Король-Солнце - Le Roi Soleil

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Долина Ветров. Королевский холм. 2


Долина Ветров. Королевский холм. 2

Сообщений 1 страница 20 из 42

1

01.04.1661

Посреди лужайки королевские архитекторы и садовники насыпали небольшой холм, который успел уже порасти травой. На этом холме обычно разбивали шатры для королевской семьи. Здесь же на высоких шестах были натянуты навесы, под которыми могли разместиться приближенные, особые гости и свита Его Величества и обеих королев.

// Долина Ветров, или Лужайка с Ручьем, что в лесу Фонтенбло. Королевский холм. 2 //

2

Отправлено: 14.08.09 19:26. Заголовок: Франсуа-Анри - А В..

Франсуа-Анри

- А Вы намерены нести чушь? О… понимаю!

Монтале просто не могла не улыбнуться в ответ. Их комическое шествие через Долину Ветров уже дало ей некоторое представление о талантах дю Плесси, а отпустивший сердце страх перед неизбежным наказанием уступил место чувству, больше похожему на эйфорию. И впрямь, чего она так испугалась, дурочка? Сам король пожелал выслушать рассказ об их приключениях, по сути, пригласив их к столу. А значит, исполняя волю короля, они с Луизой не делают ничего дурного. И как знать, представится ли им еще такой блестящий шанс разделить трапезу с королевской семьей? Наверняка, никогда в жизни.

- Так и быть, я готова согласиться со всем, что Вы скажете. И более того, даже постараюсь сохранить при этом серьезный и благопристойный вид. Но только если Вы не будете злоупотреблять, маркиз. В противном случае берегитесь моего ужасного гнева.

Негромкий смех за спиной означал, что Лавальер тоже отошла от первого шока и слышит слова подруги. Ора уже хотела обернуться и весело спросить, что же так насмешило Луизу: слова про серьезный и благопристойный вид или угроза страшного гнева, но дю Плесси настойчиво увлекал ее за собой, и Монтале отдалась на волю стихии, едва поспевая за высоким маркизом.

У самого стола любезный шевалье Ласлов расцеловал обеим фрейлинам руки с пожеланием хорошего аппетита и надеждой на счастье вновь быть полезным и растворился в толпе, оставив подруг на попечение маркиза дю Плесси. Ора великодушно уступила Луизе место по правую руку от маршала. Впрочем, великодушие ее не было лишено определенной корысти: сама она таким образом оказалась дальше от короля и обеих вдовствующих королев и получила возможность в случае чего спрятаться за широкими плечами дю Плесси. А в том, что необходимость в укрытии возникнет, Монтале не сомневалась ни минуту. Ведь ей было прекрасно известно, как трудно будет сдержать обещание хранить серьезный вид. Уж больно непривычным было для нее подобное занятие.

Пока Его Величество беседовал с Вателем, девица Монтале дерзко разглядывала и короля, и сидящую рядом с ним молодую даму, гадая, кем она приходится королевской семье, раз удостоилась столь почетного места. Вот только ни Мадам, ни ее мужа, которого Ора все никак не могла привыкнуть называть герцогом Орлеанским, за столом не было, и это показалось Монтале весьма странным и загадочным. Она вместе со всеми подняла бокал, чтобы выпить за здоровье Анны Австрийской, и с неудовольствием отметила, что рука ее дрожит. И не удивительно, ведь еще немного, и король взглянет на них и пожелает услышать от маршала об их приключениях. Не то, чтобы она не доверяла дю Плесси, но интуиция подсказывала Оре, что маркиз, при всем его добродушном виде и дружелюбных улыбках при необходимости пожертвует ими обеими с легкостью и не особо задумываясь о последствиях.

Пригубив вино, Ора отыскала взглядом графиню де Лафайет и невольно поежилась, предвкушая малоприятную беседу с первой статс-дамой Мадам.

3

Отправлено: 14.08.09 22:35. Заголовок: В числе уроков, усво..

В числе уроков, усвоенных королевой Франции за долгие и преимущественно несчастливые годы жизни, умение скрывать разочарование и горечь проигрышей было не на последнем месте. И сегодня оно было как нельзя кстати. Чтобы сохранить лицо, Анне Австрийской пришлось проглотить все: и торжествующий взгляд Суассон, с гордым видом принявшей предложенную Людовиком руку, и насмешливую улыбку дю Плесси-Бельера, умудрившегося появиться так не вовремя. Или напротив, так непростительно вовремя. И даже то, что ее старший сын предпочел вести к столу любовницу, а не мать, словно расставляя приоритеты.

Анна сделала знак герцогине де Ланнуа, почтительно ожидавшей ее чуть в стороне. В отличие от лукавой итальянки она вовсе не хотела быть услышанной и потому говорила вполголоса.

- Будьте добры, мадам, узнайте, каким образом маркиз дю Плесси-Бельер оказался в обществе фрейлин принцессы Генриетты-Анны. Я хочу знать правду, - королева-мать еще более понизила голос, - Правду, а не ту сказку, которую собирается рассказать Его Величеству маршал. И да, передайте маркизу, что я желаю говорить с ним. Наедине и безотлагательно. После обеда, до начала нового гона. Пусть явится в мой шатер перед тем, как присоединиться к королевской охоте.

Она обернулась, чтобы взглянуть на дю Плесси-Бельера. Ну конечно, вместо того, чтобы следовать за королем к столу, он увлеченно нашептывал что-то на ушко своей молоденькой спутнице. Анна неодобрительно качнула головой, задержалась взглядом на второй девушке. Эту застенчивую блондинку она помнила еще по Блуа. Кажется, ее мать замужем за мажордомом вдовствующей герцогини Орлеанской. Почему, ну почему ее сын не мог влюбиться в какую-нибудь скромную девушку вроде этой Лавальер? Девушку без ревнивого мужа, без жадных родственников, требующих денег и должностей, без амбиций и претензий. Но нет, он позволяет запустить в себя когти этой… Господи, прости, прости дурные мысли! Но тут королева-мать заметила, как кто-то из лакеев стремительно заменил одно из кресел табуретом, и улыбнулась едва заметно, почувствовав себя пусть немного, но отмщенной. О нет, милая Олимпия никогда не будет ровней ни ей, ни ее сыновьям и невесткам, как бы ей этого не хотелось.

И все же, сегодня Анне придется терпеть бесстыжую итальянку за столом, со всеми ее кошачьими ужимками, скромно опущенными ресницами и загадочной полуулыбкой, которая превращает Людовика в глупца, забывающего о приличиях. Посадить любовницу на место жены, да еще в присутствии двух вдовствующих королев! Вот уж воистину королевский жест.

Раздражение ее было так велико, что Анна почти не слышала похвалы, расточаемые Людовиком в адрес Вателя. И только тост, произнесенный королем за ее здравие, заставил королеву-мать забыть об обиде, нанесенной ее достоинству, и с любовью взглянуть на старшего сына. Да, она вырастила короля, а теперь зачем-то пытается превратить льва обратно в послушного котенка. Но, сделавшись ласковым и послушным, не перестанет ли он быть тем Луи, которым она в глубине души гордится и восхищается как мать, женщина и королева? Улыбаясь сыну, Анна Австрийская на самом деле улыбалась противоречивости собственных желаний.

- Благодарю Вас, сын мой. Вашими пожеланиями я буду здравствовать долго и счастливо, особенно теперь, когда и я, и вся Франция начнем жить радостными ожиданиями.

Краем уха она уже слышала суету вокруг жаркого из оленины, которое должны были подать к столу. На лице Людовика, да и большинства присутствующих, было написано нетерпеливое ожидание. Только королева Генриетта, сидевшая напротив, казалось, совсем позабыла о пище телесной и с трудом скрывала снедавшую ее озабоченность и беспокойство. Анна поставила на стол недопитый бокал с вином.

- Как жаль, что герцогини Орлеанской нет с нами, и ей не удастся попробовать все эти чудесные угощения, приготовленные месье Вателем. Надеюсь, ее поспешный отъезд в замок не вызван никакими… осложнениями?

В сущности, надо было бы спросить прямо: сын мой, зачем Вы отослали принцессу в замок? Но позволить себе столь неделикатный и компрометирующий новобрачную вопрос королева-мать не могла.

4

Отправлено: 16.08.09 17:05. Заголовок: Тревога не отпускала..

Тревога не отпускала мыслей герцогини. Ах, как обманичива эта веселая улыбка на губах маркиза дю Плесси. Он шепчет что-то молоденькой девушке так беззаботно. Невероятно, как он успевает ухаживать за дамами. Но было ли это банальным ухлестыванием за очередной красоткой или же месье маршал вооружился неведомым старой статс-даме планом, а может готовил очередной сюрприз всему двору навроде того, что было сыграно накануне? Теперь уже и сама мадам де Ланнуа не могла понять, что было на уме и уж тем более на сердце ее любимца. Суровые слова королевы-матери не оставляли никакого выбора. Да и предупредить ветренного маршала вряд ли было возможным. Разговор и немедлено. А если король решит по своему обыкновению подняться из-за стола раньше всех, то она едва ли успеет шепнуть маршалу хотя бы пару предупреждающих слов кроме сухого «извольте прибыть в шатер к Ее Величеству»

- Непременно, Ваше Величество. Я непременно передам его сиятельству о Вашем пожелании.

Герцогиня подняла руку, подзывая к себе лакея. Написать записку заняло бы слишком много времени, к тому же, бумагу и чернильцу пришлось бы затребовать у распорядителя, а месье Ватель как раз суетился возле вспомогательного стола, расставляя блюда с олениной в том порядке, в котором граф де Сент-Эньян должен был подавать их на королевский стол.

- Передайте маршалу дю Плесси-Бельеру, что его будут ожидать немедлено после обеда в шатре Ее Величества.

Пока лакей обходил стол и толпу гостей, стоявших вокруг, Мари-Луиза краем глаза следила за маркизом. Франсуа-Анри выглядел до преступного беспечным. Как он мог забыть о своем положении, и о том, что она ему рассказал накануне. Ведь даже если это и игра по его легкомысленному суждению, то ставкой в ней вовсе не очередная орденская лента. В груди опасно сдавило, как при приступе кашля. Неизменный знак волнения герцогини. Но только не сейчас. Ее волнение выдаст ее недоверие молодому человеку, которого она только пару часов назад так уверенно и даже горячо рекомендовала королеве-матери.
Лакей склонился к уху дю Плесси-Бельера и прошептал переданный ему приказ. Быстрый взгляд в глаза Франсуа-Анри. Придумала ли она сама, или он на самом деле ответил на ее взгляд? Не желая привлекать внимания к себе, герцогиня отвернулась к королеве-матери, стараясь дать понять дю Плесси-Бельеру, от кого исходил приказ. Ее пальцы сжали веер, опуская его вниз. У него есть время обеда, чтобы подготовиться к встрече. Доверие Ее Величества нельзя недооценить, как впрочем и недоверие. Если маршал по легкомыслию своему не сумеет убедить королеву... Ах, нет, такого не будет. И вообще, отчего же?
Мадам де Ланнуа улыбнулась и заставила себя расслабиться. Волнением ничему не помочь. Это лишнее. Не она ли говорила себе, что чем легкомысленнее выглядит этот человек, тем меньше его подозревают в ведении серьезных дел. А значит, никто, и тем более его враги не будут препятствовать ему.
Впрочем нет.
Отпив вина вместе со всеми за здравие королевы-матери, герцогиня обратила внимание на то, как многие из присутствовавших смотрели на короля, а точнее на ту, кто сидела слева от него. Олимпия де Суассон была снова рядом с Его Величеством. Но ведь только пол-часа назад, все были свидетелями королевского гнева. И мало кто не догадался о том, кого имел в виду суперинтендант, рассказывая королю о пасторальном сюжете, произошедшем в лесу. Фуке не мог бросить такое обвинение неумышленно. Но кому из двоих предназначался удар? Обоим ли? И с чем это связано? Ревность и месть женщине, отвергшей его притязания? А может виконту стало известно о подозрениях и он начал методично со свойственной ему внезапностью и изысканностью ударов удалять противников? Но тогда и ей самой следовало бы опасаться, да и лейтенанту мушкетеров... Против кого был нацелен удар? И что последует дальше?

Подали жаркое. Запах его и вкус были настолько изумительны, что заставили бы забыть обо всем. Но только не о тревоге. Мадам де Ланнуа не могла избавиться от тревоги. В груди продолжало давить. Как будто маленькие шипы кололи изнутри. И она не знала, чего именно опасаться. Не знала, что на самом деле произошло. Ожидание разговора королевы-матери с маршалом томило ее, а суровый тон сказанных Ее величеством слов в адрес дю Плесси, тревожил ее и даже пугал.

5

Отправлено: 16.08.09 18:12. Заголовок: Честь подавать корол..

Честь подавать королю жаркое из трофейного оленя была наверно желанна многими молодыми придворными. Да и нетолько это. Граф не мог не заметить насмешливые и долгие взгляды, обращенные на него, когда он представлял королю свою спутницу. Как случилось, что в этот день за королевским столом на обеде оказались сразу три фрейлины принцессы Орлеанской. Три дебютантки, доселе никогда не переступавшие порог королевского дворца, оказались не только преставленными лично Его Величеству, но и получили высочайшее соизволение, чтобы сесть за один стол с королем и обеими королевами-матерями. Невероятно. Это был как раз тот Великий Случай, который возводил одних в ранги, недоступные даже самым дерзким мечтам, и опускал наземь других.
Граф со всей невозмутимостью придал своему лицу торжественное выражение, прислуживая королю и обеим королевам. Выполнив свои столь завидные обязанности, он подавил глубокий вздох облегчения и сел на предназначенное ему место. По левую руку от него уже сидела леди Эренделл.

- Надеюсь, что Вы оцените старания месье Вателя, миледи. Позвольте мне самому прислуживать Вам.

Граф говорил неспешно, не так громко, чтобы не перебивать разговоры сидевших за столом, но и не так тихо, чтобы окружавшим королевский стол любителям сенсационных новостей не показалось бы, что у него было, что скрывать в своих отношениях с прекрасной англичанкой.
Кто-то слегка коснулся его локтя справа. Граф обернулся и заметил игривые искорки в глазах мадемуазель де Монтале, сидевшей вместе с маршалом дю Плесси-Бельером. Де Сент-Эньян отметил ее живость и совсем еще детскую непосредственность, которую старые матроны назвали бы дерзостью еще когда весь штат юной принцессы Генриетты-Анны представляли Их Величествам накануне. Он наклонил голову, улыбаясь девушке. Несомненно она будет блестящей партией для любого кавалера. И дело вовсе не в том, как она выглядела.. и даже не в наряде. Пожалуй, наряд бы следовало давно оставить в сундуках или отдать служанке – пусть бы носила в праздники. А ведь маршал не промах, если сумел разглядеть в девушке то, что многие другие к их вящему сожалению видят только когда она появится в роскоши и блеске богатых нарядов как богатая наследница и завидная невеста.

- Прошу прощения, мадемуазель. Мы не знакомы лично. Но раз уж мне выпала удача сидеть рядом с Вами, то позволю себе представиться первым. Франсуа Оноре де Бовье граф де Сент-Эньян. Ваш покорный слуга.

С достоинством и серьезностью в каждом произнесенном слове граф представился девушке, явно не ожидавшей этого. Он предполагал ее смущение, но не загадывал на то. Если эта девушка отважилась на то, чтобы сопровождать самого дю Плесси, то ложного смущения и притворной скромности, присущей придворным жеманницам, можно было не бояться.

6

Отправлено: 17.08.09 00:45. Заголовок: - Благодарю Вас, сын..

- Благодарю Вас, сын мой. Вашими пожеланиями я буду здравствовать долго и счастливо, особенно теперь, когда и я, и вся Франция начнем жить радостными ожиданиями.

О, эти ожидания, теперь все будут понимающе кивать вослед бедной королевы, едва ей только стоит качнуться или побледнеть. Будут бесконечные вереницы поздравляющих. А дальше каждое утро он будет вынужден принимать у себя доброжелательные изъявления наилучших пожеланий. Какой прекрасный предлог для того, чтобы испросить аудиенцию. Разве возможно отказать страждущим благословить неродившееся дитя? Людовик слегка помрачнел от внезапных мыслей и даже не сдержался, позволив улыбке медлено исчезнуть с губ. Он был рад новости, когда она была принесена только ему. Но постепенно начинал понимать, каким бременем она обернется.

Тем временем Ее Величество задала королю вопрос настолько же неожиданный, насколько и щекотливый. Людовик почувствовал, как загорелись его уши, под взглядами матери и Олимпии. Словно у нашалившего мальчишки-сорванца. Он тряхнул головой, так чтобы его пышные локоны упали в беспорядке, прикрывая его зардевшиеся уши. Он мог ответить Ее Величеству, найдя достаточно мужества для дерзости и холодности. Но как он скажет Ей? Что? Она невиновна. Она стремилась быть рядом с ним, кто бы ни вставал на ее пути. И все-таки, он не отступится от своего решения. Принцесса должна танцевать главную партию в балете. Он не знает, отчего. И не будет сейчас искать оправдания своему решению. Отчего королева-мать задала этот вопрос? Луи смотрел в глаза матери, чувствуя, что остальные смотрели на него так пристально, как позволял этикет.

- Мы отослали Ее Высочество во дворец для репетиции, матушка. Мы желаем видеть нашу кузину в сегодняшнем балете. Думаю, что Брат наш не будет против, тем более, что и сам он не отказал нам в участии своем и своих друзей. Вам не следует волноваться за Ее Высочество, равно как и нашей дорогой тетушке. Ваше Величество, - Луи обратился к королеве-матери Генриетте-Марии с самым радушным и невинным выражением лица, словно речь шла о поездке принцессы в модные тогда лавки в Маре для покупки очередных модных безделиц, - Я всецело разделил бы Ваше волнение, если бы не был уверен в благонадежности маркиза де Виллеруа, который лично отправился с Ее Высочеством. Кстати, кажется, одна или две фрейлины отправились с ними, а также некоторые из придворных дам и кавалеров. Я вижу далеко не всех с нами.

Не желая продолжать острую как лезвие кинжала тему, Людовик перевел взгляд на маршла дю Плесси-Бельера, как раз недвусмысленно переглядывавшегося с кем-то из дам.

- Однако, маршал, Вы обещали рассказать нам о своих приключениях, - легкий смешок среди гостей был как нельзя кстати, - Итак, что же приключилось с Вами по дороге, что удержало Вас не только от начала охоты, но и от возможности подстрелить первый трофей? Это так непохоже на Вас... – Людовик явно переигравыл свой интерес к истории фаворита, но не спешил обернуться к Олимпии до тех пор, пока Франсуа-Анри не начнет повествование.

Нет, не сейчас, не здесь. Я скажу тебе сам. И только тебе. Ты осудишь меня. Испепелишь гневным взглядом. Или, что тебе удается лучше всего, дорогая, ты промолчишь. Убийственно промолчишь.

Он медлено повернулся. Как бы Луи не боялся увидеть вопрос в Ее глазах, они притягивали к себе его. Он хотел видеть их. Красиво оттененные пушистыми черными с каштановым отливом ресницами черные глаза. Дивные глаза.

7

Отправлено: 17.08.09 04:23. Заголовок: Как это все знакомо:..

Как это все знакомо: скрытые намеки, булавочные уколы – вот только булавки щедро смазаны ядом, от которого долго не заживают даже неглубокие царапины. Что заставило Его посадить ее рядом с собой, в пику королеве-матери, давняя ненависть которой к сестрам Манчини не прошла даже теперь, когда все они были замужем? Попытка загладить вину за ночную обиду или за сегодняшний гнев, выплеснувшийся так неожиданно и страшно? Что бы это ни было, она была счастлива. Нет, не из-за приятной, но мелкой победы над утомительным испанским ханжеством. И не потому, что придворные сплетники, наверняка уже списавшие графиню де Суассон в анналы истории французского двора, теперь прикусили языки. Глупое счастье - быть рядом на глазах у всех. О, ты умеешь делать подарки, caro!

Ощущение счастья было таким полным, что Олимпия почти не обратила внимания на отсутствие за столом герцога Орлеанского и его молодой супруги. Точнее, не придала этому факту особого значения – в конце концов, молодоженам свойственно исчезать с шумных увеселений в поисках более уединенных мест. Особенно если первая ночь вовремя не состоялась. Не то, чтобы графиня питала иллюзии относительно Филиппа, но в нем, в конце концов, тоже текла кровь Бурбонов, и то, что принцесса Генриетта-Анна заметно похорошела со времени отъезда в Англию, в сочетании с пристальным вниманием к ней короля и других кавалеров вполне могло толкнуть герцога на самые необычные подвиги, включая похищение молодой жены прямо на королевской охоте.

Да что говорить – на самом деле на какое-то мгновение Олимпия и вовсе забыла об очаровательной английской принцессе, которую почти возненавидела этой ночью. Вот почему слова королевы-матери застали ее врасплох и заставили взглянуть на Людовика с удивлением. Слишком близко, чтобы не почувствовать Его замешательство и неудовольствие. Быть может, Анна Австрийская решила напомнить сыну о Мадам, чтобы не дать остыть новому увлечению короля? Олимпия машинально отщипнула кусочек от мягкой булочки, поданой к мясу, и начала крошить его, борясь с желанием окончательно нарушить этикет и посоветовать старухе Испании не вмешиваться в высокие международные отношения между Францией, Англией и Италией, ибо время ее прошло.

Ловкий маневр короля, переключивший внимание всех, собравшихся за королевским столом и вокруг него, на маршала, заставил Олимпию прикусить губу, дабы сдержать неуместный за королевским столом смех – Луи обыгрывал мать так же легко, как своих соперников по игре в мяч. Один удар, и вот уже все глаза повернулись в сторону дю Плесси и его спутниц. Все – за одним исключением.

Как легко улыбаться, глядя в эти глаза…

- Браво, сир, Вы сделали прекрасный подарок новобрачной. Участие в королевском балете – не только честь, но и огромное удовольствие. Ее Высочество, наверняка, горда и счастлива, тем более, что женщины так любят танцевать. Надеюсь, что месье де Виллеруа хватит оставшегося времени на то, чтобы помочь Мадам выучить роль и исполнить ее так, чтобы украсить сегодняшний вечер и доставить радость себе и Вам.

Кому же из дам пришлось уступить герцогине Орлеанской почетное право выйти на сцену вместе с королем? Разумеется, можно спросить, но если Он задумал сюрприз, то не стоит портить задуманное. Теперь Олимпия понимала, чем так досадил королю вопрос матери – ну, разумеется, появление принцессы Генриетты-Анны на сцене должно было стать неожиданностью для всех! Если бы не чрезмерное любопытство, вынудившее Людовика раскрыть тайну раньше времени.

Свежая оленина источала аромат, перед которым невозможно было устоять. Графиня мечтательно вздохнула, отодвигая в сторону мысли о балете, и отрезала ломтик сочного мяса.

- Восхитительно. Вы правы, сир, Ватель и вправду маршал среди кулинаров. А если Ваш трофей будет приготовлен им к ужину с еще большим искусством, то я начну совершенно не по-христиански завидовать господину суперинтенданту.

Помянув охотничий трофей, Олимпия взглянула на маршала, гадая, какую охотничью байку он приготовил для высокого общества.

8

Отправлено: 17.08.09 12:00. Заголовок: Франсуа деСент-Эньян..

Франсуа деСент-Эньян

Ущипните меня! Я сплю, и все это мне только снится. Но зато какой волшебный сон!
Подумать только, герцог, маршал, заморский принц, а вот теперь еще и первый камергер короля! Воистину, недурная коллекция для дебютантки, лишь вчера представленной ко двору. Монтале не знала, плакать ей или смеяться. Что сказала бы старая герцогиня, увидев их с Луизой за столом у короля, среди всех этих титулованных вельмож и герцогинь? Наверняка, что-нибудь едкое про сверчков, которым следует знать свой шесток. Но разве они вели себя дурно или несообразно своему скромному положению? Нет, просто океан, именуемый двором, подхватил их с Луизой и закружил в водовороте, не давая даже вздохнуть и подумать толком о происходящем.

Ора чуть смущенно улыбнулась графу, ощущая себя легкой щепочкой, несущейся куда-то вслед за морской волной. Быть может, ее совсем скоро выбросит на берег, в кучи мусора и водорослей, но она так просто не сдастся и будет держаться на волне до последних сил. Слишком чудесно все, что происходит с ними при дворе, чтобы добровольно отказываться от таких удовольствий.

Вот и сейчас, когда первое смущение прошло, Монтале подарила любезному графу самую искристую из своих улыбок, в глубине души отчаянно завидуя Августе, сидящей рядом с Сент-Эньяном с таким невозмутимым, почти ледяным спокойствием. В душе Оры же бурлило столько эмоций, что она ничуть не сомневалась: все они чередой отражаются на ее подвижном лице, не способном прятать ее мысли и чувства.

Спохватившись, Ора поняла, что уже добрую минуту смотрит прямо на графа, не отвечая, и поспешила извиниться.

- Я… простите, я немного потерялась, милостивый государь. Ора де Монтале, - в вихре мыслей она совсем забыла собственное имя, выпалив то, которым пользовались ее друзья. – Я не обидела Вас своей неловкостью? Просто… с сегодняшнего утра с нами столько приключилось, что мне все еще кажется, будто я и не просыпалась вовсе.

Серьезный граф смотрел на нее с таким участием, что Монтале совсем забыла сковавшую ее неловкость. Странно, что в Блуа все кумушки из свиты вдовствующей герцогини наперебой твердили им с Луизой об опасностях и жестокости двора. Пока все были с ними изумительно добры. Если, конечно, не прятали за внешней учтивостью что-то еще, как маршал. Впрочем, в глубине души Ора полагала себя не настолько наивной, чтобы не суметь распознать за показным вниманием недобрый интерес или, напротив, равнодушие. В глазах графа она не видела того неприкрытого любопытства, с каким разглядывали их с Лавальер другие кавалеры, помоложе. Ему бы она с удовольствием поведала о своих приключениях сама, не доверяя это дело маркизу дю Плесси, но данное тому обещание заставляло ее хранить молчание, дабы ненароком не сболтнуть лишнее.

Монтале улыбнулась молчаливой Августе Блюм и, не слишком представляя, о чем можно с безопасностью говорить за столом у короля, решила, что лучше всего перевести разговор на герцогиню Орлеанскую.

- Как жаль, что мы ужасно опоздали и не застали Мадам! Это правда, она действительно будет танцевать в сегодняшнем балете? Так неожиданно… еще вчера никто о нем не ведал. Вы, случаем, не знаете, что это будет за балет, Ваша светлость? От Вас ведь, наверняка, при дворе секретов нет, - Ора уныло вздохнула, подумав о том, как многое им еще неизвестно в этом новом мире. – А вот нас предупредили лишь о маскараде, да и то не обещали, что нам будет дозволено на нем присутствовать. Госпожа де Лафайет считает, что маскарад – не слишком достойное развлечение для дебютанток.

9

Отправлено: 19.08.09 19:00. Заголовок: - Месье маршал, Ее В..

- Месье маршал, Ее Величество желает видеть Вас сразу же после обеда в своем шатре.

Сухой безликий голос лакея раздался возле самого уха у Франсуа-Анри. Он удивленно обернулся, проверяя, к нему ли обращались. Повернувшись снова к столу, он сразу же встретил взгляд мадам де Ланнуа. Едва заметный кивок. Да, приглашение относилось именно к нему. Дю Плесси-Бельер наклонил голову и опустил глаза, давая понять, что понял приказ королевы.

- Спасибо, любезный, - небрежным жестом он дал понять лакею, что тот свободен.

Что бы это могло значить? Знала ли королева-мать о его расследовании? Хотела ли сама посвятить его в тайны дворцовых лабиринтов, или же напротив хотела отчитать его за видимую легкомысленность?
И все же, больше его сейчас занимали мысли о графине де Суассон. Что произошло за это короткое время? Как ей удалось вернуть себе расположение короля и в буквальном смысле вновь завоевать главенствующее положение подле Его Величества?
Мимолетный взгляд в агатовые глаза. Но они смотрят вовсе не на него, полуприкрытые, почти скрытые под густыми ресницами. И все же, он уловил знакомый насмешливый блеск. А маленькие ямочки на щеках выдали улыбку. Графиня де Суассон улыбнулась. Не ему. Королю. А что он мог ожидать? И не счастливый ли это конец бурному переполоху, вызванному внезапным интересом Его Величества к своей кузине?

- Пожалуй, я начну, с Вашего позволения, Сир!

Франсуа-Анри позволил себе паузу лишь на несколько секунд, как будто ему требовалось время, чтобы собраться с мыслями. На самом деле, история уже была заготовлена, благодаря рассказу де Монтале. Эти секунды потребовались ему, чтобы придать соответствующее выражение своему лицу и выглядеть не слишком заинтересованным тем, как будет воспринят его рассказ Олимпией.
Совсем неожиданно он почувствовал мимолетное теплое ощущение на своих губах. Как будто след от ее поцелуя. Проведя рукой по лицу, Франсуа-Анри улыбнулся. Губы, прикрытые пальцами, беззвучно шепнули единственное слово, которое так неотвязно преследовало его сознание, все время, пока он был рядом с ней. Единственное, что он действительно хотел сказать вместо веселых шутливых росказней, которые конечно же привлекали к нему слушателей более, чем к кому-либо еще за королевским обедом.

- Как Вам наверно известно, Ваше Величество, я пригласил фрейлин Ее Высочества поехать к месту месту сбора охотников в моей карете. Я выбрал Объездную дорогу, так как она была менее загружена каретами и подводами. На середине пути разразилась буря, - маршал лукаво подмигнул сидевшей рядом с ним де Лавальер, а заодно и прятавшейся за спиной подруги де Монтале, - Может, это и не была очень страшная буря, однако, дождь размыл дорогу. Колеса моей кареты намертво увязли в грязи.

Он оглядел публику. Кто-то сдержанно улыбался. Но большинство выжидательно смотрели в лицо короля.

- Все бы ничего, но провести весь день Большой Королевской охоты нам вовсе не улыбалось. На наше счастье именно эту дорогу избрал также и Его Высочество принц Ракоши со своей свитой. Но и им было не под силу вытащить карету, так как случилась поломка. Милые дамы, я должен заметить, держались на высоте, даже не выказав ни малейшего испуга, когда славные воины-мадьяры помогли им выбраться из кареты, - при воспоминании о воплях Оры и обмороке Луизы, маркиз не сдержал смех, - Однако, были не очень довольны любезностью мадьяр.

Дождавшись, когда смех умолкнет, маршал продолжил рассказ.

- Недалеко от Барбизона цыгане разбили свой табор. Несколько из них помогли нам. Я решил, что было не лишним проверить благонадежность этого табора. Поэтому как только карета была снова в нашем распоряжении, мы заехали в табор вместе со свитой князя.

Он поймал на себе заинтересованные взгляды придворных дам, жадных до сенсаций и еще больше до слухов о цыганах. Ора так и не рассказала ему, что именно они делали у цыган, поэтому маршал решил полагаться на свое воображение.

- Нас встретили прекрасные черноокие цыганки с недурственным вином и цыгане, превосходно игравшие на скрипках. О нет, я не мог отказать себе в удовольствии потанцевать, - смеясь, маркиз подмигнул одной из статс-дам Ее Величества королевы-матери, которая тотчас же поджала губы и демонстративно распахнула веер перед лицом, - К тому же, их гадалка была настолько очарована... улыбкой князя, что предложила ему и всем нам сеанс гадания.

Вздох любопытства, смешанного с завистью, прокатился меж слушателей, доставив удовольствие маршалу. Пока его рассказ принимали всерьез и даже верили ему.

- Да, я не верю в ворожбу и подобную чепуху. Но, уступив просьбе прекрасной дочери Зитаны, я решил узнать о своем будущем.

Что же он скажет теперь? Франсуа-Анри глянул в лицо графини де Суассон, но тут же отвел взгляд. Нет, он не может сказать, что он хотел бы услышать от цыганки о своей судьбе. Сочинять становилось тем труднее, что на него в упор смотрели сам король и королева-мать, явно ожидая шутки и не веря ни единому его слову. Он видел это в глазах короля. Его Величество потешался над рассказом, но не более того, в то время как королева-мать и вовсе выглядела скептично настроенной.
Отпив вина, дю Плесси-Бельер напустил на себя таинственный вид.

- Не поверите, Ваши Величества, цыганка тотчас разглядела во мне женоненавистника и прокляла меня на вечную свободу от брачных уз. Освободиться от проклятия я смогу лишь при условии...

Смех плескался в его голубых глазах, когда он поймал на себе взгляд не одной пары озадаченных глаз. Дю Плесси, был доволен эффектом своей шутки и решил закончить рассказ на высокой ноте веселья.

- При условии, что одна мадемуазель будет без памяти влюблена в меня, не смотря на все мои прегрешения.

Хохот раздался совершенно неожиданно. И смеялись вовсе не дворцовые кумушки или молоденькие фрейлины. Смеяться прежде короля позволил себе никто иной, как слуга маршала.

- Ну, дальше уже не так интересно, Ваше Величество. Каждый из нас получил свою долю прорицаний. По-моему, все остались довольны. Мы решили повернуть обратно к дороге, так как время было далеко за полдень. Его Высочество передал свои искренние извинения Вашему Величеству, что не сможет быть рядом с Вами на охоте. Он отбыл во дворец для репетиции балета.

Пока маркиз говорил, несколько раз он улавливал на себе недоверчивый взгляд королевы-матери и укоризненный от герцогини де Ланнуа. Да, разговор в шатре Ее Величества будет не о прелестях охоты и превратностях погоды. Выдерживая на себе взгляд обеих дам, Франсуа-Анри все же украдкой вновь глянул в сторону Олимпии.

10

Отправлено: 20.08.09 18:01. Заголовок: На совсем еще юном л..

На совсем еще юном лице молодой девушки можно было с легкостью прочесть и удивление и смущение. Видно было, что  она не привыкла к такому вниманию к себе и оказалась в компании молодого маршала дю Плесси по чистой случайности. Или же нет. Нет. Лукавый блеск в глазах выдавал природное ничем нистребимое любопытство и то свойство характеров, которое отличает искателей приключений. Нет, может, для ее подруги это и оказалось случайностью, но мадемуазель де Монтале... Де Сент-Эньян поймал себя на мысли, которая заставила его улыбнуться - рыбак рыбака видит издалека. При дворе пока только маршал дю Плесси был известен своей способностью попадать в приключения, как говорили, даже в монастрырском квартале.

- Де Монтале? Теперь припоминаю, Вы состояли в свите герцогини Орлеанской в Блуа? Да, несомненно, - граф улыбнулся и и предложил девушке попробовать запеченных перепелов, особенный деликатес, который, хотя и выглядел менее затейливо, чем остальные блюда, однако, слыл одним из самых лучших изысков королевской кухни, - Да, очень жаль, что Вы разминулись с Ее Высочеством. Как знать, может и Вы могли бы тогда принять участие в балете сегодня вечером. Однако, это зрелище настолько захватывающее, что Вы не пожалеете и оставшись на зрительских местах. Будет танцевать сам король. И Ваш покорный слуга. И если мадам де Лафайет сочтет, что Вы слишком юны для участия в маскараде, мадемуазель, я обещаю Вам, что лично поручусь за Вас. Если пожелаете, я буду сопровождать Вас в качестве кавалера. Если конечно, никто еще не опередил меня.

Он говорил неторопливо, улыбаясь. Всеобщий смех за столом стих, когда маршал объявил, что готов начать свой рассказ.
Слушая его, граф удивлялся, насколько слажено звучала история. Даже правдиво. А ведь в самом начале, еще до прибытия маршала дю Плесси и графини де Суассон, весь двор был в полной уверенности, что именно их свидание застал суперинтендант Фуке. Не мог же он и в самом деле блефовать и столь откровенно очернять королевского фаворита и фаворитку? Или он ошибся и видел кого-то другого? Это было странным, необъяснимым и не давало покоя мыслям де Сент-Эньяна.

11

Отправлено: 21.08.09 18:26. Заголовок: За обедом Августа вы..

За обедом Августа выглядела холодной, молчаливой и чисто по-английски сдержанной. Увидев маркиза дю Плесси в компании двух прелестных девушек, как выяснилось, дебютанток, она не испытала очередного шока, как тогда, утром, глядя из окон, выходящих в розарий. Она настолько устала от боли и пережитого волнения, что ей оставалось только слушать рассказ Франсуа-Анри о предсказаниях цыганки, с выражением полного безразличия на лице, время от времени лишь посматривая в его сторону с ироничной улыбкой женщины, которую уже мало что способно потревожить. Такой она была сейчас… холодной, равнодушной светской львицей. Безумная ночь и последовавшее за ней утро вывернули наизнанку ее пылкую, доверчивую душу. В ее сердце не было ни злости, ни ненависти к спутницам Франсуа-Анри, да и к графине де Суассон. Но в отличие от королевской фаворитки – вполне самостоятельной женщины, которая знает, что делает, - Ору де Монтале ей хотелось просто предостеречь: если не мечтаете оказаться той счастливицей (или наоборот), что приворожит маркиза-сердцееда, будьте осторожны, общаясь с этим человеком. Впрочем, имен не прозвучало, и оставалось загадкой, суждено ему «смертельно влюбиться» здесь и сейчас, или лет эдак через двадцать. А может быть, это ее судьба растопить лед его сердца и обратить в кипяток? Воспитанная женщиной, почитавшей приметы и суеверия как некий «глас свыше», Августа не могла оставаться равнодушной, и естественно же, испытала жгучее желание расспросить таинственную прорицательницу о своей судьбе.
-- Вы знаете эту женщину, граф? – шепотом, чтобы не слышал маркиз, поинтересовалась она у своего спутника. – Я желаю навестить ее и поговорить с ней… о том, о сем… Вы сопроводите меня к ней?
Ни тени лжи в его тоне леди Эрендел не заподозрила, ибо ей и в самом деле было неизвестно, где и как он провел время, пока она сходила с ума от ревности и строила догадки относительно морального облика и чувства ответственности человека, ставшего не далее как вчера, ее главным проклятием и головной болью.

12

Отправлено: 22.08.09 19:59. Заголовок: Де Сент-Эньян поверн..

    Де Сент-Эньян повернулся к маркизе, услышав ее вопрос. Его брови удвиленно поползли вверх.

    - Ту женщину?

    Он сдержался, чтобы не сказать в лицо английской леди, что его никогда не интересовали цыганские ворожеи и гадалки с большой дороги. Видимо, на родине леди Эренделл среди вельмож было принято ходить по таборам в поисках легких приключений. Гадания... Да ведь маркиз дю Плесси откровенно смеется, рассказывая небылицы. Де Сент-Эньян прекрасно знаком с этим насмешливыми нотками в голосе друга по развлечениям Его Величества. Неизвестно зачем была нужна эта ложь, но опровергать ее, равно как и показывать свои сомнения, было не к чему.
    Граф серьезно посмотрел на Августу. Как бы она ни старалась держаться неприступно холодной, но от воспитателя короля не укрылась заинтересованность в ее глазах. Что именно она хотела выяснить? Уж не связаны ли ее надежды с самым известным повесой двора?

    - Если Вам будет угодно, миледи, я велю, чтобы эту женщину розыскали и привезли во дворец, где Вы сможете расспросить ее.

13

Отправлено: 24.08.09 19:16. Заголовок: На миг Августе показ..

На миг Августе показалось, что в голосе графа промелькнуло какое-то сомнение. В чем дело? Неужели маркиз лгал? Впрочем, ничего удивительного в этом нет? Неужели его ложь настолько очевидна? Или, может быть, графу известно, где был на самом деле маршал? Девушка сделала вид, что не уловила его настроения. Притворство и соблдение чисто внешних приличий было важной составляющей придворной жизни, и леди Эрендел была вынуждена овладеть этим не слишком приятным искусством. Тем более... может быть, это она ошиблась, и граф не думал ничего такого... Но случайный взгляд, брошенный маркизом дю Плесси на мадам де Суассон, словно обдал ее жаром. Так смотрят не на случайную попутчицу или собеседницу, выбранную для случайного, ни к чему не обязывающего флирта, а чем-то более личным. Старые связи? Стараясь не смотреть в сторону маркиза, она вновь обернулась к Сент-Эньяну.
-- Нет, благодарю вас, граф… Я глубоко ценю ваше участие, но напрягать вас, и доставлять вам лишние хлопоты, право же, неловко, - в голосе ее прозвучали плохо скрываемые нервические нотки. – Эта мелочь не стоит таких стараний. – Она подумала, и прибавила. – Просто, я подумала, что, может статься, вы были там вместе с мсье маршалом, и знаете, как туда проехать. Если не знаете, то не нужно наводить справки. Я спрошу у мадемуазель де Монтале, которая там была…
Конечно, выяснять напрямую, куда наведывался маркиз дю Плесси, и что вообще скрывает эта темная и странная личность, было неловко. Но она надеялась, что словоохотливая фрейлина Ее Высочества пускай даже и косвенно сообщит ей что-то, что могло бы стать ключом к разгадке сей шарады, а потому она не замедлит перемолвиться с Монтале несколькими словами, как только ей представится такая возможность. Торжественный обед в присутствии самого короля не лучшая возможность для таких разговоров.

14

Отправлено: 25.08.09 03:02. Заголовок: Как интересно распол..

Как интересно расположились слушатели. Людовик обратил внимание на то, как переглядывались между собой сидевшие за столом и стоявшие вокруг гости.
Кажется, мадам де Ланнуа не прочь сделать внушение своему крестнику, или кем ей приходился маршал?
Матушка не сводит задумчивый взгляд со своей кузины, королевы Английской. Видимо, его ответ о том, что герцогиня Орлеанская отправилась во дворец для репитиции, вовсе не успокоил ее.
Олимпия не сводила глаз с него. Но... нет, быстрый молниеносный взгляд. Луи попытался проследить, в чью сторону смотрела графиня, но его глаза встретились с голубыми прозрачными как озеро в ясный день глазами девушки, сидевшей рядом с маршалом дю Плесси-Бельером.
Какой красивый разрез глаз. Они кажутся огромными и глубокими. А бархат длинных ресниц оттеняет их.
Где же маршал находит такие создания? Кто она? Он кажется представил ее вместе со второй девушкой, которая что-то отвечает графу де Сент-Эньяну. Воистину, за столом сидят произведения искусства, шедевры самого творца. Какая яркая.
Ее он видел уже утром, когда она приехала за Генриеттой-Анной к Павильону Дианы.

Людовик повернулся к Олимпии. Ее глаза светились счастьем. Как заразительно. Весело. Словно и не было того неприятного объяснения между ними. Он угадал в ее улыбке дерзкое желание пренебречь этикетом. Это было то же самое желание, что испытывал и он сам.
Молчаливый и выразительный взгляд синих глаз короля встретился с огненно-черными глазами его фаворитки. Ах, если бы никого не было рядом! Если бы никто не следил за ними жадными взглядами.

Маршал начал свой рассказ к несказанной радости Людовика. Все тотчас же обернулись в его сторону в ожидании шуток и сенсационных признаний. И он не подвел, разогревая интерес публики с каждой фразой. Людовик снова повернулся к де Суассон, пользуясь недолгой свободой, чтобы наконец оценить ее охотничий костюм. Видно было, что графиня подготовилась к их встрече с особым тщанием. Со вкусом подобран фасон несколько необычный и смелый, несомненно новый и никем еще не придуманный кроме нее самой. Ленты и шнуры аккуратны и продуманны. Ничего лишнего, и все же, так привлекательно. И цвет. Небесно-голубой, его любимый. Как неожиданно хорошо он сочетался с его собственным костюмом.
Будь за столом его брат, он не упустил бы случая съязвить о хорошем вкусе Его Величества в делах охоты и в нарядах.
Кстати, где он? Ни его, ни его миньенов за столом и среди гостей не видно.
Брови короля поползли к переносице, а взгляд стал тяжелым, когда он более пристально вгляделся в лица вокруг себя. Никого из свиты герцога Орлеанского не было. Неужели Филипп позволил себе демонстративно отбыть с охоты, даже не сказав ничего королю?
Подозрение еще более ужасающее пронзило его сознание. В груди стало жарко и невыносимо. А если молодой муж решил воспользоваться тем, что король занят охотой и гостями, и последовал вслед за принцессой во дворец?

Король едва не произнес греховное ругательство. Как раз в эту минуту его взгляд пересекся с суровым взглядом лейтенанта королевских мушкетеров. Мог ли граф Д'Артаньян читать мысли короля, или он тоже был разозлен каким-то обстоятельством, но его губы беззвучно произнесли точто такое же ругательство. Луи мог поклясться, что это было так.

- Нас встретили прекрасные черноокие цыганки с недурственным вином и цыгане, превосходно игравшие на скрипках. О нет, я не мог отказать себе в удовольствии потанцевать, - рассказывал тем временем дю Плесси, ничуть не обращая внимания на минутную вспышку гнева в глазах короля.

Так это он был у цыганок. О, немудрено, отчего так притихли придворные пташки.
Луи вдруг повеселел, глядя на  лица дам. Одни, вытянувшиеся в удивлении, и другие зардевшиеся румянцем. Реакция мужчин была более сдержанной, но и среди них король отметил многих, кто заинтересованно сосредоточился на истории маршала.
Не удивлюсь, если сегодня же вечером эту гадалку привезут в чью-нибудь приемную для ворожбы.

От сердца отлегло. Да и отчего, в самом деле? Франсуа де Виллеруа отвез принцессу и ее фрейлину с эскортом королевской гвардии, а следом за ними во дворец отправился генерал де Руже. Ничего не могло произойти.

Дю Плесси-Бельер почти закончил свой рассказ:
- Ну, дальше уже не так интересно, Ваше Величество. Каждый из нас получил свою долю прорицаний. По-моему, все остались довольны.

- Благодарю, маркиз. Несомненно, Вы первый мастер при нашем дворе по части умения попасть в интересные переделы и найти приключения на свою голову. Однако, - уловив недовольный взгляд матушки, король завершил свою благодарственную речь немного суровее, - Однако, вовсе не стоило подвергать такому риску молодых барышень. Неизвестно, что могло ждать Вас среди цыган.

Какая интересная бутоньерка красуется у месье маршала на перевязи. Людовик разглядывал серебристую бутоньерку с букетиком синих фиалок, свежих и так не вязавшихся с военным мундиром дю Плесси-Бельера.

- Я вижу, друг мой любезный, что очаровательные цыганки не отпустили Вас с пустыми руками, - громко рассмеявшись, Людовик добавил, - Надеюсь, что они позволили Вам сохранить Ваше сердце? Ведь поговоривают, что в отличие от разума, который Вы легко теряете при осадах, сердце ваше всегда с Вами, не так ли?

Так и не притронувшись ни к одному из расставленных перед ним явств, король поднялся из-за стола. Обед прошел хорошо. Король был доволен. Как обычно, он вовсе не замечал, что для многих, например, для маршала, который все время был занят рассказом, обед вовсе и не начался. Людовик XIV славился своим аппетитом. Но в этот раз возбуждение и желание поскорее отделаться от толпы свитских и гостей взяли верх над голодом.

- Лионель!

Как из под земли перед ним выросла коренастая фигура лакея.

- Все ли готово?

- Все, Ваше Величество.

- Извольте быть там.

Лионель только поклонился и исчез также внезапно как и появился, словно растворясь в воздухе. Смешался с толпой и поспешил прочь.

- Дамы и господа, как только егеря сообщат о успешном поднятии зверя, мы двинемся во второй гон, - он снял с безымянного пальца перстень и поднял перед собой, - Вот этот аметист достанется тому, кто получит первый трофей! По сигналу месье Главного Ловчего мы выступаем, господа. Прошу всех быть готовыми.

Ажиотаж и громкие восклицания заглушили его голос, когда он, глядя в глаза Олимпии, заговорил с ней.

- Я думаю, что мы о многом не успели поговорить, графиня. Пусть другие ловят свою удачу и завоевывают трофеи, - его блестящие глаза в упор смотрели в ее глаза, стараясь прочесть в них именно тот ответ, который он хотел услышать. Так и не задав свой вопрос, король предложил руку графине де Суассон и вместе с ней вышел.

Пусть думают, что угодно. Он лишь кивнул маршалу и графу де Сент-Эньяну, давая им понять, что они были ответственны за продолжение охоты. План был прост. Как и всегда, когда Людовик предпринимал что-то один, без помощи своего затейливого друга-маршала. Вся кавалькада выедет в лес, и как только гончие возьмут след, он и графиня отстанут от всех. Ему необходимо это время.

15

Отправлено: 26.08.09 16:13. Заголовок: // Долина Ветров, ил..

// Долина Ветров, или Лужайка с Ручьем, что в лесу Фонтенбло. 2//

Лейтенант как раз успел подойти к королевскому столу, когда маршал дю Плесси-Бельер начал свой рассказ. Все еще занятый своим недовольством и мыслями о предстоящем втором гоне, граф не придал значения похождениям бравого маршала. Вместо того, чтобы вести расследование, как он пообещал накануне, маркиз только и делал, что развлекался в обществе наивных дебютанток. Вчера его видели с одной из новеньких фрейлин принцессы Английской, сегодня он уже с двумя другими. "Тысяча чертей, что занимает его больше - собирание коллекционных трофеев из девичьих сердец, или безопасность короля? Хотел бы я знать, какую басню он придумает для меня и де Варда? Нам лгать не нужно... что там про застрявшую карету?"
Когда до ушей графа отчетливо донеслись слова "цыгане" и "табор", он насторожился. Табор у Барбизона? Да ведь его мушкетеры прочесали всю округу в поисках Цыгана... и не встретили ни одного хоть мало мальски похожего. И тут маршал за королевским столом так запросто рассказывает о встрече с цыганами... да еще и целым табором.
"Три тысячи чертей!"
Рука невольно потянулась к груди, чтобы осенить себя крестным знамением, когда с губ лейтенанта едва не сорвалось самое греховное проклятие, которое только имелось в родном беарнском наречии. Господин маршал или непроходимо глуп... или умен как тысяча чертей. Он так спокойно и весело рассказывает... А не ему ли адресовано это похлопывание перчаткой по столу? Возможно, маршал опасается говорить с ним лично, но дает сигнал... более того, передает сведения, которые так важны для него? Но что же он мог найти в таборе?
Смех. Недоверчивые взгляды кавалеров, неодобрительные покачивания головами статс-дам. Королева-мать поджала губы. Лицо ее явно выражало сомнения.
Был ли маршал в таборе с этими юными девушками или нет, трудно было сказать. Но лейтенант ясно понял, что ему необходимо проверить все самому.
Он огляделся, ища глазами де Ресто. Тот еще не вернулся. Кому же перепоручить охрану королевской свиты? Глаза Д'Артаньяна набрели на спокойное лицо де Сент-Эньяна, тихо говорившего что-то Августе Блюм, сидевшей рядом с ним.

16

Отправлено: 26.08.09 17:08. Заголовок: Граф мягко сжал руку..

Граф мягко сжал руку леди Эрендел. Его взгляд твердо и бесприкословно просил ее не возражать. В самом деле, какая малость попросить лейтенанта Д'Артаньяна велеть своим людям разыскать эту гадалку и привезти ее во дворец. Де Сент-Эньян посмотрел в сторону графа Д'Артаньяна. Лицо гасконца выражало изумление из-за рассказа дю Плесси-Бельера, но кроме обычного удивления, граф заметил в глазах лейтенанта знакомые огоньки - так горели глаза гончих, напавших на след оленя и нетерпеливо рвущихся преследовать его. Кажется, для планов с цыганкой возражений не будет. Де Сент-Эньян улыбнулся.

- Милая леди, если я решил сделать что-то, то обязательно сделаю. И это ни в коем случае не напрягает меня.

"Напрягает", - де Сент-Эньян улыбнулся уголками губ, смакуя превосходное вино, поданное к обеду, - "Какие странные слова подбирают англичане... впрочем, юная мадемуазель могла и перепутать"

Король поднялся из-за стола. Его слова, а более их, взгляды, которые он дарил графине де Суассон, не предвещали ничего хорошего. Очередная авантюра любвеобильного молодого льва. Ага, так и есть. Король посмотрел на графа де Сент-Эньяна и на стоявшего рядом маршала так, словно подбадривал их перед охотой за почетным трофеем и наградой.

- Вечером я устрою эту встречу для Вас. Ва время маскарада вряд ли обратят внимание на появление цыганки. А сейчас, мадемуазель, пожелаете ли Вы остаться, или примкнете к охотникам?

Король уже поднялся и после краткого напоминания о продолжении охоты, собрался уходить. Помня о своем обещании, данном маркизу де Курсийону, граф поклонился Августе. Он прекрасно видел в глазах Людовика желание уединиться с графиней и понимал, что если упустит момент, то вряд ли увидит короля до самого балета, когда будет уже не до того.

- Прошу простить меня на всего одну минуту, сударыня.

Стараясь не задеть никого из столпившихся вокруг королевского стола придворных дам и господ, де Сент-Эньян поспешил к королю. Последние несколько шагов он сделал почти бегом, пренебрегая строгим протоколом.

- Ваше Величество, прошу простить меня, что отвлекаю Вас, - он поклонился в почтительном поклоне перед королем и шествовавшей под руку с ним графиней де Суассон, - Я только хотел доложить Вам о прибытии ко двору маркиза де Курсийона. Я помню, что Ваше Величество изволили сетовать на его долгое отсутствие. Если Вы позволите, то я назначу маркизу аудиенцию от Вашего имени, Сир. Когда Вам будет угодно видеть его.

17

Отправлено: 26.08.09 19:09. Заголовок: Граф весьма красноре..

Граф весьма красноречиво дал ей понять, что его спонтанное решение привести во дворец "эту женщину" уже не подлежит пересмотру, поэтому ей ничего не оставалось сделать, как подчиниться воле старшего и авторитетного знакомого, и мило улыбнуться в ответ: как сказали, мол, так пусть и будет, а Ваше внимание очень лестно и делает честь. К тому же, гадание будет неплохим поводом отвлечься от неприятных переживаний, связанных с маркизом дю Плесси...
-- Я останусь здесь, если Ее Высочество не пожелает призвать меня к себе, - ответила Августа на его вопрос. - Я не люблю охоту, и госпожа знает, почему. Ее Высочество очень великодушна, и навряд ли будет принуждать своих подданных к развлечениям, которые мне ненавистны. Я с гораздо большим удовольствием буду смотреть балет, чем созерцать вопли и предсмертную агонию раненого оленя.
Девушка решила, что ее доводы и аргументы насчет ее нелюбви к охоте, звучат недостаточно убедительно, и она решила добавить то, что считала нужным.
-- Трудно получать наслаждение от крови и убийств, когда насмотрелась веселеньких зрелищ на родине... Еще свежа кровь Карла Стюарта, пролившаяся на эшафоте. Мне трудно поверить в то, что это действительно было, а не превиделось в страшном сне.
До сих пор ее мучили тяжелые ночные кошмары о событиях тех кровавых лет. Ей снилась война, снилось, как отец каждый день отправлялся "защищать Его Величество до последней капли крови", снились непрекращающиеся бои, и случалось, она даже просыпалась от собственного крика посреди ночи. Но в эту ночь она спала на удивление спокойно и даже снов не видела. Или видела, но какие-то добрые и светлые. Августа с трудом удержала тяжелый вздох, как только в ее памяти вновь ожило увиденное в Розарии.

18

Отправлено: 27.08.09 23:58. Заголовок: Франсуа деСент-Эньян..

Франсуа деСент-Эньян
Франсуа-Анри

Ора уже устала удивляться чудесам, слишком уж много их случилось за сегодняшний день. К тому же, как знать, не было ли любезное предложение графа обычной данью учтивости? Но даже если и так, что мешает ей ответить "да"? Разве что опасение увидеть секундное замешательство в этих внимательных глазах, ведь не может же этот серьезный и столь близкий к королю вельможа на самом деле хотеть потратить свой вечер на маленькую провинциалку. И потом, что скажет на это мадам… де Сент-Эньян? Мысль о гипотетической графине, мечущей в дерзкую фрейлину молнии из грозовых туч в компании суровой мадам де Лафайет, так развеселила Монтале, что ей пришлось спешно прикрыть ладошкой свой смешливый ротик, полный нежного перепелиного мяса, дабы, не приведи господи, не оконфузиться перед всеми этими господами и дамами, что так откровенно и бесцеремонно разглядывают спутниц маршала. Проглотив кусочек дичи и поборов неуместное веселье, она ответила графу со всей возможной вежливостью.

- Благодарю Вас, Ваша Светлость, но мне бы очень не хотелось лишний раз привлекать внимание мадам де Лафайет к моей и без того нескромной и чересчур заметной персоне. Да и нехорошо получится, если из всех фрейлин на маскарад пустят только меня. Но если бы… - Ора скромно потупилась, пряча озорные искорки в глазах, - если бы Вы замолвили за нас словечко перед Ее Высочеством, когда будете с ней танцевать! Мадам очень добра и наверняка разрешит всем нам присоединиться к ней на маскараде, что бы ни думала на этот счет графиня де Лафайет. И вот тогда, ежели Вы еще вспомните про мою скромную маленькую особу, я с удовольствием составлю Вам пару. Если, конечно, узнаю Вас под маской.

Тут Монтале не выдержала и лукаво улыбнулась, всем своим подвижным личиком давая понять, что узнает господина де Сент-Эньяна, даже если он оденется турком и спрячется под густой бородой и усами. На этом храбрость временно покинула отважную мадемуазель, и она скромно потупила очи в белоснежную скатерть, дабы не отвлекать графа от расставленных перед ними кушаний и сидящей рядом леди Эрендил.

Веселая сказка, которую без запинки излагал маркиз дю Плесси, одновременно смешила и пугала Ору. Спокойно выдохнуть она смогла лишь тогда, когда поняла, что маркиз не собирается рассказывать королю о том, что именно напророчила им гадалка. Но тут ее тонкий слух, хорошо натренированный в кулуарах сонного замка Блуа, где все по-настоящему интересные беседы велись исключительно шепотом, уловил разговор Сент-Эньяна с Августой, заставивший бедняжку Монтале вновь лишиться покоя. Неужели граф и вправду приведет гадалку в замок? А вдруг та проговорится, что дю Плесси вовсе не было с ними в таборе? Причин, по которым маршал хотел скрыть свое возвращение в Фонтенбло, Ора не знала, но по тому, с какой настойчивостью он просил не раскрывать его секрет, чувствовала, что это почему-то очень и очень важно. Настолько важно, что маршал не задумался солгать самому королю и королеве-матери.

Смеются и перешептываются. Монтале обвела взглядом сидящих за столом и толпящихся за их спинами придворных. Судя по блестящим глазам дам и некоторых кавалеров, молодую гадалку захочет увидеть не одна Августа. Но на кого она собирается гадать? Ора украдкой покосилась на маркиза дю Плесси, который с невозмутимым видом выслушивал мягкий и совсем не страшный реприманд Его Величества. Аппетит у нее пропал совершенно, и девушка беспокойно ерзала на стуле, гадая, как незаметно сообщить маркизу о риске быть уличенным во лжи. И не кем-нибудь, а дамой сердца. Не Августу ли имел он в виду, говоря о той, кто сумеет полюбить его за недостатки? Ора улыбнулась и едва заметно покачала головой, вспомнив слова гадалки. Время придет, и сердце подскажет.

Король вдруг поднялся из-за стола, и тут же вся толпа придворных зашевелилась и задвигалась. Воспользовавшись общей сумятицей, Монтале тихонько коснулась руки маршала, пытаясь привлечь его внимание, и прошептала в надежде, что ее не услышат ни встающий вслед за королем де Сент-Эньян, ни мадемуазель Блюм.

- Ваш рассказ так всех впечатлил, что сегодня вечером наша бедная гадалка будет в замке. Леди Эрендил тоже желает узнать свою судьбу. И, боюсь, не только она.

Она уныло вздохнула и опустила глаза, опасаясь встретиться взглядом с первой статс-дамой Мадам.

- А вот мне и гадалка не нужна, чтобы прозреть собственную печальную участь на ближайшие дни. Но зато, - Монтале посветлела лицом, - зато у нас было Приключение!

Да-да-да, пройдут годы, и на старости лет они с Луизой будут с гордостью рассказывать внукам, как обедали с самим королем! А за это можно и немножечко пострадать. В конце концов, мученический венец сплетен не из чего-нибудь, а из самых настоящих роз. С преострыми шипами и такими красивыми, ароматными цветами, что можно позабыть и про уколы.

19

Отправлено: 28.08.09 11:34. Заголовок: Да Вам бы сказки пис..

Да Вам бы сказки писать, а не армиями командовать, господин маршал!
Королева-мать иронично усмехнулась и отрезала еще один ломтик нежной, сочной оленины. Шутливый рассказ маршала звучал достаточно правдоподобно, и ее зоркие глаза напрасно переходили с его лица на лицо де Суассон в поисках хоть какого-то намека на сговор. Графиня, похоже, вовсе не слушала маркиза и улыбалась королю так откровенно и чувственно, словно за столом кроме них двоих более никого и не было. Не удивительно, что Луи не проглотил ни кусочка и поднялся из-за стола, бросив салфетку, как только дю Плесси-Бельер завершил свое повествование о приключении с цыганами. Зов плоти сильнее голода.

Надо отдать должное маршалу, рассказ о гадалке, появившейся в двух шагах от замка, вызвал понятное оживление среди придворных, особенно дам. На какое-то мгновение даже Анне пришла в голову мысль, что неплохо было бы… Но нет, что она может услышать от простой цыганки? Ее смерть рядом, и Анне совсем не хочется знать, когда они встретятся.

Королева-мать машинально коснулась рукой груди. Сегодня боль почти не мучила ее, и Анна была благодарна за подаренную ей передышку. Почему-то вспомнился покойный кардинал. Джулио страстно верил в гороскопы и предсказания и не жалел денег на астрологов и гадалок. И что? Вот уже почти месяц, как он оставил ее, и ни один гороскоп не помог ему обмануть смерть. Анна вздохнула, вспомнив о своих деньгах, утекавших в руки астрологов в обмен на предсказания, в которых звезда ее сына ни разу не сошлась со звездами сестер Манчини. Бедный Джулио, он верил астрологам больше, чем ее угрозам поднять против него всю Францию, если он не оставит попыток посадить на трон одну из своих племянниц. Но суть ли важно, что победило – угрозы или обман? Испанский брак состоялся, и это главное.

Анна кивнула сыну, игнорируя итальянку, которая бесстыдно изображала из себя королеву в отсутствие законной хозяйки трона. Женское чутье подсказывало ей, что намек, брошенный Фуке, не был плодом воображения суперинтенданта. Если бы она могла вывести графиню на чистую воду! Мысли вновь вернулись к маршалу, и Анна Австрийская медленно поднялась из-за стола, прямая и величественная, как всегда. Людовик явно спешил вновь оказаться в лесу, где так легко потеряться, одному или вдвоем. А это значит, что у нее совсем немного времени на беседу с дю Плесси.

- Моттвиль, проводите меня в шатер, мне нужно отдохнуть, - она оперлась на руку камеристки, дежурившей за ее креслом, и обвела взглядом придворных. - Дамы и господа, прошу вас, угощайтесь.

Последняя просьба была пустой данью вежливости: Анна хорошо знала, что уход королевских особ служит сигналом для всех, кто в их присутствии не смеет приблизиться к столу. Что ж, изысканные блюда господина Вателя не пропадут без дела. Она отыскала метрдотеля Фуке в толпе и ободряюще улыбнулась ему. Ватель был бледен. То, что король не стал пробовать предложенные ему кушанья, не прошло незамеченным. Королева-мать сделала ему знак приблизиться.

- Ваша оленина превосходна, мэтр Ватель. Вы не устаете поражать и восхищать нас, - взгляд ее упал на поднос в руках лакея, тенью следовавшего за Вателем. – Что это? Виноград в апреле? О, да Вы настоящий кудесник, мэтр. Я непременно выражу свое восхищение господину виконту де Во. Велите подать мне фрукты в шатер. Моттвиль, Вы вздыхаете? Не отрицайте, я слышала этот жалобный вздох. Но не отчаивайтесь, моя милая, я непременно угощу Вас этим чудом.

Анна Австрийская благостно кивнула склонившемуся в поклоне кулинару и медленно поплыла в королевский шатер, стараясь не слишком заметно опираться на руку старой подруги и наперсницы. Обещание неожиданного лакомства несколько смягчило мысли о предстоящем ей тягостном разговоре.

20

Отправлено: 28.08.09 17:57. Заголовок: История возымела усп..

История возымела успех. Отчасти из-за необычного для двора приключения с цыганами, отчасти благодаря природному обаянию и самоуверенности маршала.
Он бросил короткий взгляд в строну графини де Суассон. Ее глаза молчали. Более не глядя прямо в лицо Олимпии, маршал уже внимал короткому не слишком суровому реприманду Его Величества.
Фиалки? Боже... Рука инстинктивно прижала маленький букетик, закрывая его от любопытных глаз, уставившихся как по команде на его перевязь.

- Это моя маленькая слабость ко всякого рода символам и оберегам... Еще со времен войны с Испанией. Говорят, что первоцветы оберегают от наветов, - наглость - второе счастье, а вместе с легкомысленным непринужденным смехом она может быть вполне простительной.

Услышав смешливый голос де Монтале, он улыбнулся ей в ответ. Предупреждающий шепот девушки заставил насторожиться.

- Милая Ора, надеюсь, я не позволил себе ничего лишнего? - его глаза смеялись, но голос был также серьезен, как когда он говорил с ней в карете.  Он не предполагал, что кому-то придет в голову повторить подвиг двух фрейлин Ее Высочества, а тем более приглашать цыган во дворец.

- Я постараюсь разузнать о своей судьбе до того, как кто-либо еще захочет сделать это за меня.

Рука девушки буквально утонула в его широких ладонях. Он наклонился и поцеловал ее с шутливой улыбкой в уголках глаз. Совсем как в юности, когда разыгрывал перед сестрами спекатакль, передразнивая их воздыхателей из числа провинциальных дворянчиков, искавших места при дворе и более близкого знакомства с семейством де Руже.

- Спасибо. Вы выручаете меня, сами не ведая того. Обещаю, что не останусь в долгу и обязательно замолвлю за Вас словечко перед мадам де Ланнуа. Герцогиня слывет лучшей укротительницей драконов при дворе.

Ослышался ли он, или действительно Ора предупредила его о том, что именно Августа собиралась вызвать цыганку для разговора? Все это время он старался не встречаться взглядом с мадемуазель Блюм. Он прекрасно понимал, что она могла быть заинтересована в выяснении отношений. Возможно даже, что она считала, что вчерашний тет-а-тет и недвусмысленное положение, в котором она оказалась, проведя ночь в его спальне, налагали на него некоторые обязательства по отношению к ней.
Как, однако, жизнь любит подкидывать сюрпризы в самый неподходящий для того момент. И никогда не бывает, чтобы один...

- Милые дамы, я благодарен судьбе за самый приятный полдень. Надеюсь на скорую встречу. Теперь я вынужден откланяться, - он весело подмигнул Оре и оставил ее вместе с Луизой де Лавальер в обществе степенного де Сент-Эньяна. Лучшего и придумать было невозможно - теперь мадам де Лафайет потребовалось бы иметь дело с графом, если бы она пожелала немедлено добраться до своих подопечных.

Маркиз проводил взглядом спешившего удалиться короля. На левой руке Его Величества покоилась рука Олимпии де Суассон. По виду Людовика можно было догадаться о его планах на предстоящие часы. И они вовсе не включали отчеты о расследованиях, и кажется, даже и самого маршала. Король явно тяготился обществом придворных.
Мысли, чувства, совсем недавнее еще ощущение тепла лучившегося во взгляде, обращенном к нему, слова...
Как быстро все может омрачиться в глазах, стоит только дать волю своему сердцу раскрыться даже на один миг. Но  невозможно допустить эту роскошь. 
Он заметил, что герцогиня де Ланнуа сурово смотрела в его сторону, всем своим видом давая понять, что маршала ожидает далеко не праздная беседа о погоде и первоцветах. Он поспешно подошел к ней и склонился к сухой руке.

- Мадам, теперь я всецело в Вашем распоряжении. Если Вам будет угодно доложить обо мне Ее Величеству, я готов следовать за Вами.

Приняв руку герцогини, Франсуа-Анри степенно пересекал собравшуюся на Королевском Холме толпу, продвигаясь в сторону второго шатра, предназначенного для отдыха королевы-матери. По пути он с любезным видом отвечал улыбками и кивками на приветствия и комментарии его рассказу.
О да, дамы рады были услышать, что его сердце пока еще свободно, а кавалеры были рады, что этот полдень маршал провел не в обществе их пассий.

- Надеюсь, Ваша Светлость заступитесь за этих девушек - мадемуазель де Монтале и мадемуазель де Лавальер. Поверьте, в интересах моего расследования, чтобы их не расспрашивали о подробностях этого полудня. Клянусь честью, им совершенно нечего добавить к моему рассказу... До надлежащего времени.


Вы здесь » Король-Солнце - Le Roi Soleil » Фонтенбло. » Долина Ветров. Королевский холм. 2