы тоже. Мне бы хотелось, чтобы Вы оставили Францию без грусти и, тем более, без обид на кого-либо из членов моей семьи. Могу ли я надеяться на это?

Она вопросительно взглянула на молодого человека, ожидая ответа, но в этот момент толпа англичан расступилась, пропуская генерала де Руже. Увидев его спокойное лицо, королева-мать вздохнула с облегчением, еще прежде того, как генерал заговорил, развеивая последние опасения присутствующих.

Упоминание о принце Ракоши вызвало слабую улыбку на губах Анны. Мадьярский принц уже успел заработать при дворе репутацию сорвиголовы, бесшабашного, но искреннего. Сердиться на него было невозможно: откуда кузену короля знать о строгих порядках, сделавшихся еще строже со вчерашнего дня.

- Благодарю Вас, генерал. Вы принесли нам добрую весть, да еще так споро, как и подобает доблестному воину. Конечно же, нам надо было сразу догадаться, что это кто-нибудь из молодых дворян шалит перед охотой, - королева-мать улыбнулась с неувядаемым очарованием, делавшим ее такой неотразимой в молодости, оглядела притихших дворян. – Ну что же, господа, мы с Ее Величеством наделали вам переполоха и непростительно задержали в покоях. Король Франции не любит опоздавших, но у вас есть веское оправдание: вы успокаивали двух неразумных матерей. Увы, ни мне, ни мадам Генриетте не выпало счастья быть мужчиной и английским джентльменом, поэтому приношу вам свои извинения и умоляю вас о снисходительности к нашей женской слабости.

Генриетта-Мария слегка нахмурилась, но сдержанные смешки и уважительные взгляды англичан говорили о том, что испуг обеих королев понят, и инцидент исчерпан.

Анна Австрийская протянула руку стоящему рядом Бэкингему.

- Милорд, прошу Вас, окажите мне любезность, будьте моим провожатым. Мне так хочется почувствовать себя молодой сегодня утром.

Одарив герцога еще одной из своих неотразимых улыбок, королева-мать поднялась с его помощью из кресла и направилась к выходу из покоев мимо склоняющихся перед ней придворных. Генриетта-Мария последовала за ней. Торжественные фанфары, грянувшие за окном, заставили обеих королев остановиться. Спрашивать, что происходит, не было нужды: с очевидностью, двор приветствовал явление короля. Лорд Райли, повинуясь знаку своей госпожи, подошел к окну и утвердительно кивнул.

- Его Величество въезжает во Двор Источника. С ним герцогиня Орлеанская и ее фрейлина леди Эрендел, - голос посланника был сух и спокоен.

Королева Анна взглянула на улыбающуюся свояченицу, на вскинувшего брови Бэкингема… и промолчала. Зачем им знать о гневе, вспыхнувшем в груди испанки при мысли об оскорблении, которое юная английская принцесса в этот момент наносит ее младшему сыну. Святые дары, ей даже не хватило такта прибыть до короля или, наоборот, задержаться, дабы не демонстрировать Филиппу его позор. На глазах у всего двора! И за честь этой легкомысленной особы Анна только что искренне переживала, кто бы мог подумать! Поджав губы, Анна Австрийская в молчании покинула апартаменты английской королевы и не произнесла ни слова до самого Двора Источника.

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 3 //

16

Отправлено: 11.03.09 16:16. Заголовок: Беглая речь камерист..

Беглая речь камеристки Ее Величества, неторопливый взвешивающий каждое слово выговор королевского врача, волна перешептываний... постепенно кабинет королевы превратился в ее приемную - нахлынувший поток придворных заполонил все возможное пространство вокруг обеих королев. Каждый пытался быть полезным или высказать полезное суждение. Мимо ушей Джорджа проносились обрывки фраз и и сдавленные вздохи. Они оглушали его и заставляли сердце вздрагивать мучительней, чем отгремевшие вдали выстрелы. Как жестоки слухи, как птицы разлетающиеся во все стороны - в них нет ни капли жалости, ни тени сострадания...

- Его Величество...
- Ее Высочество...
- ... Диана...
- ... ревность...
- Вызов...

Среди всего этого нараставшего гомона послышался единственный непохожий на остальных голос, произнесший его имя. Словно ему позволили ожить и вернуться в мир реальности.
Герцог склонился перед Ее Величеством Анной Австрийской, так внезапно и так во-время прервашей этот многоголосый кошмар. С благодарностью он склонился к протянутой руке. Руке богини греческих гениев. Такой же белоснежной и мягкой, какой она была должно быть, когда королеве было всего лишь шестнадцать, и она только приехала в чужую страну, чтобы найти свою судьбу, свое заключение в золоченой клетке...

- Ваше Величество, - на минуту герцог почувствовал жар, щеки его разгорелись, он никогда не видел своего отца, но знал, кто была хранительницей его серца, единственная, о ком он помнил в минуту своей гибели, - Да, я имел удовольствие быть лично представленным Его Высочеству.

С истинно материнской чуткостью, королева дала понять герцогу, что понимала цель его пребывания при французском дворе и вовсе не обманывалась о его намерениях. И она прощала его. Взгляд теплых глаз Джорджа блеснул, как будто незримая связь между ним и той, кого любил его отец, заставила их ожить.
Обида... да, накануне вечером его сердце, все его сознание было наполнено одной лишь обидой - на того, кому была наречена его возлюбленная, на того, кто дерзко похитил ее едва ли не из-под венца... на самого Господа - за то, что он, Джордж, был словно античная статуя в Виндзорской галерее - нем и недвижим для всех. Что мог он сделать? Как мог он вернуть ту, которая никогда даже не вернула ему ни взгляда и внимания, которые он дарил ей? Ту... которая была для него всегда на пьедестале обожания, далека... немыслимо далека от него... Обида - на всех и ни на кого...

- Мадам, клянусь Вам, я привез во Францию частичку своего сердца... - нет, он не шокирует несчастную и без его излияний мать признанием, что все его сердце осталось в ручках прелестной девочки вчера - красавицы-принцессы сегодня, - И я благодарен Создателю за то, что убедился, что оставляю сокровище в самых надежных руках.

Как горько это слово - "оставить"... Поймет ли кто?
Приняв предложение королевы-матери сопровождать ее, Бэкингем подал ей руку. Как раз в тот момент, когда весь двор оглушили резкие торжественно-оглушительные звуки фанфар.

"Король!" - пронеслось по рядам придворных, поднялось к окнам дворца и как эхо повторилось в галереях и приемных залах.
"Генриетта!" - набатом раздалось в сердце Джорджа. Он чувствовал легкое пожатие пальцев Ее Величества, то ли она пыталась предупредить его о чем-то, то ли это была невольная реакция на гнев, который она не выдала ни единым взглядом, ни единым словом.

Ему предстоит еще приветствовать Его Величество Людовика XIV от имени его короля, предстоит церемонно преподнести поздравления счастливой паре молодоженов...

"Представление продолжается, леди и джентльмены! Прошу всех по местам..." - отчего-то прозвучало в его сознании, слова распорядителя театра "Глобус"... как это было далеко теперь... и как это верно сказано мастером Шекспиром -
"Жизнь - это театр, а люди - актеры этого театра"

Скорее завершить все эти церемонии, скорее выполнить свою тягостную роль и сбежать... Нинон, где ты, Царица ночи и Обмана, ни словом, ни жестом не солгавшая ему, но сумевшая украсть его у  жестокой реальности?
Герцог искал глазами молодого пажа Его Высочества... Пусть его, пусть говорят о нем, что пожелают... Какое это имеет значение теперь, когда все его надежды навсегда запечатаны замком чужого счастья?

- Прекрасный день для прогулки в лес, Ваше Величество. Я признателен Вам за Вашу доброту, и за доверие мне, - тихо проговорил герцог, - Ваше расположение очень много значит для меня... и Ваше доверие.

// Двор Источника (Cour de la Fontaine) 3 //

17

Отправлено: 27.05.10 20:45. Заголовок: Вечер. Около семи ча..

Вечер. Около семи часов.

Она уговаривала себя не тревожиться по-напрасну и не придумывать себе страхов сверх тех, что уже пугали ее. Выдать дочь замуж за французского принца оказалось куда хлопотнее, чем представлялось на первый взгляд. Уродливые тени готовых разразиться скандалов одна за другой маячали в глазах вдовствующей королевы Англии. И ведь не зря ее кузина, королева Анна так предостерегающе смотрела на нее, когда утром они вдвоем наблюдали из окна въезд Людовика и Генриетты-Анны к месту сбора охотников. Как бы того не хотелось ей самой, как матери, как королева она должна была принимать во внимание нелицеприятные слухи и больше того - увиденное собственными глазами. Поспешный отъезд принцессы из Долины Ветров только усиливал подозрения. Как неприятно то было, но Ее Величество была вынуждена согласиться с доводами своей кузины.

- Лорд Райли, мы должны поговорить с нашей дочерью немедленно! Мы отправляемся тотчас же.

Однако, из-за протокола, неписанных правил этикета Ее Величеству не удалось выполнить свое намерение, пока ей не представили всех важных и не слишком важных чиновников и вельмож французского двора. Она несколько раз порывалась сказаться больной и прервать церемонию, но неумолимый, когда дело касалось дипломатических отношений, лорд Райли смотрел на нее с такой укоризной в глазах, что Генриетта-Мария молчала, оставаясь на своем месте с натянутой вежливой улыбкой.

- Все, милорды и леди, ни слова больше! Мы отправляемся к нашей дочери и зятю, герцогу Орлеанскому! Милорд, - обратилась она к начальнику своих гвардейцев, - В отсутствие генерала де Руже возьмите на себя его обязанность предупредить Их Высочества о нашем визите.

// Дворец Фонтенбло. Покои Его Высочества Принца Филиппа. 2 //


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Покои королевы Генриетты Марии. 2