Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 2


Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 2

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

01.04.1661

2

Отправлено: 08.12.09 00:09. Заголовок: - Осторожнее, судары..

- Осторожнее, сударыня! Здесь очень темно, да и настил неровный, не мудрено подскользнуться. Позвольте, я помогу.

Когда они вышли в полосу света, падавшего от факела, воткнутого в землю у входа в конюшни, граф едва не пробормотал проклятие, увидев, кого он встретил. Вот это да, молодая женщина, которой он так любезно предложил помощь, оказалась не кем иной, как маркизой де Лурье. Уже несколько раз они сталкивались при обстоятельствах более странных, нежели обычных. Граф осторожно поддержал девушку под локоть и помог выйти из конюшен. Платье маркизы было явно не предназначено для верховой езды, как впрочем и для прогулок.

- Вы кого-то искали, сударыня? - орлиный взгляд лейтенанта ухватил выражение глаз фрейлины. На долю секунды в них отразилась досада. Он не мог ошибиться, именно досада. Но отчего? Он оказался не тем, кого она ждала, или нарушил ее уединение? Или нарушил планы девушки? - Я осматривал лошадей, - поспешил он поправить положение, прежде чем маркиза подумала бы, что он требовал от нее объяснений, - К тому же, мне доложили, что среди конюших появились цыгане, я должен был проверить.

Граф окончательно смутился, когда взгляд синих глаз маркизы понимающе потеплел. Сам не понимая, отчего ему следовало извиняться перед ней, он чувствовал замешательство. Там у входа в Большой Зал он застал ее и князя Ракоши в весьма недвусмысленной ситуации. Возможно, он прервал их разговор. Или объяснения? Князь держал ее на руках. При воспоминании о той встрече неприятный холодок пробежал по спине Д'Артаньяна. Он сжал губы, чтобы не спросить, не ждала ли маркиза своего мадьярского поклонника. Да отчего же? Ведь могли быть у них свои маленькие секреты, как и у всех при дворе. У всех. Но, тут же холодный разум подсказал лейтенанту, что тайны могли быть от кого угодно, но только не от него. Пока он отвечал за безопасность короля и королевской семьи, любые тайны должны были быть раскрытыми перед ним. Никто не имел права на приватность там, где лейтенант мушкетеров нес свою службу и вел расследование. Да, четыре трупа за один день - не много ли для королевского парка? Если не считать убитой семьи в деревушке на дороге.
И все же, он промолчал. А эти прекрасные глаза, словно извиняя его суровость, смотрели на него. Он склонил голову, не снимая однако своей шляпы. Вовсе не от невежества. Впервые к своему собственному удивлению граф не захотел обнажать перед дамой свои седеющие волосы. Пусть он останется для нее бравым мушкетером. Можно ли?

- Прошу прощения, Вы вероятно не ожидали встретить здесь меня, - в замешательстве он уже и позабыл думать о том, что появление фрейлины королевы в балетном костюме в конюшнях было более чем подозрительным. А может, он просто не хотел услышать, что молодая маркиза де Лурье ждала князя Ракоши? А если она спросит его, Д'Артаньяна, не встречал ли он князя? Чтобы не услышать нежелательный вопрос, граф был готов заговорить о чем угодно.

3

Отправлено: 08.12.09 19:08. Заголовок: Случай – такое же за..

// Дворец Фонтенбло. Аппартаменты маркизы Жаклин де Лурье //

Случай – такое же заблуждение, как и то, что глаза – зеркало души. В жизни людей в равной степени присутствует лишь эгоизм и алчность, в остальном же – это домыслы и догадки. Судьба, или как говорили в Древней Персии карма – определены ещё в начале пути каждого живого существа, и потому не стоит обвинять злой рок в том, где ярким росчерком стоит подпись предназначения. Этот, нет не фатализм, скорее субъективная оценка реальности так или иначе определяет поведение человека.

Жаклин де Лурье могла бы поверить в случай, в то, что так легла карта в старом циганском шатре и лейтенант королевских мушкетёров оказался именно здесь, когда пару минут назад она велела  белокурому парнишке отвезти весточку её связной. Но Колючка знала наверняка, этот человек, так заботливо помогающий ей подняться посланник фатума. Не потому ли мне припомнилась людная Гревская площадь и лязг точёного топора, когда я посмотрела в ваши глаза, месье – она не скрыла досаду, лишь потому, что в самом деле Шарля Д’Артаньяна с той памятной прогулки  во время охоты, она  хотела встретить меньше всего. Едва ли стоило ожидать, что из темноты снова появится  виконт де Во и уведёт её. Однако на счастье маркизы мушкетёр будто и не обратил внимание на причину её столь необычного визита в балетном платье к королевским конюшням.

Тем лучше, Жаклин с некоторым облегчении взглянула в лицо мужчины. Пытаясь рассмотреть выражение его лица. Тень падающая от шляпы на его черты не давала ей возможности рассмотреть истинных эмоций, но даже интонации в голосе мушкетёра выдавали некое волнение.
Но отчего - изумилась маркиза – неужели он меня подозревает, не мудрено, я не раз в его присутствии выдавала себя… Влажная, леденящая душу волна страха прокатилась по коже,  понуждая маркизу вздрогнуть.

Цыгане, здесь? У них ведь стоянка  недалеко от Барбизона, с чего бы им объявиться здесь – пока разумом Жаклин цеплялась за возможность как можно дальше увести разговор от объяснения причин её появления у конюшен. Сердце предтельски ускорило ритм, ладони непривычно вспотели, и маркиза от души пожалела, что не одела перчатки, шрам напомнил о себе, засаднив под  давлением ткани.

Я… вы полагаете, граф, кто-то из них может быть причастным к последним событиям здесь? – воздух вокруг них как будто уплотнился и тепло испускаемое пламенем факел, вдруг стало удушающим жаром. Жаклин нервно  мотнула головой и пара локонов  упругими пружинками выскользнула из причёски.

- О да, я думала, неотлучно будите возле Его Величества, после нашей беседы есть все основания беспокоиться о безопасности королевской фамилии – она говорила немного сумбурно. Застигнутая врасплох, она могла бы собраться, но в очередной раз Колючка заметила, что этот человек в неизменно синей форме, со своим пронизывающим взглядом действовал на неё обезоруживающе.

Оружие. Для маркизы её оружием была собранность. Хладнокровие. Не позволявшее потерять самообладание и выдать себя, но в Фонтенбло что-то незримо переменилось…
Жаклин улыбнулась. Но уж больно нервно вышло и она поспешила спрятать взгляд. Поправляя путающиеся ленты на юбке. Кинжал был при ней, всегда даже во время балет, он был так закреплён под нижней юбкой. Что не мог помешать, а ведь могло сулчиться всякое. Скажем Эрмина могла привести за собой ненужные глаза. Эрмина! Нужно было немедленно увести мущкетёра. Мальчишка мог вернуться и тогда уж никакая даже самая искусная ложь её не спасёт.
- эмм. месье  Дартаньян, вы не поможете мне. Боюсь этот костюм не позволит мне справиться самой – она сделала шаг навстречу мушкетёру и благо, что успела ухватиться за его подставленный локоть. Длинные. Цепкие пальцы сомкнулись на руке графа и тут же Колючка вспомнила слова  цыганки. Она не могла знать, девчонка не могла иметь ввиду это…

4

Отправлено: 12.12.09 17:30. Заголовок: - Увы, я должен опир..

- Увы, я должен опираться на факты. А фактов пока мало. Предположения и угадывания не по моей части. Поэтому, если у меня возникают сомнения и вопросы, я ищу подтверждение им, или отбрасываю их в сторону.

Странно, но говорить с мадемуазель де Лурье о следствии было гораздо легче, чем о принятых при дворе тонкостях погодных условий, балетах, нарядах и не приведи бог - украшениях к ним. По тому, как уверенно маркиза держалась за локоть графа, он чувствовал, что она вполне могла справиться со своим положение и без его любезностей. К тому же, она вовсе не была из тех фарфоровых красавиц, что были готовы на обморок при любом удобном случае. Удобном, безусловно для них самих. Эти ветренные головки вряд ли брали на себя такую тяжкую работу, как подумать над положением бедных кавалеров, которым предстояло стать жертвой их обморочных уловок.

- Для того, чтобы оберегать Его Величество, нет необходимости всегда быть подле него. Скорее наоборот. Ведь опасность таится где-то за углом. Злодеи не отличаются благородством и отвагой, чтобы напасть при свете дня в открытую. Все эти наемные убийцы и головорезы - подлецы и отпетые негодяи. И вовсе не потому что таково их ремесло, а потому, как они его выполняют, - в пылу Д'Артаньян совсем позабыл, что говорил с дамой и темы убийств, чести и кровной мести были наверняка далеки от ее интересов, - Я никогда не прощал трусость и подлость, никогда! Но убить человека, тем более безоружного, из-под тишка, черт подери! Да разрази меня гром, если я узнаю, кто причастен к этому делу! Прежде чем иметь дело с палачом, эти негодяи встретятся со мной лицом к лицу! Тысяча чертей! Как только земля носит таких негодяев, которые способны напасть на тех, кто не может ответить им ударом на удар?

Заметив, что слишком увлекся своей излюбленной темой, мушкетер закашлялся и смутился. Вообще-то, зачем он обо всем этом говорит с дамой? Ведь не с тем же, чтобы приукрасить себя в ее глазах? А правденый гнев лучше держать при себе. Это слишком большая роскошь при дворе. Особенно с незнакомыми людьми. Или... Он посмотрел в глаза маркизы де Лурье. Она не казалась ему незнакомой, хотя это был пожалуй только третий или четвертый их разговор за все то время, что маркиза состояла в свите Ее Величества.

- Простите, я не должен обременять Вас таким разговором. Но служака я был, им и остался. Кавалер из меня совсем никудышний.

5

Отправлено: 14.12.09 10:55. Заголовок: Тени ползли по куста..

Тени ползли по кустам, цепляясь за ветки, скользили по стенам конюшни и терялись в темноте, где тяжело дышали, измученные охотой, лошади. Ярко-алые блики от горящих факелов дрожащими пятнами раскрасили лицо маркизы де Лурье, скрывая необычайную бледность её кожи. Сжатые в узкую полоску губы, отвлекали внимание от непривычно-взволнованного взгляда.

Она слышала, как мушкетёр заговорил о сомнениях и фактах, знала, что таково нутро почти любого сбира, не продавшегося с потрохами парижским ворам. Такая своего рода близорукость, ограниченность и мешала королевским ищейкам изловить всех умельцев», опустошив тем самым весь двор Чудес. Что мог понимать он – самый знаменитый гасконец Франции, незримая тень короля о той жизни, которая кипела в подворотнях и закоулках города, далеко за оградами дворцов?! Ему, наверняка, докладывали, наушничали и даже жаловались те, кто позже приходил в грязную таверну и платили золотом за убийство.
Жаклин не считала себя частью этого мира, никогда прежде в ней не было той агонизирующей страсти, которая толкала щипачей под локти и вкладывала в  ладони убийц кинжалы. В ней не было тех страстей, что кипели в других обитателях Парижских кварталов, но этот мир с его правилами и кодексами был ей понятен!
Внезапно холод обернулся жаром, будто амфору перевернули и кипящим маслом плеснули на руки и в лицо.

Подлецы и негодяи, нападающие исподтишка – это ополоумевшие от жажды власти и алчности дворяне! Королевские вельможи с благостными улыбками расшаркивающиеся с соперниками, а тем временем, всаживающие нож в их спины чужими руками.Перед многими из тех, кого Париж признаёт достойнейшими жителями  Иуда – ангец Божий. И цена этих «праведников» порой куда меньше 30 серебрянников.

Маркиза тяжко дышала, испуская ледяную бурю их сапфировых глаз. Она была сейчас очень далека от той  смиренно-сдержанной фрейлины, которая всегда сопровождала Королеву. Она не смела  воздать хвалу убийцам и ворам, но не могла оставаться так же хладнокровной как прежде. В человеке, рассуждавшем о грехопадение и низости, подобных ей людей, и намека на ту продажность и лживость, что с первого взгляда выделал из толпы зевах хищного сбира.

- Вы считаете себя вправе вершить суд над теми, о ком знаете лишь унцию правды – с внезапной сталью в голосе спросила Жаклин, на её лице не было  улыбки и скулы заострились так характерно для её гнева.  – Трусость и подлость человека едва ли может исчисляться его ремеслом или манерами. Нутро, прогнившее насквозь на лицах не прочесть, тем более, когда оно погребено под тоннами пудры. Вы полагаете есть жертва и убийца, беззащитный кролик и расчётливый хищник… Как далеки вы должно быть от истинных красок мира, если для вас он либо чёрный, либо белый. – Колючка тихая, чуть шипящая, похожая на затаившуюся кошку исчезла. Столь долгое время в ней кипела, будто лава в чреве земли эта истина, наконец, прорвавшись сквозь тонкую маску, скрывавшую её сущность. Шрам пульсировал с неимоверной силой, затягивая в водоворот обжигающей боли. На мгновение маркиза прикрыла глаза, силясь справиться с собой.
- Простите, я… не должна была… это было неучтиво и резко, простите. Мне нужно идти. – Она открыла глаза, встретившись взглядом с ДАртаньяном. Как странно, что можешь смотреть на человека совсем иначе, не так как на прочих, не так как привыкла, но чувствовать в себе при этом, странное пугающее чувство беззащитности. Даже боль в шраме, с которой она привыкла мириться, теперь лишала её уверенности и ощущалась острее…

6

Отправлено: 21.12.09 19:16. Заголовок: Холодное дуновение в..

Холодное дуновение ветра остудило бы голову мушкетера куда как меньше, чем острый как сталь и пронизывающий как самый ледяной ветер Северного моря взгляд девушки. Она ответила ему. Но поражал не столько сам ответ, сколько резкость, с которой она произнесла свои обличающие слова. Всего одна фраза, но в его глазах мадемуазель де Лурье как будто раздела всех разряженных и украшенных бантами и лентами господ королевского двора.
Лейтенант оторопело запнулся. Он знал, что ответить, учтиво, с насмешливой улыбкой, как это обычно делали кавалеры, записные ухажеры дворцовых галерей. Правила этой игры известны, однако, он видел по лицу девушки, что для нее это не было игрой.

Холод и жар взглядов схлестнулись в долгом противоборстве. Сомнения и вопросы только умножались с каждой минутой разговора. Каким образом этой скромной юной фрейлине удавалось вызывать его каждый раз на такой поток красноречивой откровенности? И каждый раз он не только не находил ответы в ее словах, а наоборот получал новую порцию нитей от целого клубка сомнений и подозрений. Нити, потянуть за которые он боялся. Как будто предчувствие, сознание, что стоит ему потянуть лишь за одну нить и волнительная прелесть их разговора тет-а-тет испарится. Останутся лишь непримиримый и неподкупный лейтенант королевских мушкетеров и фрейлина королевы. Разговор из доверительного станет допросом. И он не сомневался уже лишь в том, что у него было множество вопросов к ней.
И все же, что-то останавливало его. Что-то внутри мешало ему оставить все симпатии и доброе расположение к девушке и посмотреть на не нее глазами личного телохранителя короля.
Опасность.. или же он просто был в смятении из-за ее близости и приписывал свое волнение обычной для его положения и службы подозрительности. Если бы годы прибавили ему не только военного и придворного опыта, но и мудрости понять себя.

- Нет, мадемуазель, Вы не сказали ничего, что я бы мог или смел оспорить. Вы правы. Мои эмоции и рассуждения достойны зеленого юнца, каким я был, когда только прибыл в Париж с амбициями достойными самого Цезаря и опытом не большим, чем у желторотого птенца.

Он сказал не то и не так. Волнение угадывалось в его голосе. Глаза не могли спокойно выдерживать взгляд ее синих глаз. Дыхание, легкое и едва слышное, тем не менее обжигало его подбородок, когда он опустил лицо, чтобы смотреть прямо в глаза маркизы.
Так близко и настолько же неуверено. Что сказать и что сделать? Ах да, его попросили, ему вежливо дали понять, что нужно идти. Но разве они не шли уже? Граф обернулся, и оглядев темноту вокруг себя, понял, что стоял так уже несколько минут и в самом деле не давал маркизе уйти во дворец.

- Да, нужно идти. Я хотел помочь. Вы позволите?

Каким смешным и нелепым казался он сам себе. Только бы его не видели его мушкетеры. Гасконец был готов спасовать перед фрейлиной, как записной кадет. Тысячный раз он проборматал про себя свое любимое проклятие. Он сам не понимал, или не хотел признаться, что понимал, чего он хотел. И на секунду лишь посмотрев в глаза де Лурье, скорее почувствовал по жару в груди, чем осознал, что она находилась в том же смятении, что и он сам.
Зачем они там, зачем так близко? И отчего не отпустить руки, которые он уже сжимал так крепко, что вежливая поддержка уже более походила на галантное объятие? Отчего так опасно близко хочется смотреть в лицо, чувствовать ее дыхание и приблизиться ближе? Зачем?

Легкий моросящий дождь оросил первую нежную листву на деревьях. Капли его падали на плечи и лица разговавривавших людей. Оставаться на милость природы, которая своей прихотью могла испортить балетный костюм маркизы в считанные минуты, было по меньшей мере неразумным.
Вернуться ли в конюшни? Д'Артаньян с сомнением подумал о том, сколько им придется ждать пока закончится дождь, слушая храп коней и ворчливую ругань конюхов.. Было еще одно место, где они могли укрыться. Они были совсем недалеко от Павильона Дианы, где в это время не было никого кроме дежурной охраны. Он мог провести маркизу туда, и вряд ли бы кто-то обратил на них внимание, так как на Жаклин был костюм и долгополый плащ с капюшеном мог скрыть ее фигуру и лицо.

- Дождь может испортить Ваш костюм, маркиза, может, укроемся в Павильоне? Здесь недалеко, - непроницаемое лицо графа выражало лишь вежливую заботу лейтенанта королевских мушкетеров.

7

Отправлено: 22.12.09 17:58. Заголовок: Во снах человек подо..

Во снах человек подобен бесплотному духу – он свободен, от оков пространства, его совесть не тяготиться грузом обязательств, его тело не являет собой тяжёлый груз, притягивающий к земле бесполезную тушу…

С трудом могла бы Жаклин припомнить те времена, когда ей снились яркие сны, наполненные разнообразными пейзажами и забавными фавнами, играющими на волшебных дудочках. В те далёкие времена, когда в её воспоминаниях не теснились бескровные лица убитых людей, она умела мечтать и, должно быть, оттого к ней и приходили эти сладкие умиротворяющие фантазии, будто скользящие через окно с лунным светом.

Но детство оборвавшееся внезапно и трагично,  оставило за собой лишь дымку воспоминаний, будто сон… или сон о сне. Колючка научилась засыпать в темноте и, закрывая глаза, видеть ту же темноту. Осязать, дышать мраком, в котором не может появиться ни свет, ни тень – эта мгла не была проклятием, она была спасением. Помилуй господь, грешную душу, запятнанную кровью многих людей, и избавь от пытки сном, в коем словно живые восстают те, чьи души так и не нашли покой, раньше времени разлучившись с телом.

Сны. Они изводили Жаклин своей душной пустотой, потому она и не любила ночи, потому никогда не спешила оказаться в сладких объятиях Морфея. Её ночи были отравлены ядом…смерть отравила их.
Грудь тяжело сдавило. Но вовсе не от корсажа. Будто попав в один из своих снов, Жаклин стояла  перед мушкетёром, тяжело дыша и силясь не  закусить губы, выдавая боль, причиняемую ей шрамом. Он извинялся, маркиза слышала, как  ДАртаньян сдержанно с присущим ему тактом оправдывал её собственную несдержанность и пыл. Маркиза смотрела ему в лицо, не притворяясь, пожалуй, впервые за долгое время, она смотрела на собеседника по-настоящему без ложного добродушия и елейного смущения. Взгляд её не помутнел, как это бывает у трепетных девушек, готовых вот вот от избытка чувств упасть в обморок.  Напротив глаза её просияли, словно разбавленные холодным дождём, заморосившим с неба. И в них читался страх – отчётливо, будто отражаясь от озёрной глади.

Раньше Жаклин никогда не боялась, ничего, даже плахи и лязга топора она не опасалась зная – чему быть того не миновать. Но одного она не могла знать, что первым предаст её собственное сердце.
Маркизу лихорадило, она хрипловато откашлялась, наконец, отведя взгляд от лица графа.  Бежать, бежать, немедленно сейчас же, о чём ты только думаешь. Первые увесистые капли коснулись тёмной ткани плаща, не оставив следов. Во влажности апрельского воздуха сразу стало легче дышать, из-за кустов послышался шорох, и Жаклин невольно сжала ладонь, всё ещё покоившуюся на предплечье мушкетёра, синий взгляд стрелой метнулся в сторону и возвратился к собеседнику.
- Что? Помочь я … простите граф – заметалась маленькая птичка, зашумело в крохотном тельце глухими ударами испуганное сердце, забилось…

- Дождь может испортить Ваш костюм, маркиза, может, укроемся в Павильоне? Здесь недалеко… - и выражение бесконечного почтения и холодности. Жаклин де Лурье в должности фрейлины Её величества – вам ли не знать что это долг чести, оставаться галантным даже во время допроса, даже зачитывая приговор, глашатай остаётся спокоен и учтив. Попытались рассмотреть в чужом лице то, что скрывает ваше, мадмуазель, извольте ж совершить признание протянуть руки для кандалов!

- Нет – почти вскрикнула маркиза, одним рывком освобождая руки и отступая на шаг. – Дождь не сильный… мой костюм не пострадает…я замолчи, немедленно сию минуту. Широко распахнутые глаза, как у затравленной лани, которая слышит лай собак и рёв горна и понимает – некуда бежать.

Господь всемогущий, сомкни мне уста, я не праведница, но заступись – рука вихрем взмывает к шее, через ткань, чувствуя пульсирующий шрам. Глаза наполняются слезами и губы начинают дрожать, но от чего, что это куда подевалась умеренная холодность. Бежать!

Маркиза де Лурье отступает, почти пятится назад, оступается и вытягивает руку перед собой.
- Нет – отмахивается убийца от страха быть разоблачённой. – Нет, - повторяет шёпотом женщина, не знавшая любви. Маркиза ускоряет шаги, но ленты мешают побежать и поскорее избавиться от наваждения. Слёзы… ах, нет это только дождь, но отчего-то такой солёный.

8

Отправлено: 23.12.09 19:41. Заголовок: Лейтенант всегда име..

    Лейтенант всегда имел твердое убеждение, что понимал происходящее и мог контролировать ситуацию. Недосказанности и недомолвки, которые так любили дамы и некоторые из придворных щеголей, вызывали его неодобрение. В словах, точнее в одном слове, мадемуазель он только уловил скрытый страх перед ним. Повинуясь внутреннему инстинкту ищейки, чующей запах затравленой дичи и рвущейся с повода в гон, он не только не выпустил руку маркизы, но и попытался удержать ее второй рукой за плащ.

    - Мадемуазель! Что с Вами, тысяча чертей! - с полей его шляпы на лицо девушки падали капли дождя, когда он наклонился к ней, вглядываясь в темноте в ее глаза. Сумерки могли скрыть выражение ее лица и испуг в глазах, но ни надвигавшаяся темнота, ни дождь не заглушали "нет" которое она повторила ему.

    - Сударыня, Вы промокнете, и это крайне нежелательно. Я не смею настаивать на том, чтобы проводить Вас в павильон, если Вам это кажется неприличествующим Вашему положению. Но ради бога, позвольте довести Вас до дворца. Вы чем-то напуганы? Скажите мне!

    Последний вопрос прозвучал более как требование, нежели просьба. Д'Артаньян в упор смотрел в глаза девушки, держа ее за локти. Что она скрывала? Странная мысль, но он был готов поклясться, что маркиза была в смятении и испуге. Отпустить ее и позволить уйти требовал голос рассудка и долга чести, но в тоже самое время руки все настойчивее сжимали локти девушки, а глаза искали ее взгляд.

    - Ответьте же мне. Клянусь дьяволом, Вы сводите меня с ума, сударыня, как это не удавалось даже десятитысячной испанской армии. Что с Вами?

    Злясь на себя еще больше, граф тяжело дышал, все ближе наклоняясь к Жаклин, чтобы широкие полы шляпы могли укрыть ее лицо от дождя.

9

Отправлено: 24.12.09 10:17. Заголовок: Возможность оставать..

Возможность оставаться незамеченным  - это привилегия, доступная лишь по-настоящему заметным людям! (с)

Когда неповоротливая свора сбиров, пыхтя и бренча амуницией, преследовала её  в переулке за церковью Сен-Жермен-де-Пре, тогда, прислонившись спиной к каменой кладке,  Колючке впервые захотелось исчезнуть. Она была девчонкой, только 15, потому, наверное и зажглось в ней это предсказуемое, по-детски наивное желание – зажмуриться и раствориться в наполненном пылью и смрадом воздухе города.

Пройдёт совсем немного времени, и она научиться исчезать. Оставив в стороне глупости о волшебстве и магической силе желания, девчонка с синими глазами научится растворятся в разномастной, парижской толпе, поскольку желание спасти собственную шкуру сильнее в сотню раз, чем вера в чудо.
Могла  подумать маркиза де Лурье, что здесь в безопасности двора, надёжно укрытая от ищеек, она снова ощутит эту предательскую слабость, что вновь захочет зажмурившись, исчезнуть, смешиваясь с каплями моросящего дождя…

Сильные ладони цепко держали её за локти, лишая её возможности избежать расспросов. Хотя большей пыткой для Жаклин была необходимость смотреть в лицо мушкетёра, потому что она понимала, что совершенно не в  силах противостоять этому человеку в широкополой шляпе. Какая-та чудовищная сила исходила и от рук, удерживающих её от побега, и от лица, и от глаз, без сомнения устремлённых на неё. Тяжёлые сумерки, придавленные грозовыми тучами, спустились так скоро, как если бы  сам Господь возжелал затмить дневной свет. Жаклин, словно пойманная в силки птица, билась в крепких руках Д‘Артаньяна, отводя лицо от  капель дождя, струившихся ей на щёки со шляпы графа. Только эта небесная влага и мешала ей понять, что из глаз струятся солёные слёзы, вызванные не столько беспомощностью, сколько неведомым чувством страха и объявшим её жаром.

- Отпустите – прошептала маркиза, сдаваясь под тихим натиском глухого голоса. – Не о приличиях, ни о положении я не беспокоюсь, умоляю отпустите – зашептала маркиза, как если бы перед ней стоял палач и сучил верёвку. В отчаянной попытке, в последней надежде, она должно быть так же умоляла бы его. Чувствовала ли она в Д’Артаньяне свою погибель, или же это был только страх разоблачения…
Влажные от дождевых капель пальцы, дрожа потянулись к вороту плаща, разрывая верёвки, чтобы освободиться, вздохнуть и позволить  прохладе вечернего воздуха остудить жар, пылающий в метке.

Жаклин зажмурилась, призывая рассудок и холод разума заглушить боль, но тщетно.
- Мне больно, - она распахнула глаза, чтобы в свете блеснувшей молнии увидеть лицо Шарля Д‘Артаньяна. Я пропала – прежде, чем с её плеч скользнул плащ, открывая холодной влаги пульсирующий шрам, освобождая плоть от мучений.
Эта метка была её проклятием, которое рано или поздно должно было привести её к висилице. Но мысленное смирение с тем. Что она разоблачена , не освободило грудь от трепета и не уровняло дыхание.
Отчего пальцы с такой отчаянной силой сжимают плечо мушкетёра, и кажется будто кровь вскипела под атласом кожи, испепеляя изнутри?

- Я не могу более сопротивляться – произнесла Жаклин, как капли собираются на подбородке и обрываясь стекают тонкими струями по раскрытой шее.
Если бы маркиза могла понять, что было виной её слабости, что подмяло под себя её хладнокровие, растоптав собранность. Ах, как прав был Уильям Шекспир
Любовь бежит от тех, кто гонится за нею,
А тем, кто прочь бежит, кидается на шею.

И юная цыганка нагадала её погибель, за которую сама фрейлина заплатила  сияющим сапфиром.

Жаклин душило неизведанное чувство, оттого она и не могла понять причину теперешнего своего состояния. Потянувшись вперёд, будто силясь  очнуться от тягучего, тёмного сна, она внезапно почувствовала тёплую кожу под влажностью губ. С широко распахнутыми глазами, женщина ошеломлённо отшатнулась; очередная молния рассекла небесные хляби. Её губы шевелились, но ни единого звука с них не слетело…

10

Отправлено: 26.12.09 13:38. Заголовок: Отбошенная в сердцах..

        Отбошенная в сердцах шляпа летела далеко над каплями падавшими в круги мелких луж, успевших собраться на гравиевой дорожке. Дождь обливал лицо холодными каплями, остужая.
        Кто мог сказать из двоих, что происходило, не солгав при этом самому себе? Широкие ладони слегка разжались, давая некоторою свободу, но тотчас обхватили тонкую талию девушки. Теряя собственное равновесие, граф пытался помочь удержать его девушке. Слова более не имели значения, так как ответов они все равно не давали. И если минуту назад лейтенанта начинали одолевать сомнения в искренности маркизы де Лурье и причинах, то сейчас он был бы счастлив обратить минуты вспять. То, что он видел во взгляде Жаклин ему видеть не следовало.

        - Мадемуазель...

        Тепло губ на его щеке рядом с губами по-странности не жгло, а всего лишь пробило брешь в стене, которую он строил вокруг себя годами. Отбросив опостылевшую шляпу, граф наклонил лицо и разглядывая темно-синие озера воды и гнева на саму себя в глазах девушки, заглушил ее едваслышные слова, накрыв ее губы своими. Ничего не было ясно. Помилуйте господа поэты и писатели модных фельетонов, если вам покажется все понятным и объясненным, а ответы единственно верными, то вы самые великие лжецы в этом мире.
        Поцелуй не принес ничего кроме того, что пробудил в груди давно дремавший вулкан. Все еще сжимая в своих объятиях маркизу, граф смотрел в ее глаза, силясь вернуть мыслям направление в хоть сколько нибудь разумное русло. Что они чувствовали и что влекло их друг к другу, могло быть совершенно разным для них обоих. Он приослабил руки.
        Рокотали раскаты грозы, собравшейся видимо охладить порывы не только лейтенанта мушкетеров и королевской фрейлины, но и многих других, кто тщетно пытался найти укрытие под редкой еще листвой деревьев парка. Д'Артаньян не долго думая схватил макризу де Лурье в почти медвежью охапку и устроил на своих руках, так что ее голова послушно легла ему на плечо. Пусть остальные бегают, в поисках укрытий, где им только вздумается, но никто не подумает бежать к гроту. Там еще стояли охранники, не пускавшие никого к месту, где нашли тело убитого доктора. Но сейчас они лишь охраняли сам грот, лениво поглядывая вверх, в ожидании, когда же прольется вся небесная вода и дождь прекратится. Один из них выставил руку с мушкетом, пытаясь преградить путь, но увидев в свете очередной молнии лицо своего лейтенанта, молча отвел мушкет и застыл во фрунт.
        Граф спустился по ступенькам, все еще усыпанным прошлогодними листьями, вниз. Там под сенью пещеры, уходившей вглубь известняка, было сухо и странно тихо - шум падающих на листву капель заглушен и не достигал более их слуха.

        - Я не спрошу ничего, что Вы не пожелаете сказать мне, сударыня. Клянусь честью. - слова.... галантные слова... а в мыслях все еще криком кричал вопрос - "что происходит с нами? что вы не хотите сказать мне с таким упорством"

11

Отправлено: 28.12.09 17:21. Заголовок: Кошка фыркнула и, ра..

Кошка фыркнула и, развернувшись, ушла, мягко переставляя лапки и виляя длинным ободранным хвостом. Никто, никто не может приручить меня прежде, чем я сама захочу  долгими днями сидеть перед миской сметаны и смотреть в окно…

Что может быть достаточным поводом, чтобы забыться? Для дебютантки, чьим надеждам суждено разбиться о безнравственность двора - изящный, но бесхитростный сонет в лунном свете; для дамы света, умудрённой опытом – искренность не тронутая помпезностью и бравадой слов, тихая дружба. А что для убийцы, ведущей двойную игру, для той, что проклята людьми и запятнана перед богом, для женщины, чьё сердце выстужено морозной вьюгой, и заиндевело по краям, словно прорубь? 

Любовь ли это, страх разоблачения, с яркими кровоподтёками у основания шеи или злонамеренная шутка, попытка запутать… Лишь тот, кто видит сквозь чёрные тучи и слышит сквозь хлещущий дождь, может знать о том, отчего Колючка, не сопротивляясь, словно безвольная кукла склоняется к плечу своего вечного, но пребывающего в счастливом неведении врага. Почему боль отступает, лишь только сильные руки мощным рывком отрывают её от земли? Сама Жаклин не могла понять причин  этого сумасшествия.

Горячий поцелуй, он жарче пламени, что испепеляет сквозь уродливую метку, ярче, чем вспышки молний, будто небесное предостережение, кроящих небо.
Лица мушкетёров стоящих на страже грота стираются влажными пятнами, сгинув в темноте спустившегося мрака.  Лишённая воли проникновенным взглядом, маркиза очнулась, лишь оказавшись в относительной тишине, вдалеке от возможных, нежелательных зрителей. Лишь теперь она поняла, что невольная близость виной её тяжёлому дыханию, и именно лейтенант королевских мушкетёров заглядывал в её лицо, давая клятву не вторгаться в тайны сердце.
Если бы он знал, если бы можно было рассказать ему.

Гром всё же нагнал яркие вспышки молнии, создавая свету  сопровождение силой громких канонад. Жаклин не вздрогнула, её не пугали силы природы, которым нельзя было противостоять, они существовали вопреки людским желаниям, а потому и страх перед ними был бессмысленным.
- Месье, я прошу вас забыть… забыть обо всём, это непростительно, здесь всему виной волнение и .. да, пожалуй, волнение перед спектаклем – чего ей стоило не смотреть в лицо, нависшее над ней, каких усилий требовала прежде весьма простая для исполнения манипуляция. Что может быть проще лживой, отрешённой вежливости… но, отчего-то не с ним. С самого начала лейтенант королевским мушкетёров, месье Д’Артаньян вызывал странный трепет в непроницаемой душе Колючки, интуиция должна была подсказать, и ведь нужно было лишь прислушаться. Тогда теперь в столь компрометирующей ситуации она не оказалась бы. Гнев на свою слабость, однажды уже приведшую её к едва ли не фатальному фиаско, вспыхнул в глазах маркизы, ладонь в отстраняющем жесте коснулась мужского плеча. Пальцы другой руки медленно, аккуратно подтянули ворот костюма, скрывая метку.

Маркиза посмотрела в сторону. Они были в том самом гроте, в котором утром увидели тело лекаря. Как знаменательно. Пожалуй, именно здесь тогда и началось её разоблачение. Труп, привлёкший её внимание оказался злополучным предупреждением, которого Колючка не заметила.
- Спасибо, месье, за  вашу  предусмотрительность и такт, я, благодарна вам да именно – она всё же подняла взгляд, демонстрируя сдержанную улыбка так плохо получившуюся на дрожащих губах.

Тук… тук…тук…тук тук-тук… тук-тук.. тук тук тук сердце снова забилось скорее, скорее безжалостно  пульсируя кровью на бледных щеках, отражая скрытое безумие в казавшихся непроницаемыми глазах.
- Кхм – резкий поворот и выдох, ведь он смерть твоя, опомнись, сбереги свою жизнь беги – недалеко послышался шум и голоса. Кто-то звал людей в помощь.
- быть может там нужно ваше присутствие … -хватаясь  за соломинку, за возможность избежать этой желанной и губительно  приватности, проговорила Жаклин.

Вот если бы судьбе преобразиться так, чтобы я могла к нему подняться
Или же он спуститься мог ко мне

12

Отправлено: 01.01.10 22:43. Заголовок: Она бежит от него, с..

Она бежит от него, словно от огня. "Как черт от ладана" - пронеслось в мыслях лейтенанта. Он все-же отпустил руки девушки. То, как она стралась сократить их разговор до минимально вежливого и ни к чему не обязывающего не смутило гасконца. И все-же, он должен был призвать на помощь весь свой такт и самообладание, чтобы не повторить попытку спросить еще раз, что происходило в душе маркизы, что заставляло ее буквально спасаться бегством от него. От него не укрылось противоречие в ее взгляде в его глаза и словами. Они явно не сочетались, так же как и волнение и легкая дрожь, которую он ощутил, когда нес ее на руках с силой, с которой она постаралась высвободиться из его объятий.

- Тысяча чертей! Прошу прощения! - мушкетер обернулся и посмотрел вверх, откуда доносились крики и топот нескольких человек, - Видит бог, если не само небо, то земные силы и людские неразберихи служат помехой нашему разговору. Но, мадемуазель, - он сделал шаг к маркизе и замер, чтобы не испугать ее и не заставить убежать, - Слово гасконца, слово дворянина, я не произнесу более ни слова, если разговор со мной тяготит Вас, не задам ни одного вопроса. Только позвольте проводить Вас ко дворцу. Вы же знаете, как опасны безлюдные аллеи парка, тем более в темноте.

Должен же быть разум у них у обоих. И даже если его собственный почти затуманен необъяснимым влечением к молодой женщине, то ведь она сама должна чувствовать опасности, таящиеся в Фонтенбло. Ведь она была среди тех, кто нашел тело бедняги доктора здесь же в гроте.

- Позвольте, сударыня, - он проятнул руку Жаклин, чтобы та могла опереться на нее, и повел ее по ступенькам наверх. Холодные капли дождя лили с большей силой, грозя превратить костюм Феи Ночи в мокрые драпировки, если не сказать более худшего. Мушкетерский плащ спасал графа от промокания, однако, вскоре и он почувстовал как промокает его жюсткор.

- Месье лейтенант, мы искали вас!

- Что еще?

- Еще одно убийство, месье! Капитан де Вард прислал доложить. У входа в парк...

- Потом, - резко прервал д'Артаньян, - Если уже случилось, то вряд ли поспешность уместна. Найдите Гарнье. Пусть распорядится перенести тело... м.. кто это?

- Девушка, месье. Совсем еще молоденькая.

- Нужно будет выяснить, из чьих она.

- Не из дворцовых, уж точно, месье лейтенант. Одета в обноски. Босая, простоволосая. По виду, скорее цыганка. Месье де Вард сказал, что может, ее кто-то из своих порешил. Ревность или чего.

- Чушь. Коли совсем молоденькая, - граф с сомнением посмотрел в сторону казармы, фасад которой белел в самом конце Большой Аллеи, - Ступайте. Пусть ее туда перенесут... где остальные. И позовите врача. Осмотр необходим.

Немного помедлив, дожидаясь, пока гонцы скрылись за деревьями на аллее, д'Артаньян с лицом выражавшим неприятие каких-либо возражений повернулся к маркизе де Лурье.

- Сударыня, это мой долг перед королем и королевой и ничего личного. Не сочтите за неучтивость, но я настаиваю на том, чтобы проводить Вас ко дворцу самолично.

13

Отправлено: 14.01.10 14:19. Заголовок: Земные силы или небо..

Земные силы или небо,
уйти бы в ветер мне бы...

Превосходство, даже незримое, едва уловимое в терпком аромате триумфа – всегда дурманит. Заставляя трепетать в сладком предвкушении, это ощущение постепенно доверху наполняет тело, вытесняя привычную подозрительность, внимательность и такую важную предусмотрительность. Когда кажется, только протяни руку, только тронь тонкую паутину и в твоих руках все нити, к которым прочно привязаны люди-марионетки.  Ловкими па они кружат по сцене и всё подчинено лишь желанию, лишь велению кукловода.
Как обманчива власть, как опасна уверенность в собственных силах, как поздно вспоминаются мудрые слова...

Беспомощность тёплым плащом окутала плечи, храня от зябкого весеннего ветра. Даже от маленьких пуговок глаз ночных обитателей парка укрылась перемена, отразившаяся как в зеркале лишь в тёмной синеве. Когда убийца - бесплотное, бесполое существо, рождённое мифами, уступило место женщине. Сильной лишь своей беспомощной тягой, растерянной в непонимании собственного сердца.
Но так же быстро, как тень в лунном свете, этот образ рассеялся, возвращая в грот всё ту же Колючку.

Мушкетёр уступил настойчивому отречению фрейлины, и галантно, чего и следовало ожидать, вызвался сопроводить её до замка, предвосхищая любые протесты учтивым поклоном.
В порыве ветра, оросившего их лица новым потоком влаги донёсся чей-то обеспокоенный голос.

Девушка, месье. Совсем еще молоденькая.
- Не из дворцовых, уж точно, месье лейтенант. Одета в обноски. Босая, простоволосая. По виду, скорее цыганка.

Ко всем чертям, что это, не может быть.. Эрмина.. письмо!!! Новая волна куда мощнее и сокрушительнее, с небесным громом обрушилась на голову Жаклин. Девчонка не дождавшись, вполне могла  пойти сюда, вчера вечером  они говорили недалеко от ограды. Тем более, что у неё были важные вести, а теперь, если это и в самом деле её осведомительница, маркиза ничего не узнает и больше того, рискует разоблачением.

Она сжала чужую ладонь бездумно, почти рефлекторно собираясь с мыслями и судоржно придумывая достойное оправдание резкой перемене собственных намерений.
Учтиво или нет, уместно или провокационно, Жаклин решила рискнуть, куда больше опасности таило в себе пренебрежение словам стражи.

- О прошу, месье Д'Артаньян, позвольте мне  пойти с вами туда. Что может быть безопаснее роты мушкетёров и потом месье де Вард - Матерь Божья, что я могу сказать о нём...ниточка - он, мне непременно нужно его увидеть немедленно. Молю вас не отказывайте мне -  рушилось всё рушилось в этой мольбе было столько напора, что она больше походила на приказ. Пусть думает что угодно, но если он найдёт записку, а если кто-то уже нашёл... Выкрасть!

Твёрдые скулы и решительно-холодный взгляд лейтенанта не остановили её
- Месье, я прошу вас....- Если сейчас он ответит оотказом и вызовется довести до замка. то будет стоить немалого труда улизнуть от чуткого надзора Маэстро и самой пробираться к телу  Эрмины. Интуиция подсказывала, что лишь эта малышка подходит под описание...

Под вязкими каплями, падающими с деревьев  ещё недостаточно прогретая земля превращалась в грязь чавкая под ногами. Гроза усиливалась, суля бурю не только природную.
Выбора нет

Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 2

14

Отправлено: 23.01.10 22:50. Заголовок: Д'Артаньян удивл..

        Д'Артаньян удивленно вскинул брови. Казалось, что маскарад и таинственные разоблачения настали гораздо раньше полуночи. Не понимая, зачем фрейлине королевы понадобился еще недавно бывший в опале капитан гвардии, граф тем не менее чувствовал в голосе девушки отчаянье и твердое намерение.
        Лейтенант оказался в поле света от паркового факела. Подозрительность и недоверие отразились в его взгляде. Намерения маркизы ему были непонятны. Он вовсе не льстил себе мыслью, что молодая особа увлечена разговором с ним настолько, что не хочет лишиться его общества. Что же заставило ее решиться просить проводить ее к де Варду? Внезапное сообщение об убийтсве девушки? Было ли это совпадение?
        Зная, что если не позволит маркизе идти вместе с ним, то упустит возможность выяснить причину ее волнения, лейтенант решил сделать вид, что согласен. В конце концов у них нет тайн в том, что касается следственных дел, с графом де Вардом. И может, увидев его согласие и охотноть помочь, маркиза сама доверится Д'Артаньяну?

        - Хорошо, сударыня, идемте. Не знаю, что побуждает Вас, праздное любопытство или необходимость, но, слово мушкетера, я не позволю Вам сойти с аллеи ни на шаг. Поверьте мне, парк далеко не самое романтичное место для прогулок нынче.

        Легкое раздражение сквозило в голосе графа. А может, молодая особа была увлечена де Вардом и спешила к нему на свидание? Может, в конюшнях она ждала именно его? Тогда немудрено, отчего она так взволнована... Логика, как известно прячется от безрассудных и страстных голов, а также от тех, кто попадает в сети увлечения и привязанности. Еще день назад Д'Артаньян сам посмеялся бы над подобными предположениями.

        - Позвольте, предложить Вам мою руку, - неизвестно зачем сказал лейтенант, хотя рука девушки уже покоилась на его руке, и ее тонкая ладонь сжимала кисть его руки, затянутую в перчатку, - Проклятый дождь. Вы уверены, что Ваш плащ спасет Вас?

Фонтенбло. Казармы королевских мушкетеров. 2


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Фонтенбло. Конюшни и каретный двор. 2