Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 2


Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 2

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

01.04.1661

Огромный зал, украшенный венецианскими зеркалами вдоль стен. Здесь Его Величество принимал гостей и своих придворных, здесь же проводились балы.

2

Отправлено: 22.06.09 17:21. Заголовок: Милые кокетки однако..

Милые кокетки однако эти дамы. Что принцесса, что ее фрейлина, показались маркизу одинаково кокетливыми и очаровательными. Всю дорогу Ее Высочество распрашивала маркиза о балете, о ролях, нарядах, репетициях. Постепенно разговор перешел от либретто к музыке Люлли, затем к платьям придворных красавиц, туфелькам для танцев. Де Виллеруа был прекрасно осведомлен обо всех тонкостях придворных балетов, тем более, о такой щекотливой теме, как костюмы и туфли. Он посвятил принцессу и ее фрейлину в некоторые из секретов, которые впрочем были известны любой записной кокетке и любому дамскому угоднику. Прикрываясь необходимостью быть посвященным в святая святых всех тайн, де Виллеруа, не краснея, поведал о том, как в одной портной мастерской по нелепой ошибке мастеровых шились два совершенно одинаковых балетных костюма для двух старших фрейлин из свиты Ее Величества.

Почти на подъезде к парку Фонтенбло принцесса неожиданно задала маркизу вопрос, который заставил его умолкнуть посреди пикантного рассаказа о примерке платьев мадам Н и графа В в одной и той же мастерской, где их разделяла всего лишь тонкая ширма из китайского атласа, и девушки-модистки то и дело путали булавки и ленты от костюмов обоих знатных клиентов.

- Э, роль Принцессы должна была быть секретом для всех, Ваше Высочество, - попытался уклониться от прямого ответа маркиз, переводя дыхание от неожиданности, - Его Величество только сегодня изволили определить окончательное решение. Было... эм... несколько претенденток..

Врать юный маркиз еще не научился. Но, по глазам принцессы он понял, что его ложь во спасение была принята за чистую монету. После недолгого молчания, девушки снова смеялись над его рассказом, а карета успела примчаться к главному подъезду дворца.

- Я буду ждать Вас в Большом Зале, Ваше Высочество. Надеюсь, что в Вашем гардеробе найдется подходящее платье для репетиции... Хотя, при Вашей красоте и изяществе движений, вряд ли Вам нужно что-то более яркое из платьев, Вы прекрасны такой, какая Вы есть, - Франсуа смутился от собственного косноязычия. Делать комплименты ради того, чтобы нравиться дамам - это одно, но сказать девушке, а тем более, принцессе, о том, что она просто захватывает его мысли в нестройный хоровод и заставляет теряться - это оказалось не по силам молодому придворному.

- Мадемуазель дАртуа, если Вы поможете Ее Высочеству в выборе костюма, то я, пожалуй, пойду, чтобы распорядиться об оркестре для репитиции. Возможно, что к нам присоединятся еще несколько танцоров. Прошу Вас быть к этому готовой, Ваше Высочество.

Проводив девушек низким поклоном и долгим взглядом, маркиз мысленно представил себе, какой фурор произведет на всех появление на сцене принцессы в ведущей партии балета. Ох... и кто же расскажет обо всем мадам де Суассон? Чем же она заслужила такое? Но, осуждать короля он не смел. А решать за чувства и переживания других он считал неблагодарным занятием, так как читать в сердцах не умел ни один мудрец, и ему самому это казалось пустым занятием.

- Господа, я жду вас всех в Зале для репетиции. Прошу не опаздывать. Репетиция начнется через пол-часа.

Уже одетый в свой костюм, точнее, нижнюю его часть - панталоны из зеленого переливающегося атласа, тонкую как паутинка рубаху из шелка и жесткий колет, из бархата, тоже зеленого цвета, маркиз прохаживался по блестящему паркетному полу Большого Зала, придирчиво вглядываясь в свои многочисленные отражения в зеркалах. Его внимание занимал главным образом не костюм, а походка - плавная, танцующая, она должна была быть летящей и стремительной, чтобы инсценировать полет дракона, которого ему предстояло играть в постановке.

3

Отправлено: 29.06.09 00:58. Заголовок: "Так значит, был..

"Так значит, было несколько претенденток... Как интересно... Я же вижу, что Вы точно знаете, кто это должен был быть, а точнее, должна. " Вспоминая лицо дамы в голубом, принцесса все больше убеждалась в том, что именно ей предназначалась главная роль в поставновке. Бывшая фаворитка... Страдает ли она сейчас, или уже нашла себе утешение? Каково это - быть вынужденной уступить более юной и свежей? Более новой для глаз и чувств короля? Однако, решив не переживать долго о чужих невзгодах, тем более той, кто может оказаться ее соперницей, Анна подумала о короле.

"Он заменил исполнительницу главной роли прямо перед спектаклем. Какой скандал! Да, нужно приготовиться к тому, что двор будет просто бурлить!"

Камеристки заканчивали прикалывать ленты и жемчужные с бриллиантовыми нити к платью, когда принцессе вспомнился недавно услышанный от Франсуа комплимент. Она не могла воспринять его как маркиза де Виллеруа, чужого для нее человека, пусть прошли года, но он все также милый Франсуа для нее. Его комплимент был таким искренним и простым, совсем не таким, какими бывают банальные, заученные и ничего не значащие любезности, предписанные хорошим тоном. Просто быть такой, как есть - это так просто и сложно одновременно, ведь с самого детства ее учили быть принцессой и говорили, что уметь скрывать свои истинные чувства - значит уметь владеть собой и сохранить королевское достоинство. Пустые слова...

Она обязательно постарается быть такой. Обязательно постарается.

Когда туалет был закончен, Анна в сопровожении Габриэль вернулась в зал, где уже собрались почти все дамы и калеры, занятые в спектакле. Франсуа учтиво поклонился и, подав ей руку, неспешно повел в танце, рассказывая о новых фигурах и тонкостях предстоящей ей роли. Анна заметила, что, поскольку остальные хорошо знали свои роли, то репетировали парами, и на них с Франсуа никто не обращал ни малейшего внимания. Никому не было до них никакого дела, все были заняты сложными балетными фигурами, а Анна чувствовала, как Франсуа лишь слегка касается ее руки и мягко улыбается, рассказывая что-то, глядя прямо в глаза. Вот она ответила ему что-то и он засмеялся, совсем как в старые времена,  Генриетте вдруг стало так тепло и спокойно рядом со старым другом детства, так уютно и хорошо, что она даже не могла это объяснить. На мгновение ей захотелось забыть обо всем и забыться в танце с Франсуа, чтобы все в жизни опять было так легко и просто... Ей совсем не хотелось разрушать это волшебство, возникшее между ними. Не нарушающее грани приличий, настоящее волшебство. Внезапно Генриетта поняла, что рядом с ним действительно так просто быть собой. По-настоящему легко. Играла приятная, негромкая музыка, но Анне показалось, будто чего-то не хватает. И действительно...

- Франсуа, смотрите, а Маэстро Люлли до сих пор нет? Где же он? Без него музыка звучит так сиротливо! Мне бы так хотелось вновь услышать его. Он просто гений скрипки!

4

Отправлено: 29.06.09 16:47. Заголовок: Зал постепенно напол..

Зал постепенно наполнялся прибывшими к репетиции танцорами и музыкантами. Некоторые из кавалеров изволили только сменить свои охотничьи гессенские высокие сапоги на легкие бальные туфли, не сняв даже запыленных в охотничьей скачке плащи. Под неодобрительным взглядом юного придворного распорядителя танцев послышались извиняющиеся откашливания. Всем было прекрасно известно, что де Виллеруа обладал не только очаровательной юношеской улыбкой, но и весьма зоркими глазами и цепкой памятью. Не известно, что еще мог учинить этот юнец, которому король внимал во всем, что касалось королевских балетов и увеселений.

- Господа, прошу взять на себя труд и явиться в подобающих костюмах. Это будет генеральная репетиция, - Франсуа говорил ясно и четко, глядя на замявшихся горе-актеров в их отражение в огромном венецианском зеркале, - Мы начнем репетицию сей же час, как только появится Ее Высочество.

Ропот недоумения огласил своды бального зала. Было ли это реакцией на тон маркиза де Виллеруа или на внезапную новость, сообщенную им столь коротко и обыденно? Франсуа не желал давать ни секунды времени на перессуды и опасные толкования случившегося. Он развернулся на высоких каблуках своих балетных туфель сшитых для него самим маэстро Люлли. Так легко и мягко поддается кожа, облегающая его ступни, "словно ладони мадонны", как сказал маэстро, когда подарил их маркизу.

- Месье Люлли скоро прибудет, ваша сиятельство, - словно отвечая на вопрос маркиза, сказал один из музыкантов.

- Прекрасно. Прекрасно, - отвечая своим мыслям, проговорил Франсуа, разминая ступни ног вращательными движениями и следя за тем, как те, кто явился без подобающего костюма недовольно покинули Большой Зал.

И вот появилась она. Принцесса. Несомненно этот нежно голубой в сочетании с жемчужными нитями и серебряной нитью шитья костюм был просто создан для балета. Легкие юбки слегка не доставали пола и были туго накрахмалены. Пена кружев оттеняла белизну кожи ее плеч и неглубокого декольте. Разрумянившаяся от смущения и спешки, Генриетта-Анна снова была похожа на Ту Девочку с Которой они смеялись и расписывали шутливые роли для несуществующего балета.

Принцесса была легка и изящна, и ей как когда-то легко давались па, но она все также боялась полностью довериться рукам партнера. Угловатость движений когда она, смущаясь его объятий, клала руку на его плечо, немного пугала маркиза. Он улыбался ей, стараясь ободрить и придать уверенности в себе. Но он прекрасно понимал, что все дело было не в недостатке уверенности, а в неопытности юной девушки, не привыкшей еще быть светской львицей, собирающей вокруг себя воздыхателей и поклонников. Внимание короля раскрыло ее как розовый бутон - только были видны еще нежные первые лепестки и можно было лишь догадаться о том, какое сокровище пряталось за ними.

Де Виллеруа вел Ее Высочество в танце вместо короля, или точнее сказать Рыцаря. Вернувшиеся в Зал остальные танцоры окружали их в танце со своими партнершами. Все было уже давно и тщательно отрепетировано, так что Франсуа мог сосредоточиться только на партии Принцессы и Рыцаря.

- К слову сказать, я буду Драконом, который похитит Вас, Ваше Высочество. Для меня это очень волнующая роль... я еще никогда не похищал никого... и ничего... ну, за исключением яблок в саду месье Карре, помните?

Ее смех был ответом. Конечно же, Анна помнила, как они вдвоем с Франсуа уносили ноги, смеясь и роняя яблоки, спасаясь бегством от грозного садовника, грозившегося непременно оторвать уши сорванцам. А потом они пекли оставшиеся яблоки в очаге, задымили весь зал для игр и заслужили нагоняй от суровой воспитательницы мадам д'Эгре.

Он смотрел в ее смеющееся лицо и удивлялся тому, как эта девочка легко пряталась за роскошью и недоступностью своего положения. И все же, сейчас она была совсем той Анной, девочкой кузиной его короля.

- Маэстро? За ним уже послали. Он будет. Он обязательно будет играть для Вас, Анна, - ответил Франсуа, не замечая, как легко они перешли на имена.

5

Отправлено: 30.06.09 20:34. Заголовок: Поездка выдалась чуд..

Поездка выдалась чудесная. Сначала Габриэль немного нервничала, оно и понятно, не каждый день удается прокатиться с самой принцессой и любимцем короля. Однако ее страхи оказались совершенно напрасными, как Ее Высочество, так и маркиз были настроены весьма легко и дружелюбно. И, несмотря на то, что она большей частью молчала, Габриэль вовсе не чувствовала себя лишней. Да и кроме всего прочего, маркиз де Виллеруа рассказал столько интересных фактов, пикантных и нелепых историй из жизни придворных, что девушка пребывала вся в предвкушении, как она утрет нос первым придворным сплетницам своей осведомленностью. Под конец поездки принцесса и ее фрейлина ни на минуту не переставали сметься.
Ах, как жаль, что мы так быстро приехали...

Габриэль невольно замерла, увидев прекрасный дворец Фонтебло.
Боже, какое прелестное место! Интересно, я когда-нибудь смогу смотреть на всю это красоту без замирания сердца?

Из раздумий ее вывел голос маркиза, Габриэль так и не поняла, зачем он упомянул ее имя, но увидев, что принцесса направилась в сторону дворца, поспешила за ней. Принцесса была странно молчалива все время, что они шли к ее покоям. Да и во время того, как она переодевалась, Генриетта-Анна ограничилась указаниями по поводу туалета.

Габриэль отчаянно пыталась понять смену настроения Ее Высочества, перебирая в мыслях все подробности разговора в карете и по дороге ко дворцу.
Может она расстроилась на фразу маркиза, что было несколько претенденток? Хм... Да нет, наоборот должно льстить, что в итоге-то танцевать партию Принцессы выдалось ей. Или я совсем ничего не понимаю в этой жизни!
Дождавшись, пока принцесса закончит туалет, Габриэль последовала за ней в зал.

6

Отправлено: 10.07.09 17:33. Заголовок: Как он любил это мор..

// Долина Ветров, или Лужайка с Ручьем, что в лесу Фонтенбло //

Как он любил это море ярких огоньков, светившихся в каждом зеркале, в каждой золоченой раме, в мраморе колонн, отражавших свет от зажженных люстр, богато украшенных стеклянным капельками, умножающими свет от многочисленных свечей!

- Magnifico! Impressionante! - глаза восторженного Люлли были обращены в зал, уже декорированный перед вечерним представлением. Роскошь и блеск сочетались со строгостью декораций, написанных специально ко дню представления Шарлем Лебреном. Оркестр в полном составе играл написанный Жаном-Батистом балет. Музыка то плавно уносила мысли ввысь, словно их подхватывали крылатые херувимы, то вдруг внезапным порывом в крещендо обрушивалась шквалом, как морской ветер.

Некоторые из танцоров уже были одеты в свои костюмы. Жан-Батист с удовлетворением отмечал детали их нарядов, улыбаясь, с удовольствием представляя себе, как это все будет великолепно смотреться в свете тысяч огней, которые зажгут этим вечером в Большом Зале дворца.

- Прекрасно, синьоры, месье... прекрасно! - он прошел к своему обычному месту перед оркестром, отстукивая по ходу такт своим дирижерским шестом.

Развернувшись к танцующим, он продолжал наблюдать за репетицией. Пристально вглядываясь в движения, он то одобрительно улыбался, то хмурил брови. В глазах его плясали огоньки вдохновления и азарта - Люлли был наконец в своей стихии, упивался музыкой и ритмом танца, восхищался, и даже негодовал на ошибки, все так же вдохновляясь.

- Месье маркиз! Это более походит на образ влюбленного Рыцаря, а не Дракона! Вы сейчас танцуете свою партию и должны смотреть на Ее Высочество, как похититель! Не пожирайте ее глазами, похищайте ее! Вот так! Больше стремительности! Да! Полет! Расправьте Ваши крылья... руки! Не бойтесь выражать себя, маркиз! Вот! Cosi! Gia meglio! Proprio cosi!

Он уже не видел перед собой вельмож, это были танцоры его балета, он не замечал, кто из дам танцевали перед ним, видя лишь сказочных фей и принцесс своей постановки. Небрежно наклонив голову на плечо, он вглядывался и оценивал каждое па, как строгий учитель, а не скромный придворный композитор и музыкант.

7

Отправлено: 18.07.09 23:05. Заголовок: - Драконом, неужели?..

- Драконом, неужели? О, мне уже страшно! Надо сказать, что при Вашем добром выражении лица и милой улыбке это будет очень забавно! - заливисто засмеялась Анна и закружилась с ним в танце. - Ах, Франсуа, как это чудесно, что мы встретились спустя столько лет! - она помолочала немного и добавила чуть тише и смущенно - Я почти никого еще не знаю при дворе, кроме Их Величеств, и так рада видеть знакомое лицо. Вы ведь... поможете мне в трудную минуту? На самом деле... я ужасно боюсь попасть в неловкую, глупую ситуацию... Что-то сделать не так... Франсуа, - она уже совсем шептала ему на ухо - я постоянно чувствую, вижу, как все откровенно разглядывают меня здесь, совсем не стесняясь, благо, что пальцами не тыкают. Смотрят как на дивное диво, куклу за стеклом, и обсуждают, шепчуться за спиной... Словно ждут, когда я оступлюсь. Франсуа, у меня нет здесь такого друга, как Вы, не с кем поделиться своими страхами... быть может, детскими, глупыми... неподобающими для принцессы... Знаете, все женщины рода Стюарт отличались стойкостью характера, твердостью, решительностью... сильной волей и высотой нравов при неотразимой красоте... словом, были лучшими, и на меня возложено так много, так многого от меня ожидают, что порой этот груз так ощутимо давит на плечи. И Его Величество... Его симпатия, такая решительная и открытая... Это так неожиданно, Франсуа, я даже растерялась поначалу! Я ведь даже не знаю, любовь ли это... Или я всего лишь его очередное увлечение... И Людо... Его Величество также симпотичен мне, он такой... привлекательный... - выговорив это, она отчаянно покраснела - Но... я... Вы ведь понимаете меня? - она с надеждой и даже уверенностью заглянула в его глаза, расслабившись и уже полностью доверившись его рукам, изящно выводя очередное па.
- Я знаю... Прошу Вас, помогите мне, Франсуа, друг мой... Только Вы можете помочь мне... не запутаться... - добавила она уже совсем тихо. Сейчас, плавно двигаясь с ним в танце, ощущая, как одна его рука слегка обнимает ее талию, а другая лежит на плече, она вдруг ощутила, как с ним просто и спокойно. Она впервые почувствовала себя уверенной. Уверенной потому, что он рядом. И не хотелось думать ни о чем, ни о предстоящем балете с королем, ни о том, что ее матушка и все остальные ожидают от нее примерного, совсем уже взрослого поведения замужней герцогини... и никто не хотел подумать о том, что ей еще только шестнадцать, но за эти недолгие годы ей пришлось перенести столько горестей и лишений... Все они были пережиты рядом с матерью, и Анна не понимала, почему теперь, по приезду во Францию, королева Генриетта вдруг стала с ней так строга... почему качает головой, смотрит холодно и осуждающе вместе со всеми, наверняка думая о том, что английская принцесса подвергла позору не только себя, но и Англию в целом, изменив новоиспеченному супругу в свою первую брачную ночь с его же братом-королем... Она знала, что убедить их в обратном будет почти невозможно, да и стоит ли... Больше всего в этот момент Генриетта не хотела думать о долге, возложенном на нее судьбой. Пусть сейчас будут лишь юные шестнадцать лет, улыбки, веселый смех и верный друг детства Франсуа. И, быть может...

Любовь?

8

Отправлено: 19.07.09 22:23. Заголовок: О, маэстро в зале! Е..

О, маэстро в зале! Его появление можно было не увидеть, но почувствовать в том, как стройнее сделались танцовщицы, как подтянулись и стали строже выглядеть их партнеры. Даже оркестранты вдруг заиграли совсем по-другому - их инструменты запели, полились более глубокие и нежные звуки. И да, этот незабываемый и неистребимый акцент маэстро! Де Виллеруа улыбался от души, слушая нарекания Люлли в свой адрес. Маркиз едва не рассмеялся, представив себя именно так, как только что выразился синьер придворный композитор.

- Да, я Дракон. Но как же приятно побыть хотя бы на полчаса Вашим Рыцарем, Ваше Высочество, - он подхватил девушку за тоненькую талию и легко поднял над собой, принцесса была такой хрупкой, что ее можно было легко подбросить в верх. Но маркиз не стал демонстрировать свою ловкость. Ни этикет, ни его положение, ни существовавшие строгие каноны "можно и нельзя" в придворных балетных постановках не позволяли такой выходки.

Он слушал ее слова, удивительно мелодично и легко вписывавшиеся в музыку балета. Как будто она и правда была сказочной Принцессой, а он Тем Самым Принцем. Но это только казалось ему. Вслушиваясь в ее слова, он все больше понимал это.

Симпатичен... да, Его Величество и правда привлекателен. Мужественная безупречная красота короля представлялась всегда как само собой разумеющееся для Франсуа. Ведь это король, он должен был быть первым во всем. И де Виллеруа втайне по-мальчишески восхищался своим королем. Но вот только слова Генриетты-Анны отчего-то кольнули его. Именно так. Как раз в эту минуту Рыцарь отвешивал поклон Принцессе, приложив руку к груди. Де Виллеруа крепко прижал ладонь к сердцу, как будто стараясь заглушить его биение.

- Помочь Вам? Ваше Высочество, но кто я такой? Я всего лишь... всего лишь... - он запнулся в волнении, не сумев подобрать слова для ответа. На его щеках горел румянец. Франсуа взял Ее Высочество за руку и повел к распахнутым настеж застекленным дверям, ведшим на терассу.

- Я уверен, что Ваше Высочество не совершите ничего, что могло бы быть поводом для нареканий, и даже для слухов. Поверьте мне, при дворе творятся вещи настолько недостойные, что и невозможно представить.

Прохладный ветерок приятно обдувал лицо, разгоряченное после танца. Де Виллеруа посмотрел на принцессу, одетую в легкое платье с открытым декольте.

- Как бы Вам не простудиться здесь, Ваше Высочество. Хотите, я пошлю за Вашей накидкой? Или... или позвольте мне предложить Вам мою? Плащ Дракона не только блестящий и красивый, но и теплый... я не знаю, как выдержу в нем весь вечер, - он смеялся совсем непринужденно, снимая тяжелую накидку и накидывая ее на тоненькие плечи Ее Высочества.

9

Отправлено: 26.07.09 23:22. Заголовок: Кружась и почти лета..

Кружась и почти летая над паркетом в объятиях маркиза, принцесса чувствовала невероятную легкость и свободу. Все тяжелые и серьезные мысли разом покинули хорошенькую головку, стоило лишь мягкой туфельке оторваться от твердой земли и взмыть ввысь, изящно вырисовывая в воздухе очередную балетную фигуру. Свобода, непринужденность и, в то же время, напряженная сконцентрированность: красивый полуборот головы, глаза потуплены из-под опущенных ресниц, но четко следят за происходящим действием, внимательно замечая, насколько органично каждая пара вписывается в общую картину и создается ли ощущение сказочности и какого-то чуда; и вот, наконец, кульминационный момент похищения принцессы драконом - руки застыли в изящной позе, олицетворяющей легкий полет, все тело подтянуто и собрано, затянутая в белом чулочке ножка вытягивается в тонкую струнку, почти соломинку, и замирает, вытянутый носок устремляется, кажется, к самым небесам - и тут Генриетта опять взмывает в высь - уверенные руки маркиза легко подхватывают ее и поднимают над собой, крепко держа ее над головой, он описывает три круга, а принцессе кажется, будто она летит, летит! Она парит высоко, под самыми облаками, насмешливо глядя сверху на этот бренный мир. И нет больше ничего, только этот волшебный полет!

"Я свободна... СВОБОДНА! Я ЛЕЧУ!"

Божественная музыка окружает принцессу и маркиза со всех сторон, Анне кажется, что она растворяется в ней и становится совсем невесомой, как пушинка. Так продолжается бесконечно долго, но вот, музыка, наконец, не начинает затихать, пока совсем не смолкнет, и волшебство рассеивается. На этом партия Принцессы и Дракона считается завершенной, начинается другая сцена...

Франсуа осторожно опустил Генриетту на пол и улыбнулся. Вне сомнений, они сейчас исполнили свои партии просто превосходно... Кажется, маркиз что-то сказал, но Анна, все еще находясь там, под небесами, все еще пребывая под впечатлением от этого невероятного, волшебного чувства полета, просто не заметила этого... Ее щеки пылали огнем этой свободы, а грудь высоко вздымалась при каждом вздохе. Генриетта не заметила, как Франсуа вывел ее на открытую террассу, где свежий воздух тут же сильно ударил в голову, опьяняя еще больше, чем балет. Она услышала его смех и, наконец, очнулась. Оглядевшись, она поняла, что вновь стоит на земле, а милый друг детства Франсуа совсем рядом и внимательно смотрит на нее. Он улыбается, и в глазах его то и дело зажигаются маленькие яркие искорки, в которых она может увидеть свое отражение. Ошеломленное и немного задумчивое. Совсем внезапно она ощутила, что ей хорошо. К чувству спокойствия и умиротворенности, тепла, которое она уже ощущала, находясь рядом с маркизом, теперь добавилось что-то другое... Насколько, она не могла понять... Но ей не хотелось сейчас уходить с этой террассы, не хотелось, чтобы это заканчивалось. Она могла бы проговорить с Франсуа до самого вечера, сама этого не заметив. Юная принцесса еще не ощущала, не понимала и не отдавала себе в этом отчета (если вообще могла) в том, что ее тянет к маркизу. Долгожданная весна принесла собой первую настоящую влюбленность для Генриетты-Анны Стюарт. И это так сильно отличалось от того, что она почувствовала, когда находилась рядом с королем в павильоне. Это что-то сейчас было таким чистым и невинным, таким непорочным и искренним... Просто... другим... что Анну охватило какое-то сладкое забытье. Однако до нее все же донесся обрывок фразы Франсуа о накидке, и Генриетта поспешила ответить:

- Ах, да... Спасибо, Франсуа. Здесь и правда, так свежо... Вы чувствуете, какой здесь особенный воздух? Просто волшебно...

10

Отправлено: 27.07.09 21:34. Заголовок: Не зная отчего, но, ..

Не зная отчего, но, глядя в ее глаза, хотелось плакать. Счастье минуты с ней и боль осознания, что это лишь мгновение. Она не принадлежит ему. И он не может быть ее, как бы они того не желали. Он знал, что она играла роль, а он лишь заменял Того, Кто должен был быть рядом с ней. Но он не сказал. И она не произнесла ему в ответ ни слова. Молчание среди разговора. Молчание сердец и болтовня речей. Обо всем на свете, но не о них. Нельзя. Запрет на это они уже сами себе наложили, чтобы не потерять себя.
Ее глаза. Он смотрел в них и пел глазами. И губы тихо, словно дуновение ветра шепнули ей лишь одно слово.
Не услышь его. Прошу, не услышь...

- Люблю...

Как молния, как вспышка между ними ярко зажжется искра. Но погаснет усилием сердец. Нельзя. Не им.

- Здесь так свежо, Ваше Высочество, - неизвестно почему сказал вдруг де Виллеруа, прерывая молчание, - Я очень легкомысленно поступил, выведя Вас на прохладу. Если Вы простудитесь, то это опечалит Его Величество и весь двор. Я никогда не буду прощен.

Если можно найти объяснение всем тем мелким бесшабашным и безумным поступкам, на которые способна молодость и свобода сердечного порыва, то философа ждут не только прижизненные лавры в Академии, но и на века после его смерти он будет почитаться величайшим гением. Но, молодость, а вместе с ней и влюбленность сердец, необъяснимы, и тем привлекательны и простительны. Поцеловав принцессу в розовую нежную как лепесток первоцвета щечку, маркиз потянул ее за руку обратно в зал. Музыка уже смолкла. Танцоры разошлись небольшими кучками, обсуждая свои партии и главное событие, к которому не был готов никто из них – смену роли Принцессы. Заметив появившихся в зале Ее Высочество и маркиза де Виллеруа, все как один склонились в поклоне, и зал оглушил грохот аплодисментов. Все улыбались ей. Доносились хвалебные слова и выкрики «браво!».

- Вы станете сенсацией в этот вечер, дорогая Генриетта, - шепнул ей на ушко Франсуа, - И все Ваши страхи совершенно напрасны.

Он вывел принцессу на середину Зала и аккуратно снял с ее плеч накидку. Взмах рукой и оркестранты замерли в ожидании.

- Маэстро, прошу Вас к Третьему Акту!

Не нужно было объяснять для самого Люлли, что именно собирался исполнять юный танцмейстер двора. Отбросив плащ, сверкавший переливами драконьей чешуи, он замер, ожидая первых нот. Преобразился не только его костюм, но и сама осанка и даже лицо. Он уже не играл Дракона, не был неловким застенчивым юношей, играющим не свою роль. Ритм отчеканиваемый сначала тростью Люлли, а затем подхваченный скрипачами, зажигал новый образ. Широкие рукава алой рубахи скатились к локтям, обнажив руки Франсуа, по-юношески тонкие, но гибкие и мускулистые. Они плавно выводили арабески в воздухе, словно разжигая пламя вокруг него, пока он недвижимый стоял перед принцессой. Взмах. Еще один. Первое па. Стремительный взлет в воздух. Даже самый неискушенный в танцах зритель не посмел бы назвать это просто прыжком.
Влюбленный Рыцарь предстал перед остальными танцорами и самой принцессой столь неожиданно и стремительно. Пламенный и чувственный танец был вершиной искусства. Только сам король мог с такой точностью исполнять пируэты, практически все время не касаясь пола. Де Виллеруа никогда не выказывал попыток повторить мастерство государя, хотя присутствовал на всех его репетициях и сейчас выдавал совершенно неожиданное даже для самого себя. Зажигательный ритм уже невольно заставил аудиторию аплодировать, раздались щелчки кастаньет – это приглашенные для репетиции актеры из труппы господина Мольера подхватили ритм.

Глаза Франсуа были все время сфокусированны на лице Генриетты-Анны, словно он не видел никого кроме нее. Только с последним аккордом скрипки он замер и огляделся вокруг. Вот сейчас по сценарию Рыцарь должен сложить свое Сердце к ногам Принцессы. Но Франсуа замер, так и не продолжив танец. Он смотрел в глаза принцессы. Руки его все еще были в воздухе, словно огненные крылья, тонкий шелк рубахи колыхался. Щеки маркиза горели.

- В эту минуту Его Величество, Рыцарь, должен будет опуститься перед Вами на колено, - сказал он, срывающимся голосом, становясь на колено перед Ее Высочеством, - И он скажет Вам слова...

В висках еще стучал бешенный ритм танца, только что исполненного им. Все словно кружилось вокруг него, а пол уходил из под ног. Де Виллеруа слегка пошатнулся, когда сложил ладони на груди. Он вновь взмахнул руками, чтобы удержать равновесие.

- Я люблю Вас, - проговорил он так, словно заучивал эту фразу все утро к этой репетиции. И только глаза его, вторившие губам, повторяли признание, которое маркиз не осмелился бы сделать от собственного имени.

Кажется, все сошло с рук милому юнцу. Аплодисменты и крики «браво» заглушили его слова. Он поднялся с колена и почтительно поклонился сначала принцессе, затем всем остальным. Последний поклон он адресовал самому Люлли. Маэстро не только подарил либретто и музыку к балету, но и учил танцоров секретам мастерства. Именно ему были обязаны де Виллеруа и даже сам король своим умением.

- Благодарю Вас, маэстро, Ваша музыка просто от небес, не иначе.

11

Отправлено: 30.07.09 19:50. Заголовок: Приложив пальцы к гу..

Приложив пальцы к губам, Люлли восторженно смотрел на молодую пару в центре зала. Именно так он представлял себе завершающую партию Принцессы и Рыцаря. Поток страстей и эмоций был не только в музыке, но и в каждом взгляде и движении танцоров.

- Madre del Dios, это великолепно! Mia pressiosa Principessa, - летящей походкой композитор подбежал к разрумянившейся от смущения принцессе Генриетте-Анне и пылко схватил ее за кисть руки, - Magnifico! Supremo! Но, моя милая синьорина, Вы не должны быть столь скованы в танце. Доверьтесь Вашему партнеру, Ваше Высочество. Его Величество будет танцевать с Вами. Поверьте, нет танцора лучше и кавалера галантнее, чем наш король.

В танцевальном зале для Люлли не существовало туманных предписаний дворцового этикета и даже строгостей протокола Двора, как вести себя и что говорить своим ученикам. Его тонкие пальцы провели по нежной щеке Генриетты-Анны и он по-отечески заставил ее поднять голову выше.

- Вот так, cosi, прямее взгляд! Да, Вам придется танцевать лидирующую роль, поэтому Вы должны непременно верить в себя, - он говорил, попеременно вставляя в свою речь итальянские слова, что делал всегда, когда волновался или испытывал восторг, - А Вы, месье Франческо будьте осторожнее, когда исполняете свою партию полета. Не слишком переусердствуйте, иначе мы можем лишиться Вас и Вашей прекрасной партнерши до окончания балета.

Он вовсе и не шутил. Напротив, черные глаза полыхнули огнем. Итальянец прямо смотрел в лицо молодого танцмейстера двора, готовый к его оправданиям. Люлли прекрасно слышал музыку и читал жестикуляцию и движения – не даром он писал балеты для двора Его Величества. Он прекрасно видел и слышал в танце, исполненном маркизом все, что тот вольно или невольно хотел выразить.

- Я надеюсь, что у Вас достанет сил, Mia cara Principessa, продолжить репетицию.

Восторг и восхищение уже сменились деловой строгостью на живом и выразительном лице маэстро. Он стукнул трижды об пол, привлекая всеобщее внимание.

- Кордебалет, дамы и господа! Отрепетируем от самого начала. Пролог! Но где же месье де Сент-Эньян, синьоры? – в ответ ему все лишь молча переглянулись, - Mamma Mia! Кто еще не здесь? – грозным взглядом полководца Люлли оглядел ряды танцоров, моментально отмечая отсутствующих в своей обширной памяти, -  Первый Акт, выход короля и женихов... Madonna, - он глухо пробормотал на итальянском нечто, что побоялся бы даже и помыслить, и вернулся к своему месту перед оркестром.

Взмах длинных тонких рук, затянутых в шитую золотом парчу. Трость музыканта начала отбивать такт и зал наполнился торжественными звуками музыки.

12

Отправлено: 02.08.09 19:55. Заголовок: Отеческая забота и у..

    Отеческая забота и участие маэстро тронули Анну до самого сердца, ведь она сама потеряла отца, когда была еще совсем крошкой. Да, она сможет, непременно сможет быть лучше всех и будет блистать, как и подобает танцевальной партнерше самого короля! Она не разочарует надежды этого талантливого музыканта и самого Франсуа, которые делают все, чтобы Генриетта стала по-настоящему лучшей в этом балете.

    - О, благодарю Вас, маэстро! Мне так приятна и важна Ваша похвала. Я постараюсь следовать всем Вашим советам и танцевать лучше всех. Мне еще не приходилось видеть таких восхитительных танцев, такого представления, это просто чудесно! Да-да, продолжить репетицию, я понимаю Вас... Но, прошу Вас, пока репетирует кордебалет, позвольте мне немного отдохнуть...

    Увидев благосклонный поклон итальянца, Анна отошла к окну вместе с маркизом, и сейчас, стоя чуть в отдалении от танцующих, рассеянно смотрела на озеро, где молодой и красивый лебедь старался завоевать внимание своей зазнобы, сильно ударяя по воде крыльями и создавая вокруг себя круги и брызги. Франсуа не проронил ни слова с той секунды, как закончился их танец, и сейчас его слова, произнесенные, казалось, лишь в роли Рыцаря, но несящие в себе так много... слишком много для того, как все сложилось сейчас. Во взгляде Франсуа можно было легко прочесть его чувства и мысли, но она знала, что если сейчас она сделает это, то просто не вынесет того, что за этим может последовать. И вот, они стояли рядом друг с другом, не решаясь нарушить возникшее молчание. И громкая музыка, звучащая вокруг, казалось какой-то далекой и приглушенной.

    - Франсуа, друг мой, Вы сейчас прекрасно исполнили свою роль, просто прекрасно. Думаю, если бы сейчас Его Величество видел наш танец, то он остался бы очень доволен, да... - не найдя, чем еще продолжить разговор, она замолчала и вновь направила взор во двор замка, как вдруг ей показалось, что она грезит. К замку во весь опор приближался всадник, казалось, он галопом летит вперед, спеша сообщить какую-то очень важную новость, даже издалека было заметно, как он собран и напряжен.

    - Смотрите, Франсуа, кто это приближается к замку? Неужели, что-то случилось?

    И вот, почти загнанная лошадь и темная фигура на ней становятся все ближе, ближе к окну, у которого стояла взволнованная Генриетта... Наконец, ей удалось мало-мальски разглядеть его лицо и... принцесса ухватилась за подоконник, чуть пошатнувшись. Он тоже увидел ее, увидел ее вместе с маркизом. В его взгляде читалось все.

    "Арман... Господи, нет, нет! Почему все так?! Это просто невозможно! Невыносимо! Арман... прости..."

13

Отправлено: 05.08.09 17:27. Заголовок: Маэстро дал свои вес..

Маэстро дал свои веские комментарии в своем обычном стиле. Франсуа даже и не сомневался, что услышит именно это. Но ведь Люлли как истинный гений и не мог иначе отдавать похвалу, как только прямо и от сердца. То, что он довольно сурово намекнул маркизу на его собственную роль в балете, отдаленно напомнило ему и то, что его место подле принцессы было столь же условным, как и в репетиции – он всего лишь был вместо Того, Кто на самом деле занимал все ее мысли. Того, Кому предназначалось вести ее в танце, и вести ее ко двору. А Франсуа просто паж, маленький паж, выросший, но еще не повзрослевший.

- Благодарю Вас, маэстро. Я непременно запомню Ваше замечание, - ответил де Виллеруа, поклонившись Люлли со всем почтением ученика.

- Как хорошо, Ваше Высочество, что Вы не вызвали сомнений у маэстро. Невероятно, каким упрямым он может быть, когда дело касается постановки балетов, - тихо проговорил маркиз своей партнерше, когда Люлли отвлек свое внимание на других танцоров, - Кажется, он недоволен явкой... Если Вы не желаете быть свидетельницей бури, вызванной самим Посейдоном, то нам самое время отойти, - в глазах молодого человека был едва прикрытый смех, - Думаю, что недолгая передышка во время кордебалета не послужит поводом для укоров от месье композитора.

Молчание. Ему показалось даже, что он слышет плеск воды в Озере. Белоснежный лебедь выводит круги вокруг красавицы-подруги. Та с непередаваемой грацией тихо плывет вдоль берега, покрытого изумрудной травой, тихо склоняя тонкую изящную шею. Красота. И такое зыбкое ощущение свободы. Нужно родиться птицей или лесным зверем, чтобы быть свободным любить...
Проведя ладонью по бровям, маркиз разгладил лоб и попытался неловко улыбнуться. Репетиция не своей роли совсем свела его мысли вразброд. И что ему только возомнилось.
Он проследил за взглядом принцессы.

- Кто это? Отсюда не видно. Вы думаете, что на охоте что-то произошло? Я думаю, что он явится в Зал. Не волнуйтесь так, Ваше Высочество. Может, это просто гонец от Его Величества.

Франсуа пытался успокоить принцессу, видя ее замешательство. Но и сам он толком не сумел разглядеть лицо всадника и узнать его.

- Вы бледны, Ваше Высочество. Я сейчас же велю принести Вам воды, - с заботливой настойчивостью маркиз помог принцессе подойти к стоявшей возле окна банкетке и присесть. Щелчок пальцами и вездесущий лакей, следивший за репетицией возле дверей зала, скрылся, чтобы принести освежающие напитки.

14

Отправлено: 09.08.09 15:32. Заголовок: Как странно бывает у..

    Как странно бывает услышать свой собственный голос после долгого молчания. Хриплый, невнятный. Выразительный взгляд герцога де Руже был понят лакеем быстрее, нежели его слова. Почтительно склонившись перед генералом, в ответ также бессловесно он протянул руки, чтобы принять перевязь со шпагой и шляпу. Другой такой же молчаливый лакей, грум его светлости, уже перехватил уздечку коня и повел его к конюшням.
    Де Руже отряхнул свой камзол, механически проведя затянутой в белую перчатку рукой по темно-синему плотному сукну. Расслабил платок на шее. Все эти действия он совершал неторопливо и спокойно. Глядя на него, невозможно было представить, какое волнение происходило в его мыслях. Едва слышным голосом он отпустил ординарца, тенью следовавшего за ним, и прошел по галерее к Большому Залу.
    Музыка казалась грохочущей и нескладной. Танцующие в середине зала пары нарушали симметрию и привычный для глаз порядок обычных придворных танцев. Генерал запустил руку за широкий обшлаг своего камзола, ища записку, переданную ему накануне от брата. Просьба от имени самого Люлли присоединиться к балетной постановке, в которой будет участвовать сам король. Герцог не придал этому значения до того самого момента, когда в Долине Ветров на вопрос, куда поехала герцогиня Орлеанская, ему не ответили, что она уехала в замок в сопровождении маркиза де Виллеруа. Танцевать в балете герцог не решился бы, будь это приказ от самого короля, но просьба Ее Величества королевы Англии решила все. Найти Ее Высочество. Быть рядом с ней.
    Он в нерешительности стоял у дверей. Подойти к ней можно было, лишь пройдя через весь зал, нарушая танцевальные фигуры и внося странный контраст своим военным костюмом среди фантазийных, замысловатых костюмов репетирующих участников балета. Но не это останавливало генерала. Он так быстро мчался во дворец, что по пути даже не обдумал, что скажет при встрече. Как объяснит свое появление. И как, черт возьми, он будет танцевать эти замысловатые танцы.
    Сминая тонкую перчатку в руке, Арман переводил взгляд с принцессы и маркиза де Виллеруа, стоявших в противоположном конце зала, на гибкую фигуру маэстро Люлли, дирижировавшего перед оркестром.
    Шаг. Еще один. Решительнее поступь. Тверже рука. Зачем он только отдал свою шпагу, прохладный эфес которой так привычно сжимать ладонью в минуты волнения.

    - Ваше Высочество, я прошу прощения, Ее Величество справляется о Вас. Она послала меня, - твердый голос звенит в ушах де Руже, неужели он обратился к ней?

15

Отправлено: 19.08.09 19:30. Заголовок: Из разнообразия возн..

Из разнообразия возникает совершенная гармония.
Как никогда раньше Жаклин была готова поддержать изречение древнего философа. Стремиться прийти к равновесию с людьми, всё равно, что маяться в бесплотных попытках указать ворам и убийцам на их грехи и пристыдить огненной гиеной. Расчётливость, может статься, будет стоить дороже доверчивости и наивности самым прожженным интриганам и сплетникам. И всё же отбросив напускные бравады о вечном и духовном, любой человек рано или поздно понимает, что гармония – понятие относительное и лишь комфорт и безопасность могут быть осязаемы, но никак не эфемерное душевное равновесие.
Будь маркизе де Лурье дело до подобных размышлений, она, пожалуй, встрече с суперинтендантом предпочла бы стремглав броситься на репетицию королевского балета. При дворе более Господних заповедей ценились лишь увлечения короля, а балет был его истиной страстью, которой, судя по всему, в отличие от многочисленных фавориток, не суждено было остаться  однодневной забавой.

Генеральная репетиция королевской постановки, была достаточным поводом если не лишиться головы, то понести наказание весьма суровое. По крайней мере, так было с мальчишкой, помощником садового,  устлавшего сцену бутонами цветов, чей «меланхоличный цвет» буквально испортил Людовику впечатление от постановки. Вихрастого юнца секли безбожно, не потрудившись увести его дальше импровизированной сцены в парке строящегося двора в Версале.
Жаклин не привыкла попадать в немилость, вернее ни разу не дала повода усомниться в своей преданности и услужливости, а теперь, после этой маленькой  выгодной сделки, она должна была лишь поддержать свой образ в свите фрейлин. Лис Фуке был чертовски хитёр, не зря его любимец и протеже Ларошфуко во всеуслышания заявлял, что  признак истинного достоинства человека в том, что даже его завистники вынуждены его хвалить. Да казначей и не скрывал своего положения, а Жаклин льстила не только мысль стать пусть и на время хозяйкой Во, но и получить в своё распоряжение шкуру того грязного цыгана, что вынудил её навсегда носить эту уродливую метку.

- Всеблагая Дева Мария, маркиза, репетиция в разгаре, маэстро Люлли будет вне себя, если мы не поторопимся – фрейлина из свиты Её Величества Марии-Терезии. Да, в том чтобы ублажить лучезарный взор Его Величества были задействованные все придворные, мало мальски подходящие на роли в постановке месье Люлли

Однако же раскаиваться в опоздании маркизе не пришлось, она явилась к концу первого акта, так что её появление во втором, после многочисленных пастушек  и пастухов, шествовавших в не слишком замысловатых па под чутким руководством маэстро, прошло,будто она уже битый час ожидала триумфального появления. Тем временем она успела заметить презабавный треугольник намеренно или волею случая образовавшийся поодаль от сцены. Как видно юная принцесса была растеряна, появление герцога де Руже  обычно не вызывало подобных эмоций у придворных дам, месье Виллеруа охотнее пользовался вниманием а тут... Ну до чего порой занятно бывает порой праздное наблюдение. Жаклин отвлеклась от предположений на эту тему, приготовившись к своему выходу.

Появившись в Большом зале дворца, в мягкой обуви и не слишком удобном костюме, Жаклин едва ли даже краем сознания могла следить за музыкой и указаниями Люлли. Её пьянил грядущий триумф, она почти осязала тонкую шёлковую нить, которая вытравит с лица земли её обидчика. А девчонка в шатре глупышка-гадалка, она и впрямь что-то умела, но вряд ли понимала, кому ворожит. Судьба в руках того, кто способен её пришпорить и крепко держать удила, а не тех, кто трусливо прячется за спиной покровителя. И всё же лишним это не бывает – благостно подумала Колючка и в тот же миг.

- Ахммм – острая боль, будто тонкая портная игла прошла сквозь стопу. Маркиза де Лурье оступилась, делая поворот, и подвернула ногу. Merde! – еле слышно прошипела женщина, оседая на пол и прикусывая нижнюю губу.

Внимательность и сосредоточенность мадемуазель – покачал головой скрипач, оглянувшийся на маэстро Люлли.   
Теперь стоило ожидать настоящей бури, всё же терпкая Италия весьма не сдержанная в эмоциях –довольно отстранённо рассудила Жаклин, силясь вернуть лицу выражения раскаяния, в то время как черты её снова заострились, обнажая истинную гамму чувств. Она редко участвовала в подобных постановках, в частности это была лишь вторая её роль. Она и прежде испытывала не слишком много нежных чувств к подобным развлечениям, а теперь когда казалось сердце ухнуло в ноги и нестерпимо билось пульсом от боли, она и вовсе решила в будущем избегать участия в «королевских развлечениях». Она не теряла сознания и не стонала,.как обычно делали фрейлин не заботясь о том есть ли для того повод.
Снова ощутив боль, Жаклин зажмурилась, понимая, что теперь могла бы и постонать повод – весьма достойный.

16

Отправлено: 22.08.09 16:46. Заголовок: Непонятный разговор ..

Непонятный разговор в лесу все еще давил камнем на сердце, когда Ракоши вернулся во дворец. Он наскоро переоделся в приготовленный для него костюм Пастуха. Принял от слуги чашу с пуншем, извечно любимое свое угощение к раннему обеду. Велел оставить обед на позже.
Нужно было идти в Большой Зал. Туда, где вчера он танцевал на балу, блистая раззолоченными галунами, довольный музыкой, танцами и самим собой... ах, если бы только придворные танцы не были такими разученными и скучными. Если бы можно было танцевать так, как они плясали с цыганами!
Ференц весело глянул на удивленного следившего за ним камердинера, тряхнул густой шевелюрой, отгоняя ее со лба , вышел на середену комнаты и к великому изумлению и смущению лакеев и камердинера прошелся по комнате, отбивая ритм каблуками сапог. К пущему остолбенению собравшихся на шум лакеев князь выхватил из ножен свою кривую венгерскую саблю и ловко взмахнул ей над головой, рассекая воздух.

- Вот как надо танцевать, господа!
- Ваше Высочество, в зале Вас уже ждут, - раздался беспристрастный голос секретаря, назначенного ему еще кардиналом Мазарини. Разорившийся из-за карточных долгов немец фон Борг был настолько невозмутим и тверд, что характером своим составлял полную противоположность князю. В его обязанности входило не только составление списков дел и приемов безземельного наследного принца, но слежение за его финансами, ведение переписки и отслежевание любых возможностей его переговоров в обход Государственного Совета. К тому же фон Борг тайно осведомлял канцелярию де Ла Рейни о тех лицах, которые князь принимал в своем особняке в Париже и с кем встречался в парижских салонах.
- Идемте же, фон Борг, - развел руками Ракоши. Он знал, что перечить немцу было бесполезным и скучным занятием. Да и кто знает, может, среди пастушек и сказочных фей на репетиции он повстречает довольно хорошеньких.

Его выход уже благополучно отрепетирован без него. Ракоши по-мальчишески виновато улыбнулся в ответ на разгневанный взгляд маэстро, когда тот обернулся на его появление. Проследив за взглядом Люлли, Ференц заметил, что успел нацепить перевязь с саблей поверх пастушьего костюма, чем и насмешил остальных танцоров.
- О, прошу прощения! Я вовсе забыл... совсем позабыл... - он еще шире улыбнулся.

В этот момент как раз перед ним танцевала Фея Ночи. Замерев словно перед видением самого призрака Царицы Ночи, о котором рассказывали столько легенд в Трансильвании, Ференц засмотрелся на танцующую, не заметив как та подвернула ногу и едва ли не упала.
Подхватив ее за локоть довольно неловко, Ракоши помог ей устоять на ногах.
- Вам больно? Обопритесь на мое плечо, сударыня. Позвольте мне...
Впрочем, позволения он просил уже когда нес девушку на руках к одной из банкеток возле огромного от пола до потолка зеркала в лепной позолоченной раме.
- Позвольте мне, - он осторожно усадил девушку и развязал атласные ленты ее туфлей, осовобождая ее ноги, - Прошу Вас, только укажите, чем еще могу быть полезен Вам, мадемуазель.

17

Отправлено: 23.08.09 18:55. Заголовок: Она взглянула в глуб..

Она взглянула в глубокие, спокойные на первый взгляд глаза, которые так умело скрывали, должно быть, величайшее волнение в его груди, и начала говорить совсем не те слова, которые хотело ответить ее сердце, уже порядком запутавшееся.

- Ее Величество изволит беспокоится? Отчего? Возможно, я слишком внезапно исчезла с охоты на Лужайке, но, поскольку мне сообщили, что мне предстоит танцевать в вечернем балете, я просто должна была посетить хотя бы одну репетицию, чтобы иметь представление, в чем именно будет заключаться моя роль. - улыбнуашись, она, кажется, совсем обезоружила такого скромного и обычно молчаливого генерала. Она помнила, что все эти великосветские развлечения всегда были ему не по душе, сейчас бы он с куда большей охотой рисковал жизнью на полях сражений, чем произность положенные величайшей глупостью под названием этикет эти пустые и ничего не значащие, заученные фразы.

- Маркиз любезно вызвался сопровождать меня в Замок, поэтому матушка может быть спокойна, что с головы ее любимой принцессы не упадет ни единого волоска! - она рассмеялась, теперь смутив уже и Франсуа. Желая поскорее загладить неловкость, Генриетта продолжила:

- О, маркиз, смотрите, кажется, Маэстро Люлли сейчас будет гневаться на нас за такую заминку в репетиции. Все ждут своего балетмейстера. Не волнуйтесь за меня, ступайте, слышите, как нетерпеливо раздается музыка? Выход месье де Руже чуть позже, передайте Маэстро, что мы вовремя втступим в свои партии. - с вежливой улыбкой она подождала, пока Франсуа почтительно поклонится и вернется к танцорам. Репетиция вошла в привычное русло, все были заняты замысловатыми фигурами, и никто не обращал внимания на девушку, сидящую на банкетке чуть поодаль у окна и стоящего рядом с ней молодого мужчину.

Арман нерешительно замер рядом с ней, не шевелясь, словно статуя. Она взглянула в его серьезные глаза и тут же потупилась, уткнувшись глазами в свой веер. Что сказать... Как...

- Герцог, - тихо промолвила она - Прошу Вас, присядьте... Я... - запнувшись, она замолчала и ждала, пока он решится выполнить ее просьбу. Наконец, он опустился на мягкую софу, но держался так же скромно и нерешительно. Почтительно. Как же сказать ему...

- Арман... я хочу, чтобы Вы знали... Павильон... - она увидела, как он побледнел при этом слове, но продолжала - То, что там... Я не знала... Клянусь Вам, не знала, что так все случится... Король... я растерялась... Но... он... я не... - она сбивалась, мысли путались, и одна непозволительнее другой... как же произнести вслух то, о чем говорить не полагалось? Тем более, такой, как она...

- Верьте мне. - произнесла она чуть тверже - Прошу Вас. Я не запятнала честь, не предала мужа... - ее голос звучал все тише - и Вас... Вы... простите меня? Вы сможете? Ваша дружба так дорога мне, Арман. Она очень дорога мне. - она решилась взглянуть на него и взрогнула от неожиданности. Его глаза, такие живые и яркие, они горели. Горели тем же огнем, что и глаза Людовика утром. Но нет, все же, это был другой огонь, в нем так отчетливо было видно что-то такое нежное и родное...ласковое... В нем с лихвой читалось все то, о чем он так хотел сказать ей, но не смел. Как же он смотрел на нее... Генриетта зарделась, но не отвела взгляд. Тогда, во взгляде короля она не видела того, что читала сейчас в глазах генерала де Руже, ее верного друга и опекуна, человека, ставшего ей почти совсем родным, старшим братом. Как она могла забыть его в этом безумном вихре придворного торжества и суеты? Ведь сейчас она видела не только желание, похоть, она видела бесконечную нежность и заботу. Неужели это и есть она - любовь?...

18

Отправлено: 25.08.09 14:12. Заголовок: Красивое пышное плат..

Красивое пышное платье подчеркивало ее стройную по-девичьи тоненькую фигуру. На плечах красовалась накидка из бархата, блестевшая мельчайшими серебристыми чешуйками. Она совсем не вписывалась в ансамбль всего костюма, и де Руже мысленно гадал, какую роль Его Величество определил для принцессы в этом балете.
Как это по-детски. Совершенно не принимая во внимание волнение матери, сплетни, которые приходилось слышать Ее Величеству, Генриетта-Анна так стремилась вырваться к неожиданно мелькнувшей перед ней свободе. Да, она верила слову маркиза, как вчера верила слову короля.
Арман смотрел в ее глаза. Невинное веселье в них вдруг сменилось грустью. Она попросила его сесть рядом. Этикет не позволял такой вольности по отношению к принцессе крови, но герцог молча повиновался.
То, о чем она хотела сказать ему, он уже прочел в ее глазах этим утром. Он верил в ее невиновность перед мужем, как и верил в то, что сердце бедной девушки разрывалось на части между так неожиданно и стремительно атаковавшими ее поклонниками. В лице и жестах маркиза де Виллеруа, оставившего их наедине, он видел вдохновение, окрыленное ничем иным как влюбленностью. Да и можно ли было не влюбиться в это чистое создание. Де Руже с удивлением для себя чувствовал, что не ревновал свою голубку вопреки своим опасениям и боязни. Но, желая ей самого светлого и чистого, он сомневался, мог ли порочный и лицемерный двор французских королей дать ей это.

- Ваше Высочество, я не смел сомневаться в Вас, - также тихо он отвечал ей, не отводя глаз, - Я был там. Да. Потому что Вы просили меня. Я кинулся бы к Вам на помощь по первому Вашему зову.

Понимая, что они могут привлечь к себе досужее внимание остальных придворных, присуствовавших на репетиции, герцог поднялся и встал на почтительном расстоянии от Ее Высочества. Он не смел подвергать ее риску еще раз быть оклеветанной перед мужем. Даже в той невинной казалось бы близости, придворные сплетники нашли бы благодатную почву для сплетен и кривотолков.

- Я, также прибыл для репетиции, Ваше Высочество. Этим утром мой брат, маркиз дю Плесси-Бельер уведомил меня запиской, что за мной числится роль, - Арман усмехнулся, - Его Сиятельство полагает, что я настолько блестящий танцор, что вовсе и не нуждаюсь в репетициях. Как и он сам, впрочем. Я не нахожу его в зале.

19

Отправлено: 26.08.09 16:43. Заголовок: Влюбленность витала ..

Влюбленность витала в воздухе, как весенний ветерок. Она звучала музыкой скрипок, трелью птиц, которую можно было услышать из открытых окон в коротких интермедиях между действиями балета. Она была в жестах кавалеров, в каждом даже самом незначительном маленьком па танцовщиц. Влюбленность пылала в глазах и сверкала улыбками. Это и было волшебство сказки, переложенной в балете. Именно этого хотел достичь маэстро, когда прописывал музыкальные характеры для каждого из персонажей балета... миром правит волшебство любви... Волшебная Любовь в лице самой прекрасной и самой очаровательной...
Но, Боже, ведь ее все еще нет в зале!
Руки маэстро на миг замерли в воздухе. Оркестр послушно умолк. Было слышно дыхание остановившихся танцоров и тихий разговор у окна.

- Продолжайте, господа, продолжайте. Prego, signori...

Люлли рассеянно взмахнул рукой и шест его вновь опустился на паркет пола. Король назначил на роль Волшебницы графиню де Суассон. Но сказал ли он ей самой об этом? Ведь графине понадобится переучивать роль... танцы... когда это возможно?

Появление маркизы де Лурье, исполнявшей роль Злой Волшебницы - Царицы Ночи, успокоило маэстро, но не надолго. Де Виллеруа, разучивавший вместе с ней свою роль Дракона выглядел явно рассеянным и несобранным. Люлли видел, как принцесса сказала ему что-то, и Франсуа, отошел, оставив Ее Высочество беседовать с герцогом де Руже. Пылкий и требовательный нрав итальянца уже давно был на пределе. Он прекрасно понимал, что принцесса подоходила к своей роли и могла с ней справиться. Но в то же время он замечал, как кавалеры вокруг нее теряли головы, и это грозило сорвать репетицию, а то и сам балет.

- Basta, signori! Еще раз сначала! A questo punto, crescendo!

Маркиза де Лурье вдруг внезапно остановилась. Ее лицо исказилось от боли.
"О, Небеса! Только не вывих!" Люлли хотел подбежать к ней, но его опередил принц Ракоши, танцевавший рядом с ней. Мадьяр, не церемонясь, подхватил маркизу на руки и отнес к банкетке возле стены.

- Маркиза, дорогая моя, будьте осторожны! Вы видимо не разогрели ноги перед репетицией. Madonna, как Вы вообще могли выйти в Зал, не готовясь? - упреки Люлли были смешаны с участием. Он сам развязал ленты на танцевальных туфлях девушки и обхаватил обеими ладонями ее ступню.

Охи и вздохи собравшихся вокруг танцоров раздражали его. Вся репитиция шла ни к черту, прости господи.

- Господа, дамы! Прошу вас! - он терял терпение. Его ассистент, прекрасно знавший, чем могло обернуться раздражение маэстро, быстро вернулся к оркестру и велел играть с того места, где они остановились.

- Вы можете пошевелить пальцами, маркиза? Князь, прошу Вас, помогите Ее Сиятельству подняться к себе. Велите приготовить теплую воду и сделать комрессы. Маркиза, я сам проверю Ваше состояние, как только закончу репетицию.

20

Отправлено: 05.09.09 20:41. Заголовок: Она опять засмеялась..

Она опять засмеялась. Где-то на отдаленных уголках сознания мелькнула мысль, что она ведет себя слишком легкомысленно и необдуманно, король, маркиз, герцог, - но Анна меньше всего хотела думать об этом. Сейчас - только юные шестнадцать лет, и ей хотелось просто быть собой. В конце концов, она не позволила себе ничего, о чем можно было сказать - "непристойность" или "распущенность". Хотя, ее ночное исчезновение вместе с королем не могло не вызвать бесконечных сплетен и перессуд, и теперь доказать, что ее честь не запятнана, будет невозможно. Не стоит даже и пытаться. Ну и пусть! Она - принцесса, и никто не посмеет бросить ей оскорбление в лицо, а королю - тем более. Пусть придворные сплетники чешут языками, сколько угодно, все равно каждый из них будет почтительно-раболепски кланяться в присутствии королевских особ и заискивающе улыбаться. В этом - главное. Пока подобные мысли занимали голову принцессы, герцог тихо заверял ее в своем почтении и преданности. Сумев подавить тихий вздох боли - все же, она ужасно поступили с Арманом, ее самым близким другом - бесстрастное, спокойное лицо улыбнулось, словно в душе принцессы ничего не происходило. Как вовремя она вспомнила о необходимости и умении "держать лицо". Или - все-таки нет?

- Я так благодарна Вам, герцог. - "герцог" удалось произнести чуть громче, чтобы хотя бы сейчас никто не подумал ничего пошлого. - Я не заслуживаю Вашей дружбы. Вы всегда так много делаете для меня. Если бы я когда-нибудь смогла отплатить Вам тем же! Обещайте, что, если я смогу Вам чем-то помочь, Вы мне сразу скажете. Обещаете? - оживленный взгляд пронзил герцога насквозь и вернулся к подолу платья. Если бы она только знала, что герцог больше всего на свете желает то, что не осмелится произнести вслух даже под страхом смерти. Генералы не боятся опасности. А Генриетта никогда не сможет ответить на его просьбу. Или?... Она уже и сама не знала. Ничего не знала. Все так запуталось, завертелось и понеслось с бешеной скоростью, а она словно осталась стоять позади и смотреть за всей этой разноцветной кутерьмой через мутное стекло, различая лишь отдельные яркие пятна. Голова грозилась отчаянно закружиться и потерять весь рассудок и трезвость.

- Вы как раз вовремя, репетиция в самом разгаре. Думаю, Маэстро Люлли вздохнет с облегчением, когда увидит, что исполнители главных ролей начинают собираться в зале. Мм... Дю Плесси-Бельер? Ах, да... Знаменитый маршал Франции. Ну, как я успела понять по разговорам о нем, месье дю Плесси сейчас наверняка предпочел столь нудной для него репетиции более приятное общество. Бедный месье Композитор... - и тут, не в силах сохранить невозмутимость, Генриетта разразилась заливистым хохотом, увидев, как герцог от души смеется вместе с ней.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Дворец Фонтенбло. Большой Зал. 2