Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 2


Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 2

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

01.04.1661

Двухэтажное строение казарм находилось в дальнем конце парка. От Дворца к нему вела широкая аллея с огромными вековыми дубами, посаженными еще при короле Франциске Первом.

2

Отправлено: 09.02.09 22:32. Заголовок: 01.04.1661. Четверть..

01.04.1661. Четверть девятого утра.

...По левую руку пустынная каменистая равнина. Головы валунов. Выгоревшая  ржавь-трава.  Косматые шары перекати-поля. Вогнутая линия горизонта. Дрожал от жары воздух.
Шпарило солнце, теней нет – полдень. Жажда.
По правую руку – натянутая до звона белая ткань – как забор, выше головы.
Юноша шел вдоль полотнища, бездумно вел пальцами по ткани .
Знал, что идущий рядом, но  с той стороны преграды, отвечает на его движение зеркальным жестом.
Он различал сквозь ткань только смутный  силуэт спутника – как плоскую  фигурку на экране  в театре теней.

Рослый гимнаст. Львиная грива россыпью по плечам. Пять внятных отпечатков пальцев. Остальное тонуло в непроглядном «молоке».

-... И знаешь, вот что интересно... –  спутник монотонно продолжал разговор, начало которого юноша не помнил, - Мы все давно умерли. Некоторые – заживо. Некоторые – так. Некоторые и вовсе не рождались. В нас играют. Чтобы убить время.
Я живой, – возразил юноша – Пить хочется. Жарища адова....
- Еще бы, –  хмыкнул спутник – Это пустыня Мизоан. Отсюда выхода нет, кадет.
Слышно было, как он вынул пробку из фляги, как глубоко глотнул. Издевается. Чертов трюкач. Акробат, фокусник. Ну, ничего.
Юноша нащупал за голенищем стоптанного сапога нож, роговая рукоятка ладно легла в кулак.
Заговорил, чтобы отвлечь.
Гиблое дело, стало быть? А может плохо искали выход?
- Да нет выхода, сказано тебе! – рассердился спутник, аж взрыкнул – Игра есть игра. Тут все не взаправду. Тот выиграл, кто не начинал.  Как ни бойся, как ни бейся, не поможешь никому.  Слушай, я давно хотел тебя спросить: тебе  чего...  больше всех надо, кадет?
- Ты угадал. – широко улыбнулся юноша и крест накрест полоснул ножом по белому полотну. - Выходи, тебе водить!
Парусина с треском расселась и за ней....

Сводчатый потолок казарменной гауптвахты.

Филипп де Лоррен открыл глаза, срыву сел, облапил широкими ладонями горячий лоб. Волосы докучно лезли в глаза.
Стены поплясали маленько и успокоились. Все на своих местах. Пол под ногами, потолок над головой и никак иначе.
Сонные мороки смиловались и отступили.
Шевалье встал, еще нетвердо спросонок прошелся взад вперед по камере, подпинывая сырую рухлядь. Сколько я проспал? Час? Сутки? А, наплевать.

Он бережно ощупал лицо.

Красота неописуемая. Левая щека набухла нарывным синяком, дергает так, что в глазах  белым стреляет,   к раненому боку прикипело заскорузлое полотно рубахи. Отдирать больно будет.
Тем более наплевать.

Видимо, пока Филипп спал, заходили  караульщики - в изголовье на серой скамье лежала скатка одежды и сапоги, которые передал слуга Мартин.
Филипп допил охлебки воды из арестантской кружки, огладил сочащуюся апрельской талью каменную кладку стены, отер лицо, размазав по припухлым по-детски щекам тюремную слякоть.

Все тело ломило, будто весь вчерашний день на нем плясали польский танец краковяк ломовые лошади-першероны.
Де Лоррен с хрустом в суставах потянулся,  даже попрыгал и поотжимался,  чтобы размяться, приговаривая через вдох-выдох речитатив глупецкой детской считалочки:

- Жили- были три селедки,
Куля, Муля и Балда...
Куля-Муля жили вместе,
А Балда жила одна...!

Быстро переоделся. Молодец Мартин, хорошо подобрал,  простой колет-безрукавка, старомодные, привычные еще с Военной Академии, узкие кожаные штаны, разношенные сапоги под колено. На одно плечо короткий плащ, сборчатое крыло из фламандского сукна.
Тепло, удобно и не пыльно.
Шевалье вытянул из воротника сорочки шнуровку, кое-как увязал непослушные кудри в хвост.

Что-то мешало под стелькой, Филипп, закинув ногу на ногу, содрал сапог, поискал.
Записка.
Филипп нагромоздил обломки ящиков и бочонков, приник к свету из оконца под потолком.
И прочитал знакомые каракули Эффиа.
Значит, помнит меня...
Филипп улыбнулся, скомкал записку, тиснул под подкладку.
За окном перекликались дозорные. Четко процокали бинтованные копыта военной лошади.

Крякнув, распалась пирамида из дощатого хлама, Филипп пальцами вцепился в переплет решетки.

Подтянулся было, но рухнул следом.
Мотнул головой.
Подергал дверь. Крепкие запоры. И не мечтай.
Филипп вернулся на скамью. Приготовился долго  ждать.

На грязных  по лягушачьи влажных камнях светлыми клетками легли  солнечные пятна проникшие сквозь решетку.

- Эээй, слушай! Первый пост сдан, третий пост принят. - зычно перекликались часовые снаружи.

Де Лоррен чутко слушал их перекличку. Приказал сам себе:

- Главное - не отчаиваться. Все только начинается. Не вешать нос, шевалье.

3

Отправлено: 15.02.09 04:54. Заголовок: Самое неприятное в л..

Самое неприятное в любой тюрьме - хоть постоянной, хоть временной, даже не одиночество, не неизвестность, а скука.
Поначалу маленькая, пустяковая, когда просто маешься из угла в угол (понимая, что мерять шагами полуподвал предстоит еще не один день или месяц), потом насвистываешь глупый мотивчик "С Жанно пошла гулять Жанетта", потом считаешь "на глазок" гвозди в окованной железом двери. Сколько их? Сорок восемь. Пересчитай заново. Все равно сорок восемь.

Хоть бы поскорей на какую каторгу отправили, камни дробить. Все работа... Впрочем, об этом лучше не думать.

Филипп постоянно привык чем-то заниматься. Даже в минуты досуга находилась хоть пустяковина, можно читать, можно дразнить прутиком кота Самсона, можно вывести на пустой плац лошадь и поупражняться, рисовать что в голову взбредет,  играть с Эффиа в кольца или карты на щелбан, а уж когда подходит учебное время - там только поворачивайся. Одно копирование крепостных планов чего стоит - черт ногу сломит, а преподаватель де Шателен, старый гриб,  душу вымотает со всеми этими барбаканами и равелинами, или математика, или геодезия... Последний год обучения, дело нешуточное.

Последний год... Кажется, для меня действительно последний. Только вот экзамены придется сдавать вовсе не такие, как привык. И шанса на пересдачу не предвидится. Что с матерью будет... Позорище. И Луи, старший брат, служит в гвардии. Каюк его карьере. Обязательно кто нибудь подпустит елейного яда, "ах, месье д Арманьяк, примите соболезнования, слыхал я что ваш младшенький... Ах беда, какая. Вы уж не обижайтесь, но с этого дня вам у нас дома бывать неудобно. И у жены его поубавится подружек. А она первенца ждет. Не родился еще младенец,  а уже - в родне государственный - скажите пожалуйста - преступник.

В камеру залетел с улицы ранний шмель  - проснулся от солнца - и  загудел под потолком настырным басом.
Де Лоррен вздохнул, подпер здоровую щеку кулаком и принялся снова считать гвозди. Вдруг случилось чудо и их стало сорок девять.
За дверьми послышались шаги, бурчание голосов, четко прозвучали по мостовой чьи-то подбитые сталью сапоги.
Филипп приник к двери, жадно прислушался.

- Велено передать, ничего не знаю! - настаивал невидимый посыльный.
- Бумаги, бумаги извольте предъявить! - тенором надрывался один из штатских, тот самый, Паруар. - Нашли время заниматься благотворительностью! Тут не приют для кающихся магдалин! Тут дис-цип-ли-на! Без бумаги вы пустое место!
- Слово  Джорджа Вильерса Второго герцога  Бэкингема  для вас пустое место?! Вы об этом пожалеете!
- в голосе вестника лязгнуло старое доброе британское железо.

- Ну что же вы сразу не сказали, милейший! - растаял Паруар - Раз так, дело хорошее, давайте сюда корзину. Но простите, содержимое досмотрим, таков порядок... Ого... Да тут провизии на целую роту.
Передадим, конечно же передадим! Всех вам благ, здоровья мамаше!

- Пять лет, как померла.
- Ну тогда супруге.
- Я холост.

Судя по шагам, вестник удалился под воздушные поцелуи штатских сторожей.
Филипп зажал рот ладонью, чтобы не фыркнуть. Он осторожно пододвинул скамью к окну и глянул через решетку. С тюремного ракурса видны были только сапоги двух штатских и сам Паруар на корточках потирал руки над корзинкой, откуда торчал хвост петрушки, поджаристый багет и горлышки бутылок. Он потащил из корзинки  холодного цыпленка и выкорчевал с хрустом ножку.

- Нет, братцы,  вот она несправедливость. Блондинчик под арестом, а  всякие англичане понаехали и  кормят его, как на убой. А мы, верные слуги закона, тут торчим на собачьих галетах и кислом вине из отжимок! Вот уж погодите, к нему еще девицы потянутся. Тюремные пороги слезами поливать и утешать бедняжку. Ну его к черту, вот что я вам скажу, он себе ряшку наел, теперь наша очередь. - Паруар порылся в корзине - Славный пирог...  - разломил, принюхался, - с голубиными печенками. И сыр. И кольцо кровяной колбасы.

Он передавал снедь приятелям, уже весело заговорили откупоренные пробки, кто то жадно глотнул из горла, крякнул:
- Эх, упокой Господи душу этого...дай Бог памяти,... Арманьяка! Желаю, чтобы все! Да здравствует Король! Да здравствует Ватель!

И бутыли звонко сдвинулись.

Филипп, приникнув лбом к решетке, широко улыбался. О еде он сейчас даже думать не мог, - рана дергала, да и явно начинался жар. Но ужасно хотелось хоть как-то подковырнуть чиновников.
Юноша состроил жалобную умильную мину, закатил небесные очи и,  отдув кучерявую челку со лба, протянул:

- Господа начальники!  Имейте сострадание. Подайте государственному преступнику хоть кусочек булочки и глоточек промочить горлышко. Я натура делика-атная.Вот помру я в голодных  конвульсиях,  а вам еще протокол составлять...

Выпивка способствовала канцелярскому благодушию. Паруар, хмыкнув, сунул сквозь прутья решетки полбутылки вина и обгрызенную горбушку.

- Знай мою щедроту, арестант.

И чиновники продолжили пирушку.
Филипп, переминаясь на скамье, с наслаждением похлебал терпкого сухого бургундского, сунул горбушку в карман. И тут ему в голову пришла совершенно дурацкая идея. Хоть маленькое да развлечение.
Он коротко ойкнул, опасно зашатался на скамье, схватился свободной рукой за горло, издал  удушенный хрип.

- Э, парень, ты чего это? - нагнулся над решеткой Паруар.

- Жжет... В животе. Ой, дяденьки невмочь! Уже не жжет, а режет.
- странно задергался и захлопал ресницами юноша.
- Чего  ты мелешь? - вскинулся Паруар. 

- Я не мелю, дяденька... Ой, дышать не могу... Ой, тошнит. Ой, в глазах темно... Караул!  Помираю! - в голос хрипло заорал де Лоррен. - Отравили!
Он картинно завалился со скамьи, скорчился на полу, и забился рыбкой, хватая воздух ртом.
Последнее было просто - на самом деле шевалье колотило от хохота.

Чиновники переглянулись. Паруар медленно вынул изо рта "попку" колбасы с веревочкой. Бледнея, все трое уставились друг на друга. Плешивый подавился вином и заперхал. Тот, что был похож на носатую  выхухоль, воззрился на разворошенную начинку пирога.
Де Лоррен, вспоминая все заветы мэтра Мольера, поддал трагедии, улегся в живописную позу и скорбно сообщил в потолок:

- Прощайте, друзья. Я связался с дурной компанией, пошел по кривой дорожке, погубил молодость в притонах и тавернах, продал Родину за жемчуга стакан  и вот меня, беспомощного, как монашку в казарме, отравили, дабы страшные тайны я унес в холодную могилу. Мертвые не кусаются!

О черт, надо было меньше читать романов плаща и шпаги.

- Погоди... Кому ты нужен, чтобы тебя травить! - взвыл Паруар. Его плешивый приятель откашлялся и выпучив рыбьи глаза, шепнул:
- Кажись мне тоже нутро жжет... Братцы, я сейчас вернусь... - и посигал куда-то за деревянную клетушку конфузки.

- Иветта, Марион, Жаклин, Мими, Адель, Марго, Нинон,  Мадлена, Анриетта, Лизон, Амели, крошка Одетта! Передайте им мое последнее прости, скажите что я любил их, как одну!    - надрывался де Лоррен. - Ой, все... Агония. Судороги, понос и смерть.

Загремел в замке  тяжелый ключ. Дверь с визгом отворилась, на ступени пали полотна солнечного  света, сунулась в проем бледная, как сыр, физиономия Паруара. Агент наклонился над арестантом. Тот выгнулся дугой, печально хрюкнул, держась за живот. И пополз в угол.

- Ш-шевалье... - окликнул Паруар - Ты куда?

- На тот свет. - бойко ответил "отравленный" и закатил глаза так, что стали видны одни белки. - маме, маме передай, что я ее люблю, не могу! Боже, храни Короля!

- Ох,  ты ж...
- агент с сомнением потыкал себя под ребрами, сглотнул слюну. - Дьявол... А ведь и вправду маетно как-то... Сердце прыгает. В кишках пожар.  Господи! Доктора! Клистир!

И, гремя связкой ключей и пистолем на поясе, чиновник рванул вверх по ступеням.

Носатый, отпихивая приятеля, порскнул, как заяц,  в молодые лопухи.

Подошедший к двери черноусый мушкетер  из роты д Артаньяна, увидел опрокинутую корзинку и объедки, вскинув бровь, поискал взглядом агентов Ла Рейни. Но никого не было у двери гауптвахты, только из кустов раздавались характерные булькающие звуки.

Мушкетер заглянул в камеру и удивился - еще никогда ему не приходилось видеть хохочущего до слез заключенного.

4

Отправлено: 17.02.09 20:05. Заголовок: - Проходи, живо... И..

\Парк Фонтенбло. 4\

- Проходи, живо... Из за вас, чертей полосатых, погорю, как пить дать. Но ты точно в нем уверен? - озираясь,  ворчал Анри  Тридцать Три Бургундца, ему было не в первой, в роте он был известен, как безрассудной храбростью, так и дебошами на "увольнительных", из за которых так и не смог подняться по званию,  гауптвахту забияка-мушкетер называл не иначе как "дом родной".

- Как в себе уверен. Слово чести. - ответил Эффиа, он поджался и бежал, как хорошая гончая, попадая в свет-тень, свет-тень под длинной грубой стеной казармы.

- "Чести". Вот как. Ты же штатский, месье Конюший. - буркнул Анри.

Эффиа резко сцапал громилу за плечо, оскалился:

- Ты знаешь, почему человек из рода Эффиа не может пойти на королевскую военную службу. Тебе хорошо. Сен-Мар-покойник, тебе не сват, не брат, не дядюшка. Черная слава - долгая память. Как там в Писании - до седьмого колена?

- Да ладно, шучу. - отмахнулся бургундец, сторожко прислушался. - Это твои что ли палят. Ишь ты, прямо баталия. Сейчас наши снимутся. Но ты не обессудь, Туанон, [more]уменьшительное от Антуан[/more] , ежели проколетесь и стрельба пойдет на поражение, я в твоего дружка не промахнусь. Я присягу давал. Дружба дружбой, а табачок врозь.   

- Знаю. - за верхушками деревьев ахнул новый залп. На плацу послышался топот сапог и короткие зычные  команды.

Бургундец, распластавшись по стене, добрался до двери гауптвахты, чуть было не споткнулся о корзинку с провизией, сцапал полупустую бутыль, нюхнул горлышко:

- Шантильи. Выдержка лет десять, не меньше. Дорогая выпивка, а они побросали. Зажрались при дворе совсем, рожи протокольные.

Он присосался к бутылке, потом хмыкнул, дернул дверь за кольцо.

- Ого... да тут все настежь. Может мы зря с тобой по колдобинам шарахались? Увели твоего приятеля или без нас деру дал.
- Анри коротко глянул в  пахнувший сыростью провал - светловолосый юноша, схватившись за стену, поднялся, увидев незнакомца.

- Сидит, как миленький. Бывает же...

Антуан без разговоров сорвался по скользкой лестнице. Бросил на пол  сверток.  Счастливо облапил ошарашенного друга. Хлопнул по спине, обтянутой кожаным колетом.

- Фило!

- Туанон! Как ты здесь... Кто стреляет?

- Тихо ты. - Эффиа отстранился, охнул, глянув на разбитое лицо де Лоррена, слипшиеся от жаркого пота кудри на лбу, поймал горячечный  отблеск ввалившихся от усталости глаз.

- Времени в обрез. Вот тут
- он кивнул на сверток на полу - крестовый плащ из списанной амуниции, шляпа, перчатки, костяшки твои битые прикрыть. Переодевайся быстро, волосы убери, поля пониже надвинь. Выходи за мной. Там, за стрельбищем - твоя лошадь, шпага, кошель в седельной сумке. Эх, думал я тебя поначалу в женское переодеть. Но только, прости, из тебя такая бабища получится, только коров доить, а не по Фонтенбло фланировать. И в корсет тебя не затянешь - знаю, бок пропорот. Не беременную же изображать.  Ну что ты стоишь, балда, накроют - всем крышка. Это мадьяры стреляют. Тебе надо бежать, Фило. Сначала в Париж... А потом в Марсель. Оттуда - морем в Квебек. В Новом свете сейчас добровольцы нужны. Война там говорят, с дикарями... С ирокезами. Устроишься при форте... До Бога высоко, до Короля далеко. Свобода.... Леса, реки, пушнина, водопады...  Ну же!

Антуан пристально взглянул на враз изменившееся лицо друга.

Филипп отступил на шаг, обозначились жесткие скулы. Он обхватил ладонями предплечья и остановился, только нелепо наткнувшись задом на тюремную стену.
И произнес всего одну фразу, но услышав ее Эффиа отчаянно вцепился в рыжие кудлы и взвыл, как пчелой ужаленный.

5

Отправлено: 17.02.09 21:11. Заголовок: - Я никуда не поеду,..

- Я никуда не поеду, Эффиа. - отрезал де Лоррен. Ну когда нибудь кончится стеклистый зуд и гул  в голове, будто на пиле играют над ухом до ломоты под челюстью.

Рыжий приятель заныл сквозь зубы, яростно постучал себя кулаком по лбу.

- Ты что обалдел?!!! - прочитал по губам шевалье, полуглухой от тревоги и боли.

- Я не могу бежать. Пойми меня, Туанон. - свой медленный голос Филипп слышал будто со стороны -

Какой Квебек, какие к бесу ирокезы?!  За меня  граф Д'Артаньян дал свой пароль. А я удеру, как крыса. Подставлю такого человека...  Ты меня за труса принимаешь? Я же знаю, что невиновен. Скажу на допросе правду. Есть кому подтвердить  мои слова... Вот только про труп удавленного писаря. Врать придется. Я не имею права сказать, где я его нашел, актеров нельзя упоминать, в них сразу вцепятся. Ну придумаю что-нибудь. И насчет спектакля, если спросят, кто придумал, что я на  Принца кивать буду?  Тоже совру, мол я решил принца на сцену вытащить дурака повалять. Ну максимум штраф или опала ненадолго. В канцелярии тоже не чучела сидят, они же поймут, что я по честному. Рассудят по справедливости. А ты еще и мадьяров впутал...

Филипп стиснул плечи Эффиа, даже потряс друга нетерпеливо, заглянул в глаза:

-  Все устроится, Эффиа, слышишь!  Ты иди, ладно. И вещи забери.  Да, погоди, скажи, как там Месье?  Здоров ли, а то вчерашний разгул...

- Вы там скоро? - приглушенно рявкнул с порога Тридцать Три Бургундца.

6

Отправлено: 17.02.09 23:29. Заголовок: Эффиа скорчил отчаян..

Эффиа скорчил отчаянную зверскую мину и буквально за грудки  прижал Филиппа к стенке.

- Ах ты, Жанна д'Арк недожаренная! Правда, справедливость... Слова то все какие, книжные.  У тебя не голова, а тыква, Фило! Это жизнь, а не роман! -  выпалил рыжий маркиз - Индюк тоже думал, что купается, пока вода не закипела! Суслик кучерявый, дуроломина! Где и чем только таких болванов,  как ты, делают! Герой - штаны с дырой!

Филипп угрюмо молчал, набычив лоб и героически сопел. Видно было, что упрямиться юноша решил до конца.

Первый запал прошел и Эффиа расслабил хватку. Поддел ногой узелок с тряпьем.
Трезво и спокойно заговорил:

- Ладно, Фило. Я все понял. Не волнуйся. Принц с утра чудесно покушал марципанов с каперсами, изволил баловаться с канарейками, тебя, дурака, помнит, страсть как переживает. Из кожи вон лезет, только бы родное сердце из кутузки вызволить. Это ведь он меня к тебе послал. Иди, говорит, вон -  Эффиа, и без Фило не возвращайся.

Эффиа щелкнул пальцами:

- А теперь - барабанная дробь - логика, Фило. Итак, ты тут, как честный цуцик, полируешь скамейку и ждешь допроса. Отлично. Ты вообще понимаешь, что такое тайная канцелярия? Там тебя за неделю заставят подписать все, что угодно. Повесят все нераскрытые дела за последние полгода.  Как - не спрашивай. На своей шкуре  узнаешь. И вообрази, как ты подставишь твоего Д'Артаньяна. За кого он давал свой пароль? За белокурого Фило или за... продажную пешку в заговоре против Короны? И тут же привяжутся к нему "лейтенант, а Вы понимаете, кому Вы доверились и дали слово? Шиш вам без масла, а не повышение по службе". Ты его утопишь к чертовой бабушке. 

Вдалеке звучно грохнул очередной  залп, раздались тревожные голоса...

И тут до Эффиа дошло.

Он стиснул в кулаках замурзанные ладони шевалье со светлыми  пятнами от снятых колец.

- Фило! Ты прав. Квебек отменяется. У тебя есть, положим,  неделя. Ты же говорил Мартину, что почти знаешь убийцу в лицо. Что нужно съездить к преподавателю стрельбы и баллистики Сигоньяку. Что ты хочешь выяснить истину о преступнике. Вот и считай, что ты поскачешь в Париж не просто так, а с заданием. И привезешь вскорости Д Артаньяну, Королю, Ла Рейни, черту лысому правду, свое доброе имя,  ценные сведения и доказательства. А мы тут тоже скучать не будем. Решай, дружище.

7

Отправлено: 18.02.09 09:25. Заголовок: Филипп задумался и с..

    Филипп задумался и срыву махнул рукой:

    - Это меняет дело. Была не была! В конце концов Ла Рейни сам настоял, чтобы его архангелы меня стерегли. Кто же знал, что они растяпы. Д'Артаньян тут не при чем. А я за неделю управлюсь, приеду и прямо к лейтенанту со сведениями, правильно?

    Эффиа, второпях швырнул Филиппу голубой плащ с белым крестом, одернул, развернул приятеля к себе. Выправил воротник. Поплотнее нахлобучил шляпу. Чертыхаясь, запихнул под тулью злополучные кудряшки.
    Осмотрел новоиспеченного мушкетера с головы до ног и сокрушенно прищелкнул языком:

    - Ох, попалят нас, Фило. Чует мое сердце, попалят. Ты хоть физиономию сострой такую... суровую и значительную. Ну как будто сейчас чихнешь. Подбородок вперед. И не хлопай глазами, как деревенский дурак на ярмарке... Прищурься.

    - Не каркай, Эффиа... Я и так изо всех сил стараюсь. - и Филипп попробовал изобразить на растерянном лице все волшебные изменения, которые продиктовал Эффиа. Рыжий расхохотался, замахал руками.

    - Не, лучше не надо. Оставь как было. А то подумают, что ты припадочный.

    Филипп сбивчиво разглагольствовал, натягивая плотные фехтовальные перчатки

    - Найду комнату в Париже... Если пристанут, кто меня так разукрасил, скажу... Скажу что я из Эльзаса, из Страсбурга, все равно по говору узнают, приехал в Париж... Ну, жениться. Или на службу. Или... Или я торгую чем-нибудь полезным.... Паклей. Пакля - всем нужна, ходовой товар. А по дороге меня ограбили и убили разбойники. Тьфу ты, нет, это я их всех убил. Почти. Атаман скрылся, вместе с моими бумагами. Как сниму комнату - сразу к Сигоньяку. Он при Академии живет, у него казенная квартира. Заодно я стипендию заберу. Я же увольнительную брал на свадебные торжества, Мишель должен был за меня получить, а то я на придворный костюм столько денег грохнул, вспомнить страшно. Эх, сейчас бы пригодились... И потом еще долг надо отдать. Портному за пуговицы и галун.

    Эффиа, не дослушав чепуху, поволок Филиппа за локоть на солнышко.
    Тридцать Три Бургундца даже не выругался, вытер рукавом пот.

    - Давайте отсюда, олухи! Да не туда, вон кусты! Я следом, прикрою.

    И все трое, пригибаясь, рванули сквозь колкие заросли шиповника.

    Филипп продирался сквозь колючие плети, надвигая поля шляпы на глаза, поспешно шептал Эффиа:

    - Ты только... Слышишь! Как угодно, хоть на словах, хоть письмом передай лейтенанту, что я не струсил, не дезертировал, а по важному общему делу! В Париж! Временно! Честное слово дай, что передашь!

    Но тут - и речи и бегство были прерваны хриплым окриком:

    - Стоять! Смирно! Что за самовольство! Кто такие? Почему штатский?

    Конец. - с хрустальным спокойствием понял шевалье - Де Вард.

8

Отправлено: 18.02.09 19:51. Заголовок: Привычка просыпаться..

Привычка просыпаться сразу от далекого выстрела, была второй натурой тех, кто некогда глотал пыль  дорог Тридцатилетней войны и смутных перекрестков Фронды.
Она не подвела де Варда и в этот раз. Солдат есть солдат - все свое несем с собой, де Вард, несмотря на то, что перехватил всего пару часов сна,  уже был на ногах.
Метнулся поискать де Ресто - но второго лейтенанта нигде не было, поэтому маркиз, как бывало в молодости, сломя голову, бросился на плац. Собирать подначальных ему гвардейцев.
Пальба в отдалении шла нешуточная.

Маркиз решил срезать по бездорожью и нос к носу столкнулся со странной троицей - два мушкетера и рыжий  штатский, расхлябанный, как  полишинель с попойки.

Один из мушкетеров - явно пьяный в стельку  - нашел время!!! -   еле держался на ногах, низко опустив голову. Второй - краснорожий громила в ответ на окрик вытянулся "во фрунт" и густо басовито закашлялся.

Маркиз крепко заложил руки за спину.

- Так. Как это понимать. Стрельбу слышали? Почему покинули посты? И повторяю, почему у казарм посторонние?

Пьяненький младший офицерик - судя по угловатости движений, совсем еще недоросль, невнятно охнул и еще ниже опустил тяжелую башку.

- Как стоите! - гаркнул де Вард - Извольте выпрямить спину! Я что с вашей шляпой целоваться должен?!

Парк Фонтенбло. 4

9

Отправлено: 19.02.09 01:18. Заголовок: Молодой маркиз Эффиа..

Молодой маркиз Эффиа был из тех людей, о которых говорят "он за словом в карман не полезет".
Полез. Карман оказался пустым.
Антуан, едва не влетев лбом в перечеркнутую перевязью грудь гвардейского капитана, впал в столбняк, мгновенно покраснел - густо, как умеют только природно рыжие - от шеи до лба и зыркнул под ноги, в панических поисках хоть кирпича, хоть коряги. Он даже о шпаге не вспомнил.

Первым опомнился Тридцать Три Бургундца - он, не сводя глаз с де Вард, плотно втиснул "офицерика" лицом под мышку и браво отрапортовал:

- Анри-Мариус-Жерар-Кристоф де Труа, сержант первой роты! Разрешите доложить! Сопровождаю легко раненого шевалье де... Морво  в лазарет. Штатский - маркиз Антуан Д'Эффиа прибыл в казармы, позвать на подмогу. Стреляют за дубовой аллеей, ваша светлость.

Тут Анри незаметно и почти ласково ткнул раненого камрада в бок, да так, что тот не в шутку глухо взвыл и у него весьма натурально подогнулись ноги.

Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы последний залп не грохнул за черепичной крышами и купами древесных крон.

Де Вард, рубанув воздух ладонью, быстро приказал раненого передать штатскому и следовать за ним,  Де Труа бесцеремонно перевесил болезного на плечо Эффиа.


- Лазаретный корпус во-он там, маленький желтый дом с колодцем, разберетесь, месье! Спросите мэтра Бушера, это ротный фельдшер. 
- крикнул дюжий мушкетер, обернулся и подмигнул.

Капитан и де Труа завернули за угол.

Юноши стояли, плотно обнявшись, как пьяные "домиком", лишь спустя пару минут де Лоррен осторожно поднял голову.

Эффиа совершенно серьезно выговорил:

- Будешь в Париже, закажи мессу Чудотворной Богоматери Дураков. Кажется, ты у нее в фаворитах. А теперь... Ходу!

И друзья бросились сквозь сорные заросли прочь от казарм за старые стрельбы.

10

Отправлено: 19.02.09 13:15. Заголовок: (четверть часа спуст..

(четверть часа спустя)

Простой, как в детстве, опасный  с мятным холодком запах весенней земли. Там и сям в первой гусиной травке - крокусы и мать-и-мачеха. Кони, вороной и гнедой, стояли смирнехонько, изредка встряхивали шеями, звеня уздечками.
В ложбинке, надежно скрытой густорослью чертополоха, навзничь лежали двое, бок о бок, жадно дышали.
Приходили в себя.
Небо такое высокое, морское, сильное, что кажется, не глядишь в него, запрокинув голову, а тонешь плавно, как монетка в фонтане.
Эффиа приподнялся на локте, заслонив нежаркое еще солнце. Вспомнил околесицу, которую болтал Филипп в подвале гауптвахты. Встревожился.

- Фило, в Академию тебе сейчас нельзя соваться. Это первое место куда пошлют ищеек. Повяжут - пикнуть не успеешь. У тебя в Париже знакомые есть? Двери, в которые можно постучаться, если припекло?

Де Лоррен устало прикрыл глаза и отрицательно  покачал головой.  В волосах застряли прошлогодние прелые листья.

- А старший брат? Ты говорил - Луи у военного министра в штате...
- тут сам Эффиа осекся. К родне тем более путь заказан. Ребенку ясно.

- Может барышня какая имеется? Не-ет
- сам себе возразил рыжий - барышень в такое дело тем более нельзя замешивать. Это все равно что на площадь выйти и заорать прилюдно: А вот он я!... Одна другой в рядах сболтнет, другая третьей и так все бабье царство разнесет молву по Парижу.  Вот задачка. Бумаг нет. И за душой восемь экю.

Антуан сорвал клеверный листок, задумчиво зажевал стебель. Сплюнул.

- Я в Париже знаю одну дешевую берлогу, близ заставы Сен-Дени. "Боевой петух", там народ разный толчется, болтать не любят. Шулер у меня там один знакомый столовался, место глухое, могила. Только ты там про разбойников не болтай. И про паклю тоже не надо. Кто с вопросами прилезет, ты так зыркни исподлобья и говори: не твоего ума дело. А то "я бедный, но благородный сын бедных, но благородных родителей. Мои папа и маман погибли на охоте задолго до моего рождения". Такие легенды хороши только для базарных книжек про "кровь-любовь"...

Он вгляделся в осунувшееся, выцветшее до серости лицо друга. Филипп застеснялся и прикрыл синяк ладонью.

- Слушай, а ты вообще до города доедешь? Что если вывалишься из седла в колею, где потом искать. В каком...

общем рву для бедных и неопознанных - услужливо подсказало предчувствие, но Антуан во время замолчал.

- Черт. И поехать с тобой я не могу, слишком заметно, если двое. Они сразу кутерьму не заварят, когда поймут, что ты сбежал, у Короля все по регламенту - для охраны охотничьего выезда все казармы поднимут. Ты не молчи, Фило... у нас времени в обрез

Каково тебе теперь... Вне закона.

Облака в синеве проплывали и гасли.

11

Отправлено: 19.02.09 23:31. Заголовок: - Я доеду, Туанон. -..

- Я доеду, Туанон. - ответил Филипп - Я ведь не просто так, в никуда, а по делу.

Он с усилием поднялся, отряхнулся и охлопал гнедого по шее и храпу. Жеребец потянулся к ладони губами шумно и  тепло обдал хлевным уютным выдохом.
В седельной сумке нашлись  обычные для охотников и путешественников мелочи - фляга с крепким "горлодером", от неплотной пробки несло сивухой, тминные сухари, ссохшиеся полоски вяленой солонины, пара кусков твердокаменного пармского сыра.
Де Лоррен, смешно морщась от слепящего солнца, наполовину вынул шпагу из простых ножен, оценил клинок.

- По руке... Спасибо. Не думай, я не пропаду.

Белый крест на мушкетерском плаще был уже изрядно замаран травой и землей. Второй  плащ, темный, суконный, который передал слуга и "дядька"  Мартин, Филипп скатал и приторочил за седлом. Пригодится. На мятой шляпе ветер играл сломанным фазаньим пером.

Эффиа крепко  приобнял де Лоррена за плечо. 

-  А может тебе просто отсидеться в "Петухе"?  Не буди лихо, пока тихо.  А я, как улучу свободную минутку - сразу в Париж, раздобуду денег, стипендию твою заберу, займу в конце концов. Врача тебе приличного найду, документы выправим... На перекрестке Алого Креста хитрый грек держит лавку пряностей. Он за мзду любые грамоты нарисует,  хоть алжирского дея из тебя сделаем, хоть польского пана, хоть  ээээ... - Эффиа наморщил лоб и выговорил с трудом - хоть московитского boyarina.

Филипп улыбнулся, дурачась,  боднул горячим лбом Эффиа в висок.

- Не надо мне bo-ya-rin-a. Арманьяком родился, Арманьяком помру.  Да, еще. Мартина пока возьми к себе. Он хоть и крепок, но в последний год что-то сдал. Зимой хворал сильно. У меня сейчас ближе него никого нет. Он вырастил меня.

Филипп до жара смутился, что сейчас Эффиа ухмыльнется - "развел сантименты", но рыжий Антуан смотрел спокойно, по-доброму.
Де Лоррен, глядя в сторону, прибавил:

- Если что... случится, помоги Мартину  вернуться в Нанси. К моим родителям. Ему пенсион полагается. Он дом купит с хмельником, у мельницы, давно присмотрел.

- Прекрати. - пришикнул Эффиа - Накликаешь!

Филипп опомнился, вложил Антуану в ладонь поводья вороного.

- Ну все. Иди. Тебе еще переодеваться в чистое, а то распугаешь всех оленей Фонтенбло. Я потихоньку, овражками, отгоню коня ближе к воротам.  Бог даст - прорвусь. Счастливо.

- Счастливо. - эхом отозвался Эффиа, вскарабкался в седло, пустил понурого коня шагом. Не обернулся.

Правильно.

Плохая примета - возвращаться и оборачиваться.

Парк Фонтенбло. 4

12

Отправлено: 24.02.09 00:50. Заголовок: - Бар-рдак... Кром..

Парк Фонтенбло. 4

  - Бар-рдак... Кромешный бар-рдак! - отхлебывая на ходу из фляги, каркал де Вард, семимильными шагами через кочки и ухабы он  вышел к лазарету, и в сердцах саданул кулаком в дверь.

- Отоприте! Капитан гвардии де Вард! Я требую немедленной встречи с кадетом де Морво!

Свернутый текст

как уже упоминалось, в переводе с французского звучит вроде как "кадет Сопляков"

- Хорошая фамилия. Звучная. Потомкам передать не жалко. - раздался за спиной де Варда густой сипловатый голос - плечистый, здоровенный лысый фельдшер мушкетерской роты Бушер - сидел у колодца на лавке и поглаживал пудовой лапищей серого в полосочку котенка. - Нет у нас таких, господин капитан.

Котенок царапал лапкой кожаный фартук, уместный разве что на мяснике, а не на полковом докторе.

- Как это так?
- де Вард воззрился на лысого громилу- Эскулапа, - Его же сюда должны были привести, раненого.
- Не, господин капитан. Раненых не приводили - Бушер смачно почесал заросли под расшнурованным воротом грубой рубахи - Только три лунатика из канцелярии сидят и ноют хором, что их англичане отравили адским ядом. Перетрудились наверное. Ну я на всякий случай назначил им промывание желудка.

За коричневой дверью лазарета раздавалась невнятная ругань, глухое уханье и стоны.

- Практиканты из Сорбонны работают....
- фельдшер довольно пощекотал млеющего котенка мизинцем по горлышку - Решил молодежи дорогу дать. Пусть студенты потешатся. Э-эх... - Бушер зевнул во всю редкозубую пасть - Хоть бы войну что ли объявили. Вот, когда Фронда заварилась, деньки золотые были. Четыре ампутации за ночь, колотые, резаные, рваные, ожоги, переломы открытые... С осложнениями! Было, где разгуляться, руки размять

- Какой к дьяволу яд? Какие англичане! - де Вард потерянно рухнул на скамью рядом с Бушером, обреченно потряс опивки во фляге.

- Шут его знает. Там говорят на гауптвахте один гаврик скучал, с утра его привели под конвоем. А потом сердобольные британцы ему передали корзинку с провизией. Теперь пациенты жалуются, что отравлены...
- Ааа! Уйди! Уйди, демон, со своей трубкой! Не хочу! - окно лазарета с треском распахнулось и в него по пояс вывалился мученик в одной рубахе. Его за ноги втянули назад суровые братья-санитары.
- Моя школа! - мечтательно протянул Бушер - Не желаете спирту, капитан?

Де Вард медленно кивнул.

Бушер пошарил в колодезном ведре, извлек кружку. Смачно принюхался:

- Слеза младенца. Чистяк. Ваше здоровье.

Де Вард отпил жгучий глоток, быстро зажевал черным табаком.

- А что же, они и вправду отравлены?

Бушер пожал плечами:
- Вон видите, господин капитан, собаку в палисаде? Мы ей объедки скормили, чтобы проверить, помрет или не помрет.

В палисаде на боку лежала бурая с подпалинами дворняга и лениво мела  хвостом. Это была самая счастливая собака во Франции. С утра ее накормили пирогом с голубиными печенками, перепелиными яйцами, заячьим паштетом, а в черепок, откуда она лакала дождевую воду, плеснули коллекционного вина. Собака улыбалась черными брылями. Ей было очень хорошо. Жизнь налаживалась.

Де Вард крепко почесал затылок, обернулся к фельдшеру

- Да, кстати. Я тут спрашивал одного мушкетера, кто проштрафился, он не ответил.

- Вы не знаете? Странно... - Бушер закусил спирт пером зеленого лука - Да  молодец, Арманьяк, из свиты Принца. По обвинению в заговоре угодил под замок. Мне велено в полдень его осмотреть, он ранен, говорят. А потом еще допрос отслеживать, чтобы раньше времени...

- Кто?!!! - заорал де Вард так, что котенок с мявом рванул в крапиву.
Фельдшер оторопело повторил.

C невероятной руганью Франсуа де Вард сорвался с места и напролом вхряпался в кусты.

- Все болезни от нервов.
- философски подытожил фельдшер, допил спирт и нагнувшись под лавку позвал:
- Кис-кис-кис, иди сюда, Ланцет. Напугал  злой дядя, бедный ты мой...

Фельдшер похлопал по колену пятерней, приманивая кошачьего детеныша и крикнул студентам:

- Английской соли и касторки всем троим! И пусть не выпендриваются. Мы их все равно вылечим. Клятву  Гиппократа все помнят, школяры? Три-четыре!

- Per Apollinem medicum et Aesculapium, Hygiamque et Panaceam juro!  [more]Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Гигеей и Панакеей, всеми богами и богинями... " - начальные слова клятвы Гиппократа[/more]- грянул из окошка по латыни  нестройный хор веселых студиозусов, перекрывая жалобы промываемых агентов.

Де Вард стоял перед распахнутой дверью гауптвахты, не веря своим глазам.
Он спустился в полуподвал. Пусто. На скамье пара запекшихся кровяных клякс.

Де Вард молча пнул хлам в углу.

И через полминуты выбежал на плац, где уже собрались подначальные ему гвардейцы.

- Стройсь! Смирно. Вы, пятеро, нет шестеро - шаг вперед. - солдатский ряд взволновался, пропуская избранных.
- Прочесать парк вне караула. Вы трое - на ворота, доложить, сигнал - тревога.  Слушайте мой приказ: любой ценой задержать и доставить на гауптвахту беглого шевалье Д Арманьяка. Особые приметы... - гулкий голос капитана гвардейцев волнообразным эхом отдавался от стен казарменных корпусов - ... Возможно переодет в мушкетерский плащ... - закончил де Вард. - Остальные - за мной. Трубят рога. Скоро - королевский выход.
По коням!

Капитану подвели лошадь, де Вард привычно махнул в седло, перебрал поводья.

Гвардейская кавалькада яростно взбила гравий дубовой аллеи.

13

Отправлено: 26.02.09 22:11. Заголовок: Бегом. Черз кусты и ..

Бегом. Черз кусты и чащобы. Наперерез через мокрые только что политые садовниками газоны. Цепляясь шпагой за ветки, лейтенант королевских мушкетеров со всех ног бежал к казармам. Шум пальбы уже успел стихнуть, и Д'Артаньян решил сначала проверить, что происходило в казармах, полагая, что если зачинщиков внеурочных выстрелов арестовали, то препроводили к казармам. Было ли это просто чье-то шутовство или же злонамеренное покушение на чью-то жизнь? Куда смотрели караульные, черт подери? И откуда столько мушкетов у гостей? Или? Черт возьми.... нет, только не это!

Страшное подозрение словно морозный колючий ветер в Таррасконской равнине полоснул по щекам. Хлестко ударила по лицу молодая тугая ветвь, которую граф с налету не успел отвести. Покрасневший от бега, он на ходу развязывал туго накрахмаленый парадный шарф, черт бы его побрал, расстегивал камзол, отрывая и теряя дорогие серебрянные пуговицы.

- Кто? Где? - запыхавшись, спрашивал он огалтело глядевших на него караульных на плацу, - Что с ним?

Какого черта? Что вообще могло произойти? Где агенты префекта? Д'Артаньян прошел внутрь и тут же почти наскочил на де Таура.

- Сержант, доложите по форме, что произошло?

- Не могу знать, ваше сиятельство! Только что вернулись с капитаном гвардии де Вардом. Мадьярский герцог или принц... кто там, шут разберет... - простоватый провинциал де Туара лишь почесывал лоб, недоумевая, - Вот начали пальбу... нас поднял по тревоге капитан де Вард и мы нашли тех мадьяр.... а он счас в лазерете был... а тот, которого утром на гауптвахту, так он и бежал. Нет его.

- Где? Что с ним? - едва ли не охнул лейтенант, сообразив, что могло произойти самое худшее. Шевалье кинулся бежать, за ним с дюжину гвардейцев... его расстреляли и унесли едва живого в лазарет...

- Матерь Господня, маркиз! - воскликнул ДАртаньян.

- Дак, они уже изволили тронуться к сбору, ваше сиятельство, -
пояснил де Туара, - И нам бы пора. Вас дожидались.

- Коня! - скомандовал лейтенант, - Всем сбор, живо! Де Туара, пошлите двух человек в лазарет, пусть стерегут парня! Честью за него в ответе! И никаких агентов не подпускать к нему без меня!

14

Отправлено: 10.02.10 13:48. Заголовок: // Дорога из Парижа ..

// Дорога из Парижа в Фонтенбло. 2 //
Вечер, около семи часов.

Небольшой отряд лейтенанта де Ресто въехал в парк Фонтенбло, сопровождаемый любопытствующим вниманием караульных гвардейцев и слуг. По всему парку между раскидистыми деревьями развешивали гирлянды с фонарями, маленькими коробочками, в которых зажигали свечи. Высокие корзины из железных прутьев, набитые соломой и тонкими поленьями, расставлялись вдоль аллей. Со стороны Озера слышен был плеск многочисленных весел и стук тепоров. Готовились новые плавучие пагоды на смену тем, что успели снести за день после прошлой ночи. Вечерний парк готовился приниять гостей после бала для маскарадного гуляний.

- Сюда, месье Портос, - позвал бывалого мушкетера де Ресто, с особенным ударением на его имени. Слава о подвигах четырех друзей не смолкала даже тридцать лет спустя после того, как трое из них оставили службу. И кто бы мог подумать, что именно де Ресто достанется честь сопровождать одного из легендарных героев и представить его перед всеми лейтенанту Д'Артаньну. Если бы не разбойники, пойманный ими на дороге, Гастон не приминул бы завести разговор о былом с именитым мушкетером.

Они подъехали к казармам. Лейтенант велел запереть пленников на гауптвахте. С ними можно было разобраться позднее. Конфискованных, или точнее, отбитых у бандитов лошадей отправили на конюшни с приказом осмотреть, нет ли на них клейм, по которым можно было бы выяснить их настоящих хозяев.

- Месье, прошу Вас, следуйте за мной, - де Ресто показал на лестницу, ведшую на второй этаж, - Я уже послал с донесением к господину лейтенанту, граф будет здесь, как только узнает о Вашем прибытии.

Как раз в тот момент на заднем дворе казарм, где располагался лазарет, послышался шум и крики. Гастон обернулся.

- Что-то еще случилось в этот вечер?

15

Отправлено: 11.02.10 19:56. Заголовок: // Дорога из Парижа ..

    // Дорога из Парижа в Фонтенбло. 2 // ===)

    Остаток пути они проделали без приключений, благо, не так уж много и осталось. Как только небольшой отряд въехал на территорию Фонтенбло, Портос принялся смотреть вокруг во все глаза. Все ж таки, он теперь был считай при дворе, и все бывшему мушкетеру было интересно.

    сейчас посмотрим, в каком супе теперь варится мой друг-гасконец.

    Новые занятные события, кстати, не замедлили появиться. Барон вместе с Ресто обернулся на шум и голоса.

    Месье де Ресто, я тут пока еще всего лишь гость, и даже не знаю, званый ли... Портос пожал могучими плечами. но Вы как-никак оказали мне услугу, составив такую чудесную компанию по дороге. Так что если нужна помощь - то я к Вашим услугам.

    Но тут один из голосов привлек отдельное внимание бывшего мушкетера. Поначалу его было почти не разобрать, но чем дальше, тем более знакомым он казался.

    Хо! Готов съесть свою шляпу, если это не голос проклятого гасконца!

    Ноги сами понесли Портоса в ту сторону, откуда раздавался шум.

    Хэй-хэй, Д'артаньян, ты ли это, или я и правда оглох на старости лет?

    Зычный бас огласил окрестности.

    оос: Если я что-то спутал, и не мог слышать голос шевалье, то, разумеется, исправлю.

16

Отправлено: 27.02.10 17:55. Заголовок: //Фонтенбло. Конюшн..

//Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 2 //

Уже всё равно, если топор занесён над тонкой шеей, уже не имеет смысла метаться, если руки надёжно связаны прочной верёвкой, но как убедить в этом душу. О да, у мадмуазель де Лурье была душа, и отправлять её в ад заблаговременно совершенно не хотелось.
Сообщение о найденном трупе не оставило в её сознание места для рассуждения о том, что только что произошло между ней и мушкетёром. Было бы  весьма нецелесообразно придаваться сердечным волнениям, когда судьба может выкинуть очередной фортель и утопить в весьма дурнопахнущей жиже подозрений и доказательств.  Она понимала, что граф так запросто не откажется от собственных мыслей на сей счёт, но теперь ей было в самом деле безразлично. Она сможет разобраться с этим позже, когда увидит Эрмину...
Но что тогда, что если нужно быть обыскать тело, на предмет записки, как можно будет оправдать эту просьбу. Жаклин закусила губу, представляя себе как с совершенно невинным взглядом обратиться с просьбой к ДАртаньяну и де Варду. Вот тогда уж звенеть стали над ухом, это неоспоримо.

Её глаза снова прониклись холодом, теперь ни к чему было просить, она посмотрела вверх, ловя щеками холодные капли.
- да боюсь мой плащ недостаточно надёжная защита и всё же, дело неотложное - она не взглянула в лицо мушкетёра. Её вел уже иной интерес и цпкий взгляд устремился в темноту, кое-где разодранную пятнами ярких факелов.
Они не успели подойти к казармам достаточно близко, но чей-то зычный голос уже окликнул её провожатого. Жаклин недовольно нахмурилась, но тут же просияла, если этот человек, кем бы он ни был сможет отвлечь лейтенанта, она без труда избежит и лишних глазах и ненужных расспросов.

Возможно после, ей всё же придётся объясниться с ДАртаньяном, но это будет после, когда она, по крайней мере, сможет быть уверена, что её тайна не раскрыта и мёртвые не доставят проблем живым.
Господь всемогущий, кто мог подумать, что Фонтенбло превратиться в  скопище невинно убиенных, словно Франция вернулась к Варфоломеевой ночи. -  она произнесла фразу вслух, отпуская руку графа, чтобы приподнять подол платья и ускорить шаг.
Не слишком изящная речь выдавала в говорившем военного, а его грузная фигура наводила на определённые мысли, однако, Жаклин предпочла не привлекать на себя внимания.
- Месье, вас зовут, если это срочно я подожду там, - она кивнула в сторону дверей казармы, где толпились военные. Они безусловно видели, что мадмуазель явилась с лейтенантом и не посмеют задержать её.

Она жадно всматривалась в очертания людей, надеясь что де Врда среди нет, и ДАртаньян не сможет подозвать его к ним.
- вы позволите – она обошла графа, осторожно ступая по влажной земле, чтобы не подскользнуться, однако ей всё-таки пришлось ухватиться за плечо мушкетёра, когда небольшой каблук туфель вдруг увяз в чём-то липком. Она едва сдержалась, чтобы не выругаться. Гулко бьющееся сердце подсказывало колючке, что она на волоске.

17

Отправлено: 27.02.10 22:16. Заголовок: Дождь. Проклятый дож..

//Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 2 //

Дождь. Проклятый дождь смывает все следы. Даже если послать людей обыскать все вокруг места, где был найден труп девушки, то вряд ли они найдут что-либо. Да и запахи. Первая мысль о том, чтобы пустить охтничьих гончих псов по следу была уже отметена, если не сказать смыта дождевыми каплями. Убийца явно расчитывал на это пособление со стороны сил природы. Впрочем, приписывать все убийства одному человеку было рано. Могло быть и так, что девушку убил неудачливый любовник. Лицо лейтенанта потемнело. Ведь слухи об убийствах могли просочиться и достичь ушей тех, кто не приминул бы воспользоваться благой возможностью укрыть свое престепление, приписав его таинственному убийце. "тысяча чертей" повторял про себя Д'Артаньян. Свадьба Месье с каждым часом теряла в его глазах святой ореол апогея любви и всего того, с чем было принято связывать подобные события - легкомысленные романтичные свидания, танцы, серенады. Какие к черту танца, когда они не могут отловить убийцу и обезопасить пребывание в Фонтебло не только гостей, но и королевской семьи. Злость на бессилие и тупиковую ситуацию, в которую скатывалось следствие, понемногу выдавали себя. Лейтенант прибавил шагу, привычно поспешно едва ли не бегом направляясь к казармам, словно под руку с ним никто и не шел.

"Жаклин.. Зачем ей видеть этот труп? Праздное любопытство? Было ли случайностью то, что именно она оказалась свидетельницей первой находки? Зачем она здесь?" - в сердце кольнуло. Остро и прятно. Быть может, маркиза желает быть с ним, и под любым предлогом старается не упустить эту возможность? Но тот час же холодная как лезвие клинка мысль отрезвила его. Де Вард. Молодая особа и не скрывала своего живого интереса, когда услышала имя капитана гвардии. Думала ли она о нем? Не его ли ждала?

Возле казарм столпилось народу как перед утренней поверкой.

- Что еще произошло, господа? - гневный голос лейтенанта призвал всех к относительному молчанию.

Подъехал конный разъезд с де Ресто во главе. Д'Артаньян не мог поверить своим глазам, когда завидел силуэт огромного, как каменная глыба, всадника рядом с лейтенантом второй роты. Не может быть, чтобы среди мушкетеров появился второй такой гигант. Он неповторим, как впрочем и вся их четверка - знаменитые Атос, Портос, Арамис и он сам, таких, как они более не было и не будет. Живая легенда мушкетерского полка двигалась прямо ему навстречу. Если из-за темноты и дождя у Д'Артаньяна были основания не доверять собственным глазам, то уж не доверять своему слуху было невозможно.

- Хэй-хэй, Д'Aртаньян, ты ли это, или я и правда оглох на старости лет?

Замечание маркизы рассеяло все сомнения. И правда, гигант обращался именно к нему. Граф отпустил руку Жаклин и обратил к ней извиняющийся взгляд. Заметив, некоторое облегчение и даже радость в ее похолодевших глазах, он промолчал. Поклон, как дань вежливости, и более ни слова. Граф давно уже привык глотать горькие пилюли разочарования, не показывая того. Но что, собственно могло быть такого с того, что мадемуазель увлеклась человеком, в чем-то превосходившим даже его, Д'Артаньяна? Он не сомневался, что де Вард мог превзойти его. Хотя бы даже потому, что в отличие от лейтенанта мушкетеров, для капитана швейцарской гвардии женщины были не предметом, составляющим интерьер королевской приемной, а существами, заслуживающими внимания и поклонения. Упустил.. да нет же, упустить можно то, за чем целенаправлено гонишься. А тут даже и погони нет. Вспышка. Внезапный сиюминутный интерес. Д'Артаньян пытался убедить себя, что не более того. Молчание гораздо лучше. Так он оставлял за собой ореол недоступного каменного изваяния. И никто, ни одна душа не узнает. Нечего узнавать - говорил его разум, но сердце молчало. Оно было не на месте. И только появление старинного друга могло отвлечь его.

"Портос, как во-время, черт возьми. Ведь тут и голову и сердце потерять недолго. А расследование не продвигается ни на шаг..."

- Тысяча чертей! - с радостью прозвучало любимое ругательство Д'Артаньяна, - Портос! Это невероятно, друг мой, Вы здесь? Клянусь моей шпагой, у Вас нюх на приключения! Идемте же! Идемте внутрь. Вы уже слышали, что тут творится, так что не удивляйтесь нашему мушкетерскому гостеприимству - сначала я должен увидеть все...

Он обернулся к маркизе.

- Прошу прощения, мадемуазель, это мой друг, один из лучших мушкетеров Его Величества - господин Портос, - он тут же поспешил поправиться, - Барон дю Валлон де Брасье де Пьерфон, - повторял он многочисленные титулы Портоса, стараясь не ошибиться в произнесении его громких имен, чтобы не обидеть, - Маркиза де Лурье, - он улыбнулся, представляя Жаклин Портосу. Странно было видеть его улыбку именно сейчас, как и само представление - словно они были не на казарменном плацу, а в гостинной на приеме во дворце.

- Пройдемте, господа. Медлить нельзя, - вежливость можно было отложить. Кажется, Портос уже успел влиться в ситуацию, так что его не обидит немедленное приглашение. Да и маркиза, судя по всему, тоже не желала растягивать приветственный ритуал, тем более, что дождь вовсе не прекращался.

- Гарнье, распорядитесь о комнатах для месье Портоса. Ведь Вы останетесь у нас, барон, не так ли? Граф, - он пожал руку де Ресто, - Думаю, что тех малых, что Вы привезли с собой, пока можно запереть на гауптвахте. Не велика важность. Капитан де Вард уже прибыл?

18

Отправлено: 01.03.10 14:15. Заголовок: Может, с годами Д

    Может, с годами Д'Артаньян и изменился. Да, скорее всего, так оно и было. Но Портос никогда не принадлежал к числу людей, которые уделяют слишком много внимания внешности. Вот и сейчас, он смотрел и видел своего старого друга, такого же статного и бравого, как и много лет назад.

    - Собственной персоной, мой друг! Думаешь, один ты такой хитрец, что вечно находишь приключения на свою голову? Нет уж. Я не нашел тебя в Париже, но мушкетеров препятствия не пугают - и вот я здесь, и чертовски вовремя, как оказалось!

    Чувства переполняли Портоса. Он был невероятно рад увидеть Д'Артаньяна, помочь другу в его делах, ввязаться в очередное опасное приключение... Удерживать все это в себе было решительно невозможно, и великан без лишних экивоков сгреб гасконца в свои самые крепчайшие объятия.
    Правда, присутствие дамы заставило его вспомнить о манерах, и Портос важно поклонился, пока друг перечислял все его титулы.

    - Рад знакомству, сударыня. Друзья шевалье Д'Артаньяна - мои друзья, и я всегда к вашим услугам.

    От похвал Портос засиял еще пуще, как начищенная кираса. И пусть он давно уже не служил при дворе - что с того! В душе он всегда оставался мушкетером. Поэтому граф с готовностью последовал за Д'Артаньяном, чтобы поскорее вникнуть во все подробности и понять, какая помощь требуется от него. Несмотря на долгий путь в седле, усталости мужчина совсем не чувствовал.

    а славный парень этот де Ресто... шепнул он на ухо другу. Впрочем, шепот у Портоса был погромче, чем у иных обычный голос.

19

Отправлено: 01.03.10 19:54. Заголовок: Что может быть хуже ..

Что может быть хуже невозможности контролировать происходящее. Ощущение неподвластности, рока, будто, упав в реку,  не можешь противостоять её бурному потоку, позволяя течению нести себя к неминуемой смерти. Отвратительно бессилие особенно унизительное после того, как иллюзия власти над жизнью и смертью развеялась, сбросив зазнавшуюся человеческую тварь с божественного пьедестала.
Могла ли это быть злая шутка судьбы, или всё складывалось одно к одному  и дорожка к эшафоту была вымощена именно этими неслучайными случайностями? К чёрту,  что теперь сетовать,  нужно действовать.

Если убитая девушка Эрмина, то… нет, приходится прислушиваться к фактам убитая девушка –Эрмина, а значит у неё в одежде может быть письмо мадмуазель де Лурье объяснить содержание которого Жаклин  будет весьма сложно. В довершение всего в казармах и впрямь может оказаться месье де Вард, лишая её возможности даже увидеть тело, и представляя собой лишнюю причину для беспокойства. Ведь нужно будет чем-то подтвердить необходимость видеть де Варда, перед лейтенантом королевски мушкетёров. Да, Небеса, вы уготовали не простой лабиринт на пути к виселице.
- Весьма польщена, короткий кивок и не слишком глубокий реверанс перед всем известным и старинным другом её провожатого, не заставил маркизу в мыслях отвлечься от главной её цели. И хотя ей не удалось первой оказаться в казармах, шанс достать письмо и спрятать его ещё оставался.

Жаклин покорно направилась со всей толпой к казармам. Она прекрасно понимала, что созерцание очередного за этот день трупа должно вызвать у неё приступ дурноты как у фрейлины Её Величества, но с трепетом причастной к произошедшим событиям убийцы она  шла за Дартаньяном и его солдатами.
Отвечая на вопрос графа кто-то из стражи крикнул:
- Ждём мессе капитана с минуты на минуту, господин лейтенант – звучный рапорт мушкетёра буквально оглушал в  дождливой темноте, насколько это было возможно после бурного приветствия из уст месье Портоса. Жаклин не имела никакого желания вести светскую беседу, пусть это и подразумевали правила этикета, но известие об отсутствии  де Варда так её обрадовали, что на невольно улыбнулась и поспешила заговорить, оправдывая свою нечаянную радость.

- Вы прибыли прямо к представлению, месье барон, смею вас уверить представление непременно вас восхитит, хотя и будет в связи с последними событиями несколько омрачено – они всё равно пропустят меня вперёд, возможно я смогу что-нибудь изобразить… размышляла Жаклин, в то время как они приближались к двери в названное стражей помещение.
- О… кажется мой плащ за что-то зацепился – с растерянным расстройством воскликнула маркиза,  Распахнутая дверь раскрывала перед ней комнату с низким столом на котором в груде грязного, мокрого тряпья угадывался человеческий силуэт. В тусклом свете факелов было невозможно рассмотреть ни черты  убитого человека, ни  обстановку комнаты, но белоснежный клочок бумаги лежавший у ножки стола как раз там, где свисала безвольно разжатая рука Эрмины, Жаклин успела заметить. Благословение и проклятие, будет ясно позже, её синие глаза жадно вцепились в записку, будто надеясь взглядом испепелить злосчастный клочок бумаги.
- Это был гвоздь, должно быть – Жаклин подобрала полы накидки, позволяя тем самым мушкетёрам зайти за ней следом. Она направилась довольно стремительно к тому месту, где заметила бумагу, чтобы незаметно прикрыть её туфлей. И мысленно возносила молитву всем известным ей Богам, чтобы никто из вошедших следом, не оказался проворнее.

20

Отправлено: 04.03.10 21:49. Заголовок: Отдав пленных под на..

    Отдав пленных под надзор караула, де Ресто поспешил присоединиться к господину Портосу, который уже тепло пожимал руку своему другу.

    Нешуточные дела творились в благословенном Фонтенбло. Стоило покидать Париж с его запутанными улочками и веселыми кварталами, прозванными дворами чудес, чтобы найти стольже смертельные опасности посреди королевского парка?

    Де Ресто ответил на пожатие руки лейтенанта ДАртаньяна. Граф преобразился, встретив старого друга. Де Ресто сразу отметил, какой молодцеватой походкой шел бравый лейтенант. Или это благодаря присутствию молодой дамы, в которой Гастон узнал свою недавнюю знакомую, маркизу де Лурье. Вот это неожиданно. А что же ей могло понадобиться в казармах?
    Гастон хотел было предложить маркизе руку, когда она запнулась на входе в комнату, где лежало тело убитой девушки. Но фрейлина королевы быстро поправила складки платья и вошла впереди всех, немало подивив лейтенанта де Ресто своей заинтересованностью. Неужели во дворце недостаточно развлечений, что дам тянет к убиствам? Или здесь нечто больше, чем праздное любопытство? Молодой человек внимательно смотрел в лицо маркизы, стараясь угадать ее мысли при виде мертового тела. Страх? Нет, вряд ли. Тут даже и намека на обморок не было. Хладнокровие поразительное даже для мушкетера.

    - Когда ее нашли? На ее лице удивление, как будто.. как будто она знала убийцу и удивилась тому, что он хотел убить ее, Вам не кажется, господа?


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 2